Guns.ru Talks
Часто Задаваемые Вопросы
Условия, исключающие уголовную ответственность

тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: Условия, исключающие уголовную ответственность
DM
13-7-2004 16:45 DM
Статья 37. Необходимая оборона
(в ред. Федерального закона от 14.03.2002 N 29-ФЗ)

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.
(часть 2.1 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
3. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Статья 38. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

1. Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.
2. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Статья 39. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.
2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Статья 40. Физическое или психическое принуждение

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).
2. Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 настоящего Кодекса.

Статья 41. Обоснованный риск

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.
2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.
3. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.
2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

----------
Esse quam videri

Всеволод
14-7-2004 10:45 Всеволод
Красота. Давно пора, а то уж очень частый ФАК. Если еще сюда и правоприменительной практики кто подкинет, а, юристы? Как у нас с соответствием буквы закона правде жизни?
Boland
14-7-2004 16:24 Boland
quote:
Originally posted by Всеволод:
Красота. Давно пора, а то уж очень частый ФАК. Если еще сюда и правоприменительной практики кто подкинет, а, юристы? Как у нас с соответствием буквы закона правде жизни?

Да, примеры от юристов были бы очень кстати -по каждой части каждой статьи. Возможно даже гипотетические - для перевода на повседневный язык, так сказать. Типа: "Расмотрим ситуацию: Mr White вошёл в дом, принадлежащий Mr Pink".

С уважением

DM
14-7-2004 17:09 DM
будет время свободное возможно займусь
keshouan
18-7-2004 23:53 keshouan
Комментарии просто для начала к этим статьям запостить бы...
А судебную практику - ещё лучше.
Vovan-Lawer
20-7-2004 09:27 Vovan-Lawer
Вот комментарий к ст. 37 УК РФ. Издание 1997 года под редакцией тогдашнего Генерального прокурора РФ, д.ю.н., профессора Скуратова. При прочтении нижеизложенного прошу исходить из того, что комментарий немного устарел, положения ст. 37 УК РФ с тех пор стали немного либеральнее, права самооборонщиков расширены. Имею ввиду п. 2.1 про неожиданность посягательства. В остальном комментарий очень хороший.
Что касается судебной практики, то это большая проблема. Большая часть актов самообороны квалифицируется как умышленное убийство.

Комментарий к статье 37

1. Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства. Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь.
Статья 45 Конституции РФ провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося. Эти действия, хотя формально и подпадают (по внешним данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.
2. Осуществление акта необходимой обороны - субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью, общественным долгом гражданина.
Однако на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и проч. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.
3. Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите. Посягательство должно быть: а) общественно опасным; б) наличным; в) действительным (реальным).
4. Право на оборону порождает только общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого посягательства. Однако не требуется, чтобы посягательство было непременно преступным. Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение. Поэтому допустима необходимая оборона от посягательства душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки (Постановление Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" от 16 августа 1984 г. N 14 <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 10.

Необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Речь идет о заведомом, явном произволе. Если же действия должностного лица по форме, внешне соответствуют законным требованиям, то насильственное сопротивление, как правило, не может быть оправдано.
5. Посягательство должно быть наличным, т.е. начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.
Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно: посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрация оружия и прочие устрашающие способы.
В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 определено, что "состояние необходимой обороны наступает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения" <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает. Момент фактического окончания общественно опасного посягательства является конечным моментом необходимой обороны.
В этом же Постановлении Пленума Верховного Суда СССР указывается: "Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснять, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством" <1>. В том же Постановлении подчеркнуто, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

6. Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым; существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося.
Признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой обороной и мнимой обороной. Мнимая оборона - это оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности не существующего посягательства. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке.
При решении этого вопроса возможны два основных варианта:
а) если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет. Налицо случай, невиновное причинение вреда.
Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 16 августа 1984 г. указал, что мнимая оборона может исключать уголовную ответственность "в тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения" <1>;
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 12.

б) если при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должно было и могло сознавать это, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление.
Следует иметь в виду, что мнимая оборона и необходимая оборона предполагают определенные обязательные условия: необходимая оборона - наличие реального посягательства, мнимая оборона - совершение действий, принятых за такое посягательство.
В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В этих случаях действия лица не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного.
7. Как отмечалось выше, существуют условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства:
а) допускается защита не только собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства;
б) защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам, как при крайней необходимости;
в) защита должна быть своевременной;
г) защита не должна превышать пределов необходимости.
8. Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. При необходимой обороне защита по существу является контрнаступлением, контрнападением. Только такая оборона представляет надежную гарантию от грозящей опасности.
Важное значение имеет указание закона о том, что право на оборону принадлежит лицу "независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти" (ч. 2 ст. 37).
9. Применение правил о необходимой обороне возможно и к некоторым случаям причинения смерти или телесных повреждений в драке. В практике нередко встречаются ошибки в применении ст. 37 УК к таким случаям, поскольку ситуация, связанная с осуществлением акта необходимой обороны, с внешней стороны может походить на "обоюдную драку".
В этих случаях необходимо тщательным образом выяснить, кто был инициатором, нападающей стороной. Но и независимо от того, кто был зачинщиком драки, у ее участников может возникнуть право на оборону в тех случаях, когда: 1) один из дерущихся резко выходит за пределы нанесения побоев и стремится причинить более тяжкий вред и 2) один из участников драки отказался от ее продолжения или фактически прекратил драку (упал, стал убегать и проч.), а другой продолжает наносить побои.
10. Защита должна быть своевременной. Она должна совпадать, соответствовать по времени общественно опасному посягательству. "Преждевременная" или "запоздалая" оборона не увязывается с существом самого понятия необходимой обороны.
В тех же случаях, когда обороняющийся, не осознав факта окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что "состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания" <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

11. Защита не должна превышать пределов необходимости.
Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37). Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда.
По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст. 114 УК (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может повлечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК (ч. 3 ст. 37).
Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от позиции ранее действовавшего УК РСФСР законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении здоровью вреда средней тяжести. Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Вопрос об эксцессе обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства.
12. Превышение пределов необходимой обороны имеет место прежде всего в случаях явного (резкого, значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства - с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства.
Новый УК прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему. Предпринимавшаяся в этом отношении попытка конкретизировать норму о необходимой обороне указанием на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР" от 1 июля 1994 г.), была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственно с угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и проч.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете вместо расширения права граждан на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому УК восстановил прежнюю (проверенную временем) редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.
Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.
Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправданно. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты <1>. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

13. Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

14. Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 12.

Разумеется, в таких случаях прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.
15. Принципиальное значение имеет положение закона о том, что "право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения" (ч. 2 ст. 37). Тем самым сделана попытка уравнять в правах при осуществлении акта необходимой обороны частных лиц и сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, к которым на практике всегда предъявлялись в этом отношении повышенные требования.
Непоследовательной в рассматриваемом плане была практика Верховного Суда СССР. В ряде постановлений по конкретным уголовным делам (дело Ильяного и др.) Пленум Верховного Суда СССР справедливо указывал: "Положения закона о необходимой обороне в равной степени распространяются на работников милиции, как и на всех граждан, и никаких повышенных требований к необходимой обороне работника милиции от нападения на него не устанавливают" <1>.
----------
<1> Сборник Постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959 - 1971 гг. М., 1973. С. 50 - 51.

В то же время в Постановлении "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" от 16 августа 1984 г. Пленум Верховного Суда СССР занял по этому вопросу неправильную позицию. В п. 4 указанного Постановления говорится, что работники правоохранительных органов "не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему... если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основания и порядок применения силы и оружия" <1>.
----------
<1> БВС СССР, 1984, N 5. С. 10 - 11.

Между тем по своей правовой природе оборона от преступного посягательства, с одной стороны, и нарушение при этом правил применения физической силы, специальных средств и оружия - с другой, самостоятельные и качественно разные действия, которые требуют раздельной юридической оценки. Рассматривать требования нормативных актов, предусматривающих порядок применения силы и оружия, как дополнительные условия правомерности необходимой обороны - значит существенно ограничивать право на саму оборону для сотрудников органов правоохраны.
Возможны, например, случаи, когда работник милиции правомерно защищается от преступного посягательства на его жизнь и здоровье (ст. 37), т.е. действует в состоянии правомерной обороны, но нарушает при этом правила применения оружия (например, в нарушение Закона РФ "О милиции" применяет оружие в многолюдном общественном месте, когда от этого могут пострадать посторонние лица). В ряде таких случаев нарушение правил применения оружия может быть оправдано состоянием крайней необходимости (ст. 39), поскольку для предотвращения более тяжкого вреда (угрожающего жизни работника милиции) причиняется вред иным правоохраняемым интересам (порядку несения службы и применения оружия), причем вред, как правило, меньший по сравнению с предотвращаемым вредом.
Упомянутый п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. в настоящее время вступил в противоречие с законом (ч. 2 ст. 37). К тому же и в Законе РФ "О милиции" (ст. 24) указывается, что "на деятельность сотрудника милиции распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством". Никакие ограничения в этом плане законодателем не предусмотрены.
В тех же случаях, когда в ситуации необходимой обороны должностные лица правоохранительных и контролирующих органов превышают ее пределы, ответственность должна наступать именно за эксцесс обороны (ч. 1 ст. 108 или ч. 1 ст. 114), а не за превышение должностных полномочий (ст. 286).

DM
20-7-2004 11:11 DM
Спасибо, Владимир
Kaji_Ryoji
24-7-2004 20:10 Kaji_Ryoji
можно ли здесь повесить объяснение понятий "тяжкий вред здоровью", "средней тяжести и легкий вред здоровью"?
7.62 в ногу - это "тяжкий" или "средней тяжести"?
DM
26-7-2004 10:13 DM
quote:
Originally posted by Kaji_Ryoji:
можно ли здесь повесить объяснение понятий "тяжкий вред здоровью", "средней тяжести и легкий вред здоровью"?
7.62 в ногу - это "тяжкий" или "средней тяжести"?

в кость или в мягкие ткани?
или в колено?

Vovan-Lawer
27-7-2004 09:12 Vovan-Lawer
quote:
Originally posted by Kaji_Ryoji:
можно ли здесь повесить объяснение понятий "тяжкий вред здоровью", "средней тяжести и легкий вред здоровью"?
7.62 в ногу - это "тяжкий" или "средней тяжести"?


Вопрос об отнесении вреда здоровью к тяжкому, средней тяжести или легкому, решается не органами дознания, следствия, прокуратуры или суда, а судебно-медицинским экспертом.
Главные критерии при определении степени вреда вовсе не калибр пули, попавшей в ту или иную часть тела, а :
1. степень стойкой утраты трудоспособности;
2. продолжительность расстройства здоровья.
Люди бывают разные - молодые и здоровые, а также старые и больные. Что для одного легкое ранение, для другого может закончиться смертью.

Boland
3-8-2004 15:05 Boland
Вот ещё несколько пояснений к ст.37 (взято с tolpar.ru):
Кстати, если вы уже вступили на скользкую стезю изучения ножевого боя, то статья 37 общей части УК РФ, должна у вас как минимум от зубов отскакивать. Итак, ст. 37 'необходимая оборона' включает в себя всего лишь три пункта:

Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны.
Теперь попробуем перевести все вышесказанное с загадочного языка юристов на общерусский. Если какая-то гадина покушается на ваши, или других лиц права, а в равной степени наносит ущерб нашему замечательному государству, вы вполне можете нанести ему вред в виде пары порезов и тройки уколов. Самое главное не перегибать палку - три пореза и четыре укола это уже будет чересчур.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно - опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
Очень важный пункт, основная суть которого заключается в следующем: можете обороняться в независимости от того, кто вы токарь, пекарь, лекарь. Далее если на вашем пути встретилась подворотня с хулиганами, это не значит, что вы должны ее обходить. Идите и практикуйтесь. И самое главное, никто вам ничего не предъявит, если вы без взываний к органам внутренних дел и старшим братьям тихо порежете всех самостоятельно.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.
А это самый главный пункт. Который гласит следующее: если мальчик Витя был в подворотне один, не вооружен и хил телом, то вы были не правы, вогнав нож, ему в глаз, потому что ваша оборона вряд ли была соразмерна его посягательству, выразившемуся в словах 'старый ублюдок', кстати, угрозы для жизни и здоровья эти слова тоже не представляли. Второй важный аспект заключается в том, что если вы разогнали толпу нападавших, а потом попрыгали на костях оставшихся лежать и вырезали мальчику Вите звезду на спине, вы тоже не правы, потому что в тот момент, когда вы занимались художественными ремеслами нападавшие уже не имели возможности и желания продолжать нападение. И последнее, если, получив по челюсти, вы подкараулили мальчика Витю на следующий день в подъезде и нарезали из него ремней - это не будет считаться необходимой обороной, поскольку между нападением и вашими действиями слишком большой временной разрыв.


Borion
9-8-2004 16:14 Borion
Применение оружия в условиях необходимой обороны http://law.rambler.ru/manuals/2711/2781/2784/index.html
Titan
1-12-2004 12:32 Titan
Добрый вечер.
С теорией в принципе понятно. Теория хорошая.
Очень хочется послушать реальных участников реальных событий и реальные последствия этих реальных случаев из жизни. И побольше. Только располагая достаточным массивом практичесой информации можно на нее наложить эту пресловутую ст.37 и сделать вывод: РАБОТАЕТ! (или НЕ работает), если НЕ работает, то ПОЧЕМУ?. Чегой-то меня последнее время тянет оставаться в правовом поле, а не всегда получается по жизн.
Спасибо.
el-deni
17-12-2004 11:56 el-deni
Сам пока, тьфу-тьфу-тьфу, не сталкивался с обсуждаемыми ситуациями, но, как студент ЮФ СПбГУ могу сказать, что в принципе, конечно, нормы закона действуют, однако, естественно, очевидны проблемы с доказыванием того факта, что чьи-либо действия производились действительно в рамках необходимой обороны / крайней необходимости (что, как не трудно догадаться, без свидетельских показаний сделать довольно проблематично). Другая немаловажная проблема заключается в выяснении пределов необходимой обороны / дейсвтия в условиях крайней необходимости - в законе критерии решения этого вопроса сформулированы довольно расплывчаты и сколько-нибудь определенное заключение можно сделать разве что в том случае, если обороняющийся застрелил человека, грозившего ему кулаком - явное превышение. Но на практике все значительно более сложно, вот кое-какая судебная практика:

Военным судом гарнизона 10 июля 1992 года рядовой Ф. был осужден к
лишению свободы по ч.2 ст.206 УК РСФСР на 2 года, а по ч.2 ст.108 УК
РСФСР и совокупности преступлений на 8 лет в исправительно-трудовой
колонии усиленного режима.

Военным судом округа 20 августа 1992 года приговор в части
осуждения Ф. по ч.2 ст.108 УК РСФСР был отменен и дело в этой части
прекращено на основании п.2 ст.5 УПК за отсутствием состава
преступления. По ч.2 ст.206 УК РСФСР с применением ст.34 УК РСФСР
наказание Ф. определено в виде направления в дисциплинарный батальон
сроком на два года и на основании п.9 постановления Верховного
Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" от
этого наказания он был освобожден.

По приговору Ф. был признан виновным в том, что около 20 часов
1 марта 1992 года будучи пьяным, вместе с другими военнослужащими
пришел на дискотеку в клуб Провиденского радиоцентра в с.Урелики,
где вел себя вызывающе, приставал к танцующим и спровоцировал драку,
поэтому был избит и выдворен из клуба.

На улице Ф. вооружился обрезком металлической трубы длиной 2 м
10 см диаметром 5 см и направился к клубу. Вышедший ему навстречу
военнослужащий Коробов попытался остановить Ф. и отобрать у него
трубу, но ему этого сделать не удалось.

Выбежавшие из клуба подростки решили пресечь неправомерные
действия Ф., размахивавшего трубой, и с этой целью направились к
нему. Остановившийся от Ф. на расстоянии 1,5-2 м несовершеннолетний
Сакович попытался приблизиться к нему и вырвать трубу, но Ф. ударил
его трубой, причинив закрытую черепно-мозговую травму - опасное для
жизни тяжкое телесное повреждение. Несмотря на усилия врачей,
Сакович 3 апреля 1992 года скончался в больнице.

Около 21 часа 30 минут Ф. возвратился в клуб, ворвался в
танцевальный зал и стал размахивать намотанным на руку ремнем с
пряжкой, выражаясь нецензурно. Танцевальный вечер был прерван. Ф.
вновь был избит и выдворен из клуба.

Председатель Военной коллегии Верховного Суда РФ в протесте
поставил вопрос об отмене определения военного суда округа в
отношении Ф. вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в
определении, фактическим обстоятельствам дела и о направлении дела
на новое кассационное рассмотрение.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 29 декабря 1992 года
протест удовлетворила, указав следующее.

Выводы суда кассационной инстанции о том, что Ф., нанося
Саковичу удар обрезком металлической трубы по голове, находился в
состоянии необходимой обороны, ошибочны. Военный суд округа,
квалифицируя таким образом действия осужденного, не принял во
внимание то обстоятельство, что не может быть признано находящимся в
состоянии необходимой обороны лицо, совершающее противоправные
действия.

По делу же установлено, что пьяный Ф. сам явился зачинщиком
хулиганских действий в клубе, а когда был выдворен на улицу, не
только не прекратил своих противоправных действий, но, напротив,
подобрал обрезок металлической трубы и направился с ним к клубу.
Какой-либо необходимости в этом не было, так как из показаний
свидетелей-очевидцев Коробова, Лушева, Коломина, Власова
усматривается, что в этот момент Ф. никто не угрожал и никто к нему
не приближался. Более того, военнослужащий Коробов еще до появления
группы подростков пытался вырвать у Ф. трубу, но не смог этого
сделать.

Как видно из показаний свидетеля Коломина, приблизившаяся к Ф.
группа подростков остановилась и требовала выбросить трубу.

Каких-либо реальных действий, угрожавших жизни и здоровью Ф.,
никто из подбежавших подростков не совершал. Когда же Сакович
попытался вырвать трубу у Ф., последний ударил его трубой по голове.
Лишь после этого Ф. был сбит с ног и избит.

при таких обстоятельствах выводы суда кассационной инстанции о
том, что со стороны подростков, в том числе Саковича, имело место
общественно опасное посягательство на Ф., не соответствует
фактическим данным, установленным в судебном заседании.

О том, что действия пьяного Ф. с момента прибытия в клуб, где
проходила дискотека, носили хулиганский характер, свидетельствует и
дальнейшее поведение осужденного. После нанесения Саковичу удара по
голове Ф. вновь возвратился в танцевальный зал клуба и, намотав
поясной солдатский ремень на руку и извергая нецензурную брань, стал
размахивать им, находясь среди танцующих, в связи с чем был прерван
молодежный вечер.

Поэтому Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила
определение военного суда округа в отношении Ф. и направила дело в
тот же военный суд на новое рассмотрение в кассационном порядке.

Ещё одно реальное дело:

После совместного употребления спиртных напитков с ранее незнакомыми
Бессольциным, Кецовым и Соловьевой Алексеев направился домой. Однако
Бессольцев и Кецов не дали ему зайти в квартиру и потребовали отдать
имевшийся у него магнитофон. Когда Алексеев отказался сделать это,
они избили его, причинив перелом костей носа, отобрали у него
цепочку, серебряный перстень, магнитофон и ушли. Алексеев, взяв на
кухне нож, побежал за похитителями с целью вернуть свои вещи и
отомстить. В ответ на отказ возвратить похищенное Алексеев ударил
ножом в живот Бессольцина, а затем нанес удар ножом в грудь
Соловьевой, пытавшейся удерживать его. Когда Кецов попытался ударить
Алексеева кулаком, последний нанес ему удар ножом в живот. В
результате полученных ножевых ранений Бессольцин и Соловьева
скончались, а Кецову было причинено тяжкое телесное повреждение.

Установив такие обстоятельства дела, военный суд Приволжского
военного округа квалифицировал действия Алексеева в отношении
Бессольцина и Соловьевой по п."з" ст.102, а в отношении Кецова по
ст.15 и п."з" ст.102 УК РСФСР.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Военная коллегия пришла
к выводу, что, пытаясь возвратить похищенные у него вещи, Алексеев
находился в состоянии необходимой обороны от противоправных действий
Бессольцина, Кецова и Соловьевой. Однако непосредственно перед
нанесением ножевых ударов потерпевшие не совершали таких действий,
которые угрожали бы его жизни. Поэтому избранная Алексеевым форма
защиты - применение ножа и нанесение им ударов в жизненно важные
органы - не соответствовала обстановке и выходила за пределы
необходимой обороны.

Характер и локализация причиненных телесных повреждений, а
также использование осужденным для их нанесения ножа с клинком
длиной 9,4 см объективно подтверждают, что Алексеев сознавал
общественно опасный характер своих действий, предвидел и сознательно
допускал наступление смерти потерпевших. Доказательств наличия у
виновного прямого умысла на убийство Кецова в деле не имеется.

С учетом указанных обстоятельств Военная коллегия
переквалифицировала действия Алексеева, связанные с убийством
Бессольцина и Соловьевой, на ст.105 УК РСФСР, а связанные с
причинением тяжкого телесного повреждения Кецову, на ст.111 того же
Кодекса.


Ну, и, пожалуй, ещё одно:

Никифоровским районным судом Тамбовской области 22 сентября 1995
года Сивохин осужден по ст.110 УК РСФСР.

По этому же приговору осужден Каширский по ч.3 ст.206 УК РСФСР.

Сивохин признан виновным в умышленном причинении тяжких
телесных повреждений, совершенных в состоянии внезапно возникшего
сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями
Каширского. Согласно приговору преступление совершено при следующих
обстоятельствах.

3 мая 1995 года житель с. Екатеринино Никифоровского района
Тамбовской области Сивохин (1929 года рождения), увидев братьев
Каширских Василия и Владимира с лошадью, решил попросить Василия
вспахать ему огород, на что тот согласился за вознаграждение. Когда
Сивохин пришел с бутылкой водки в дом Каширских, Владимир в
состоянии алкогольного опьянения, беспричинно, из хулиганских
побуждений стал к нему придираться, оскорблять нецензурно, а затем
избил руками и ногами. Повалив Сивохина на пол, он сел на него,
коленом ударил по лицу, ручкой кухонного ножа - по голове, вырвал
клок волос, приставлял нож к горлу и угрожал расправой.

Затем Владимир, приставив нож к спине Сивохина, повел его к
выходу из дома. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук
нож и нанес им Владимиру два ранения, после чего убежал и о
случившемся заявил в милицию.

В результате происшедшего Сивохину причинены множественные раны
головы, лица и тела - телесные повреждения, которые относятся к
категории легких с кратковременным расстройством здоровья;
Каширскому Владимиру - тяжкие телесные повреждения, опасные для
жизни в момент причинения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил
вопрос об отмене судебных решений в отношении Сивохина и прекращении
в отношении него дела за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19
ноября 1997 года протест удовлетворила, указав следующее.

По делу установлено, что Каширский Владимир совершил особо
злостное хулиганство в отношении Сивохина и осужден по этому
приговору. Как видно из материалов дела, он нецензурно оскорблял
потерпевшего, без повода его избил и угрожал расправой. Сивохин,
защищаясь, завладел приставленным к его спине ножом и нанес им удары
Каширскому. О случившемся Сивохин сообщил в милицию.

Согласно заключению эксперта Сивохину были причинены легкие
телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

Суд фактически установил, что действия 66-летнего Сивохина были
направлены на защиту своей жизни и здоровья, но дал им неправильную
правовую оценку.

В соответствии со ст.37 УК РФ (ст.13 УК РСФСР) не является
преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии
необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося
или других лиц, охраняемых законом интересов общества или
государства от общественно опасного посягательства, если при этом не
было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Таким образом, Сивохин, защищая свою жизнь и здоровье от
нападения Каширского, сопряженного с насилием и с непосредственной
угрозой применения насилия, находился и действовал в состоянии
необходимой обороны и ее пределов не превысил. А поэтому действия
Сивохина следует признать правомерными, дело в отношении него
прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления.

ZLOY
19-12-2004 04:26 ZLOY
https://forum.guns.ru/forummessage/20/2523.html
Вот тут мои бредни по аффект. Думаю будет полезно почитать
Titan
23-12-2004 12:07 Titan
К сожалению, не имея юридического образования, а имея только богатый жизненный опыт, обнаруживаю в сходных ситуациях совершенно различные трактования судами этих ситуаций. Почему у нас не прецедентное право? Это ведь сильно упростило бы дело. Проще было бы просчитывать алгоритм поведения.
Спасибо.
George
9-1-2005 07:49 George
Прецедентного права в нашей, цивилизованной стране не будет никогда. Иначе много випов конкретно сядет. Давайте о законе. Предположим - на человека кинулись с ножом, он достал резинку и стрельнул в голову в упор. Дистанция короткая, отбегать и прицеливаться некогда. У гоблина тяжкие телесные. Вопрос - посодят за превышение или нет. В упор не докажут, но ежели ластик в башке - это факт. Похоже получается, что лучше рукояткой дать по лбу, чем стрелять. Или я не прав? Мнение большинства - убивать и скрываться. Оно понятно, но это уголовщина конкретно...
Jamshidon
11-1-2005 10:04 Jamshidon
почему в упор нельзя из резинострела, если это самооборона? Насколько я понимаю, можно, как угодно, хоть приставив в телу.

Кстати, какое формальное определение положения "в упор"?

George
12-1-2005 12:37 George
Даже в коробки с патронами вложено напоминание, цитирую близко к тексту: "Не ближе одного метра, кроме головы и шеи". Возможные показания свидетелей- мужики стояли разговаривали, один достал пистолет и в упор выстрелил. Знакомый выстрелил в ногу в присутствии СМ и то объяснялся долго. Кстати заметьте ни одного примера реальной самообороны нету, наводит на разные мысли. Сидеть год до вынесения оправдательного приговора - это очень плохо. Может лучше (и правильнее) сначала прикладом о башке, а отойдя на положенное начинать стрелять ежели ещё тявкает?
pri-mus
7-2-2005 04:11 pri-mus
нашол этот форум в связи с обстоятельствами.
хотелось бы получить прововые и жизненные коментарии.
и так-частный дом в деревне,19.30 вечера,я допиваю чай и должен идти на улицу по хозяйству,жена подходит к окну и видит человека в маске рассматривающего вход в дом.
в два рыжка поворачиваю ключ в двери,тушу свет,и на второй этаж за ружем(помпа 12 калибр)заряжена резиновыми пулями и кортечю 2+2 через один.открываю окно,а их аж четверо,стреляю без предупреждений прямо в кучу.побежали-перебегаю к другому окну и продлжаю огонь уже по перелезающим через забор.насчет попал -не знаю вроде разбежались,по два из четырех следов от зарядов не нашол.
мвд приехало по вызову владельца авто в каторый попала отрекошетившая пуля,пришлось объясница,но их беспокоило авто,а не попытка(или факт)наподения,ни бумаг,ни адресов,ни фамилий.....да и ...на них.
следы прочитал,сделал кучу выводов но.....
а если была бы боевея кортеч,а если бы труп или четыре,а если бы......
что делать,как себя вести,как,как,как.
буду благодарен за любые ОТКРОВЕННЫЕ ответы и пожелания.

pri-mus
7-2-2005 05:48 pri-mus
буду благодарен за любые ОТКРОВЕННЫЕ ответы и пожелания
я имел в виду "ОТВЕТЫ И СОВЕТЫ"
George
10-2-2005 11:48 George
Без предупреждений - неправильно, нет прямой угрозы жизни, администратиавное наказание. Что такое "боевея кортеч" - та которую в пушки заряжали в 1812 г или снаряжение кассетных боеприпасов? По перелезающим через забор - неправильно, нет прямой угрозы жизни, чистая уголовка. Извините за прямоту, но 2+2, включая пулевые ластики, по четырем чмо прицельно - это большая глупость. Только неприятностей от них же получите. Они же после первого побежали... С т.зр. СМ факта нападения, взлома, нанесения вам телесных повреждений - нету. Есть факт стрельбы безумного мужика по привидениям вечером в населенном пункте и повреждения чужой автомашины. Пожелания - читайте форум и законы и поймете, что можете при самообороне убивать всех, но не в спину и при наличии у вас многочисленных пулевых и/или ножевых ранений, вы, наверное, будете оправданы.
StarSigned
17-2-2005 14:16 StarSigned
> что будет, если в нападающего стрелять с расстояния 0,5 метра или(и)сигнальными и осветительными патронами из осы?

Срок. 105 часть 2.

osanos
18-2-2005 09:22 osanos
quote:
Originally posted by StarSigned:
> что будет, если в нападающего стрелять с расстояния 0,5 метра или(и)сигнальными и осветительными патронами из осы?

Срок. 105 часть 2.


не солидный какой-то ответ. По закону-если ты мимо пьяного/спящего пройдешь-тоже срок будет, за оставление в опасности(типав вдруг цунами, а он спит)
А серьезно: кто-нибудь про это что-нибудь слышал? Ну там конкретные случаи были?

Guns.ru Talks
Часто Задаваемые Вопросы
Условия, исключающие уголовную ответственность