Guns.ru Talks
мужской разговор
новый Рим, закат истории ( 1 )

тема закрыта

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 8 :  1  2  3  4  5  6  7  8 


Автор
Тема: новый Рим, закат истории
дезерт игл
10-10-2016 17:15 дезерт игл
Новый Рим или старые призраки Апокалипсиса и закат истории
введение
На написание этого произведения, меня подтолкнула работа Умберто Эко 'Новое средневековье', в не кратко в форме эссе проводятся параллели между Римской империей и ее падением и современным западным миром.
Конечно глупо отрицать тот факт, что Запад многое перенял от Рима, взять хотя бы римское частное право, которое до сих пор является основой правовой системы многих западных стран. Также следует отметить, тот факт что высказывание 'история развивается по спирали' актуально как никогда для нынешнего 2016 года.
Итак вкратце по главам, используя структуру работы Эко я проведу свой анализ параллелей между Римом и современной Западной цивилизацией.
Это не критика работы Эко, скорее внутренний диалог, с к сожалению уже умершим автором этой блестящей и небезынтересной работы.

edit log

дезерт игл
10-10-2016 17:17 дезерт игл
1. Новые варвары и гражданство
В 212 году император Каракалла издает эдикт, согласно которому все жители РИ получают римское гражданство. Трудно недооценить этот факт имеющий катастрофические(хотя и отдаленные) последствия для Римской империи.
Что же побудило к эдикту? Давайте обратимся к историкам
Эдикт Каракаллы или 'Антонинов указ' (лат. Constitutio Antoniniana - 'Конституция Антонина') - указ римского императора Каракаллы 212 г., предоставлявший римское гражданство всему свободному населению империи. Преследовал в первую очередь фискальные цели, а именно охватить всех подданных налоговой системой и увеличить базу для комплектования армии, поскольку в легионах имели право служить только полные римские граждане.
До 212 г. полное римское гражданство имели только жители Италии, однако ряд городов и поселений в прочих провинциях имели права римского гражданства. Прочие рассматривались как латинские граждане или перегрины. Мотивы, побудившие императора издать этот указ, остаются неясными, попытки связать их с заговором Геты неубедительны.
Из современников об указе упоминает только Дион Кассий ('Римская история', книга LXXVIII, глава 9), порицая императора. Текст указа сохранился в грекоязычных папирусах, и реконструируется следующим образом:
'Император Цезарь Марк Аврелий Север Антонин Август говорит: (теперь же следует отсрочить всякие жалобы, устные и письменные, чтобы я поблагодарил бессмертных богов, что они этой победой: меня сохранили невредимым. Я полагаю, что я лучшим и наиболее благочестивым образом удовлетворю величие богов, если я всех чужестранцев, когда бы они не вошли в круг моих подданных, приобщу к почитанию наших богов. Итак, я дарую всем чужестранцам во всей вселенной римское право гражданства, за исключением тех, кто происходит от сдавшихся. При этом я сохраняю все государственно-правовые различия существующих общин'[1].
В интерпретации этого текста затруднение вызывает термин 'сдавшиеся' (лат. dediticii). Мнения современных историков по этому вопросу разделились. По мнению одних, все коренные жители римских провинций были в правовом отношении дедитициями, поэтому эдикт Каракаллы их практически не касался. Другие полагали, что этот термин приложим лишь к жителям тех территорий, где римляне не позволяли создавать городские советы самоуправления. Эти районы управлялись непосредственно римской администрацией и не представляли общественного целого в правовом смысле. Там, где римляне разрешили создание городских советов самоуправления, народ назывался не дедитициями, а 'перегринами', то есть чужестранцами, и в соответствии с эдиктом Каракаллы имел права на римское гражданство. Третьи считали, что императорский эдикт предоставлял римское гражданство всем обитателям империи. Дедитициями, скорее всего, могли быть варвары, обитающие в пограничных областях, иностранцы, пребывающие в пределах Империи временно, а также те из вольноотпущенников, чье освобождение представлялось не совсем ясным с правовой точки зрения.
В эту же категорию входили обитатели территорий, где было мало полисов (например, Палестина или римский Египет, где полисы утратили самоуправление), поэтому, по сути дела, в положении обитателей провинций ничего не изменилось.[2] Это же является причиной, по которой современники не придали указу большого значения.

Таким образом, получив римское гражданство, обитатели огромной Имперрии(от Гибралтара до Ближнего Востока) громко заявили о себе как политическая сила.
Теперь посмотрим на Новы мир 21 века. А именно альянс США и ЕС, по территории и численности даже превосходящий РИ а по влиянию на мир не устпающий.
Законы о миграции и беженцах, стали приниматься на уровне ЕС еще с начала 00х годов, однако на настоящий момент ЕС столкнулась с серьезной проблемо. Обратимся к политологам
Кризис в ЕС
Два дня подряд - 22 и 23 сентября - высшие инстанции Евросоюза обсуждали исключительно проблему беспрецедентного миграционного потока в Европу, который с начала года уже превысил полмиллиона человек и ежедневно пополняется несколькими тысячами. Попытки бороться с прибытием незаконных мигрантов на национальном уровне уже привели к периодическому перекрытию транспортных переходов между странами ЕС и даже к возведению Венгрией заборов с колючей проволокой на границе с Сербией и Хорватией. Власти Европы понимают, что быстро эту острейшую проблему не решить, но и бездействовать, ограничиваясь общими декларациями, дальше невозможно. При этом в позициях лидеров старой и новой Европы отчетливо проявляются различия в подходах к общим ценностям, европейской солидарности и понятию национального суверенитета.
22 сентября Совет министров внутренних дел ЕС в очередной раз рассматривал предложение Еврокомиссии о распределении беженцев по страновым квотам, что призвано облегчить нагрузку на те государства Евросоюза, куда прежде всего попадают мигранты. Ранее предложение об обязательных квотах не проходило. На этот раз речь шла о распределении квот по расселению в странах ЕС дополнительно 120 тысяч беженцев, прибывших в Италию и Грецию с Ближнего и Среднего Востока и из Африки. Единодушия не обнаружилось и во вторник, но впервые вопрос был поставлен на голосование. Предложение о квотах нашло поддержку у подавляющего большинства стран Евросоюза. Против выступили Чехия, Словакия, Венгрия и Румыния; Финляндия воздержалась. Польша, которая изначально собиралась проголосовать против, изменила свою позицию.
Руководители Еврокомиссии тут же заявили, что решение, принятое квалифицированным большинством, является обязательным для всех. Замглавы ЕК Франс Тиммерманс подчеркнул, что одобренный Евросоюзом в 2009 году Лиссабонский договор предусматривает принятие решений в Совете ЕС не только на консенсусной основе, как раньше, но и путем голосования. Тем не менее, власти Словакии, квота которой должна составить всего 1,5 тыс. человек, объявили о намерении опротестовать решение Совета министров внутренних дел в суде ЕС в Люксембурге. 'Мы суверенная страна и отвергаем диктат большинства в столь чувствительной сфере', - заявил словацкий премьер Роберт Фицо. До этого Фицо высказывался в том смысле, что Словакия согласна принимать беженцев-христиан, но не мусульман.
От экстренного саммита Евросоюза, который собрался на следующий день для обсуждения программы мер по урегулированию миграционного кризиса, также ждали острых разногласий, но этого не произошло. Непосредственно на саммите ни один из глав государств и правительств 28 стран-членов ЕС не стал оспаривать принятое решение по квотам. В этой связи президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заметил, что переговоры проходили в 'лучшей, чем ожидалось' атмосфере. В кратком итоговом заявлении европейских лидеров говорится: 'Мы все признали, что сможем справиться с этим вызовом, только работая вместе, в духе солидарности и ответственности'.
Тем не менее, в кулуарах саммита противоречия в позициях явственно давали о себе знать. Представители старого ядра Евросоюза не скрывали возмущения эгоистичной политикой восточноевропейских стран и поднимали вопрос о возможности финансовых санкций. Так, Франсуа Олланд настаивал на том, что 'Европа - это общие ценности, принципы, и кто не уважает их, должен думать о своем пребывании в ЕС'. Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель выразил довольно популярную точку зрения: 'Недопустимо, что некоторые европейские страны видят в ЕС 'банкомат' для финансирования своего развития и в то же время систематически отказываются проявлять солидарность... Да, их надо наказывать. Либо вы выполняете все решения, принятые на уровне ЕС, либо вы против. Тогда должны платить по счетам, а счета - это штрафные санкции'. Канцлер ФРГ Ангела Меркель не была так категорична, но все же отметила, что строительство стен и заборов между странами ЕС не решит проблемы. Главный национал-популист Евросоюза, венгерский премьер Виктор Орбан не замедлил ответить: 'Если им не нравятся заборы, тогда мы можем беспрепятственно пропускать мигрантов через свою территорию в Австрию и Германию'.
В то же время крайняя обеспокоенность неуправляемым наплывом мигрантов и осознание необходимости предпринять какие-то срочные шаги объединяли на саммите всех. Даже в Германии, самой открытой для беженцев стране и самой притягательной для них, стала проявляться усталость от нарастающего притока соискателей заветного статуса. Едва ли случайно, что в начале сентября по собственному желанию уволился глава миграционной службы ФРГ. Перед этим он заявил, что в стране накопилось более 250 тысяч прошений об убежище, и чтобы разобраться с ними, потребуется набрать дополнительно 9 тыс. сотрудников. Бундестаг заканчивает рассмотрение законов об урезании пособий для беженцев и расширении полномочий полиции по депортации тех, кому в убежище отказано. Ангела Меркель в своих комментариях после саммита отмечала, что экономическим мигрантам необходимо дать ясно понять, что они не получат в Европе защиты, на которую рассчитывают, что мигрантов, признанных не соответствующими критериям беженца, следует незамедлительно выдворять обратно, а лица, получившие статус беженца, не имеют права выбирать страну пребывания.
Обращает на себя внимание, что меры, согласованные на экстренном саммите Евросоюза, нацелены на такую помощь мигрантам, которая снизила бы их приток на континент. В частности, главы государств и правительств ЕС договорились о выделении в качестве помощи беженцам в регионе Ближнего Востока дополнительно 1 млрд. евро через Всемирную продовольственную программу и Верховный комиссариат ООН по беженцам. В качестве ответа на сирийский кризис предполагается нарастить финансовую помощь Ливану, Иордании и Турции, в которых ютятся миллионы беженцев из Сирии, через значительное увеличение регионального трастового фонда ЕС. Предлагается усилить диалог с Турцией на всех уровнях, в том числе во время визита в Брюссель 5 октября президента Эрдогана, с целью укрепления сотрудничества в деле управления миграционными потоками и их снижения. Предусмотрена помощь западнобалканским странам, через которые на территорию Евросоюза сейчас передвигается львиная доля мигрантов; в частности, с этой целью 8 октября будет проведена международная конференция.
Кроме того, на саммите ЕС было принято решение к ноябрю создать в Греции и Италии, находящихся 'на передовой линии' прибытия мигрантов, центры приема и регистрации беженцев hotspots ('горячие точки'). В этих центрах сотрудники Европейского агентства по безопасности внешних границ (Frontex), Европейского офиса по вопросам убежища (EASO) и Европола будут проводить процедуру установления личности, снимать отпечатки пальцев, регистрировать мигрантов, а затем перемещать их в другие страны ЕС или возвращать в страны происхождения.
Наконец, предусматривается усиление контроля на внешних границах Евросоюза. Для решения этой задачи Frontex, EASO и Европол получат дополнительные средства, персонал и оборудование. Возможно, полномочия контроля над внешними границами будут перенесены с уровня отдельных государств на уровень институтов ЕС. Еврокомиссия должна представить в декабре предложения по созданию Европейской системы охраны границ и побережья.
В целом общий объем ассигнований в 2015-2016 гг., идущих из бюджета ЕС на урегулирование миграционного кризиса, планируется увеличить более чем в два раза - до 9,2 млрд. евро. Впрочем, сами европейские лидеры признают, что согласованные меры не положат конец кризису. По словам председателя Совета ЕС Дональда Туска, 'высшая точка потока беженцев и мигрантов еще впереди'. Тем не менее, Туск подчеркнул, что это всё необходимые меры, которые идут в правильном направлении и призваны 'скорректировать политику открытых дверей и окон'. В свою очередь, Ангела Меркель, выступая 24 сентября в германском бундестаге, отметила, что одобренные на экстренном саммите ЕС меры являются лишь первым шагом и что разрешить кризис вокруг массовой миграции в Европу удастся еще не скоро. Канцлер ФРГ высказала мнение, что в долгосрочном плане проблему беженцев можно решить только на глобальном уровне, в сотрудничестве с Соединенными Штатами, а также с Россией и странами Ближнего и Среднего Востока.
Таким образом, внеочередной саммит Европейского союза показал, что лидеры стран ЕС пусть с опозданием, но осознали масштабы проблемы и проявили бóльшую, чем прежде, готовность к согласованию действий. Можно ожидать, что в ближайшие месяцы в рамках Евросоюза будет идти интенсивная работа, чтобы наконец наполнить миграционную политику объединения реальным антикризисным содержанием.
Таким образом Западная коалиция стран, абсолютно точно повторяет путь Рима, по сути наступаю на те же 'грабли' и принимая в свою культуры, таких же 'новых варваров и чужестранцев' к чему приведет захлестывающий поток новой и старой цивилизации? Посмотрим, ведь падение Рима это не результат его захватов, а прежде всего угасание его культуры:

дезерт игл
10-10-2016 17:20 дезерт игл
2. 'Хлеба и зрелищ!'
Знаменитые Римские законы о бедноте, породили очень интересную прослойку жителей империи, какова она?
'Хле́ба и зре́лищ!' (лат. panem et circenses) - выражение из 10-й сатиры древнеримского поэта-сатирика Ювенала, использованное им для описания современных ему устремлений римского народа. Ювенал противопоставлял эти устремления героическому прошлому:
Этот народ уж давно : все заботы забыл, и Рим, что когда-то
Всё раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки,
Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает:
Хлеба и зрелищ! :[1]
Оригинальный текст (лат.) [показать]
Выражение использовалось для описания политики государственных деятелей, которые, подкупая плебс раздачами денег и продуктов, а также цирковыми представлениями, захватывали и удерживали власть в древнем Риме. Практика субсидирования цен на продукты была введена 'хлебным законом' ещё в 123 году до н. э.

Leges frumentariae (с лат. - 'хлебные законы') - условное название совокупности древнеримских законов, регулировавших государственную политику обеспечения населения хлебом - как с помощью его продажи римским гражданам по сниженным ценам, так и путём бесплатных раздач.
Хотя имеются указания на раннее появление практики хлебных раздач в Риме[1], первый хлебный закон относится к деятельности народного трибуна Гая Семпрония Гракха и датируется 123 годом до н. э. По этому закону каждый римский гражданин мог ежемесячно получать некоторое количество зерна из государственных хранилищ по сравнительно низкой цене в 6⅓ ассов за каждый модий (8,7 литров)[2][3]. В это время в Риме были построены крупные амбары, которые заполнялись зерном, купленным вскоре после сбора урожая по невысоким ценам[4]. Марк Туллий Цицерон обвиняет Гая Гракха в том, что он опустошил казну раздачами, хотя он 'на словах всегда был защитником казны'[5]. Цицерон также сохранил историю о том, что однажды Гракх заметил в толпе получателей дешёвого хлеба бывшего консула Луция Кальпурния Пизона Фруги, активно выступавшего против раздач; на вопрос о том, почему он изменил своё мнение и пришёл за хлебом, тот ответил: 'Я вовсе не хочу, Гракх, чтобы ты делил мое добро между всеми; но раз уж ты за это взялся, то и я хочу получить мою долю'[5].
Аппиан упоминает, что после гибели братьев Гракхов 'уменьшились и раздачи'[6]. Около 101 года до н. э. Луций Аппулей Сатурнин, несмотря на предупреждения о том, что после Югуртинской войны и войны с кимврами и тевтонами казна не сможет вынести нагрузки, предложил новый хлебный закон. Хотя подробности закона неизвестны, считается, что он был принят и фактически восстановил действие хлебного закона Гая Гракха в полном объёме[7]. Тит Ливий упоминает также о проведении десятью годами позднее хлебного закона Марком Ливием Друзом, подробности которого неизвестны[8].
Луций Корнелий Сулла после установления своей диктатуры в 82 году до н. э. отменил хлебные раздачи[9]. После смерти Суллы в 78 году до н. э. поднявший мятеж и потерпевший затем поражение консул Марк Эмилий Лепид сделал восстановление хлебных раздач одним из центральных пунктов своей программы. В 73 году до н. э. законом Теренция-Кассия хлебные раздачи были восстановлены в полном объёме, а число получателей выросло[10]. Гай Саллюстий Крисп сохранил относящующся к 70-м годам речь народного трибуна Гая Лициния Макра к народу (считается, однако, что она не аутентична), в которой он требует борьбы за увеличение объёма хлебных раздач и сравнивает 5 модиев - норму того времени - с тюремным пайком. В 62 году до н. э. Марк Порций Катон Утический снижает цену на предоставляемый по законам хлеб, но его объём по-прежнему составляет 5 модиев[11]. В 58 году до н. э. народный трибун Публий Клодий Пульхр отменил плату за хлеб для законных получателей.
Гай Юлий Цезарь сделал прежние раздачи от имени государства раздачами от своего имени, что впоследствии переняли императоры. При этом раздачи носили характер милости, которую добрый правитель оказывает хорошим гражданам, попавшим в списки (число получателей хлеба было снижено с 320 тысяч до 150 тысяч)[12]. В 58-45 годах до н. э. в Рим привозилось примерно 1,5 миллиона гектолитров зерна ежегодно[13]. В эпоху Империи хлебные раздачи долгое время сохранялись в полном объёме. Известно, что в I-II веках н. э. около 200 тысяч человек получали бесплатный хлеб.
Зависимость римского плебса от раздачи хлеба широко известна по крылатому выражению panem et circenses - 'хлеба и зрелищ'.
Таким образом беднота требовала для себя Хлеба согласно закону, и гладиаторских боев согласно обычаю.
Что же мы видим сегодня?
Беспорядки в Кельне на Новый год, толпы праздношатающейся арабской молодежи по улицам западных городов, являение 'вайт трэш' и гетто в США, все это явления одного порядка с римской беднотой. Метафизического 'хлеба' в виде социальной помощи они получают много, но ведь должны быть еще и 'зрелища' что же выступает в их роли? Давайте посмотрим

дезерт игл
10-10-2016 17:24 дезерт игл
Согласно опросу "Sputnik.Мнения", значительная часть европейцев уверена, что иммиграция приводит к потере рабочих мест коренными жителями. Политолог Евгения Войко считает данные опроса симптоматичными.
По данным опроса в рамках проекта "Sputnik.Мнения", проведенного известной французской исследовательской компанией Ifop и британской компанией Populus по заказу информационного агентства и радио Sputnik, 50% опрошенных жителей Франции, 47% жителей Великобритании и 36% жителей Германии считают, что иммиграция приводит к потере рабочих мест коренными жителями их стран.

При этом почти четверть (24%) жителей Великобритании не смогла ответить на вопрос "согласны Вы или нет с утверждением: иммиграция приводит к потере коренными жителями рабочих мест в пользу мигрантов". Хорошую осведомленность в этом вопросе показали жители Франции и Германии - лишь 5% французов и 6% немцев выбрали ответ "не знаю".

Опрос в Великобритании был проведен компанией Populus c 15 по 21 апреля 2016 года. Опрос во Франции и Германии провела компания IFop с 14 по 18 апреля 2016 года. В опросе приняли участие 3042 респондентов из Германии (989 человек), Франции (1008 человек) и Великобритании (1045 человек). Выборка репрезентирует население страны по полу, возрасту и географии. Максимальная ошибка выборки не превышает 3,1% при доверительной вероятности 95%.

Доцент кафедры "Прикладная политология" Финансового университета при правительстве РФ Евгения Войко считает данные опроса довольно симтоматичными.

"Нельзя сказать, что эти цифры полностью отражают всю картину по Европе, но, тем не менее, они довольно-таки симптоматичны, особенно, на фоне Brexit и событий, связанных с миграцией, которые имели место в прошлом году. Кроме того, сейчас идут различные процессы, связанные с мигрантами. Это говорит о том, что есть определенные опасения у значительной части европейского общества в отношении мигрантов и своей собственной судьбы. И чем дальше, тем больше это недовольство будет расти. Тем более что объективно ситуация с поиском рабочих мест сейчас действительно достаточно сложная. Поэтому эта проблема на самом деле довольно актуальна", - сказала Евгения Войко в эфире радио Sputnik.

При этом, по ее словам, растут запросы самих мигрантов.

"Тем более, когда они наблюдают, как живут, например, коренные лондонцы. Общество потребления вносит свои коррективы в отношения и психологическое поведение мигрантов. Они видят, что лондонцы пользуются машинами, сверхсовременными гаджетами, модно одеваются. Им тоже этого хочется, соответственно, если этого нельзя добыть через работу, то это либо погромы, либо криминал, либо что-то еще. И это тоже создает конфликты между коренным населением и мигрантами", - сказала политолог.

По ее мнению, в целом Европа нуждается в мигрантах как рабочей силе. Однако это создает определенные риски для стабильности в ЕС.

"Европе по мере старения населения, по мере наметившегося экономического спада необходим рывок, необходима динамика, и мигранты как раз будут этот недостаток восполнять. Другое дело, что сверхнеквалифицированной рабочей силы Европе столько не нужно - условно говоря, уборщиков мусора, продавцов в мелких лавочках. Будет идти определенный отсев. Но это тоже определенный риск, определенная угроза с точки зрения стабильности в европейских странах", - заключила Евгения Войко.

дезерт игл
10-10-2016 17:25 дезерт игл
Таким образом в качестве "зрелищ" выбирается криминальное поведение и к сожалению "радикальный ислам"
дезерт игл
10-10-2016 17:27 дезерт игл
3. Клеопатра и Цезарь, или Новая клеопатра
дезерт игл
10-10-2016 17:29 дезерт игл
не секрет, что завовевание Египта для римлян, очевидно было гораздо большим чем только экономический захват, и контроль ближневосточных территорий, это была символическая победа новой Римской цивилизации над старой Египетской, от которой во многом и зародилась Римская.
Давайте же посмотрим каким образом происходило подчинение Египта, и упадок фараонов
дезерт игл
10-10-2016 17:31 дезерт игл
очему пал древний Египет?
'Каждое государство имеет свой срок'
Хазрети Али (а) (Гурар-уль-хикам, 7285-ая притча)

Когда речь заходит о могущественных государствах древнего мира, то по праву, в первую очередь вспоминают о Древнем Египте. Египетское государство охватывало северо-восток Африки, а в некоторые исторические периоды в её состав входили также территории Передней Азии. Древним Египтом правили фараоны. Египетское царство берёт своё начало примерно с 3000 г. до н.э. До 525 г. до н.э., в течение 2500 лет Египтом правили фараоны из 26 различных династий. Некоторые из этих династий были местными, а некоторые имели ливийское, эфиопское и др. происхождение.

Примерно между 1500-1100 годами до н.э. Египет, ведя активную завоевательную политику, захватил южные земли, в том числе Палестину, Сирию, и таким образом превратился в самое могущественное государство Передней Азии. Однако, впоследствии Египет ослаб от войн с соседями и внутренних распрей, и в 671 г. до н.э. подчинился Ассирии. Несмотря на то, что Египет быстро освободился от ассирийского владычества, он вновь был привлечён к войне со своим соперником Вавилоном. И, наконец, в 525 г. до н.э. персидский падишах Камбиз захватив Египет, превратил его в иранскую сатрапию (провинцию). В 332 г. до н.э., когда Персидская империя пала перед натиском Александра Македонского, Египет тоже преклонился перед этим великим македонским завоевателем. После смерти Александра (323 г. до н.э.) его государство было разделено между его полководцами. Один из этих полководцев - Птолемей I, обосновавшись в Египте, положил основу династии Птолемеев. Династия Птолемеев правила до 30 г. до н.э. Столицей Египта при правлении этой династии была Александрия. Наконец, в 30 г. до н.э. римский император Октавиан Август победив последнюю египетскую царицу Клеопатру VII, сделал Египет римской провинцией.

При обзоре истории Древнего Египта становится ясно, что насколько было могущественно это государство, настолько же оно находилось в ужасном состоянии с точки зрения эксплуатации рабского труда, классового разделения и религиозной веры. В Древнем Египте религиозная вера менялась по желанию фараонов.Так, например, по причине того, что в Египте исповедовалось многобожие, в определённые периоды один из богов считался верховным. Иногда фараон, проведя религиозную реформу, ликвидировал поклонение главному божеству, и выбирал другого бога основным. Например, фараон Аменхотеп IV (1419-1400 года до н.э.) проведя религиозные реформы, ликвидировал поклонения божеству Амону. Он объявил бога Солнца Атона верховным божеством, и взял себе псевдоним 'Эхнатон' ('сияние Атона'). Пришедший после него к власти фараон Тутанхамон, устранив эту религиозную реформу, восстановил поклонение прежнему верховному божеству.

Бессильный слой населения Древнего Египта подвергался с одной стороны эксплуатации чиновников фараона, а с другой стороны эксплуатации жрецов. Налоги, собираемые в пользу государственной казны и храмов, изнуряли народ.

Древний Египет, без преувеличения, можно поставить на первое место по эксплуатации рабского труда. Египетские пирамиды, имеющие возраст 4800 лет, стоят и сегодня как памятник нестерпимого труда построивших их людей. Самая большая пирамида связана с именем Хеопса (XXVIII век до н.э.). В строительстве пирамиды Хеопса, имеющую высоту 146,6 метров, было использовано около 2,4 млн. каменных плит. Согласно летописям, эту пирамиду построили 100 тыс. человек за двадцать лет. В строительстве участвовали как рабы, так и беспомощный и слабый народ. Осуществление этих изумительных проектов (постройка пирамид), которые задумали фараоны для того, чтобы увековечить своё имя в истории, обошлось в тысячи человеческих жизней, которые погибали от нестерпимых условий труда. Общий вес пирамиды составляет семь миллионов тонн. Когда человек призадумывается над тем, какими большими трудами высекли эти каменные глыбы, как их принесли на
строительную площадку и, подняв вверх, положили их друг на друга, то человека охватывает ужас и трепет.

Очень может быть, что в ослаблении и падении Древнего Египта, наряду с другими факторами, важнейшую роль играли факторы тирании и несправедливости, господствовавшие в этой стране. Государство, в котором поклоняются множеству богов, вместо Единого Бога, в котором правителя возводят до ранга божества, и тело которого после смерти мумифицировав, кладут в золотые сундуки, государство, в котором в самой бесценной и дешёвой форме используется рабский труд, рано или поздно обречено на гибель и унижение. Ибо 'мощь государства зависит от соблюдения справедливых законов' и 'ничто не может защитить государство, так как справедливость' (Хазрети Али (а) - 'Гурар-уль-хикам', 4715 и 9574 притча).

В последние времена Древнего Египта (II-I века до н.э.) возникло ещё одно бедствие, которое внутренне ослабило это государство, и способствовало её падению. Тяжёлая налоговая система, применённая при правлении династии Птолемеев, разорила народ. В Птолемейском государстве существовал серьёзный контроль государства над всей землёй. За исключением немногочисленных частных владений и участков земли, остальные земли считались владением правителя. А владение правителя подразделялось на две группы: личное владение правителя и 'подаренные' владения. К группе 'подаренных' владений относились земли, подаренные знати, уделённые храмам. Рядовые крестьяне на основании контракта получив пай от частной земли правителя, на самом деле, находились в роле арендатора. Все крестьяне обязаны были выплачивать налог казне. К тому же размер налога не зависил от полученного урожая. Участки земли подразделялиь на категории по урожайности, и к каждой категории назначался обязательный налог. Крестьянин, независимо от размера полученного урожая, должен был выплатить этот налог. В противном случае, его имущество могло быть конфисковано, а сам он мог быть продан в рабство. Иногда, по некоторым естественным причинам, крестьянин, получивший мало урожая, отдав всё своё имущество казне, оставался без хлеба.

При правлении династии Птолемеев, крестьяне, кроме годового налога на урожай, обязаны были выплачивать ещё множество оброков. Например, с лица, который продовал на базаре свой урожай, взимался 10%-ый налог. Помимо всего этого, крестьянин обязан был пойти на барщину в пользу государства. В основном, бесплатный крестьянский труд широко использовался при проведении оросительных каналов.

При Птолемеях, подобно сельскому хозяйству, промышленность тоже нахолась под жёстким контролем государства. Рабочие, трудящиеся в мастерских, обязаны были сдать готовый товар, в размере, которое назначало государство, а недостача в товаре удерживалась только и только за счёт рабочего.

В результате этих нестерпимых условий, накануне 100 года до н.э., в Египте произвоство значительно упало, рынок стал ограниченным, и начался политическо-экономический кризис. Изнурённые тяжёлыми налогами крестьяне, часто покидали свои земли и убегали. Оросительные каналы постепенно вышли из строя, земли засолились, урожайность государственных земель серьёзно упала. Государство не могло выплачивать жалованье большому бюрократическому аппарату, состоящему из множества чиновников и знати. Всё это ускорило падение государства. При анализе роли экономического фактора в упадке Египта, волей-неволей вспоминаются следующие слова Имама Садика (а): 'Если увеличится гнёт и несправедливость, то возникнет скудность:' (Усулуль-Кафи, т.5, стр. 547).

Не вовне, а внутри самого государства (в первую очередь, среди знати и богачей) нужно искать причину упадка и исчезновения с исторической сцены Древнего Египта, который когда-то господствовал в мире, Ибо: 'Никогда Аллах не изменит тот народ, пока он сам не изменит себя' (Рад, 11 стих).

Эконимечкский упадок вскоре пошатнул внтуреннюю стабильность страны. Примерно, начиная с 200 годов до н.э., Птолемейское государство охватила волна мятежей и восстаний. Одно из таких восстаний государство смогло подавить с большим трудом, только через 20 лет (186 г. до н.э.).

В эти же годы египетское гоосударство птолемеев начало встечаться с трудностями во внешней политике и в военной области. Государство Селевкитов, считающееся одним из могущественных государств эллинов в Передней Азии, начало притеснять Египет. В 170 г. до н.э. селевкитский правитель Антиох IV захватив сирийские земли Птолемеев, вторгнулся в Египет. Потерявшее своё былое военное могущество, династия Птолемеев поняла, что она в одиночку не сможет дать отпор этому натиску, и поэтому обратилась за помощью к Риму. Именно благодаря вмешательству Рима, Селевкиты были изгнаны из Египта.

С этих пор Птолемейское государство, попав под влияние Рима, постепенно начало от него зависеть. В 1 веке до н.э. в Египте произошло сильнейшее восстание. Восставшие возмущались и против местных правителей, и против Римского господства. Центром последнего восстания была столица страны - Александрия. В 48-47 годах до н.э. известный римский полководец Юлий Цезарь осадив Александрию, разбил восставших, низвергнул с трона Птолемея XIII, и возвёл на престол его сестру (одновременно она была его женой и правила вместе с ним Египтом) Клеопатру VII.

Нужно обратить внимание на одну важнейшую черту: последние правители Египта были очень безнравственны. Они не гнушались никакой половой распущенностью, и даже не боялись жениться на своих самых близких родственников. Правители династии Птолемеев обычно имели привычку заключать брак со своими сёстрами. Птолемей VI заключил брак со своей сестрой Клеопатрой II. После смерти правителя, его брат Птолемей VIII, женился на овдовевшей жене своего брата (т.е. со своей сестрой) Клеопатре II. Однако вскоре между мужем и женой возникло разногласие из-за власти, и Птолемей VIII удалил свою жену от власти и женился на её дочери (на дочери своего брата) Клеопатре III. Однако 'покинутая' царица не сложила оружие и перешла к активной борьбе. В конце концов, Птолемей VIII вынужден был поделиться со своей властью и с бывшей, и с настоящей женой. Клеопатра II начала именоваться 'царица-сестра', а Клеопатра III 'царица-жена'.

Последняя царица Египта, известная Клеопатра VII вышла замуж за своего брата Птолемея XIII, и вместе с ним управляла государством. При помощи римского войска она одержала победу над своим мужем, свернула его с престола, и чтобы сохранить собственную власть, согласилась выйти замуж за римского полководца Антония. Однако и это не помогло ей. Император Октавиан Август, разбив союзническое войско Антония и Клеопатры, захватил Египет. Пророк Мухаммед (с) будто имея в виду события, которые происходили в египетском дворце, сказал: 'Если вождём какого-либо племени будут грешники, главами - мерзавцы, почётными людьми - интриганы, то этому народу не остаётся ничего, кроме того, как ждать на свою голову беду' (Бихар-уль-анвар, т.17, стр. 41).

дезерт игл
10-10-2016 17:34 дезерт игл
Что же мы можем увидеть из современных паралеллей?
Bolool
10-10-2016 17:37 Bolool
Еще Шпенглер писал о закате Европы. Может, это историческое время и настало.
дезерт игл
10-10-2016 17:39 дезерт игл
Почему то не пускает ганза цитаты, итак современным Египтом западного мира стала...Турция
дезерт игл
10-10-2016 17:40 дезерт игл
Давайте же посмотрим, как в течении 20 века, рушилась гигантская османская Империя имевшая влияние на Европу, и полностью перенимала западный стиль и культуру
дезерт игл
10-10-2016 17:42 дезерт игл
На рубеже Х1Х-ХХ веков Османская империя являлась одной из очень немногих стран Востока, которые не были в колониальной зависимости от Запада. Большинство ее соседей, в том числе и многие бывшие провинции, уже находились под властью Великобритании, Франции или России, в то время как на огромных пространствах Западной Азии по-прежнему царил султан-халиф, глава всех мусульман-суннитов мира, от Индонезии до Балкан. Правда, положению империи вряд ли можно было позавидовать. Военные поражения и неспособность системы ответить на вызовы времени поставили элиту страны перед выбором возможных путей модернизации.

Идеология
Османская империя в XIX веке столкнулась с той же проблемой, что и большинство стран Востока: с несоответствием традиционного образа жизни, который изначально считался единственно верным, уровню и темпам развития современного западного общества. Для Османской империи превосходство Запада оказалось наиболее наглядным. Соседние страны, сами еще вчера пребывавшие в объятиях традиции, громили европейским оружием некогда грозные турецкие армии и отнимали у империи огромные пространства. Еще вчера бывшие живым воплощением христианской добродетели и смирения славянские народы восприняли идеалы Французской революции и стали создавать свои национальные государства. Традиционные методы реакции уже оказывались недейственными, а новые, европейские, кардинально расходились с основными принципами существования государства как такового.
Османская империя оказалась не способной к модернизации в первую очередь потому, что базовые принципы организации государства и общества в корне расходились с западными представлениями об этих феноменах. Империя существовала в первую очередь для поддержания традиционного порядка на подконтрольных территориях и обеспечения для населения условий, необходимых для достижения лучшего места в загробной жизни. Модернизация как таковая не требовалась, так как основной задачей государства являлось поддержание состояния, характерного для 'золотого века' империи - середины XVI века.
Ряд традиционных общественных институтов, законодательных и моральных норм прямо противоречили возможной модернизации. В первую очередь это касается традиционной концепции частной собственности, которая для мусульманина не является священной и неотъемлемой. Земля вообще не может являться объектом купли-продажи и вся принадлежит богу, а право распоряжения ею - султану-халифу. Это обстоятельство никак не могло способствовать развитию предпринимательства, накоплению капитала и модернизации экономики. Фактически, единственным источником материальных благ являлось государство как источник заказов и распределитель материальных ценностей и привилегий. Товарное производство было сосредоточено в городах и находилось, как правило, в рамках цеховой структуры, во главе которой стоял наследственный духовный авторитет. В его ведении находилась не только организация производственного процесса, но и забота о духовном окормлении работников. Разумеется, такая структура была крайне
консервативной и не выдержала конкуренции с европейскими фабричными товарами в XIX веке.[211]
Одним из серьезных ограничений на предпринимательскую деятельность в исламском мире многие исследователи вслед за М. Вебером считают шариатское ограничение на взимание лихвы, что тормозит развитие банковской сферы. Для Османской империи это не столь характерно, так как в период расцвета едва ли не половину населения составляли не- мусульмане. Жесткая дифференциация общества, регламентировавшая экономическую деятельность не только по сословиям, но и по этнорелигиозной принадлежности, вела к тому, что все этапы экономических связей империи с Европой находились в руках немусульман: евреи занимались банковской деятельностью, кредитовали купцов, греки оптом скупали европейскую продукцию в портовых городах и перепродавали уже мелким оптом армянам, которые, в свою очередь, уже в розницу продавали товар мусульманам. Кредитными операциями занимались в основном евреи, на которых религиозные ограничения не распространялись. Таким образом, не следует говорить об отсутствии модернизационных предпосылок в стране: напротив, едва ли не треть населения к XIX веку была заинтересована в реформах и с интересом смотрела на Запад или Россию. Однако все эти слои не только не принадлежали к политической элите, но и находились в известной степени в оппозиции к ней, не связывали себя с империей общей судьбой и предпочитали модернизацию отдельных регионов с перспективой дальнейшего отделения от метрополии. Для турок же вестернизация была тесно связана с отходом от конфессиональной идентичности. Именно этот факт в XIX веке поставил в авангард модернизации немусульман, а затем обусловил прямую борьбу с исламом новой националистической элиты XX века. Но именно сохранение исламской идентичности позволило модернизационным процессам в Турции перейти к заключительному (четвертому, по схеме Эспозито) этапу, благодаря чему современная Турецкая республика развивается столь быстрыми темпами, выступая в роли авторитета авангарда мусульманского мира.
В XIX веке в Османской империи отмечалось несколько попыток частичного реформирования государственной идеологии. Реформы Тан- зимата середины XIX века касались прежде всего отношения государственно-бюрократического аппарата к иностранцам и местным немусуль-
манам, которые, как правило, выступали посредниками между турками и европейцами. Христианам и иудеям предлагалась идеологическая концепция османизма, призванная уравнять в правах всех подданных империи вне зависимости от религиозной принадлежности.[212] Это был первый серьезный шаг по направлению к европеизации государственной системы. Такие реформы способствовали дальнейшему расколу политической элиты на консерваторов и модернистов, а также проникновению в страну европейского капитала и закреплению за Османской империей статуса периферии.
После банкротства империи и утраты значительного количества немусульманского населения страны на Балканах, султан Абдул-Хамид II предпринял попытку формирования новой охранительной идеологии панисламизма, которая была принята большинством населения (мусульманами), но обострила конфликты с иноверцами, составлявшими на рубеже XIX XX веков еще довольно значительную часть населения.[213] Однако сопротивляться основным тенденциям мирового развития империя была не в состоянии. Исламский мир не мог предложить реальной модернизационной парадигмы, которая составила бы конкуренцию европейским политическим доктринам, а западные идеи не могли быть восприняты обществом.
Младотурецкая революция привнесла новую доктрину - радикальное обновление при помощи европейского национализма (османизм). До событий 1908-1909 годов немусульманские народы империи воспринимались скорее как союзники оппозиционеров, выступающие против исламизма с национальных и религиозных позиций. Однако с приходом младотурок к власти происходит резкое изменение отношения властей к немусульманам, в силу развития тюркизма и пантюркизма как идеологии, тесно связанной с развитием националистических настроений на Западе.[214] Фактически это была еще одна ступенька к вестернизации, которая началась в Турции в результате национально-освободительной войны.

После распада Османской империи в состав нового турецкого государства вошли земли, населенные преимущественно турками. Шел активный процесс формирования турок как нации в ущерб развитию меньшинств. С радикальным 'решением' армянского и греческого вопросов в ходе этнических чисток в 1915-1924 годах страна стала фактически моноэтнической, что позволило сделать национализм идеологией республиканской Турции. Конфликт с Великобританией и Францией создал условия для этатизма, стратегии опоры на собственные силы и для дружбы с СССР. Первый президент республиканской Турции Мустафа Кемаль Ататюрк считал, что для создания конкурентоспособной системы следует максимально вестернизировать Турцию, чтобы вслед за идеологией до европейского уровня дотянулись и экономика, и вооруженные силы. Во многом ему удалось добиться успеха. В стране медленно, но верно происходил переход от имперских ценностей, коренившихся еще в Византии и Халифате, к новым, европейским, которые воплощались в идее национального государства, а затем в союзе с США и общем рынке.
Политическая система Турции в 1920-1930-е годы имеет много сходных черт с советским режимом. У власти находилась единственная Народно-Республиканская партия (НРП), все попытки создания многопартийной системы проваливались. 'Шесть стрел' Ататюрка - выдвинутая на съезде НРП в 1931 году программа политического и экономического развития страны (республиканство, национализм, народность, этатизм, лаицизм и революционность) - находились вполне в рамках европейского политического процесса того времени. Однако в результате Второй мировой войны националистические этатистские режимы в Европе потерпели поражение. Новые условия заставляли власти идти на реформы, в том числе и в сфере идеологии.
Ататюрк проводил политику внешнеполитического лавирования между интересами великих держав. Турция не стала ссориться с Великобританией, Францией и Италией и признала свои долговые обязательства. В результате она получила новые кредиты и поставки вооружений, а также дипломатическую поддержку во время Второй мировой войны, в преддверии которой Турция заключила союзный договор с Великобританией и Францией (что не мешало ей тесно сотрудничать с Германией, при этом не вступая в войну ни на одной из сторон). Дружеские отношения с Советской Россией в 1920-е годы не переросли в экспорт революции и оставались под контролем турецкой политической элиты. К 1945 году страна оказалась в стане победителей, не понеся никаких
материальных потерь и улучшив свое финансовое положение, в первую очередь благодаря плодотворному экономическому сотрудничеству со всеми противоборствующими сторонами, кроме СССР.[215] В свете особого геополитического положения Турции политика нейтралитета и неприсоединения ни к одному из блоков была плодотворной, в наибольшей степени отвечающей экономическим интересам страны.
Экономика
В Османской империи XIX века не сложилось внутренних условий для развития капиталистических отношений. Развитию экономики не уделялось должного внимания, в результате чего возникло отставание от ведущих стран Запада и от России. В стране практически не существовало промышленности и даже предпосылок для ее создания, а сельское хозяйство продолжало развиваться медленно, хотя и приспосабливалось к товарному производству
С 1853 по 1875 год, всего за четверть века, правительство набрало такое количество кредитных обязательству западных банков, что в 1881 году значительная часть финансов государства попала под контроль 'Управления Оттоманского государственного долга'.[216] Оттоманский имперский банк фактически имел полномочия министерства финансов, координируя работу монетного двора, налоговые поступления и систематические выплаты кредиторам, обладая правом 'вето' в бюджетной комиссии.[217] Фактически правительство империи утратило свою финансовую независимость. С 1881 года принято начинать отсчет полуколониального периода существования империи. Немаловажную роль в этом процессе играли капитуляции.[218] Они были предоставлены всем великим держа
вам и направлены на превращение Османской империи в объект экономической экспансии со стороны промышленно развитых стран, в периферию мировой экономической системы.


Капитуляции не только тормозили развитие промышленности и предпринимательства в стране, но и углубляли межэтнические противоречия. Торговлей в Турции занимались в основном немусульмане - греки, армяне, евреи, арабы-хри- стиане Леванта. Посольства и консульства великих держав развернули торговлю паспортами среди этих слоев населения, в результате чего те смогли пользоваться торговыми привилегиями иностранных купцов.[219] Формировался класс компрадорской инонациональной буржуазии, носителей двойного гражданства, на которых не действовали идеологические посулы теоретиков османизма. Общему ослаблению экономики империи активно содействовали и легендарная коррупция османского управленческого аппарата, и чрезвычайно высокие расходы на содержание двора, что также ложилось тяжким бременем на плечи податного населения империи.
Османская империя стала частью единой развивающейся мировой экономической системы, в которую ей суждено было войти на правах поставщика сырья и транспортной артерии между Европой, Азией и Россией. Однако, в отличие от подавляющего большинства стран Азии и Африки, Османской империи удалось отстоять свою независимость, которая была закреплена в результате национально-освободительной войны 1919-1923 годов. Причиной этого были, прежде всего, противоречия между мировыми державами, каждая из которых не могла позволить конкурентам единоличное обладание столь важной территориальной и экономической единицей. Но из пожаров Первой мировой войны и национально-освободительной войны Турция вышла со значительно ослабленной экономикой. Создание новой национальной экономической системы шло под эгидой этатизма - ведущей роли государственного капитала. Мировой экономический кризис окончательно направил турецкую экономику на путь этатизма и принудительной индустриализации. Под руководством Ататюрка, благодаря целевым льготным кредитам со
стороны дружественных стран (СССР, после 1936 года Великобритания), Турция достигла больших успехов в индустриализации: в 1927- 1939 годах удалось поднять промышленное производство в 5,7 раза.[220] Турецкая экономическая система может быть смело поставлена на второе место по уровню этатизма после СССР. Не только промышленность, но и торговля, и финансовая сфера развивались под контролем государства посредством ГЭО (Государственных экономических организаций), которые являлись основными юридическими лицами и экономическими игроками. Управляющие кадры ГЭО были тесно связаны с бюрократией Народно-республиканской партии, которая превратилась в основного поставщика кадров для политической и экономической элиты.
В годы Второй мировой войны турецкая экономика совершила значительный рывок вперед. В первую очередь это было обусловлено искусной политикой нейтралитета: в результате экономического сотрудничества с Великобританией и особенно с Германией внешнеторговый баланс в 1939-1945 годах был в пользу Турции. Всего за этот период стране удалось заработать четверть миллиарда долларов чистой прибыли,[221] ставшими серьезным вложением в растущую экономику. В послевоенную эпоху страна входила с оформленной политической и экономической элитой, тесно связанной с НРП, но желающей больших экономических свобод. Война дала заработать на поставках армии и экономическим партнерам за границей, и большому числу турецких бизнесменов, которых уже не устраивал этатизм властей. Именно новая экономическая элита встала во главе политических и экономических преобразований в Турции после Второй мировой войны.
Социальные и межэтнические противоречия
Одна из основных причин распада Османской империи - неспособность государства разрешать нарастающие межэтнические противоречия. Политическая элита империи оказалась совершенно не готова реагировать на эволюцию идентичности подвластных народов от этно- конфессиональной к национальной. Европейский светский национализм в качестве сепаратистской идеологии подвластных народов Балкан не был понятен властям и обществу, привыкшему к религиозной сегрегации. Помимо военных поражений от стран Запада и России,
сепаратизм становится основной причиной реформирования традиционной идеологии и организации власти. Угроза распада государства побуждала к пересмотру на европейский лад всего комплекса взаимоотношений между народами империи.
Традиционно в Османской империи существовала миллетная система, обеспечивавшая политическую и социально-экономическую иерархию народов страны до кризисных явлений XVIII века.[222] Националистические тенденции развития освободительного движения, в первую очередь на Балканах, послужили примером для создания собственно турецкого национализма, так же, как турецкие армия и флот копировали европейские технические и организационные образцы. Первые националистические младотурецкие организации формируются на основе опыта итальянского национального движения, причем посредниками здесь выступали курсанты из Албании - области, имевшей тесные связи с Италией.[223]
В качестве примеров для подражания турецкие модернисты XIX века избрали не многонациональные империи - Австро-Венгрию или Россию, - но национальные государства - Германию, Великобританию, Францию, где этнический и религиозный сепаратизм был преодолен в том числе и насильственным путем в ходе их создания. Воплощение в жизнь этих идей требовало ассимиляции или насильственного выдворения иноэтнических элементов, способствовавших децентрализации страны. Ассимиляция проходила сначала в рамках идеологии османизма, но затем, осознав бесперспективность такой модели, власти перешли к насильственной тюркизации коренного и подвластных народов.
Большинство тюркского населения Османской империи в начале XX века никак не воспринимало себя как нацию. Идентичность в основном была религиозной (сказывались 400 лет халифата) или даже родоплеменной.[224] Национализм был знаком только военно-политической элите страны, и для построения национального государства европейского типа следовало в первую очередь превратить в нацию самих турок. С этой целью в 1920-1940-е годы в Турции проводилась политика
уменьшения влияния религии на общество (лаицизм) и внедрения новых ценностей в сознание населения (национализм).[225] В отличие от стран Западной Европы, в Турции эти процессы проходили не вследствие урбанизации, развития промышленного капитализма и введения всеобщей воинской повинности, а сверху, путем принудительного давления европеизированной политической элиты.
Негативно на взаимоотношения между мусульманами и немусуль- манами империи влиял изменившийся статус христиан и иудеев, активно включившихся в торговые отношения с Западом. Среди патриотов империи, отмечавших роль великих держав в деградации страны, образ компрадора стал воплощением внутреннего врага, пособника иностранного капитала, сепаратиста и 'пятой колонны'. Первая мировая война утвердила среди турок мнение о враждебности проживающих в империи христиан. Военный министр Энвер-паша обвинил армян в провале Сарыкамышской операции,[226] что закончилось их массовым насильственным выселением, повлекшим за собой многочисленные жертвы. События войны 1919-1923 годов укрепили турок во мнении о невозможности проживания в одной стране с греками. Европейская концепция 'одна нация - одно государство' оправдывала обмен населением между Грецией и Турцией, во время которого в 1924 году родные места вынуждены были покинуть около 3 млн греков и 1 млн турок и иных мусульман.[227] С точки зрения национализма переселение должно было решить все проблемы между двумя мононациональными государствами. Европейский национализм как идеология построения мононационального государства отвечал чаяниям создателей республиканской Турции, легитимируя удаление из экономической элиты немусульман и асси
миляцию мусульман нетюркского происхождения. Именно два этих способа разрешения межэтнических противоречий становятся определяющими в политике Анкары вплоть до конца XX века.
С курдами Анатолии у центра складывались особые, непростые отношения. В условиях религиозного единства мусульман Османской империи курды пользовались теми же правами, что и турки, а большая часть территорий проживания курдских племен входила в состав единого государства. Как этническая группа курды сформировались сравнительно поздно, поэтому долгое время племенная идентичность у них превалировала над религиозной и национальной. Из-за отсталости региона курды часто становились участниками антиправительственных выступлений с требованиями экономического характера.[228] С образованием националистической Республики Турция курдское население стало подвергаться ассимиляции.
Если немусульманские народы Турции - греки, армяне, евреи и сирийские христиане - официально получили статус меньшинств согласно положениям Лозаннской конференции 1923 года, то курды были его лишены в первую очередь из-за приверженности исламу.[229] Но курды оказались самыми неудобными для Анкары гражданами республики: их численность достигала 1,5 млн человек (т. е. до 15 % населения страны);[230] регион их проживания - Восточная и Юго-Восточная Анатолия - оставался самым отсталым. Сами курды крепко держались племенной и религиозной идентичности и проживали не только в Турции, но и в Ираке, Иране и Сирии - они привыкли к кочевой жизни и 'не замечали' границ между Турцией и ее соседями, что вело к многочисленным конфликтам. С началом реформ власти столкнулись с открытым сопротивлением модернизации, активно поддержанным в первую очередь курдскими племенами и вошедшим в историю под названием 'восстание шейха Саида'.[231]

Избрав в качестве образца государственности европейскую модель государства-нации, политическая элита Турции ставила перед собой задачу отказаться от османского прошлого. Радикализм модернизационно- го движения в Турции в первые десятилетия существования республики может быть сравним разве что с реформаторством Петра I или большевиков. Для Турции этот период начинается с момента, когда государство отказывается от лидерства в исламском мире и предпочитает занять скромное место ученика у ранее ненавистной западной цивилизации.
С образованием республики и началом проведения модернизацион- ного курса, напрямую затрагивавшего монополию ислама на идеологический контроль общественной жизни, наступает длительный период политической борьбы между традиционалистами и модернистами. К середине 1940-х годов появляется новый рубеж противостояния - на сей раз между сторонниками либерализации, к которым примкнули некоторые традиционалисты, и консерваторами, настаивавшими на этатизме в экономике и руководящей роли НРП в политике. По объективным причинам распространение левых идей в Турции было невелико.
За время Второй мировой войны руководству Турции удалось еще более упрочить свое положение вследствие благоприятной политической и экономической конъюнктуры. Однако идеология национализма и этатизма, сформированная на основе довоенных европейских идей первой половины XX века, уже не могла обеспечивать развития страны в новых политических и экономических условиях. В политической элите возникла оппозиция, ориентированная на частный капитал и экономические связи с зарубежными странами. Турция стояла перед выбором дальнейшего направления своего развития, который в новых условиях во многом зависел от политики иностранных партнеров.

дезерт игл
10-10-2016 17:43 дезерт игл
ериод 1950-х годов оказался для Турции определяющим. За эти десять лет сформировалась политическая структура, отчасти сохранившаяся и по сей день. Одновременно в сфере экономики закрепляются основные противоречия между частным и государственным капиталом, что станет основой внутриэкономической конфликтности на предстоящие десятилетия. Фактически 1950-е годы можно назвать одним из важнейших поворотных этапов развития страны, подобных реформам 1920-х или политике партии Справедливости и Развития в последние годы.

Внешняя политика
С 1953 года начинается эпоха внешнеполитического доминирования США в Турции. Вступление в НАТО открыло путь для строительства многочисленных иностранных военных баз на территории страны. Армия проходила спешное перевооружение по американским образцам. В 1955 году Турция стала одним из учредителей военно-политического блока СЕНТО, штаб-квартира которого в 1958 году была перенесена в Анкару став, таким образом, наряду с Ираном форпостом американской политики на Ближнем и Среднем Востоке. В 1956 году Турция поддержала Израиль в Суэцком кризисе, заявив о своей принадлежности к евроатлантическому сообществу Помимо участия в военно-политических организациях, Турция также вошла в МВФ и МБРР, получала кредиты от Экспортно-импортного банка.[232] Таким образом, встраиваясь в систему политических и экономических связей послевоенного евроатлантического мироустройства, политическая элита страны пыталась сделать Турцию неотъемлемой частью Запада.
Значительная часть турецкой элиты обогатилась за годы Второй мировой войны и стремилась к легализации своих капиталов через инвестиции в частный сектор. Полноценное развитие частного предпринимательства требовало отхода от этатистской модели экономического развития, а более либеральная модель экономики предполагала и политическое сотрудничество с США и Западной Европой. Несмотря на значительное количество скептиков, руководство США в целом достаточно активно пошло навстречу Турции в ее стремлении связать свою судьбу с Западом. Конечно, для интеграции в военно-политические и экономические структуры Запада отсталой с европейской точки зрения страны требовались значительные инвестиции. Однако, как показала история, они были в значительной степени оправданными.
Для США преимуществом сотрудничества с Турцией было ее особое, уникальное геополитическое положение, которое с успехом использовалось НАТО для давления на Советский Союз. Турция являлась единственной страной НАТО (кроме Норвегии), имеющей общую границу с СССР Кроме того, под контролем НАТО оказывались проливы, которые не позволяли советскому Черноморскому флоту выйти на пространство

Средиземноморья. Корабли НАТО, напротив, могли угрожать портам СССР на Черном море. В случае надобности США получали возможность перекрыть и советскую торговлю через проливы.[233]
Вступая в западные военно-политические и экономические структуры, Турции пришлось смириться с утратой части своего суверенитета. Интересы военного блока, общего рынка, Запада в целом для Турции становятся первичными по отношению к национальным. Но 1950-е годы выявили глубокие противоречия между позициями Турции и Запада по ряду политических и экономических вопросов. Эти разногласия выразились в 1960-1970-е годы в мощном антиамериканском движении, во внешнеполитических устремлениях лидеров военных переворотов 1960 и 1970 годов, в укреплении политических и экономических связей с СССР и странами Ближнего Востока, в ревизии взаимоотношений Турция-НАТО и Турция-США.
Экономическая либерализация 1950-х годов
После прихода в 1950 году к власти Демократической партии (ДП) в Турции начинается процесс легализации капиталов, полученных турецкой буржуазией в результате сотрудничества с Германией в годы Второй мировой войны, а также с США в послевоенный период. Деньги вкладываются в создание предприятий, работающих в тесном союзе с частными и государственными американскими и европейскими компаниями, предоставляющими инвестиции.


Концепция экономической автаркии 1930-1940-х годов, тесно связанная с идеологией внешнеполитического нейтралитета, сменилась включением страны в евроатлантическую систему.
Период 1950-х годов называют 'золотым веком' турецкого предпринимательства. Правительство Мендереса проводит ряд либеральных экономических реформ, расширяющих возможности турецкого частного капитала.[234] В первую очередь были ликвидированы высокие ввозные пошлины, защищавшие местные государственные предприятия от
конкуренции. Частные предприниматели, тесно связанные с элитой ДП, активно включались в экспортно-импортные операции, приносившие значительный доход. Турецкое сельское хозяйство становилось товарным и специализировалось на поставках сырья в США и Европу Частный капитал привлекался к исполнению подрядов по строительству новых военных баз, производившемуся на средства США, а также объектов инфраструктуры и промышленного назначения. В 1954 году был принят закон об упрощении частных иностранных инвестиций, что привлекло в страну зарубежный капитал. В крупных городах строятся многочисленные предприятия, производящие лицензионную продукцию зарубежных фирм. Инвестирование проводилось в том числе и через банки, созданные при помощи США. Однако ДП так и не удалось провести приватизацию - основу либеральных реформ. Это было связано с интересами лидеров правящей партии. Зарубежная помощь в виде кредитов поступала в первую очередь на счета государства, а затем распределялась чиновниками между государственными предприятиями, что способствовало возникновению различных коррупционных схем. Правительством было инициировано создание новых ГЭО со смешанным капиталом - продажей их акций также заведовали чиновники, которые зачастую являлись и частными предпринимателями - акционерами новых компаний.
По свидетельству американских экспертов, рост ВНП Турции с 1950 по 1958 год был одним из наиболее динамичных за всю историю республики и составлял более 5 % в год.[235] Правда, при этом одной из главных особенностей турецкой финансовой системы становится дефицитный бюджет и высокий уровень инфляции (более 250 % за 10 лет). Необходимые для погашения бюджетного дефицита средства правительство ДП брало в долг за границей. В 1950-е годы не только весь золотой запас страны, пополнившийся в период Второй мировой войны, был заложен в зарубежных банках, но и сумма внешнего долга в 1960 году вплотную приблизилась к 5 млрд турецких лир. В 1958 году государство фактически признало себя банкротом перед кредиторами и было взято на поруки МВФ при условии выполнения специально разработанной для Турции программы: девальвации лиры, сокращении внутренних кредитов и контроля за ценами.[236] Эти меры резко снизили благосостояние населения, в первую очередь наемных рабочих и госслужащих.

В целом власть пользовалась поддержкой населения, а оппозиция НРП не могла предложить ничего, кроме устаревшего запаса идей 1920- 1930-х годов, и сосредоточилась на критике ДП. Исламская и левая оппозиции находились под строгим запретом и не имели возможности воздействия на политику страны. Монополия ДП должна была закончиться с экономическим крахом 1958 года, наступившим вследствие либеральных преобразований. Однако руководство страны постаралось исключить всякие легальные пути для победы оппозиции. Тогда и проявила себя новая политическая сила - турецкая армия.
В целом 1950-е годы заложили несколько основных тенденций развития Турции, которые оставались актуальными вплоть до самого последнего времени. В первую очередь это политическое, идеологическое и экономическое лидерство либеральных идей, партий и движений. Тогда же проявляются и основные политические проблемы республики. В сфере внешней политики - это Кипр, проблема взаимоотношений с США, НАТО, ЕС, в сфере внутренней политики - противостояние либералов и армии, сдерживание левых и исламистов, курдская проблема, терроризм.

дезерт игл
10-10-2016 17:44 дезерт игл
Официально Турция является парламентской республикой, главное лицо страны - премьер-министр, он же, как правило, и лидер политической партии, победившей на выборах. Кандидатура выдвигается парламентскими фракциями и утверждается простым большинством голосов. Президент имеет скорее представительскую функцию, отвечает за связи с армией, судебной властью, представляет единство турецкой нации. Этот пост - наследие Ататюрка и его эпохи, когда сначала ему принадлежала вся полнота власти в стране, которую он потом передавал премьеру, но конституционно оставался полноправным правителем. Президент избирается парламентом раз в 5 лет, причем для избрания требуется не менее 2/3 голосов парламентариев. Именно поэтому процедура выборов Президента часто длится несколько месяцев и сопровождается многочисленными скандалами. Выборы в однопалатный парламент (меджлис) проводятся раз в 5 лет. Политические партии выставляют своих кандидатов в избирательных округах страны. Депутатом может быть или кандидат от партии, которая набрала не менее 10 % голосов, или независимый кандидат - в том случае, если в данном избирательном округе он набрал голосов избирателей больше, чем пред
ставители партий. Более 20 депутатов могут сформировать в меджлисе отдельную фракцию. Помимо традиционных вопросов законотворчества, бюджета и социальной политики, депутаты активно принимают участие во внешней политике (например, меджлис проголосовал против участия Турции в Иракской кампании на стороне США в 2004 году). По указанию премьер-министра депутаты также занимают посты в правительстве.
Ататюрк создал Народную (позже Народно-республиканскую) партию (НРП), которая оставалась долгое время единственной. В 1920-е годы ряд буржуазных деятелей стремились создать политические партии, что не противоречило Конституции страны. Однако к ним сразу примкнули многочисленные противники Ататюрка, в том числе террористы и заговорщики, поэтому все проекты были закрыты. Тем не менее сформировались два направления оппозиционной деятельности, основанные на критике режима. Религиозно-традиционалистское. Режим критиковался за нетерпимое отношение к исламу, активными последователями которого являлись до 80 % населения страны. Либеральное. Нарождавшаяся частная буржуазия требовала привлечения в страну иностранного капитала, большей свободы для участия в экспортно-импортных операциях, заключения кредитных соглашений с иностранными государственными организациями и частными лицами.
По окончании войны в 1945 году официально было разрешено формирование политических партий, не запрещенное основным законом. Лидирующие позиции начинает занимать Демократическая партия (ДП), выступившая с либеральной и религиозной критикой в адрес НРП, которой не удалось приспособиться к новым условиям тесного сотрудничества с США и включения экономики страны в мировой рынок. Электоральной базой ДП являлось крестьянство, составлявшее большинство населения страны и не разделявшее строгий лаицизм НРП.
ДП находилась у власти с 1950 по 1960 год, и она заложила основы турецкой демократии. Партии удалось обеспечить вхождение Турции в политическую и экономическую систему Запада, экономический рост и поддержку значительных масс населения.


Однако результатом либеральных преобразований стали социальное расслоение и утрата элитой своих позиций, что и послужило причиной смены власти насильственным путем. НРП так и не смогла сформировать достойную оппозицию ДП. Во главе ее стоял старый соратник Ататюрка Исмет Инёню, чья
идеология основывалась на тех же принципах, что и в 1930-е годы. НРП не была готова обратиться к новым реалиям, создать новую программу. В результате оппозицию заменили военные, совершив переворот в 1960 году.
В 1965 году, после передачи власти от военных к гражданским властям и проведения свободных выборов, к власти приходит наследница ДП - Партия Справедливости (ПС), также стоящая на либеральных позициях. Тогда же формируется серьезная оппозиция режиму. Развивается левое движение, появляется большое число легальных и еще больше нелегальных партий и организаций коммунистического, троцкистского, анархического толка, растет левый терроризм. Одновременно бурно развиваются крайне правые молодежные движения, проповедующие идеи пантюркизма, пантуранизма, этнической исключительности и т. п. Оппозиция подвергает резкой критике сотрудничество с США и экономическую политику правительства.
В начале 1970-х годов НРП удается выработать новую политическую программу, основанную на повороте к социал-демократии. Лидером и автором программы 'Левее центра' становится молодой политик Бюлент Эджевит. В 1973 году партия побеждает на выборах и развивает политику в рамках умеренного национализма и социал-демократии. Однако НРП не смогла удержать власть и с 1977 по 1980 год делила министерские портфели с либеральной ПС и поддерживающими ее партиями исламистов и националистов. В 1970-е годы была создана основа политического спектра Турции, которая так или иначе остается актуальной до сих пор. В результате противостояния партий и профсоюзов, а также терроризма со стороны левацких и фашистских группировок военные снова взяли власть в 1980 году. На выборах 1983 года победила Партия Отечества (ПО) во главе с Тургутом Озалом, а созданная военными Партия националистической демократии (НДП) не смогла завоевать доверия избирателей. В 1980-1990-е годы власть в основном принадлежала правоцентристским ПО и Партии Верного пути (ПВП). На фоне разгорающегося конфликта с курдами в стране растут националистические настроения, которые активно использует Партия националистического движения (ПНД). Пытаются завоевать свою нишу исламисты, постоянно подвергаясь репрессиям и запретам. Левые партии находятся под запретом вследствие активной террористической деятельности Партии рабочих Курдистана (ПРК), также придерживающейся левых взглядов. В политике преобладает популизм, основанный на пантюр- кистской, европоцентристской и антикурдской риторике, свойственной
как либералам из ПО и ПВП, так и националистам. В этот период Турция была приведена в состояние социального хаоса. Известные политические лидеры доверия не внушали, требовалась принципиально новая политическая сила, способная дать идеи радикального обновления общества. Такой силой стала Партия Справедливости и Развития (ПСР), пришедшая к власти в 2002 году

дезерт игл
10-10-2016 17:45 дезерт игл
Таким образом паралелли между Египтом ставшим фортпостом Рима на Ближнем Востоке, и Турцией ставшей фортпостом США тысячелетием позже достаточно явны
дезерт игл
10-10-2016 17:47 дезерт игл
Ну как интересно? Я понимаю, конечно что в принциепе работа политологическая, и лучше б ее тут не размещать))) но решил поделиться своими мыслями, а то все на Фоменко да норманистах застряли))))
дезерт игл
10-10-2016 17:54 дезерт игл
ЛЕГИОННЫЕ ВЕТЕРАНЫ В ИМПЕРСКОМ ОБЩЕСТВЕ, ЭКОНОМИКЕ И СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ.
Во времена Республики ветераном считался каждый, отслуживаший в армии шесть лет подряд. Cам термин "veteranus" появился в середине I в. до н.э., а до того заслуженный воин назывался "evocatus" или "emeritus"1. До военной реформы Гая Мария вопрос о пенсионном вознаграждении ветеранов не вставал, поскольку легионеры набирались только из состоятельных римских граждан, которые, как считалось, после военной службы возвращались к мирным занятиям. Открыв доступ к военной службе для пролетариев, не имевших источников доходов в гражданской жизни, Гай Марий поставил государство перед хлопотной проблемой вознаграждения отставных воинов. Впрочем, сенатская олигархия эту проблему решать не желала, полагая, что обеспечение ветеранов является личным делом полководца - патрона своих солдат. Рассчитываться с ветеранами полководцы должны были за свой счет. Проблема ветеранского вознаграждения в период гражданских войн усугублялась тем обстоятельством, что демобилизовывались сразу целые армии и необходимо было единовременно рассчитать десятки тысяч человек.
Хотя Гай Марий в годы своего консулата нашел наиболее дешевый и приемлемый для солдат и полководцев способ вознаграждения ветеранов - путем наделения земельными участками в провинциях2, далее вопрос ветеранского обеспечения решался исключительно через экстраординарные политические институты: диктатуру и триумвираты. Трудность решения данной проблемы заключалась в том, легионеры - сплошь уроженцы Италии желали получать землю на Родине.Между тем, к I в. до н.э. Ager Publicus в Италии был полностью поделен. Диктатор Сулла, опираясь на насилие, положил начало практике наделения ветеранов землей за счет передела Ager Publicus в плодородной Кампании. Впоследствии там же, но уже используя законные средства, находили для ветеранов землю триумвиры Помпей и Цезарь.
Именно с деятельности Гая Юлия Цезаря - сначала консула в рамках неформального триумвирата с Помпеем и Крассом, а затем и диктатора начинается период наиболее интенсивного развития ветеранского землевладения. Еще в бытность консулом 59 г. до н.э.он добился принятия двух аграрных законов, которыми руководствовался впоследствии. В соответствии с этими законами ветераны получали наделы из категории государственных земель - Ager Publicus. Участки должны были выкупаться у прежних пользователей, желающих продать наделы, за счет военной добычи и от податей с новых провинций. В духе аграрного законодательства братьев Гракхов предполагалось, что полученные ветеранами участки не подлежали продаже в течение двадцати лет3.
После завершения войны Цезаря с Помпеем основным районом наделения солдат землей становится Цизальпинская Галлия - область, с одной стороны, сильно романизированная, а, с другой стороны, обладавшая некоторым запасом неподеленных земель из категории Ager Publicus. Наделение ветеранов землей проходило в строгом соответствии законам при широком привлечении личных средств самого Цезаря. Поскольку землю здесь получали солдаты из числа уроженцев местных общин, не было необходимости в основании новых городов. Нередко при этом происходило "переоснование" колонии, которая благодаря ветеранскому контингенту получала название Юлиевой и устанавливала клиентские отношения с самим Цезарем. В том случае, если ветераны получали землю на территории муниципия, он обычно не получал титул колонии, а ветеранское поселение при нем существовало в виде автономного анклава4.
Многие ветераны - вероятно, римские граждане из провинций по своему происхождению, - получили землю в заальпийской Галлии, Испании, Африке, Иллирике, Эпире, Ахайе, Азии, Вифинии5. Трудно сказать, сколько из 80.000 человек, получивших при Цезаре землю в провинциях (Suet., Jul., 42), было легионных ветеранов. Ясно только, что речь идет о десятках тысяч человек. В отличие от Италии, в провинциях ветераны часто клали начало новым городам, в том числе, высшего по римским законам - колониального статуса. Названия некоторых легионов Цезаря были отражены в названии ряда поселений: Нарбонн - колония дециманов (десятого легиона), Форум Юлия - октаванов (восьмого легиона), Бэтерры - септиманов (седьмого легиона), Арелат - секстиманов (шестого легиона), Араузион - секунданов (второго легиона)6. Впрочем, как резонно подметил еще Т. Моммзен, едва ли каждая конкретная ветеранская колония создавалась исключительно за счет солдат одного легиона7. На практике в них были представлены воины разных боевых частей, а также гражданские переселенцы. Численность поселенцев во вновь основанной колонии обычно составляла от нескольких сот до нескольких, чаще трех тысяч человек, хотя случались и исключения как, например, в Венузии, где получили землю сразу 20.000 ветеранов8.
Основанию ветеранского поселения предшествовала колоритно описанная римским землемером Гигином центуриация земель (Thulin C. Corpus agrimensorum romanorum. Leipzig, 1913; Гигин Младший (Громатик). Устройство лимитов. пер. И.А. Гвоздевой // Хрестоматия по истории древнего Рима. под ред. Кузищина В.И. М., 1987. С. 191 - 201). Участки нарезались по количеству будущих владельцев и даже с некоторым запасом. На особой бронзовой табличке, называемой forma coloniae, отображались результаты центуриации, причем отмечались детали местоположения каждого участка, его размеров и формы. Участки получали названия по именам получивших их ветеранов9.
Между отставкой и наделением ветерана участком проходило несколько лет. Сначала будущие колонисты собирались в Риме, а затем выходили на место поселения, будучи построены по своим боевым подразделениям, со значками и орлом, под руководством старших командиров и военных трибунов. Думается, образцом для торжественной процедуры основания ветеранских колоний служил обряд закладки военных колоний, создаваемых в Италии в V - IV вв. до н.э. для обеспечения землей римских плебеев. Позже, согласно заведенному с установлением Империи обычаю, ветераны делились согласно полученным за время службы рангам на несколько групп, и каждая группа делила положенные ей участки посредством жребия (Hyg. 141). Факт основания колонии являлся важным событием в ее жизни и порой увековечивался на выпускаемых римскими колониями монетах. Так на одном из выпущенных в 45 г. до н.э. серебряных денариев запечатлены символы ветеранской колонизации: легионный значок - signum, игравший роль войскового знамени орел, копье и плуг10. Возможно, уже Цезарь стал наделять ветеранов какими-то правовыми привилегиями, но характер их неизвестен.
Политика массовой ветеранской колонизации, начатая Цезарем, была продолжена в еще больших масштабах Октавианом - сначала в период триумвирата, а затем в первой половине принципата. После разгрома армии последних защитников Республики Брута и Кассия триумвир Октавиан осуществляет наделение землей ветеранов-цезарианцев, которых насчитывалось свыше 150 тысяч человек11.
Ветеранская колонизация триумвиров развернулась, главным образом, в Италии. Здесь были наделены земельными участками около 50.000 человек12. Было принято решение о наделении ветеранов за счет восемнадцати общин в самых разных районах Аппенинского полуострова (App. Bel.civ. IV. 3). Насильственные методы осуществления ветеранской колонизации и агрессивность самих ветеранов вызвали массовое недовольство и даже привели к военным столкновениям в Этрурии, известным как Перузийская война 41 - 40 гг. (App. Bel.civ. V. 12 - 14; 32 - 49). Размеры ветеранских участков при триумвирах, как полагает Л. Кеппи - один из авторитетнейших исследователей ветеранской колонизации периода перехода от Республики к Империи, превышали нормы, установленные Цезарем, и составляли в среднем 50 югеров. По его мнению, в это время был отменен введенный законом 59 г.до н.э. запрет продажи ветеранского надела в течение первых 20 лет13.
В период второго триумвирата Августа оформляются юридические привилегии ветеранов. Октавиан обещал каждому легионеру по возвращении в гражданскую жизнь статус декуриона - члена городского совета в общине римского права (App., Bel.civ., V, 127). После победы над Марком Антонием и завершения гражданских войн в 31 г. триумвир Октавиан издал специальный эдикт о ветеранах (Edictum Octaviani triumviri de privilegiis veteranorum // FIRA. T.1. S.315-317). На основании этого эдикта, датированного тем же периодом (СIL XVI, P.145, N 10), а также так называемой "гераклейской таблицы" (ILS 6085) можно судить о ветеранских привилегиях периода второго триумвирата. Ветераны, их жены, родители и вольноотпущенники получали максимально возможный для римских граждан иммунитет - прежде всего, налоговый - во всех делах. Ветераны получали право льготной "прописки" в любую трибу, право заочного голосования в комициях, возможность добровольного исполнения жреческих обязанностей, магистратур и любых выборных должностей в общине. Дома их освобождались от постоя. Подтверждались преимущества,привилегии и льготы, дарованные ветеранам ранее. Надписи сообщают о создании в городах Италии особых ветеранских коллегий, сохранившихся в качестве потомственных корпораций до III века14. Наиболее состоятельные ветераны, несмотря на дарованные им привилегии, активно участвовали в городском самоуправлении и несли связанные с исполнением магистратур расходы.
В период правления Августа в качестве принцепса имели место три значительные акции по увольнению отслуживших легионеров. Первая началась в 30 г. до н.э. и была связана с роспуском легионов, участвовавших в последней гражданской войне. Тогда же начался набор новобранцев в императорские легионы, служба в которых, согласно существовавшим правилам, продолжалась 16 лет. Следовательно, вторая массовая демобилизация была начата около 14 г. до н.э. Обе демобилизации осуществлялись в форме выведения основной массы отставников в ветеранские колонии. Как утверждается в "Деяниях божественного Августа" - важнейшем источнике по данному вопросу - в ветеранских колониях было поселено около 120.000 человек (RGDA. XV - XVI).
В Италии были основаны 28 колоний, которые, как особо отметил сам Август, в его правление были многолюднейшими и богатейшими (RGDA. 28). На этот раз Октавиан стремился избегать беззаконий, свойственных ему в качестве триумвира, и он заплатил общинам Италии за землю, выкупаемую для ветеранов, 600.000.000 сестерциев (RGDA. 16). Стоит отметить, что, как и при Цезаре, новые города не создавались, а переосновывались, т.е., получали титул Августовых старые римские колонии. Eдинственное исключение - колония ветеранов преторианской гвардии Августа Претория. Кроме того, статус колоний получали муниципии. Едва ли можно восстановить полный список городов Италии, в которых получили земельные участки в эти годы ветераны Августа. Как полагает Л. Кеппи, они поселились в северной и средней Италии, но наибольшая концентрация ветеранских поселений вновь оказалась в Цизальпинской Галлии15. В период данной колонизационной кампании в Италии получили землю 40-50 тысяч человек16.
Еще больше - точное количество установить затруднительно, хотя цифра 75 представляется несколько преувеличенной17 - ветеранских колоний было основано в провинциях Африке, Сицилии, Македонии, Дальней и Ближней Испании, Ахайе, Азии, Сирии, Нарбонской Галлии, Писидии (RGDA. XXVIII). Здесь, также в соответствии с введенной при Цезаре практикой, ветеранские колонии часто являли собой новые поселения. Как сообщает Август, за выделяемые для ветеранов земли он заплатил провинциалам 260.000.000 сестерциев (RGDA. XVI). В провинциях обосновывались чаще легионеры, навербованные за пределами Италии. Большинство их составляли потомки италийских переселенцев, однако среди солдат эпохи гражданских войн встречались и перегрины, получавшие римское гражданство уже на службе. Достаточно характерна для провинций, на наш взгляд, ветеранская колонизация, осуществленная Августом в 25 - 7 гг. до н.э. на Пиренейском полуострове, где в первой половине принципата Августа была сосредоточена крупнейшая группировка войск, там были созданы три ветеранские колонии: Эмерита, Цезаравгуста и Акки18. Характерно, что все они образованы путем поселения в одном месте воинов из нескольких легионов: Эмерита - V, X; Цезаравгуста - IV, VI, (X - ?); Акки - I, II. Существенно также и то, что первая из ветеранских колоний на Пиренеях - Эмерита, площадь которой составляла 120 га, - по величине наделов значительно превышает остальные, образованные после 14 г. до н.э., т.е., после проведения двух цензов 29 и 18 гг. до н.э.19. Как известно, проведение ценза всегда сопровождалось кропотливой работой по упорядочению землепользования. После двух цензов императору все труднее было находить землю для организации значительных ветеранских поселений. Кроме того, по нашему мнению, правы те исследователи, которые полагают, что возможности императоров по распоряжению землей в провинциях были далеко не безграничны20.
Возможно, растущие затруднения с организацией ветеранских колоний сподвигли Августа на реформы в сфере ветеранского вознаграждения. После 13 г. до н.э. были удлинены сроки службы в легионах. Отныне солдаты после 16 лет обычной службы должны были еще 4 года проводить в особом ветеранском подразделении (Dio. LIV.25). Следует отметить также, что после образования в начале принципата Августа постоянных легионов прекратились массовые демобилизации легионеров. Отныне ежегодно из каждого легиона увольнялось не более 100-300 человек, т.е., не более 2.500 - 7.500 человек из всех легионов. После 14 г. до н.э. в Италии, а после 7 г. до н.э. в провинциях прекращается образование ветеранских колоний. Наиболее распространенной формой ветеранского вознаграждения становится земельный надел, выделяемый в каком-либо италийском или провинциальном муниципии (RGDA. III). На эти цели Август потратил 400.000.000 сестерциев из своих личных средств (RGDA. XVI). Неизвестно, сколько человек получили ветеранское обеспечение подобным образом. Из "Деяний божественного Августа" можно понять, что вместе с получившими позже ветеранское вознаграждение в форме денежного пособия их было 180.000 человек (RGDA. III; XV).
Около 5 г.н.э.(или 5 г. до н.э.?), т.е., тогда, когда пришло время очередной масовой демобилизации и, соответственно, очередного набора, Август вновь удлиняет срок службы для легионеров. После 20 лет активной службы воины должны были еще 5 лет находиться в ветеранских когортах (Dio. LV.23; Suet. Div.Aug. 49) Основной формой ветеранского обеспечения стало денежное вознаграждение в размере 12.000 сестерциев. По мнению Л. Кеппи, выдача денежного пенсиона отставным легионерам началась с 7 г. до н.э., хотя размеры его неизвестны21. Денежный вариант вознаграждения нравился солдатам, поскольку давал большую свободу в смысле организации последующей жизни на гражданке, нежели земельный участок. Для выплат ветеранского вознаграждения было создано специальное казначейство - aerarium militaris. Военная казна должна была формироваться за счет новых налогов: однопроцентного - от продаж, и пятипроцентного - от наследства (Dio Cas. LV. 23.1). Помимо выплаты пенсий, военная казна была призвана обеспечивать выдачу жалования солдатам действительной службы и, в какой-то степени, покрывать текущие расходы армии. Однако, переход на денежную форму вознаграждения ветеранов оказался непосильным испытанием для государства. С одной стороны, централизованная налоговая служба в лице особых прокураторов только зарождалась, а потому основная тяжесть по сбору налогов по-прежнему лежала на коллегиях публиканов и общинных органах провинциального самоуправления. С другой стороны, налоговые поступления государству от провинций всегда были меньше, чем расходы, связанные с их обороной22. Оказалось, что доходов от налогов с провинций для содержания военной казны было не достаточно. Не спасали положение и косвенные налоги с римских граждан, традиционно не обремененных налогами, а потому появление новых обязательных выплат в пользу государства воспринимавших болезненно. Поэтому Август был вынужден четырежды оказывать военной казне "спонсорскую" помощь из личных средств в общей сумме 320.000.000 сестерциев (RGDA. XVII). Как явствует из сообщений римских авторов и воинских инскрипций, третья Августова демобилизация растянулась более чем на десять лет и была завершена после его кончины. Задержки с увольнением ветеранов вызвали в 14 г. н.э. волнения в войсках на Рейне и в Иллирике.
Перейти на обеспечение ветеранов исключительно в денежной форме не удалось, и либо в последние годы правления Августа, либо в начале правления Тиберия возобновляется практика раздачи земельных участков с организацией ветеранских поселений. Военная же казна, в состав которой входили сначала 10, а затем 3 претора-сенатора, занимавших должность в течение 3 лет, существовала до середины III века23.
Таким образом, в период правления Октавиана - триумвира и принцепса - оформился характер ветеранского обеспечения, существовавший с небольшими изменениями до начала II века. Выслуживший полный срок службы легионер получал почетную отставку (honesta missio), которая предусматривала наделение ветерана налоговыми льготами (immunitas), юридическими привилегиями (beneficia), деньгами или земельным наделом (praemia).
В течение I в. н.э. продолжалась практика наделения ветеранов землей путем создания ветеранских поселений в форме колоний или подселения воинов в общины римского права. Несмотря на отсутствие свободных земель и на отрицательное общественное мнение по вопросу о наделении легионных ветеранов земельными наделами в Италии, императоры продолжали усилия по формированию ветеранского землевладения на Аппенинском полуострове. За исключением образованной на стыке правления Августа и Тиберия колонии Эмоны (современной Любляны), что находилась на границе античной Италии и Иллирика, большинство ветеранов I в. н.э. получили земельные наделы и были поселены в южной части Аппенинского полуострова. Наибольшую активность в наделении ветеранов земельными участками на территории Италии проявляли Нерон и Веспасиан. Характерно, что ветераны получали землю в тех же общинах, где наделялись участками воины Октавиана-триумвира и Августа-принцепса24. Однако, масштабы на это раз были гораздо скромнее. При Юлиях-Клавдиях ветераны, включая преторианцев и моряков, были поселены в 11 городах, при Флавиях и Нерве - в 725. После Нервы централизованное наделение отставных военных землей в Италии не осуществлялось. Вероятно, наиболее значимые ветеранские поселения были образованы в Анции - на родине Нерона и в Реате - месте рождения Веспасиана. Императоры I века селили вместе не только воинов, принадлежащих к разным легионам, но и относящихся к разным родам войск: например, легионеров, преторианцев и военных моряков. Трудно судить об общей численности ветеранов, получивших в данный период участки на Аппенинском полуострове. Учитывая репрезентативность эпиграфических источников (в дошедших до нашего времени надписях, оставленных военными в I веке, отражено менее 1% личного состава), можно предположить, что речь идет о нескольких тысячах человек. Л. Кеппи насчитал 15 надписей, оставленных легионными ветеранами, получившими землю в Италии при Нероне и Веспасиане26.
Наделяя ветеранов земельными участками в Италии, императоры, как мы полагаем, в первую очередь заботились об увеличении личной клиентелы, а также о возрождении мелкого и среднего землевладения. Ведь, как известно, собственники малых и средних рабовладельческих хозяйств являлись одним из важнейших социальных оплотов принципата. Активная ветеранская колонизация Италии I в.до н.э., при которой земельные участки получили около 150.000 человек, и колонизация I в. н.э., осуществлявшаяся в гораздо более скромных масштабах в какой-то степени задержали упадок мелкого землевладения, но предотвратить процесс концентрации земельной собственности в руках латифундистов не могли. Следует иметь в виду, что с периода правления династии Флавиев уроженцы Италии составляли среди легионеров меньшинство, а потому перспектива поселиться в благодатном, но чужом краю была для многих солдат-неиталийцев мало привлекательна. Впрочем, однозначно говорить о неудаче ветеранского землевладения в Италии нельзя. Так, например, отставные центурионы имели возможности для создания там крупных хозяйств. Долго оставалась зоной господства мелкого и среднего землевладения бывшая Цизальпинская Галлия, некогда плотно заселенная ветеранами Цезаря и Августа. Однако, в массе своей, ветеранское землевладение в Италии было обречено. Если сами ветераны нередко исполняли декурионские магистратуры, требующие немалых денежных затрат, то их потомки, как правило, были беднее и не входили в высшее городское сословие.
Гораздо большие размеры в I в. н.э. приобрело наделение ветеранов землей в провинциях. Уже при Тиберии обнаруживается тенденция к созданию маленьких ветеранских поселений, не получавших титул колоний, неподалеку от места дислокации воинских частей. Так обстояло дело в Далмации, Паннонии27. Мощный импульс ветеранской колонизации в провинциях дал император Клавдий (41 - 54 гг.), сам рожденный в галльском Лугдунуме (современном Лионе). Кроме поселения ветеранов в галльских городах Нарбоне и Лугдунуме, имевших давние ветеранские корни, Клавдий основывает ветеранские колонии в Далмации (Colonia Claudia Aequum), пограничных провинциях Паннонии (Savaria), Нижней Германии (Colonia Claudia Ara Agrippinensium=Koeln), только что завоеванной Британии (Camolodunum=Colonia Victrix=Colchester), Сирии (Ptolemais), Нумидии (Colonia Lixum). Важно отметить, что ветеранские колонии создавались только в императорских провинциях, причем неподалеку от военных лагерей, либо на их месте28.
Повoдом для образования колоний служил, как правило, перевод легиона на новое место. Поскольку из каждого легиона ежегодно демобилизовывалось не более 300 ветеранов, им приходилось ждать несколько лет, пока накопится необходимое количество человек - вероятно,около 3.000, причем, из разных легионов - для создания колонии. Образование ветеранских колоний продолжалось при Флавиях в Балкано-дунайском регионе (Deultum=Burgas, Scupi=Skopje), Африке (Ammaedara=Flavia Augusta Emerita), Британии (Colonia Lindum=Lincoln). При Нерве была основана еще одна ветеранская колония в Британии - Glevum=Glouchester. Cерия ветеранских колоний - на Дунае (Oescus, Poetоvio=Ptuj, Sarmizegethusa, Ratiaria(?), Mursa(?)), на Рейне (Colonia Ulpia Traiana=Xanten), в Африке (Timgad) - была образована Траяном. Последние ветеранские колонии были оcнованы Адрианом: в Африке (Cyrene) и Иудее - на месте Иерусалима (Colonia Aelia Capitolina). Образование ветеранского поселения на месте священного города иудеев привело к антиримскому восстанию. Вероятно, после этой акции, дорого стоившей римлянам, принцепсы окончательно отказались от традиции создания ветеранских колоний.
Более широкое распространение, нежели создание ветеранских колоний, в период раннего принципата приобретает наделение ветеранов землей в приграничных муниципиях - в Британии и Дакии, на Рейне и Дунае - индивидуально или небольшими группами. Получившие подобным образом пенсионное вознаграждение легионные ветераны, как позволяют предположить источники, становились типичными сельскими жителями. Они, как правило, проживали на своем участке, вели хуторское хозяйство при помощи своего семейства, заведенного зачастую еще во время службы, и, максимум, нескольких рабов. В жизни близлежащих городов ветераны, за редким исключением, активного участия не принимали29. Они, судя по всему, продолжали воспринимать себя как часть армии, связанные культовыми, деловыми и прочими узами с гарнизонами на лимесе. Ветераны сохраняли корпоративную солидарность, создавая ветеранские коллегии30.
После осуществления в первые годы правления Веспасиана широкой программы по наделению земельными участками ветеранов, участвовавших в гражданской войне 69 г., ведущим видом ветеранского увольнения становится missio nummaria. Пока в легионах было много потомков италийских переселенцев из внутренних провинций Империй (2-я пол. I века), широко распространено было возвращение таких ветеранов после службы домой. Возвратившись в города Галлии, Испании, Далмации, Паннонии, они приобретали на денежный пенсион земельный участок или становились хозяевами ремесленной мастерской либо торговой лавки.
С начала II века, когда оформился принцип местного комплектования, в окрестностях лагеря стало оставаться все больше ветеранов. Императоры Адриан и Антонин Пий, с одной стороны, укрепляя лимес, а, с другой стороны, стремясь сделать его на некоторых участках более открытым, последовательно сокращали т.н. "легионную территорию " - зону отчуждения, свободную от местного населения и управляемую военными властями. В непосредственной близости от крепостей, но уже не на "легионной территории" с I века - прежде всего, на Рейне - стали возникать поселения местных жителей - используя римскую терминологию, - vici31. Землепользование осуществлялось здесь в обычных для перегринов - свободных провинциалов, не обладавших правами римского гражданства, и римских граждан формах possessio и usus fructus. Поэтому, хотя часть обитателей этих виков, занималась торговлей и ремеслами, основой экономики здесь было сельское хозяйство. При Антонинах солдаты получили право приобретения земельных участков за пределами "легионной территории", на которых они могли хозяйствовать после выхода в отставку, проживая в виках. Ветеранское землевладение со II века сосредоточивается в пограничных провинциях.
В научной литературе нет единства мнений по вопросу, являлось ли ветеранское землевладение формой крестьянского хозяйства или разновидностью мелкорабовладельческой виллы. Опираясь на встречающиеся у Тацита упоминания о нежелании ветеранов в некоторых случаях получать земельные наделы (Tac. Ann. I. 17) и об оставлении ветеранами Нерона земельных участков в Италии (Tac. Ann. XIV. 27), равно как на засвидетельствованные инскрипциями факты оставления некоторыми ветеранами наделов в некоторых паннонских дедукциях32, часть исследователей - П. Брант, Дж. Форни и некоторые другие - убеждена в несостоятельности ветеранских, по сути своей крестьянских хозяйств33. Теоретическую основу таких воззрений составляет выдвинутое Э. Мейером и, казалось бы, убедительно обоснованное М.И. Ростовцевым положение о полном упадке в I в. н.э. мелкого землевладения в Италии и наиболее романизированных провинциях, о монопольном утверждении там латифундий и колонатных отношений34. Другие исследователи, ориентируясь прежде всего на многочисленные следы в зоне римского лимеса, в европейских пограничных провинциях, в округе ветеранских колоний cледов центуриации, а также villae rusticae - комплексов построек аграрного назначения, которые можно считать разновидностью мелкорабовладельческих вилл, связывают их с ветеранскими хозяйствами и настаивают на процветании ветеранского землевладения в этих регионах35.
Площадь надела на провинциальной территории, полагавшегося, судя по всему, рядовому по почетному увольнению составляла около 50 югеров (примерно 12 га), что значительно превышает размеры типичных крестьянских участков (обычно, 8 - 10 югеров). Известные случаи, когда площадь ветеранского надела составляла даже 200 югеров (например, CIL VI. 3828 - Deultum, Фракия), cкорее всего, связаны со старшими солдатскими рангами, если не с центурионством. Ветеранские наделы, на которых выращивали обычно зерновые, виноград и оливки, обрабатывались членами семьи ветерана и, как указывают немногочисленные, правда, эпитафии, двумя - тремя рабами.
С.Л. Утченко, анализируя характер ветеранской колонизации в Италии в конце респубики, пришел к выводу о противоречии ветеранского землевладения античной форме собственности на землю, поскольку собственность ветерана на участок не определялась его членством в той или иной общине римского права36. Ю.К. Колосовская вполне справедливо возразила, указав, что ветеранское землевладение, особенно, в провинциях соответствовало основным чертам античной формы собственности на землю37. Мы полагаем, что землевладение легионных ветеранов безусловно являлось разновидностью мелкорабовладельческого и отчасти ориентированного на рынок хозяйства. Распространение ветеранских вилл из Италии через внутренние провинции на рубежи Империи отражает эволюцию основных форм античного землевладения, убедительно отслеженную отечественными антиковедами-марксистами38. В конце III века ветеранское землевладение, равно как и весь основанный на античных принципах мир пограничных провинций Империи, приходит в упадок. Земля передавалась ветеранам уже не в собственность, а во владение. Мельчали до величины крестьянских и размеры участков, приобретаемых солдатами еще во время службы39.
Начиная со II века все больше ветеранов оставались в гарнизонных поселках - канабах. По мере стабилизации легионов на границах Империи возле крепостей возникают канабы - поселки, населенные всевозможными искателями приключений, торговцами, ремесленниками, женщинами легкого поведения, солдатскими семьями. Можно предположить, что до начала II века при гарнизонах оставались наименее обеспеченные и чаще всего одинокие отставные воины40. О занятиях этих ветеранов известно немногое. Поскольку в силу особого статуса территории вокруг легионной крепости частная собственность на землю здесь не допускалась до рубежа II - III вв., можно предположить, что ветераны из канаб занимались преимущественно торговлей и ремеслом. Возможно, что некоторые ветераны - а это были люди, как правило, в возрасте после 45 лет, т.е., по тогдашним меркам, уже пожилые, - не заводили никакое дело, а просиживали остаток дней с друзьями в поселковой таверне за кружкой пива, вспоминая былую солдатскую жизнь. Вместе с остальными римскими гражданами ветераны-канабарии составляли корпорацию Civium Romanorum consistentes ad legionem. Не вызывает сомнений, что ветераны в канабах являлись наиболее уважаемыми людьми и, как показывают источники, они часто исполняли руководящие должности в поселковом совете, находившемся, впрочем, под жестким контролем легионного командования. Из инскрипций известно о существовании должностей куратора римских граждан, квестора, магистра ветеранов. Что касается правового положения ветеранов, можно предположить, что до Домициана объем их льгот и привилегий по сравнению со временами второго триумвирата был несколько сокращен. Домициан, как сообщают источники, восстановил их в прежнем объеме (Edictum Domitiani de privilegia veteranorum // Fontes iuri Romani antejustiniani (FIRA) / Ed. S.Riccobono. P.1. P.427 - 430).
До недавнего времени исследователи недооценивали дуализм гражданских поселений в округе римских крепостей и под процессом урбанизации в зоне лимеса, бурно развернувшимся во II - III веках, понимали исключительно наделение канаб правами муниципия или колонии41. Между тем, выяснилось, что во многих случаях подлинными городами в первую очередь становились не канабы, а соседние вики: Colonia Ulpia Traiana в Германии; Novae, Troesmis, Durostorum в Нижней Мезии; Carnuntum, Aquincum, Vindobona, Brigetium в Паннонии42. Очевидно, наделение поселения хартией города римского права происходило не произвольно, а в соответствии с установленными критериями. Одним из важнейших критериев было наличие достаточного количества римских граждан, а среди них - способных нести обязанности декурионов. Насыщение виков поселенцами с римскогражданским статусом в значительной степени происходило за счет ветеранов. Поселившиеся в виках ветераны вместе с другими римскими гражданами, обитавшими в виках, создавали особую форму римскогражданского коллектива - consistentes, распространенную на границах и в мало романизированных провинциях. Ветераны составляли одну из привилегированных групп римского гражданства в городах приграничных провинций.
При Северах происходит дальнейшее укрепление положения военных ветеранов, как и армии в целом. Перевод армии на централизованное обеспечение через annona militaris, в значительной степени легшее на плечи внутренних территорий, приводит к свертыванию "легионной территории". Освобожденные вследствие этого из-под военного контроля, многие канабы сливаются с виками и превращаются в новые муниципии и колонии. Подавляющее большинство ветеранов легионов и вспомогательных частей, которые в это время также набирались исключительно из римских граждан, поселялось в пограничной зоне. В связи с отменой запрета солдатам вступать в брак во время службы начинает формироваться "милитаризированное общество". Красноречивое описание такого социума в зоне лимеса провинции Норик (территория современных Австрии и Словении) представил Г. Альфельди43. Широкое распространение получают браки солдат с дочерьми ветеранов. Военная служба становится наследственной. Подавляющая часть новобранцев всех родов императорской армии, за исключением флота, выходила из лимитрофных провинций. Люди, связанные с армией, стали оставлять основную часть экономически и политически активного населения пограничных провинций в европейской части Империи.
В оформленном при Северах "военном праве" зафиксированы предоставленные ветеранам "солдатскими" императорами правовые льготы. Значительно возросли размеры ветеранского вознаграждения. Мы разделяем популярную в зарубежной и отечественной историографии точку зрения, согласно которой т.н. "солдатские" императоры, стремясь сохранить гибнущую античную цивилизацию и связанный с ней тип имперской государственности в виде принципата, опирались на более "молодые" по уровню общественно-экономического развития территории - прежде всего, дунайские - и на армию как на мощное средство выражения интересов этих территорий. Закрывая глаза на обнищание населения внутренних провинций Империи, государство в лице "солдатских" императоров Септимия Севера, Максимина Фракийца, Филиппа Араба, Проба и др. обогащало армию и ветеранство, которое превратилось во влиятельную социальную группу.
Следует отметить, что в период страшных потрясений, когда целые регионы - Галлия, Сирия, Британия и т.д. - восстали против римских императоров, когда варвары захватили Декуматские поля и Дакию, парфяне вторглись в восточные владения Рима, а само государство стало ареной бесконечных внутренних войн, именно зона лимеса, заселенная, прежде всего, военными ветеранами и их родственниками, стала опорным краем державы, неустанно питая гибнущие в схватках с превосходящими силами противника легионы и сохраняя верность Imperium Romanum. Примерами тому являются многочисленные инскрипции во здравие императоров, во спасение государства, статуи Юпитера Всеблагого Величайшего - главного хранителя римского государства, установленные обитателями канаб и виков, начиная от Могонтиака в Верхней Германии, и кончая устьем Дуная, в период с середины I по середину III века44. В значительной степени именно благодаря патриотизму приграничного населения и связанных с ними войск Империя пережила кризис III века.
В то же время пограничные территории, объективно игравшие роль последнего оплота античной цивилизации, кроме общего характера общественно-экономического устройства и языка, мало что общего имели с миром италийцев и эллинов. Ветераны III века не были знакомы с жизнью больших городов и о богатой культурной традиции греко-италийского мира имели самое поверхностное представление.Это были в реальности люди малограмотные, либо с грамотой не знакомые (примерами чему служат изобиловавшие грамматическими ошибками или даже лишенные надписей надгробные памятники из поселений в зоне лимеса). Их религиозные воззрения являли собой удивительную смесь верований традиционно римского, даже официозного пантеона с верованиями, распространенными среди местного неримского населения. Модель социального поведения ветеранства, о котором можно судить по убранству и планировке их жилищ и погребений, иконографии и текстах надгробных памятников, была сориентирована не только на античные, прежде всего, римско-италийские образцы, но и на нравы и обычаи, распространенные среди местной кельтской, германской, паннонской и прочей, как правило, лишь частично романизированной аристократии. Во второй половине III века легионное ветеранство все более превращается в сельское население, отрываясь от городской жизни. Военные реформы Диоклетиана и Константина, преобразившие легионы до неузнаваемости и сделавшие их маломощной пограничной милицией, а также их далеко идущие социально-экономические преобразования объективно способствовали снижению прежде высокого социального положения легионов ветеранов (хотя Константин и Лициан подтверждали наделение правами и привилегиями, соответствующими missio honesta, ветеранов преданных им легионов: Epistula Impp. Constantini et Licinii de privilegiis militum et veteranorum // FIRA. P,1. P.455-459).

дезерт игл
10-10-2016 17:55 дезерт игл
это начало главы
4. Конфликт латифундистов и легионов, или выборы в США 2016
В Риме всегда существовал конфликт между аристократией владеющей большими поместьями(латифундиями) и военными стремящемися к обогащению и захвату новых территорий
дезерт игл
10-10-2016 17:57 дезерт игл
таким образом, богатые землевладельцы, ставшие впоследствии основой элиты Средневековья, старались больше времени уделять миру, в то время как военные захвату земель.Однако посмотрим на нынешнее положение дел
  всего страниц: 8 :  1  2  3  4  5  6  7  8