Guns.ru Talks
Охота глазами участника
Охота в 30 минут. ( 2 )

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
всего страниц: 2 : 12
Автор
Тема: Охота в 30 минут.
T_RB
3-6-2008 13:54 T_RB
Еще 30 минут.

Долгожданная встреча.

Вот и прошел весенний сезон.
Уже который год пустой для меня.
Не то, что б азарта не было, но стараюсь даже меньше появляться в угодьях в это время, чтоб не захотелось поохотиться.
Для себя решил оставить только охоту на вальдшнепа, бо дужэ люблю. -

Вырвался из города на пару-тройку деньков и, возвращаясь уже с рыбалки, спеша быстрее вернутся к хате, чтоб успеть на вечернюю зорьку, заметил, что рутина отпустила, и в голове просторно, и мысли пошли, касаясь только приятных душе тем: Об охоте, природе, рыбалке.

Пошел второй день, как я оказался в раю. Да, в раю! А как можно назвать нашу землю весной, когда все вокруг пахнет медом и свежей зеленью.
Вчера, еще в пять, не усидев в хате и прихватив нож и бинокль, пошел на разведку.
Погода стояла теплая, и легкий ветерок лишь обозначал свое направление.

Пройдя недолго полем по молодой траве и вдоволь налюбовавшись на лето, я вступил в осень, которая все еще пряталась под толстыми и непробиваемыми кронами елового леса.
Если на окраине идти было просто, то дальше пошли завалы и бурелом.
Свернул на дорожку, хоть и заброшенную, но вполне чистую и легкую. С непривычки решил поберечь силы. Путь мой лежал уже по смешанному лесу к заброшенному хутору и полям, которые, словно клешнями, вгрызались в массив леса.

Отдохнув при ходьбе по дороге, свернул в лес, решив срезать и выбрав урочище, с которого начну разведку. Вверху во всю горела листва, а подстилка из старых листьев под ногами еще шумно хрустела.
Так можно все в округе переполошить, лучше бы пошел по дороге, а не напрямик.
Ну да, делать нечего, пошел медленно, аккуратно ступая и выбирая глазами место для следующего шага. Так увлекся, что лишь случайно заметил какое-то движение. Присмотрелся: мыши угольками шныряли вокруг, сначала поодаль, а как я затаился, то и в трех-четырех шагах, неуловимо, словно летали, между редких стеблей кустарника и, то появляясь, то пропадая непостижимо куда, вновь выскакивали совершенно в другом месте так быстро и в таком количестве, что задержали меня, вызвав любопытство. Так я и стоял, разглядывая невиданные мной доселе гонки, когда краем глаза заметил красный сполох в четверти шагов. Лиса, перескочив кочку, заструилась по только ей видной тропинке, торопливая вся в себе, пробежала в десяти шагах, как ручей, огибая все неровности на земле, скрылась в направлении поля.
Уже не зря сходил, настроение, взбодренное этой встречей, не дало больше стоять.

Как не таился, а до опушки больше никого не встретил. И только кукушки, привлеченные неясным движением, налетая на макушки, забавно чертыхались, обнаружив причину своего беспокойства.

Осторожно пройдя последние метры, я в бинокль принялся разглядывать поля: не поля конечно, а границу леса и поля, окаймленную густым кустарником, который в это время своей молодой листвой так привлекает косулю, что та, бросив свои вырубки в глубине леса, в большом количестве стягивается на опушки.

Ничего не увидев, решил подождать зорьку. Но сидеть и ждать не хотелось. И, обнаружив в кармане манок, решил его испытать в проверенном месте. Из года в год в небольшом чубке леса, не проницаемом для взгляда со стороны поля, но удивительно просторном и не засоренном, всегда жила косуля. Еще когда я только начинал учится и нужно было нарабатывать навыки в охоте скрадом, она была моим тренером. Раз, найдя её, я часто возвращался в этот чубок, чтобы выследить и незаметно подкрасться, снова и снова, то по лесу, то в высокой траве - и всегда мой тренер был на месте, чтобы принять очередной экзамен. Вот и сейчас, чтоб испытать новую цацку, я направился туда.

Понятно, что не время для манка, но уж больно хотелось.
Приблизившись к заветному чубку и осмотревшись, поудобней устроился в кустах я, пропищал.
Старательно соблюдая тональность и длину и паузы, манил и слушал, надеясь на ответ, хоть и слабо верилось.
Через пару - тройку минут из леса донесся еле уловимый звук, похожий на писк. Не опытный в этом деле, я не смог определить расстояние, да и уверенности в происхождении этого писка не было.
Только направление угадывалось отчетливо. Обнадеженный, я продолжил. Но к моему огорчению, ощутимых плодов мои старания не принесли. Подождал с десяток минут, повторил и, уверенный в безнадежности сего мероприятия, побрел к новой позиции на другую сторону этого чубка.
Там и простору поболей, да и солнце уже кувыркнулось за лес.
Пошел по полю, не таясь, уверенный, что если меня и не унюхали лесные обитатели, то писком я их уж точно всех распугал. Так и шел, изредка поглядывая в бинокль на интересные места или что-либо контрастное, за что при ходьбе цепляется глаз.

На середине поля краем глаза заметил еле уловимое движение в канаве, которая уходила за чубок, и по мере моего продвижения с каждым шагом все больше открывалась. Специально туда не смотрел и сейчас, поспешно распластавшись на земле, корил себя за невнимательность. Глянул в бинокль: козел. Он переходил высохшую канаву, осматриваясь и срывая траву и листья кустов. Медленно, ничем не потревоженный, он поднялся на противоположный скат и принялся хорошими рожками бодать крону небольшой березки. Рожки были уже сформировавшимися и без тени кожи или её лоскутов. Прошло больше пяти минут, прежде чем словно специально красовавшийся козел скрылся в кустах. До него было метров триста, и я рассмотрел его очень хорошо.

Направился, по всей видимости, на соседнее поле, на котором весь день гремела сельскохозяйственная техника, но выйдет ли на поле или так и останется в нешироком перелеске - вот в чем вопрос. Хотя, впрочем, главный вопрос был решен, и в правильности ответа я не сомневался.
- Завтра его надо покараулить на этой канаве.
Пройдя этот перелесок параллельно ходу козла, я подождал дотемна и, убедившись, что он не вышел, собрался уходить. Вспомнив про манок, не удержался и поманил еще. И услышал ответ, не похожий ни на что - писк с характерным окончанием раздался в метрах тридцати в лесу. Поманил еще, но не услышав ответа, двинулся спать.

С утра, созвонившись с егерем и урегулировав все вопросы, нашел, чем заняться, помогая по хозяйству.
Но время шло не быстро, и лучшего, чем съездить на реку, я выдумать не смог.
Неширокая, извилистая, уже порядком заросшая и давно нечищеная, она лишь смутно была похожа на ту реку из детства. На ту, что занимала нас, городскую (приезжую к бабушкам на каникулы) и сельскую детвору все лето.
В этом глухом местечке не было большого разнообразия в развлечениях, да и те, что сами способны были выдумать. Утром - рыбалка, пока не припечет солнце - тогда купаться, футбол, а после - в реку, которая смоет без следа всю усталость; можно еще вечером поудить ельца на муху, ну и ночью - костер и всякие байки, которые разносятся далеко по пойме с задорным детским смехом.

Давно я не удил на этой реке. Говорили, что неплохо берет щука, но в количестве улова у меня был свой резон сомневаться и, решив, что два - три карандаша не стоят нервов, стал ловить на маховую.
Сменил десяток мест, прежде чем переехал выше, туда, где в реку вливался небольшой ручей. И рыбалка пошла.
Вспомнилось из детства, как на реку приезжали незнакомые дядьки и, достав удочку, не разобрав её, долго смотрели на раскинувшуюся панораму. И лишь погодя, набрав шитика, пускали поплавок и сплавом пытались ловить плотву и голавля. Так делали все местные. Дойдя до тебя, вежливо здоровались и, спросив: <чей будешь?>, интересовались уловом больше для проформы, и, убедившись, что клюет, но так себе, утверждали, что и раньше клевало не очень, а сейчас и того хуже. Да и обмелела река, да и заросла.
Сколько себя помню - хоть раз в год, но такой разговор обязательно происходил. И хоть приезжал я в деревню летом, и рыбачил на реке лет с восьми, и находил возможность наведаться хоть на месяц до двадцати лет, - река, на мой взгляд, не менялась.
А стоило не увидеть её лет десять, как стали понятными и несмешными слова тех незнакомых мне людей, родившихся в этом месте и с этим местом разлученных.

Сегодня, только приехав на реку, и я всматривался в скрывающуюся за лесом нитку воды, и мне было грустно, но и приятно, что опять я здесь и могу учуять характерный только для этого места запах нагретой солнцем сосны. Увидеть этот кусок неба, словно в резной драгоценной раме этого живописного леса, что раскинулся по краям заливного луга.

Это чувство, концентрированное из грусти и радости, что смешивается, и словно густой сироп обволакивает нутро, новое для меня. Оно способно оправдывать мои поступки и иногда перевешивает весы выбора, когда уже нет камня из довода.

Плотва шла приличная и хоть время от времени забивала мелочь лишь способная отщипнуть от наживки, за часа полтора улов был, и вдвойне было приятно, что за ужином на столе будет, словленная собственноручно, свежая рыба. На всех хватит, а больше и не надо.
Засиделся, через час стемнеет, надо поспешать.

***
Во дворе на лавочке возле дома, управившись со всеми делами, сидела родня, приехавшая в мое отсутствие. Похваставшись уловом и перекинувшись парой шуток, заспешил собираться на зорьку.
Наспех перекусив и улучив момент, когда никто не мог <пожелать чего там желают в таких случаях> с карабином выскочил из дому.

Вечерело, солнце уже касалось горизонта. Днем, если и были редкие облака, то к вечеру совершенно исчезли. Ветер не тревожил ни листья вокруг, ни волосы на моей голове - еле ощутимый он был взят на заметку лишь как память о дневном легком ветерке, не поменявшем своего направления.
Пройдя село задами и повернув к заранее намеченному еще вчера, во время разведки, месту засады, с удовольствием отметил, что даже если ветер и усилится, то не выдаст меня.

Идти было недалеко, но, не желая шуметь, приходилось напрягаться, спешить и идти тихо нелегко. Пробираясь по заросшим лесным тропинкам, придерживая на ходу ветки и выбирая место для каждого шага, мне вскоре удалось вполне тихо подойти к полю. Осмотревшись в бинокль, я торопливо перешел открытый участок и скрылся в молодом сосняке, примыкавшем к канаве. Вот и сосняк пройден. Пора выбирать место для засады. В самом сосняке позиция была неудобной. Еще раньше выбирая, я так и не смог найти место, которое мне бы подошло: то низина, скрывавшая меня полностью, мешала обзору, то выступы из кустарника закрывали большие перспективные участки. Да и задача, которая стояла, сегодня была узкой. Поэтому решил расположиться на краю канавы, по возможности высоком, чтобы иметь возможность лежа контролировать выбранный мною участок подхода к канаве. Неровности поля скроют меня, и лишь в выбранном мною направлении меня можно увидеть, если кто-то будет способен отличить мой камуфляж от молодой травы. Но все это направление мной с легкостью контролировалось, а место, где вчера был замечен козел, было на расстоянии не менее ста метров. Удовлетворенный таким умозаключением, я подобрался, скрываясь в сосняке, к выбранному месту и спокойным шагом преодолел последние пятьдесят метров, отделявших меня от канавы.
Солнце скрылось за горизонтом, и хоть его было не видно за стеной леса, сомневаться в этом не приходилось. Устроившись удобней и установив карабин на бинокль, послуживший упором (высоты кочки не хватило, она оказалась не такой уж и высокой), замер в ожидании.

Три года в этих местах мне не удавалось взять козла косули. Наверное, не везло. В округе самок было тьма. В радиусе пяти километров большинство мест, где стояли козы, мною были найдены и учтены. Но козлы попадались крайне редко. Три раза я случайно мельком видел козла в этих местах, и все три раза на запредельном расстоянии или не в сроки. И только в прошлом году, в конце августа, на этом самом поле, решив, что утренняя зорька не удалась, уже уходя по полю, я обернулся то ли на неясный шум, то ли интуитивно, и увидел бегущую в полутораста метрах косулю, на секунду остановившуюся и разглядев меня молнией, бросившуюся к чубку леса. От неожиданности я чуть не выстрелил, но вовремя разглядел в прицел безрогую. Уже опустил винтовку и снял взвод шибера, когда вслед за козой из канавы выскочил козел. Вскинувшись, поспешил с выстрелом - промах; быстро перезарядив, выстрелил еще раз, но с тем же успехом. Козел отбежал метров на триста, может больше, и остановился. Так и стояли мы минут пять, разглядывая друг друга. Оба озадаченные и матерясь, я так точно матерился, не знаю как козел, но думаю, ему тоже хоть что-то, да и не понравилось. Тогда я ушел, даже не оглянувшись, всю дорогу домой прокручивал и разбирал на составляющие эту неудавшуюся охоту. Пусть воспоминания о ней останутся для меня уроком, а сделанные выводы помогут избежать поражения.

Любая засада как проверка навыков.
В ожидании думаешь, правильные ли выводы ты сделал, все ли учтено, а, если ожидания затягиваются, сомнения тебя так и гложут. Вот и сейчас, хоть и прошло всего десять минут, сомнения начали одолевать: правильно ли выбрано место для засады, верно ли время, может, поздно пришел и, когда проходил последние метры, меня заметили, может, надо было ползком? Что только в голову не придет на охоте, и не видать неуверенному в себе охотнику успеха, если он позволит себе метания и не проявит терпения.
Не помню, какая мысль грызла меня, когда я услышал шаги и как кто-то сорвал траву позади и справа. Меня внутренне колотнуло: кто-то перешагнул снова, совсем рядом, я повернул голову на звук. Козел стоял в десяти шагах на противоположной стороне канавы и смотрел на меня, еле уловимо меняя угол зрения. Замерев, я медленно прищурил глаза. Козел чуть приподнял голову и мне показалось, что он смотрит уже выше, внимательно изучая обстановку в моем направлении, но с каждой секундой все дальше: это было заметно по тому, как поднималась его голова; его же глаза были неподвижны, лишь едва уловимо он поворачивал голову на миллиметры, не больше. Уши, насторожившись, застыли. Так сторожко козел стоял уже больше минуты. Моя шея начала затекать и появилась дрожь от переутомления и напряжения мышц. Сердце разогнано адреналином, который выплеснулся в кровь после того как я услышал шаги так неожиданно и близко. Дышать носом стало трудно, но даже приоткрыть рот я не решился, боясь, что козел услышит громкие удары сердца. Но вот он неожиданно для меня опустил голову, и сорвав траву, начал её пережевывать, осматриваясь и опуская за новой порцией, он начал пастись. Смотреть уже становилось невыносимо и, улучив момент, я начал её отворачивать, расслабляя мышцы шеи, контролируя движения козла краем глаза, а в дальнейшем ориентируясь на звук срываемой травы.
Отвернувшись, я попытался привести работу сердца в нормальный ритм и отдышатся. Шею отпустило быстро, а дыхалка и сердцебиение все не проходили. Но когда стало полегче, я медленно взял в руки карабин и начал поворачивать голову, чтобы видеть козла и выбрать момент для рывка.
Козел пасся и уже отошел дальше на пару шагов по брустверу канавы в противоположном от меня направлении. Но положение выбрал такое, что я видел его правый глаз, а значит, и я был в поле его зрения. Тупо вскакивать и стрелять по заду убегающего животного не хотелось, и я решил попробовать, а скорее испытать, более тонкий ход.
Если резко вскочить или изменить положения тела полностью, козел наверняка убежит и хоть велика вероятность, что он остановится метров через сто или на крайний случай, перед тем как войти в лес, такое развитие событий меня не устраивало.

Решив обмануть козла, я медленно приподнял ногу и осторожно махнул ступней в светлой кроссовке. Козел не отреагировал, я махнул сильнее и с большей амплитудой, козел взвился и принялся убегать высокими скачками и косясь в моем направлении. В одно точное движение, небыстро, но безошибочно я принял удобное положение для стрельбы сидя, взвел шибер и, вложившись, поймал маркой десятикратного прицела лопатку красавца, замер. Еще через пару прыжков козел остановился в пол-оборота и взглянул на меня. Марка, сопровождающая лопатку всю дорогу, продвинулась чуть дальше по ходу и, нащупав позвоночник, у основания шеи остановилась, и картинка пропала. Еще через мгновение со звуком шлепка по месту, а точнее со звуком, похожим на тонкий звон, который издает топор, когда срубаешь сухой тонкий сук с елки, в прицел я увидел конец падения своей добычи. Еще через полтора десятка секунд я стоял над телом своего противника, но вынимать нож не пришлось, все было исполнено одной пулей.
Я опустился рядом, не уставший, но обессиленный и истощенный, за эти три с небольшим минуты, я достал сигарету и не найдя зажигалки просто опрокинулся на спину и уставился в небо, на котором уже появилась первая звезда. И без сигареты было хорошо, а перед глазами стоял и смотрел на меня козел, так меня напугавший. Так и лежал я, вспоминая все мелочи этой встречи.
Полетел вальдшнеп.

edit log

Неманский
4-6-2008 12:16 Неманский
МАлАдец!
Потрудился. Солидный рассказ, который хорошо бы украсить фотай козла.
Word небось вспотел?
T_RB
5-6-2008 02:19 T_RB
Позже фото рожек вылажу, а козла не фотографировал, не преучен как то.
Пришлось попотеть и мне и Word-у, это да.
liote padlah
10-6-2008 21:13 liote padlah
Прекрасные рассказы ,спасибо,"попытка описать охоту" - побольше попыток пожалуйста.
telecomx
26-5-2010 01:07 telecomx
красиво ! с полем ! и просто красиво излагаете! респект ВАМ! как будто с вами рядом охотился все живо и душевно
chvava
5-7-2010 00:14 chvava
Я аш весь затёк, пока твой козёл жевал траву..
Как сам рядом лежал. Молодец!!!
telecomx
5-7-2010 13:41 telecomx
красиво !
TRAF
5-7-2010 15:14 TRAF
Спасибо!
В межсезонье такие рассказы как бальзам на рану....
onemen
5-7-2010 15:30 onemen
С полем! Замечательный рассказ!
КАРИБУ
10-7-2010 11:39 КАРИБУ
вкусно рассказано! понравилось.
Сибирский Волк
10-7-2010 21:04 Сибирский Волк
Интересно - через два года тему подняли;-))
Аффтар - а есть что-нибудь новенькое, свежее, такое же волнующее и будоражащее душу ?

edit log

дружбан
12-7-2010 08:27 дружбан
Хорошо пишите с удовольствием почитал.

----------
naparnik.

mackar20093105
27-6-2019 20:37 mackar20093105
Такие темки затихли...
всего страниц: 2 : 12

Guns.ru Talks
Охота глазами участника
Охота в 30 минут. ( 2 )