Guns.ru Talks
Холодное оружие
"книжные" ножи ( 10 )

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Konrad Bussov
19-6-2012 18:55 Konrad Bussov персональное сообщение Konrad Bussov Цитирование
первое сообщение в теме:
Доброго времени суток!
Перечитывал Хайнлайна и возникла мысль о создании такой темы. Предлагаю выкладывать и пообсуждать интересные варианты режиков, которые попадаются в книгах, можно и в кино, только не Рембо, он уже давно в зубах завяз.:-)
Ну и собственно для начала:
"У Рода было несколько ножей, но один
из них был "его" ножом, любимым
оружием с двадцатисантиметровым
стальным лезвием. Он протянул его
сестре, которая взвесила нож в руке.
- Отлично! - сказала она и осмотрелась.
Заметив муху, она взмахнула рукой.
Лезвие рассекло насекомое на две части. Она достала из-за голенища другой нож.
- Это тоже хорошая вещь. - Держа в
руках оба ножа, она поочередно
взвешивала их. Затем защелкнула свой
нож и протянула рукоятью к Роду.
- Это мой любимец, "Леди Макбет". Я
брала его на свое одиночное испытание, Бадди. А теперь хочу, чтобы и ты взял его."(с)
Если с C.J. Bowi всё ясно, стало интересно, какой нож имел в виду Хайнлайн под именем "леди Макбет"?
Serega73
19-6-2021 10:07 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"С вечера просмотрел свое оружие.
Три ножа, подаренных коряком. Разный размер, разная форма, разное назначение. Большой сучья нарубить, средний для снятия шкур, маленький консерву вскрыть, хлебушек порезать, колбаску там: Хороши, красивы, но не очень-то и нужны, не промысловик я. Наградной, с ручкой из сайгачьего рога сделаю своим официальным. Во-первых, есть номер, значит, можно записать в охотничий билет, на материке менты не привяжутся. Во-вторых, прекрасная сталь. В-третьих, красивый. Да и просто понравился он. Нож Чалдона велик, надежен и прост. Рукоять из отполированной годами службы деревяшки. Лезвие позволит и сучья на костер порубить, и зверя освежевать, а на крайний случай и подраться. Он не мой, откладываю в шкаф на хранение."

Дронт Николай.с В ту же реку

Serega73
19-6-2021 18:13 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"Старик везде и всюду ходит в подаренном мною свитере. Про передачи слова не сказал, но зашел в студию и выложил на стол нож. Это не моя показушная старая финка, это отличная вещь. Клинок, похоже, сделан из плоского напильника. Рукоять наборная из оргстекла. Прозрачная с белыми, красными и зелеными вставками. Судя по всему, орнамент что-то значит, но не знаю что. Гарды нет, однако рукоять удобно лежит в ладони при хвате. Лезвие не слишком длинное, без дола, однако центровка, закалка, острота на высоте. Вспомнил слова Высоцкого о воровских ножах:

Они воткнутся в легкие,
От никотина черные,
А рукоятки легкие,
трехцветные, наборные.

- Это да, такое бывает, - согласился владелец. - Как тебе ножик?
- Фирма, - выдал я суждение. - Большого мастера работа.
Человек напыжился, видать, сам и делал.
- Гривенник дай. Дарю на память. Не за дачки, а за то, что ты правильный пацан.
Появляются ножны, искусно вырезанные из истертой морем деревяшки, на них надпись: 'Лехе Писарю от Вити Калины'. От такого не отказываются."

Дронт Николай. В ту же реку

CARECA
28-6-2021 18:17 CARECA персональное сообщение CARECA Цитирование
Колодезь/Логинов С. В.
...
Семён осторожно потянул украшенную золотой насечкой рукоять, что торчала из-под локтя лежащей мумии. Секунду рукоять не поддавалась, словно мертвец не хотел отдавать меча, но затем клинок вынулся из ножен, радуя глаз мелким узором, подобно змее, сменившей кожу и спешащей за первой в новой жизни добычей.

Затаив дыхание, Семён поднёс клинок к глазам. Он не думал о том, где стоит и что недолго ему владеть этой саблей. Сейчас он любовался клинком. Металл был неказист, серовато-жёлт и, где-то за пределами зрения, испятнан крапинами и паутинными завитками, незаметными – серое на сером. Но для того, кто понимает, нет вещи драгоценней. Что там золотая насечка, что ножны, изукрашенные дорогими каменьями!... Главное сокровище – невзрачная серая полоса, несущая смерть супротивнику. Такие сабли во всём подлунном мире наперечёт. Это не дамасская сталь – хитроумная подделка, что в такой цене у незнающих западных купцов, и даже не сорокоструйный персидский булат «кирк-нердебан», где серые нити тянутся вдоль клинка, словно расчёсанные гребнем. Персидской работы оружье Семён видывал и даже в руках держал. Спору нет – добрые клинки мастерит шахов оружейник Асадуллах, но эта получше будет. Ни в Кандагаре, ни в Ширазе такого делать не умеют: только в Кашмире варят серый булат, и случается, знаменитый мастер годы тратит на одну такую саблю. Зато и сноса ей нет. На пробу владелец рубит саблей железные гвозди, а потом роняет на лезвие женский волос, и, коснувшись незатупившегося острия, он сам, под тяжестью своей, распадается на части.

Знатнейшие из знатных мечтают об индийском булате, а достался он ыспаганскому невольнику, русскому мужику Семёну Косорукому. Хотя и мужику кой-что ведомо: недаром пять лет обучался военным премудростям в анатолийской школе аджами огланов, откуда султан набирает янычар для своего личного булука. С полувзгляда угадал Семён, что послал ему Аллах за день до мучительной смерти.

И хотя не с кем биться в пустых песках, а неверному рабу и простого ножика иметь не велено, не то что сабли, но, раз ухватив ловкую рукоять, Семён уже не мог расстаться с оружием. Сухая смерть – это как Аллах решит, а сабли он не отдаст.
Семён осторожно попытал клинок: верно ли так гибок, как говаривал однорукий учитель Исмагил ибн Рашид? Сабля послушно согнулась кругом, и в рукояти нашлось углубление, куда можно вставить остриё, обратив оружие в пояс. Семён отпустил руку, клинок с певучим звуком распрямился, готовый к бою.

С такой вещью в руках и умирать не надо. Жаль, и самой острой саблей не выбить воды из сухого песка.

Семён скинул бурнус, поверх рубахи и шальвар обогнул саблю, так что наведённый золотом крыж обратился в подобие диковинной пряжки, и намотал сверху полотняный пояс. Вот и скрылась сабля под бедным рубищем, как не было. А дорогие ножны, золото да яхонты пусть остаются где лежали. Кому они тут нужны, разве что демонам преисподним.

edit log

Djen4
9-8-2021 14:08 Djen4 персональное сообщение Djen4 Цитирование
"Когда мы собирались в Россию, то не знали, что здесь можно будет купить, поэтому приобрели во Франции замечательный карманный перочинный нож с множеством лезвий на все случаи материальной жизни и кое-какие - для духовной. Среди его лезвий были лопатки, ножницы, напильники, шило, пилочки, открывалки для банок и открывалки для пивных бутылок, штопоры, инструменты для удаления камней с лошадиных копыт, ножи для еды и ножи для убийства, отвертки и зубила. С помощью этого ножа можно было починить часы или отремонтировать Панамский канал. Это был самый замечательный перочинный нож, который можно себе представить. Мы пользовались им почти два месяца. Правда, единственное, что мы им делали, - это резали колбасу. Но надо честно признать: колбасу он режет великолепно." Стейнбек, "Русский дневник"
aloxide
11-8-2021 13:08 aloxide персональное сообщение aloxide Цитирование
Колесов, Константин Павлович
Самоходка номер 120

Но вот я уже чищу картошку. Передо мной два эмалированных ведра с прозрачной, удивительно красивой и нежной водой и с белыми, симпатичными такими катышками очищенной картошки, а слева, у ящика, на котором я сижу, стоит мешок с клубнями. Из-под ножа до земли тянется ровная и тонкая ленточка кожуры, иногда она рвется, но я умею чистить картошку, научился на Дальнем Востоке и в учебном полку, ночи напролет мы там чистили в кухонных нарядах картошку, да и дома в предвоенные годы это было моей постоянной обязанностью.

Прозрачная вода, белые катышки картошки, маленький перочинный ножичек с перламутровой ручкой - странно, непривычно, это не грязно-маслянистые снаряды, не эсэсовский кинжал, не обжигающие гильзы, это не кровь, которую надо как можно скорее остановить, чтобы не ушла вместе с нею и жизнь. Странно мне снова держать в руках такие чистые, приятные вещи, странно, что кругом так тихо, что нигде не стреляют, что молодые сосенки вокруг не растерзаны гусеницами, не придавлены днищами машин к земле, а освещены теплым солнцем и стоят тихие, степенные.

***

Я смотрю на свои немного отмытые и побелевшие руки, шевелю все еще детскими, не огрубевшими пальцами! Сложное и такое удивительное устройство! Тонкая, нежная кожица, гибкие, чувствительные пальцы. И такие послушные. Они уже многое умеют и многое сделали - до войны десятки лодочек, корабликов, моделей самолетов, луков и стрел, пистолетов на резинке, настольную лампу и даже педальный автомобиль. На левой руке пять белых шрамчиков, на правой три. От ножика, от стамески, от ножовки. А как они ловко разобрали и собрали забарахливший затвор 'Фотокора'!

В последние три месяца они двоим остановили кровь, перекидали десятки гранат и впихнули в казенник больше шестисот снарядов, которые били на прямой наводке, с сотен метров, иногда с десятков. Не откуда-то из-за реки или из-за леса. Не для испуга, а для дела. И если хоть каждый десятый из этих шестисот зацепил хоть одного фрица, то на четверых...

Опять идет мордастый парень. Я отворачиваюсь, но он молча ставит рядом со мной на ящик две тарелки и уходит. В одной тушеная капуста со шкварками и два куска жареного мяса, в другой - хлеб и немецкая пивная кружка с кофе и молоком. Ножичком я откалываю от ящика щепку, выстругиваю из нее лопаточку и ем. Ложки-то нет, погибла героической смертью.

Serega73
7-12-2021 15:41 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
Ну раз про сабли было. про мечи выложу:
"Я подошел к Делиаду. Он уже целых четыре меча в порядок привел. И два копейных наконечника. Мечи были одинаковые - ксифосы, как назвал их Алкимен. Клинок длиной с мою руку; нет, не мою - Делиадову. На древесный лист похож, к концу расширяется. Клинок и рукоять из цельного куска бронзы. У одного меча рукоятка кожей обмотана, у другого просто насечки сделаны.
Который тут самый легкий?
Я ухватил ближайший ксифос: нет, тяжелый! После деревяшки особенно. Для пробы взмахнул раз, другой. Сверху вниз, справа налево, крест-накрест. Загудев шмелем, острая бронза рассекла воздух. На последнем взмахе меч едва не вывернулся у меня из руки. Противно заныло запястье.
- Эй, эй!
- Шел бы ты в Тартар!
- Ухо отрубишь, дурила!
Я с сожалением вернул ксифос на место. Думал, как боевой меч возьму, у меня сразу все лучше получится. А оно ничего не лучше. Надо другой меч пробовать! Вот этот, например. Ух ты!
Зуб дракона, не иначе!
Длиннющий, прямой. К концу сужается. Не плоский, а граненый, что ли? Нет, это ребра такие вдоль клинка идут, а к острию сходят на нет. Темный, почти черный:
- Фасганон, - пояснил всезнайка-Алкимен. - Микенский меч, черная бронза. Его еще 'рогатым' называют. Вот, гляди.
Он указал на два выступа, нависающих над рукоятью:
- Это чтобы руку защищать.
Разыгрывает? Нет? Я ухватил 'рогатый' меч за рукоять. Ничего себе, громадина! По сравнению с черным рогачом ксифос показался бы деревянным. Я замахнулся, Алкимен проворно шарахнулся в сторону:
- Им не рубят, балбес! Им колют! Из-за щита!
Остановить движение я уже не мог. Меч прочертил дугу и потащил меня за собой. Я едва не упал.
- Умора! Я ж тебе сказал: фасганон!
Ну да, фасганон - это жало. А еще прут. Жалящий прут?
- А это что?
Я указал брату на щербины.
- Бывает, что и рубят, - с неохотой признал Алкимен. - Иногда. Такие дураки, как ты. Иди, на чучеле упражняйся!
По дороге к чучелу я через шаг делал пробные выпады 'рогачом'. На всякий случай я держал его двумя руками, как копье. Мимо просеменила рабыня с корзиной поздних гранатов: румяно-пунцовые, они полыхали огнем.
- Эй, Гиппоной! Смотри, девчонку не проткни!
- Кто ж девчонок мечом протыкает?
- У него протыкалка не выросла!
Взрослые заржали: шутка им понравилась. Рабыня фыркнула - точь-в-точь молодая кобылка - и удалилась в сторону кухни, плавно покачивая бедрами. Кажется, ей тоже понравилось, запоздало сообразил я. И удивился: ей-то что могло понравиться?
Со второго раза 'рогач' завяз в плотно скрученной соломе. Я его еле вытащил, и то не сразу. Полон уныния, я вернул фасганон на место - и увидел его.
Если микенский меч был большой, то этот выглядел огромным. Одного роста со мной, клянусь! Мощный клинок шириной чуть ли не с лопасть корабельного весла - он плавно сходился на конце к хищному острию и сиял так, что я чуть не ослеп. Золотой?! Радужные блики стаей стрекоз мельтешили перед глазами. Я проморгался, присмотрелся. Нет, не золото. Бронза, любовно начищенная и отполированная.
Ноги сами несли меня к чудо-мечу. Я шел, улыбаясь,улыбаясь, как старому знакомому. Я тебя и не подниму, приятель. А и подниму, так не взмахну. Хорошо, не сейчас. Когда вырасту? Стану большим и сильным? Очень большим? Очень сильным?!
Издалека, будто с другого края света, донесся голос Алкимена:
- Это аор. Он не для тебя:
Для меня!
Пальцы легли на рукоять."

Олди Генри Лайон. Если герой приходит

Serega73
14-1-2022 09:14 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"- А что за ящики с 'колониальными товарами'? - поинтересовался Дорофеев, не спеша выходить из помещения, которое предложил покинуть ИХ.
- Как обычно, - ответил суперкарго.
- Ничего запрещённого?
- Вы ведь знаете мои принципы.
- Поэтому и спрашиваю.
Бабарский сделал вид, что обиделся. Капитан сделал вид, что не прочь его повесить. Оба понимали, что до виселицы дело не дойдёт, а вот до взыскания - запросто, и суперкарго сдался:
- Ножи.
- Ножи? - переспросил Дорофеев.
- Обычный товар для неизвестных планет, - пожал плечами Бабарский. - Как показывает опыт, если новая планета оказывается обитаемой, в большинстве случаев местное общество изрядно отстаёт от нас в развитии. Поэтому самым ходовым товаром становятся бытовые: ножницы, ножи из современной стали, спички:
- А если мы не обнаружим в Туманности поселений? - хладнокровно спросил Дорофеев.
- Значит, ножи просто так прокатятся на неизвестную планету, - с не меньшим хладнокровием ответил ИХ.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, после чего капитан сдался:
- Значит, ты берёшь с собой десять ящиков ножей?
- Четыре.
- Здесь написано, что у тебя десять ящиков 'колониальных товаров'.
- Как показывает опыт:
- Что в оставшихся шести?
- Как показывает опыт, на втором месте после бытовых мелочей стоит крепкий алкоголь."

Панов Вадим. Не видя звезд

hm89
2-2-2022 19:23 hm89 персональное сообщение hm89 Цитирование
Д. Гамильтон. Тени.
Когда я обратно вернулся в отель, я достал маленький ножик из кармана. Вы можете сказать, что это был широкий перочинный нож или маленький охотничий нож. Он был более или менее похож на предыдущий, который я однажды сломал при исполнении обязанностей. Мне случилось пожаловаться на это и Гейл тайно дала его описание хорошо известному изготовителю ножей и он удивил меня прекрасным результатом.

У меня в руке был зажат нож, когда я приблизился к двери. Нож не был снабжен кнопкой, но имелся один способ открыть его быстро, одной рукой, — несомненное удобство.


Д. Гамильтон. Опустошители.
Запустив руку в карман, я извлек маленький складной нож и тряхнул кистью, выбрасывая лезвие. Это не слишком удобно, зато впечатляет наблюдающих.

edit log

DBorin
4-2-2022 12:28 DBorin персональное сообщение DBorin Цитирование
"Кроме короткого меча в деревянных ножнах, у мужчины на широком поясе висел кожаный мешочек. Ведьмак сорвал его, вывалил на траву кресало, кусочек мыла, воск для печатей, горсть серебряных монет, складной, в кожаном футляре нож для бритья, кроличье ухо, три ключа на кольце, амулет с фаллическим символом..."

Анджей Сапковский. Ведьмак. Крупица истины

Serega73
20-2-2022 09:44 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"- Так, - Дэнни заглянул в лежащий перед ним на столе электронный планшет. - Мария Уиллоу: Возраст: Род занятий: Это ты и сам знаешь: Проживает по адресу: Так, вот! Причина смерти - проникающее ножевое ранение в грудь. Один удар, чрезвычайно острым ножом из очень хорошей стали. Точный. Хорошо поставленный.
- С чего такие выводы?
Вообще-то полный медицинский отчет Дэнни буквально только что скинул мне на коммуникатор, но строчки отчета - это одно, а личные впечатления проводившего вскрытие коронера - совершенно другое. Уже имел возможность лично убедиться.
- Тут несколько факторов, - Дэнни задумчиво почесывает переносицу. - Удар всего один, но нанесен точно в центр проекции сердца, слева от грудины. Оба желудочка пробиты насквозь, острие дошло до позвонка: Не похоже на случайное попадание, уж очень глубоко и точно - ударил и тут же извлек, с доворотом клинка, чтоб вообще без шансов. Жертва умерла быстро, думаю, даже понять ничего толком не успела. Что касается орудия убийства: В позвонке спектральный анализ следов металла не дал. Ни единой частицы не осталось. А значит - высочайшего качества сталь и буквально бритвенной остроты заточка:
У меня в мозгу шевельнулось что-то такое: казалось бы давно забытое. Но чертова спешка: Мысль, так толком и не сформировавшись, вильнула хвостиком и умчалась."
"Вывожу на экран планшета сразу два фото. На первом - сделанная Дэнни Ченом трехмерная реконструкция клинка, пробившего сердце Марии Уиллоу, а на втором - 'Гадюка', штатный нож спецподразделений КМП[96] янки, который Тэо Риттер лично и под видеофиксацию достал из ножен на поясе капрала Саммерса. Все тот же Чен, пусть и с трудом, но уже обнаружил на нем следы крови Мэнди. Про наличие отпечатков, частичек кожи и прочего разного, принадлежащего Эштону (как бы его не звали на самом деле) - и речи не шло. Этого добра там хватало - даже без увеличительного стекла можно было справиться. И изображения на этих фото практически идентичны."

Коп из захолустья. Громов Б.

Serega73
4-3-2022 10:24 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"Нас мало что связывало, но как-то однажды теплым весенним днем я упражнялся в искусстве метания самодельного ножика, выточенного из расплющенного поездом барочного гвоздя. Получалось не очень: выбранная в качестве мишени стена дровяного сарая оставалась не пораженной, и нож то ударялся в нее плашмя, то бился обратной стороной деревянной рукоятки. Я не сдавался. Мальчишки вообще редко сдаются, пока не превращаются в инфантильных и ленивых мужчин. Ножик раз за разом падал на землю, и тут я заметил, что Славка стоит рядом и внимательно смотрит за моими занятиями.
- Привет.
- Привет.
- Дашь попробовать?
Я протянул ему нож. Он взвесил его на ладони, прикинул что-то, отошел на пару шагов, резко взмахнул рукой - и с первого раза засадил заточку в серую доску.
Вышло чертовски впечатляюще.
Я нарочито небрежно пожал плечами, выдернул клинок, тоже отступил чуть подальше и что было сил швырнул ножик в стену. На этот раз рукоять ударилась о сарай с такой силой, что мне пришлось отскочить в сторону, а отлетевший нож впился в землю у моих ног. Я покосился на Славку - не смеется ли? Но он поднял ножик и предложил:
- Давай научу."

Образцов. Единая теория всего

Serega73
4-3-2022 12:16 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"- Рыжий, а ну-ка дай финкорез.
Я обернулся.
Майка у него была порвана и свисала с тощих плеч как веревка у бурлака, по лицу размазались алая кровь и серая грязь, лицо застыло в каком-то незнакомом, чужом выражении, а в сузившихся глазах темнела беспощадная, злая решимость. Он смотрел на меня и протягивал руку в сторону Рыжего. Тот полез в карман потрепанного отцовского пиджака.
- Рыжий, не вздумай, - спокойно предупредил я.
- Давай, я сказал! - прикрикнул Славка.
Рыжий как-то сник, засуетился руками и вытащил из кармана настоящую бандитскую финку, с хищно загнутым лезвием-'щучкой' и наборной рукояткой из разноцветной пластмассы и оргстекла. Славка схватил нож и набычился, раздувая ноздри.
Я поднял портфель, расстегнул, сунул внутрь руку и вынул обратно. На поляне в мгновение стало совсем тихо; даже ветер как будто осекся, разом оборвав шорох травы и шелест березовых листьев.
Оружию у меня в руке позавидовали бы римские легионеры: тридцать сантиметров толстой, суровой стали, угрожающе отсвечивающей грубой шкурной заточкой, отполированная мозолистыми ладонями потемневшая деревянная рукоять и надежная тяжесть, оттягивающая руку. По слухам, покойный отец дяди Яши самолично выточил это чудище из тракторной рессоры еще до финской войны, прошел с ним и Зимнюю кампанию, и Великую Отечественную от Москвы до Варшавы, а теперь оно служило у нас на кухне, по случаю появляясь на свет, чтобы перерубить мозговую кость или рассечь одним махом жилистый кусок мяса.
Все расступились. Кто-то судорожно вздохнул."

Образцов. Единая теория всего

Serega73
4-4-2022 15:58 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"Гронский взял куртку, расстегнул молнию на длинном внутреннем кармане, достал оттуда большой увесистый предмет и с тяжелым стуком положил его на столик рядом с аптечкой.
- Вот.
Перед Алиной лежал огромный нож с длинным, широким и чуть изогнутым однолезвийным клинком. На заостренном конце размазалась свежая кровь. Темная металлическая рукоять была выполнена в форме какого-то странного зверя и плавно изгибалась, передавая контуры мускулистого длинного тела, распластавшегося в хищном прыжке. Задние ноги этого существа переходили в клинок, хлещущий в ярости хвост образовывал упор для руки, а навершие рукояти заканчивалось вытянутой оскаленной мордой. Нож смотрелся дико и странно здесь, на низком журнальном столике, при ярком электрическом свете, словно чужеродный предмет, не принадлежащий этому миру, а созданный руками неизвестных мастеров, чье темное искусство давно забылось и кануло в пучину времени вместе с теми, кто им владел. Алина с содроганием посмотрела на нож и подумала, что сам по себе этот предмет, отчетливо источающий зло и угрозу, мог бы служить доказательством существования хоть оборотней, хоть троллей.
- Сколько времени понадобится, чтобы проверить его как возможное орудие убийства? - спросил Гронский.
Алина пожала плечами, не сводя глаз с ножа.
- Один день. Но мне почему-то сейчас кажется, что ответ очевиден."

Образцов. Красные цепи

hm89
17-6-2022 22:49 hm89 персональное сообщение hm89 Цитирование
Сборник рассказов Чистое небо.

Samar.
Забег на короткую дистанцию.
Глеб привычно рассортировал продукты, проверил аптечку, щедро отсыпал в рюкзак топливных элементов для КПК и фонаря. Туго скатал и пристроил сверху спальник. Перебрал и смазал «АКМС», с которым ходил в Зону уже несколько лет. Поправил на оселке заточку «чабанского» ножа, формой и размерами напоминавшего ятаган. Нож, невероятной убойности самоделка, снят был Вороном с залетного гастролера и дарен Глебу в минуту душевного расслабления. Из обновок Рамзесу достался камуфляж и армейские ботинки. Глеб присел пару раз, подпрыгнул, притопнул – одежда сидела ладно и удобно.

Валерий Гундоров.
Красная Книга. Гомо вампирус.
А ты, кстати, им чем комбезы драл и задницы корябал? Очень натурально получилось, и видно, что не ножом. А то я боялся, что долговцы усекут...
– А вот, – Леший вытащил из кармана плаща складной нож и отщелкнул здоровенное, похожее на коготь, кривое шило, которым прокалывают толстый брезент или парусину.
– А-а! Ну что, к сталкерам в лагерь пойдем или махнем в бар? – Две фигуры неторопливо двинулись к темнеющему в сумерках проему распахнутых ворот.

А. Лобин.
Фифти-фифти.
Следующие полчаса я занимался тем, что пытался ножом проковырять еще одну дыру в другой двери. В моем универсальном ноже имелись разные приспособления, в том числе бокорезы, напильник и пилка, но не было ни одной электродрели, а без нее трудно проделать дырку даже в ржавом железном листе. И вот я стоял с фонариком в зубах и терзал проклятую русскую сталь то напильником, то бокорезами, а за спиной у меня шелестел, скрипел и лязгал металл.

Ежи Тумановский.
Патруль.
Кулачного боя не получилось. Давешний старик, проигравший последнее свое имущество в виде электронного глаза, вдруг завопил истошным голосом и взялся протискиваться к уже почти готовым бойцам.
– Что за бред! – орал старик издевательским голоском. – Неужели все настоящие сталкеры давно ушли в Зону, а здесь оставили только пацанов в грязных подштанниках? Мордобитие – забава для детей! Вот забава настоящего мужчины!
В поднятой вверх руке старого безумца взблескивал длинный прямой нож. Он, очевидно, знал, какую притягательную силу имеет вид хорошего оружия и, продолжая выкрикивать, повел изумительным куском стали по кругу на уровне любопытствующих лиц.
– Где эта мразь, что толкнула меня в последнюю секунду? Выходи, сожитель медверога, объяснимся как мужчины! Или будешь до конца жизни из-за чужих спин шакалить?
– Непонятно маленько, чего ты хочешь? – громко спросил один из стоящих ближе всего, худой, как ножка табуретки, свободник.
– А что тут непонятного?! – возвысил голос старик. – Я вызываю это песье отродье на последнюю ходку! Здесь, где Зона смотрит за всеми нами, пусть станет ясно: кто был более не прав в своей жизни! Нож против ножа! Я не требую даже, чтобы ему завязали глаза! Пусть только перестанет трепыхаться от страха перед слепым старцем и выйдет сюда!
– Эй-эй, только не в моем баре! – гаркнул из-за стойки бармен, но заинтересованная более щекочущим нервы зрелищем толпа уже одобрительно гудела, а кто-то завопил на все немаленькое помещение:
– Право последней ходки не оспаривает даже коменда! Ты кто такой, чтобы идти против законов Зоны?
– Это не Зона такие законы придумала, – тоном ниже ответил бармен, но на его лице отчетливо читались опасения за дальнейшую судьбу своего заведения, если история получит огласку. При любом исходе. Было ясно, что хозяин бара больше не препятствие для поединка.
– Это даже забавно, – усмехаясь, говорил в своем углу Рвач, больше адресуя свои слова Дзоту. – Дедок настырный до безобразия и сегодня своего добьется. Либо вернет все свое с лихвой, либо ляжет там, где последний раз обнаглел. Все правильно, сидим смотрим.
– Мы не вмешиваемся? – полуутвердительно спросил Копец у Стока.
– Нет, – равнодушно ответил тот и развалился на стуле, демонстративно готовясь смотреть новое развлечение.
Дзот старался выглядеть безразличным, но Рвач посматривал на товарища с беспокойством, отмечая едва заметные признаки сильного, хотя и хорошо скрываемого раздражения.
Толпа между тем шевелилась и взбулькивала первыми смешками. Грубый мужской голос с явным вызовом отчетливо произнес: «Да что мне этот брех старого пердуна?» Но толпа жаждала развлечений и потихоньку отступала от вызванного на последнюю ходку. Он не сделал ни одного шага, но вдруг оказался один на один со стариком в длинном коридоре из человеческих тел.
Слепец повел головой вправо-влево и замер, уставившись на противника незрячим лицом. Создавалось жуткое впечатление, что он все-таки видит своего врага.
– Не тяни, Кукан, – с растяжечкой проговорили из толпы. – Загони старикану «селедку» под вздых – и делу конец.
Кукан оскалился с каким-то хорошо ощущаемым внутренним бешенством и рванул из-за пояса немаленьких размеров тесак.
– Ты! Старый урод! Сам нарвался, – сказал он слепцу и со свистом махнул перед собой почти килограммом отличной стали. – Я твою тупую башку сейчас как полено рубить буду!
Было видно, что он изрядно навеселе.
Толпа радостно загомонила и раздалась еще шире, шумно сдвигая столы и стулья.
Несколько человек, отступая, наткнулись на «должников», скользнули опасливыми взглядами по спокойным лицам и поспешили отойти в сторону. Дзот и Сток оказались в первом ряду зрителей, Рвач и Копец смотрели на разворачивающееся действие через стол.
Слева стояли так и не успевшие одеться кулачные бойцы и оживленно тыкали пальцами в старика.
А тот теперь совсем не торопился.
Сделал несколько вращательных движений головой, помахал сперва правой, потом, переложив нож, левой рукой, пару раз присел. Все это время Кукан скалился в угрожающих гримасах и делал широкие махи своим тесаком.
– Старик не промах, – тихо комментировал Рвач. – Нож держит легко, двигается плавно, но быстро. Видно, что на слух ориентируется прекрасно. Знавал я когда-то слепого боксера – он любого зрячего на раз в нокаут мог положить.
– Что за вздор? – впервые за все это время возмутился Дзот. – Свободник видит, куда бить, а старику придется колоть почти наугад. Байки – это, конечно, хорошо, но сейчас мы присутствуем при убийстве!
– Тогда уж при самоубийстве, – холодно обронил Сток, и Дзот недовольно замолчал.
– Дед, если Кукана положишь – глаз вернем! – задорно выкрикнул кто-то из толпы. Свободники радостно завопили, делая ставки.
– Бармен, два «Свирепых кенга»! – подняв руку, зло рявкнул Дзот.
В баре воцарилась напряженная тишина. Старик шел по кругу уверенно и чутко. Даже те, кто не разбирался в технике ножа – хотя таковых тут было и не очень много, – прочувствовали, что слепцу занятие это хорошо знакомо. Но в таком бою счет обычно идет на доли секунды и на сантиметры. Два-три взмаха решают схватку, и отсутствие зрения нельзя компенсировать слухом. Или можно?
Кукан явно еще не знал, как себя вести. Вдоволь натешившись перед боем, сейчас он представлял собой воплощение сосредоточенности: любой сталкер знает, как опасно недооценить противника.
А старик был противником хоть куда. Теперь это было предельно ясно любому, кто уже не дремал под столом.
Толпа еще больше расступилась, прижимаясь к стенам заведения. Слепой старик и Кукан почти бесшумно шли по кругу на полусогнутых ногах.
Внезапно Кукан поставил ногу иначе и легким круговым движением корпуса сменил направление движения. Все было проделано так ловко, что в следующие несколько секунд Кукан мог выйти противнику за спину. Он даже начал поднимать нож для удара сзади, но в этот момент старик, прислушиваясь, повел головой из стороны в сторону и быстро сменил положение ног, чтобы при очередном шаге снова оказаться к сопернику лицом.
– Самое смешное, – сказал Рвач, вроде бы ни к кому не обращаясь, – что старик спокоен, а этот бычара психует и мандражирует.
Словно услышав эти слова, Кукан вдруг бросился на слепца и попытался нанести почти сабельный косой удар. Старик ускорил движение вместе с атакой противника: быстро повел перед собой руками, как бы смахивая чужой нож в сторону, коснулся предплечья Кукана и словно прилип к нему рукавом. Одним плавным круговым движением старик оказался у противника за спиной и мимоходом, одним едва заметным кистевым росчерком ножа распорол Кукану штанину и поцарапал бедро.
Кукан мощно развернулся навстречу обидчику и вдруг краем глаза уловил красное пятно на ноге. Глаза его расширились, он схватился рукой за ляжку и с ужасом посмотрел на испачканную кровью ладонь.
Толпа откликнулась дружным вздохом, в котором можно было различить все: от восторга и восхищения до разочарования и гнева, – и вновь затихла. Здесь умели ценить красивые жесты.
Даже если старик попал случайно, все равно получилось эффектно.
– Ближе, ближе к нему подойди! – крикнул кто-то из темного угла. – Он тебя просто слышит и боится!
Кукан судорожно вздохнул, вытер руку о рубаху не первой свежести, перебросил, как бы играя, тесак в левую руку и обратно и медленно двинулся на слепого. По лицу старика бродила презрительная улыбка.
Кукан подступал сгорбившись, на полусогнутых, покачивая острием клинка, ставшего продолжением руки. Вторая рука, словно действуя отдельно от хозяина, знающего, что противник слеп, поигрывала блестящей цепочкой – хороший отвлекающий жест для зрячего соперника. Старик держал нож перед собой вертикально на уровне отсутствующих глаз, лезвием в сторону противника, острием вниз.
Когда между ними осталось не более шага, Кукан быстро ткнул острием слепого в лицо. Старик отклонился влево и попытался парировать удар своим предплечьем и ножом. Кукан отдернул правую руку, но тут же наотмашь левой ударил соперника по лицу и быстро отступил. Удар пришелся открытой ладонью и вскользь, но слепец покачнулся и чуть не упал.
Толпа оживилась, у бармена потребовали пива.
Кукан же оценил реакцию старика и сменил тактику. Снова шагнув к слепому, он вдруг с силой ударил его ногой в живот. Если бы он попал, для слепца это автоматически означало бы окончание поединка. Но старик в последний момент качнулся навстречу и коротким тычком в бедро придержал ногу Кукана, блокируя возможный удар. Все произошло в один короткий миг, и теперь враги стояли ближе чем на расстоянии вытянутой руки.
Кукан тут же попытался ударить ножом справа, но старик, продолжая движение, скрутился полуприседом вниз и наполовину погрузил свое лезвие в бедро противника. На долю секунды все замерли – таким неожиданным оказался для всех этот удар. А потом старик повернул нож в ране, выдернул его и сильным толчком плеча на подъеме, больше похожим на прыжок из положения «сидя», отправил Кукана на пол.
Кровь из широкой раны быстро заливала пол, Кукан закричал страшным голосом и вцепился обеими руками в ногу. Несколько человек поспешно бросились на помощь.
Старик спокойно стоял рядом и внимательно прислушивался к происходящему. С ножа на грязный пол продолжали стекать последние красные капли.
– Да этого не может быть! – заорал кто-то из толпы. – Старик наверняка мутант! На нож его!
– Точно! – поддержали крикуна нетрезвые голоса.
– Надо посмотреть: нету ли еще где глазок у этого слепого! – продолжал надрываться первый голос.
Несколько мужиков под одобрительные выкрики двинулись к старику.
Тот мгновенно развернулся в их сторону и поднял нож. Во второй руке откуда ни возьмись появился второй клинок. Старик держал оружие разными хватами и небрежно поигрывал ими, медленно отступая в сторону столика «должников».
– Серьезный дедок, – прищелкнул языком Рвач. – Ну что, командир, наше время?
Вместо ответа Сток рывком поднялся из-за стола и вышел вперед.
– По какому праву вы собрались творить самосуд? – Мощный голос перекрыл все остальные звуки бара, и десятки лиц повернулись к новому действующему персонажу.

edit log

Serega73
19-7-2022 09:52 Serega73 персональное сообщение Serega73 Цитирование
"А ещё, я оставил второй 'Смит', а к оставшемуся арсеналу добавил томагавк. Индейский топорик, правда, с клинком европейской работы - сами меднолицые в большинстве своём с кузнечным делом особо не дружат. Красивое и удобное оружие, слегка склонённое вниз лезвие, с выдвинутым вперёд верхним углом, гранёный шип на обухе, рукоятка из кости бизона и обтянута кожей. Зачем он мне? Ну: даже не знаю, как объяснить. Как мне кажется, без рукопашной не обойдётся. Нож то у меня есть, тоже отличный нож с клинком из шеффилдской стали, тот самый Боуи, но: но из меня ножевой боец как из Крауча дипломат. А топором рубить вроде как сподручней. Вроде как:"

Башибузук. Шериф и его кот


Guns.ru Talks
Холодное оружие
"книжные" ножи ( 10 )