Guns.ru Talks
Охота глазами участника
Козерог, Горы, Киргизия - Родина!

тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: Козерог, Горы, Киргизия - Родина!
Extreme Travel
5-8-2007 14:20 Extreme Travel
C чего начинается Родина?

Да, была песня с такими словами 'C чего начинается Родина', истинное понимание глубины смысла в данной фразе я ощутил, попав служить на границу в Пограничные Войска. По воле судьбы, наверное, я был отправлен в Каракольский погранотряд ВЧ 2490, данный погранотряд, расположен в одноименном городе, охранял границу между Китаем и Киргизией (Иссык-Кульская область), тогда входившей в СССР.
После учебки, пройденной в 1991 году по распределению меня отправили служить на стрельбище. Как поговаривал начальник за меткий глаз и волю к труду. Собственно первое время труд заключался в проведение стрельб для большого погранотряда. Стреляли ночью, стреляли днем, проводили пристрелку оружия всех видов имеющихся в распоряжении отряда в то время, организовывали соревнования для всего КВПО. Как раз в период распада союза многие из офицеров начали приобретать для себя нарезное оружие, естественно, - 'что за офицер да без ружья и еще в Киргизии'. Поэтому в небольшой промежуток 1992 года с весны до осени у нас на стрельбище организовалась некая группа единомышленников во главе с прапорщиком по роду службы оружейным мастером. Он занимался реконструкцией оружия, изготовлением и монтажом на карабины приливов для оптики, доводкой спортивного оружия. Естественно, на базе нашего отряда часто проводили стрельбы все средней Азии центральный штаб тогда находился в городе Алматы.
Одной из моих основных обязанностей была организация стрельб на выезде, а именно непосредственно на пограничных заставах рядом с Китаем. В нашем погранотряде было двенадцать застав, десять из них - на высоте более 3500 метров. Три раза в два месяца, и плюс в конце каждого полугодия приходилось ехать полностью по всей границе, организовывая стрельбы выставляя оценки. Всегда во время поездок на стрельбы собиралось 2-3 офицера любителя пострелять, как назло эти любители пострелять обязательно организовывали для себя охоту. Конечно, эта охота не была столь варварской, как описывают во многих местах, но все же понятие 'сезон' зачастую отсутствовало.

Ну а в общем то, что было делать офицерам? Союз развалился, в стране продуктов нет, денеги выплачивают раз в полгода, и то талонами, по которым уже ничего не купишь. По этому сбор на стрельбы проходил примерно по такому сценарию. Звонит мне наш начальник -майор, и говорит, - 'через 2 дня поездка на стрельбы готовь запасное оборудование и вперед'. За мной заезжала уже упакованная машина, как правило, это был ГАЗ 66 водитель и 2 офицера в кабине, в кузове 2 бочки по 200 литров заправленных бензином (всегда давали двойной запас бензина) продукты питания на неделю, очень плотное питание, ну и безусловно оружие. Обычно это было по 2 винтовки СВД, которые каждый офицер пристреливал себе сам, ранее на нашем стрельбище, и по 2-3 цинка патронов, бывало ящик беленькой.
Были курьезы, с Алматы приехал на контроль один из офицеров, очень тучный дядька, еле в машину входил, так на вопрос, - 'что вам взять для охоты?' Он ответил коротко, - 'ПК'.
'Ок, Пк так ПК', - вопросы не принято задавать в армии, а патронов говорим, -'сколько', он говорит, - 'две коробки деревянных в каждой по два цинка. Ну и плюс две ленты снаряженных'.
Как я потом понял, дядьке охота и не нужна была, он просто хотел от души пострелять. Проехали мы с ним половину пути - в горах, не доезжая до комендатуры Кара-Сай, дядька решил покушать, достали тушенки, тогда у нас она была в банках по 800 грамм скушали несколько банок. Поставили этому майору, он выпалил по ним пару лент, сменив, ствол на остывший и мы поехали дальше. Переночевав ночь на комендатуре и приехав на следующие сутки на одну из застав, он повторил тоже самое расстрелял через день все патроны. Животных вообще не видели, но вот когда ехали обратно, дорогу перебежало стадо козерогов, голов 200. Офицер просто рвал и метал, обещал вернуться, но по-серьезному. Горная охота ему понравилась:

В первые поездки в горы меня не цепляли, а что тут хорошего, солдат молодой, офицеры стрельнут козерога, а мне за ним лезть. Лазил полгода много, со временем привык, начал стрелять сам и одновременно думать перед выстрелом как потом оттуда спускать козерога. Прошел год, и офицеры совсем не стреляли, просто брали меня, я им ложил то, что понравится. В оправдание хочу сказать о том, что никогда большие трофейные козероги не стрелялись. В силу того, что основная задача -настрелять офицерам мяса для пропитания, так что добывался молодняк от 3 до 6 лет. И практически никогда более 1 головы не били, потому что издалека мясо не привезешь, бывало в дороге сутки едешь до 1000 км.
Но конечно, были на некоторых заставах ребята краснодеревщики, которые из рогов делали и вешалки, и нарды, и шашки, безусловно, пепельницы, ручки для ножей, и был даже один резчик по кости. Все шло на сувениры и растекалось по всей России.

Примерно к концу службы осознал с чего для меня началась Родина, с границы, с ее рубежей, и, безусловно, с охоты на этих рубежах. Киргизия моя Родина, здесь живем и работаем по настоящее время. Коммерческие охоты в Киргизии начались как раз в начале 90-х в момент моей службы в ПВ. Дело в том, что ПВ относились к КГБ и въезд в пограничную зону для иностранцев был на столько проблематичен, что такое разрешение на охоту получить было сложнее, чем в космос слетать. В целом можно сказать, что в начале 90-х в той горной части, которой мне довелось служить популяция козерога и Барана МаркоПоло была очень большой. Особую роль играла защищенность этой территории, как я уже отметил, в погранзону никто заехать не мог, исключение составляли только граждане России, у которых там у границы жили родственники, но таких было не много, всего 3 поселка по 150 человек на всю границу Иссык-Кульской области.
Хочу отметить, что всегда в то время по горным заставам и между заставами мы встречали большие стада животных. Большие скопления мы отмечали на Узенгегуше, Беделе, Пикертыке и Ак-Шераке.
В настоящее время популяции животных значительно уменьшились, первостепенной причиной стало браконьерство местного населения. С появлением нарезного оружия в продаже многие пастухи и чабаны начали приобретать такое оружие и постоянно с ним охотиться. Да и получить пропуска в пограничную зону сейчас стало значительно проще, чем при союзе.

После окончания службы в 1993 году я на некоторое время перестал охотиться. Семья, работа, пришлось поездить по странам и миру. На протяжении пяти с лишним лет разговоры про армию поднимались очень часто, и особенно вспоминались трудные поездки по границе. В один осенний день мой хороший знакомый сказал о том, что собирается поехать в Иссык-Кульскую область к родственникам, и там по возможности поохотится, у меня тогда ружья не было, но я обосновав родственникам, что еду за картошкой отправился с другом в места бывшей службы. Скажу, что тоска по серьезным горам не отпускала все это время, и когда мы наконец приехали на место, то перед глазами промелькнули многие эпизоды того времени, которое я провел в горах. С души будто камень рухнул, накатила не просто ностальгия, а полноценное ощущение полноты жизни, того чего не хватало несколько лет. Вот оно подумал, это мое, это был тот крючок, который теперь будет держать крепко на всю оставшуюся жизнь. Вместе с другом мы проехали на комендатуру Карасай, каково было мое удивление, что там в горах практически ничего не изменилось, только мосты стали старее, а все - поворот и развилки, на дороге сохранились. В эту поездку ничего серьезного мы не стреляли за исключением утки на озере Иссык-Куль. Но по возвращению я уже точно знал, и принял решение, надо начинать новую жизнь.
Так началась моя карьера охотника, сначала было приобретено гладкоствольное оружие, а потом и нарезное я быстро приобщился к охотничьей среде, а точнее сказать влился в нее. С тех пор все окружение стало делиться на друзей и знакомых, и вторую категорию - совершенно особенную Охотники.
Первое время на охоту ездил 2 раза в неделю, благо охотничьи угодья находились не далеко от города. А самое интересное в этом всем то, что сколько на охоте времени не проводи все равно мало. Поехав раз с гладким стволом на мою первую охоту на копытных в 'новой жизни', и посмотрев, как мои друзья испытывают настоящий азарт пользуясь нарезным оружием понял сразу, на такие расстояния с гладким стволом ходить утопично. Но вот полазить по горам за два дня этой охоты пришлось много, интересное ощущение вернулось из армейской жизни. Лезешь на высокую гору, практически ползешь, кровь слышишь в голове, как бьется в каждом сосуде. Много перекуров, абсолютно все что есть на теле мокрое, думаешь зачем мне все это надо, кто меня сюда притащил, это мой первый и последний раз, но поднявшись на самый верх и посмотрев на расстояние, которое ты преодолел наступает чувство гордости за себя. А уж отдышавшись и отдохнув, приходит чувство умиротворения, настоящее горное, его не спутаешь ни с чем. Одно жаль дичи в тот день я не видел, хотя мои друзья и видели и стреляли, но промазали. Глаза отвыкли различать движение на больших расстояниях, но зато я первый услышал как кричал рогач, косули на верху горы, которую я взял штурмом. Обратная дорога прошла через охотничий магазин, где я всерьез приценился к нарезному оружию и без вариантов начал оформлять разрешение на карабин.
В скорее став счастливым обладателем 'Тигра', я не скрывая своего восторга поехал пристреливать уже собственное оружие. Тут пригодились полученные навыки в армейской среде, пристреливать оружие приходилось много и опыт остался на всю жизнь, все - таки Советская Армия. Оружием я остался доволен, пристреляв на 100 метров до попадания 5 копеечную монету, я уже мысленно обдумывал сразу 10 вариантов охот:
Понятно, что со своим карабином я мог поехать на охоту только в горы и больше никуда, как я понял в последующем только охота на копытных в горах по настоящему увлекает.
В тот осенний день я открыл свой личный счет, добыв одну голову косули в Иссык-Ате, в 90 км от города Бишкека. В конце 90-х про цифровые фотоаппараты мы еще не слышали и на стене на память осталось только блеклое фото сделанное на последний кадр в пленочном фотоаппарате и животное добытое последним патроном того дня.
От количества адреналина в крови после этой охоты просто 'срывало крышу', вернувшись в город Бишкек я нашел телефон охотоведа и забросил удочку на счет козерога в Иссы-Кульской области. Через 2 дня я получил телефон начальника по охоте в Иссык-Кульской области заказал лицензии на козерога , начал оформлять пропуска на въезд в погранзону, для себя четко решил, что еду в те места, которые помню по армии, те места и горы, которые по настоящему уже зацепили меня. Через неделю практически под закрытие охотничьего сезона того года, взяв двух охотников друзей, и упаковав нашу ниву, на 100 с лишним процентов мы двинулись в путь. Выкупив на Иссык-
Куле заказные из города Бишкек лицензии на козерога, отправлись дальше перекинувшись парой фраз о том, куда поедем от областного охотоведа почти получили по шапке. Так как он приготовил для нас несколько карт и пытался было рассказать, как туда ехать, я коротко рассказал о том, что я в тех местах почти два гора по каждой из дорог и тропинок прошел несчетное количество раз. Единственное, я точно не решил куда ехать, так как под конец ноября снегу там наметает не мало и перспектива застрять на неделю, в горах, зимой, в ночевках с волками совсем не привлекала. Поэтому доехав до пограничной комендатуры Карасай, выведав у погранцов информацию в какую сторону уходили в последние два дня колоны автомобилей решили ехать в сторону реки Узенгегуш. На дорогу ушло еще полсуток, и мы были уже в заветном месте. Адреналин снова переполнял меня на полную катушку, а зарядом было то, что проезжая по дороге, через один перевал нафарили небольшое стадо козерога, естественно, никто к этому готов не был, по крайнем мере не в том месте. Я снова в горах, на высоте более 3000 метров, в 15 км от Киргизко- Китайской границы, конец осени, не смотря на длительную и утомительную дорогу глаза мы так и не смогли сомкнуть до рассвета. Уже в первых лучах солнца мы увидели то место, к которому ехали, старый заброшенный чабанский домик. И теперь уже совсем обветшавший от времени, но, тем не менее продолжающий исправно служить своим хозяевам в летнее время, когда они выпасают скот. Перенеся провизию и одежду а также переносную печку заботливо прихваченную с дома мы решили отправиться на обзор территории. Вблизи лагеря, на наше удивление уже через час у подножия хребта с нашим домиком мы нашли недавние следы и лежку козерога. Та как на охоту мы отвели неделю времени, из которого прошло только полтора суток мы решили отдохнуть, приготовить горячую пишу и собрать вещи для радиального выхода. Мои друзья были в первые в этих местах, понятно, что с непривычки даже после часового похода, который мы сделали в тот день горняшка атаковала нас всех. А следующее утро рано, еще до восхода мы тронулись в путь. Рюкзаки были под завязку нагружены продуктами, сухими вещами, и различным охотничьим скрабом. Снега было совсем мало, но, тем не менее мы прихватили с собой снегоступы и пошли в ту сторону, где за день до этого видели следы Козерога. Примерно к обеду, мы были на хребте, за которым открывалась большая долина. Внимательно осмотрев с верхней точки склона, мы видели много следов Козерога, но в явь снова ничего не видели. Один из охотников сильно растер себе ногу, по этой причине нам пришлось вернуться к нашей машине и провести еще одну ночевку в доме к этому моменту мы полностью акклиматизировались, бегать правда как Козерог мы не могли, но походы начали даваться легче. На обратном пути в 300 метрах от нашего домика мы нашли свежие следы козерога, был переход стада состоящего примерно из 50 голов. Поспешно оставив хромого готовить горячее питание и скинув рюкзаки, быстро двинулись по следу. К этому времени уже начало смеркаться, а так как в горах темнеет рано и быстро, мы вернулись в тепло и покой. Больше всех в тот день нервничал я, прозевали Козерога, натерли ногу и вдобавок ко всему, у нас сел аккумулятор, забыли в салоне погасить свет. Заснули в ту ночь снова поздно, обсуждая планы, как пойдем на охоту, на следующий день. По этой причине проспали рассвет, проснулись уже, когда солнце встало, в домике окна были на глухо забиты толью под зиму. Оставить хромого кошевара в доме за старшего, спешно тронулись по обнаруженным нами вчера следам. Каково было наше удивление, когда через несколько километров пути в конце ущелья, в которое мы приехали, мы увидели то самое стадо, которое прошло мимо. Расстояние было около километра. Трудно описать состояние в ту минуту, но помню точно, что упав в снег, мы наблюдали за ними в бинокли около получаса, половина стада лежала на сделанных ветром проталинах, а вторая половина, что то выкапывала из-под снега. Уже после обеда мы сделали попытку приблизиться на расстояние выстрела, но сменился ветер, мы смогли сократить дистанцию только на половину примерно до 500 метров. После обеда стадо стало медленно начинать движение в сторону марены, и мы приняли решение, что надо стрелять,, иначе рискуем не догнать их. Конечно, был вариант продолжить попытку преследования на второй день, но мы понимали, что завтра они могут уйти очень далеко и добыть Козерога из этого стада нам не представится. Найдя самого крупного Козерога я было готовился сделать выстрел, но чувства меня настолько переполняли, а трясучка была на столько сильной, что я решил еще раз подумать, смущало расстояние не менее 500 метров. Дальномеров тогда не было, и погрешность могла быть большой, это я знал хорошо, так как в горах глаза сильно обманывают. Я вместе со вторым участником снова припал к биноклю, мы лежали на животе на небольшом бугорке, сделанном нами из снега. В какую-то минуту я перевернулся на спину и опустив бинокль застыл, примерно в 150 метрах от меня с противоположного от нас склона спускалось пять Козерогов. Я стукнул напарника по ноге, он резко обернулся, в эту минуту наши глаза встретились. Первый козерог остановился, а после того как я потянулся за отложенным оружием они увидели наше движение и вся группа бросились по проложенным только, что следам в верх. Какое- то время я потратил на то, чтобы удобно лечь, снять рукавицу, щелкнуть несколько раз на прицеле поправляю дистанцию с 500 метров на: как понял, что они уже пробежали как минимум 350 метров. Зная, что прыгая вверх по мере усталости козерог будет двигаться замедляя движение, я стоял перед делемой - стрелять или ждать. На мою удачу именно тот Козерог, которого я приметил в какой-то момент остановился и повернул голову в нашу сторону, расстояние не менее 400 метров я сделал выстрел, шлепок. Напарник смотря в бинокль радостно кричит попал, но козерог продолжил двигаться в гору, правда несколько косогором, остальная часть пошла прямо по следам прочь от нас. Я начал стрелять еще и еще, козерог продолжал движение прямо в гору, снова шлепок, напарник поправлял, говоря куда ложатся пули, опять выстрел шлепок и снова козерог продолжает движение, я снова стреляю. Я сильно разнервничался, и поливал как с пулемета, торопился. Потом остановился и все же смог сделать правильный выстрел. Козерог упал, расстояние не менее 800 метров. У меня просто не было сил, второй охотник хлопал по плечу, поздравлял с метким выстрелом, но какой ценой. Только переведя дыхание и посмотрев, я рядом увидел два пустых магазина, третий на карабине, снимаю там два патрона. Значит, стрелял 27 раз. Вот это я думаю, дал маху. Сразу выдвинулись к Козерогу, шли эти 800 метров не менее 2х часов, стемнело быстро, как раз, когда дошли до Козерога. Осматривали его уже с фонариками, рога 95 сантиметров, хороший результат для этой охоты подумал я. Смотрим куда попал, одна пуля попала в заднюю левую ногу, чуть ниже коленки, вторая, которая его и уложила попала в шею, самое начало у холки. И еще рога, один рог у основания расслоило, почти рядом два скола. Решили так, что первый выстрел как раз и пришелся по рогу. Тушу решили спустить по склону вниз и на следующий день, уже вернутся за ним, снег был очень глубокий, под снегом скользкие камни. По очереди, пробивая колею на прямик вниз стаскивали его до ровного места. Тащить было очень сложно, выложились по полной. Так, обессиленные, промокшие на сквозь, с обмороженными и сбитыми руками, но довольные прибыли в тепло почти под утро. Еще через сутки мы были уже дома в Бишкеке. Голова козерога украшает стенку в зале. Воспоминания на всю оставшуюся жизнь.

Много было охот в последующем, к тому же увлечение переросло в бизнес. Но именно этот Козерог заполнился очень отчетливо. С чего начинается Родина, вот она граница, добытый собственными руками Козерог и, безусловно, горы со своей необъяснимой притягательностью:


necza
5-8-2007 22:02 necza
Прочитал, понравилось - написано от души, посмотрел сайт, - бизнесс.....
, а люди и горы, у нас одни и мы их знаем
Все родное,потому и торчим тут https://forum.guns.ru/forummessage/75/71472.html, https://forum.guns.ru/forummessage/75/233427.html


Кальмиус
6-8-2007 02:38 Кальмиус
Сильно понравилось.Спасибо.
BGH
6-8-2007 20:48 BGH
Понравилось. Жизненна
bulldog
7-8-2007 17:28 bulldog
Спасибо.Нахлынуло....Живо всё представил,как будто сам там побывал:-)))
Серьга1
23-8-2007 19:21 Серьга1
Отличный рассказ, даже не рассказ, а повесть про увлечение, про Советскую Армию, согласен с BGH, жизненно...

С уважением, Сергей.

yukon
24-8-2007 08:31 yukon
Спасибо.

прочитал отцу, понравилось.

С уважениeм yukon

Guns.ru Talks
Охота глазами участника
Козерог, Горы, Киргизия - Родина!