Guns.ru Talks
Катастрофы и выживание в кризисных ситуациях
Схрон (роман на тему выживания) ( 1 )

тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: Схрон (роман на тему выживания)
Шишковчук
29-9-2016 22:18 Шишковчук
1.
Я глубоко затянулся и выпустил дым сквозь зубы. Говорят, курение убивает, но стоит ли беспокоиться о здоровье, когда видишь на горизонте два ядерных 'гриба'? Жалко, оставил дома свой Никон. Забыл в этой проклятой суматохе. Такие бы кадры получились. Ну, ничего - можно и на телефон сфоткать, камера на моем Iphone 7 довольно неплохая. Достал гаджет из кармана разгрузки. Тот в это время транслировал Моцарта через беспроводные наушники. Быстро отщелкав 'грибы' с разной степенью зума, убрал Моцарта и включил Ленинград. Эх, жаль, вконтакт не выложить, столько бы лайков собрал, наверное! Проклятая война! Ну почему она лишила меня интернета? Посмотрел еще раз на значок 'нет сети' и убрал бесполезную игрушку.
Что же за объект отработали натовцы? Насколько я помнил карту, в той стороне не было значимых населенных пунктов. Впрочем, откуда мне знать все секреты наших военных. Со склона сопки, на котором я оборудовал убежище, открывался хороший вид на просторы тайги. Спутниковый интернет больше не ловил. Радио тоже перестало работать. По всему выходило, Петрозаводск уничтожен. Интересно, сколько мегатонн рухнуло на родной город?
Как же все-таки вовремя успел! Новости давно изливались предпосылками к войне, но я медлил до последнего. Сорвался из города только когда понял, что все - это край. Конечно, не все припасы из своего списка удалось собрать. Даже не стал забирать прицеп с картошкой из гаража. Чутье просто вопило о необходимости срочного драпа. И вот я здесь. Живой, черт бы меня побрал!

Ветер постепенно раздувал смертоносные облака. Оставалось только надеяться, что я не ошибся с розой ветров, когда выбирал это место. Хоть бы дождь пошел. Как назло, небо светилось чистотой. Мне не хотелось, чтобы вспыхнул лес. За свой схрон я не опасался, он надежно укрыт под землей, огнетушитель тоже имеется. Но в случае пожара мне самому придется провести несколько дней на лысой вершине сопки, глотая вонючий дым. А с комфортом расставаться совсем не хочется. Не для того я оборудовал схрон, чтобы ютиться в тесной палатке, заваривать доширак на неудобной горелке и экономить воду. Через слишком многие испытания пришлось пройти, чтобы теперь отказывать себе в удовольствии - спать на чистой постели, слушая любимую музыку на отличном музыкальном центре.

Докурив сигарету, складировал бычок в специальную коробочку. Мусор оставлять не стоит. Не хватало еще, чтобы меня обнаружили мародеры, убийцы, дезертиры, солдаты противника и прочие мутанты. А они еще придут, не сомневаюсь. Не один же я такой умный, что догадался укрыться в лесу.


2. (флэшбек)
Когда выезжал из города, уже начиналась дикая паника. Катилась волна жестоких убийств, люди грабили магазины и избивали друг друга. Такова была реакция общества на Ультиматум. Все предчувствовали скорый конец и отрывались напоследок. Меня остановили на посту ГАИ.

- Выезд закрыт! - крикнул мне толстый усатый сержант. - Возвращайся в город!
- В городе царит хаос, - веско произнес я, не выходя из тачки. - Я не вернусь.
- Блиа!! Если приказано, так чего ты тут выкрутасничаешь??! Сказано, никого не выпускать, а особенно таких типов, как ты, с полной машиной жратвы! - в доказательство своих поганых слов гаишник передернул затвор автомата, который злобно глядел в точку моего лба.
- Хорошо, хорошо... я возвращаюсь... - заведя мотор, я вырвал из кармана револьвер и выпустил в брюхо мента с пяток патронов.

Все, полный вперед! Теперь на мне трупак, назад пути нет. Конечно, немного было жаль этого служителя дорожного порядка, но такова жизнь - мы все умрем, часом раньше, часом позже...

3.
Доехав до неприметной тропинки к моему схрону, я выгрузил имущество. Нужно что-то делать с машиной. Ее все равно отыщут беспредельщики, мародеры или солдаты захватчика. Там и на мой след выйдут. Я подъехал к речному обрыву, выскочил из тачки и метнул в салон гранату ф1. Моя верная родная колымага полетела в воду, раздался чудовищный взрыв. Ну все, дело сделано.. Уняв слезы горечи от прощания со своей прошлой жизнью, я ринулся к схрону. Дорогу показывал прибор gps, иначе бы я сгинул в этой глухой и страшной глухомани...

4.
В первый день пришлось сделать пять сильных ходок. Я перетаскивал еду и вещи. От непривычки подобного труда я весь вспотел. Новые только что купленные на рынке спецназовские берцы, такие удобные вначале, теперь до костей натерли мне ноги. Но я радовался, все равно радовался. Ведь я был жив...

5.
Перетаскав все, я завел генератор в своей землянке. Стало тепло и светло. Все что надо для жизни здесь было. Отделка под евро, холодильник, компьютер, книжки с фантастикой, оружие и жратва на долгие-долгие годы. Во второй день я устроил себе празднество. Я включил музыку, напился водки и пива, которого, к слову сказать, было у меня изрядное количество литров. Я смеялся, кушал всякие приколы, плясал танцы и вообще отрывался по полной!

6.
На третий день случилось страшное. Услышав зубодробительный свист и вой, я выскочил на улицу. С неба на бешанной скорости падали гребаные "Трайденты". Их было пять или семь единиц. Я застыл в шоке, позабыв в эту минуту про убежище. Белые стрелы впились в горизонт и расцвели ослепительными бутонами термоядерных вспышек. Я успел закрыть глаза, но даже сквозь плотно сжатые веки мои зрачки терзало убийственное свечение. Потом пошла ударная волна. Я уже открыл глаза и со страхом наблюдал за развитием этих неприятных событий. Лес вдалеке вырвало с корнем и немного пожгло. До меня дошел только слабый теплый ветерок, который просто всколыхнул солдатскую прическу на голове. Ядерные грибы безжалостно росли в стратосферу, окончательно разрушая мою искреннюю веру в человечество. Я заплакал и ушел в схрон, громко хлопнув входной дверью, с которой посыпались куски маскировочного дерна и травинки.

Моего города больше не было. Мои друзья все превратились в плазму. Интернет отключился.
Я примкнул магазин к Сайге и, повинуясь нелепому порыву, расстрелял свой ноутбук. О чем потом очень пожалел, ведь там были все мои игры. Выпив бутылку водки, я повалился на кушетку и начал спать.

6.
Меня разбудили голоса снаружи:
- Касой, смари, че это?
- Че бля где?
- Вон сука. На дверь похоже...
- Палюбасу это какое-то городское мурло здесь схрон захуячило!
- А сам наверно в городе сгорел, лох бляха! Аха-ха-ха-ха! - Давай хуле, открывай, поглядим, че тут есть, хе-хе-хе...

Что же делать мне???
'Сайга' валяется в другом конце схрона! Заскрипела открывающаяся дверь. Я услышал грязное сопение мерзавцев. Опа, у меня же есть револьвер! В нем еще осталось несколько пуль! Первого вошедшего, косматого тощего бандита с берданкой на шее, я встретил громоподобным выстрелом в лицо. Голова у него лопнула, как гнилая экономика америки. Сквозь освободившееся пространство я увидел второго. Это был рослый дядька в черной байкерской куртке и бандане с черепами. Его бородатое хайло выражало изумление, стремительно сменяющееся горькой миной разочарования в своем относительно хуевеньком будущем. Пушка в моих руках зазвучала своей победной мелодией смерти. Все девять оставшихся патронов нашли свою цель - байкера.
Вот вам и 'лох', уроды...

Я постепенно вышел за порог, предварительно ухватив карабин. Здесь могли скрываться другие негодяи, жаждущих халявного добра. Стало заметно холоднее. Я поежился и начал курить сигарету. Дул плотный северный пассат - последствие ядерных взрывов - он срывал помертвевшие листья со стволов несчастных деревьев.
'Это приход атомной зимы' - пришла мысль мне.
Кончились легкие времена. Я стану новым человеком, зверем апокалипсиса, беспощадной машиной жизни и смерти, ангелом несокрушимого возмездия. Ради моих погибших друзей и ради будущего остатков человеческой расы. Мне сразу стало получше, а в сердце поселилась уверенность, что все как-нибудь наладится.

7.
Сдерживая, подступающую к краю горла тошноту, я разделал трупы убитых мужиков. Я сделаю из них тушенку. Кто знает, сколько будут длиться тяжелые времена? А мясо можно будет потом обменять на что-нибудь ценное. Покончив с этим не очень приятным занятием, я замел все следы. Сложил в мешок останки и шмотки бандитов, отнес за километр в лес, кинул в яму, облил бензином и поджог, но потом спохватившись такой оплошности, просто все закопал лопатой. Предстояло еще множество работы.
Я вернулся.
Что же демаскировало мое убежище? Я внимательно посмотрел и горько рассмеялся. С крепкой двери отпал весь мох и дерн, который я приклеивал прошлым летом, и теперь ее хорошо видно. А еще забыл убрать спутниковую интернет-антену с верхушки соснового дерева!
Теперь-то она не нужна...

8.
Перекусив и попив пивка, я принялся за дела. Походил по лесу, пособирал дерн, потом аккуратно прибил его к двери незаметными гвоздиками. Получилось даже лучше чем на клею. Дверь приобрела нужную незаметность, что в условиях творящегося кругом Пиздеца играло мне только на руку. Затем я срубил к чертям собачим гребаную сосну. Она зловеще затрещала и повалилось прямо туда, куда мне и хотелось - вниз со склона моей горки. Теперь меня не обнаружат. Я с усмешкой отряхнул свои крепкие мужские ладони и отметил это дело очередной бутылкой пивка с сухариками.
Еще один тяжелый день прошел, как страшный сон...
'Жизнь продолжается!' - с этой оптимистичной мыслью я выбрался на следующий день из под теплого одеяла. Почистил зубы, умылся. В моем схроне был естественный родник, поэтому оборудовать здесь санузел по-человечески не составило особого труда. Позавтракав бич-пакетом и попив кофе, я продумал стратегию дальнейшего выживания. Нужно повысить безопасность своего жилища, перекрыть подходы, а заодно сходить в лес - потренироваться в охоте на животных.
Сказано - сделано!
Я энергично поднялся из-за стола и в ужасе замер. Мой взгляд упал на датчик наружной окружающей среды. Ничего себе похолодало за ночь! Минус восемь градусов по шкале Цельсия! А вчера еще было плюс восемнадцать... Да, природа не терпит над собой безумия военных. Ладно хоть радиация поднялась не очень высоко.

9.
Я начал готовиться к боевой вылазке. Но сначала надо было покурить. Я толкнул дверь, но она не открывалась. Что за нелепая ухмылка судьбы???
Почему она не отворяется???
Навалившись всей мощью своих прокаченных мускулов, мне удалось приоткрыть вход на пару сантиметров. Снег! Снаружи навалило полметра снега! Я начал прыгать и пинать в дверь, но она сдвигалась по миллиметру. Начали болеть ступни и пятки. Тогда я догадался принести из кладовки домкрат. Потом прибил к полу гвоздями-двухсотками возле входа толстый деревянный брусок. Уперев в него свой домкрат, я с легкостью справился со своей бедой. Следующие полчаса я занимался переделыванием дверей, чтоб они открывались внутрь.
Такое решение приняла моя логика.

Собрался я довольно быстро. Распаковал зимний камуфляж белого цвета и надел его на себя, обмотал наволочками 'Сайгу', натянул белые махровые варежки, снял тапочки и влез в теплые валенки. Зарядил и повесил на пояс свой револьвер. Теперь-то его можно было таскать, не опасаясь властей. Улица обожгла мое сосредоточенное лицо ледяным ветром и ослепительным солнечным светом. Странно, тучи исчезли. Вернувшись обратно, я нашел запасную шапку, прорезал в ней дырки.
Получилась замечательная маска.
Я надел солнцезащитные очки. Да, я предусмотрел такую деталь снаряжения заранее. В целях экономии я купил очки газосварщика. Они отлично экранируют ультрафиолет.
Теперь точно все.
Решительно выйдя, я короткими перебежками двинулся вперед, оценивая сквозь прицел карабина окружающую обстановку местности. Двигаясь по расширяющейся спирали вокруг схрона, я щедро ставил растяжки на случай нежданных гостей, попутно заметая свои следы веткой ели.

10.
Покончив с минированием, я пошел по лесу.

Перешел через сопку. За ней, в распадке, проходит шоссе. Я решил разведать, как там обстоят дела, хоть это и было чертовски опасно. Зверья, кстати, так и не встретил по пути, ни одной особи. Проваливаясь по колено в снег, я медленно спускался по склону. Вскоре между деревьев замелькал грязный асфальт дороги.
Грузовик!
Шум мотора почти перекрывал ревом 'Рамштайна' из его магнитолы.
Я затаился.
"Шесдесят шестой" остановилась недалеко. Блин! Неужели заметили суки? Вроде нет. Из кузова выпрыгнули три бухих мужика в ментовских тулупах. Грозя автоматами, они заставили выбраться на дорогу толпу ревущих молодых девченок. Из кабины, перебрасываясь шуточками и передовая друг другу бутылку водки, вышли еще два гондона. Приглядевшись внимательней, я заметил в кузове установленный на станине 'Корд' 6П50-3 на установке 6У16. А вот это интересненько! Я начал потихоньку ползти вперед. За пулеметом стоял молодой распиздяй с красной от пьянства харей, он беспечно курил, изредка поглядывая на окружающие склоны.

11.
Они построили девушек на дороге в шеренгу.
- Танцуйте, бляди! - заорал на них один из уродов в сдвинутой на затылок фуражке.
- Да! И раздевайтесь, сучки! - захохотал другой, упитанный чертила с хомячьми глазками.

Девчонки рыдали, но раздевались. Я заметил, что некоторым нет еще и шестнадцати. А ублюдки весело гоготали.

'Links, links, links
Links zwo drei vier!
Links zwo, links zwo, links zwo drei vier!!! Links...' - музыка гремела над лесом.

12.
Волна гнева в моем сердце пробила плотину природной осторожности. Уже не таясь, я подошел к машине. Все внимание этих мразей было поглощено забавой. Я осторожно выглянул из-за борта грузовика. Ахуительно. Пятеро козлов на одной лини огня. И один на пулемете. Аккуратно положив 'Сайгу', - в ближнем бою от нее мало толку - я достал револьвер, три раза глубоко вздохнул, сделал шаг вперед и пристрелил всех пятерых. Не обращая особого внимания на испуганный визг девок, я резко обернулся к кузову. Чувак с обосравшимся лицом пытался развернуть пулемет в мою сторону, от страха даже сигарета выпала из его пасти. Грустно улыбнувшись, я послал ему свинца. Он вывалился на дорогу и заорал, дергая ногами и держа руками разорванный живот.

- Откуда? Кто такие? Куда ехали? - я заглянул в глаза пленнику, схватив его за волосы.
- Ооаааа... - хрипел он кровью и плевался, - акх...аааа...
- Отвечать, сука! - я с силой треснул его головой об асфальт. - Быстра!
- В Кандалакшу... кха..кха.. едем... не убивай... ааааа...там сейчас база... американского флота...
- Девок куда?
- Ыыааа... больно! Аааа... кхе... кха...так солдаты попросили молодок им найти... не бей! Кхе.. кхааа... вот мы... по деревням-то... шуруем...аааа...ну ты че... не понимаешь, блиа?... ща време ж такое... или с ними, или... бля, ну давай договоримся?.. ты ж нормальный кент... ну ты че?.. кхе-кхе...
- Жить надо по совести! - я встал и выстрелом в лоб отправил козла к праотцам.

13.
- Девчонки, помогите мне трупы с дороги убрать! - весело воскликнул я. В крови еще булькал адреналин схватки. Но они вместо слов и благодарных действий почему-то с воплями побежали по дороге прочь.
- Да стойте же вы! Я хороший! - я погнался за телками, стреляя из своего револьвера в воздух. - Мне же одному тяжело будет! Ну, вы че?! Я же вас спас!!!

Но они неслись, как от чумы, только чулки мелькали и юбки. И уж когда я плюнул на это дело и, тяжело дыша, остановился и начал перезаряжать револьвер, увидел - одна девушка перестала нелепо гаситься, она шла в мою сторону. У неё были тяжелые рыжие волосы до плеч, модная дубленка по колено и сапоги на толстой платформе.
Я почему-то подумал, что ее зовут Оля...

- Тебя как звать? - вопрос сорвался с моих губ сам собой.
- Лена. - Она с опаской посмотрела на мой револьвер. - Ветошкина...
- А меня Саша. А че вы убегали-то от меня?
- Ну не знаю... - она задумчиво посмотрела вверх, - наверно страх так подействовал... или шок... а потом я захотела вернуться. Ты ведь нас спас.
- Ясно короче... Ну че, пошли уберем трупы этих тварей?
- Оки. А зачем их убирать?
- Как зачем? - Я даже вздрогнул от ее тупости. - Здесь же беспилотки летают, спутники все сканируют! Думаешь, враги обрадуются, когда обнаружат свой мертвый отряд? Нас же затравят в лесу спецназом!

14.
Мы перетащили тела вражеских прихвостней в кювет, предварительно отобрав у них оружие. Мой скудный арсенал пополнился четырьмя калашами, двумя ПМ и одним Глоком. Но пистолеты я решил выкинуть. Объем их магазинов не очень удовлетворял моим целям. Мертвяков мы закидали ветками и снегом. На всякий случай я еще нарубил дерна и положил сверху. Лена во всем помогала. Я поразился ее выдержке.
Она даже не проблевалась, как я.

Потом я залез в кузов. Там была просто сказка - цинки с патроном 'семеркой'! Я нашел еще большую сумку и насыпал туда от души патронов, чтоб хватило на долгие годы моего выживания. Затем, поднатужившись, снял с подставки 'Корд'. Я понимал, что тащить будет очень тяжело, но такой подарок судьбы просто оставить не мог. Обмотавшись пулеметными лентами, я взвалил на свое плечо 'Корд'. Лене достались калаши, сайга и патроны. Машину мы, конечно же, облили бензином и подожгли.

15.
- Подождите! Не бросайте нас!
Я медленно обернулся. Это вернулись девчонки. Они стояли и с надеждой переминались с ноги на ногу.
- Чего вам? - недовольно буркнул я.
- Мы боимся. Возьмите нас. - Вперед вышла упитанная черноволосая девка. Я смерил ее долгим взглядом. Килограмм семьдесят, пожалуй. А зима будет длинная... Де не, тушенки хватит.
- Чего, прямо здесь? - я двусмысленно приподнял бровь.
- Нет! С собой!
- Лена! Дай им один ствол! - приказал я. - Да не Сайгу, блять! Идите в деревню и поднимайте народ! Завтра проверю!
- Но... как... - она начала хватать ртом воздух, вертя в руках АК.
- Все. Пока.

16.
Мы быстро шли в сгущающемся мраке.
Я даже снял очки.
Мои мощные ноги легко несли меня к жилищу. Мне очень хотелось пожрать и попить пива. А вот Лена ползла, как сонная муха. Она кряхтела, стонала и вся потела. В такие моменты я останавливался и, багровея от ярости, поджидал ее, отгоняя мысль об убийстве. А потом снова шел дальше. И дальше. Наконец, обойдя все растяжки, мы вышли к схрону. Волшебство открывшегося с этого места потрясло мое и Ленино эстетическое чувство. Гипертрофированнокрасный диск солнца, наполовину окунулся в горизонт, крася заснеженный лес в бардовые цвета заката. Где-то в стороне пронеслось звено 'стэлсов'.
Ну почему у меня нет ПЗРК?

17.
- Это моя деляна, - я медленно обвел рукой простирающееся пространство.
Лена согласно кивнула, бессильно скинув сумку с патронами.
Я подошел к ней и крепко, как муж жену, обнял ее тело. В глазах Лены читалась отчетливое счастье.
- А ты теперь будешь жить со мной в схроне.
- Да...
- Хочу пельменей.

18.
На следующее утро я проснулся от гнусного пения двух человек. Это были Лена и некто Стас Михайлов. Что за черт! У меня никогда не было этого диска! Я с отвращением разлепил свои глаза. Лена хозяйничала в схроне, готовя на плите какую-то хавку. Это я поставил такое условие, что если она не будет заниматься хозяйством, я выгоню ее прочь, в холодный постъядерный лес. Предварительно пристрелив, конечно, чтобы она никому не проболталась о моем убежище.

- Выключи эту хуйню, пожалуйста, - отдал приказ я.
- Почему ты называешь хуйней эту музыку? - Лена как-то критически уставилась на меня, помешивая кашу на плите. - Если тебе что-то не нравится, держи свое мнение при себе! А Стасик ничем не заслужил, чтоб о нем так говорили!..
- Пойми, Лена... - зевнул я. - Эта хуйня не может мне нравиться или не нравиться, ибо имманентна моему правильному восприятию действительности, так как лежит за гранью человеческих норм и понятий. Из-за таких, как он и началась война.

'Да ты вообще дурак что ли?' - хотела спросить Лена, как я понял по ее лицу. Но я выхватил из-под подушки револьвер и одним выстрелом ликвидировал музыкальный центр. Жаль, конечно, но Стас Михайлов офоршмачил его. Лена с визгом заплакала. Мне была понятна ее реакция на мою реакцию. Это мой схрон, и здесь все будет по моим правилам. Я встал и надел трусы. Каша почти приготовилась. Наложив ее в тарелку и насыпав сухарей, я уселся за стол и стал есть. Лена так и плакала в своем углу.

19.
- Ну-ка, ешь давай! - сказал я. Она села и молча начала есть, не поднимая на меня своего взгляда. Я догадался, что Лена обиделась.
- Забудь про старую жизнь, - посоветовал я. - А твоего Стасика, наверно, даже атома не осталось. Но вот выпей за него что ли...

Я налил ей полный стакан водки. Лена выпила, очень пьяно заулыбалась. Так был подавлен 'бунт на корабле'. Нужно теперь думать, как жить дальше.
А как хорошо было ночью...

20.
Вчера, наевшись пельменей с пивом, мы разрушили друг перед другом всякие преграды. Я узнал, что у Лены был свой парень, который остался в Петрозаводске, а сама Лена ездила домой в деревню на выходные, когда начался Большой Пиздец. При воспоминании о своем (наверно уже мертвом парне) по щекам Лены потекли соленые дорожки. Еще у неё задрожали плечи... Мои руки тут же скользнули вперед и молча обняли девушку. Она прижалась ко мне, как маленький бездомный щенок, которому тоскливо в декабрьскую ночь. Я сказал, что все будет хорошо и послал поцелуй в ее влажный приоткрытый рот. Меня просто затрясло от переполняющей меня нежности.
Возникла эрекция члена.
Красиво целуясь, мы с Леной легли в кровать. Я медленно снял с нее дубленку и сапоги. Она помогла мне избавиться от камуфляжа, чтоб не пачкать его. Хотя он все равно белый. Потом я еще немного подраздел Лену и разделся сам.
А потом мне стало очень приятно.
Я покурил, Лена умылась, и мы продолжили свои сексуальные занятия. Мы использовали презервативы.

21.
Поев каши, я решил поохотиться. Нычка-то не резиновая, пора переходить на дары леса. Снарядил патронов для Сайги С-12, набил три магазина, на всякий случай взял еще АК и свой револьвер.

- Ты надолго? - вышла меня провожать Лена.
- Жди меня. И я вернусь. - Я поцеловал ее взасос и через пять минут скрылся в мрачной тайге Карелии.

22.
Я шел по хрустящему снегу, выискивая следы крупных зверей, перелазил через упавшие стволы, обходил болота и думал о своей любви к Лене и о самой Лене. Да, я начал догадываться, что люблю ее. Мне хотелось заботиться о ней, защищать от гребаных врагов, кормить добытым свежим мясом, по вечерам, лежа, на диване чистить ружье и смотреть, как она готовит нам еду или моет посуду... и ловить ее нежный озорной взгляд... и заниматься диким первобытным сексом бесконечными северными ночами. Не зря я все-таки спас ее. Не зря пристрелил тех сраных чуваков вчера.

23.
Мне повезло. Попался след лося. Это просто клево, это супер. Я обрадовался. Будет много мяса. Бесшумным шагом я побежал по этим следам, передернув затвор Сайги. Где-то через километр выбежал на старую гать. И увидел этого проклятого лося. Тот стоял, как дурак, на открытой местности и пожирал что-то жухлое из-под снега. Наверно траву. Я рухнул в снег и пополз, чтобы подобраться на расстояние уверенного выстрела. Мне удалось это сделать. Я лежал, закопавшись в сугробе в двадцати метрах от лесного великана, позади от него. 'Смерть тебе лось!' - почему-то подумал я. И пульнул в него. Животное издало яростный крик боли и, ломая кусты, ринулось куда-то. Наверно, к себе в логово. Я погнался за ним по кровавым следам. Сейчас лось сдохнет от ран и я его разделаю! Но зверь не хотел умирать, он бежал и бежал по лесу, иногда оглядываясь на меня. Мне это надоело. Я взял АК, присел на одно колено и длинной очередью сбил ему все колени. Жертва пала. Я издал торжествующий рык, подбежал и добил. Достал нож, стал резать.
В сером небе кружились черные птицы. Им тоже хотелось мяса.
Мясо перетаскивал в несколько ходок. Заставил Лену делать котлеты.

24.
Так потекла наша совместная жизнь. Насыпало еще больше снега. Пришлось достать лыжи. Радиация пока в норме. Я целыми днями брожу по лесу и убиваю зверей. Людей больше не видно в поле моего острого, как скальпель, зрения. Да и я сам не хожу в сторону трассы. Там может быть опасность. Оборудовал пулеметное гнездо, теперь меня так просто не возьмешь. Закончились презервативы, но мы как-то выкручиваемся. Лена просила сходить с ней в деревню проведать ее родаков. Я запретил себе и ей это. Там могут увидеть, что девка-то упитана и румяна. Ну его... могут ведь расулачить... Теперь моя девушка сидит почти все время в схроне и что-то готовит, вяжет, моет. У ней много работы.

25.
Однажды, через месяц моего знакомства с Леной, я начал замечать странности. Проверяя кладовую, я обнаружил, что пропадают ништяки. То банка кофе пропадет, то пиво как-то быстро убывает, то супу наварит целую кастрюлю, а съедаем за пару дней. Хотя раньше хватало на неделю. Секс тоже стал как-то уныл и не приносил того, что должен по идее приносить.

26.
Я лежал среди ночи, курил и думал обо всех этих непонятках. Лена спала, повернувшись ко мне голой спиной (до этого было соитие). Это что получается, она втайне жрет мои балабасы? Крысит! Да вроде не похоже, она б потолстела, а по ней не скажешь... Или бросить меня решила, свою нычку сделала и туда хавчик копит потихоньку? А может... да, точно! Блин, да у ней же поди охарь появился! Меня обожгла ледяная волна гнева. А ведь все сходится... Я чуть не зарыдал от жалости к своим растоптанным чувствам. Как она могла! Чтобы успокоить свой адреналин, я сел за стол и начал разбирать и чистить свой револьвер.

Она пусть спит. Завтра я устрою ей разбирательство и вынесу решение. Мои пальцы побелели и сжали рукоять револьвера. Видит бог, мне будет непросто оставаться беспристрастным!

27.
Медленными зловещими фотонами лучи утреннего солнца пробрались в мой схрон сквозь мелкую щель во входе. Небрежно проконопатил дверь, отметил я эту недобросовестность.
"Рассвет" - дернулась мысль.
Ленка промычала во сне какое-то слово, и я начал не спеша готовиться к выходу, гремя патронами, снарягой и всяческим оружием. Я с грустью думал о горьком конце нашей совместной жизни, протирая стекла газосварочных очков влажной тряпочкой. Но терпеть в схроне крысу нельзя. Это может плохо сказаться на выживаемости моего пристанища.

28.
Лена проснулась, только когда я громко щелкнул пластмассовой защёлкой на ремне разгрузки. Девушка с трепетом в заспанных глазах уставилась на мой мускулистый силуэт на фоне лампочки.
Я сказал:
- Одевайся. Быстра.
- В каком смысле?..
- В простом смысле. Пойдем.
- Подожди, - встревожилась она. - Мы ведь еще и не завтракали. Что ты задумал?
- Не спорь, - я полюбовался игрой света на барабане револьвера. - Некогда.
- Да никуда я не пойду! - закричала Лена. - Я голодна. И не умывалась. И не причесана. Сейчас я все это сделаю, а уж потом, если ты мне все объяснишь...
- Послушай, зая, - я решил проявить свою хитрость. - У меня есть для тебя подарок...
Она резко обрадовалась:
- Какой?
- Пойдем. Я покажу.
- Ой, ты такой лапа, я прямо не могу!.. Сейчас, сейчас!.. - похлопав глазами, она с быстрой скоростью принялась одеваться.

29.
Мы вышли в холодную температуру леса.
Я отметил про себя понижение градусов холода и злость порывов ветра. Закурив свое курево, я посмотрел на небо. Где-то там летали спутники-шпионы проклятой пендосни. Мне от этого было ни жарко, ни холодно. Комуфляж скрывал мою лесную движуху, а Лена не похожа на партизана, и за ней тоже не будут следить.

30.
- Блин, такой дубак! - начала ворчать Ленка. - У тебя есть еще какая-нибудь шапка?
- На, держи. - Я отдал запасную шапочку с прорезями для глаз и рта.
- Класс! - она натянула головной убор на свое чем-то симпатичное лицо. - Ну и холодина!
- Это даже хорошо, - сплюнув в снег, произнес я.
- Что?
- Ничего. Идем.

31.
Мы начали идти.
Во мне все больше и больше ворочалась совесть. Я переживал за то, что собирался сделать с Ленкой. А она ничего не подозревала. Шла за мной следом. Что-то глухо напевала сквозь маску. Рассказывал всякую чепуху про свой институт. Ее, похоже, не беспокоило, что от него осталась расплавленная радиоактивная масса. Я подумал, что это, наверно, всем женщинам присуще такое распиздяйство. Думают только о том, как бы жить в тепле и сытости с могучим мужиком. А на судьбы Родины и текущую обстановку на фронтах им плевать вообще.

32.
Я обернулся назад.
- Ну чего ты там встала?
- У меня снег в сапог набился! Не можешь подождать?
- Я тебе сколько раз говорил, сделать бахилы!
- Че я, как дура, ходить в них буду!
- А щас ты, как умная что ли?
- Да!

Она расстегнула молнию сапога и выгребла кучку снега. Я ей тут же не позавидовал, ноге Ленки. Впрочем, она виновата сама. Никто не просил тырить мою тушенку из схрона. Такие вещи всегда плохо заканчиваются.

- Долго еще идти по этому дебильному лесу? - мой тренированный слух уловил какое-то недовольство.
- Будешь болтать, вообще весь день будем идти, - пообещал я.
- Как так? - удивилась Ленка.
Я не ответил.

33.
Несколько часов спустя, мы выбрались из чащобы на тревожную гладь шоссе. Первым выскочил я, держа наготове Сайгу. Оценил одну сторону - чисто. Хищным рывком перекатился и проверил другую. В прицеле не было лиц врагов. Следом, шатаясь, как снегурочка, и, блин, не таясь, подтянулась моя девушка. Бывшая девушка, сквозь ком в глотке поправил я свою сентиментальную мысль.

34.
- Закрой-ка глаза... и руки вытяни вперед, - вымолвил я.
- Сюрприз? - лучисто улыбнулась Лена.
- Ага.
Она выполнила мое указание с неожиданной точностью.

Я отцепил от пояса моток крепкой, как любовь к Родине, веревки, сделал петлю и закинул на ветку дерева.

- Ну что, можно смотреть уже? - не очень терпеливо топнула сапогом Ленка.
- Обожди...

Сделав еще одну петлю, я накинул ее на руки Ленки.
Она заорала.
Но я дернул другую часть веревки. Ленка вытянулась в струнку. Я с удовлетворением посмотрел на свою работу. Но в тоже время, было больно глядеть на страдания беззащитной девчонки. Я отвел свой зоркий взгляд.
- Ну-ка развязал меня, придурок! С ума сошел?! А!!! - заголосила на всю Карелию Лена.
- Заткнись. Между нами все кончено. Я все знаю.
Ее зрачки блеснули Злом.
- Ты вобще дебил!? - злобно зашипела она. - В чем дело, объясни!
- Ты спалилась. Я знаю, ты крадешь тушенку из нычки!
- Я???
- А кто же еще? Думала, я не веду жосткий учет своих припасов?
- Я умаляю! - нервозно расхохоталась Ленка. - Ты ненормальный! Я ничего не крала!
- Давай, давай... рассказывай сказки...
- Развяжи меня сейчас же!!!
- Прощай, - с искренней болью в голосе сказал я и пошел в сторону своего одинокого убежища.

35.
Еще долго в мою широкую спину летели крики и проклятья. Но я был твёрд, как базальт. Я ни о чем не жалел. Это был единственный правильный выход. Убить ее и разделать на тушенку я не имел права. У нас ведь был секс.
Много секса...
Да ей ничего и не грозит. Кто-нибудь проедет по трассе и снимет эту дуру с веревки. Девка она с нормальной внешностью тела - не пропадет. Максимум по кругу пустят, да и все. От этой шальной мысли я чуть не взвыл в тоскливую высь неба. Пусть будет так.
Я увеличил скорость шага, чтоб поскорей забраться в схрон и напиться водкой. Я буду пить, как поганая свинья, жрать пельмени и стрелять в потолок из револьвера, блядь!
Блядь!
Револьвер!
Где он, блядь?!
Мой револьвер пропал! Неужто я такой растяпа и обронил его по пути? Но как его теперь отыскать, я же прошел столько километров! Да к тому ж смеркалось...

36.
Совершенно убитый отчаянием и тоской я добрался до дверей своего схрона уже заполночь. Устало снял с плеча Сайгу. Как горько возвращаться в пустой остывший без женской ласки схрон... Я с грустью толкнул дверь и обомомлел.
Горел свет.
За столом сидели три каких-то охуевших ублюдка. Была открыта водка и несколько банок тушенки. Видно было, что они тут хозяйничают. Когда я вошел, гады дернулись, а до этого с интересом вертели в своих поганых ладонях мой револьвер.

37.
Затвор Сайги технично передернулся в моих сильных пальцах. Их всего трое. А пуль в моем карабине гораздо больше.
- Не совершай непопровимое, Санек! - сверкнув глазом, старым голосом прокаркал седой захватчик, сидящий в середине стола.
- Почему это? - спросил я. - И откуда ты знаешь мое имя, казел?
- Мы пришли к тебе с миром, - сказал другой стриженный "под котовского" хмырь и зачерпнул большой шмат тушенки из баночки.
- Я вас щас всех убью! - разозлился я.
- А вот это спорное утверждение, - засмеялся третий мужик в засаленом бушлате. Он и трогал мой револьвер.
- Пиздец вам!

38.
Я начал стрелять Сайгой. Но что-то не стрелялось. Раздавались механические пощелкивания, и свинцовая смерть не вылетала из дула. А эти только хохотали, глядя на мои мучения.

- Успокойся, сынок! - утерев слезу, сказал Седой. - Ты ничего не сможешь сделать. Смотри.
Он вытащил из своей разгрузки электронный прибор и хвастливо помахал им .
- Эта новейшая разроботка российской науки! Отключает всю механику огнестрела в радиусе сорока квадратных метров.
Я крепко сжал зубы, но не приуныл.
- Так что сядь-ка и послушай наше условие!

39.
Я скосил глаза вправо.
Там на полочке у входа стояла синяя кружка с привязанной к ней леской. Козлы не знали всех моих подлян. Сильно прыгнув, я дернул за кружку. Леска вытащила блокиратор пружинного устройства в стене. Под действием пружины кусок двойного ГКЛа выстрелил вперед. Тяжелый шкаф с фантастикой опрокинулся прямо на этих уродов. Я засмеялся. Что, отведали халявной тушеночки?
В схроне будет только один хозяин!

40.
Из-под шкафа неслись вопли боли. Я подбежал и пнул под шкаф. Оттуда заорали погромче. Я узнал голос Седого.
Так тебе, сука!
С другой стороны начал выпозать говнюк, трогавший мой револьвер. Перепрыгнув шкаф, я вскочил ему на крестец. Мужчина кроваво разбил свое лицо об доски пола. Быстро выдернув его из под шкафа, я связал ему лапы всегда бывшим при мне эспандером, а на голову бандиту надел грязный кулек из-под картошки, который очутился в поле моего мощного зрения.
Под шкафом закричали нецензурной бранью.
Высунулась покрытая синяками лысая башка. Прикладом Сайги я добавил на ней сильную кровоточину. Где этот седой чорт со своим приборчиком? Надо быстрей отключить его и расстрелять захватчиков!

41.
- Вылазь! - крикнул я, замахнувшись Сайгой.
- Не делай непоправимого! Не делай непопровимого! - захрипел под шкафом Седой.
- Вылазь, блядь! - угрожающе повторил я.
Мерзко кряхтя, ублюдок вылез.
- Давай прибор!
- На! - он неохотно отдал металическую коробочку.
- Как его отключить? - Никаких кнопок не было.
- А никак! Он не отключается! - заржал Седой. - Ты ничего не сможешь мне сделать! Я владею техникой боя, так что...
Он не сумел высказаться до конца.
Я выхватил из кармана травматический пистолет и стрельнул ему по лицу.
Седой упал и закрыл глаза.

Сходив в кладовку, я принес еще веревку, связал всех руками за спиной и подтянул к потолочной балке. В этом мне помогла ручная лебедка для автомобиля. Козлы зашевелились от боли, когда я начал их подтягивать. Мне было наплевать на это. Поднатужившись, я поднял шкаф и отыскал в обломках стола свой револьвер.
Я крутанул колесо барабана и мне стало хорошо.

42.
Теперь можно и поговорить.
Я достал коробку с дротиками для игры в дартс и уселся в свое роскошное кресло. Седой с ненавистью молчал, следя за моими приготовлениями нехорошими глазами.
- Ты трахал Ленку? - неожиданно спросил я.
- Нет! А кстати, где она?
Я метнул дротик. Маленькая стрела впилась в щеку пленного.
- ААА! - заорал Седой.
- Здесь вопросы задаю я! - рявкнул я.
- Трахал?!
- Нееет!
- А кто трахал? Может быть он? Или он? - я кинул дротики в его дружков.
Все трое смешно задергались.
- Зачем вы ходили в мой схрон?
- Да не ходили мы! - жалобно крикнул мужчина с разбитым лицом.
- Не пиздеть мне! - я кинул дротик.
- Ай бля!
- Ваш старый уже пропизделся, он спросил, где она! - Очередной спртивный снаряд впился в Седого.
- Мы из комитета Схронов... - проворчал Седой, - Ленка давала нам продукты ради общего дела...
- Что за комитет? Почему я ничего не знал?!
- Развяжи нас и мы обо всем поговорим.
Я разозлился и запустил в него сразу три дротика подряд.
- АААААААААААААААААААААА!!!
- Говори! Быстра!
- Расскажи ему, Валера... - простонал Седой Лысой Башке.
- Твой схрон не один в лесах Карелии! Тут таких тыщщи! Десятки тыщщ! Мы организуем услуги для выживших. Проводим интернет, подключаем кабельное, продаем наборы для выживавния...
- Почему у меня тогда ничего не подключено? - я не поверил его словам ни капли.
- Лена внесла только первый взнос. Ты бы заметил убыток!
- Я и так заметил! - Я кинул очередной дротик.
- АААЙЙЙ!!!
- Что она заказала? Телевидение ваше мне на хуй не нужно, предупреждаю сразу!
- Она... это...
- Она заказала футляр для твоего револьвера, - будто высморкнул фразу Седой. - А мы пришли снять мерку...
- Футляр? Зачем? - я так удивился, что даже забыл кинуть дротик в Седого.
- Вроде как на подарок... на Новый Год... Ты нас убьешь теперь? Не советую. У нас есть крыша.
- Барыги блядь...

43.
Новая информация обескуражила мою суровую личность. Так значит Ленка ни в чем не виновата? Надо сходить за ней утром... Я решил отпустить этих засранцев. Но нужно сделать так, чтобы они забыли дорогу сюда.
Я придумал.
Порывшись в разбросанных книжках, отыскал психологическую книгу. Там написано, как делать гипноз. То что нужно для троих козлов. Разыскав одну и побрякушек Лены - серьгу - я привязал ее к прочной капроновой нитке и принялся раскачивать перед глазами Седого. Он стал сопротивляться гипнозу, орать, пинаться. К тому же мешали его приятели.
Пришлось подтянуть веревку.
Прошло два часа и я, наконец, их загипнотизирвал. Я внушил им, что они просто гуляли по лесу, а потом подрались между собой. Приказал забыть мой схрон и мои продукты, и меня. Три зомби уныло кивнули и ушли за порог в пургу.

44.
Я стал прибираться.
Бережно расставил по полкам книги с фантастикой. Выкинул мусор. Собрал остатки стола в кучку. Завтра надо им заняться. Прибор я не отдал. Пригодится. Я спрятал его в тумбочку с разными деталями - мясорубкой, кастрюлями, сковородками, патронами.
Тяжелый стук в дверь заставил меня подорваться и прицелиться из револьвера. Но потом вспомнил, что огнестрел не будет работать.

45.
Тогда я достал свой десантный нож.
- Кто там блядь?!
Дверь жалостливо скрипнула и вошла она... Лена! Вся замороженная и трясущаяся. Я был рад ее приходу.
- Закрой дверь. Дует. - сказал я, убирая нож. - Кто тебя, освободил?
Моя девушка отряхнулась от снега и обессиленно прошла на кухню. Налила водку. Трясущимися руками стала пить ее из кружки. Ее щеки, наконец, привычно зарумянились.
Она сказала:
- Я перегрызла веревку зубами...

"Все таки это любовь" - подумал я и улыбнулся своей лучезарной улыбкой.

Александэр
29-9-2016 22:29 Александэр
Баян, хотя и стебный.
Шишковчук
29-9-2016 22:31 Шишковчук
46.
С сухим треском ворон свалился с дерева, каркнул напоследок и сдох. Я меланхолично сдул дым с Револьвера. Надев варежки, скользнул на лыжах поближе к своей добыче. Хороша птица! Пуля попала прямо в сердце. Добрых два кило Реального Мяса. Вот Лена обрадуется - давно мы не ели окорочка. Я зацепил ворона лыжной палкой и четко закинул его в свой камуфлированный под зиму рюкзак.
И покатил далее.

Ветер с некой ленью перекатывал по небосклону черный ковёр облаков. И падал, падал унылый снежный покров. После ядерного лета пришла, наконец-то, реальная ядерная зима, реальный холод, Реальная Жесть. То, о чем я читал в другой докризисной жизни в бесчисленных произведениях литературы, смотрел кино и играл на компе, пришло в одночасье в мою несчастную жизнь, в жизнь всех людей планеты. Кому-то нужна была эта война. Какие-то проклятые скоты наверху устроили это всё, а нам простым парням расплачиваться за всю эту грёбанную хрень! Невеселые думы мелькали в моей спрятанной в волчью шапку голове, пока я ехал по своим владениям, обновляя устаревшую от погодных условий лыжню.

47.
Сейчас стало всё хуже чем год назад, когда только боеголовки рухнули и взорвались по всей земле. Тогда можно было спокойно жить в схроне, охотиться за животными, которые не понимали, что случился БП и спокойно паслись в лесу. Катастрофические снежные ураганы сменялись затяжными оттепелями. Можно было даже загорать, что Лена и делала на заросшей травкой кровле моего убежища. Благодаря удобной розе ветров, нас не зацепило радиоактивное Мегаоблако с Петрозаводска и северной Европы, где по слухам не выжили даже крысы и выходцы из юго-восточной Азии.
А теперь какой-то ад, блин, настал!
Лося перебили выжившие, дичь дохнет. И этот проклятый МОРОЗ. Даже мне трудно его переносить, несмотря на теплое шмотье. Иногда градусник опускался до минус сорока, а иногда и того хуже...
Понятно, что это всё теперь надолго... Надо пережить эту тьму, ужас и голодный паек. Поэтому я запретил Ленке прикасаться к запасам тушняка и все силы, все свое драгоценное время тратил на поиски добычи. В мороз нужно есть много калорий, иначе кранты. Это я вам говорю, как Спец в этом непростом вопросе. Я сделал множество эффективных охотничьих ловушек, которые подробно были описаны в книгах по выживанию. Выкопал шесть волчьих ям, понаставил немеряно самодельных капканов, силков на зайцев и птиц, но туда чаще попадался песец. Впрочем, он тоже был вполне съедобен. Сами понимаете, в такой ситуации привередничать не приходится. Я даже свою девушку заставил это готовить и жрать, хоть она и не хотела поначалу.

48.
Время катилось к обеду. Проверив еще пару ловушек и сняв только жалкую худощавую, как смерть, куропатку, я вышел к развилке. Здесь лыжня кончала свой извилистый круг. Направо вёл путь домой, к Схрону.
Налево жил мой друг Валера.
Он тоже был выживальщиком, как и я. Мы познакомились с ним уже после Большого Песца. Ему тридцать пять, и он живет с двумя детьми, женой и ее мамой. Понятно, что на такое количество ртов нужно основательное убежище и немеряно припасов с ништяками. Всё это у Валеры имелось. Он за много лет до ядерной атаки, начитавшись разных статей про астероиды, супервулканы, изменения наклона земной оси, прилёт планеты Нибиру, и, подсев на нехилую измену, готовился к приходу БП. Знакомые смеялись над ним и считали шизанутым. Только где сейчас эти пересмешники?

Его бункер в отличии, скажем, от моего скромного Схрона, был основательно заглублён в недрах лесистого холма. Стены, пол, потолок - всё было забетонировано. В той жизни Валера работал мастером в строительной организации, поэтому с материалами не возникало накладок. Все работы делали азеры. Не потому, что Валера был не патриотом, а из гуманных соображений. Ведь рабочих потом нужно было убить, чтоб никто не проболтался о местонахождении валериного бункера. Расчет был на то, что гастарбайтеры сделают всё и свалят в Таджикистан, откуда им в постБПшных условиях не добраться до Карелии никогда. Расчет оправдался.

Я свернул к Валере.
У него были большие запасы чая, а я давно его не пил. Преодолев несложные шесть км, я снял лыжи и начал карабкаться по бурелому. Его наворотил Валера, чтоб скрыть вход. Я поразился такой хитрости, когда увидел это все впервые. Обогнув приметное бревно, я влез в дырку под корневищем, чуть не порвав разгрузку и маскхалат. Дальше было попросторней, и лаз привел меня к бронированному люку большой массы. Валера привез его с какого-то заброшенного бомбоубежища. Я нажал на кнопку звонка.

49.
- Кто там, э? - раздался из динамика голос с большой долей подозрительности. - Пароль!
- Да кто... это Саша... че сам не видишь? - возмутился я.
- Парооль! - проскрипел валерин голос.
Параноик занудный!
- Блин! Каракатица-девять!
- Заходи.
Щелкнул замок. Я поднатужился и открыл дверь, а потом вошел.

Внутри было тепло. В бункере паровое отопление на дровах. Длинный коридор, ведущий в жилые помещения весь завален аккуратно нарубленными полешками.

- Привет, друг мой Саня!
Валера сидел за столом, который спешно накрывала его жена. Теща недобро посмотрела на меня и снова уставилась в телевизор, где шло шоу талантов, которое ей предварительно записали на винчестер в 8 террабайт.
- Здаров, Валера. Здравствуйте, Катерина. Здрасьте, Зоя Михаловна. - Я повесил Сайгу на гвоздик, снял пуховик, шапку и бахилы, чтоб не пачкать ковер.
- Опять привел своего друга алканавта, тунеядцы проклятые, - проскрипела бабка.
Мы с Валерой понимающе переглянулись.
- Ну, давай за встречу, давно тебя не видно было, - он разлил самогон по кружкам.
- Давай!
Мы выпили и заели пойло макаронами с гуляшом из медвежьего мяса.
Хорошо... уютно потрескивала печь, закипал чайник. В соседней комнате бесились дети.
- Ну как там на поверхности? - закурив трубку спросил Валера. - А то я уж неделю не выходил, с тех пор, как вытащил медведя из берлоги.
- Да херово, - ответил я.
- Обрисуй в двух словах ситуацию.
- Зверья мало. Холодно. В среду заявились какие-то мытари на снегоходах. Штук шесть. Финны чертовы.
- И че? - заинтересовался Валера.
- Очередь дал из Корда. Писец козлам.
- Это правильно, - засмеялся Валера, - нечего всяким ублюдкам русскую землю топтать. Катя, налей, будь ласка, чайку гостю.
- Оружия у них немного было, так... пара ружий и калаш. Снегоходы в речке потопил.
- А это зря...
- Почему? Топлива-то нет у меня, а у них только по полбака было.
Валера налил в блюдечко ароматный душистый чай, отхлебнул и, сделав невеселое лицо, сказал:
- Мутные мысли меня терзают, Александр. Дети, потише!
- Ну...
- Тушенки на два года осталось.
- Понимаю. Та же беда. Надо че-то предпринять.
- Надо. Сидим, как хомяки в норах...
- Так а что поделаешь? - удивился я. - Страна в окупации. Пиндос вон, даже в Кандалакше засел.
- Я тут думал, - Валера почесал лысоватую голову. - А может, не только у нас Кирдык? Поди, наши отстрелялись по штатам.
- С чего ты решил?
- А с того, Саня, что уже почти год прошел, а мы их даже ни видим. Сидят, суки, на своей базе и носу не кажут! Где зачистки? Где беспилотники? Где каратели? Так что всё херня, нет никакой оккупации.
- Я как-то об этом не думал...
- А ты подумай. В общем, план таков. Вчера заходили Егорыч, егерь с 32 километра, с парнями. Он поднимает всех выживальщиков в округе. Будем брать Кандалакшу. Тушенка тушенкой, а патрон раньше кончится. Такие дела, Санёк.
- А много нас будет?
- Стволов пятьсот-шестьсот... Мы утопим пендосов в крови!
- Хорошо! - мне понравился этот план. - Когда выходим? Когда бой?
- В субботу, 15 сентября, на 117 километре в 23.45, - Валера скосил глаза на тещу и перешел на шепот, - честно говоря, заебался я дома торчать, эта старая калоша житья не дает, я хоть к черту на рога, лишь бы из дома подальше...
- Ладно, не стони. Можешь на меня рассчитывать, - твёрдым голосом сказал я, поднимаясь. - Моя Сайга не подведёт.
Я вытащил из кармана пакет финнских пряников и фонарик "Tikka":
- А это детям подарок, чуть не забыл.

50.
На поверхности выл мощный ледяной ветер, раскачивая промороженные стволы сосен. Я поспешил к дому. Надо готовиться к походу. Осталось всего два дня. Вот Ленка реветь будет, переживать. Ну ничего, я пообещаю ей какой-нибудь подарок. Журнал космо или косметический набор для хари. Надеюсь, в Кандалакше разживусь и презиками. Только б сначала пендосов вырезать нахрен, а то че-то я далеко зашел в своих мечтаниях, блин.

51.
Через полчаса я выбежал на поляну перед своим Схроном и понял - что-то не так! Дверь убежища сорвана с петель, кругом чужие следы, всякие вещи. Я заорал. Сорвав с плеча карабин и скинув лыжи, кинулся внутрь.

- Лена!!! - закричал я.
Холод молчания встретил меня в Схроне. Среди разгрома гулял ветер. Лены нигде не было. Я увидел, что неизвестные уроды пытались поджечь жилище. Но они не знали - я все пропитал антипожарной пропиткой. Огонь только попортил слегка шкаф и книги с фантастикой. Какие же они мрази! Они забрали мою Лену! И разорили мою кладовую!

Я несколько секунд стоял, опустив голову в пол. Мои широкие плечи подрагивали от горя и злобы. Я дышал сквозь зубы. Вытащив Револьвер, крутанул его массивный барабан. Верное оружие вернуло мне уверенность.
Я надел на свое щетинистое лицо полярную маску и вышел в беснующуюся бурю ледяной мглы.

52.
Проклятый ветер тут же выморозил мое лицо под маской, и я забежал обратно. В разрушенный схрон. Прикинув всё логически, я решил, что идти сейчас на поиски Лены просто опасно. Это просто ни к чему не приведет. Только к моей бессмысленной гибели в пурге. А я ведь еще мог послужить своему отечеству, лежащему в руинах после ядерного удара. Не, идти нельзя.

Я спрятал в карман револьвер и начал готовить свое усталое тело к ночевке. Решил, что не стоит чинить сейчас дверь. Достал из чуланчика снеговую лопату и стал закидывать вход в схрон кусками мороженого снега, пока не осталось узкое отверстие. В него я и нырнул, как проворный горностай. Дырку пришлось заткнуть старой ленкиной дублёнкой, которая валялась на полу.

Включив свои инстинкты выживальщика, я понял, что неплохо было бы затопить печь. Я зажёг свет, - отлично, светодиодные плафоны мерзавцы не тронули - и чуть не заорал! О, боги! Нет, только не это! В моей прекрасной титановой печи, которую мне делали в Тагиле на заказ, в другой прошлой жизни, зияли черные пулевые отверстия. Надо было искать выход из ситуации, в которую загнала меня безжалостная злодейка-судьба. Если я затоплю печку сейчас, я могу задохнуться в дыму, а если не разжигать огонь, меня ждет смерть в стальных ладонях холода. Температура в схроне была очень сильно отрицательной.

53.
- Шевелись, жопа! - сказал я себе. Но в башку ничего не лезло. Я прыгал и плясал от холода, вспоминая советы по выживанию зимой в лесу. Все они сводились к тому, что нужно делать костёр и поддерживать его всю ночь. Этот вариант отпадал по понятным причинам. Как я буду спасать Лену, если не высплюсь? Да и огонь мог демаскировать меня. Мало ли кого занесет ночью. Надо заделать эти дырки в печке, но чем? И тут я вспомнил, что у меня осталось несколько пластин титана. Их тоже прислали из Тагила вместе с печкой, как ремнабор. Кинувшись в чулан, я принялся рыскать в нём, разыскивая своё спасение.

Вскоре я нашёл нужный пакет с надписью 'Магнит', которая чуть не вызвала во мне слёзы ностальгии. В нём лежали пластинки титана и два тюбика печного герметика, который остался у меня после монтажа печки и трубы. Один тюбик был целый второй, почти полный, был надет на монтажный пистолет. 'Я спасён!' - подумал я. Однако, была одна охерительная проблема. Герметик в тубах замерз и стал как камень. Придётся греть его пылающим жаром моего тела. Я взял один тюбик и, заорав, засунул эту ледяную дрянь себе под мышку, прижав к телу. Это было очень неприятно. Только воля к жизни и жажда отыскать похитителей моей девушки заставили меня всё это вытерпеть.

Пока герметик размораживался в моей жаркой подмышке, я проводил ревизию. Козлы утащили буквально всё. Жратвы ноль, патронов тоже ноль. Из оружия осталось только то, что я брал с собой на охоту - калаш, револьвер и сайгу. Только ради этого их стоит всех найти и жестоко убить, горько усмехнулся я, разглядывая разгром. И тут мой отточенный взор выхватил в груде убитых вещей литровую бутыль масла-синтетики. Я понял, как мне достать уродов.

Наконец, герметик отогрелся. Я обмазал пластинки титана этим герметиком и залепил дыры в печке. Затем, еле сдерживая слёзы, растопил свою печурку с помощью книжек с фантастикой, которые гады истоптали и разбросали по полу. Печь вскоре загудела, и по схрону разлилось волшебное тепло. Я аж заулыбался, так от сердца отлегло. Поставив бутыль с маслом поближе к печи, я отхлебнул из фляжки коньяка. Детали плана мести буквально вырисовывались перед глазами. С этими сладкими мыслями я и заснул.

54.
Наутро, позавтракав окорочком из ворона, я выглянул наружу. Погода улучшилась, стоял почти штиль. Это как нельзя лучше соответствовало моим боевым планам. Я вернулся в схрон. Отыскал кувалду. Свернул в трубочку ковёр и убрал его в сторону. Топнув ногой по бетонной стяжке пола, я со всей дури размахнулся и вдарил кувалдой. Пол затрещал. Я бил ещё и ещё, вкладывая в удары всю силу моей злости. Сделав дело, тяжело дыша, я откинул кувалду, разгрёб бетонные куски и улыбнулся, увидев заветный деревянный ящик.

Продолжу, если будет интерес)

Шишковчук
29-9-2016 22:32 Шишковчук
quote:
Originally posted by Александэр:

Баян, хотя и стебный.


Выкладывал когда-то давно. С тех пор написал больше)
idv1
29-9-2016 22:47 idv1
quote:
Сдерживая, подступающую к краю горла тошноту, я разделал трупы убитых мужиков. Я сделаю из них тушенку.

ого, надо почитать))
terranin
29-9-2016 23:01 terranin
Даже смертоносные фотоны в благоговении застыли и эми сдержало свой разрушительный полет, дав сделать селфи на фоне гриба. Как же, достали Ипхон. Иииу
Lokki
29-9-2016 23:06 Lokki
На ойфон подрачиваем... Читать не стоит.
фершал
30-9-2016 00:20 фершал
quote:
сделать селфи на фоне гриба.

просто сделать селфи на фоне гриба это фигня,кто ещё его увидит(фото)?Надо успеть выложить его в инстаграммчик,пока он вообще ещё есть
Gets
30-9-2016 08:14 Gets
15 патронов в револьвере? такое на Ганзе не пишут ну это я так отметиться на почитать потом.
пысы: дальше пошел треш: "Я стану новым человеком, зверем апокалипсиса, беспощадной машиной жизни и смерти, ангелом несокрушимого возмездия. Ради моих погибших друзей и ради будущего остатков человеческой расы. Мне сразу стало получше, а в сердце поселилась уверенность, что все как-нибудь наладится.
пожалуй это не для моего слуха((

edit log

Бекхан
30-9-2016 08:41 Бекхан
Ржака! Давай исчо!
griga71
30-9-2016 09:07 griga71
Автор, в личку плз черкани что употреблял перед сим актом творчества! Мне блин в понедельник объяснительную писать, а вдохновения нет. А у тебя все шедеврально

Лена спала, повернувшись ко мне голой спиной (до этого было соитие)

TeRz
30-9-2016 09:11 TeRz
quote:
Originally posted by Шишковчук:

жаль, вконтакт не выложить, столько бы лайков собрал, наверное


йаибу

дальше читать не стал.

Eishund
30-9-2016 10:04 Eishund
quote:
Originally posted by Бекхан:

Давай исчо!


Тут больше: http://www.yaplakal.com/forum6/topic1429404.html .
zair
30-9-2016 10:28 zair
"моимощныеноги"
Шишковчук
30-9-2016 10:35 Шишковчук
55.
Я достал из ящика мощный двухтактный мотор, деревянный пропеллер и другие детали конструкции. Как всегда перед полётом, все сжалось в глубине моих внутренностей, и я поспешил навестить уборную. Скоро мне предстоит покинуть уютную твердь земли и отправиться в воздушное полное злой турбулентности путешествие в поисках Лены. Кого хочешь это напугает.
На парамоторе я не летал два года. Еще перед войной моя паранойя подсказала это решение. Я нашел в интернете летную школу и записался на учебу. Пришлось отдать довольно приличную для меня сумму - около пятидесяти тысяч рублей. Использовал деньги с кредитки. Сделал это с легким сердцем, так как в преддверии Большого Пиздеца, ничего не собирался отдавать проклятым банкирам. Я знал, этот навык пригодится мне после апокалипсиса. Я должен научиться летать, чтобы выслеживать из-под облаков дичь, мародеров и группировки противника.
Я с улыбкой вспоминал тяжкие месяцы обучения искусству полёта. Инструктор тогда очень удивился. Я пришел на тренировку в полной боевой амуниции. Патронташ, рюкзак, Сайга, тактический шлем и противогаз. Наврал ему, что увлекаюсь страйкболом.
- Ну что ж, солдат, - с ухмылкой сказал инструктор, - приступим к наземной подготовке.
И нацепил на меня силовую установку. Я чуть не опрокинулся. Она весила килограмм сорок! Потом он пристегнул к карабинам свободные концы параплана и, хлопнув меня по шлему, заорал:
- Беги! Беги! Беги!
Ломанулся вперёд, как ошпаренный конь, напрягая всю силу своих стальных мышц. Когда крыло с шелестом надулось за спиной, мои ноги поскользнулись, и я грохнулся плашмя. Хорошо, на лице был противогаз, а то наелся б земли. Тренер закурил сигарету и покачал головой, пока я пытался встать. Этот день стал днем боли. Я падал много: очень много раз, пытаясь выдернуть крыло над головой. Потом, вечером долго вычищал от грязи Сайгу и стирал обмундирование.
Целую неделю перед следующим занятием я прокачивал свои крепкие ноги с помощью приседаний. В полном снаряжении. Для утяжеления использовал также ящик с тушенкой.
- А, снова ты, - поднял брови воздушный сенсэй, - я-то думал, тебе хватило прошлого раза.
Я только сверкнул взглядом из-под противогаза, показываю свою несокрушимую решимость. В этот день я тоже падал, но уже меньше. Пробегал с крылом над головой уже метров по сто. Инструктор довольно кивал и подбадривал меня. Потом были занятия без крыла, но с заведенным двигателем. Я учился управлять тягой. Шли дни. Один за другим ломались деревянные винты от моих неудачных стартов. И вот, наконец, в один из октябрьских дней, я полетел сам.
Я заорал. Это было так здорово. Я изо всех сил сжал ручку газа, и меня стало поднимать вверх. Ну и как мне стрелять Сайгой? Руки заняты клевантами и газом. Надо будет что-то придумать:

56.
Собрав парамотор, я засунул ладони в тепло моего паха. Пришлось работать без перчаток, чуть не отморозил свои проворные пальцы. Вскоре они отогрелись. Я вытащил из мешка и принялся разворачивать хрустящую ткань параплана. Потом еще полчаса распутывал стропы. Они все перекрутились, как змеи в брачный период. Наконец, справившись с этой бедой, я подстегнул параплан к силовой установке. Ниже 15 градусов не рекомендовалось летать на парапланах. Могла потрескаться пропитка ткани. Сейчас стоял мороз под тридцатник. Плевать, я все равно спасу Ленку. Ничего с крылом не сделается.
За всю эту снарягу пришлось бы выложить в свое время остатки денег с кредитки. Очень много. Теперь я радовался, что прикупил на это бабло патронов и пуль. А параплан с мотором просто угнал на крайнем занятии. Как, должно быть, матерился инструктор. Хотя я себя не винил. Все равно парамотор ему больше б не понадобился. Наверняка, тот дядька сгорел в пламени ядерных взрывов.

Я удовлетворенно закурил и посмотрел на дым. Легкий слабый ветерок как раз дул в нужном направлении. Взлетать гораздо проще против ветра. А он дул вдоль моей полянки. Надеюсь, мне хватит места для разгона. И не зацеплю те гребаные ёлки.

Нырнув в жаркую теплоту моего схрона, я отыскал канистру с бензином. Потом бутыль с синтетическим маслом. Аккуратно перелил в канистру нужное количество. Один к двадцати. Я с четкостью помнил инструкции, что если не добавлять масло, движок попросту сгорит. Плотно закрутив крышку, я начал трясти и крутить канистру, чтоб масло поскорее перемешалось. На улице я перелил топливо в бак. Десять литров. Хватит на 4-5 часов, если сильно не газовать. Главное не замерзнуть наверху. Ничего, у меня же есть коньяк! Буду прихлёбывать его в полёте, чтоб вернуть тепло в конечности.

57.
Остался пустяк. Я даже слегка занервничал. А вдруг, мотор не заведется на этом злобном морозе? Я подкачал резиновую грушу. Топливо с хлюпаньем побежало в движок, наполнилась камера карбюратора. С замираньем своего храброго сердца я дернул ручку стартера. Был, конечно, электростартер, но он по любому бесполезен. Аккумулятор наверняка разрядился. Ничего, в полёте зарядится. Только бы завести эту хреновину! Со второго или третьего раза мотор, наконец, робко чихнул, выпуская облачко сизого дыма из глушака. Но не завёлся. Я дернул еще. Только бы свечу не залить, блять! Может хайло ему открыть? Я взял ручку газа и полностью выжал максимум. Другой рукой снова рванул стартер. Ну, давай же! Установка ожила. Утробно зачухала. Я тут же отпустил газ. На максимальных оборотах меня могло опрокинуть. Как только я сделал, движок тут же заглох. Ну что такое?

Сплюнув, я вытащил из кармашка своей разгрузки, мультитул. Отчаиваться было не в моих суровых правилах. Я сноровистыми движениями открутил свечу. Блядство! Так и есть, залито! Да еще такой слой нагара! Удивительно, что вообще движган подхватывал. А запасных нет, блин! Вернувшись в схрон, сунул свечу в дырку печи, чтобы она просохла на жарких углях. Интересно, что там с Леной? Мне оставалось только надеяться, что эти бандиты апокалипсиса ничего не сделают с моей девушкой. Я помотал головой и глотнул из фляжки, отгоняя прочь плохие мысли. Надо думать позитивно, решил я и, надев рукавицу, достал раскаленную свечу. Ножиком соскреб с нее нагар. Вроде, чистенькая, с удовлетворением отметил мой прагматичный ум.

Может еще как-то нагреть голову движка, чтоб уж наверняка завелось? Печально, что нет паяльной лампы. Я огляделся и поднял с пола книжку. Метро 2033. Мне никогда не нравилось, как она написана, каким паршивым языком. Дочитал только потому, что моя любимая тема - выживание и ядерная война. Наверняка, это говно напечатали по блату какие-нибудь родственники автора в издательстве. Я усмехнулся и безжалостно вырвал несколько страниц.

Вкрутил свечку на место, свернул в трубочку и поджег листы бумаги. Поднес пламя к двигателю, стараясь не подпалить ремни редуктора. Закончив дело, потрогал. Вроде теплый. Скорее, пока не остыл, я дернул стартер. Мотор бодренько застрекотал на холостых оборотах. Меня наполнила гордость от проделанной работы. Надо прогреть как следует. Я направил вращающийся пропеллер в сторону от крыла, чтоб его не полоскало воздушной струей, и начал потихоньку увеличивать обороты. Тяга не прибавлялась! Когда я нажимал всего половину газа, обороты тут же падали. А для взлета мне требовалась максимальная мощность. В чем же может быть дело? А может смесь обогатить, шепнул мой догадливый внутренний голос? Не глуша мотор, я отверткой из мультитула подкрутил винт на карбе. Снова прибавил газу. Меня чуть не отбросило. Есть тяга! Я уперся в силовую установку, с трудом удерживая ее, и радостно засмеялся.

58.
Потом я начал бегать по поляне, утрамбовывая снег. Если на старте я упаду с работающим двигателем, можно повредить винт и стропы. Я даже вспотел, протаптывая взлетную полосу. Потом проверил свои боеприпасы. Пять магазинов с картечью и дробью к Сайге. Сотня патронов для револьвера. И четыре гранаты. Их я подвесил на разгрузку. Негусто. Надеюсь, этого хватит, чтобы убить моих врагов!

Поверх перчаток я напялил на свои ладони непродуваемые рукавицы-краги. Мое безжалостное лицо скрывала полярная маска. Чтобы не отморозить глаза, надел газосварочные очки. Их резинка как раз должна хорошо удерживать на голове капюшон, отороченный мехом волков.

С кряхтением надел на плечи парамотор, застегнув все пряжки. С грустью посмотрел на свое разоренное убежище. Мой схрон. Ничего, скоро я отомщу гадам и сделаю все, как было! Я поддал газу и побежал вперёд. Больно лупила в живот висящая на шее Сайга. Одновременно я тянул лямки, чтобы вывести крыло ровно над головой. Почему стало заваливать влево? Сейчас меня уведет с тропинки в сугроб! Не прекращая бежать, я отпустил правый свободный конец и потянул правую клеванту. По тени на снегу я увидел, что крыло вернулось куда надо, прямо надо мной! Я выжал полный газ. Тропинка заканчивалась! Слегка подтянул обе клеванты, и меня оторвало от земли. С ужасом я увидел приближающиеся ели. Они быстро тянули ко мне свои заснеженные лапы. Высота набиралась недостаточно быстро. Главное, не зацепить стропами, а то намотает на дерево, и моим боевым планам хана. Чуть повернул в большой просвет между елок. Ништяк! Мне удалось это сделать! Я глядел на уходящую вниз тайгу.

Усевшись поудобнее, я решил набрать высоты, метров 500. Зафиксировал газ в нужном положении и отпустил из рук клеванты. Потом достал из кармана на колене специальные приспособы. Я сам их изобрел, чтобы управлять парапланом и одновременно вести огонь по мерзавцам. Это были удлинители для клевант, строп управления. На старте они бы путались под ногами. Зацепил на ручках клевант маленькие карабинчики. От каждого карабинчика шла стропа, на другом конце которой, я привязал резиновые гимнастические кольца. В них я вставил свои валенки. Теперь поворачивать можно с помощью ног. А ручка газа, надетая на левую варежку, особо не помешает.

59.
Поднявшись наверх где-то на полкилометра, я обнаружил, что стало теплее. Даже не стал доставать коньяк для согрева. Должно быть, холодный воздух опустился вниз, догадался я, он же тяжелее, чем теплый. Я сбавил обороты и перешел в горизонтальный полет. До боли в зрачках я вглядывался в дебри леса, пытаясь разглядеть грабителей. Куда же они ушли? Начал летать по расширяющейся спарили вокруг схрона.

Надо осматривать в первую очередь просеки и дороги, понял я. Ублюдки вряд ли стали бы ломиться сквозь чащу. Сверху вся местность простиралась подо мной, как на карте. Я повернул к ближайшей прогалине. Вроде бы там какие-то следы? Лыжня или след снегохода. Посмотрел сквозь прицел Сайги. Точно снегоход проехал! Недавно. След свежий. Ведь ночью была пурга. Далеко уехать не могли. Я кровожадно усмехнулся, рисуя в уме планы мести.

Вскоре след вышел к замершей поверхности небольшой речки. Она петляла как каракатица. Я летел, следуя всем изгибам, не отводя орлиного взора. Боялся потерять из виду. Я прикидывал, как лучше сделать - обстрелять их из ружья, когда найду, или кинуть гранату? Опасно, я могу зацепить Лену и повредить ее приятное тело. Только б догадалась не высовываться:

Внезапно я увидел какие-то приближающиеся снизу точки. Глянул сквозь прицел. Птицы. Вороны, похоже. Почему они летят ко мне? Наверное, я залетел на их территорию? Они быстро догнали меня. Это были довольно крупные твари. Скорее всего, действие радиации, смекнул я. Тут одна из ворон-мутантов, самая большая кинулась мне в лицо. Если б не очки, я бы остался без глаз! Отпихнул пернатого монстра. Еще не хватало, чтоб ее засосало в винт. Остальные птицы принялись терзать крыло параплана.

- Охренели совсем?! - закричал я. - А ну пошли вон!
Не дай бог, они порвут мне стропы! Запасного парашюта не было. Схватив Сайгу, я снял варежку - она повисла на специальной резинке - убрал предохранитель и принялся угощать крылатых хищников картечью. В воздухе заметались перья и ошметки мяса. Кажется, попал в нескольких, хмыкнул я. Вороны с мерзким карканьем отлетели прочь. Получили суки? То-то же. Но что это они делают?

Я с ужасом увидел, как эти твари собираются в плотную стаю. Они разворачиваются ко мне! Ну что ж: я вытащил гранату Ф1. У меня не было другого выхода. Я нажал полный газ. Нужно набрать высоты. Вороны отчаянно закаркали, когда я оказался над ними. Дернул чеку, отсчитал пару секунд и метнул гранату прямо в стаю. По барабанным перепонкам ударило взрывной волной. Просвистели осколки, но к счастью, не один не попал в крыло или в меня. Огляделся. В воздухе висело дымное облачко, кругом летали перья. Эх, сколько мясо зря пропало, с сожалением подумал я. Да и гранату жалко, конечно.


60.
Эта короткая схватка только разозлила мое нутро. Хотелось больше убийств. Ну где же вы, уроды, похитившие мою любимую? Неплохо бы взять их в плен. А потом допросить, применяя всяческие жестокие пытки. Фантазия у меня богатая. Козлы точно расскажут, где их убежище. Там наверняка есть чем поживиться.

Тут мой соколиный взгляд увидел дым. Похитители расположились лагерем на берегу реки. Три снегохода с прицепами - с моим добром! - стояли прямо на льду. Пообедать решили, упыри? Я прямо представил, как они вскрывают мою тушенку и макароны. Меня затрясло. Впрочем, ладно, сейчас главное, чтобы меня не заметили и не подстрелили. Параплан довольно медленно летит, попасть легко. Я повернул в сторону и, сбросив газ, начал снижаться над лесом примерно в километре от бандитов. Теперь я вне зоны их видимости. Запомнив направление, я полетел, чуть ли не касаясь валенками верхушек деревьев. Вытащил и приготовил две гранаты.

Я вынырнул из-за ёлок прямо над этими неудачниками. Они, конечно, услышали рев мотора, но не смогли понять, что это и откуда, пока не увидали карающее возмездие с небес. И сейчас бестолково носились по лагерю. Гранаты полетели вниз. Одна разорвалась прямо в их гребаном костре. Ну что, похавали чужой тушеночки, придурки? Другая взорвалась возле снегоходов.

- Лена! Прячься! - заорал я, уходя на новый вираж.
По мне начали палить. Только бы не попали в бензобак. Он находился прямо за моим копчиком. Я оглянулся, перед тем как скрыться за елями. Кое-кто валялся на снегу, но несколько говнюков достали свое оружие и целились в меня. Осталась всего одна граната, и теперь они меня ждут. Я сделал большую петлю над лесом. Теперь пойду по касательной, над самым краем растительности. Не буду вылетать над рекой, чтобы не попасть под их огонь. Вот вам еще гостинец! Со смехом я метнул последнюю гранату. Крыло слегка вздрогнуло. Я глянул вверх. Святые угодники! Ближе к краю параплана виднелась рваная дыра. Проклятье! Впрочем, на летные качества это особо не влияло. По крайней мере, я это не ощущал в горячке смертельной схватки.

Плотно взял в руки верную Сайгу. Надеюсь, они поняли, с кем связались? Подлетая на очередном заходе, я заранее направил ствол вниз. Сейчас угощу вас картечью, мои дорогие друзья. И принялся от души палить. Мерзкие негодяи попрятались в лесу. Внезапно, с ближайшей ёлки на меня прыгнуло обезумевшее тело с перекошенной от ярости харей. Оно вцепился в ногу, пытаясь схватить мою сайгу. Резко повело в сторону. Я закричал и выдавил полный газ, чтобы не рухнуть на лес. Мотор захлебывался, мы поднимались еле-еле, постепенно уходя в спираль. Злодей тем временем изловчился и треснул мне в пах. Чудовищная боль пронзила меня насквозь, но я ударил его прикладом сайги прямо в рожу. Чувак вскрикнул, сплевывая кровь, но не упал, как я рассчитывал.

Пока мы боролись, я не уследил за высотой. На полной скорости влетели прямо в крону роскошного кедра. Раздался треск. В щепки разлетелся пропеллер. Мы повисли на стропах. Крыло надежно зацепилось за ветки. Вот это косяк! Зато проклятый прыгун оказался насквозь проткнут и нанизан на толстый острый сук. Он еще трепыхался, с удивлением глядя на меня. Его я узнал, он трогал тогда мой револьвер в схроне, почти год назад. Я улыбнулся и в упор отправил заряд картечи в его тупую башку. Протерев очки от мозгов и кусочков черепа, я начал выстегиваться из подвески. Нужно быстрее слезать, сейчас остальные будут здесь. Жалко, блин, параплан. Может еще получится его забрать? Я быстро спустился по толстым веткам и спрыгнул в снег.

- Он там, пацаны! Обходите его! - услышал я крики.
Поменяв магазин сайги, вытащил из рюкзака револьвер. Выглянув из-за дерева, я увидел запыхавшегося мужика с перемотанным изолентой калашом. Тот крался в мою сторону. Пальнул в него, почти не целясь. За это я люблю картечь. Мужика снесло к чертям. Заснеженные ветки окрасились кровавым винегретом. Со всех сторон принялись свистеть визгливые пули. Я инстинктивно сжался под деревом. Уже обошли, суки! Надо было бежать, но снег тут дьявольски глубокий. Козлы, похоже, не жалели патронов. Даже не могу высунуться, чтобы убить еще парочку.

- Сдавайся, сучара!
Ага, не дождетесь.
- Ловите гранату! - воскликнул я и кинул из своего укрытия пустой магазин.
Стрельба прекратилась, как я и рассчитывал. Бросился вглубь леса. Похоже, эти не заметили мой манёвр. Пули снова били в тот несчастный кедр, где я прятался до этого. Бежать было тяжело, я утопал в снегу по пояс. Надо, чтоб они ринулись в погоню по моим следам. А я просто спрячусь и перестреляю всех поодиночке. Они так же будут тормозить в этих сугробах. Я хитро улыбался своему плану на бегу, то и дело оглядываясь назад, когда прямо передо мной возник небритый чужак в берете и с ремингтоном в руках. От неожиданности я даже не успел выстрелить. Мужик оскалился и треснул прикладом в мое удивленное лицо. Падая, я заметил сквозь темнеющее сознание снегоступы на его ногах.

Шишковчук
30-9-2016 10:37 Шишковчук
Ах, да. Забыл написать, что это пародия. А то многие за чистую монету принимают.
mjkl
30-9-2016 12:08 mjkl
На япе мне понравилось!
Где продолжение то!
К тому ж здесь самое место этому роману!
Шишковчук
30-9-2016 12:23 Шишковчук
61.
Первое, что я увидел, когда пришел в себя, это крепкий армейский ботинок, который радостно влетел в мое напряженное лицо. Когда очнулся во второй раз, уже смеркалось. Меня терзал убийственный холод и боль разбитого фейса. Прямо напротив, на сосновом чурбане сидел старый знакомый. Седой ублюдок! Заметив моё шевеление, он кинул в потухшее костровище банку из-под тушенки, облизал ложку и сказал:
- Ну что, засранец, какой смертью желаешь умереть?
- Да че ты с ним цацкаешься, Борис? - Подошел хмырь в берете, который оглушил меня в лесу. - Он троих наших положил. А Михей так точно к утру кони двинет.
- Погоди, Альберт. Не кипешуй. Меньше народу - больше кислороду, - ответил Седой, не сводя с меня поганых глаз. - Мне почему-то знакома его рожа:
Я усмехнулся. Хорошо тогда загипнотизировал этих колдырей, до сих пор ничего не помнят.
- Где Лена? - Язык с трудом ворочался во рту.
- Так это твоя баба? - обрадовался Седой. - Так я и думал. Лену мы реквизируем, как и твои продукты. Мы едем в Кандалакшу к нашим американским друзьям.
- Предатели! - вскричал я.
Седой злобно прищурился.
- Нет, предатели - это вы, выживальщики херовы! - Он сплюнул. - Прячетесь, как крысы по своим норам и думаете спастись таким образом? Наша команда давно разведала все нычки.
- Ошибаешься, - возразил я, - мы просто более предусмотрительны. И не надо завидовать, своей башкой думать надо! Все к этому шло! К войне!
- Знаешь, кем я работал?! - заорал Борис. - У меня фура своя была! Рефрижератор. Я рыбу возил из Норвегии! Налоги платил, Платон этот ебучий у меня даже стоял! Когда ракета упала на Петрозаводск, я ехал с грузом. Подъезжал к посту. Уже взятку приготовил: как нас волной накрыло. Легковушки просто разметало. Мою фуру завалило обломками: я два месяца рыбу жрал, пока смог выбраться! Два месяца, блять! А где была Родина? Где правительство, спасатели? Всем насрать! Все сидят в своих бункерах!

Я молчал. Седой вытащил из своего кармана мои сигареты, нервно закурил и продолжил:
- У амеров порядок на базе. Дисциплина. В городе чисто. Электричество: патрули везде ходят. Остатки рыбы хорошо у меня брали. Они нас к себе возьмут. Мы в Америку скоро уедем! Говорят, подводная лодка должна приплыть.
- Америки нет больше. Наши тоже отстрелялись:
- Это еще неизвестно! Связи нет!
- Да нахер вы, ублюдки, нужны пендосам? - засмеялся я. - Пристрелят вас, или повесят!
Альберт подскочил и пнул меня по ребрам.
- Вот поэтому мы едем не с пустыми руками, - ответил Седой с усмешкой. - Три воза еды и баба. Не твоего масштаба. А самое главное, я знаю, что вы задумали, крысы лесные. Амеры будут благодарны за информацию о предстоящем налёте на Кандалакшу.
Он поднялся, в его руке блеснул мой револьвер. Затушив бычок, Седой направил дуло мне в лоб и выстрелил.

62. (флэшбэк)
- Помогите! Грабють! - Я аккуратно объезжал пробку по тротуару на своём роскошном спортивном мотоцикле, когда услышал истошные вопли этой бабки. - Сумку выхватил паршивец! Там вся пенсия моя!
Впереди удирал, сверкая пятками, худощавый тип в олимпийке. Наркоман долбанный, наверно. Я вздохнул. Мое чувство справедливости не позволяло проходить мимо подобных сцен. Только бы не опоздать на тренировку по стрельбе.
- Стой здесь, бабуль, - сказал я и, поставив свою Ямаху на дыбы, рванул в погоню. Может, старуха расщедрится хотя бы на косарь за мои труды?

Мерзавец резко свернул в проулок. Со свистом шин я влетел за ним. На ходу достал из кармана Осу. С револьвером старался не ездить, чтобы не получить проблем с законом. А резинострел - самое то. Уж сколько раз он выручал меня на дороге. Постоянно всякие мудаки пытались доебаться до меня. Не нравилось, видите ли, что я проезжал слишком близко к их беспонтовым корытам в междурядье. Когда подобный умник начинал пиздеть, высунув морду в окно, я молча стрелял из травмата. В зеркало, или куда там попаду. Я не боялся, что отберут лицензию, у меня ее не было. Этот ствол мне подогнал знакомый мусор.

Остановившись, я уперся своими крепкими ногами в асфальт и прицелился в спину бегущего наркомана. Три раза бахнуло оружие. Проклятье! Точность у этих игрушек не ахти. Лучше, конечно, в упор стрелять. Ворюга, взвыв снова свернул за угол. Бешеным зверем зарычал мой байк.
- Стоять, блять! - крикнул я, догоняя. - Верни сумку бабушке, ушлепок!

В Осе остался последний патрон. Сигнальный. Не останавливаясь, пальнул в спину. Раздался жуткий вопль. Я захохотал. Нара с полыхающим задом прибавил скорости, перебежал на другую сторону улицы. Ну, все он меня разозлил. Дал максимальный газ, бросаясь наперерез. В этот момент возникший буквально из ниоткуда Камаз въехал в меня сбоку. Я пролетел много десятков метров по воздуху и ударился головой о бетонный столб. Шлема у меня не было. Не люблю летом в нем кататься, жарко очень. Да и как девчонки увидят мое волевое мужественное лицо?

Пришел в себя через месяц. За окном лил серый сентябрьский дождь.
- Повезло тебе, парень, - сказал мне тогда лысеющий доктор с красными воспаленными глазами. - Мозг не пострадал. Это просто удивительно. Твой череп можно было по кусочкам собирать. Но мы сделали лучше - поставили титановую пластину прямо заместо лобной кости. Можешь теперь даже орехи им колоть, хах!
- Какой толщины пластина? - поинтересовался я.
- Тридцать миллиметров! - ответил врач.
- Нормально, - сказал я и уснул.

Провалялся в стационаре еще две недели. Та бабка даже навещала меня, приносила пирожки, голубцы, борщи в термосе. Я пожирал все это с адским аппетитом. Ведь в больнице кормили всяким дерьмом, от которого плохо восстанавливалась мускулатура. А негодяя выловили полицейские, как рассказала мне потом бабуля.
И теперь, спустя годы этот металл в голове спас мне жизнь. Я с благодарностью вспомнил доктора, а самое главное, бабку, из-за которой получил такую мощную защиту.


63.
О, боги, как холодно! Дьявольская тьма окружала меня, сковывала мое израненное тело мертвым холодом. В голове будто звенел царь-колокол. Я попытался сесть. С первой попытки не получилось. Меня штормило, как хилого школьника после выпускного. Седой со своей бандой, видимо, давно убрались прочь. Потрогал рукой лоб. Пуля срикошетила, оставив рваную рану. Кровь уже запеклась или замерзла, пока я был в отключке. Что-то надо с этим делать. Слишком уж часто меня стали вырубать. Неужели я как-то подпортил свою безупречную карму? Да, наверно. Когда оставил их в живых во время первой встречи. Нужно было всех убить и забрать себе добро.

Я надвинул на поврежденный лоб волчью шапку и пошарил вокруг. Мои вещи забрали проходимцы! А мне, чтобы выжить, нужно разжечь огонь. Расстегнул куртку и отыскал во внутреннем кармане зажигалку крикет. Ништяк, теплая! Чиркнув колесиком, я огляделся. Снег под затухшими углями сильно просел, образуя яму. Вокруг костровища валялись несколько бревен. Но я не мог их разжечь. Ублюдки забрали даже нож, которым я рассчитывал настругать щепок! Вспомнил, у меня же есть еще несколько страниц из Метро 2033. Ну, хоть на что-то она сгодится, обрадовался я.

Шатаясь, поднялся и наломал сухих веток с ближайшей елки. Изнеженный горожанин давно бы сдох от безысходности, но я не привык унывать. Я был воином этого жестокого апокалипсического мира, с прокачанными навыками выживания. Набралась здоровая куча хвороста. Положил еще сверху пару чурбаков и бревно, с помощью бумаги запалил все это дело и принялся греть свою тушку возле разгорающегося костра.

Потом нашел несколько пустых банок из-под тушняка. В них еще было немного жира и чуток мясных ошметков, застывших на стенках. Я напихал в банки снег и поставил к огню. Вскоре получилось несколько порций аппетитного бульона. От запаха чуть не кончил. Кажется, сейчас я бы сожрал даже медведя, если б у него хватило ума выйти ко мне из мрака леса. Кстати, неплохая идея. С приходом ядерной зимы все косолапые, поди, так и спят в берлогах. Надо будет поискать. Сперва раздобыв оружие, конечно. Я вздохнул. Где же сейчас моя любимая Сайга и верный револьвер? Я с пустыми руками, ни еды, ни оружия, ни инструмента. И без Лены. В моей бездонной памяти возникли ее радостные глаза, когда мы веселились и дурачились в схроне долгими вечерами. А какую она варила кашу с тушенкой! Про постельные дела я уж не говорю. Это были лучшие минуты моей суровой и полной неожиданных поворотов жизни. А теперь я один посреди замерзшего северного леса.

Выпив тушеночный отвар и тщательно выскоблив банки, я счастливо рыгнул. Такой ужин был лучше, чем ничего. Я принялся обдумывать свое положение. Мои мысли постоянно сбивались. То ли от выстрела в голову, то ли от ярости и жажды мести. Можно добраться до схрона, в котором жил мой друг Валера. Примерно знал, в какой он стороне.
Скоро выступать в поход на Кандалакшу. Там я надеюсь, получится поквитаться с Седым гандоном и вернуть моего Ленусика.
Но без лыж и в таком состоянии, я вряд ли осилю даже гребанный километр! Надо будет сделать снегоступы из веток, пришла мне отличная мысль. А еще утром поискать свой параплан. Без пропеллера, конечно, не улететь, но там же на дереве должен висеть мертвый чувак. Сомневаюсь, что бандиты сняли оттуда своего корефана. Мясо этого подлеца поможет мне окрепнуть и набраться сил. Может у него хоть нож найдется? Геморойно будет тащить всю тушу и запекать целиком.
Приободрившись от своих перспективных планов, я начал клевать носом и постепенно задремал.

64.
Проснулся резко от неприятного ощущения чужого присутствия. Подпрыгнул, хватая в руки полено.
- Ты ебанутый? - спросил сидящий возле костра незнакомец. Откуда он только приперся среди ночи?
- Да нет: - ответил я.
- Тогда положи полешко, хехе: Если б я хотел тебя убить, то перерезал тебе горло еще час назад.

Я кинул полено в огонь. Старый хер говорил логично и при этом выглядел не опасно. Одет в какой-то замусоленный ватник, на башке меховая шапка, на ногах унты. Ружья нет. Лицо лесного гостя выделялось своей моршинистостью, загорелостью и пронизывающим внимательным взглядом бледно-голубых глаз. Местный, похоже. Из карелов.

- Ну, будем знакомы, - сказал, наконец, я. - Как тебя звать?
- Витёг зовут люди, - усмехнулся дед.
- А меня Александр.

Потом мы сидели и кушали жареное мясо. У Витька оказалась с собой немного еды. Это меня обрадовало больше всего.
- Ты из поселка что-ли? - жуя ногу лося, спросил я.
- Нет. - Витег закурил папиросу, угостив и меня.
- Охотник?
- Гыгыгы: нет!
- А кто тогда?
- Шаман я! - сверкнув зубами, улыбнулся старый.
- Я читал Кастанеду, - сказал я, - ты, дед, не похож на Дона Хуана. Читал тоже?
- Нет. Витег не умеет читать буквы людей.
- Почему? Ты не учился в школе?
- Я что, похож на ебанутого? - заржал Витег. - У меня два внука и семь правнуков ходили в школу. В Петрозаводске.
- Соболезную, дед, - сказал я.
- Духи забрали их очень давно, - махнул рукой Витег. - Еще когда они стали жить в городе. Это пропащие люди.
- Почему пропащие?
- Потому что ходили в школу. А школы придумали плохие звери. Вы, белые люди, служите плохим зверям. Вот ты бы отдал своего сына в лагерь, к зэкам?
- Конечно, нет!
- Почему? - старик улыбнулся. - Ведь каторжники его научили бы всем хитростям и законам лагеря. Он смог бы там неплохо жить и возможно достичь хорошего положения в том обществе.
- Но он уже не сможет никем стать! Только преступником, бандитом. Он не сможет жить нигде кроме зоны!
- Вот видишь, - сухо произнес Витег, - и белый человек не может нигде жить, кроме каменных коробок. Но если раньше ваша зона могла бы называться честной, где все было по понятиям, то сейчас весь ваш мир - петушиный барак, где с детства учат быть пидорасами. Это на самом деле очень плохо, хотя и называется забавным словом цивилизация.

Я задумался, переваривая слова старого карела.
- А кто такие плохие звери?
- Духи, нечисть, - дед сплюнул.
- Их можно убить?
- И да, и нет. Это долгая практика.
- Ты меня научишь?
- Тебя? - Витег пожал плечами. - Ты долго жил у плохих зверей, ты очень болен. Удивительно, что ты вообще смог уйти из города. Духи сделали тебя слабым, Санек. На-ка, выпей!
- Брага? - я повертел в руках стеклянную бутыль с мутной бурой жидкостью.
- Хех, не совсем, - усмехнулся шаман. - До прихода Большой Зимы я собирал много мухоморов. Чтобы открывать двери в миры духов. Когда настали холода, я понял, что собрать грибы еще долго не получится. И сделал из своих запасов целую бочку мухоморной настойки!
- И что, правда, можно слышать духов?
- А то как же, я постоянно с ними говорю. Это духи мне помогли тебя найти! Плохие белые звери забрали у тебя все. Все, что было тебе так дорого и было частью тебя.
- Да, мой револьвер:
- Но самое главное они не смогли отнять. Твою силу и отвагу великого Воина.
- Это точно! - согласился я.
- Духи шепчут мне, что у тебя впереди великий путь, - серьезно произнес Витег. - Выпей, нужно пробудить в тебе Силу!
- Буду как, Люк Скайукер что ли?
Витег кивнул:
- А ты как будто, и не такой дурак, каким хочешь казаться!
- А это не опасно? - спросил я, открутив крышечку и понюхов содержимое. Пахло спиртягой и грибами.
- Немножко можно, а то слишком ты уныл! - заржал дед. - Пей уж! Духам не терпится с тобой побеседовать.

65.
Я с некоторой опаской налил в банку из-под тушенки эту загадочную жидкость. Немного, на два пальца.
- Э, так ты не услышишь голос духов! - воскликнул Витег. - Лей до краев!
Вздохнув, я последовал совету, наполнил банку доверху. Передал бутыль шаману. Меня раздирали противоречивые чувства. До этого я никогда не употреблял ни ЛСД, ни грибов. Хотя, всегда хотел попробовать. Особенно после книг Кастанеды. С другой стороны, было немного боязно. Что там скрывают бездны моего разума? Но если это поможет вернуть Лену...
Я зажмурился и быстро выпил жгучий напиток. Обволакивающее тепло растеклось по организму.

- Вкусная штука! - переведя дух, сказал я. - Спасибо. Но я что-то ничего не ощущаю особенного.
- Духи приходят не сразу, - улыбнулся дед.
Он тоже от души приложился к бутылке, всосав чуть ли не треть.

- Так ты научишь меня убивать плохих зверей? - спросил я
- Чтобы освоить практику убийства плохих зверей, надо много убивать плохих зверей.
- И все? А как? - я удивился.
- Просто практикуй и все.
- Но: для этого нужно знать их повадки: да хотя бы знать как они выглядят!
Старик улыбнулся:
- Плохие звери неотличимы от простых людей. Они выглядят, как мы, но в них живет нечисть. Скоро духи все скажут тебе.

Витег извлек из котомки варган, и тишину тайги преобразили необычные звуки древней музыки. Я почувствовал странную легкость в теле. Подкинул в костер больше дров и стал наблюдать за пляской язычков пламени. Зрение стало четким, как в HD-качестве. Боль от моих ран куда-то исчезла. Искры выстреливали и красиво улетали в ночное небо. Внезапно захотелось двигаться под музыку, плясать. Старик одобрительно кивнул головой, глядя с улыбкой на меня. Я подскочил и начал ритмичные движения, прыгая вокруг костра. Эйфория переполнила мое нутро. Движения доставляли настоящий кайф! Деревья вокруг тоже стали качаться в такт. Время будто исчезло, а потом стало то замедляться, то свистеть на сверхсветовой скорости.

Все также подергиваясь, я выскочил на берег реки. Мои глаза, оказывается, прекрасно все видели в темноте. Сказочный лес вокруг вспыхивал волшебными переливами. Это духи здороваются со мной! Я посмотрел на искристую поверхность заснеженной реки. След от снегоходов светился, пульсировал багровым светом.

66.
- Плохие звери: - Витег возник за спиной, как всегда неожиданно. - Тебе повезло, ты можешь начать свою практику прямо сейчас, хехехе:
Дед, весело пританцовывая, подмигнул и протянул мне карельский охотничий топорик. Я сжал его в своей крепкой руке. Ноги сами понесли по следу. Догнать плохих зверей! Они точно встали на ночевку. А я готов был бежать, хоть всю ночь. Никакой усталости не чувствалось. В ушах звучала первобытная музыка северных народов. Я заметил, что параллельно со мной, мелькая среди елок, несутся мириады забавных существ. Некоторые были покрыты шерстью, другие разноцветной чешуей, были многоногие и многорукие, с крыльями и без, многоглазые и многоухие создания. Мне не страшно. Это добрые духи. Периодически мы сливались с ними разумами, и я получал энергию лесов, гор, рек и облаков. Я хохотал. Это так прекрасно! Я - Воин! Я - Избранный!

Почти не удивился, когда увидел летящего над рекой шамана. Тот все так же играл на варгане. Каждый звук заставлял окружающее пространство изгибаться волнами, как от брошенного в реку кирпича. Я захотел лететь также. Должно получиться, вес не ощущался совершенно. Но как я не старался, выходили только гигантские многометровые прыжки. Впрочем, это тоже было здорово.
- Я вижу в тебе Силу! - крикнул Витег.
- Спасибо! - заорал в ответ я. - Спасибо духам!
Старик вдруг превратился в сияющий зеленый шар и проник в мою голову. Я сам стал старым шаманом и в одну секунду познал все секреты древнего знания. А еще, теперь я досконально знал всю местность. Река в этом месте делала большой изгиб, но я побежал напрямую по оленьей тропе. Впереди мелькнули тени. Стая волков перебегала мне дорогу. Я, что-то прорычав на их языке, перепрыгнул через хищников. Кажется, вожак завыл мне вслед одобрительно.

Забежал на отрог сопки. Здесь росли низкие деревья, открывая обзор. Хороший кусок получилось срезать, километров десять. Я поглядел вперед, осталось только спуститься к речке. Там на берегу горела яркая точка костра. Доносились неясные приглушенные звуки. Покрутив рукоятку топора, исписанную узорами, которые постоянно шевелились, складываясь в забавные картинки, я начал спускаться.

67.
Снегоходы с возами стояли полукругом, в центре горел костер, чуть поодаль большая армейская палатка. В лагере шло веселье. Притаившись за большим стволом, я сквозь ветви наблюдал за мерзавцами. Всего пятеро. Вокруг каждого светилось красное зарево. Плохие звери. Я должен убить этих одержимых демонами людей. А еще вырезать сердце и печень и сжечь в огне, мысленно подсказал мне шаман. Я кивнул.

Заметил среди них Лену. Тоже сидела на бревне возле огня. Что-то хлебала из миски на коленях. Ее руки и ноги, похоже, связаны. Вокруг ее головы висело бледно-зеленое свечение. Потому что она хорошая. Пятеро мужиков вели себя беспечно, непринужденно шутили, смеялись, передавая по кругу бутылку. Пока я выжидал момент для смертоносного броска, Седой достал гитару и начал петь, периодически косясь на Лену. Вот падла что удумал! Я задохнулся от злости. Подкатывает свои седые яйца к моей любимой!
- Милая мояяя, солнышко лесное! Где, в каких краях встретимся с тобою?.. - хрипловатым баритоном допел Седой и красиво бацнул по струнам.
- Борис, ну что за отстой? - произнес кто-то из банды. - Сыграй лучше 'Фантома'. Или из Цоя что-нибудь!
- Да, подождите, ребята, - воскликнул, отмахиваясь, Седой. - У меня сегодня лирическое настроение. Для нашей милой гостьи Леночки я бы хотел исполнить эту замечательную песню Олега Митяева:
- Я бы послушала, - захлопала ресницами Лена.

Бляха, бард хренов! Я сжал от ярости свои белоснежные зубы. От немедленного массового убийства меня удерживало любопытство. Хотелось послушать, что за песню будет петь придурок.
Седой провел пальцем по струнам, кашлянул и сказал:
- Блин, что-то не строит: кто трогал инструмент? Кто тут что крутил?
- Борис, ты же знаешь, никто не будет брать твою гитару, - сказал Альберт, кажется. - По всей видимости, от перепада температур струны вытянулись.
- Да, ты прав. Извините, друзья. Я сейчас.
Седой принялся дзенькать, подкручивая колки.

Я начал подкрадываться ближе. Бесшумно, как лесной кот. Духи вились вокруг, подбадривая меня. Подобрался к снегоходам и притаился за прицепом. Седой тем временем настроил свою балалайку и затянул вновь:
- Изгиб гитары желтой, ты обнимаешь нежно: Струна осколком эха пронзит тугую выыысь:

Святые угодники, как же он фальшивит! Мой усиленный шаманской настойкой слух больше не мог выносить такое издевательство. Я медленно поднялся из своего укрытия. Размахнулся. Силы северных краев вели мою руку. Музыка прервалась, когда острозаточенное лезвие топорика вонзилось в лоб седого паскудника. Красное свечение вокруг него замерцало, поблекло и угасло. Лена заверещала, как дурочка.
Минус один!

- А! Блять!
- Борис, нет!
- Он там! Мочи суку!
- Где, блять?! Я ничего не вижу!

Козлы повскакивали и принялись палить из всех стволов во тьму. Но я был уже в другой стороне. Духи шептали мне, где лучше укрыться. Один бандос стоял дальше всех от костра. Я неслышно метнулся к нему сзади, выхватил нож из его ножен и, дернув назад башку, перерезал горло. Хлынувшие брызги крови полетели светящимся веером. Я чуть не залип от этого зрелища. Тело упало к ногам. Это был Альберт. Минус два.

Забрал его Ремингтон. Неплохая волына, но Сайга мне больше нравилась. Смерть два раза вылетела из дула. Еще пара любителей чужого добра свалились с дерганьем и воплями. Минус четыре.
Последнему негодяю в черном пуховике с капюшоном не досталось доброй пули. Патроны кончились! Тараща на меня испуганные глаза, он медленно разворачивал помповуху. Швырнул в него бесполезное ружье, чтобы отвлечь и прыгнул в сторону. Злой заряд картечи просвистел мимо. Подскочив к Борису, я выдернул топор из его башки. Проходимец в капюшоне успел передернуть помпу и нажать на спуск. Выстрела не было. Взвыв, он бросил ствол и побежал прочь.

- Это я, Лена, не вопи! Это я! - нагнулся к ней и разрезал веревки.
- Я думала, тебя больше нет! Почему ты меня бросил! - Моя девушка задыхалась от рыданий.
- Ну, все хорошо, успокойся: - Хотел погладить ее по голове, но мои ладони были в кровищи. - Посиди здесь минуточку, ладно?
- Нет! Не уходи!
- Я сейчас!

Прыгнув на снегоход, я врубил мотор и помчался за убежавшим. Духи летали в луче фары и показывали путь. Метров через сто я догнал его. Черный капюшон заорал. Он так и вопил, пока я не снес топором полчерепа. Остановившись, понаблюдал за угасающим мерцанием.
Минус пять.
Погрузив тело в прицеп, развернул снегоход и вернулся к костру. Меня все еще не отпускала эйфория. Как же хорошо!

68.
- Мы уезжаем сейчас, - сказал я Лене.
- Куда? - Она посмотрела не меня заплаканными глазами.
- В смысле 'куда'? Домой, в Схрон!
- Я боюсь! Вдруг придут снова? Ты разве сможешь меня защитить?
- Дэк, защитил же! Что ты сомневаешься? - спросил я, показывая на трупы. - Ну, или здесь оставайся!
- Нет! Поехали! - тут же сказала она.
- Подожди, сейчас ступай в палатку и собери, все, что может пригодиться в хозяйстве.
- А что я одна пойду? - насупилась Лена. - Пошли вместе. Кто мне будет помогать?
- Мне здесь надо закончить дела. Пять фрагов завалил, а лут не собрал.
- Че? - не врубилась девушка.
- Ниче. Иди давай!

Недовольно бурча под нос, Лена потопала в палатку. Я с теплотой смотрел вслед. Как же, оказывается, соскучился по ней.
Сначала я обшарил всех пятерых мертвых разбойников. У Седого отыскался мой револьвер. Сердце чуть не выпрыгнуло от радости. Я поцеловал свое верное оружие и убрал в карман. У других нашлась всякая мелочевка, не стоящая внимания. Потом ножом вскрыл каждого мерзавца и вытащил сердце и печень. Бросил в огонь. Во славу Духам Зимы! В пламени мелькали чудовищные лица. Монстры корчились, сгорая. А костер взвился метра на три! Я победил плохих зверей. Внезапно навалилась усталость. Как будто силу тяжести прибавили раза в два. Тяжело ступая, я собрал все оружие и упаковал в прицеп.

- Лена! - крикнул я. - Ты где там? Поехали!
- Я иду, - подбежала она с рюкзаком. - Вот собрала еду из палатки, еще: Ой! А что ты с ними сделал?
- Все нормально, не переживай.
- Ну почему ты такой жестокий, Саша?
Я вздохнул и привлек Лену к себе. Мои губы впились в ее с особой жадной страстью. Если бы не усталость, овладел бы ей прямо сейчас.
- Садись на снегоход, - сказал я, прерывая проклятые нежности.
- А ты куда?
- Я поеду на другом.
- Но я не умею!
- Тут ниче сложного, смотри: вот так нажимаешь - это газ, здесь - тормоз.

Завел ее машину. Лена с причитаниями, рывками, но все же поехала тихонько по кругу. Я показал ей большой палец, молодец мол, и закурил. Еще один снегоход я загнал в лес. Вернусь за ним завтра. Еще не смотрел что в обозе, но, наверняка, куча ценного. Запрыгнув на другой, на Ямаху, я медленно обогнал Лену и повел наш маленький караван к схрону. Как же я мечтал затопить печку и выспаться, наконец, на нашей кровати.
Окружающий лес принял нормальный вид. Вроде отпустило, но хорошее настроение и спокойствие осталось. Надо будет разыскать потом старика с его волшебной настойкой. И за помощь отблагодарить.

69.
Постепенно Лена освоилась с управлением, и мы поехали быстрее. К утру, но еще затемно мы прибыли домой. Отправив ее, растапливать печь, сам принялся распаковывать сани и таскать припасы в схрон. А тут не только мои продукты, заметил я, повертев в руках банку незнакомой тушенки. У меня была не такая. Кого еще ограбили гребаные лиходеи?
Покончив с переносом тяжестей, я завалил вход снегом, разделся и блаженно откинулся в кресле. Как же тут тепло и хорошо! Лена уже немного прибралась. Она подала мне дымящуюся кружку с чаем. Я осторожно прихлебывал его. Потом мы улеглись в постель и уснули, прижавшись друг к другу:

70.
- Блять! - я рывком вскочил с постели.
- Придурок! - вскрикнула Лена, хватаясь за сердце. Она стояла возле плиты помешивала что-то в кастрюльке. - Как ты меня напугал!
- Который час?!
- Не знаю, полдень наверное: ты так сладко спал, что я не стала тебя будить: да что с тобой?
- Мне нужно ехать! - Я быстро надевал нижнее белье и амуницию.
- Да что случилось? Куда?
- Мы же сегодня договорились город захватывать! Кандалакшу!
- С кем ты опять там договорился?
- С Валерой из 17 бункера.
- Так. Я больше одна здесь не останусь! - твердо сказала Лена. - И ты один не поедешь!
- Не один: мы с друзьями собираемся: - пытался объяснить я.
- Нет! Ты меня не любишь! - Она начала всхлипывать.
Бляха... Я на секунду задумался.
- Ладно. Собирайся, только быстро!
- Надо еще поесть, я суп с тушенкой приготовила. Ты ешь, а я пока буду одеваться!

Шишковчук
30-9-2016 12:24 Шишковчук
71.
Не встречал в своей жизни бабы, которая бы собиралась вовремя. Я успел похлебать суп, посрать, уложить в рюкзак патроны и гранаты, зарядить револьвер и Сайгу, и теперь стоял в прихожей, потея, как мудак. Моя девушка занималась какой-то нервирующей бесполезной, на мой взгляд, фигней. Она одновременно укладывала волосы, выбирала шмотки, в чем идти, складывала перекус в сумки. Это конечно лишнее - я собирался поживиться хавчиком в городе. Хотя ладно, мы ж не пешком пойдем.

- Почему мне нечего надеть?! - Лена швырнула в кладовку мой зимний охотничий костюм. - Во всем этом старье я смотрюсь уродско!
- Да нормально, че ты: - заверил я, - не на концерт же едем.
Хорошо все-таки быть мужиком, проснулся и уже красивый.
- Ты такой бесчувственный! Тебе наплевать на меня! - начала заводиться.
- Ну не знаю, одень тогда свою дубленку: - попытался решить проблему я.
- Рехнулся совсем! Дубленку с этими штанами? Да ты в своем уме?!
- Как ты относишься к творчеству Валеры Сюткина? - спросил я, тоже закипая.
- К чему ты это спросил? - захлопала глазами Лена.
- Да так: пошутил:

Она отвернулась и начала всхлипывать. Нет ничего страшнее слез любимого человека. Разве что волки-мутанты с ядерных пустошей. Ненавижу, сука, мутантов! Мой цепкий палец лег на скобу револьвера. Блин, как же она умеет достать! Я сделал десять глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Помогло - ствол перестал ходить из стороны в сторону. Нет, стрелять пока не буду. Кто еще станет подавать патроны в боях и стирать мои тактические носки?

Положив свой прекрасный убийственный револьвер на стол, я подошел и обнял Лену за плечи. Она вздрагивала под моими руками.
- Успокойся, Лена:
- Обещай мне! - Она обернулась. - Обещай, что раздобудешь мне новый зимний комбез!
- Постараюсь! - обрадовался я. Это было легко.
- И чтоб без дырок от пуль!
- Ладно, - вздохнул я.
- И вообще, ты помнишь, когда у меня день рождения?
- Э-э:
- Так и знала, ты забыл! - Лена выпучила глаза, отпихивая меня.
- Ну, извини, зато я помню, когда у тебя восьмое марта, - ответил я.

Снял шапку, сорвал ветрозащитную маску из неопрена и очки, повесил Сайгу на крючок и повалил свою нервозную девушку на кровать. Кажется, я понял. Ей не хватает внимания и ласки моих могучих рук. В следующее мгновение вспыхнул термоядерный секас. Схрон затрясся от наших судорожных движений. Это был вообще огонь! Мощная волна пронзила мой закаленный организм. Я закричал от кайфа. Потом откинулся на спину и захрапел.
Мне снилась прошлая, довоенная, беспечная жизнь:

72. (флэшбек)
Наша контора занималась землей, владея целым этажом офисного здания. Гниль и убожество наружных стен компенсировал дьявольский блеск внутренней евроотделки и зубов секретарш. Этажей было пять, и был лифт. Фирма козырно грела сраку почти на самом верхнем.
До начала Ебаной Хуйни я имел всё. Я был левой рукой нашего босса и катался на джипе судзуки-гранд-витара. В машине стояла лучшая в Петрозаводске музыка и савбуфер убойной мощности звучания. В поездках я любил слушать песни Шнура, Моцарта, группы Король и Шут или Высоцкого. Бензин мне оплачивали, и я ни о чем не горевал. Ещё у меня имелось штук двадцать самых разнообразных девушек, прекрасных, лучезарных фотомоделей, которых я по очереди трахал, сверяясь с напоминаниями в айфоне-7, где были записаны даты месячных всех знакомых мокрощелок.

Джип я купил не зря. Босс зачастую посылал меня мотать километры по всей Карелии. Встречный ветер, косые дожди, как пел Высоцкий: Дело в том, что я мастер своего дела. Я - рекультиватор. Благодаря диплому Сельхозакадемии, я легко обставлял своих коллег, всяких юристов и экономистов, и полз вверх, по иерархии конторы, как Хергиани по Монблану. Мы искали подыхающие колхозы, наводили связи и предлагали свои услуги по рекультивации, то есть по восстановлению плодородия почв. Я находил тамошнего бухгалтера, по дешевке подкупал ее и, если это была красотка, трахал ее, обещая увезти к огням большого города, чтобы пожениться. За это получал доступ к их бумагам и печати, которая искусно подделывалась мной с помощью фотошопа и цветного принтера.

Потом, несложным путем бандитских махинаций, мы забирали землю, чтоб строить на ней коттеджные поселки, базы отдыха и пансионаты для барыг из Питера и Петрозаводска. Рекой текла деньга. Попустительство властей играло нам только на руку:

Я ехал из-под Олонца после очередного задания, когда в моем ухе заорала мелодия телефона. Сука босс! Дорога была скользкая, мочил ливень. Я припарковал гранд-витару возле обочины и заставил замолчать турбированный движок, чтобы спокойно покурить и попиздеть с шефом.

- Алё:
- Алекс, привет, ну как там дела у тебя? - резким голосом спросил босс.
- Все в полном порядке, Вениамин Садкович. Берег озера, семьдесят гектаров: долгов у них за коммуналку под два ляма. Директор - алкаш. Все подпишет. Он даже не понял нихуя, че я хотел.
- Прекрасно, прекрасно: - прохихикал босс. - Народу много живет?
- Да какой там народ? - я тоже засмеялся. - Синяки, да старичье какое-то: штук пятьдесят-семьдесят:
- Проблем, я надеюсь, не будет?
- Не должно! - я раскурил 'Кэптан Блэк', мне нравился вкус этого табачка. - ОМОН, бульдозеры и всех там нахуй, в городе, кажись, расселят! Да как обычно, не волнуйтесь!
- Молодец, Алекс. Отлично справляешься!
- Стараемся: - Я приоткрыл дверку машины, чтоб не воняло дымом, и выставил под дождь свой лакированный ботинок.
- У меня собственно к тебе еще есть дело, Алекс: сегодня что у нас, четверг? В общем, в субботу ты едешь с нами на охоту! Пора, пора уж тебе знакомиться с большими людьми. Готовится серьезный, если не сказать больше, 'проект', будет несколько персон аж из Москвы, финны: ну и наша шушера: из администрации, бляди: короче, не телефонный разговор!

У меня даже голова пошла кругом от этих вестей.
- Но, босс: мне неудобно: я человек простой, высшего света чужд:
- Это меня не ебет! Тебе отведена важная роль в будущем 'проекте'! Поедешь и точка!
- А как же ружье? У меня его нет.
- Ружье? Блять: и лицензии нет?
- Какой лицензии?
Босс взорвался криком:
- Ебать тебя в сраку, Алекс! Конечно, блядь, на ружье!
- Нет, нету.
- Пиздец. И ты все мотаешься по этим ебеням один и без ружья??? За жизнь не боишься?
- Смерти не страшусь, страшит бесчестье, - твердо ответил я.
- Тогда тем более. Заедешь завтра к одному знакомому моему. За полчаса и лицензию справит и охотничий билет, и ствол подберет. За скорость - штуку, не обессудь.
- Ладно: - я кисло сплюнул в грязь.
- Экипировку уж сам ищи, не маленький. Все же два дня в лесах пировать. С таким расчетом смотри:
- Ничего не бойтесь, у брата камуфляж возьму, а сапоги и нож - есть.
- Тогда все. До завтра, Алекс.
- До завтра, босс!

Я завел двигатель и, со всей силы вдавив акселератор, стартовал вперед. Позади оседала поднятая в воздух форсажная грязь. Классно! Намечается крутое дело, а это значит - крутое бабло! Теперь-то точно сбудется мечта - квартира в центре Питера еще до нового года! Подъезжая в осенней тьме к Петрозаводску, я набрал одну из телок, кажется, Анжелику, хотя не факт. Я никогда не нравился ее родне. Особенно мужу, которого я прогнал, фарами своей судзуки. Отвез девчонку к себе в особняк. Там мы закинулись чистейшим коксом, поныряли в бассейн, подурачились, а потом я всю ночь глубоко трахал ее возле камина в лучших традициях успешных людей.

Суббота. В восемь утра кортеж из нескольких десятков представительских внедорожников уже мчался на базу 'Огонёк'. Там все оборудовано для охотничьих нужд важных персон, и ждали нас. Я ехал в машине босса на заднем сиденье (гранд-витару пришлось оставить дома, она 'не смотрелась') и держал свое ружье. Оно называлась карабин Сайга С-12. Продавец сказал, что руки должны привыкнуть к тяжести оружия.
Вот я и привыкал.
Еще вчера он научил меня, как им пользоваться. Мы стреляли по бутылкам на помойке за магазином. Я истратил патронов двести и теперь чувствовал себя если не джоном рэмбо, то уж суровым чингачгуком точно. Еще двести патронов я взял на охоту. Чтоб лучше целиться, мне посоветовали использовать картечь. Я был не против. Меня прямо трясло в ожидании приключений. Очень хотелось выследить каких-нибудь медведей, раздразнить их, а потом в упор посносить бошки.

- Эй, Санек, ты зачьем ствол тискаешь, как бабу? - спросил Умар, начальник безопасности нашей фирмы, и грязно рассмеялся.
Он сидел впереди, рядом с боссом и был чеченцом. Я его немного побаивался.
- Пусть руки привыкают.
- Мюжьчина должин с децтва стрелят, с любого оружья, да. - Щетинистая харя Умара весело скалилась, но глаза смотрели как-то мутно, будто сквозь меня куда-то. - А вы рюсские только за хуй дэржатьса спэциалисты, хэ-хэ-хэ!
Я промолчал и отвернулся в окно.
- Блядь, Умар, отстань от Алекса! - вмешался босс, который сидел за баранкой. - Нормальный он пацанчик! Реально въезжает в расклады: правда, Алекс?
- Да, босс. В теме шарю, но есть куда стремиться.
- Во, слышал? - поднял он указательный палец. - Наш человек! И это: Алекс, заебал меня уже называть боссом, понял? Будто я мафиозо, ебать, какой-то:
- А вы заколебали называть меня Алексом! - крикнул я и как бы нечаянно передернул затвор Сайги. - Я вам уже говорил!
- Эээ! Паакуратнэй, Саща, успакойса да: - вмешался в диалог чечен, целясь в мой лоб из огромного револьвера.
- Я спокоен, как волк, - ответил я.
- Вот и харашо. - Револьвер исчез, и я успокоился на самом деле.

Не доезжая до базы, мы тормознулись возле кафешки, чтоб размять свои ноги и купить беляшей. Мочило сильным дождём. Из всех машин повылазили люди. Стали курить, посмеиваться, покупать беляши, минералку. Для важных людей из столицы, это, наверно, экзотика. А может вспомнили молодость? Я смотрел на них с любопытством. Все они были в камуфляже (кроме шлюх), и я не знал, кто из них реально что-то решает, а кто просто шестерка.
В этот миг я чуть не подавился папиросой.
Ебать-колотить! Да с ними ж Стас Михайлов! Он стоял в сторонке от остальных олигархов и, невзирая на дождь, задумчиво пускал из ноздрей дым табака.

- Босс: эээ, то есть, Вениамин Садкович! - позвал я.
- Чего тебе, Александр? Не видишь, я ем, блять? - Кидая с ладони на ладонь, перегретый в микроволновке жирный беляш, босс откусывал от этой шняги кусочки.
- А че тут Стасу надо?
- Где? А: да хуй его знает: наверно, взяли его, чтоб пел. Будешь беляш? Я что-то уже не хочу: - босс протянул мне половинку.
- Похуй, давайте:

Все начали трамбоваться по своим машинам. И тут к нам в тачку постучалась тетка. Вся мокрая, грязная, с ребенком на руках и здоровой сумкой на плече.
Босс недовольно приспустил стекло:
- Ну чего еще?
- Извините, вы нас не подкинете до КОндопоги? - быстро-быстро забормотала она.
Я подвинулся на сидении. Мы все равно ехали в ту сторону.
- Нет, - ответил босс. - Не подкинем.
- Ну, пожалуйста! Нас выселили! Из-под Олонца вот идём: всё пешком! - она вцепилась в дверь, как зомби в край могильной плиты.
- Ты, сучька, глухая да? - рявкнул Умар. - Атпусти дверь, шлюха, а то пристрилю нахуй тибя и виблядка тваего рэзать на ремни!
Босс заржал, как свинья. Женщина дёрнулась и отошла. Мы поехали.
- Скорей, скорей бы отчистить эту страну от всякого быдла! Правда, Умарчик?
- Я рюских убивал и буду убиват, так отец мой и дед завещал.. А рюсские сами просрали сваю страну, рэзать их надо: итак рэжэм понэмногу, как овэц...
- Да, зажралось быдло, пора и подрезать жирок! Верно мыслишь, Умар. Кредиты, телевизор, купи-продай, супермаркеты вместо оборонных заводов. Пиздец рашке. А я жалеть не буду. Детишки за бугром, бизнес там...
- Если рюский позволяет себя ебат, его каждый будэт ебат, хэ-хэ-хэ!
- Ха-ха-ха!
- А ты пачиму малчищь, Саща? - обернулся вдруг чурка. - Не согласэн разве, э?

Да я молчал, потому что просто охренел от их слов! Ладно, этот нохча берега попутал в своих горах, но блядь и босс туда же! Я не мог поверить в полученную информацию. Россия ведь поднимается с колен! Сейчас же не голодные девяностые! Вся страна живёт хорошо! Ночные клубы, беззаботные девчонки: заработать сейчас везде можно, если голова варит. Злость закипела в моем сердце. Почему они всех русских быдлом называют? В моем понимании быдло - это тот, кто квасит беспробудно где-нибудь в деревне и не может даже простенький бизнес наладить. Все кто поумнее, в города свалили и мутят себе вполне успешно. По крайней мере, среди моих знакомых так. А оказывается все, пиздец, приплыли! Мы все умрем. Хотя почему 'мы'? Я-то теперь в теме. Я свой. Мне ничего не угрожает. А остальные: дэк хули остальные? Мне ведь на них как бы и похуй. Или не похуй? Да какая вообще разница? Всё равно я один ничего не сделаю: а от жизни надо брать своё и отрываться по полной!
Я покрепче сжал Сайгу.

- Да так, задумался: медведей охота пострелять! - улыбнулся я. - Там будут медведи, босс?
- Там всё будет, Алекс!

К обеду прибыли на базу 'Огонек'. Увиденное поразило меня. Перед главным корпусом встречал народный ансамбль. Большие шишки из Москвы и администрации Петрозаводска отведали хлеба с солью. Мне не досталось, да я и не лез вперед. Все равно должен быть банкет, вот там и побалую свой голодный урчащий живот.

Вдруг с неба раздался грохот вертолета. Я придержал свою охотничью шляпу, чтоб не сдуло. Серый геликоптер модели Robinson садился прямо к нам! Интересно, кто же еще прибыл? Мэр или: сам губер? Меня затрясло. Охрененно! Мне выпал шанс законтачиться с такими людьми. Надо будет с ними забухать после охоты. Шум стих, открылась дверца вертолета, и на асфальт выпрыгнул коренастый седой мужичок в модном камуфле с двумя охранниками. Вот блин! На наших градоначальников не похож. Тут же вновь заиграли гармошки с балалайками, забегали хороводы румяных барышень. Даже привели настоящего медведя на цепи.

- Хэлло! - расплывшись в улыбке, закричал старикан и поднял в приветствии руку. - Хэллоу, май рашн фрэндс!
- Что это за хуйман? - шепнул я, склонившись к боссу.
- Ты так не шути! - вздрогнув, сказал Вениамин Садкович. - Это сам Джон Маккейн, сенатор США.
- Я про него и не слыхивал:
- Очень зря. Это важный человек. Возможно, скоро его выберут президентом Соединенных Штатов, вместо загорелого. Во время вьетнамской войны Маккейн служил военным летчиком, бомбил узкоглазых. Однажды, во время авианалета на Ханой его самолет был сбит с помощью советской ПЗРК. Джон сумел катапультироваться, но попал в плен к вьетнамцам. Только через пять лет его в ходе переговоров вернули на родину.
- Да, серьезный дядька, - согласился я. - А у нас ему чо надо?
- Вот поэтому мы здесь и находимся, Алекс! - сверкнул глазами босс. - Бизнес. Хоть Маккейну и запрещен официальный въезд в Россию из-за некоторых высказываний, но у нас многие серьезные люди ведут с ним дела. Наша фирма будет заниматься землей для его проекта! Речь идет о миллионах гектар!
- Нормально, - кивнул я. - А сколько с этого мне упадет денежек?
Босс посмотрел на меня, как на глупого, усмехнулся и сказал:
- Нормально, Саша. Очень нормально.

Мы все прошли в актовый зал главного корпуса. Сначала выступил Стас Михайлов, стал петь песню 'Я соберу полевые цветы'. Мне не очень понравилось. Поэтому я сунул в уши наушники мп3-плеера, включив Серегу Шнурова.
Началась презентация.
Я смотрел на большой экран с чувством причастия к важным событиям. Олигархи на деньги американского сенатора собирались оттяпать в свои руки большой кусок Карелии. Предполагалось вывезти за рубеж миллионы кубов леса, построить несколько заводов и начать добычу сланцевой нефти. Оказывается, здесь нашли гигантские месторождения.
Джон Маккейн с незатухающей лыбой жал руки всем присутствующим. Вызвали на сцену и нас с боссом. Я молчал, а Вениамин Садкович через переводчика вкратце рассказывал, как мы будем переводить федеральные земли на подставные организации.
- Оу, итс амэйзинг! - обрадовался Маккейн.
- А это, - босс повернулся ко мне, - наш самый лучший специалист по рекультивации.
- О, рекультивейшен! Вери гуд, гайз! Вери найз! - Он с хищностью ящерицы пожал мою ладонь.

То, что произошло дальше, как челябинский метеорит, врезалось в мою доверчивую память. Ох, не так я представлял охоту, совсем не так. Впрочем, у богатых свои причуды. Расхватав свое оружие, в сгущающихся сумерках вся толпа выдвинулась вглубь леса.

Шишковчук
30-9-2016 12:25 Шишковчук
73.
- Так, может, ты все-таки никуда не пойдешь? - спросила Лена, закидывая мне в рот ложку тушенки.
Я призадумался, пережевывая. Родина в опасности. Пендосы должны умереть ужасающей смертью. Поделившись сперва припасами конечно. Хотя, тушняка, гречи и патронов что я забрал у Седого, хватит на пару лет. А там, глядишь, и зима отступит. Можно будет посадить картошку. Нет, не поеду в Кандалакшу. Ну его нах. Еще убьют, блин.
- Ладно, Ленусик, ты права, - я улыбнулся и шлепнул ее по жопе. - Хватит с меня убийств. Пора с этим завязывать.

Пожрав, я поднялся с кровати и стал готовиться к вылазке за оставшимся снегоходом бандитов. Да и надо было параплан снять с дерева. Следовало поторопиться, пока не начался снежный буран и не занес следы. Чтобы Лена не боялась остаться в одиночестве, я притащил в схрон пулемет Корд и установил напротив дверного проема. Показал, как стрелять.

- Главное, херачь только короткими очередями, - напутствовал я. - Патроны не бесконечные. Пароль повтори!
- Каракатица!
- Умница! - я поцеловал ее в лоб. - Новую дверь сделаю, как приеду.
- Во сколько ты приедешь? - быстро спросила Лена.
- Как получится:
- Скажи точно!
- Да откуда я знаю? Какая разница?
- Так и знала, ты опять что-то скрываешь! - она, уперев руки в бока, гневно смотрела на меня.
- Я тебе же сказал, куда еду:
- Просто скажи, во сколько ты будешь дома! Я должна быть уверена, что ты не поедешь на эту дурацкую войну со своими дружками-дебилами!
- Но-но, полегче! Не говори так про моих друзей! - возразил я
- А что это ты защищаешь своих алкашей? - подняла брови любимая. - Думаешь, не знаю, что у вас одно только на уме, нажраться поскорее!
- Да не буду ни к кому заезжать, Лен. Клянусь тебе, все заберу из леса и сразу обратно. Можешь понюхать меня потом!
- Тогда почему ты не можешь сказать точное время? А: поняла: завел себе, значит, какую-то шлюху! Точно! Кто она, а? Я сразу поняла, скрываешь от меня что-то: даже время сказать не можешь!
- Да нет у меня часов, дура! - заорал я, не выдержав. - И никаких шлюх нету! Только ты.
- Правда?
- Конечно!
- Тогда возьми мои. - Она сняла свои часы и протянула мне.
- Не буду надевать, они же бабские!
- А что такого? Кто там тебя увидит в лесу? Если ты, конечно, не врешь сейчас:
- Ладно, давай: - я печально посмотрел на запястье. Дешевые Ленкины часики смотрелись на моей брутальной волосатой руке пиздец как стремно.
- И так, во сколько ты явишься домой? - торжествующе спросила она.
- В двадцать ноль-ноль, - сквозь зубы ответил я.
- Точно?
- Да!
- Хорошо, поверю тебе в этот раз:
- Ужин приготовь, - буркнул я, натягивая шапку.
- Посмотрим.

74.
Блять! Я выбрался наружу и надел варежки, чтобы не видеть гребаных часов. Вот она, любовь, черт бы ее подрал, думал я, сливая из одного снегохода топливо. Бензина осталось мало, но на эту поездку точно хватит. Перелил остатки в Ямаху, отцепил сани и, оседлав аппарат, от души сорвался с места.

Я мчался через тайгу, и встречный ветер уносил остатки моего гнева. Понемногу успокоился. Как же хорошо вырваться на свободу, кататься на мощном снегоходе и делать свои мужские суровые дела! И что это Лена постоянно на меня обижается? Наверное, мало уделяю внимания. А может у нее ПМС? За год совместной жизни я так и не запомнил даты этих дней. Были проблемы и поважнее, бляха! Надо будет сделать какой-нибудь сногсшибательный подарок, чтоб искупить свою вину. Вот только что? Шишек в лесу насобирать? Ладно, что-нибудь придумаем:

Внезапно, впереди, метрах в ста, показалась человеческая фигура. Притормозил, выхватил револьвер. Чел, увидав меня, помахал рукой. Я осторожно начал подъезжать, готовый в любой момент к смертоносной перестрелке. Облегченный вздох вырвался из моей широкой груди, и я спрятал оружие.

- Здарово, Валерыч! - поприветствовал я, слезая со снегохода.
- Привет, Саня! - пожал руку мой друган.
- Ты что так беспечно тут ходишь? - спросил я. - А если б это был не я, а мародер-каннибал?
- Блин, извини: - икнул Валера, - поддал вот немного, потерял бдительность. Будешь?
- Не откажусь. А то моя все нервы с утра вымотала, - сказал я.
- Как показывает практика, от нервов очень помогает хорошенько напиться, - изрек Валера.
- От всего помогает хорошенько напиться.
Я взял обтянутую мехом песца флягу и смачно отхлебнул душистого самогона.
- А ты что, не пошел с пендосами биться, в Кандалакшу? - спросил я, переведя дух.
- Ну, как видишь, - Валера вздохнул, поправляя свои круглые очки, и развел руками. - А ты тоже?
- Да, блин, тут такая фигня, короче, понимаешь:
- А меня жена не пустила! - выпалил Валера и приложился к фляге. - С тещей мне в ноги бросились. Орут, мол, на кого ты нас оставишь, о детях подумай! Ну, я и не пошел: вырвался вот на охоту типа.
- Аналогичная ситуация, - признался я.
- Егорыча тоже, вроде, его бабка не выпустила.
- Ну, да и хрен с ней, с Кандалакшей этой! - махнул я рукой. - Нас не трогают и ладно.
- Верно мыслишь, Саня. В первую очередь надо заботиться о своих близких. Разве в наших силах что-то изменить в глобальном плане? Кто мы такие? Обычные люди:
- Ага, только более продуманные, - вставил я.
- Предусмотрительные: - поправил Валера.
- Точно!
- А все благодаря чему? - Он поднял палец в розовой вязанной перчатке. - Благодаря нужной литературе о выживании. Я вот, например, решил построить бункер, когда прочитал серию Метро 2033.
- Не, Метро мне не понравилось, - признался я. - 'Черный день' Доронина больше впечатлил, Круза всего перечитал, Мародера еще.
- Черный день не читал. Прикольная книжка?
- Да уж всяко получше Метро! И написано здорово. Читать капец, как страшно. Офигенно просто ядерная война описана. Вообще жесть:
- Дашь почитать?
- Не вопрос, заходи! - Я сделал еще добрый глоток валериного пойла.
- Хотя, это только на словах мы с тобой циники, мерзавцы и воины судного дня, - задумчиво произнес Валера, - а на деле обычные куркули и жалкие подкаблучники.
Не стал спорить, хотя был не согласен. Я не подкаблучник, я просто люблю свою Лену!
- Ты можешь быть бесконечно крут, - продолжил он свой пьяный гон, - но какой в этом толк, если приходится кипятить кастрюльку, чтобы помыться?
- Ладно, рад бы еще с тобой потрещать, да ехать надо.
- Ну, давай, удачи! - Валера с грустной улыбкой махал мне рукой.
- Счастливо! - крикнул я отъезжая.

Вскоре снегоход выбрался на реку. Мои зоркие глаза высматривали путь, а мозг думал свои думы. Мог ли я что-то изменить? Мог ли спасти человечество от уничтожения в огне ядерного апокалипсиса? Пожалуй, да. Но этот шанс я упустил много лет назад. Теперь я понимал это отчетливо. Откуда мне было знать, что все так обернется?

75. (флэшбек)
На охоте я был первый раз. Мне представлялось, что бородатые егеря в стеганых тулупах с породистыми борзыми выведут на нас глупую дичь. А мы будем, как в тире, пытаться ее подстрелить. Не станут же чиновники и олигархи часами ползать по бурелому, в поисках какого-нибудь дерзкого кабана или ошалевшего от злобы медведя? Нас вывели на широкую поляну, в центре которой находилось углубление, наподобие амфитеатра, отделанное цилиндрованным бревном. Кое-где на стенах виднелись царапины и бурые пятна. По периметру горели факелы. Толпа жадно обступила яму. Защелкали затворы ружей, я тоже проверил свою Сайгу. Что вообще здесь происходит?

Внезапно поднялась деревянная решетка, и на арену выскочили три оленя. Звери были в панике, ведь их преследовал волк. Толпа одобрительно загудела, когда серый хищник вцепился в шею парнокопытного и принялся драть. Должно быть, его специально не кормили.
- Охота объявляется открытой! - прогремел голос над поляной.
И я просто охуел от дальнейшего безумия. Все принялись стрелять в зверей. Ворота загона открывались, появлялись новые животные - зайцы, лисы, росомахи, волки, лоси - все подвергались немедленному беспощадному расстрелу.
- Чего не стреляешь, Санек? - с удивлением спросил меня босс.
- Стрилят из ружия - это не хуй в руках тискать, - заржал Умар, не переставая бабахать из своего револьвера.
- Но это же бесчеловечно! - воскликнул я. - Какой прикол стрелять в беззащитных животных?
Вениамин Садкович лукаво усмехнулся, перезаряжая свою двустволку.
- Хоть ты и толковый парень, Алекс, но все еще глупый гой, - сказал он. - Это простительно, ты же не изучал Каббалу. Любая сделка, тем более такая важная, должна быть освящена кровью, жертвоприношением! Запомни это, если хочешь чего-то достичь в жизни!

Я поднял сайгу. Как раз выпустили нескольких бедолаг-медведей. Нет, блин, я просто не мог это сделать! Пули десятков стволов и так впивались в косматые тела косолапых. Деловито стрелял Маккейн из винтовки М-14. Рядом босс опять перезаряжал ружье, дрожащими от возбуждения пальцами доставая из патронташа боеприпасы. А Умар просто визжал, как сучка, убивая животных. У него бесконечные патроны в револьвере? Пусть думают, что хотят, но я не буду в этом участвовать. Я шагнул назад и огляделся. И встретился взглядом со Стасом Михайловым. Тот стоял чуть в стороне в тени деревьев и молча курил. Мне показалось, что он слегка кивнул мне. Повинуясь внезапному порыву, незаметно пнул под жопу чечену, и тот полетел вниз. Я быстро спрятал в карман выпавший револьвер.
- Не стрелять! - закричал кто-то. - Не стрелять.
Выстрелы затихли, но никто не спешил вытащить Умара. Последний еще живой медведь поднялся на задние лапы и кинулся на него. Нохча заорал, разразился проклятиями на чеченском языке. Это длилось недолго. Медведь быстро отгрыз ему голову. Все засвистели и завыли в восторге.
- Жалко Умарчика, - вздохнул босс. - Но Яхве любит человеческие жертвоприношения. Сделка будет удачной!
Мне не было жаль охуевшего чечена, но кивнул просто на всякий случай.

76.
Открытая местность всегда представляет опасность для одинокого путника в этом постъядерном смертоносном мире. Поэтому я вел снегоход стремительными зигзагами, рыская по поверхности застывшей реки. Если за мной следит вражеский стрелок, я не дам ему так просто прицелиться. Слишком дорого нам обходится беспечность и вера в доброту окружающих. У меня теперь только два друга - это мой револьвер и карабин Сайга.

Вскоре я достиг нужного места. Неожиданно подумал, что становлюсь слишком сентиментальным и добросердечным. Всего лишь забираю оружие с трупов убитых врагов, вместо того чтоб разделать их на тушенку, как в старые добрые времена. Ведь зима будет длинна и полна: полна всякой опасной херни. Надо поискать дома соответствующую литературу. У меня вроде была книжка, как стать беспощадным.

Слез со снегохода и подошел к костровищу. Хоть я тогда и был без сознания, но моя звериная чуйка без труда позволила найти следы, которые привели к месту крушения параплана. Вот он, висит на ветвях, как дохлый ворон. Ну ничего, я еще полетаю на нем! Надо только выточить новый деревянный пропеллер. Будет чем заняться долгими вечерами после секса с Леной. Мне даже пришла гениальная мысль - поставить на парамотор пулемет Корд. Я же стану карающим возмездием небес и смогу взять под контроль всю округу!
Тут сзади раздался треск.
Отточенные рефлексы сработали молниеносно, кинув в сторону мой резкий тренированный организм. Затаившись в сугробе, я оглядывал местность через коллиматорный прицел Сайги 12с. Ничего, представляющего опасность для меня, не нашлось. Я с сожалением поднялся и повесил на плечо ружье. Видимо, дерево треснуло от мороза.

Достав из рюкзака специальную складную ножовку, я зажал ее в зубы и, как бесстрашный скалолаз, полез на дерево. Меня переполняло радостное чувство. Наконец-то применю эту ножовку. В магазине туристического снаряжения, мне сказали, что это необходимая вещь для выживания. Надеюсь, тот продавец сгорел в ядерном пекле. Ведь я тогда отдал за эту хрень пять косарей.

Мертвый негодяй висел все там же, нанизанный на сук. Дебила кусок, ну зачем было прыгать на меня? Хорьки успели погрызть мертвеца за лицо. Я даже весь сморщился от этой неприятной картины. Чтобы меня это не отвлекало, первым делом спилил сук с трупом, тело рухнуло вниз. Посажу потом на снегоход сзади, можно будет приколоться над Леной. Надеюсь, ее это развеселит, а то она злая какая-то последнее время. Сдерживая смех, я начал аккуратно снимать технику с древесной кроны. Для этого пришлось отстегнуть силовую установку с подвеской от строп. Спустил ее вниз на веревке. С крылом было посложнее. Тонкие стропы дьявольски запутались в ветках. Пришлось их отпиливать, рискуя в любую секунду пиздануться с двадцатиметровой высоты.

Я чуть не рухнул-таки, когда услышал снизу скрипучий голос:
- Духи снова привели тебя, Санек!
Блять, чертов шаман! Напугал меня до усрачки!
- Здарово, старче! - крикнул я, продолжая работу. - Как дела в потустороннем мире?
- Так же как и в этом, - ответил Витег. - Все охуительно. И зачем ты ломаешь это прекрасное дерево?
- Да вот параплан снимаю: приземлился неудачно тогда!
- Летал что ли? - Старик засмеялся. - На этой тряпке? Какие же вы все-таки долбоебы, выросшие в городах.
- А что такого-то? Надо пользоваться достижениями прогресса.
- Прогресс уничтожил вашу так называемую цивилизацию, а ты его восхваляешь, хех? Я думал ты умнее.

Собрав параплан в кучу, я осторожно слез. И чего старый опять пришел? Я, конечно, был благодарен за помощь и все такое: но может, Витег хочет выведать мой схрон? Мы уселись на труп и закурили.

- В пещеры предлагаешь вернуться, к каменным топорам? - спросил я.
- Чтобы летать, не нужна дурацкая тряпка и вонючий мотор, - ответил шаман, стряхнув пепел.
- Не сомневаюсь, духи научат:
Шаман поглядел на меня подозрительно.
- Э, да ты совсем плох, Воин!
- В смысле?
Старик схватил меня за руку, закрыл глаза и через какое-то время выдал:
- Кто-то пьет твою силу.
- Кто?
- Женщина есть?
- Конечно.
- Все понятно. Вот смотри, ты дал ей слишком многое, но женщины ненасытные существа. Им всегда всего мало. Женщина будет медленно, по кусочку, захламлять твой разум, заменит твои желания на свои, подчинит твое время своим прихотям и страхам, будет незаметно даже на расстоянии влиять на все твои мысли и поступки. Ничего удивительного, что ты этого не замечаешь.
- Да ладно! Не верю я тебе! Я люблю Лену, просто сегодня мы немного поругались!
- А эти часы ты напялил в знак примирения? - заржал Витег.
- Чтоб время смотреть, - буркнул я, натягивая рукав.
- Научу тебя одной практике: - сказал старик. - Но так как ситуация запущена, придется провести обряд.
- Какой еще обряд?
- Чтобы стать по-настоящему неуязвимым, ты должен избавиться от пиздозависимости. - Витег достал серую тряпочку и принялся разворачивать.
- Да нет у меня никакой зависимости! - ответил. - Я мужчина, я доминант!
- Присядь, доминант хуев. Помочь тебе хочу, Санек.
- Что-то часто мне помогаешь: какой твой интерес в этом? Может тебе ништяки мои нужны?
- Духи так велят:а до твоей гречи и просроченной тушенки мне дела нет, - ответил шаман, набивая деревянную трубку. - Но чтоб тебе было спокойнее, должен мне будешь кое-что:
- Что должен? - спросил я, побледнев.
Старик внимательно посмотрел на меня своим пронзительным взглядом и сказал:
- Две пачки сигарет.
Я облегченно выдохнул.
- И литр спирта, - добавил Витег.
- Да не вопрос, старче.
- Тогда начнем обряд. Суть его заключатся в том, чтобы: а впрочем, сам все поймешь, не маленький, - махнул рукой Витег. - Есть зажигалка?
- Конечно. - Я протянул свою турбозажигалку 'Экспедиция'.
- Нет, давай сам, - старик отдал мне расписанную древними узорами трубочку.
- А что это за хрень?
- До войны коллега один прислал из Мексики, - улыбнулся дед. - Шалфей прорицателей. Но я добавил кое-что еще. Сушеные мухоморы и грибы северных духов. Не бойся, я проверял на себе много раз, чтоб подобрать нужную пропорцию. Главное, старайся сосредоточиться на моменте, когда Лена перехватила управление твоим мозгом. Нужно вернуть контроль в свои руки, чтобы закрыть дыру, через которую вытекает сила Воина.
- Ничего не понял.
- Не страшно, просто у тебя мало практики. Поджигай.

В принципе, я всегда открыт для нового опыта. Но эти шаманские практики, признаться, немного пугали. Я вздохнул, мысленно перекрестился и включил зажигалку. Огненная струя воспламенила содержимое трубочки. Успел втянуть дым только один раз. Последнее, что я увидел, это хитрые глаза шамана, который одобрительно кивал.

В следующую секунду меня выдернуло из привычного тела, как из катапульты. Я поднимался все выше и выше к бледному небу. Так вот как летает дед. А потом меня стало размазывать тонким слоем, как масло на хлеб. Это пиздец как страшно. Я бы заорал, если мог. Белая пелена облаков, по которым меня раскатывало, стала огромным листом бумаги. Страницей. Я понял, что весь мир - книга. И я сам часть этой книги, пришло озарение. Как раньше этого не замечал? Так Лена: я должен сосредоточиться на Лене. Вернуть контроль - вспомнилось напутствие шамана. Несколько страниц перевернулись в обратную сторону. Буквы: нужно прочитать текст! Но только я начал вчитываться, буквы увеличились. Я падал со страшной скоростью. Надо зацепиться за букву, иначе меня унесет. В последний момент получилось ухватиться за ножку гигантской П. Картина резко поменялась. Теперь я стоял у себя дома, в Схроне.

- Ты такой бесчувственный! Тебе наплевать на меня! - передо мной бесновалась Лена.
Ай да старый шаман, ай да сукин сын! Волшебное зелье каким-то образом переместило меня в сегодняшнее утро. Я ошалело осматривался. Достал револьвер и ощутил холодную сталь и вескую тяжесть оружия. Это не сон, все по-настоящему.
- Почему ты мне не отвечаешь, а? - взвизгнула Лена. - С тобой что, придурок? Успел нажраться с утра?
Витег говорил, что надо заткнуть какую-то дыру. Но как?
- Рот закрой, - сказал я. Мне сразу стало получше.
- Что ты сказал? Ты как со мной разговариваешь? - выпучив глаза, ахнула она.
- Что слышала.
- Так, ну-ка быстро раздевайся, - скомандовала. - Ни в какую Кандалакшу не поедем!
- Ты что ли мне запретишь? - Я снял пуховик, шапку и начал расстегивать ремень своих боевых штанов.
- Какая же ты бесчувственная сволочь! - Лена схватила тарелку и швырнула, но я ловко увернулся. - Скотина! Давай, вали!
Я вздрогнул от этих горьких слов. Как же остановить этот фонтан? Я прямо ощутил, как из меня вытекает моя мощная энергия.
- Кажется, ты забыла, кто тебя любит и кормит, - вздохнул я.
- Козел! Вали отсюда, кому говорят! И не приходи больше!

Выдернув ремень из штанов, я сграбастал ненаглядную в охапку и принялся шпарить по нежным ягодицам. Лена пыталась вырваться из моего цепкого захвата, но я был крепок, как бык. Завершив процедуру, я сказал:
- Если тебе что-то не нравится, дверь всегда открыта.
- Прости, я тебя люблю!
- На этот раз прощаю.
Теперь Лена смотрела на меня совсем другими глазами. Я кивнул, подхватил сумку с припасами и отправился навстречу новым боевым делам.

Шишковчук
30-9-2016 12:26 Шишковчук
77.
Обожаю это чувство. Чувство звериного бешенства и предвкушение кровавой схватки. Обильно выделялся адреналин, заставляя быстрее молотить мое храброе сердце. Даже ладони вспотели в варежках. Чтобы Ленка все-таки не волновалась, я придумал себе дополнительную защиту. Правда, пришлось испортить часть кухонной утвари. Расплющил кувалдой две сковородки и, отломав ручки, засунул себе под пуховик спереди. Большую блинную сковороду ломать не пришлось. Она и так плоская. Вставил ее для защиты спины. Сниму потом в городе нормальный броник с дохлого пендоса. Еще бы не забыть поискать новые сковородки. Я люблю, когда Лена жарит мне мясо или пироги.

Когда встретил Валеру на том же месте, почти не удивился. Надо попросить у шамана еще этой травки.
- Привет, Саня! - увидев меня, обрадовался Валерыч.
- Здарово!
- Выпьешь?
- Сейчас не до этого. Едем с пендосами биться.
- На меня можно не рассчитывать, - помотал башней друган. - Меня жена не отпустила, во!
- Под бабьей юбкой решил спрятаться, когда Родина в опасности?
- У меня семья! Кто о детях позаботится, если меня убьют?
- Не ссы, все будет норм. Вот когда убьют, тогда и будем решать этот вопрос. Садись давай, поехали.
- Обещай, что не оставишь моих!
- Обещаю, друган!
Валера глотнул своего пойла, завинтил крышечку, поправил винтовку Вепрь-308 на плече и залез на снегоход позади меня. Вот бы мне такой карабин.
- Даже не предупредил жену, что уезжаю, - вздохнул он. - Она же кастрирует меня потом тупыми ножницами за такое:
- Да, забей, победителей не судят. Привезешь ведь добычу, она и обрадуется.
- Хм: наверно, ты прав.
- Тебя, кстати, и не отправят в первые ряды. Снайперить будешь, стопудов, с такой волыной, прикрывать атаку.
- Это я люблю, - повеселел Валера. - В контарстрайк всегда за снайпера гамал.
- Ну, я не такой древний, как ты. Больше по танкам угорал. Вот бы настоящий раздобыть и пострелять из него!
- Да, было бы неплохо. Я тоже танки любил. Все советские ветки полностью вкачал. Но больше арту уважаю.
- Да ты жесток! Как меня эта арта всегда вымораживала!
- А ты в каком клане был?
- Ни в каком, а ты?
- В Рэдах:
- Не слыхал. Ладно, хорош пиздеть, поехали! - сказал я и дал по газам.

78.(флэшбек)
После той долбанной охоты я приехал домой, врубил WOT и до утра понедельника гонял в танки. Спать не хотелось, один из людей Маккейна угостил чистейшим колумбийским коксом. Вообще, я был в дичайшем ахуе от всех событий на охотничьей базе. Помотал головой, отгоняя неприятные воспоминания. Мой BatChat резво носился по Малиновке, вырезаю проклятую арту. Но перед глазами все равно мелькали картины вчерашнего разврата. Блять, как мне теперь это все развидеть?

Сам я после охоты, прихватив с банкетного стола тарелку мясной нарезки и батл коньяка, уединился с девками в один из номеров. Две шлюшки из Петрозаводска весь вечер отлично снимали мой стресс. Сделав несколько подходов, я уже думал завалиться спать. Но секс-марафон пробудил во мне голод, а девки, к тому же, сожрали всю колбасу. Решил спуститься в банкетный зал. Судя по шуму, веселье в самом разгаре. Лучше бы я этого не делал. Там царил полный трэш, угар и содомия! Мой прежде четкий разум отказывался воспринимать эти мерзости.

Я заорал и выбежал на улицу. Зачем я во все это ввязался? Снаружи у бассейна под звуки какой-то еврейской мелодии один из питерских олигархов драл Вениамина Садковича. Пиздец! Я побежал прочь по дорожкам в спасительную темноту. Я, конечно, стремился к успеху, но не таким способом. Убедившись, что за мной никто не гонится, перешел на шаг. Как назло, зарядил жестокий дождь, а куртку я оставил в номере. Если бы приехал на своей тачке, можно было свалить домой.

Что же делать мне? В главный корпус возвращаться не вариант. На улице я быстро замерзну. Не дай бог еще подхватить пневмонию. Пройдя немного, увидел за деревьями свет. О, да это же отдельные домики! Вот здесь и перекантуемся, заперев дверь конечно. Аккуратные бревенчатые избушки стояли в ряд. Над каждым крыльцом горел фонарь. Вообще отлично! Может и в холодильнике найдется что заточить? Да и выпить еще не помешает. Я открыл ближайшую дверь и замер.

- Да закрой ты дверь, дует же! - раздался женский голос.
- Дружище, ты или проходи, или давай до свидания. Не стой на пороге, - сказал бородатый мужик в егерской шапке.
А здесь собралась интересная компания. Видать, тоже решили свалить от этого блядства богатых людей. На ковре лежала симпатичная темноволосая девушка. Она была совершенно голая. Расположившиеся вокруг мужчины использовали ее как стол для игры в карты. Помимо егеря здесь еще был америкос, кажется из охраны Маккейна. И Стас Михайлов. Тот кивнул мне, как старому знакомому.
Я закрыл дверь и спросил:
- У вас тут пожевать не найдется?
- Да, конечно, угощайся, - егерь указал рукой на стол. - Тебя как звать-то?
- Александр.
- А меня Аркадий.
- Очень приятно.
- Это Стас, певец, кстати, известный. А этот чувак с белыми зубами - Стив. Нормальный пацан, хоть и пендос. А эту сударыню зовут, э: как тебя звать там?
- Вообще охренел? Людмила я. В приличном обществе принято даму первой представлять.
- Приятно познакомиться, Люда, - сказал я, накладывая в тарелку салат оливье. - Ты из Петрозаводска? Что-то я тебя не припомню:
- Из Питера.
- А, понятно.
- Чего, не понравилась та компания? - с усмешкой спросил егерь Аркадий.
- Да пидоры они все!
- Есть такое. Может пулю с нами распишешь, Саня?
- Не, спасибо, в преф не играю. Сколько меня ни пытались научить, ничего не понимаю в этой мутной игре.
- Ну, молодец! Значит, целее будет кошелек.
Я налил полный стакан виски, взял салатницу и присел в кресло у горящего камина. Как же клево! Может построить себе маленький домик где-нибудь в глуши? Где никто не будет ебать мозг и заставлять заниматься всякой херней.

- Можно у вас тут музыку включить?
- Да ради бога, парень!
Я подошел к музыкальному центру и через переходник вставил свой мп-3 плеер. Выбрал последний альбом Ленинграда.
- Рашен мьюзик? - заинтересовался Стив.
- Ага. Нравится? - Как раз включилась песня про лабутены.
- Ес, оф кос!
- Понимаешь по-русски?
- Нъемного, - ответил иностранец и вернулся к преферансу.

Я уже почти задремал в кресле, когда Стив толкнул в плечо. Улыбаясь, он протянул мне зеркальце с двумя дорогами первого номера и свернутую купюру в сто баксов. Я быстро втянул носом белый порошок. Офигенно. Морозная свежесть проникла в голову.
- Спасибо, Стив!
- Из Колумбия, - ответил он, подняв большой палец.
- Крутая штука.
Оказывается, они уже закончили со своей игрой. Америкос сделал музон погромче. И мы принялись отплясывать под отвязные песенки Шнура. Стас только сидел в сторонке, с печальной улыбкой глядя на наш отжиг. Мы весело смеялись, периодически шлепая Людмилу по голой жопе, когда она поворачивалась к кому-нибудь спиной. Может, удастся уединиться с ней? Делать это на троих меня как-то не прикалывало. Но, похоже, егерь первый оприходует эту милую проститутку.

- Эй, Стасян! - воскликнул Аркадий. - Чего сидишь, как неродной? Спой-ка лучше ченить, ты ж артист!
- Да, пожалуй ты прав, - ответил певец, поднимаясь. - Похоже, пришло время кое-что исполнить.
Он вытащил из-под полы пиджака пистолет с глушителем и выстрелил в голову американца. Как пожарная сирена, заорала Людмила, стряхивая с сисек остатки мозгов Стива.
- Стас, ты чего? - Аркадий сделался бледный, как мел. - За что ты:
Договорить он не успела, тихий выстрел Стаса отправил егеря в края вечной охоты. Третья пуля заставила заткнуться шалаву.
Я просто остолбенел от шока. Все заняло секунд пять. Стас медленно повернулся ко мне и произнес:
- Не бойся, Александр. Вижу ты нормальный толковый парень.
- Зачем вы их убили, проиграли в преф что ли?
- Мой имидж певца - это прикрытие. Я работаю на силовые структуры. Мне поручено собрать информацию и осуществить ликвидацию изменников государства. Мы назвали эту операцию - Рекультивация. В данный момент началось уничтожение олигархов, предателей и преступных авторитетов. Родина возродится, умывшись кровью этих негодяев. Поможешь мне, Александр? Впрочем, выбор у тебя невелик.
- Не вопрос, Стас, или как там вас на самом деле. - Мне понравилась это затея.
- Оружие есть?
- В номере все осталось.
- Держи, - он протянул мне пистолет и запасную обойму. - Это ТТ, валит с ног любого подлеца. Целься в корпус главное. Пошли, будешь меня прикрывать.
- Подожди, - я перешел на 'ты' раз такое дело. - А ты чем будешь стрелять?

Стас Михайлов сходил в другую комнату и принес огромный футляр от контрабаса. Когда он раскрыл его, я чуть не кончил от восторга. Певец ухмыльнулся и вытащил здоровый ручной миниган. Повесил его на плечо. На другое - ящик с патронами. Оттуда тянулась пулеметная лента. Затем надел наушники и защитные очки.
- Извини, наушники только одни, - сказал он. - А это штука, ты не представляешь, насколько громкая.
- Такие сгодятся? - Я показал наушники от плеера.
- Подойдет. - Кивнул Стас. - Идем. Вали всех, кого встретишь по дороге к главному корпусу.
- Вообще всех?
- Всех. Здесь нет нормальных людей.

Мы вышли из домика. Здорово, дождь закончился. Энергия переполняла меня, наверное, от кокса. Пошли по дорожке. Я включил плеер. Заиграла песня Ленинграда 'На танцполе'.

Субботний вечер и вот опять все пляшут,
Тут бляди отдыхают, так, как будто пашут.

Офигенный трек! Как раз в тему. Вдруг, увидал справа в беседке какое-то шевеление. Обернулся к Стасу. Тот кивнул.

Бляди в шоколаде, звёзды дискотек,
Музыку в iPad'e крутит гомосек.

Я стрельнул в жирного урода в черном плаще. Второй извращенец в кожаном бдсм-костюме завизжал и попытался скрыться в кустах. Моя стремительная пуля попала в спину, прошив гада насквозь.

И есть ещё такой прикол:
Очень, очень мокрый пол.

Двинулись дальше. Навстречу вывалилась небольшая группа глиномесов. К домикам, видать, потопали, суки. Я быстро перестрелял их и перезарядил ТТ-шник. Мы перешагнули окровавленные тела.

На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.

На подходе к главному корпусу пристрелил еще одного. Тот курил и отливал в бассейн, когда я заметил его. Вот так они относятся к нашей стране. Меня распирало от свершения правого дела. Из здания выскочил, видимо, охранник. Увидев нас со Стасом, он принялся доставать пистолет. Пуля остановила его замысел.

В стразах все заразы, шмары и качки
Есть такая маза - точками зрачки.
Здесь на входе даги что-то продают,
Как в универмаге даже чек дают.

- Стой здесь! - крикнул певец. - Прикрывай выход.
Стволы его оружия завращались. Он ногой отпихнул с крыльца тело охранника, отчего тот отлетел на несколько метров. Я поразился его силе. Певец вошел в зал и раздался мощный грохот. Заглянув в окно, я просто охренел от этого ада. Стас поливал огнем. Тела разрывало на куски. Крушилась мебель, взрывались зеркала и колонны.

И есть ещё такой прикол:
Очень, очень мокрый пол.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.

Резко все стихло. В зале не осталось ничего живого. Еще вращались раскаленные стволы минигана. Стас обернулся и показал мне большой палец. И тут из одной из дверей выскочил Маккейн с автоматической винтовкой! Я не успел даже крикнуть спецагенту об опасности. Старый сенатор, хищно выпучив глаза, дал несколько очередей. Артиста отбросило назад. Разбивая стеклянные двери, он вывалился наружу.

В туалете темно, но не снимешь очки,
Белым порошком измазаны толчки,
И если ты устала, то нюхни ещё немного
Вон, на стульчаке осталась жирная дорога.

Я высунулся и начал стрелять в гребаного Маккейна. Не попал. Говнюк успел скрыться. Внезапная очередь заставила меня нырнуть за угол.
- Не вылазь, Александр! - услышал я голос.
Я обернулся и не поверил своим глазам. Стас жив! Пули ободрали его пиджак и лицо. Лоскуты кожи свисали лохмотьями, но под ними поблескивал металл. Что за хрень?
- Ты что, робот что ли?
- Киборг, - ответил певец. - Ты еще не знаешь всех разработок правительства.
Заведя свою машину смерти, он шагнул внутрь. Одиночный выстрелы Маккейна заставили его лишь покачнуться. Наверно, у козла закончились патроны. Шквал огня просто аннигилировал старого пендоса.
- Идем, - крикнул Стас. - Нужно зачистить верхний этаж.

Есть ещё такой прикол:
Очень, очень мокрый пол.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
На танцполе слёзы любви и боли.
:Слёзы любви и боли:

79.
По пути решили забрать егеря Егорыча. Дед знал всю округу, как свои пять пальцев. Сколько раз я встречал его на охоте. Тот появлялся всегда, словно ниндзя, в самых неожиданных местах. Старик помнил даже финскую войну и ВОВ, партизанил в карельских лесах еще пацаном. Помогал порой выследить зверя, да и просто развлекал забавными байками. Правда, охоч был до огненной воды. Однажды, я по незнанию угостил его ядерной кедровой настойкой. Думал, осторожно отхлебнет, все-таки крепкая хрень, но Егорыч просто присосался к пластиковой бутылке и разом приговорил триста грамм.

- Главное, флягой не свети, - посоветовал я товарищу, когда подъехали к егерьскому домику.
- Само собой, - вздрогнул Валера. - Угощал как-то Егорыча. Дальше был лютый пиздец, не хочу рассказывать: Как мы его заберем? Тут же бабка всем заправляет.
- Не знаю, но что-нибудь придумаем.
Слезли со снегохода и осторожно подошли к воротам. Дом окружал частокол с насаженными поверху черепами животных. Было и несколько человеческих. Старик, как и я, не любил мародеров. Постучал в ворота прикладом сайги.

- Кого там нечистый принес?! - раздался бабкин вопль. - Убирайтеся, проходимцы окоянные!
- Э, мы к Егорычу, - крикнул Валера.
- Не знаю я вас! Эй, дед, а ну прогони их отседова!
Со скрипом открылась одна створка ворот. Никто не вышел. Переглянувшись с Валерой, мы зашли во двор. Из приоткрытой дверцы дома злобно выглядывала бабка. Блин, а где же сам Егорыч? В этот момент резкий толчок опрокинул меня. Рядом вскрикнул мой друг.
- Што тут надо, паршивцы? - голос Егорыча.
Я осторожно поднял голову. Дед с самокруткой в зубах стоял, нацелив наши же волыны. Я поразился его навыкам. Вот что значит старая школа.
- Егорыч, это же мы! - сказал я, снимая балаклаву и защитные очки.
- Да, ты чего, Егорыч, не признал? - простонал Валера.
- От ты, прости господи, бес попутал! - дед всплеснул руками. - Подымайтесь, горемыки. Зачем пожаловали?
- Как зачем? Сегодня же сбор!
- Едрить твою налево! А я и запамятовал, эх незадача. Сейчас, патроны только захвачу.
- Ты что, ротозей, совсем ошалел? - Из дома выскочила бабка. - Куды собрался, паскудник?
- Заткнись, старая! - Егорыч сплюнул окурок. - На войну иду. Супостатов бить!
- Я те дам 'на войну'! Совсем из ума выжил? А ну, ступай в дом!
- Не серчайте, хлопцы, не иду я с вами:
- Да как же так! - возмутился Валера. - Ты же лучше всех эти места знаешь!
- Валите прочь! - рявкнула бабка, дергая деда за рукав ватника.
А что если пустить ей пулю в лоб? Хотя, Егорыч может не оценить. Внезапно мне пришла безумная идея. Конечно, это было опасно, но, похоже, других выходов нет. Эх, будь что будет!
- Валерыч, - прошептал я, - давай флягу быстрее!
- Ты уверен? - Он понял мой замысел, протягивая емкость.
- Ладно, Егорыч. Бывай тогда!
- Ну, с богом, ребяты:
- Выпьешь на посошок? - я отвинтил крышку, втянул своим чутким носом сивушный аромат и сделал маленький глоток, блаженно закатив глаза.
- Неееет! - бабкины глаза округлились, но дед был уже тут как тут.
Он схватил флягу. Я на всякий случай отошел подальше. Быстро опрокинув в себя заветную жидкость, Егорыч застыл на месте. Бабка медленно пятилась в дом.
- Аааааааа!!! - резко завопил егерь, подскакивая на метр. - ЕБ ВАШУ МАТЬ, В АТАКУ!!! УРААААА! НЕ СДАВАТЬСЯ, СУКИ! АААААА!!!
Дед принялся носиться по двору, как ошпаренный метеор. Бабка в ужасе зашкерилась в дом.
- Что теперь делать? - дрожащим голосом спросил Валера.
- Рядовой Егорыч! - гаркнул я. - Приказываю погрузиться в транспорт и следовать на место дислокации!
- Так точно! - козырнул дед, схватил свою мосинку и уселся в большое железное корыто. - За Родину! За Сталина!
Мы с Валерой покатили наше боевое пополнение за ворота, пока не опомнилась старая карга. Пристегнув Егорыча на буксир, помчались прочь. Рев мотора перекрывали бодрые напевы военных песен.

80.
Под вечер приехали на точку сбора. Это был заброшенный в этих нечеловеческих условиях полустанок. Железная дорога угадывалась по торчащим опорам и широкой просеке. Сейчас по ней ездили только снегоходы да местные на оленьих упряжках. Я огляделся. Следов полно, но где же все?
- Эй, чуваки! - окликнул кто-то из леса.
Из-за елки вылез выживальщик в маскхалате с противогазом на морде. Вооружен какой-то модной модификацией Сайги.
- Следуйте за мной, провожу в лагерь.
- Тебя как звать-то, дружище? - спросил я.
- Толик, - неохотно ответил мужик.
- А в 151-й палате какой ник был? - поинтересовался Валера.
- Это секретная информация.
- А че ты в противогазе?
- Да, блин: - кажется, Толик смутился. - Лицо просто мерзнет. Не догадался тогда балаклаву в НАЗ положить:
- Бороду ростить надобно, чтоб ряха не мерзла, - посоветовал Егорыч. Похоже, его уже отпустило в дороге.
- Неудобно с бородой, обмерзает, - вздохнул Толик.

Попетляв для маскировки среди елей, наш Сусанин вывел в место сбора выживальщиков. Стояли разнокалиберные палатки, горели костры, всюду сновал суровый народ. Я гордился тем, что теперь с этими людьми. Мы не побоялись своей паранойи, глупых насмешек общества и непонимания органов власти. Наша предусмотрительность помогла выжить в смертоносном огне апокалипсиса, и сейчас мы стали грозной боевой силой, способной навести порядок в этих землях.

Егорыч куда-то смылся. Пока Валера бегал за дровами и копал костровую яму моей тактической титановой лопаткой, я разглядывал соседей. Особенно доставляли некоторые персонажи в натовском камуфляже. Как они еще не получили пулю в лоб? Хотя в целом, вроде, неплохая снаряга. Еще видел чела с ПНВ. Жаль, не купил себе такой в свое время. Прикольная штука для ночных атак. Невдалеке незнакомый чел учил непродвинутых, как ночевать без палатки зимой. Он использовал полиэтелен в качестве экрана для сохранения тепла костра. Сам развалился на лапнике на куче шмоток в одних семейниках. Я посчитал такой способ не очень практичным. Всегда ночую в полном снаряжении на вылазках. Вдруг придется начать резкий бой в ночи? Сайга и револьвер всегда в моих руках, когда я сплю.

Валера развел костер, и мы стали готовить. Блин, придется делиться с ним своей гречей и тушняком. Друган же метнулся со мной без всего. Ладно, в городе разживется припасами - отдаст.
Мы ждали пока сварится ужин и неторопливо обсуждали баллистику полета пуль, когда к нам подошел толстый выживальщик в немецкой каске и с папкой.
- А, новенькие, кто такие, откуда?
- Из леса, - ответил я. - А что?
- Записываю бойцов. Меня, кстати, Миша зовут, - представился толстяк.
Мы назвали свои имена.
- Покажите координаты ваших убежищ, - он принялся разворачивать карту.
- Ага, щас, разбежался! - засмеялся я.
- Я уже заманался объяснять таким как вы! В случае вашей гибели, командование доставит тело родным и близким и выплатит компенсацию продуктами. Если родственников нет, реквизирует все припасы. Чего им тухнуть?
- Логично, - сказал Валера, протер очки и поставил отметку.
Я тоже отметил схрон, но совсем в другом месте. Враги не дождутся моей смерти.
- Ну, вот и молодцы, - сказал Миша. - Приходите через час на боевое построение к вон той большой палатке.

Жирный прапор, или кто он там, свалил. Наконец-то, хоть пожрем спокойно. Я снял с огня котелок с кашей, когда подошел еще один тип в драном камуфляже и с бегающими глазками на наглой морде.
- Здорово, пацаны, - сказал он, протягивая к костру обмерзшие пальцы. - А вы че тут, типа, едите что ли?
- Привет. Не видишь разве? - ответил я.
- А слышь, братан, может, и меня угостишь?
- Может тебе еще и коньячку налить с сигарами?
- Не, парни, я не понял, вам че, впадлу, ептать? - сделал оскорбленное лицо этот черт. - Я пока сюда топал все балабасы заточил, последний день ваще кору с берез глодал.
- Ладно. - Я убрал руку с револьвера. - Наложи ему, Валерыч, каши.
- От души! Я ж сразу понял, вы норм пацики!
- А тебя как зовут? - спросил Валера, протягивая ему тарелку с ложкой.
- Джон Сноу, ептать, - ответил оборванец. - Ну, это погоняло, типа. Я раньше толкинистом был, эльфом типа, на ролевухи ездил: а потом пацаны скинули сериал посмотреть, Игру престолов, ну, у нас все подсели на Мартина. А я решил стать Джоном Сноу, он там самый крутой! Читали Мартина, пацаны?
- Ага, - кивнул Валера.
- Кино только смотрел, - сказал я, выдавливая кетчуп в свою плошку. - Пиздатый сериал. Был. Из-за этой гребанной войны так и не узнаем, чем там все закончилось.
- Да, епт, у нас теперь в реале Игра Престолов! - захихикал Джон Сноу. - Зима близко, бугага! А давайте, я вам тоже погонялы придумаю?
- Дай поесть спокойно, Джон.
- Вот ты, - он ткнул ложкой в Валеру, - будешь Нэд Старк! А ты - Тирион Ланистер!
- Ничего не попутал? - ответил я. - Я на карлика похож что ли? Ты вообще, вроде, жрать хотел. Чего ты мешаешь нам ужинать?
- Э, братан, я ж чисто прикололся, че сразу бычку врубаешь? - Он принялся ковыряться ложкой в каше. - А там че, тушенка, ептать?
- Конечно, - ответил Валера. - Неплохая, кстати.
- Госрезерв, - похвастал я.
- Э, а че сразу не могли сказать? Я ж веган, епт!
- Хм, раз ты веган, то и кашу есть не должен, - сказал я. - И вообще, не нравится что-то - вали отсюда нахуй, Джон Сноу.
- Спокуха, парни, спокуха! Вы че такие злые, ептэ? Сразу видно, мясоеды. Ладно, испорчу себе карму в этот раз:
Дальше ели молча. Выскоблив тарелку до блеска, Джон Сноу сыто улыбнулся, громко срыгнул и сказал:
- Благодарочка вам, парняги! Ладно, потопал я, скоро построение. Давайте, удачи!
- Давай, счастливо, - проворчал я.

Джон Сноу поднялся и принялся выбираться из костровой ямы. В этот момент у него из-под куртки вывалилась банка тушенки. Это же мой тушняк! Из Госрезерва! Он вскинул на меня перепуганные глазки и включил турбо-форсаж. Сердце мое налилось огнем злости.
- А ну стой, крыса! - заорал я, выхватывая свой убийственный револьвер.
Словно разъяренный ягуар, гигантскими прыжками я настигал ворюгу. Он бы все равно не ушел, но кто-то из выживальщиков сделал ловкую подсечку. Подбежав, с ноги ударил под ребра мерзавцу. Тот выл, прикрывая руками башку. Вокруг собрался любопытный народ. Меня оттащили в сторону.
- За что ты его так, дружище? - спросил мужик с седыми усами. Вроде бы, это он поставил подножку.
- Тушенку мою украл! - Все вздрогнули, по лицам прошла волна праведного гнева. - Веган хренов!
- Подтверждаю, - подошел Валера. - Я все видел.
- Смерть! Смерть! - загудели люди.
Подошел к окровавленному шнырю. Он вяло дергался в крепких руках державших добрых людей. Навел на него револьвер и произнес:
- Я приговариваю тебя к смерти, Джон Сноу.
- Минуточку, - вмешался усач, - в целях маскировки стрельба в лагере запрещена. Поэтому: думаю, никто не будет возражать, если мы его просто повесим вон на том замечательном дереве?
- Э, парни, вы че?! Это же беспредел, в натуре! Я ж пошутил! Не надо! - запричитал подлец, но его никто не слушал.
- Вот такая подойдет, Степан? - один из бойцов протянул бухту альпинистской веревки.
- Да, отлично, Аркадий. Спасибо, - кивнул усатый. - А ты умеешь вязать удавку?
- Естественно.

Мне понравилось, как все быстро организовалось. Перекинули веревку через толстую ветку, подкатили снегоход и привязали к нему конец. Я дал по газам, проехал метра три и остановился. Проклятый веган смешно дергался на веревке, выпучив глаза. Мое сердце наливалось радостью от свершения правосудия. Люблю, когда торжествует справедливость.
- Так, это что за самосуд? - прогремел жесткий голос за нашими спинами.
- Извините, командир, ворюгу поймали.
- Для таких случаев существует трибунал.
Командир в сопровождении автоматчиков подошел ближе. Чем-то он напоминал Бельмондо. С ног до головы увешан новейшей снарягой.
- Будем иметь ввиду, - сказал я.
- Этого снять, - велел он. - Когда перестанет дергаться.
- Так точно! - А он мужик с пониманием, обрадовался я.
- А вы все, - командир обвел взглядом нашу небольшую толпу вешателей, - пойдете с первой волной на штурм города. Все. Собирайтесь. Через пять минут построение!

Мы с Валерой вернулись к своему костру и начали собираться.
- Блин, меня точно убьют, - грустно сказал мой друг. - Ты слышал, что он сказал? Мы пойдем в первых рядах!
- Да фигня, я тебя прикрою, если что, не боись!
Когда укладывал продукты в сумку, вдруг увидел на оттаявшей земле кое-что интересное. Небольшая семейка мухоморов. Я вспомнил, какую силу дал мне шаман с помощью этих грибов. Надо брать! Достав свой десантный нож, быстро срезал пятнистые шляпки. Пока Валера возился возле снегохода, я порезал все на кусочки и незаметно сложил в термос с чаем.

81.
После небольшой мотивирующей речи, нас разбили на отряды. Нашим сержантом стал какой-то Игорь из Саратова. Мне он сразу не понравился. Напыщенный больно, разговаривает со всеми, как с говном. Грохнуть его что ли во время атаки?
- Так, в колонну по одному и за мной! - приказал Игорь, сплевывая в снег.
- Зачем? - задал вопрос Валера.
- Так велено, - он схаркнул еще раз. - Выдам спецсредствА.
- Так у нас же все есть.
Командир смерил группу презрительным взглядом.
- Валера, не муди, - сказал я. - Халява же!

Попетляв среди палаток, мы вышли к пункту выдачи снаряжения. Интересно, что мне выдадут? Я бы не отказался от нескольких сотен патронов. Но реальность оказалось более жестока.
- Держите! - он кинул нам какие-то тряпки.
- Что это за хрень? - возмутился Степан.
- Надевайте живо маскхалаты и выдвигаемся!
- Эй, а как я буду магазины из разгрузки доставать? - не унимался усач.
- Дырки прорежь.
Я разглядывал унылую обнову.
- Блин: товарищ, командир, - сказал Валера. - А можно мне другой выдать?
- Что такое? - побагровел Игорь.
- У меня он не постиранный даже! Я такой точно не надену!
- Да, да! - раздавались со всех сторон возмущенные голоса. - Вы из какой сраки достали это белье? У меня даже не белый!
- Проблемы, Игорян? - к нам подошли несколько мощных автоматчиков.
- Да нет проблем, сейчас к стенке всех поставим, как дезертиров.
- Друзья, - вскинул руки усатый, - посмотрите, можно пошоркать эти прекрасные маскхалаты об снег! Они же просто немного пыльные.
Что-то недовольно бурча, все стали напяливать маскировочные костюмы под насмешливыми взглядами гребаных вояк. Я пообещал себе выкинуть при первой же возможности мерзкое тряпье. На мне и так охуительный зимний охотничий костюм. В конце концов, насрать на эти мелкие неприятности. Мы ведь скоро будем убивать пендосов! Я представил, как сношу бошки вонючим янки из своего мега-револьвера, и в моей бурной душе поселилось спокойствие.
- Да, и вот еще что, - сказал сержант. - Всем взять вот это и носить при себе.
Я повертел в своих сильных пальцах маленькую пластиковую коробочку с мигающим диодом.
- Это, чтобы данные о местоположении вас, бестолочей, поступали на тактический планшет командования.

Выехали мы через полчаса во главе колонны. Откуда-то прибежал Егорыч. Видать, успел накатить пять капель, так как собрался запеть очередную песню, но под грозным взглядом сержанта заткнулся и запрыгнул в свое корыто. Мне на буксир подцепили еще несколько боевых лыжников. Посмотрев по сторонам, я заметил за каждым снегоходом такие прицепы. Толково придумано, восхитился я. Не у каждого же есть техника для передвижения по приполярным снегам.

Вскоре выбрались из леса на заснеженную дорогу. Скорость движения увеличилась, и это радовало меня. Только тревожило, что мы едем так открыто. Неужели противник не выставил блокпостов на подъездах к городу? Тут два варианта: либо наше командование такое тупое, либо уже все давно разведано. Ладно, зачем забивать голову всякой ерундой перед боем? Мы поднялись на пологую сопку. Игорь приказал остановиться. Я посмотрел вниз и ахнул. Кто-то из бойцов негромко выругался. Еще бы - там внизу сверкал электрическими огнями городок. Кандалакша. Казалось, не было никакой ядерной войны. Так мирно все выглядело. Светились окнами пятиэтажки, горели на улицах фонари. Даже ездили по дорогам редкие автомобили. Сколько же тут мирных жителей? Неужто они все работают на сраных амеров? Или тут процветает рабство? Разберемся во время боя.

- Слушай мою команду! - прервал мои размышления сержант. - Технику спрятать в лесу! Окопаться и ждать команду на штурм!
Копать в снегу легко. Мы быстро вырыли себе большую яму. К нам с Валерой присоединился Егорыч. Остальные выживальщики выглядывали их своих ощетинившихся разнокалиберными стволами укрытий.
- Ты видел это? - спросил меня Валера. - Настоящий островок жизни!
Я кивнул.
- Я тут подумал, - продолжил он, - может, после: ну, как все закончится: переехать сюда с семьей? Надоело в бункере сидеть. Квартира, наверно, найдется свободная. Дети в школу пойдут. Жена, может, на работу устроится:
- А тещу куда? - я усмехнулся. - В престарелый дом?
- Ага, щас: ей уже на погосте прогулы ставят! Надеюсь, потеряется где-нибудь по дороге:
- А я не хочу в город, - сказал я после недолгого молчания. - Ну его нах! Там же, всяко, работать придется, а от работы, как ты знаешь, кони дохнут. Лучше в лес вернуться, там настоящая свобода. Только запасы надо пополнить, а то ништяки заканчиваются.
- Что-то зябко стало, сынки, - прокряхтел Егорыч, протирая тряпочкой свою винтовку Мосина.
- Точно, за тридцатник давит, - шмыгнул носом Валера. - Сопли в носу замерзают.
- А шо ж это не найдется разве чего для сугреву, хлопцы? - спросил хитрый дед.
- Даже если б было, без обид Егорыч, но тебе хватит, - сурово ответил я. - Ты ж весь день разогреваешься.
- Шо, уж спросить нельзя? - обиделся егерь. - Эх, молодежь, никакого уважения к ветеранам:
- Бухать не будем, учует еще этот сержант, ебать его в сраку: а вот чайку попить можно! - С этими словами я достал из рюкзака термос. - Давайте ваши кружки!
- Что-то грибами отдает, - сказал Валера, отхлебнув пышущий паром напиток.
- Фирменный рецепт, - подмигнул я. - Это пуэр. Всего одна пачка его осталась.
- Плесни-ка еще, деду, - Егорыч протянул свою кружку. - По нраву мне твой чаек!

Мы уже допивали, когда нарисовался наш сержант.
- Чаи гоняем? - грозно зыркнув, спросил он. - Всем подъем! Выдвигаемся! Идем пешком! Огонь только по моей команде!
Я выпрямился, как пружина, чувствуя разбегающуюся по телу легкость, и присоединился к хищно бегущему отряду.
Внизу призывно сияла Кандалакша.

sikhar
30-9-2016 13:48 sikhar
quote:
Originally posted by Шишковчук:

Я выпрямился, как пружина, чувствуя разбегающуюся по телу легкость, и присоединился к хищно бегущему отряду.


Ну аж прям бальзам на душу,точнее Палатный Майонез!

click for enlarge 1200 X 815 136.7 Kb

click for enlarge 900 X 900 96.3 Kb

edit log

AlexandrDok
30-9-2016 14:55 AlexandrDok
Так держ@ть !
sergey_zh
30-9-2016 15:44 sergey_zh
корявовато конечно, но в целом ничего...
Зоревестник
30-9-2016 23:43 Зоревестник
Где то я этих всех людей уже встречал
Спасибо, как сам там оказался.
МеМ-Д-ВеДь
1-10-2016 17:48 МеМ-Д-ВеДь
Сильно смеялся ))
Явно, школота(тм) пишет... наслушавшись/начитавшись.
андрей фон шеффер
Написано хорошо,с душой!
К каждому пункту дописать чуть,растянув каждую главу до размеров полутора двух страниц,добавив тонкостей всяких,подробностей с описаниями природы и страстей мордастей бп шного времени,и будет крутой выживальщической бестселлер,толщиной в целую книгу.

Потом киношку еще снять,на вырученные тэнгэ построить бункер с ништяками и тушняком,всяких прибамбасов накупить.
И потом все,о чем написано -в реальной жизни повторить,после реального бп!

edit log

Васёк
1-10-2016 21:47 Васёк
убейте этого новичка копипастера
sergey_zh
1-10-2016 22:04 sergey_zh
ну где уже продолжение то? Типа сказок на ночь вполне пойдет...
Шишковчук
1-10-2016 22:19 Шишковчук
82.
Командир послал вперед, и я полз, как голодная ящерица по снегу, сжимая нож в своей твердой и могучей правой руке. Отличный кинжал, выточенный из рессоры, вселял уверенность в исходе дела. На въезде в город, возле пятиэтажки расположился патруль - три пендоса. Сам я скрывался в тени гаражей. Мои обостренные органы восприятия сканировали опасную обстановку. Правда, немного отвлекали голоса в голове и призрачные тени духов, мелькавшие в поле зрения. Вокруг каждого врага горела ярко-красная аура. Отлично, значит, не убью случайно ни в чем не повинных людей.

Я подкрался уже так близко, что слышал беспечную незатейливую речь заморских 'друзей'. Хотя английский я знал более-менее по фильмам и сериалам, но сейчас, благодаря мухоморному чаю, в голове что-то щелкнуло, и поверх английской мовы наложился гнусавый голос переводчика с видеокассет девяностых:
- Сэр, как долго нам еще торчать в этой дыре? Я скучаю по своей семье и ферме в Алабаме:
- Бобби, ублюдок, заткнись, мать твою, или я сам прострелю твою ниггерскую задницу!
- Сэр, простите, сэр:
- В этой проклятой Раше так холодно, что мои яйца играют 'Джингл беллз': - пожаловался другой солдат. - Когда за нами приплывет помощь?
- Госсподи! Yobaniyvrot, Майкл! - выругался по-русски пендосский сержант. - Это знает только Иисус, мать его за ногу! Смотрите в оба, засранцы! Есть информация, эти Иваны что-то затевают сегодня ночью.
- Есть, сэр, - угрюмо ответил Майкл. - Разрешите обратиться, сержант Монтгомери, сэр?
- Твою мать, ну что еще?
Рядовой повозился и вытащил пластиковую бутылку из-под Фанты.
- Будете, сэр?
- Где ты это раздобыл, засранец? - Сержант сделал большой глоток и шумно выдохнул: - Твою мать, божественное пойло!
- Поменял сегодня у местной babushka на рынке.
- Майкл, сукин сын, знаешь, как уважить старика Монтгомери! Напишу завтра рапорт о твоем повышении.
- Спасибо, сэр!
- Дайте и мне, сэр! - подал голос Бобби.
- Держи, ниггер!
- Сэр, да вы расист, - обиделся черномазый солдат.
- Можешь подать на меня в суд, хо-хо! Эй, верни бутылку, гребанный ниггер! Посмотри, Майкл, этот черножопый уже выпил половину!

В этот момент я выпрыгнул из сугроба, как обезумевший лесной кот. Сержант начал медленно оборачиваться, чтобы встретить удивленным лицом ледяную сталь моего клинка. Лезвие погрузилось по рукоять в распахнутую пасть. Глядя в глаза застывшему негру, я с хрустом повернул кинжал и выдернул. Обмякшее тело еще падало в снег, когда я бросился к рядовому Майклу. Он лихорадочно сдергивал с плеча винтовку М-14. Резкой вертушкой с ноги я отправил врага нокаут. Саркастически улыбнувшись, посмотрел на черного. Из его лап выпала бутылка. Самогон расплескался, смешиваясь с кровью. Рухнув на колени, солдат взмолился:
- Пожалуйста, не убивай! У меня детишки! Ферма в Алабаме!
- Смерть тебе! - С силой вонзил нож в глаз нигге, с удовольствием наблюдая, как жизнь покидает дергающееся тело, и как угасает красное свечение. Сзади кто-то зашевелился. Блин! Чуть не забыл прикончить Майкла! Я подошел к нему и отточенным движением перерезал глотку.

83.
Со стороны леса двигались стайки зеленых огоньков. Наши выдвинулись, не стали меня дожидаться. Я быстро обшарил мертвяков. Забрал сухпайки и рацию. Она тут же ожила, затараторила отрывистыми пендосскими командами. Гнусавый голос в моей башне услужливо переводил:
- Сержант Монтгомери! Группа Дельта-Браво, вашу мать! Доложите обстановку! В вашем секторе замечено движение! Ответьте! Высылаю подкрепление!
Ударом массивного ботинка раскрошил к чертям рацию. Кажется, сейчас начнется месиво. Я перевернул дохлого сержанта Монтгомери и снял с него бронежилет. Ништяк, какой легкий! Вытащив из своего пуховика ненужные сковородки, я выбросил их и надел амерскую броню. Теперь я неуязвим для шальных пуль!
Тут подоспели наши. Я свистнул им условным сигналом.

- Ну, ты даешь, Саня! - воскликнул Валера, увидав трупы. - А я уж грешным делом подумал, тебя убили, ты все не возвращался.
- Лихо, хлопец! - усмехнулся дед Егорыч. - Прикончил фрицев клятых! Хотя, я в сорок втором и не таких уделывал, хех:
- Какие фрицы, Егорыч? - возразил Валера. - Это же 'гости' из Америки.
- Как какие? - старик проморгался, всматриваясь в форму убитых. - Я, поди, ещщо из ума не выжил. Вон, нашивки армии 'Лапландия', тридцать шестой горный корпус, растудыть его налево! Уж сколько я немчуры этой навидался в войну!
Валера наклонился ко мне и тихо произнес:
- Походу, наш Егорыч перебрал лишнего.
- Похрен, что ему там мерещится, - ответил я. - Лишь бы убивал этих гадов.
- Эхе-хэй! - Дед расправил грудь и потряс ружьем. Борода его топорщилась, а в глазах блестел яростный огонь. - Я, как лет на сорок помолодел! Хороший чай у тебя, Санек! Голыми руками фрицев рвать готов.
- Во, видал, - усмехнулся я.
- У меня тоже с чая этого, что-то не то в голове творится, - признался друг. - Я как со стороны себя вижу. Все, будто в игре, где я управляю персонажем. Чем-то Контр Страйк напоминает.
- Ну, это нормально. Сейчас настреляешь фрагов.
- Мне прямо не терпится.

Жесткий толчок в плечо прервал наш разговор.
- Что это такое? - Игорь зло таращился на меня, указывая стволом калаша на мертвецов.
- Враги, сэр: тьфу ты, товарищ командир.
- Сам вижу. К чему такая жестокость? Я же приказал просто разведать обстановку.
- А что смотреть на них что ли? - удивился я.
- Здесь приказы отдаю я, - скрипнув зубами, сказал Игорь и сплюнул. - Сброд необученный, бляха:
- Ясно, товарищ командир: кстати, я по рации слышал, что амеры послали сюда подкрепление!
- Ты что, понимаешь английский? - подозрительно спросил сержант.
- Ну, так немного:
Зыркнув на меня недобрым взглядом, он приказал:
- Так всем рассредоточиться! Сюда движется противник! Огонь по моей команде. Тела убрать!

Все забегали, как ужаленные. Волнение предстоящей схватки охватило отряд. Трупы запихали в щель между гаражами. Игорь с несколькими людьми залегли на гаражах. Я с Валерой и Егорычем спрятался за мусорными контейнерами. Крысы, пировавшие тут, шмыгнули в разные стороны. Усатый и остальные затаились кто где. Улица выглядела пустой. Послышался шум мотора. Из-за дальней пятиэтажки, слепя фарами выехали две пендосские легкие бронемашины с пулеметчиками на крыше. Я смотрел на них своим холодным взглядом, лаская в ладони гранату. Машины приближались.

Шишковчук
1-10-2016 22:20 Шишковчук
quote:
Originally posted by Васёк:

убейте этого новичка копипастера


Я автор
sergey_zh
1-10-2016 23:13 sergey_zh
quote:
Originally posted by Шишковчук:

Шишковчук

Ну давайте ужо... продолжайте...

андрей фон шеффер
quote:
Изначально написано sergey_zh:
ну где уже продолжение то? Типа сказок на ночь вполне пойдет...

Скорее всего,при таком отношении -не станет автор продолжать!
Если нравится,так и говорите,ато изображать из себя тут крутых выживальщиков прожженых, настолько уже брутальных,что цепляться начать к словам,а на самом деле на ночь без рассказов о выживании не уснуть,от скуки ворочаясь в продавленной кровати....нервничая,покуривая,и предвкушая,чем же там все закончится-как то некрасиво,да и нечестно даже.

Автор молодца,каких тут давно не было,честно скажу,давно не читал сам ничего так серьезно увлекательного и интересного,с юмором и толком написанного на тему выживания,что и не помню уже,когда читал что то подобное!

Автору респектище!

edit log

Александэр
2-10-2016 02:31 Александэр
quote:
Изначально написано андрей фон шеффер:
Написано хорошо,с душой!
К каждому пункту дописать чуть,растянув каждую главу до размеров полутора двух страниц,добавив тонкостей всяких,подробностей с описаниями природы и страстей мордастей бп шного времени,и будет крутой выживальщической бестселлер,толщиной в целую книгу.

...


Кстати, да! И Круз нервно покурит в сторонке.
А там и фанфики, типа "Миры Схрона", подтянутся

Ну или с Дартса пример взять - "Продолжение только для тех, кто проплатил! Роман-сериал СХРОН!"

Васёк
2-10-2016 07:50 Васёк
quote:
Originally posted by Шишковчук:

Я автор


ну тогда респект!
я это прочёл почти полностью
Лену в дублёнке как сам иппал
стёб над вышивальщиками очень маянезный
Ларич
2-10-2016 08:19 Ларич
Аффтар пешиесчё.
Графоман конешно но когда скушно - сойдет
skycat
2-10-2016 08:32 skycat
quote:
Originally posted by Ларич:

Аффтар пешиесчё.


Присоеденюсь !

dervish
2-10-2016 09:00 dervish
re : Я смотрел на них с любопытством. Все они были в камуфляже (кроме шлюх), и я не знал, кто из них реально что-то решает, а кто просто шестерка.
хорошо написано . ++
Lastmad
2-10-2016 18:58 Lastmad
Опа, у меня же есть револьвер! В нем еще осталось несколько пуль! Все девять оставшихся патронов нашли свою цель - байкера.

РЫДАЮ...АФФТАР ЖЖОТ

edit log

Dr.Brun
3-10-2016 04:28 Dr.Brun
С титаном в голове!

Guns.ru Talks
Катастрофы и выживание в кризисных ситуациях
Схрон (роман на тему выживания) ( 1 )