Guns.ru Talks
Артиллерия
История материальной части артиллерии ( 1 )

тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: История материальной части артиллерии
Laborant
22-12-2003 02:21 Laborant
Ну что-ж, начнем.
Д.Е.Козловский, История материальной части артиллерии, М,-1946, Артиллерийская ордена Ленина и ордена Суворова академия Красной Армии имени Дзержинского.

Не стал сюда переносить следующие параграфы:
1. Происхождение слова артиллерия и понятие, им выражаемое;
2.Цель изучения истории артиллерии;
3.Периоды развития артиллерии;
4.Действительность оружия;
5.Разделение оружия на виды;
6.Щиты;
7.Доспехи;
8.Рукопашное оружие.
Всё это либо вводная часть, либо доступно в более других источниках

Laborant
22-12-2003 02:22 Laborant
Эпоха метательных машин
ОТДЕЛ ТРЕТИЙ
ПЕРИОД НЕВРОБАЛЛИСТИЧЕСКОЙ АРТИЛЛЕРИИ
ГЛАВА V
РУЧНОЕ МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ
10. Человек, как источник энергии для метания снарядов
Простейшим и, надо полагать, первым по времени появления метательным оружием был сам человек: его рука - орудие и его мускульная сила - источник энергии. Снарядом служили камни, комки земли, палки. Впоследствии стали бросать снаряды более правильной формы (дротики, пилумы), что, однако, требовало большого искусства.
При бросании, метании рука делала сильный взмах, благодаря чему ряду сообщалась некоторая скорость.
По ограниченной длине руки и ограниченности сил человека сообщаемая снаряду скорость получалась небольшой, почему были небольшими дальность полета и сила удара по цели. Стремление увеличить и дальность и скорость полета снаряда приводило к увеличению радиуса взмаха. Появляется праща (рис. 14). Петля из веревки, ткани с вложенным в нее снарядом приводилась рукой в быстрое вращательное движение и в нужный момент снаряд освобождался и продолжал движение по направлению касательной к описываемой им окружности. Малейшее замедление или опережение в спуске приводило к резкому изменению направления полета, вследствие чего кучность боя, направленность, нацеленность были малы. Праща вращалась либо в вертикальной плоскости, либо в горизонтальной - над головой. Первый прием был невыгоден в том отношении, что длина петли получалась небольшой, примерно в полроста метальщиков, но позволяла им стоять тесным строем. При втором приеме длина петли могла быть довольно большой, но метальщики должны были отстоять один от другого на интервалах не менее двух длин радиуса взмаха (рис. 15).
Большой радиус взмаха получался при устройстве пращи по схеме рис.14-2. Праща укреплялась одним концом наглухо на палке. Петля на другом ее конце надевалась на палку сравнительно свободно. При взмахе в некоторый момент, когда праща вытягивалась вдоль палки, петля ее соскакивала с палки и камень освобождался. Искусство метания заключалось в том, что нужно было так рассчитать взмах и его скорость, чтобы петля срывалась в то время, когда праща и палка вытянутся в одну линию, направленную на цель.


Этого вида праща, давая возможность получить сильный взмах, после спуска снаряда могла также служить не плохим рукопашным оружие Строй метальщиков при этого вида праще (1) мог быть достаточно сомкнутым.
Принцип устройства пращи на палке возрождается в баробаллистических машинах, называвшихся требюше.
Метание снарядов непосредственно рукой человека не прекращалось все время, но только иногда. его применение суживалось. Широко оно вновь распространилось в последнее время для метания ручных гранат, бутылок с зажигательной жидкостью и т. п.
11. Лук и арбалет
Первым метательным оружием в глубокой древности у народов различных стран были луки, аккумулировавшие мускульную силу либо упругостью дуги (арки) лука, либо его тетивы, либо и тем и другим (рис. 16 А). При действии луком его дуга располагалась обычно в вертикальной плоскости, благодаря чему бойцы могли стоять довольно близко друг и другу; строй был достаточно сомкнутый, удобный и для рукопашной схватки (рис. 16 Б).


Снарядом служила стрела, имевшая заостренную форму передней части, выгодную как в отношении проникания в воздух, так и в преграды. Стрела была такой длины, чтобы при самом сильном натяжении тетивы ее передний конец не сходил с дуги лука. Стрела делалась из легкого материала и имела возможно большую прямизну. Недаром говорят: 'пряма, как стрела'. Задний конец стрелы снабжался вырезом для надежного упора ее в тетиву и оперением, чаще всего с трех сторон. Оперение служило для стабилизации, направленности полета стрелы.

Рис. 17. Ассирийские лучники.

Лук носился бойцом (воином) в чехле - 'налучьи, а стрелы - в колчане. Иногда налучье и колчан соединялись в одно целое - саадак.
Дальность полета ('перестрел') стрелы колебалась в широких пределах, в зависимости от устройства лука и искусства и силы стрелка. В среднем перестрел хорошего действия равнялся приблизительно 200 шагам
Скорострельность лука доходила до 10 выстрелов (метаний) в минуту. В первоначальном полете стрела направлялась левой рукой, в которой держался лук за середину его дуги.
Вследствие небольшого усилия, которое мог развить человек при натягивании тетивы, действие лука было сравнительно слабым и щит защищал бойца от поражения. В стремлении увеличить силу натяжения лука и лучшего направления стрелы к луку приспособили ложу, получился новый вид оружия - арбалет (рис. 18). На ложе укреплялся крючок, которым удерживалась тетива во взведенном положении. Арбалет подымался, его приклад упирался в плечо, стрела укладывалась в жолоб ложи. В нужный момент спусковой крючок поворачивали - происходил выстрел.

Рис. 18. Арбалеты
В Греции для натяжения тетивы сильного лука наваливались на ложу всем телом (животом), упирая особый стержень передним концом в землю, а задним в тетиву. Такие луки получили в Греции название гастрофетов (рис. 19).
Дальность полета стрел арбалетов была, конечно, больше (до 300- 400 м), чем при стрельбе из луков, и действие их значительно сильнее, но арбалеты уступали лукам в скорострельности. Тогда как из лука можно было сделать в минуту в среднем 10 метаний стрел, из арбалета - лишь одно.
В этом отношении весьма показательным является сражение при Кресси, происшедшее осенью 1346 г. между англичанами и французами.
На стороне англичан были впереди конных рыцарей шотландские лучники, а у французов первую линию занимали генуэзские наемники, вооруженные арбалетами. Войска сошлись на широкой долине, размокшей от прошедших дождей. Шотландцы во время дождя укрыли луки под плащами, генуэзцы не догадались сделать этого. Тетивы арбалетов от сырости утратили в значительной мере свою упругость и стрелы имели слабое действие.
Когда начался бой, генуэзцы не успели зарядить свои арбалеты, как были осыпаны роем стрел шотландских лучников. Это вызвало замешательство среди генуэзцев, они повернули тыл и бросились навстречу своим рыцарям. Кони последних испугались и стали метаться, что привело к расстройству строя французских рыцарей, а многие из них попадали на землю и тем самым .утратили свою боеспособность, так как рыцарь в доспехе сам встать не мог.
Этот бой особо подчеркнул два требования: а) необходимость бережного ухода за оружием и б) значение его скорострельности.
Наконец, для натяжения тетивы к ложе арбалета приспосабливались в средние века лебедки (рис. 18). Для направления стрелы в ложе попрежнему устраивался жолоб или укреплялась трубка с прорезами для движения тетивы. Арбалеты с трубками назывались аркебузами. К этим видам оружия были приняты сравнительно короткие стрелы с четырехгранным пирамидальным наконечником, весом около 0,5 кг. Стрелы эти назывались 'карре'. Они могли. пробивать с небольших расстояний (до 30 шагов) рыцарские латы. Аркебузы помимо метания стрел могли метать и шаровой формы снаряды - пули.

Примечания:
1. Своеобразный вид пращи представляет палка, в расщеп на конце которой вкладывался (зажимался) камень. При сильном взмахе и затем резкой остановке палки камень этот вылетал.

Laborant
22-12-2003 02:23 Laborant
картинки к 5 главе




Laborant
22-12-2003 02:29 Laborant
ГЛАВА VI
МЕТАТЕЛЬНЫЕ МАШИНЫ
12. Общие замечания
Постепенное развитие общественной жизни, постройка городов и обнесение их прочными стенами для защиты как горожан, так и богатых сокровищ, накопленных в городах, обнаружили слабость ручных метательных машин против защитников города.
Для овладения городами потребовалось вести борьбу не только в непосредственном соприкосновении с их защитниками, но и разрушать прочные стены (цитадели, детинцы, кремли), бросать снаряды внутрь города, перекидывая их поверх стен, разрушать сооружения внутри детинца и поражать защитников.
Таким образом, борьба за города привела к необходимости иметь по крайней мере два типа орудий, различающихся по их боевому назначению и применению, а не только конструктивными особенностями. Последние являются лишь следствием боевого назначения орудия (1).
Один тип орудий назначался для разрушения стен - 'стенобитные', 'проломные' машины, машины прицельного действия. Другой - для перебрасывания снарядов поверх стен - орудия навесного, 'верхового' действия. Машины первого типа назывались баллистами, вторые катапультами (2).
Первоначальным источником энергии были люди или животные; энергия их аккумулировалась закручиванием ими толстых канатов из сухожилий или волос животных и в требуемый момент эта собранная, накопленная энергия использовалась в машине для работы метания. Таким образом, непосредственно в машине при метании использовалась предварительно накопленная энергия. Это же наблюдается и в современных машинах (орудиях), в которых используется энергия, скрытая в веществах, предварительно должным образом обработанных. На их изготовление израсходована некоторая энергия, которая, однако, в самом орудии при выстреле не играет роли и ее учитывать нет надобности при рассмотрении явления выстрела.
По свидетельству Фукидида канаты (тетивы) в машинах достигали в диаметре 3 фт (1 м).
Снарядами баллист служили камни и бревна. Последние нередко соединялись по нескольку вместе, передняя часть их заострялась и укреплялась металлическим наконечником подобно тому, как и у стрел и таранов.
Катапульты бросали камни, бочки с зажженой смолой, горшки со скорпионами или змеями, трупы животных и т. п.
Таким образом, мы видим применение снарядов различных видов действия: ударного (камни, бревна), зажигательного и светящего (зажженная смола в бочках), отравляющего (скорпионы, змеи, трупы). Арсенал снарядов был не мал и разнообразен. Эти же виды действия снарядов перешли и к огнестрельной артиллерии.
Снаряды эти отличались разнообразием весов и неправильностью форм, почему нельзя было ожидать большой правильности и однообразия их полета. Начальная скорость снарядов тоже была весьма разнообразна по величине и по направлению. Тем не менее, снаряды падали довольно точно, так как стрельба велась на очень небольшие расстояния.
Стенобитные машины располагались у самых стен, на удалении, превосходящем длину бросаемых бревен (стрел), и в безопасном удалении от осколков стены или разбивающихся каменных снарядов.
Катапульты располагались несколько далее, чтобы избежать стрельбы под очень большими углами, так как в этом случае получалась короткая дуга размаха рычагов, бросающих снаряд, и снаряд не мог получить достаточной скорости полета.
Камень весом около 35 кг баллисты бросали на 400 - 500 шагов, бревна, вследствие большей правильности их формы и лучшей направленности движения по жолобу, до 600 - 800 шагов. Катапульты бросали камни весом до 150 - 180 кг на 400 шагов, а более легкие даже до 800 шагов.
Для заряжания машин (взведения, закручивания канатов) требовалось усилие большого числа людей, действующих организованно, согласно, вследствие чего нужна была предварительная их подготовка. Таким образом, в ряде вооруженных сил появляется новый вид войск, получивший впоследствии название артиллерии.
Если сопоставить работу орудийного расчета при метательной машине с артиллерийским орудием даже не вполне современным, то согласно подсчетам, сделанным проф. Цытовичем Н. П., получим следующее:
'Для заряжания 10-дм пушки, дающей снаряду энергию у дула 3 500 000 кгм, нужно 9 человекам работать 2 мин., затратив 300 - 325 кгм. Чтобы сообщить такую же энергию снаряду метательной машиной, 9 человек должны были бы работать непрерывно 15 - 17 суток, а если прибавить необходимость, преодолевать вредное сопротивление, около 20 %, то 18 - 22 суток'.
Большие машины были разнообразного устройства. Они доставлялись к осаждаемым городам в виде материала и собирались на безопасном от действия защитников города расстоянии, а затем подтягивались на боевое расстояние. Для сохранения людей над машинами устраивались часто крыши.
Вес машины достигал 5 - 6 т.
Подобные машины появляются в войнах уже за 1000 - 900 лет до нашей эры.
На Руси также применялись машины для действия по противнику:
пороки, отбойные и возграды (соответственно баллистам, катапультам и таранам). Впрочем, за отсутствием описаний и рисунков трудно сказать, к какого рода и вида машинам относились эти названия.
Метательные машины находили себе широкое применение не только при осадах городов (например Вавилона, Иерусалима, Сиракуз), но и в полевых боях. В обороне Сиракуз принимал участие как строитель и изобретатель машин и как руководитель их действием, известный ученый древности Архимед. Вегеций свидетельствует, что у Юлия Цезаря (первый век до нашей эры) в каждой когорте было 5 баллист на колесных лафетах, называемых скорпионами, и одна катапульта - онагр, что составляет приблизительно 6 орудий на 1 000 чел.
 13. Виды машин
На рис. 20 вверху изображена баллиста не очень больших размеров. Ее устройство понятно из рисунка. В вертикально расположенной прочной раме натянуты два каната, предварительно сильно скрученных в разные стоpоны. Концы канатов закреплены неподвижно в раме. В канатах между каболками (пучками) вставлены концы рычагов, стянутых тетивой. Сквозь вертикальную раму, по ее середине, пропущен длинный жолоб, служащий, для направления полета снаряда. По верхним направляющим жолоба могут
сдвигаться салазки с крючком. Зацепив последний за тетиву, оттягивают салазки помощью лебедок назад и сцепляют с жолобом. Для выстрела поворачивают крючок, освобождают тетиву и она с силою двигает снаряд по жолобу. Движение рычагов вперед ограничивается крайними стойками рамы. Иногда для предохранения рычагов и стоек, по которым они ударяли при 'выстреле', на последних укрепляли подушки или фашины из
камыша, прутьев и т. п.
Интересно отметить имеющийся в машине подъемный механизм в виде винта и каток на заднем конце станка, очевидно,для облегчения поворотов машины при выполнении горизонтальной наводки. Подушки, прикреплявшиеся часто к стойкам и служившие для сбережения их и рычагов, можно рассматривать как прообраз противооткатных приспособлений.
Баллисты небольших размеров, снабженные станком с осью и колесами, действовали вместе с войсками в полевых боях. Такие машины называли скорпионами (рис. 20, внизу).
Устройство катапульты поясняется рис. 21. В раме, горизонтально или вертикально поставленной, натянут канат, в развив которого вставлен рычаг с ложкой на другом конце для помещения снаряда. В хоботовой части виден ворот, при помощи которого можно рычаг оттянуть; при оттягивании канат будет еще сильнее закручиваться и в нем разовьются упругие силы, которые и произведут в нужный момент сильный взмах рычага, а снаряд получит достаточную скорость в момент остановки рычага при ударе в поперечину. Рычаг делали иногда такой длины, что снаряд в момент остановки его был выше городской стены. Для изменения углов возвышения на поперечину набивали доски, бруски, а для смягчения удара и сбережения машины - подушки. Интересно обратить внимание, что предварительное закручивание каната производилось помощью особого
механизма и степень закручивания могла изменяться, что равнозначно изменению величины заряда в современны понимании. На поперечине иногда укреплялась подушка как для смягчения по ней удара рычагом, так и для изменения углов взмаха его, т. е. изменения углов возвышения.
Были небольшие катапульты, возившиеся на повозках.
Иногда в катапультах на верхней поперечине рамы укрепляли лоток, в который укладывали стрелы так, что их задние концы выступали за задний конец лотка. Рычаг машины при спуске ударял по стрелам, и они с определенной скоростью летели вперед.
Другим видом оружия, которое применялось в средние века и котopое можно отнести к разряду невробаллистических, были бриколи (рис. 22). На стойке укреплялся лоток для укладывания на нем стрел. К ней же прикреплялась нижним концом доска из дерева или металла. Для производства 'заряжания' свободный верхний конец доски оттягивался, доска изгибалась и в ней развивались упругие силы. На лоток укладывали стрелы так, что их задние концы выступали на задний срез лотка.
Для метания доску сразу отпускали, она ударяла по концам стрел и они слетали пучком с лотка. Не исключена возможность, что на лоток накладывались камни, а позади их доска, свисавшая задним концом так же как и стрелы. Таким образом, получался своеобразный 'выстрел картечью'.
Необходимость повышения скорострельности сознавалась и в эпоху метательных машин. С этой целью устраивались особые скорострельные орудия, называвшиеся в Греции полиболами.

Рис. 23. Полибол.

Одна из таких машин изображена на рис. 23. На станке укреплен лук, а над последним барабан с желобками. В желобки помощник стрелка вкладывал стрелы. При вращении штурвала тетива натягивалась и барабан вращался. После оттягивания тетивы очередная стрела падала с барабана и ложилась в жолоб станка впереди тетивы.
Подобные машины, повидимому, применялись в небольшом числе и редко, так как они peдко упоминаются.

Примечания:
1. Это замечание считаю необходимым сделать не только здесь, но не откажусь повторять его и в дальнейшем с целью подчеркнуть неправильность принятия какого-либо иного основания для разделения орудий на типы. Например, некоторые настойчиво предлагали принять за основание деления орудий на типы длину ствола в калибрах. Также называют некоторые предметы по случайному признаку, а не по назначению их. Говорят: 'инерционный предохранитель' вместо 'предохранитель на случай
затяжных выстрелов', или 'противооткатные приспособления назначаются для поглощения энергии отката', а не 'для ограничения длины отката', и 'контрпредохранители' в трубках и взрывателях, а не просто 'предохранители'. Последнее абсолютно ничем не может быть оправдано: контрпредохранители выполняют совершенно самостоятельные Функции, независимо ни от каких других предохранителей, почему они никак не могут быть названы 'контр'. Название должно основываться на назначении предмета.
2. В последнее время некоторые авторы (Дильс, - Антическая техника, 1934) называют, наоборот, машины прицельного действия - катапультами, а навесного - баллистами.

Laborant
22-12-2003 02:31 Laborant
картинки к главе 6

Laborant
23-12-2003 11:14 Laborant
ОТДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ
ПЕРИОД БАРОБАЛЛИСТИЧЕСКОЙ АРТИЛЛЕРИИ
ГЛАВА VII
БАРОБАЛЛИСТИЧЕСКИЕ МАШИНЫ
Около V в. нашей эры боевые машины, основанные на применении упругости различных тел для метания снарядов, в Западной Европе выходят из употребления. Остаются они на службе в Греции, которую миновало нашествие варваров, и у народов Азии и восточной Европы.
Варвары находили более практичным действовать в бою рукопашным
оружием, истребляя врага всюду, кроме укрепленных городов, которые они оставляли без внимания:
Есть взгляд, что сырой климат Европы не благоприятствовал применению невробаллистических машин, так как упругость волокон тетивы от сырости резко падала. Только ручное метательное оружие (луки, арбалеты, аркебузы) строили с упругими тетивами, но чаще в них применяли упругие дуги, деревянные или металлические, почти не меняющие своих упругих качеств от условий погоды.
Интересно отметить, что в войну 1914 - 1918 гг. немцы применяли очень сильные арбалеты с дугою из сильных стальных рессор. Эти арбалеты имели преимущество перед огнестрельным оружием в беззвучности метания.
Вследствие нашествия варваров пройденный артиллерией путь и накопленный опыт были потеряны и пришлось вновь искать источник энергии и строить машины в соответствии со свойствами его.
Появляются машины, основанные на использовании силы тяжести; начинается баробаллистический период артиллерии (1).

По своему устройству машины этого периода (рис. 24) сходны по идее с применяемыми для подъема воды из колодцев "журавлями". А именно, неравноплечий рычаг может вращаться вокруг оси, укрепленной в двух стойках. Короткое плечо нагружено так, что момент веса больше или равен моменту веса длинного плеча, нагруженного сосудом с водой. При этих условиях опускание длинного плеча в колодец не требует значительных усилий, а подъем воды может быть произведен противовесом без усилий со стороны человека, подымающего воду.

Рис. 25. Таран.
Если сообразить устройство машины так, что момент веса короткого плеча вместе с грузом будет больше момента длинного плеча со снарядом, то опущенный вниз длинный конец рычага после его освобождения будет приведен в быстрое вращательное движение и снаряд приобретет большую скорость.
Для заряжания машины на конце длинного плеча рычага делалась ложка подобно тому, как у катапульт.
Нередко к длинному плечу рычага присоединялась праща, в которую вкладывался снаряд (см. рис. 24), как это было в праще с рычагом. Машины с противовесом за границей назывались требюше, а с пращей
фрондиболами. На Руси они были известны под названием пускичи.
Снарядами к баробаллистическим машинам, как и у катапульт, служили камни, бочки со смолой и т. д. Баробаллистические машины были значительно слабее невробаллистических. Так, снаряд весом около 30 кг они бросали на 200 - 300 шагов, а снаряд около 100 кг всего только на 60 - 75 шагов.
Как видно из рисунка, баробаллистические машины устанавливались на повозках и могли действовать в полевом бою. Преимущественно они употреблялись в боях за города и замки.
Наряду с метательными невро- и баробаллистическими машинами находили применение для образования брешей, проломов в стенах тараны. Таран состоял из станка в виде высокого козла, к которому подвешивалось бревно с оковкою на переднем конце. Усилием людей таран раскачивался и ударял в стену. После ряда ударов в стене получалась брешь.
Применялись также тараны ручные и подкатные. В таранах первого вида бревно несколько человек держали непосредственно в руках, а в таранах второго вида таран укладывали на катках. Усилием людей бревно отводилось назад и затем с силою двигалось вперед.
Для защиты людей, действующих тараном, над ними устраивал
крыша.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
С появлением метательного оружия меняется тактика действия войск в бою. Если в период применения в бою только рукопашного оружия применялся исключительно сомкнутый строй и бой принимал характер общей свалки, которая и решала исход его, то с появлением метательного оружия ведение боя значительно усложнилось. Предварительно требовалось приведение войска в боевой порядок соответственно вооружению: лучников и пикинеров распределить особо, артиллерийские орудия привести в боевой порядок. Нужно было до завязки боя произвести большую организационную работу. Военачальник не только вел войска в бой и воодушевлял их в бою личным примером мужества и храбрости, но и управлял боем, меняя распределение сил: сначала он подготовлял бой метательным оружием, а затем уже вводил войска в рукопашный бой.
Развитие метательных машин шло по пути увеличения веса снаряда, увеличения его скорости полета, придания ему правильного направления и обеспечения правильности дальнейшего полета, увеличения дальности стрельбы и подвижности.
Эпоха метательных машин, кроме указанных общих направлений их развития, оставила в наследство последующим эпохам и периодам: а) большое разнообразие видов действия снарядов (ударные, зажигательные, светящие и отравляющие); б) различные виды орудий (ручные и крупные артиллерийские орудия, прицельного и навесного действия) и в) довольно хорошо разработанные механизмы (подъемные, поворотные, механизмы или приспособления для уменьшения действия 'выстрела' на систему орудия).

Примечания:

1. Впрочем, у восточных народов применение таких машин было
известно и ранее

Laborant
23-12-2003 11:15 Laborant
картинки к главе 7

Laborant
25-12-2003 05:03 Laborant
Эпоха огнестрельной артиллерии
ОТДЕЛ ПЯТЫЙ
ПЕРИОД ГЛАДКОСТЕННОЙ АРТИЛЛЕРИИ
ГЛАВА VIII
ПЕРВЫЕ ОГНЕСТРЕЛЬНЫЕ ОРУДИЯ
 14. Появление пороха
Кто, где и когда изобрел порох, остается недостаточно выясненным по настоящее время. Есть указания, что в Индии за несколько тысячелетий до нашей эры применялись стрелы, снабженные на переднем конце составом, который при слете стрелы воспламенялся и служил в дальнейшем не только как зажигательное средство, но, по мнению некоторых, и как средство для увеличения дальности полета ее, т. е. приспособление имело характер действия, сходный с действием ракеты. Подобные стрелы называли малеоли и фалорики.
Известно, что в Китае в конце Х в. уже были опытные и искусные петардиры, умевшие помощью петард вышибать городские ворота в стенах ограды (1). Петарды эти представляли горшки, имевшие вид ступки, наполненные каким-то составом.
В Китае с Х в. порох применялся не только для петард, но преимущественно для пиротехнических изделий и ракет.
Мейер под 1055 г. помещает справку, что в это время у китайцев были огнестрельные орудия из бронзы и железа.
Многие исследователи этого вопроса склоняются к заключению, что мысль о метательной силе смеси угля и селитры могла зародиться впервые в степях Китая или Монголии, богатых выделением на поверхности земли селитры ('китайский снег'). Вполне возможно, что кочевники, разводя костры, могли подметить яркие вспышки при падении на селитру раскаленных углей, и что при этом получалось разбрасывание золы и углей. Это обстоятельство могло навести на мысль изобретения пороха.
Путь распространения пороха чаще всего указывается следующий: из Китая пользование им перешло в Индию, затем через Персию (Иран) - к арабам, далее, по берегу Северной Африки - к маврам и затем - через Испанию - в Европу.
Другой путь распространения сведений о порохе в Европе проходил через Грецию. Через нее пролегали пути крестоносцев, которые часто
вступали в бой с арабами, и им приходилось на себе испытывать действие этого неизвестного вещества. В силу этой неизвестности вещество это
объединяли с греческим огнем.
Французский профессор Рейно ( Reineanx) нашел в Парижской библиотеке манускрипт, написанный на арабском языке в 1280 г. Неджин-Эддином (звезда религии) Гассаном Альраманом (копейщик), озаглавленный: 'Руководство к искусству сражаться верхом и о различных военных машинах'. К рукописи приложен альбом раскрашенных рисунков, что делает этот труд особенно ценным, так как рисунки, даже без текста, дают достаточное представление о предмете.
В манускрипте приведены рецепты замечательного состава из селитры, серы и угля в пропорции, близкой к той, которая применялась для изготовления пороха. Описаны орудия: бортаб, стрелы, снабженные гильзами с 'зажигательным' составом. Хотя состав называется зажигательным, но можно с, достаточной степенью вероятия предположить, что современниками было подмечено увеличение дальности полета этих зажигательных стрел, т. е. подмечено и метательное действие пороха.
Есть указания, что применение пороха было известно в Европе уже в XII в. и даже ранее. Деккер указывает, что в Гарце в XII в. применяли порох для взрывания камней и пфальцграф Генрих Рейнский в 1200 г. взорвал порохом стены старого замка близ Тируса.
Некоторые авторы приписывают изобретение пороха Альберту Великому, Рожеру Бекону и Бартольду Шварцу. Можно не сомневаться, что эти ученые, обладавшие несколькими языками, были знакомы с сочинением Неджина-Эдина и некоторыми другими (например, 'Об огне для сожжения неприятеля', приписываемым Марку Греку) и знали поэтому об изготовлении пороха, его свойствах и некоторых его применениях, но едва ли справедливо приписывать им честь его изобретения.
Наконец, некоторые исследователи вопроса ставят изобретение пороха в связь с распространившимся в военном деле с конца VII в. 'греческим огнем'. Благодаря применению греческого огня греки при защите Константинополя от аравитян сожгли их флот (в 673 г.) при Цизике. Греки сожгли греческим огнем суда киевских князей Игоря в 941 г., а в 960 г.- Святослава.
Из сказанного видно, что греческий огонь представлял весьма действительное боевое средство и вследствие этого он возбуждал большой интерес.
Греки направляли свой 'греческий огонь' по трубам или из сосудов на вражеские корабли. Трубы и сосуды располагались преимущественно на корме или на мачтах или на носу кораблей. Бросали также вручную трубки с составом и, наконец, метательными машинами - стрелы, горшки, бочки.
Состав 'греческого огня' не установлен точно, но, судя по применявшимся зажигательным составам в малеолях и фалориках, в него входили сера и смола. Селитра, как составная часть его, не упоминается. Можно думать, что в состав греческого огня входила нефть, так как огонь трудно было гасить вследствие жирности состава и плохой поэтому смачиваемости водой; он мог гореть некоторое время под водой.
Состав греческого огня хранился в глубокой тайне. Греческие императоры включили его в список государственных тайн.
Греческий огонь применялся в сухом и жидком виде. Собственно состав был твердым, жирным веществом. При горении некоторые его составные части переходили в жидкое состояние (смола, сера) и в таком виде он стекал по трубам на неприятельские сооружения.
Как уже замечено, в рецептах 'греческого огня' селитра не указывается, вследствие чего едва ли можно связывать появление пороха с греческим огнем. Тем не менее, интересно отметить появление этого нового, таинственного боевого средства, которое в последних войнах возрождается вновь в огнеметах, бутылках.
Mower
25-12-2003 01:39 Mower
по истории метательных машин есть отличный ресурс с углубленным разбором "полётов", много новых данных http://www.xlegio.ru/artilery.htm

Laborant
26-12-2003 11:18 Laborant
 15. Появление огнестрельных орудий
Ни время изобретения, ни имя изобретателя огнестрельного оружия неизвестны. Можно с достаточной достоверностью предполагать, что его зарождение и распространение шло тем же путем, что и распространение пороха. Летопись указывает, что в XIII в. арабам было известно применение огнестрельного оружия, бросающего снаряды с 'шумом, треском и огнем' (2).
Распространение огнестрельного оружия у арабов и мавров ранее, чем у европейских народов, объясняется более высокой их цивилизацией, так как Европа (кроме Греции) была погружена, вследствие нашествия варваров, в глубокое невежество, а потому промышленность, техника и военное дело стояли на низкой ступени развития. В Европе существовал гнет религиозных предубеждений и многое, в том числе и действие пороха, объяснялось вмешательством 'нечистой силы', 'действием дьявола'.
Названия первых огнестрельных орудий и их снарядов арабского происхождения: модфа - тонкостенная труба, с дном и стержнем для удобного держания в руках, снаряд для нее (рис. 26) величиною с орех (по арабски - бандок). Высказывается мысль, что модфа первоначально служила для фейерверочных целей - бросания светящих звездок, а затем стала боевым метательным оружием, хотя бросание звездок тоже может иметь боевое значение.
Впервые огнестрельные орудия в Европе были применены в 1342 г. во время осады испанским королем Альфонсом XI Алжезираса, защищавшегося маврами. При этом мавры стреляли из железных орудий снарядами величиною. с яблоко, 'с громом, шумом, большою скоростью (снаряда) и такою разрушительною силою, которая прежде не была известна'.

Рис. 26. Модфа

После этой осады сведения об огнестрельном оружии стали быстро распространяться по Европе и само оружие стало завоевывать, хотя и не без труда, свое место в ряду боевых средств.
Первый случай применения огнестрельного оружия в войне между европейцами относят к сражению при Кресси в августе 1346 г. (3).
На Руси огнестрельные орудия появляются в 1389 г., в последний год княжения великого князя Дмитрия Иоановича Донского. В голицинской летописи записано: 'В лето 6879 привезли к нам из немец арматы и стрельба огненная и с того часу уразумели из них стреляти'. 6879 г. в переводе на наше летоисчисление означает 1389 г. (4). В1400 г. в Москве уже готовили порох, а в 1408 г. при обороне Москвы от Эдигея применялась огнестрельная артиллерия.
Первые по времени появления образцы огнестрельного оружия в Европе были чрезвычайно разнообразны по их устройству, материалу и по способу изготовления. Еще большим разнообразием отличались снаряды к орудиям. Они были лишь одной и той же формы, почти шаровой, материалом же для их изготовления служили камни, свинец, железо. Разнообразен был и порох по его составу, степени очистки селитры, качества угля и серы. Готовился он в виде порошка (откуда и произошло название порох) для удобства и равномерности смешения составляющих его веществ: селитры, угля, серы.
Объясняется это разнообразие господствовавшим тогда ремесленным способом производства.
Материалом для изготовления стволов служило железо. Стволы не имели цапф. Для удобства обращения стволы укладывались наполовину своей толщины в желоба, выдолбленные в деревянных колодах и скреплялись с последними железными обручами. Прицельных приспособлений и механизмов наводки не было, хотя на некоторых памятниках имеются мушки. Сообщение огня зарядам производилось через затравочный канал в стенке ствола, к которому подносили раскаленный на жаровне железный прут.
Наряду с орудиями, заряжаемыми с дула, изготовлялись орудия, заряжаемые с казенной части (с казны). На рис. 27 изображен один из памятников, хранящихся в Артиллерийском историческом музее Красной Армии в Ленинграде. Как видно, железный ствол в виде кованой трубы вложен наполовину своего диаметра в желоб колоды и скреплен с нею оковками. Между казенным срезом ствола и концом жолоба колоды оставлено свободное пространство для помещения отдельной каморы заряжания.
Отдельная камора заряжания напоминает устройством кружку с ручкой. Дно каморы наклонно к ее оси, Передняя часть кружки имеет диаметр меньше диаметра канала трубы и может быть при заряжании вдвинута в него на некоторую величину. Близ дна каморы имеется запальный канал или затравочное отверстие.
Заряжание орудия производилось так. В канал ствола вкладывали снаряд, обмотанный промасленными тряпками, в камору насыпали заряд, определяя количество пороха на глаз, и поверх заряда в камору вкладывали пыж или деревянную пробку. Затем камору передним утоненным концом вкладывали в ствол и закрепляли на месте особым клином, вдвигая его в окна, сделанные в колоде и оковках. Клин, нажимая на дно каморы, досылал ее вперед и, давя на ее наклонное дно, прижимал камору к гнезду в колоде. Этим достигалось надежное закрепление каморы, т. е. запирание канала ствола. Для достижения обтюрации стык каморы со стенками ствола замазывался глиной. В запальный канал насыпали некоторое количество пороха - затравка.
Для производства выстрела к запальному каналу подносили раскаленный на жаровне конец железного прута.

Рис. 27. Огнестрельное орудие XIV - ХЧ вв.

Несмотря на затейливое и довольно хорошо продуманное устройство
запирающего ствол механизма, действовал этот затвор недостаточно надежно: обтюрация была плохой и случаи выбрасывания каморы были нередки. Следует вообще заметить, что выстрел из орудий представлял для стреляющих едва ли не большую опасность, чем для противника. Для сбережения орудийного расчета возле орудия устраивались ровики или щитовые укрытия. Нередко орудие заклиналось или, как это было принято во Франции, возносили молитвы Варваре, считавшейся покровительницей артиллеристов.
Легенда, приписывающая изобретение пороха Бартольду Шварцу, не оправдывается, как видно из изложенного ранее. Но некоторые авторы приписывают ему честь изобретения орудий крупного калибра.
Так говорят, что Бартольд Шварц, занимавшийся алхимией, исследовал также и состав из селитры, угля и серы и смешивал и обрабатывал его в ступке, закрывая ее камнем. Случайно попавшая искра вызвала взрыв состава, и камень с силою был подброшен вверх. Это и навело на мысль изобретения орудий; которые вначале изготовлялись действительно в виде ступки, откуда и произошло название подобных орудий - мортира (mortier, M?rser - рис. 28-1).
В дальнейшем стремление увеличить действительность огня орудия
приводит к увеличению их калибра (веса снаряда) и удлинению канала - появляются орудия большого калибра и значительной длины (5 - 8 калибров) - бомбарды (рис. 28-2).
Многие бомбарды и мортиры отливались из меди (бронзы), но преимущественно изготовлялись из сваренных железных полос, обтянутых затем кольцами.
Значительный эффект, производимый порохом, побудил применить его для бросания стрел и пуль в аркебузах. Так появляется первое ручное огнестрельное оружие, названное преемственно также аркебузом (рис. 29), хотя в нем никакой дуги не было.

Рис. 28. Орудия XIV - XV вв.
1 - мортира, 2 - бомбарда, 3 - бомбарда, сваренная из железных колец.

Распространяются также многоствольные орудия, получившие название рибодекенов (ribaudequin) или органов. У нас на Руси их называли сороками. На рис. 30 показан один из рибодекенов из четырех стволов, на колесном лафете. Из рисунка можно заключить, что огнестрельному действию доверяли мало и поэтому наряду со стволами на лафете укреплялись копья с зажигательным составом близ клинков и две совни.
Некоторые склонны рассматривать сороки, как орудия скорострельные. Это неверно. Они давали залп большого числа стволов, но затем заряжание их требовало гораздо больше времени, чем заряжание такого же числа отдельных орудий, так как одновременно заряжать все стволы было невозможно. Поэтому, надо полагать, они не получили широкого распространения, в особенности после введения картечи.
Рибодекены во второй половине XVIII в. окончательно выходят из употребления.
В ряду рибодекенов следует упомянуть 'круглую батарейку' (рис. 31), бывшую на вооружении русской армии и применявшуюся даже в боях (5).

Рис. 29 Аркебузиер

Она состоит из 44 мортирок 2-фн калибра, расположенных по окружности большого колеса. Последнее вращалось вокруг вертикальной оси станка. Мортирки были соединены в группы с общим запальным жолобом для каждой группы. Когда группа, обращенная к противнику, стреляла, ей диаметрально противоположная заряжалась. Благодаря этому вся батарейка являлась орудием скорострельным.
Некоторые из более легких орудий помещались на колесных лафетах-тележках и могли без затруднения передвигаться с войсками (рис. 32).
Вообще же стволы перевозились отдельно на повозках и вблизи места боевого употребления устанавливались на колоды и помосты из бревен. Для этого в составе артиллерии имелись плотники или же этому делу обучались артиллеристы. Маневренностью, подвижностью более крупные орудия не обладали, и, будучи раз установленными на огневой позиции, они оставались на ней до конца боя.
Применялась артиллерия почти исключительно при борьбе за города, представлявшие тогда большею частью довольно солидные крепости, или за рыцарские замки. В полевых боях артиллерия, ввиду ее неспособности к маневрированию и длительной подготовки к бою, применялась редко.

Рис. 32. Орудие на лафете.

Последнее обстоятельство объясняется также отсутствием какой бы то ни было системы в артиллерии, что, в свою очередь, объясняется господствовавшим тогда ремесленным характером производства. Один ремесленник изготовлял стволы (орудия); другой, не заботясь о том, будет ли орудие такого размера (калибра) или нет, готовил снаряды - ядра, сплошные шары из камня, свинца или железа. Колоды и лафеты изготовлялись чаще всего на месте боевого употребления или вблизи его.
С началом войны орудия, снаряды и порох подвозились на поле сражения и здесь производили подгонку снарядов к орудиям, подбор пороха, изготовляли колоды и помосты и все необходимое. Орудия располагались в одну линию или отдельными группами.
Так как дальность стрельбы была невелика, шагов 500 - 800, то военачальник старался подвести противника под огонь своих орудий, когда они были готовы к выстрелу. Случалось, что бой кончался, а артиллерия не была готова, или даже захватывалась противником ранее, чем успевала сделать хотя бы один выстрел.

Примечания:
1. Беккер в своей 'Истории артиллерии' на стр. 30 приводит следую-
щую справку: 'Ботте и Риффальд говорят, что китайский император Виттей за несколько столетий до нашей эры уже употреблял порох'.
2. Это подтверждает рукопись, найденная Рейно,
3. Мейер указывает, что Соломон, венгерский король, атаковал Белград огнестрельными орудиями в 1073 г.
4. Некоторые исследователи указывают не 1389, а 1382 г.
5. На это указывают повреждения некоторых мортирок, причиненные
повидимому осколками снаряда. Бранденбург в своем каталоге ч. II ни на стр. 39, ни на стр. 95 не говорит об этом.

Laborant
26-12-2003 11:20 Laborant
Картинки к Главе 8, параграф 15.





Laborant
5-1-2004 05:26 Laborant
 16. Распространение чугунного и бронзового литья
Значительный прогресс в артиллерии получился с распространением чугунного и бронзового литья и в особенности с распространением мануфактурного способа производства, с укрупнением мастерских отдельных ремесленников.
Мейер в своей хронике дает справку, что первое бронзовое орудие отлито в Аугсбурге в 1372 г., чугунное - в Силезии в 1471 г., а в Англии Петром Ральфом (Pierre Ralph) в 1540 г. Другие авторы приводят иные даты (6). Широкое же применение этих металлов для изготовления стволов, чугуна и, для снарядов наблюдается в XV в.
На Руси литье орудий (стволов) особенно развилось в княжение Иоанна VI. Он нанимал искусных мастеров за границей. Особенно много услуг в этом деле оказал некий мастер Муроль, прозванный за свое искусство и умение Аристотелем Фиоравенти. Многие из его учеников прославились на этом деле. Имена многих из них нам известны по отлитым на стволах надписям обычно такого содержания: 'Сия пищаль отлита в, лето от сотворения мира (такое-то) в благополучное царствование великого князя (такого-то), а лил (например) Яков Дубина'.
В Историческом артиллерийском музее хранится орудие, отлитое в 1485 г. Ствол не имеет цапф, торели и дельфинов (рис. 33-1). Этот памятник является единственным, первым по времени, памятником того времени.
В ряду русских литейщиков известность приобрел Андрей Чохов (он же Чехов), отливший в 1586 г., между прочим, столь известную 'царь-пушку', называемую так по изображению на ней конной фигуры царя Федора Ивановича (рис. 33-2). Многие оправдывают это название большими размерами орудия, но это не имеет достаточных оснований с точки зрения артиллерийской науки хотя бы уже потому, что по своим характеристикам это орудие не является пушкой, а дробовиком.
Калибр 'царь-пушки' 35 дм (875 мм), вес ствола 2 400 пудов (около 10 т), длина ствола 6 калибров, вес каменного ядра 120 пудов (1 965 кг). Ствол этой 'пушки', хранящейся в московском Кремле, наложен на лафет, отлитый впоследствии (рис. 33-2).
Из ряда других замечательных памятников по затейливости и художественности литья следует отметить 'гафуницу' времен Ивана Грозного (рис. 33-3) и мортиру Лжедмитрия (рис. 33-4), которую по указу Петра 1 не перелили, когда все старые орудия после Нарвского поражения переливали в новые орудия, о чем свидетельствует следующая вычеканенная на мортире надпись: 'По указу его императорского величества сего мортира переливать не указал'.
Орудия, отлитые из бронзы или чугуна, заряжались с дула, так как применявшиеся ранее затворы орудий были, как уже сказано, ненадежны.


Рис. 33. 4 - мортира Лжедмитрия

Орудия отливались с готовым каналом с особой каморой для заряда (зарядной) (7), с цапфами, дельфинами, винградом и богатыми украшениями: изображениями трав, цветов, зверей и т. п. Каморы делались чаще всего меньшего диаметра, чем канал ствола.
Каждое орудие носило собственное название по эмблеме, служившей обычно мушкой: 'Ящерица', 'Медведь', 'Змия летучая'.
Чугунное литье стали применять для изготовления ядер, которые вскоре, в конце XIV - начале XV вв., почти вытеснили каменные ядра, сохранившиеся для мортир и бомбард.
Так как удельный вес чугуна приблизительно в 21/2 раза больше, чем камня, то чугунные. ядра, при одинаковом весе их с каменными, получались в 1,3 меньшего диаметра. Это вызвало переворот в изготовлении орудий: калибры стали уменьшать, явилась необходимость увеличить длину как для сохранения веса стволов, так и для увеличения действительности орудий. Увеличение зарядов для повышения начальной скорости встречало затруднения в орудиях с особыми зарядными каморами малого диаметра. Пришлось от зарядных камор отказаться. Так появились новые безкаморные орудия - пушки.
Особенно длинные орудия получили названия: кулеврины, шланги, пищали, хотя следует заметить, что это деление не было строго проводимо и орудия (стволы), сходные по устройству и виду, получали различные названия. Системы все еще не было.
Облегчение орудий с уменьшением калибров увеличило их подвижность. Наличие же прочных цапф на стволах облегчило обращение с орудиями.
Все это привело к более широкому распространению артиллерийских орудий и они начинают все чаще и чаще и в большем количестве применяться в полевых боях.
Артиллерия разделилась на артиллерию главного артиллерийского парка, состоявшую из орудий более крупного калибра (16 - 64 фн) и назначавшуюся преимущественно для осад, и войсковую полевую артиллерию, назначавшуюся для действия с войсками в полевых боях.
На вооружении войсковой артиллерии назначались пушки небольших
калибров (2 - 8 фн). Эти орудия назывались: фоконо, соколы, соколики и фальконеты.
Орудия артиллерийского парка находили иногда применение и в полевых боях, В этом случае они обычно располагались на заранее выбранной позиции и их участие в бою зависело от того, войдут ли войска противника в сферы их действия.
Наконец, орудия самого малого калибра (до 2 фн) представляли собою
своеобразный вид индивидуального стрелкового оружия или полковой артиллерии. Они располагались в бою в первой линии группами или по одному. Эти орудия, вследствие их многочисленности и достаточной силы действия по рыцарским доспехам на малых расстояниях, приносили войскам, располагавшим ими, очень большую пользу.
С такой артиллерией, довольно многочисленной, совершил в 1494 г. свой знаменитый поход в Италию французский король Карл VIII. Более тяжелые орудия были отправлены в Италию морским путем, а легкие двигались вместе с войсками. В Специи войска, соединившись с артиллерией, доставленной морским путем, и в боевом порядке, с подвижной артиллерией перед фронтом, готовой к действию, направились под водительством Карла VIII в Рим.
Об этом знаменитом походе приведу выписку из 'Истории артиллерии' Нилуса (изд. 1908 г., отд. I, стр. 68 - 69).
'Появление артиллерии Карла перед замком папы заставило его сдаться. Из Рима Карл вошел на Неаполь. На пути, после четырехчасовой бомбардировки, взял крепость на горе св. Иоанна, которая раньше сопротивлялась арагонцам в течение семи лет и считалась неприступной. Одним видом своих войск и своей артиллерии обратил в бегство итальянские войска под предводительством итальянского короля и вступил в Неаполь, завоевав таким образом все неаполитанское королевство'.
Современный итальянский писатель Павел Иовий по поводу морального действия французской артиллерии писал: 'всего более возбуждали страх 36 пушек на повозках, которые с необыкновенной быстротой двигались лошадьми даже по пересеченной местности. Самые большие орудия - медные, длиною 8 фут., бросали чугунные ядра величиной с голову (попрежнему отсутствие понятия о калибре); орудия эти весили около 150 пудов, перевозились каждое 35 лошадьми и назывались пушками'.
'После пушек идут .кулеврины в полтора раза более длинные и меньшего калибра; наконец, фальконеты - маленькие орудия, стреляющие свинцовыми ядрами, величиною с апельсин; перевозились: большие на двух, малые на одной лошади. Все орудия помещались цапфами на двухстанинных лафетах для удобства изменения углов возвышения. Лафеты небольших орудий имели два колеса, у самых больших четыре. Запряженные в орудия лошади, побуждаемые криками и ударами погонщиков, двигались на ровном месте также быстро, как и кавалерия'.

Рис. 34. Серпантина Карла Смелого.

'Поход Карла VIII, блестяще начатый, кончился неудачно и ему пришлось отступать, потеряв из 30000 чел. приблизительно 21000 и увозя с собой 14 орудий большого калибра. При переходе через Апеннины было решено военным советом бросить и эти орудия, как сильно затруднявшие движение. Но Карл и швейцарцы, охранявшие артиллерию, сознавая ее цену и значение, не согласились бросить орудия, они взяли их с собой, по дороге засыпали рвы, прорывали встретившиеся на пути возвышенности, нередко сами в количестве 100 - 200 человек впрягались в орудия, переносили снаряды в руках и шлемах... Надо было придавать большое значение артиллерии, чтобы добровольно взять на себя такие заботы, зато артиллерия перешла через .Апеннины, не потеряв ни одного орудия. Венецианцы встретили войска Карла близ Форну на берегу реки Таро. Вид артиллерии, которую они считали неспособной совершить переход через Апеннины, привел их в ужас и бегство, несмотря на то, что орудия Карла VIII в этом сражении вывели из строя всего 10 человек и подбили только одно неприятельское орудие. Дорога была свободна и все француз-
ские орудия вернулись во Францию'.
Понятие об артиллерии Карла VIII можно составить по рис. 34 на
котором изображена 'серпантина' его современника - Карла Смелого. Лафет в общем его начертании сохранился до XIX в.
Поход Карла VIII в Италию позволяет сделать следующие выводы об
артиллерии:
1) артиллерия причиняет противнику еще небольшой урон;
2) моральное воздействие велико, но, правда, не вследствие ее могущества, а вследствие суеверных предрассудков;
3) подвижность артиллерии имеет огромное значение - артиллерия не
отстает от других войск, сопутствует им, прокладывает им путь и дает
возможность осуществить принцип внезапности;
4) артиллерия завоевала любовь других видов войск и стала равноправным членом военной семьи.
В отношении техники артиллерии можно отметить появление в зто время некоторых машин для облегчения обращения с тяжелыми орудиями. Появились трикебали - двухколесные повозки с механизмом для подъема и подвешивания орудийных стволов и облегчения накладывания их на лафеты. Вводятся для изготовления пороха, измельчения его составных частей специальные приборы. Орудийные стволы отливались с готовым каналом.
Позже введено рассверливание каналов до надлежащих размеров и
предусмотрено устранение пороков, которые могли получиться при отливке. Машины приводились в движение лошадьми.
Артиллерия, как видно из приведенного описания похода Карла VIII
и других боевых опытов того времени, находила широкое и, нужно сказать, успешное применение на полях сражений и, в особенности, при борьбе за города, хотя не обходилось дело без аварий.
Так, псковичи, осаждая в 1463 г. Новый Городок, 'пустиша на городок большою пушкою и колода вся изломалася, и железо около разорвавшася, а пушища вся цела'.
В 1514 г. великий князь Василий Иванович осадил в третий раз Смоленск. В войске его была многочисленная артиллерия под началом пушкаря Стефана. Помимо 'большого пламени, дыма, шума, грома, от которого земля колебалась и друг друга не видели', городу были причинены артиллерийским огнем большие повреждения, в особенности, когда великий князь повелел пушкарю Стефану бить город большими пушками.
'29 июля, в субботу в 3 часа дня из-за Днепра удари большою пушкою по их (противника, Д. K.) пушке по наряженной и их пушку разорвало и много в городе Смоленску людей погибло'. После третьего выстрела из этой большой пушки защитники Смоленска просили о пощаде.
Это свидетельство летописи весьма интересно и поучительно, так как дает указания и о правилах подчинения артиллерии и о расстоянии, с которого велся огонь, о ее могучем действии, о меткости огня, и, наконец, о решительном действии артиллерии. Точность указания времени заставляет с доверием относиться ко всему сообщению.
Осажденная в 1558 г., в царствование Ивана IV, крепость Нарва вынуждена была просить о перемирии после обстрела ее только артиллерией.
'Мы от той великия стрельбы не можем терпети' - говорили посланцы из Нарвы.
С улучшением методов чугунного литья чугун стали применять для отливки не только снарядов, но и орудийных стволов. Так как чугунные орудия, вследствие низких механических качеств чугуна, получались более тяжелыми, чем бронзовые, несмотря на более высокий удельный вес бронзы (пушечный металл), то из бронзы готовили стволы орудий для полевой и осадной артиллерии, где требовалась большая подвижность, а для крепостной - чугунные (8). Это разделение металла для изготовления орудийных стволов сохранилось до середины прошлого века, когда широко начала применяться для изготовления стволов сталь.
Как бронзовые, так и чугунные орудия, как уже замечено раньше, отливались с готовым каналом.
Для образования канала внутри формы устанавливался стержень, обвитый веревками и обмазанный сверху глиной,- сердечник. Укрепление сердечника представляло немало затруднений, почему его ось не всегда совпадала с осью формы и ствол получался разностенным или с косым каналом.
В 1739 г. женевский мастер Мориц предложил во Франции способ отливки "глухих" стволов, в которых потом высверливался канал (9).
Способ Морица (Моритца) с течением времени получил всеобщее признание и распространение, хотя было много возражений против него. Возражения эти были экономического порядка: большая потеря металла, длительность производства, требовались икусные мастера.
На стволе имелись следующие части (рис. 43): винград, торель, фризы, дельфины, дульное утолщение и украшения. Винград вместе с дельфинами служил для более удобного обращения со стволом, например для его подъёма при накладывании на лафет. На дульном утолщении имелась мушка, а на фризе торели или особой полке прорез для визирования на мушку. Последний прорез имелся не всегда.
В Историческом артиллерийском музее имеется немало памятников - орудийных стволов русской артиллерии, отнгосящихся ко второй половине XVII в., богато украшенных серебряной инкрустацией и золочеными изображениями, весьма тщательно отделанными (рис. 35). Стволы накладывались на коробчатые лафеты с колесами. Станины не только были укреплены оковками, но и украшены резными из железа узорами. Колоды (лафеты) окрашивались в красный цвет. Некоторые из пищалей имели клиновые затворы, а некоторые - ввинтной винград - прототип поршневого затвора. Наконец на протяжении XV - XVII вв. встречается немало так называемых "винтовальных пищалей", снабженных широкими и глубокими нарезами, идущими по винтовой линии. Число нарезов невелико - до 20.
В таком состоянии артиллерия находилась до второй половины XVII в., когда ее начинают приводить в надлежащий порядок и систему.
Примечания:
1. Беккер в своей 'Истории артиллерии' на стр. 30 приводит следую-
щую справку: 'Ботте и Риффальд говорят, что китайский император Виттей за несколько столетий до нашей эры уже употреблял порох'.
2. Это подтверждает рукопись, найденная Рейно,
3. Мейер указывает, что Соломон, венгерский король, атаковал Белград огнестрельными орудиями в 1073 г.
4. Некоторые исследователи указывают не 1389, а 1382 г.
5. На это указывают повреждения некоторых мортирок, причиненные
повидимому осколками снаряда. Бранденбург в своем каталоге ч. II ни на стр. 39, ни на стр. 95 не говорит об этом.
6. Интересна по атому вопросу статья в 'Артиллерийском журнале' ?2 за 1859 г. 'Литье медных орудий в России'.
7. Не следует смешивать с отдельными каморами заряжания.
8. В то время разделения артиллерии по видам еще не было. Оно установлено позже Петром I.
9. Так говорит Маркевич, т. I, стр. 567. Мейер же говорит, что первое "глухое' орудие было отлито и рассверлено Моритцем в Швеции в 1729 г. В 1724 г. им предложена машина для рассверливания каналов. В 1734 г. такая машина испытывалась во Франции в Лионе.

Laborant
5-1-2004 05:27 Laborant
картинки к параграфу 16
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
8-1-2004 05:02 Laborant
test
Laborant
8-1-2004 06:58 Laborant
ГЛАВА IX

НАЧАЛО АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ НАУКИ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ АРТИЛЛЕРИИ

17. Первые научные работы

Крупнейшим недостатком артиллерии до середины и даже точнее до конца XVII в. являлось большое, можно сказать, хаотическое разнообразие ее материальной части. Это крайне затрудняло обслуживание, снабжение и применение артиллерии в бою.
При слабом развитии наук и техники и ремесленном характере производства попытки внести систематизацию не давали должных результатов. Хотя орудия разделялись на виды: фоконо, кулеврины, серпантины, пушки,. гаубицы, мортиры и т. д., но каждый вид не имел ни определенного специального боевого назначения, ни точных размеров, ни единства в калибре, устройстве и т. п.
На Руси были пищали, мортиры (можжиры), гафуницы, дробовики, тюфяки, верховые пушки, затынные пищали, из которых стреляли из-за ограды, соколики. Кроме этих видовых названий многие орудия имели свои собственные названия, как уже указывалось раньше.
Только с установлением научных основ, с объединением артиллерии в руках правителей и развитием фабричного способа производства удается, и то далеко не сразу, установить основы систематизации артиллерии и провести ее в жизнь.
Первым научным трудом по артиллерии обычно считают работы итальянского ученого Николы Тарталья. В своих сочинениях 'О новой науке' ( Nicola Tartaglia "Della nuova scienza" 1534 г.) и 'Разные вопросы и изобретения' (Quesite elenvenzioni diversi, 1546 г.) он рассматривает вопросы полета снаряда, действия пороха и устройства орудий (стволов) (1).
Важнейшие выводы из этих книг:
а) траектория на всем протяжении - кривая линия;
б) с увеличением угла бросания дальность увеличивается и достигает наибольшей величины при угле 45?;
в) при углах, равноудаленных от 45?, дальности равны;
г) веса тел подобных форм пропорциональны кубу линейных размеров.
Тарталья в этих книгах дает устройство квадранта (рис. 36).
С точки зрения оснований к систематизации артиллерии особое значение имеет указание о пропорциональности весов тел кубам их линейных размеров, как устанавливающее зависимость веса от размеров и обратно.
В 1546 г. в Нюренберге некий Гартман изобретает'артиллерийскую шкалу'. Это нехитрое изобретение имело весьма важное значение для установления понятия о калибре и установления системы артиллерии.
Артиллерийская шкала (рис. 37) представляет брусок пирамидальной
формы, почти призматической, квадратного сечения. На одном ребре бруска нанесены нюренбергские дюймы (2), на другом - веса в фунтах свинцовых ядер, на третьем - железных и на четвертом - каменных ядер. Веса эти нанесены в соответствии с диаметром ядер. Благодаря этому сразу по шкале можно по заданному диаметру найти веса ядер соответствующего материала или обратно: по весу ядра - его диаметр.

Рис. 36. Мортира с квадрантом Тартальи.

Устанавливаются калибры орудий по весу ядра для него из данного материала.
Появляются сочинения по артиллерии, в ряду которых отметим: сочинение испанского артиллериста Диего Уффано 'Трактат об артиллерии' Diego Uffano "Trattado della artilleria", 1613 г.), где даются весьма ценные сведения о' материальной части артиллерии конца XVI и начала XVII в. Сочинение снабжено многочисленными иллюстрациями, что еще более увеличивает его ценность.
Во второй половине ХVIII в. при переделке печей в оружейной палате
Москве найдена рукопись Онисима Михайлова 'Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки'. Чертежи к этому сочинению, на которые делаются ссылки в рукописи, к сожалению, не найдены. Сочинение окончено в 1621 г. и ассесором Рубаном было издано в печатном виде в двух частях: первая в 1777 г. и вторая в 1787 г. Сочинение разделено на 663 указа (параграфа). В сочинении даются сведения

Рис. 37. Шкала Гартмана

об иностранной и русской артиллерии, приводятся статьи по различным вопросам частью заимствованные, частью представляющие собственные соображения и рассуждения автора.
18. Понятие о калибре орудий
Как уже замечено, понятие о калибре орудий устанавливается после работ Тартальи и Гартмана.
Калибр орудия определялся весом ядра, т. е. массивного, сплошного шаровой формы снаряда, которым должно стрелять данное орудие. Орудие называлось по весу ядра и его материалу: 12-фн пушка по железному весу, 24-фн гаубица по каменному весу, 1 -фн фальконет по свинцовому вecy и т.п. Но так как зазоры между снарядом и стенками канала не были строго установлены, то диаметры каналов стволов одного и того же весового калибра были весьма разнообразны.
Во всяком случае, во второй половине ХVI в. наряду со старыми орудиями (бомбардами, мортирами, гаубицами и др.) появляются уже до некоторой степени правильные, законные орудия - 'каноны' (пушки) и кулеврины, которые стали главным видом артиллерийских орудий. Следует заметить, что и эти 'каноны' не сразу получили точные размеры как по весу ядра, так, конечно, и по линейным размерам.
Пушки калибром от 40 до 48 фн (3), но точнее 48 фн, во Франции получили название курто (courtaud), у немцев картауны (cartauen). 48-фн калибр характеризовал полную, цельную пушку. Различались: двойные пушки (правда, в небольшом числе) или двойные картауны (96 фн), полупушки (24 фн), четверть пушки (1 2 фн) и 1/8 пушки (6 фн). У нас на Руси также было принято это подразделение пушек. Впоследствии единороги нередко назывались картаульные - пудовыми, полукартаульные - полупудовыми и т. п. Но это не было ни узаконено, ни строго систематизировано и было распространено название только по калибру и виду орудия.
Кроме того, каждая из пушек данного калибра могла быть нормальной, утяжеленной и облегченной и стреляли соответственно зарядом около 1/2 веса ядра, в вес ядра и 1/3 веса ядра.
В России понятие о калибре и разделение орудий на виды и типы установлено Петром I.
Ядро чугунное диаметром 2 дюйма было принято за единицу веса для всех ядер прочих калибров и его вес назвали 'артиллерийским фунтом'.
Артиллерийский фунт равен 1,2 торгового фунта. Вес разрывных снарядов измерялся в торговых фунтах.
Чтобы упростить обозначения, не говорили, например, 24-фн по артиллерийскому весу, слова 'артиллерийский вес' опускали. Для избежания путаницы в весах по артиллерийскому и торговому весам веса разрывных снарядов обозначали в пудах. Вместо 20-фн по торговому весу говорили 1/2-пд и т. п.
Петр I установил для орудий до 24-фн калибра включительно зазор между снарядом и каналом ствола в 1/29 калибра (d), иначе говоря, калибр ствола был равен 29/29=d, а диаметр снаряда - 28/29d. Для орудий же больших калибров зазор указывался для каждого калибра особо,- вообще говоря, меньше 1/29d.
Для определения же калибра в линейных мерах, кроме соотношения, установленного Тарталья, следует иметь в виду, что вес полого снаряжаемого снаряда равен 2/3 веса ядра.
Пример 1. Найти калибр в линейных мерах 24-фн пушки.

Диаметр ее ядра найдется из отношения 1/23 = 24/X3; X = 2*(24)1/3 = 2*2,88 = 5,76 дм = 28/29d и d= 29/28*5,76 ~ 6 дм.
2. Найти калибр в линейных мерах 1/2-пд единорога.

Вес снаряда (q) равен 20 торговым фунтам. q =20/1,2 арт. фунтов, qядр.= 1,5qпол. снаряд = 20*3/1,2*2 = 25 арт. фунт.
1/2-пд калибр в линейных мерах был принят равным 24 фн (6 дм).
Произведя подобные подсчеты для наиболее распространенных калибров, получим результаты, приведенные в табл. 1.
Таблица 1

Laborant
8-1-2004 07:00 Laborant
Кратинки к главе 9, параграфы 17 и 18

click for enlarge
click for enlarge
Laborant
13-1-2004 13:47 Laborant
 19. Артиллерия в Тридцатилетнюю войну
В Тридцатилетней войне (1618 - 1648 гг.) артиллерия, особенно в шведской армии, находила широкое и весьма успешное применение благодаря ее подвижности, хорошей организации и умелому боевому применению.
Во главе шведской армии стоял талантливый полководец король Густав Адольф.
Артиллерия Густава Адольфа состояла, как и у Карла VIII, из:
1) небольшого числа пушек большого калибра, назначенных для осады городов;
2) коротких, а, следовательно, легких и подвижных 12- и 6-фн пушек войсковой артиллерии и
3) легких 3- и 4-фн пушек полковой артиллерии, составлявших принадлежность пехотных полков.
Эти последние пушки, отличаясь очень высокой подвижностью, всюду следовали со своим полком. Стреляли они преимущественно картечью, которая во время этой войны очень широко применялась вообще.
В увлечении подвижностью Густав Адольф ввел так называемые 'кожаные пушки' 4-фн калибра (предложены Вурмбрантом). В этих пушках ствол был бронзовый, обмотанный просмоленными веревками и затем обшитый кожей. Между веревками и кожей располагался слой канифоли или гипса. Они были настолько легкими, что с ними могли легко обращаться два человека.
Хотя 'кожаные пушки' были очень легки и удобоподвижны, но они не оправдали себя в других отношениях.
Вследствие плохой теплопроводности веревок внутренний бронзовый слой сильно разогревался и быстро портился от выгораний, особенно выгорания олова в местах ликвации его. В получающихся углублениях в стенках трубы задерживались остатки тлеющего картуза, что служило причиной преждевременных выстрелов и несчастных случаев.
Вследствие слабости стен ствола стрельбу можно было из них производить небольшими зарядами, только картечью и на небольшие дальности.
По всем этим причинам 'кожаные пушки' были заменены 4-фн легкими чугунными пушками. Опыт применения кожанных пушек лишь подтвердил необходимость достижения большой подвижности артиллерийских орудий. На это обстоятельство, можно смело сказать, настойчиво указывают опыты всех войн и все военачальники. Но осуществление этих указаний постоянно сталкивается с требованием большого могущества орудий, что также подтверждается и опытом с 'кожаными пушками'. Противоречие этих двух важных требований к артиллерийским системам мы видим на всем протяжении истории развития артиллерии, и, надо думать, что это противоречие останется навсегда, приводя лишь к компромиссным решениям.
Из других мероприятий, проведенных при Густаве Адольфе в артиллерии, следует отметить:
1) введение винтового подъемного механизма в лафетах (напомню, что этого вида механизм уже применялся в баллистах);
2) устройство на лафете ящика для перевозки небольшого числа кар-
течей и зарядов;
3) введение картузов к зарядам; картечи связывались с зарядами, составляя в некотором роде патрон;
4) введение правил к лафетам и дышловой запряжки вместо оглобельной.
Артиллерийские орудия соединялись в группы (12-фн пушки - по 5 орудий и 6-фн - по 10) и следовали вместе с войсками. Тяжелые орудия двигались с войсками, если предвиделась в них надобность в ближайшее время, в противном случае они двигались отдельно, полковая артиллерия - в полках.
В бою артиллерия собиралась обычно в три большие батареи: центральную и две фланговые. Некоторое число орудий выделялось в 'артиллерийский резерв', назначавшийся на случай необходимости усиления артиллерии.
Как видно Густав Адольф не установил системы вооружения, но им ясно намечены пути для этого: разделение орудий по боевому назначению.
Войсками широко применялось самоокапывание, что поставило на очередь вопрос о навесном огне в полевых боях. Все эти нововведения Густава Адольфа были весьма реальными и доставили ему ряд блестящих побед. Артиллерия же еще более укрепила свое значение в ряду других видов войск. Мероприятия Густава Адольфа были приняты и другими армиями.
 20. Система артиллерии Вальера
Как уже не раз указывалось, артиллерийские орудия были весьма разнообразны по их размерам и устройству. Также указывалось, что это обстоятельство очень затрудняло применение артиллерии в бою, ее организацию и снабжение. Поэтому неудивительно, что делались попытки к упорядочению систематизации артиллерии. Эти попытки иногда предпринимались на основаниях, не имеющих никакого отношения к артиллерии.
Так Людовик XI (вторая половина XV в.) приказал отлить двенадцать
орудий по числу пэров Франции, как образцы для литейщиков и тем устранить их произвол при отливке стволов.
Карл V в Германии (1-я половина XVI в.) приказал в тех же видах отлить также двенадцать типовых орудий по числу апостолов. Интересно отметить, что для этих образцов стволов калибр был назначен несколько больше, чем в других странах с тем, чтобы из них можно было бы стрелять захваченными неприятельскими снарядами, а противник не мог бы воспользоваться германскими. Эта мера применяется иногда и в настоящее время. Так в немецкой артиллерии ко времени первой империалистической войны в полевой артиллерии 77-мм калибр был больше, чем в соседних странах. Установление понятия о калибре дало некоторое основание к систематизации орудий.
Карл IX эдиктом в Блуа в 1572 г. узаконил 'шесть калибров Франции'. В эдикте были указаны калибры, веса снарядов и вес и длина стволов. Так что была установлена действительно система орудий. Однако при этом мало уделено было внимания боевому опыту.
В дальнейшем на основании опытов Тридцатилетней войны разрабатываются системы артиллерии, включая в них калибры, наиболее соответствующие боевым задачам, причем окончательно принималось лишь небольшое число калибров (4).
Первая наиболее стройная система артиллерии была разработана во Франции в конце XVII в. и в начале XVIII в. и введена в 1732 г. Ее основателем, творцом был маршал Вальер, но немало содействовал этому и военный инженер маршал Вобан, обладавший огромным боевым опытом.
Вобан руководил осадой более 50 крепостей и обороной нескольких крепостей и, конечно, поэтому узнал, что нужно требовать от артиллерии, действующей под крепостями.
Вобан ввел в артиллерию:
а) рикошетный выстрел, анфиладное рикошетирование;
б) надевание штыка трубкой на дульную часть ствола (благодаря этому ружье стало и рукопашным и огнестрельным оружием, вошло на вооружение всех бойцов, а пикинеры были упразднены).
Исходя из того, что рикошетный анфиладный огонь был действителен даже при небольшом калибре орудия и что при близком расположении батареи от крепостных укреплений (верков) демонтирные и брешь-батареи также не нуждались в орудиях крупного калибра (5), он установил, как наиболее полно отвечающий всем этим задачам, 24-фн калибр. Этот 24-фн (152-мм) калибр и до настоящего времени является наиболее широко распространенным. Вобан много помогал своими советами Вальеру.
Вальер в основу построения своей системы артиллерии положил: порядок, однообразие, прочность, простоту. Выработанная на этих основаниях система орудий просуществовала в полевой артиллерии во Франции до конца XVIII в., а в крепостной и осадной до начала XIX в.
Вальер ввел ограниченное число калибров для каждого типа орудий и
указал их конструктивные данные (табл. 2).
Каждое орудие имело только одни средние размеры, выраженные в калибрах. Двойные, средние, малые, законные и незаконные пушки были исключены. Установлено наблюдение за точностью и доброкачественностью изготовления, т. е. введена приемка орудий.
Таблица 2
Конструктивные данные орудий системы Вольера

Примечание. Зазор для удобства заряжания - 2 лн. (5,08 мм).
Для уменьшения вредного влияния разгара запальных каналов каналы эти делались во вкладных конических стержнях из красной меди (не столь подверженной разгару), сменяемых по мере надобности.

Рис. 88. Орудия Вальера.

Стволы отливались из бронзы, отличались изяществом наружной отделки и точностью изготовления каналов.(рис. 38). Пушки не имели особых зарядных камор. Мортиры изготовлялись с зарядными каморами цилиндрическими и грушевидными.
Последнего вида каморы появились ранее введения системы Вальера. Какое значение придавалось таким каморам неизвестно, но они могли усиливать действие пороха на снаряд вследствие динамического характера этого действия.
Преобразования Вальера в области материальной части артиллерии не коснулись требований подвижности, почему стволы орудий его системы отличались большим весом (до 250 весов снарядов). Благодаря этому получалось однако меньшее разрушительное действие выстрела на лафет.
Уделяя большое внимание осадной и крепостной артиллерии, Вальер не включил однако на их вооружение ни гаубиц, ни легких полевых орудий. Полковые орудия Вальер считал даже вредными, так как их применение приводит к раздроблению артиллерии по боевым порядкам. Также не выделил он полевой артиллерии. Лафеты остались без изменения. В видах упрощения приемов заряжания он отменил картузы для зарядов, что, наоборот, привело к усложнению этих приемов и имело еще последствием уменьшение скорострельности, хотя приводило к меньшей 'растрате боевых припасов'. Артиллерия системы Вальера благодаря большим относительным зарядам отличалась большим могуществом, но это покупалось слишком дорогой ценой понижения подвижности до такой степени, что артиллерия часто не успевала своевременно на поле сражения.
В других отношениях деятельность Вальера ознаменована учреждением полигона для опытных стрельб, введением артиллерийских приемщиков и развитием полковых школ (он был их главным инспектором).
 21. Система Петра I
Петр I, вникая во все стороны государственного строительства, не мог не оценить роли артиллерии в, ряду других видов вооруженных сил и уделил ей немало внимания и энергии. Еще производя свои потешные походы и осады и обороны крепостей, он уже тогда применял фейерверки и стрельбу, почему в числе потешных были и бомбардиры, составившие впоследствии (в 1691 г.) ядро первой регулярной артиллерийской части - бомбардирской роты. Сам царь Петр был капитаном этой роты.
Бомбардиры зарекомендовали себя с самой лучшей стороны во время осады Азова, как весьма искусные при прицельной стрельбе. При навесной стрельбе из мортир они действовали менее удачно.
Так из потешных выковались кадры артиллеристов.
В 1700 г. была произведена во время войны со шведами осада Нарвы, имевшая плачевные результаты,- русские потеряли почти все имевшиеся при армии орудия, собранные из Новгорода, Пскова и других городов. Помимо других причин, вызвавших эту неудачу русской армии, немаловажное значение имело и крайне хаотическое состояние артиллерии. Орудия были разных видов и калибров, станки были неисправны и скоро приходили в негодность, разрушаясь от стрельбы. Ядер и пороха было крайне недостаточно, и притом приходилось подбирать снаряды по калибру орудий; к мортирам имелись только камни. Из бывших под Нарвою 145 орудий уцелели и отступили с войсками 12 орудий.
Петр охарактеризовал артиллерию, собранную под Нарвою, так: 'того ради (вследствие ее хаотичности и недостатков, Д. Е.) никакого доброго чаяния о будущем действии представить было не можно'. В другой раз он характеризовал старую артиллерию словами 'была никуда негодною'.
Эта неудача под Нарвою не остановила, конечно, Петра в его стремлении прорубить 'окно в Европу' и он энергично занялся созданием артиллерии новой, сильной, совершенной.
Прежде всего он разделил артиллерию по боевому ее применению на полковую, полевую, крепостную ('гварнизонную'), осадную ('брештовую').

Рис. 39. Артиллерия Петра I: полевая пушка; ручная бомбарда (в руках бомбардира).

Петру же приписывают организацию особой конной артиллерии, на что указывают следующие факты: а) в сражениях при Гуммельсгофе
(1702 г.) и под Лесной (1708 г.) прислуга длинных гаубиц была посажена на лошадей, б) при драгунских полках была своя артиллерия и в) имеется указ Петра 'об уборе артиллеристов конными', о снабжении верховыми лошадьми, седлами и т. п.
Однако конной артиллерии не было придано постоянной организации и по миновании надобности она фактически расформировывалась, так как лошади отбирались.
Для каждого вида артиллерии установлены были калибры орудий и их
конструкция: указаны размеры в калибрах и от этих указаний запрещалось делать отступления.

Рис. 40. Стоячая мортира 1707 г.

В полковой артиллерии были 3-фн пушки и на одном с ними лафете
еще по две 6-фн мортиры. Эти орудия придавались по 2 на полк. Орудие накладывалось на двухстанинный лафет, на оси которого и укреплялись упомянутые мортиры. Для перевозки к лафету прикреплялись оглобли. Перевозка производилась одной лошадью или людьми. В некоторых полках были также 1/2-пд длинные гаубицы с конической каморой. Они назначались для стрельбы разрывными снарядами.
В полевую артиллерию были назначены 12-фн, 8-фн и 6-фн пушки

1-пд и 2-пд мортиры. Орудия были значительно облегчены по сравнению с ранее бывшими; из этого видно, что Петр придавал большое значение подвижности артиллерии. Всего на полевую артиллерию было назначено 24 орудия указанных калибров. При войсках вместе с полковой артиллерией было 134 орудия. Для обслуживания полковых орудий назначалось 5 человек, а полевых - 7 человек на орудие.
На рис. 39, 40 и 41 показаны некоторые виды петровских орудий.
В осадной и крепостной артиллерии, кроме орудий калибров полевой артиллерии, состояли 24-фн пушки и 5-пд мортиры. Осадная артиллерия состояла из 462 орудий разных калибров и была разделена на три отдела: Петербургский - против Швеции, Брянский для маневрирования им по рекам Десне и Днепру и Павловский близ Воронежа - против турок.
Крепостная артиллерия располагалась по городам (крепостям) в числе необходимом для их обороны. В ее состав входили орудия тех же калибров, что и в осадную, но преимущественно устаревшие.
Новая артиллерия не замедлила зарекомендовать себя в боях с самой лучшей стороны. Она обладала большою подвижностью, маневрировала на полях сражений и причиняла сильное поражение противнику. Петр после Полтавской баталии, в которой артиллерия принимала деятельное участие, выразился так: 'непобедимые господа шведы хребет свой показали'.
Из других важных нововведений Петра в области материальной части
артиллерии следует указать на принятие в полевой артиллерии зарядных ящиков, в которых возились и снаряды и заряды (рис. 42). Короб ящика был разделен на вертикально расположенные ячейки, в которые вкладывался снаряд, затем заряд в картузе. Для предохранения пороха заряда от перетирания поверх картуза надевался чехол - 'шуба' из овчины шерстью наружу. В ящик запрягали тройку лошадей. Короб был снабжен двухскатной крышей, почему на него нельзя было сажать людей для перевозки. Эти ящики назывались 'скорострельными', что представляется несколько странным.

 22. Развитие артиллерийского образования при Петре I

Вникая во все, что могло служить поднятию артиллерий на должную высоту, Петр I не мог не обратить особого внимания на подготовку личного состава. Уже создание бомбардирской роты являлось как бы созданием школы артиллеристов. Вскоре при ней была учреждена школа, в которой преподавали бомбардиры, офицеры и сержанты, прошедшие артиллерийскую науку за границей. На экзаменах в школе неизменно присутствовал сам царь - капитан бомбардирской роты. Только успешно усвоившие курс школы получали почетное звание 'бомбардира'.
В 1700 г. учреждается школа при вновь организованном первом полку.
Затем подобная же школа была учреждена при военной лаборатории в
С.-Петербурге. В 1701 г. основана 'Школа математических и навигацких наук', в которой также изучали и артиллерию.
Из своего путешествия за границей Петр I вывез имевшиеся там книги, которые были переведены на русский язык. Эти книги содействовали повышению уровня артиллерийских знаний. Заглавия этих книг следующие:
1. 'Учение и практика артиллерии или внятное описание в настоящем времени, употребляющиеся артиллерии, купно с иными новыми и во
практике основанным манеры ко вящему научению все предложено надобнейших чертежей'. Изъяснено Курфюрста Саксонского Артиллерии Порутчиком Иоганом Зигмунтом Бухнером.
2. 'Новейшие основания и практика артиллерии' Эрнеста Брауна капитана артиллерии в Гданске 1682 г.
3. 'Описание артиллерии в ней же сокращенно написания все, еже к начинанию артиллерийского ведомства, и основания ее, хотящему у сего дела быти, ведати подобает'. 'Зело прилично всем хотящим от молодых лет потщатися в сей науке своего искать счастия и как пушкарям, бомбардирам и над теми людьми начальником искусным быть'. Через Тимофея Бринка артиллерийского капитана. Издано на русском языке в 1710 г.
4. Сочинение Сюрирей Де сен-Реми. 'Записки или мемории артиллерийские...' так же с очень пространным заголовком, в котором кратко перечисляются все предметы, касающиеся артиллерийской, инженерной и понтонной науки, о которых говорится в книге; первое издание 1697 г. на русском языке в 1732 г.
Первые три книги одинаковы и по объему (около 400 стр.), и по фор-
мату и, пожалуй, по содержанию. Последняя же представляет два обширных тома, содержащих обстоятельное описание материальной части, опытов и т. п. Эти книги до начала и в начале XIX в. являлись, можно сказать, единственными пособиями по артиллерии.

 23. Примеры действий артиллерии в войнах Петра I

Благодаря плодотворной деятельности Петра 1 артиллерия в русской армии достигла высокой степени совершенства, что отразилось весьма благоприятно на ее действиях в бою. Приведем несколько эпизодов из боевых действий артиллерии в войнах Петра 1.
В сражении под Эрестферном (30.12.1701 г.) наши войска, руководимые Шереметевым, пришли в расстройство. В это время подоспела артиллерия под командою 'птенца петрова' Корчмина и открыла по неприятелю скорый огонь картечью. По выражению Петра 1 она 'привела неприятеля в конфузию'. Полки Шереметева устроились и, двинувшись на шведов, одержали над ними полную победу.
28 декабря 1708 г. произошло сражение русских со шведами близ д. Лесной. Шведы под начальством Левенгаупта с большими обозами спешили на соединение с войсками Карла XII, двигавшимися на Украину. У д. Лесной шведы расположились за речкой, уничтожив на ней переправы и своим ружейным и артиллерийским огнем сдерживали наступление русских войск. Пять орудий русской артиллерии, быстро занявшие позицию, открыли меткий огонь по шведской артиллерии. Последняя вскоре принуждена была прекратить огонь и уйти с поля сражении. Шведская же пехота, на которую был теперь направлен огонь русской артиллерии, укрываясь от огня, залегла, и, следовательно, тем самым вынуждена была прекратить свой огонь, так как заряжание ружей с дула в лежачем положении невозможно. Для стрельбы лежа необходимо было иметь ружья заряженные предварительно. 'Но - пишет Петр I: - наши пушки стали оных подымать, того ради сим манером не возмогли избавиться и оная пехота ушла в лес'. Вследствие этого наши войска беспрепятственно переправились через реку и нанесли противнику, расстроенному огнем нашей артиллерии, решительное поражение. Весь обоз противника в 7000 повозок достался победителям.
Действие артиллерии по крепостным сооружениям также было весьма решительным. При осаде (6.8.1704 г.) русскими войсками крепости Нарва осел Нарвский бастион, каменный эскарп и земляной бруствер сползли в ров. При осаде крепости Выборг наша артиллерия проделала брешь, в которую могли войти в строю два батальона. 'Когда по сдаче города наши солдаты для караулов пришли, то на том брешу два батальона строем стали' (6).
Весьма успешно действовала артиллерия в Полтавском бою 27.6 1709 г. В начале боя шведы понесли большие потери от орудий, установленных в редутах, обстреливавших противника перекрестным огнем, причем часть шведских сил бросилась искать спасения в лесу. Атака, направленная Левенгауптом на наш левый фланг, была отбита артиллерийским огнем. Наконец заключительная последняя атака шведов была отбита при сильном содействии артиллерии, наносившей опустошения в рядах атакующих.
Артиллерия принимала самое живейшее участие во все периоды боя и тем содействовала успеху общего дела. Петр 1 свидетельствует: 'артиллерия явилась решительницей победы' (7).
Из этих немногих примеров боевых действий артиллерии Петра I видно, что артиллерия маневрировала на полях сражений, искусными действиями и огнем своих орудий наносила врагу большой материальный урон и производила сильное моральное впечатление на врага.
В дополнение к сказанному не могу не привести интересный пример находчивости русских артиллеристов. В бою на Пруте в 1711 г. для отражения атак, турок на дивизию Азарта наши артиллеристы заряжали орудия и картечью и ядром одновременно. Такой 'комбинированный огонь' оказался весьма действительным, и атаки врага успешно отбивались.
Итак, труды Петра I по всесторонней подготовке артиллерии увенчались блестящими успехами. Артиллерия быстро маневрировала на полях сражений, искусно и метко стреляла и быстро приводила врага в расстройство, содействуя тем успеху боя.
.
Примечания:
1. Еще не так давно под словом 'орудие' понимали только ствол. Собственно, с точки зрения, что орудие есть машина - это конечно было верно.
2. Дюймы не только в разных странах, но и в разных городах, имели разную величину.
3. Если после указания веса ядра не указывался материал ядра, то это обозначало что он железное или чугунное
4. Понятию 'калибр" иногда придавали распространительное значение, а именно, под калибром понимали не только поперечник, диаметр канала, выраженный в общепринятых единицах длины, но и некоторые особенности орудия, его характеристики и его специальное боевое применение. Такое широкое понимание "калибра" утрачивается в конце XIX в.
5. О стрельбе гладкостенной артиллерии будет сказано далее в особой главе.
6. Бранденбург, 500-летие русской артиллерии, стр. 38.
7. Taм жe

Laborant
13-1-2004 13:49 Laborant
рисунки к параграфам 20,21 главы 9
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
16-1-2004 09:02 Laborant
ГЛАВА Х


ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В АРТИЛЛЕРИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХVIII в.

 24. Преобразования Шувалова

После Петра 1 артиллерия в техническом отношении не двигалась вперед и все оставалось почти без изменения, а если и изменялось, то в худшую сторону.
Крупные изменения произошли лишь со вступлением в должность генерал-фельдцейхмейстера Шувалова. Не будучи артиллеристом, Шувалов, тем не менее, ввел много нового и полезного как благодаря своей инициативе и изобретательности, так и благодаря инвенторам, как тогда называли изобретателей.
Наиболее крупным и интересным нововведением является разработка единого типа орудия вместо пушек и гаубиц.
Как известно, пушки, в соответствии с их назначением, стреляли большими зарядами (до 1/2 - 1/3 q) только ядрами и картечью. Гаубицы стреляли очень малыми зарядами, разрывными снарядами, картечью, светящими, зажигательными и прочими видами снарядов.
Ствол гаубиц Шуваловым был удлинен до 10 - 12 калибров, вместо 6 - 8, и в них была принята коническая камора (рис. 43). Такие орудия были названы 'единорогами'. Они могли успешно стрелять ядрами, почему могли служить также как пушки, но были значительно легче их. Собственно, единороги представляли не что иное, как возобновление идеи длинных гаубиц Петра I, служивших в нашей артиллерии.

Рис. 43. Единорог: 1 - винград; 2 - форель; 3-фризы; 4 -дельфины.

Благодаря принятию конической формы зарядной каморы снаряд при заряжании плотно прилегал к стенкам канала и центровался в нем, и фактически снаряд выстреливался как бы из каморы. При благоприятных условиях он мог пролетать сравнительно короткий канал, не ударяясь об его стенки. Во всяком случае вероятность таких ударов была гораздо меньше, чем при стрельбе из пушек, у которых специальной зарядной каморы не было; снаряд всегда лежал в канале эксцентрично и при большой длине канала ударялся о разные точки поверхности канала ствола, получая окончательно при каждом выстреле отклонение в направлении движения и разнообразное вращение вокруг оси, направление которой, а также направление вращения были неизвестны. Таким образом важнейшими преимуществами единорогов Шувалова были:
1) кучность боя,
2) меньший вес, а, следовательно, большая маневренная подвижность системы,

Рис. 44. Секретная гаубица Шувалова.

3) возможность стрелять разнообразными .снарядами, в том числе и ядрами и
4) большое однообразие орудий: вместо двух типов пушек и гаубиц один - единорог.
В стремлении сделать орудия более подвижными для стволов был принят слишком малый вес - 40 снарядов, а для зарядов, напротив, большой (1/5 снаряда). Вследствие этого, хотя и была достигнута большая подвижность системы, но орудия вели себя при стрельбе беспокойно: прыгали, далеко откатывались и портили лафеты. Впоследствии стволы утяжелили почти вдвое и одновременно заряды уменьшили до 1/7.
Единороги принимали большое участие в Семилетней войне.
Единороги были приняты 1-пд взамен 24-фн пушек, 1/2-пд - 12-фн и ? -пд - 6-фн пушек. Для сообщения огня зарядам были введены 'скорострельные' тростниковые трубки.
Картечь снаряжали чугунными пулями, хорошо рикошетирующими. В брандкугелях были приняты корпуса с большим числом отверстий и, наконец, светящие ядра снабжались железными чашками, стянутыми друг с другом проволокой.
Другим, хотя тоже не новым по идее, мероприятием Шувалова, разработанным им, было введение 'секретных, вновь инвентованных гаубиц'. Их канал в казенной части имел круглое сечение; по мере приближения к дулу вертикальный размер сечения канала сохранялся, а горизонтальный увеличивался, достигая у дула трех калибров (рис. 44), Таким устройством канала ожидали получить рассеивание картечных пуль на более широком участке фронта противника, что и оправдалось. К сожалению, установить достаточно точно выгоду 'секретных' гаубиц трудно, так как мнения современников по этому вопросу противоречивы. Можно лишь заметить, что если стрельба из них картечью могла стать более успешной, то стрельба другими видами снарядов, весьма вероятно, была менее успешной.
Единороги во время Семилетней войны зарекомендовалп себя превосходно и были введены в Австрии и Италии, 'секретные' же гаубицы не нашли подражания, да и у нас они вскоре были выведены из употребления. При Шувалове увеличено количество артиллерии. Организовано 2 полка по 10 рот в каждом.
Заведены казенные лошади, которые содержались в виде особого фурштата и поступали в артиллерию на время походов. Заведением фурштата русская артиллерия опередила иностранные.
Шувалов реорганизовал артиллерийскую школу, введя общеобразовательные предметы и увеличив число учителей.
Семилетняя война, богатая большим числом боев с широким применением артиллерии, обнаружила в ней некоторые недостатки. Поэтому в разных государствах, частично во время самой войны, а главным образом после нее, вводятся значительные дальнейшие усовершенствования как в материальной, так и в других частях артиллерии, а также в деле opгaнизации ее. В первом отношении особо замечательны работы Грибоваля - генерала французской артиллерии.

 25. Преобразования Грибоваля

Грибоваль участвовал в Семилетней войне, возглавляя австрийскую артиллерию. Это участие в войне дало ему возможность на деле изучить артиллерию различных армий, проверить ее качества на боевом опыте и проследить полезность и рациональность различных нововведений, проводившихся во время войны.
Важнейшим недостатком французской артиллерии системы Вальера, участвовавшей также в Семилетней войне, признавалась малая ее подвижность, что особенно резко чувствовалось по сравнению с легкой прусской артиллерией.
Правительство поручило Грибовалю разработать проект новой артиллерии. Грибоваль предложил иметь в полевой артиллерии 12-, 8- и 4-фн пушки и 6-дм гаубицу (рис. 45) (1), в полковой - 4-фн пушки. Заряды да
ушек, на основании опытов Белидора, 1/3 веса ядра. Зазоры уменьшены вдвое, длина пушек 18 калибров, относительный вес 150 q.
Эти предложения встретили большое возражение со стороны приверженцев системы Вальера, тем более, что во главе французской артиллерии стоял Вальер-отец и видное положение занимал Вальер-сын.
Возникшие по этому поводу споры привели к широкому и всестороннему обсуждению различных вопросов, к установлению правильных взглядов на основание устройства материальной части артиллерии и послужили на пользу развития артиллерийской науки.
На основании боевых опытов было признано, что дистанцией решительного огня артиллерии может быть принята дистанция в 500 саж. (около 1 000 м), так как на больших расстояниях наблюдение за падением и действием снарядов затруднительно и стрельба на большие расстояния привела бы лишь к малопроизводительной трате снарядов. Эти основания выдвигались всегда при перевооружении артиллерии и выдвигаются часто и в настоящее время. Произведенные сравнительные опыты стрельбы на 500 саж. из орудий Вальера и Грибоваля показали, что вторые не уступали первым ни в каком отношении, но превосходили их в легкости обслуживания и маневрирования.

Рис. 45. Гаубица Грибоваля.

К полевым орудиям Грибоваля были приняты мушки и прицелы (рис. 46), привинчиваемые к стволу. Ось цапф поднята ближе к оси канала, но не пересекает ее. Вообще, ось цапф располагалась значительно ниже оси канала для предупреждения ошибочного ее расположения выше оси канала и получения при выстреле момента равнодействующей давления пороховых газов на дно канала, поднимающего казенную часть ствола кверху. Последующее падение казенной части производило сильный удар на подъёмный механизм и на лафет. При расположении оси цапф ниже оси канала сказанный момент, напротив, во время выстрела нажимал казенную часть на подъемный механизм и удара не получалось.
Уменьшен перевес казенной части, необходимый для того, чтобы ствол следил за подъемным механизмом при увеличении углов возвышения.
В лафетах введены железные оси, чугунные втулки в колесных ступицах, станины с меньшим углом излома и более рационально окованные по сравнению с оковками у лафетов системы Вальера. Уменьшение веса лафетов достигнуто, однако, небольшое, Подъемный механизм - винтовой, подпиравший доску, на которой лежала казенная часть ствола. Между станинами лафета помещался ящик для боеприпасов (как у системы Густава Адольфа).
Передок принят без короба, с дышлом вместо оглобель. Колеса передков одинаковые с лафетными.
Для перевозки 12-фн пушки назначалось шесть лошадей, 8-фн - четыре и 4-фн - две лошади. Лошади применялись лишь для походных движений, на поле боя орудия передвигались людьми при помощи лямок (рис. 47), зацепляемых за крючки на выходных кругах у колес и в лобовой части лафета. Хоботовая часть поддерживалась.за правила и особые рычаги, вкладываемые в скобы на лафете. Для каждого вида орудия были указаны места людей для движения орудий. 12-фн пушка с помощью 15 человек передвигалась по самой неудобной местности.

Рис. 46. Прицел к орудиям системы Грибоваля.

Далее, Грибоваль ввел длинный канат для соединения орудия с передком, что позволяло вести огонь при отступлении. Этот канат назывался отвозом. Орудие соединялось с передком отвозом и при выстреле откатывалось, а затем отвоз вытягивался и орудие снова двигалось.
Для перевозки боеприпасов введен четырехколесный зарядный ящик.
В боеприпасах были сделаны следующие нововведения. В картечи
свинцовые пули заменены коваными железными, лучше рикошетирующими. Заряды вновь помещали в картузы, к снаряду применялись шпигли, благодаря чему снаряды при заряжании всегда были обращены трубкой вперед. Для сообщения огня зарядам приняты скорострельные; тростниковые трубки.
Были даны указания при изготовлении материальной части руководствоваться таблицами, чертежами, поверочным инструментом. Между прочим, Грибовалем была предложена для обмера каналов стволов звездка.


В других видах артиллерии Грибовалем также произведены некоторые
изменения, но не столь крупные, как в полевой: 12-дм мортиры заменены 10-дм, а также введены Гомеровы мортиры, предложенные генералом Гомером в 1785 г. Мортиры эти имели конические каморы большего объема, вследствие чего из мортир можно было стрелять большими зарядами и получать поэтому большую дальность полета (рис. 48).
Повышена высота линии огня осадных орудий до 5 фт вместо 31/2 фт, чем достигалось лучшее укрытие орудийного расчета и материальной части от огня противника, но, конечно, затруднялось обслуживание орудия при стрельбе: нужно было более высоко поднимать снаряды при заряжании и лафеты сильнее прыгали. Поэтому это нововведение едва ли можно признать удачным.
В установках береговых и крепостных орудий введены поворотные рамы, что упростило производство боковой наводки и представило возможность более удобного наблюдения за подвижными целями. Была также улучшена конструкция подъемных механизмов.
Нововведения Грибоваля являлись столь крупными, что Наполеон I назвал его 'отцом французской артиллерии'. С этой артиллерией были проведены не только все войны Наполеона, но и позднейшие, - вплоть до введения нарезной артиллерии.
Система артиллерии Грибоваля была хорошо продумана, ее достоинства были подтверждены боевыми опытами, почему она и, послужила образцом для преобразования в артиллерии других стран.

 26. Артиллерия в Семилетнюю войну

В Семилетнюю войну (1756 - 1763 гг.) Фридрих, стоявший во главе прусских войск, вел борьбу против России, Австрии и Франции. Таким образом, на полях сражений принимала участие артиллерия четырех наиболее крупных государств и бои дали богатый опыт как в применении артиллерии, так и в службе ее материальной части.
Россия, как уже сказано, вышла на войну с орудиями прежних образцов и новыми орудиями Шувалова: единорогами и секретными гаубицами.
В Пруссии на вооружении полевой артиллерии были: 12-фн пушка весом 100 снарядов, небольшое число 24-фн пушек весом около 75 снарядов, гаубицы 7- и 10-фн по каменному весу. Гаубицы употреблялись группами по 30 - 40 штук и применялись .для прицельной стрельбы гранатами по войскам, производя в рядах противника большое поражение. Мортиры 10-, 25- и 50-фн по каменному весу, хотя и были в полевой артиллерии, но применялись крайне редко. Полковая артиллерия была вооружена 3- и 4-фн пушками.
Важным усовершенствованием в прусской артиллерии являлась установка на передках коробов для укладки в них боеприпасов, благодаря этому при орудиях постоянно имелся некоторый запас их для немедленного открытия огня. Зарядные ящики могли несколько запаздывать.
Как видно, реформы Фридриха в прусской артиллерии были направлены на увеличение ее подвижности. Он требовал, чтобы артиллерия отнюдь не задерживала и не стесняла походных движений войск, движения же последних должны были быть быстрыми. Артиллерия часто не удовлетворяла этим требованиям, и Фридрих недолюбливал ее, тем более, что она не могла иметь той красоты и стройности, как пехота и кавалерия, поэтому он называл ее презрительно 'обозом'.
Потеряв в сражениях под Бреславлем (22 11.1742 г.) и под Коллином
(18.6.1757 г.) большую часть своей артиллерии, Фридрих в бою под Лейтеном пополнил недостаток её, взяв из крепости Глогау 12-фн тяжелые пушки, успешное действие которых против наступавших на левом фланге австрийских войск много содействовало успеху боя. Вследствие этого 12-фн тяжелые пушки были введены им в полевую артиллерию, чем были удовлетворены старые артиллеристы. Но, однако, после войны в Пруссии были введены новые 12-фн пушки среднего размера между тяжелыми (крепостными) и легкими (полевыми) и на вооружении прусской артиллерии появились три вида (калибра, образца) 12-фн пушек: большой (вес ствола 80 пд), средней (50 пд) и малой (30 пд) (2) пропорции, что увеличило разнообразие орудий и повлекло за собой все связанные с этим последствия: трудность обучения, усложнение организации, снабжения и т.д.
Австрийцы, потерпев поражения от прусской армии, приписали их превосходству прусской артиллерии. Поэтому они у себя ввели все ее усовершенствования. Кроме того, в австрийской полевой артиллерии введена Лихтенштейном кожаная подушка - вурст, укреплявшаяся на хоботовой части станин. При движении на нее могли сесть пять человек орудийного расчета. Благодаря этому не только сберегались силы людей, но, главным образом, можно было увеличить скорость движения. Это нововведение привело к введению 'ездящей артиллерии'. Впрочем, это название не укрепилось и ездящую артиллерию обычно называли пешей в отличие от конной, где вся прислуга была посажена на коней. В вурсте помещалось небольшое количество боеприпасов.
На вооружении полевой артиллерии воевавших во время Семилетней войны стран состояли:
в России: 1/2 и ?-пд единороги, секретные гаубицы и старые пушки;
в Пруссии: пушки 12- и 6-фн, длиною 16d, весом 100q и зарядом ?=1/4q, гаубицы 10- и 7-фн по каменному весу;
в Австрии: пушки 12-, 6- и З-фн, длиною 16d, весом 130q и 160 q и ?= 1/4q; 10- и 7-фн по каменному весу гаубицы.
Таким образом в Семилетней войне участвовала русская артиллерия, преобразованная Шуваловым. Труды Шувалова по преобразованию артиллерии во время войны дали должные результаты: наша артиллерия во время многочисленных сражений этой войны действовала весьма успешно.
Особой доблестью и лихостью русская артиллерия отличилась в сражении при Кунерсдорфе. Вошло даже в обычай, когда хотели подчеркнуть высокие требования к артиллерии или охарактеризовать высокую доблесть действий ее в бою говорить: 'действовать (действовала) по-кунерсдорфски'.
Сражение при Кунерсдорфе (12.8 1759 г.) произошло вскоре после сражения под Пальцигом, в котором пруссаки были разбиты нашими войсками. Фридрих II, прусский король, хотел в сражении под Кунерсдорфом 'наказать русских за это поражение'.
В сражении под Кунерсдорфом русская армия занимала узкую гряду холмов. В тылу у них были болота и р. Одер; Эта позиция легко могла быть обстреляна фланговым, особенно губительным, огнем. Артиллерия была расположена на холмах группами и отдельными батареями.
Фридрих атаковал наиболее уязвимый левый фланг нашего расположения. Во время подготовки атаки, продолжавшейся 2 часа, у нас были взорваны 23 зарядных ящика, разбиты 3 передка и 3 лафета, что составило большую потерю, так как на левом фланге у нас было всего лишь 69 орудий. Произведенная вслед за подготовкой атака пруссаков увенчалась успехом. Создалось очень тяжелое положение для всей русской армии. Но наши батареи центра и правого фланга развили сильный огонь по наступающему противнику и тем сдерживали продвижение превосходящих сил противника. Задержка наступления неприятеля дала возможность выдвинуть из резерва войска на поддержку левого фланга. Одновременно с правого фланга и центра были переброшены туда же более легкие батареи, которые, быстро переменив позиции, открыли по противнику сильный огонь. Пруссаки были приведены в смятение, а последовавшая могучая атака русских войск опрокинула противника и обратила его в беспорядочное бегство. Сам 'великий' Фридрих трусливо бежал с поля боя.

Рис. 49. Пушка Пугачева.

Поражение пруссаков было полное. Фридрих сам засвидетельствовал - 'все потеряно'.
После реформ Шувалова в развитии материальной части артиллерии наблюдается некоторый застой. В восьмидесятых годах XVIII ст. произошло восстание Пугачева, в войсках которого была собственная артиллерия. На рис. 49 представлена пушка Пугачева.

 27. Артиллерия гатчинских войск

Наследник Екатерины II - Павел, будучи отстранен матерью от всяких дел, поселился в Гатчине и здесь отдался своему любимому военному делу, для чего были сформированы им особые 'гатчинские' войска. В составе этих войск была и артиллерия. Наряду с муштрой по прусскому образцу в этих войсках было немало и полезных учений по тактике, стрельбе много внимания уделялось поднятую образования. В частности, с последней целью были учреждены школы для унтер-офицеров и офицеров. Эти школы имели такое же значение для повышения уровня знаний, как школа при бомбардирской роте времен Петра I.
Для артиллерии гатчинских войск, по указанию Павла, его ближайшим сотрудником Аракчеевым были изготовлены шесть 6-фн и две 12-фн пушки облегченного веса (около 75 снарядов) по образцу прусских и более точно изготовленных. Опыт организации, обучения и устройства материальной части артиллерии гатчинских войск был впоследствии Аракчеевым применен при разработке русской артиллерии, в результате чего была выработана артиллерия 1805 г. или, как ее иначе называли, 'аракчеевская'.
 28. Артиллерия 1805 и 1838 гг.
В 1802 г. была организована комиссия для преобразования артиллерии под председательством Аракчеева. Эта комиссия выработала систему вооружения, которая, как сказано, получила название 'аракчеевской' или 'системы 1805 г.'.
В организации артиллерии были проведены следующие изменения.
Организованы роты пешей и конной артиллерии в составе: четырех пушек 12-фн средней пропорции, четырех 12-фн пушек малой пропорции и четырех 1/2-пд единорогов. Всего в роте таким образом состояло 12 opvдий. В пешей роте было по 3 зарядных ящика на каждое орудие и 16 человек орудийного расчета, в конных же ротах - по 2 зарядных ящика и 14 человек на орудие. Зарядные ящики - троечной запряжки. Для запряжки назначалась шорная упряжь.
Для 1/2-пд единорога применялась запряжка 8 лошадей, а для 12-фн пушки - 6 лошадей. Орудийный расчет не был вооружен ружьями.
Полковая артиллерия состояла при каждом полку из четырех 6-фн пушек и двух 1/4-пд единорогов.
На вооружении осадной артиллерии были 24-, 18,- и 12-фн пушки (большой пропорции), 5- и 2-пд мортиры и 6-фн мортиры. Осадная артиллерия сведена в батальоны по 5 рот в каждом.
В устройстве орудийных стволов преследовалась большая точность. Уменьшены зазоры и сняты всякие украшения, кроме фризов.
Введены прицелы сначала Маркевича, вскоре затем замененные прице
лами Кабанова.
Прицел Кабанова (рис. 50) подвешивался на особую полку на стволе посредством шарнира Гука, почему при всяком положении ствола сохранял вертикальное положение, и сам собою получался учет влияния наклона оси цапф. Визир, в виде очень небольшого круглого отверстия в планочке, скользящей вдоль рамки прицела, давал широкое поле зрения. Визировали через отверстие на вершину мушки близ дульного среза. На рамке нанесены деления в линиях. Перед наводкой прицел навешивался, а по окончании ее снимался с орудия.

Рис. 50. Привесной прицел.

К каждому роду орудий назначался свой особый лафет с деревянной осью. Лафеты были несколько облегчены по сравнению с лафетами предыдущих систем. Лафеты, назначенные под 12-фн пушки и 1/2-пд единороги назывались батарейными, а под 6-фн пушки и 1/4-пд единороги - легкими. Передки тоже были различные. Батарейные передки не имели коробов для боеприпасов, а легкие были с коробами. Зарядный же ящик единый - петровский.
Для руководства при изготовлении материальной части даны не только таблицы, но и чертежи. Последние для стволов гравировались на меди.
Было поставлено требование строго придерживаться чертежей.
Шорная упряжь заменена хомутовой.
Характеристики полевых орудий системы 1805 г. собраны в табл. 3.
Характеристики орудий системы 1805 г. Таблица 3

С системой 1805 г. были проведены все войны с Наполеоном и позднейшие до введения нарезной артиллерии, причем с сороковых годов начинают поступать на вооружение орудия системы 1838 г., отличающиеся от орудий системы 1805 г. некоторыми изменениями.
В ряду этих изменений следует отметить; 1) калибры орудий, которые
давались с точностью до тысячных долей дюйма, были округлены до целых линий, т. е. отброшены сотые и тысячные дюйма, 2) калибры пушек и единорогов, близкие по величине, были уравнены, 3) исключены из вооружения устаревшие орудия (карронады и короткие единороги), 4) сняты со стволов всякие украшения (пояса и фризы), благодаря чему упростилось производство стволов.
Все орудия, бывшие на вооружении до введения системы 1838 г..
названы 'орудиями прежней конструкции', а устроенные по системе 1838 г. - 'новой конструкции'.
Лафеты сохранены прежние. Некоторые изменения в устройстве лафетов и принятие в них железных осей было произведено в 1845 г. ('лафеты конструкции 1845 г.').
В полевой артиллерии приняты были два вида лафетов: 'батарейный'
для 12-фн пушек и 1/2-пд единорогов (рис. 51) и 'легкий' для 6-фн пушек и 1/4-пд единорогов (рис. 52).
К этому же времени относится организации у нас горной артиллерии.
с назначением на вооружение ее 1/4-пд единорогов и 1/4-пд мортир. Последние, как уступавшие во всех отношениях 1/4-пд единорогам, были исключены из вооружения после Крымской кампании.
В иностранной артиллерии следует отметить предложение Наполеона lII ввести единый тип орудия - пушки-гаубицы. Как видим, к унификации или, как иногда говорят, к универсальности орудий в ходе
развития артиллерии возвращаются неоднократно.
Пушки-гаубицы были введены во французской артиллерии и под Севастополем применялись широко в боях. Переход к нарезной артиллерии, однако, не дал развиться этой мысли далее.
Осадная артиллерия была вооружена 24-, 18- и 12-фн пушками большой пропорции, 1-пд единорогами, 5-, 2- и 1/2-пд мортирами и 6-фн Кегорновыми мортирами (рис. 53).


Все эти орудия отливались из бронзы. Состав бронзы, на основании
опытов генерала русской службы Мелиссино, принят: 100 частей меди и 10 частей олова (по весу).
Лафеты для пушек той же конструкции, что и для полевых орудий, но с походными гнездами. Боевые цапфенные гнезда отнесены несколько назад в видах облегчения давления на боевую ось и увеличения давления на хобот, чем достигалось уменьшение отката. Связанные с этим неудобства снятия с передка и сцепления с передком не представлялись существенными, так как осадная артиллерия не маневрировала во время боя и устанавливалась на огневые позиции заблаговременно.
Лафеты имелись для каждого калибра пушек особые, но сходные по конструкции. Лафет состоял из дубовых коротких станин. Сзади между этими станинами закреплялся требуемой длины сосновый брус. Задним концом - хоботом брус в боевом положении орудия опирался на землю. Оси железные. Для накатывания системы после выстрела назначались рычаги с катками. Эти рычаги служили также и для облегчения перестановки орудия.


При перевозке орудия на хоботовой части лафета укреплялось сидение для ездового. На рис. 54 виден осадный передок. Передки и зарядные ящики были общие для всех пушек. Кроме зарядных ящиков пвименялись для перевозки боевых припасов особые повозки - фуры.
Станки ДЛЯ мотир изготовлялись из деревянных брусьев. К 1/2 -пд мортирам несколько позже был принят железный станок Дорощенко (рис. 55). К 5- и 2-пд мортирам были также приняты металлические станки из бронзы;.они были более прочными, чем деревянные, и не давали щепок при попадании в них вражеских снарядов или осколков.
Мортиры перевозились на специальных дрогах.
Все осадные орудия устанавливались на 'настильных платформах' из досок, уложенных и прибитых к лежням, Лежни зарывались на всю толщину их в землю (постель).

Рис. 55. Мортира на станке Дорошенко.
По существу на вооружение крепостной артиллерии должны бы назначаться те же орудия, что и у осаждающего крепость: в сухопутных крепостях те же, что в осадной артиллерии, в береговых - те же, что и на судах флота. Однако частью по экономическим соображениям, частью по особенностям действий крепостной артиллерии от этого постоянно делались отступления. Следует .еще отметить существовавший странный взгляд на артиллерию сухопутной крепости: 'она слабее артиллерии осаждающего, а потому и не должна вступать с нею в борьбу, ее следует сберегать до решительных действий на ближайших расстояниях' (3).
Предполагалось, что крепость должна иметь одинаково сильное вооружение на всех направлениях и по выяснении фронта атаки усилять артиллерию атакованного фронта артиллерией с неатакованных ее участков. Таким образом, орудия крепостной артиллерии должны были обладать некоторой подвижностью, хотя бы они стояли в мирное время на постоянных местах. Орудия в крепости приходилось перемещать на небольшие расстояния и по хорошим крепостным дорогам, поэтому в крепостной артиллерии допускалось значительное увеличение веса орудий по сравнению с орудиями осадной артиллерии и применять для изготовления их стволов, в видах экономических, чугун. По сравнению с осадной артиллерией, которой приходилось действовать по прочным сводчатым сооружениям, в крепостной артиллерии не было надобности в орудиях, назначенных для этой цели, и если они и состояли на вооружении крепости, то в ограниченном числе.

.
Всеми этими соображениями и определялись калибры и виды орудий крепостного вооружения.
В наших крепостях состояли 24-, 18-, 12- и 6-фн чугунные пушки, 1/2- и 1-пд чугунные единороги и 1/2-, 2- и 5-пд медные мортиры. Обычно старые орудия не исключались из вооружения, поэтому в крепостях собирались орудия одного калибра, но различных систем.
Для пушек были приняты в 1839 г. лафеты с поворотными рамами или с настильными платформами.
Кроме орудий, крепостная артиллерия снабжалась различными вспомогательными средствами для производства работ по вооружению и разоружению крепостных верков: кабестаны, лебедки, вороты для втаскивания на валы и спуска с валов орудий; подъемные машины (рис. 56) в виде домкратов и треножных подъемов для снятия и накладывания орудийных стволов на лафеты; для перевозки стволов трикебали, крепостные передки и медведки - первые по дорогам, последние по ходам сообщения и потернам (подземным ходам), переносные железные дороги (рис. 57).
Береговая артиллерия, как замечено выше, должна вооружаться орудиями такими же, как и суда флота, чего и придерживались, несмотря на то, что на береговом вооружении можно было ставить орудия более тяжелые, так как они устанавливаются на прочных каменных основаниях и вес в данном случае не имеет большого значения.


Рис. б8. Карронада.

В общем, на береговых батареях устанавливались 30- и 36-фн пушки.
Против деревянных бортов кораблей эти пушки были на близких расстояниях излишне сильны и пробивали корабли насквозь, мало разрушая их.
В 1774 г. в Англии были введены на вооружение кораблей карронады (рис. 58). Это весьма легкие орудия, стрелявшие малыми зарядами; их снаряды причиняли бортам кораблей большие повреждения в виде проломов, а не круглых пробоин какие получались от пушечных ядер, которые легко можно было затянуть пыжом из тряпок (пластырь). Благодаря легкости карронад можно было увеличить как их калибр (даже до 96фн - двух картаунов), так и число орудий на вооружении корабля.
Эти весьма опасные для судов флота орудия были также введены на вооружение береговых крепостей.
В 1822 г. французский артиллерист Пексан (Pexhans) издал свое сочинение 'Новая морская сила' (La nonvelle force maritinie), в котором, среди ряда других мероприятий, предложил стрелять по судам флота из пушек разрывными снарядами. Такие снаряды, в особенности при большом калибре, по мнению Пексана, должны были причинять огромные разрушения кораблям: одно попадание могло, вывести корабль из строя. Следует заметить, что этого взгляда относительно решительного действия одиночного попадания долго придерживались, да и сейчас, наверное, найдутся сторонники его, хотя он и не находит себе подтверждения в современных условиях. Наполеон говорил 'одна пушка на берегу стоит корабля'.
Пексан проектировал для действия по кораблям флота 'бомбовые пушки' ('пушки Пексана', как их стали называть впоследствии), или 'бомбические пушки'.
В 1824 г. были произведены опыты c 80-фн (22-см) пушкой Пексана стрельбой по кораблю. При полном заряде бомба пробивала корабль насквозь, не причиняя ему серьезных повреждений. При уменьшенном заряде бомбы взрывались внутри корабля, нанося сильные поражения болванкам, изображавшим людей, производя пожары и заполняя корабль дымом. Ядра прежних пушек производили примерно такое же действие, как бомбы Пексана при полном заряде.
Преимущество бомбических пушек было очевидно, почему пушки эти стали незамедлительно вводить на вооружение судов и береговых батарей не только во Франции, но и в других странах.
Во Франции, были введены 80-фн бомбовые пушки по проекту Пексана. Длина их ствола 11 калибров, заряд - 1/6 веса снаряда; в дульной части для удобства заряжания орудия сделано было коническое расширение канала ствола - распад; дульного утолщения не было, в казенной части стенки ствола были утолщены, камора имела цилиндрическую форму. Ствол накладывался на чугунный лафет для увеличения продолжительности его службы, так как деревянные лафеты сравнительно скоро приходили в негодность от действия сырости.
Для сообщения огня заряду применялись капсюли, которые разбивались особым молотковым механизмом.
В русской береговой артиллерии были введены 3-пд бомбовые пушки, а несколько позже 60-фн пушки по проекту Маиевского,
Первоначально введенные 3-пд бомбовые пушки были относительно легки (относительный вес - 100 бомб или 70 ядер), почему сильно портили лафеты и даже бывали случаи соскакивания станков с поворотной рамы. Поэтому последовательно вес стволов увеличивали до 150 бомб и окончательно остановились на весе 210 бомб.

Необходимость введения новых бомбовых пушек послужила поводом к изысканиям по наилучшему устройству стволов без излишнего увеличения их веса. В артиллерии других стран остановились на предложении англичанина Конгрева делать стены в казенной части в 3 - 3,5 раза большей толщины, чем в дульной. Это предложение основывалось на том, что при разрывах стволов дульная часть оставалась неповрежденной.
В русской артиллерии после сравнительных опытов 60-фн пушек, построенных по образцу английской, по проекту нашего генерала Баумгарта и проекту капитана Маиевского, положившего в основу его установленный им закон распределения давления пороховых газов в канале ствола, была принята на вооружение пушка Малевского. На опытах пушка по английскому образцу разорвалась после 400 выстрелов, Баумгарта после 780, а Маиевского осталась целой после 1000 выстрелов. Дальнейшее испытание ее было прекращено.
На рис. 59 показаны различные виды установок береговых пушек.
Одной из важнейших задач в бою за крепости является бомбардирование, под которым понимается обстреливание из большого числа орудий крупных целей: городов, складов, узлов дорог с их станционными сооружениями, центров крепости - цитаделей. Так как эти цели представляются чаще всего легко уязвимыми и имеют большие размеры, то от орудий бомбардирования не требуется ни особого могущества снарядов, ни большой кучности их падения, ни особой точности стрельбы; важно, чтобы снаряды ложились в пределах бомбардируемой площади. Бомбардирование,
вызывая повсюду разрушения, пожары, нанося потери в живой силе,
производит сильное моральное впечатление на людей, в особенности на, гражданское население. Опыт войн дает немало примеров сдачи крепостей лишь после непродолжительного бомбардирования, когда их артиллерия не в состоянии подавить огонь атакующего. Из сказанного выше следует, что орудия бомбардирования должны обладать большой дальнобойностью.

Пушки первой половины XIX в. не могли назначаться для бомбардирования, так как вследствие малой прочности лафетов им нельзя было придавать углы возвышения больше 16 - 18?. При таких углах дальность действия пушек была незначительной и для эффективности их огня пришлось бы располагать их в сфере действительного огня крепостной артиллерии.
По всем этим соображениям возникла мысль производить бомбардирование из 'мортир дальнего боя', которым можно придавать углы возвышения, близкие к углу наибольшей дальности, и которые, к тому же, стреляли снарядами различных видов действия.
Впервые такие мортиры дальнего боя были применены французской артиллерией при осаде Кадикса (16.1.1780 г. в Англо-французской войне).
В России сначала были сделаны попытки применить для этой цели единороги, установив их на станках с постоянным углом возвышения около 40?. Но при этом дуло подымалось настолько высоко, что заряжание было неудобно и скорострельность получалась малой. Вследствие этого были разработаны 2-пд мортиры дальнего боя длиною 31/2 калибра с зарядом в 1/5 веса снаряда. Однако введение нарезной артиллерии, в том числе и нарезных мортир, ограничило распространение мортир дальнего боя и в нашей артиллерии остались лишь имевшиеся уже на вооружении 1/2-пд мортиры для действия по войскам, 2-пд для бомбардирования и 5-пд для разрушения наиболее прочных крепостных сооружений.
На рис. 60 показаны стволы различных орудий гладкостенной артиллерии.

Примечания:
1. Нилус говорит 'нарезную'. Ист. арт., отд. 1, стр. 172
2. Соответственно около 1300, 820 и 500 кг.
3. См. Нилус, История артиллерии, отд. l, изд. 1908 г., стр. 227.

Laborant
16-1-2004 09:04 Laborant
рисунки 10 главы
click for enlarge

click for enlarge

Laborant
16-1-2004 09:07 Laborant
еще картинки к 10 главе


click for enlarge
click for enlarge
Laborant
16-1-2004 09:11 Laborant
снова картинки к 10 главе
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
16-1-2004 09:15 Laborant
и напоследок
click for enlarge
Laborant
21-1-2004 10:36 Laborant
ГЛАВА XI


БОЕВЫЕ ПРИПАСЫ ГЛАДКОСТЕННОЙ АРТИЛЛЕРИИ


 29. Порох и заряды


Вначале порох готовился в виде порошка (мякоти) из измельченных селитры, серы и угля. Применение порошкообразного пороха представляло немало затруднений: а) при зачерпывании заряда шуфлою и подноске его к орудию часть пороха терялась; б) порох рассыпался при движении шуфлы по каналу ствола (в случае заряжания с дула); в) при перевозке и без того недостаточная однородность состава нарушалась, так как вещества, вследствие тряски, распределялись по удельному весу. Применение отдельных камор заряжания устраняло в известной степени некоторые из этих неудобств.
Замечательным усовершенствованием в изготовлении пороха является придание ему комковатого строения (в начале XV в.). Это способствовало большему однообразию зарядов и качеств пороха и уменьшало его потерю.
Но порох, благодаря малому содержанию селитры и сравнительно большому количеству серы, был слаб. Только для орудий малого калибра и для заполнения запальных (затравочных) каналов изготовляли более сильный порох с большим содержанием селитры. Затравочный порох применялся в виде мякоти, а впоследствии - в виде мелких зерен.
Одна из рукописей первой половины XV в. дает интересные данные
о порохе того времени (1).
Порох составлялся из четырех, пяти, шести частей (56 - 66%) селитры, двух частей (28 - 22%) серы и одной части (16 - 12%) угля. Уголь добывался обжиганием в пекарных печах сосны или липы без сучьев. Составные части измельчались деревянными пестами, а затем
пороховую массу сжимали в комья в небольших сосудах и сушили. Далее комья размалывали на мелкие кусочки.
В рукописи высказываются такие утверждения:
'Сила пороха происходит от жара серы и холода селитры, которые терпеть не могут друг друга'. 'Не огонь, а пар гонит камень из орудия', '2 фн пороха в комьях действуют сильнее, чем 3 фн мякоти'.
С разработкой ручного оружия перешли к зерненому пороху, так как заряжание его порохом в виде мякоти и комков представляло большие неудобства. Зерненый порох получался из комков более плотного строения. Кусочкам этих комков, получающимся их раздроблением, придавали более однообразную форму и величину.
В XVII в. уже повсеместно применяется зерненый порох. Вследствие большей силы зерненого пороха боевой заряд уменьшается и вместо зарядов равных весу ядра берут заряд около 1/3 q.
В это же время начинают применять кое-где картузы для зарядов, но преимущественно для заряжания пользуются шуфлой. Картузы постепенно находят все более и более широкое применение и в XVIII в., можно сказать, всюду и ко всем орудиям заряды помещаются в картузах. Применение картузов привело к некоторому повышению однообразия выстрелов и к увеличению скорострельности. Впрочем, против последней было много возражений, так как, увеличивался расход пороха. Требовалось стрелять не скоро, но 'цельно' - хорошо, точно прицелено.
В одном приказе Суворов требовал: 'Артиллеристам быть приученным к скорострельной стрельбе, но в действии сие только служит для проворного заряжения. На неприятеля пальбу производить весьма цельно, реже и не понапрасну, дабы зарядов всегда много оставалось. Отнюдь не расстреляться и не привесть себя в опасность' (2).
С начала XIX в. до введения нарезной артиллерии применялся для всех орудий один сорт пороха - 'артиллерийский', с размером зерен неправильной формы около 21/2 мм.
Для ружей был принят сначала мушкетный порох, а потом специально
ружейный, более мелкий (1/2 - 1 мм).

 30. Средства сообщения огня зарядам

В первых, по их изобретении, орудиях сообщение огня заряду производилось помощью металлического прута, накаленного на жаровне или костре. Накаленный конец прута подкосился к затравочному каналу. При стрельбе из мортир разрывными снарядами прут (или впоследствии фитиль) сначала подносился к трубке бомбы, а затем - к затравочному каналу; такой прием стрельбы назывался стрельбой 'двойным огнем'.
Для удобства обращения фитиль укреплялся в особой железной оправке. Последняя укреплялась на длинном древке, так что сообщающий огонь заряду не мог быть задет откатывающейся назад системой орудия. Принадлежность, которой пользовались для укрепления фитиля и сообщения огня, называлось жагрою или пальником. Во второй половине XVII в. фитиль был заменен 'палительными свечами'. Палительные свечи представляли собою трубки из плотной бумаги, наполненные горючим составом. Они имели то преимущество перед фитилем, что менее подвергались затуханию и более надежно сообщали огонь. Но они были сравнительно дороги. В дальнейшем для сообщения огня стали во второй половине XVIII в. применять 'скорострельные трубки'. Последние изготовлялись либо из тростника, либо из гусиных перьев, наполненных пороховым составом.
На верхней части трубки делалась чашечка, наполнявшаяся также мякотью. Для предохранения мякоти от отсыревания концы трубки заклеивались бумагой. Трубка вставлялась для производства выстрела в затравочный канал ствола. Огонь трубке сообщался попрежнему фитилем или палительной свечой.
В ХVIII в. применялись скорострельные металлические трубки. При Лихтенштейне (вторая половина XVIII в.) в Австрии были введены металлические трубки с бронзовой дробинкой. При действии трубки дробинка пробивала картуз заряда, чем обеспечивалось более надежное сообщение огня и устранялся прием 'протравливания', т. е. предварительного прокалывания картуза заряда проволочным прутом для облегчения воспламенения заряда.
В середине XIX в. появились вытяжные трубки с фрикционными (терочными) и ударными составами, имеющиеся и по настоящее время на вооружении для некоторых орудий.

 31. Снаряды

Ядрами называются сплошные шаровые снаряды из какого-либо материала: камня, свинца, железа, чугуна, зажигательной массы и т. п.
После введения нарезной артиллерии это название сохранилось для сплошных снарядов орудий небольших калибров (37-мм).
Сначала для орудий малого калибра применялись железные и свинцовые ядра, для более крупных - каменные. При назначении последних для действия по стенам их скрепляли железными обручами. Иногда каменные ядра обливали свинцом в видах придания им более правильной формы, увеличения веса, а также для сбережения поверхности канала ствола.
С широким распространением в начале ХV в. чугунного литья ядра начали готовить из этого материала отливкой. Ядра же из других материалов выходят из употребления. Для усиления действия ядер вели стрельбу калеными ядрами, доводя нагрев до темновишневого цвета. Известны случаи применения каленых каменных ядер в конце XIV в.
Стрельба калеными ядрами на Руси стала впервые известна около середины ХVI в. В 1578 г. Иван Грозный писал Стефану Баторию: 'наши послы едут к тебе с мирным словом, а ты жжешь Луки калеными ядрами изобретением новым бесчеловечным' (3).
Таким образом, каленые ядра помимо действия, свойственного вообще ядрам, отличались и зажигательным действием. Хорошо было действие каленых ядер по судам флота. Сожжение и уничтожение Нахимовым турецкого флота в Синопе 18.9.1853 г. в известной мере может быть приписано действию каленых ядер, книпелей, но преимущественно взрывам.
По мере распространения снаряжаемых снарядов ядра постепенно утрачивали свое значение. Однако, с появлением в середине прошлого века бронированных судов, против брони которых разрывные снаряды были почти недействительны, пришлось прибегнуть к ядрам из закаленного чугуна. Они применялись при обороне Севастополя в 1854 - 1855 гг.
Зажигательные снаряды появляются почти одновременно с зарождением артиллерии вообще (невробаллистической). Уже в XIV в. известно применение специальных зажигательных снарядов в огнестрельных орудиях - зажигательных ядер. Они были весьма разнообразного устройства. Основной частью их служило ядро зажигательного или светящего состава, уложенного в какую-либо оболочку: мешок, плотную сетку, обмотку из веревок или, наконец, металлические каркасы.
Зажигательный состав изготовлялся из селитры и серы, с прибавкою для связи пакли, шерсти и смолы, Для облегчения и надежности зажжения состава в нем высверливались луночки, заполняемые порохом и закрываемые потом, для предохранения от отсыревания, пластырем.
Форму зажигательные снаряды имели разнообразную: шаровую, эллипсоидальную, цилиндрическую или фонаря (рис. 61).
К зажигательным снарядам относятся и каленые ядра.
Бросались зажигательные снаряды из орудий (преимущественно мортир) луками и даже вручную.
Для того, чтобы противник не мог подойти и потушить снаряд, внутрь
ядра вставлялись куски металлических трубок калибра ружейных стволов, заряженные. пулями и зарядами пороха. Эти 'теремки', как их называли, производили время от времени выстрелы.

Светящие снаряды имели сходное устройство с зажигательными снарядами и даже снаряжались тем же составом, но без связующих веществ, а с прибавлением антимония или соединений мышьяка 'для яркости света'.
С появлением полых снарядов, отлитых из чугуна, появился и новый вид зажигательных снарядов. Они состояли из чугунной оболочки, снабженной отверстиями, через которые снаряд заполнялся зажигательным составом. При горении состава внутри снаряда получалось повышенное давление, вследствие чего из отверстий вылетали струи огня, более надежно зажигавшие. Такие снаряды, называвшиеся брандкугелями, было трудно погасить.
На рис. 61 показаны снаряды зажигательного и светящего действия. В середине прошлого века был предложен генералом русской службы
Рейнталем светящий снаряд сходный с ? 2. Такие снаряды применяли
в Севастопольской кампании и даже при обороне Порт-Артура, бросая их из 1/2-пд мортир. На верхнем поддоне снаряда делалось шаровой формы углубление, в которое вкладывалась и скреплялась с каркасом 3-фн гранатка, так что снаряд давал и картечное действие.
Для поражения живой силы противника орудие вслед за зарядом заряжалось камнями ('каменная картечь') или кусочками металла, гвоздями ('ежовый выстрел'). В таком виде представляется нам прародительница картечи. Для стрельбы назначались особые орудия - камнеметы, но стреляли 'картечью' и из других орудий - мортир и гаубиц.
В дальнейшем начинают изготовлять картечь из пуль свинцовых, железных, помещая их в мешки с деревянным поддоном и оплетая веревками ('вязанная картечь'); такая картечь имела вид 'виноградной кисти' или 'еловой шишки' (рис. 62).
Картечь применялась преимущественно в крепостных боях. В полевой
войне ее применение было крайне редко, Во время Испано-нидерландской войны (1568 - 1600 гг.) уже применялась картечь со свинцовыми пулями. Во время Тридцатилетней войны (1618 - 1648 гг.) картечь нашла широкое применение и в полевых боях и даже стала главным снарядом артиллерии. К этому времени она была значительно усовершенствована. Мушкетные пули помещались в деревянных или жестяных оболочках. К ним привязывался заряд в картузе; получалось нечто вроде унитарного патрона, заряжание ускорилось. Картуз заряда изготовлялся из бумаги, полотна, пергамента. Последний материал считался наиболее удовлетворительным, так как не горел, легко выбрасывался при выстреле из канала ствола, не прилипая к стенкам. В XVII же веке появляется гранатная картечь. В первой половине XIX в. она была введена на вооружение, главным образом, для мортир больших калибров.
Совершенствуясь, картечь постепенно приняла современный вид металлической оболочки, с металлическими поддонами. В оболочку (жестянку) укладывались пули.

Вопрос о наивыгоднейших пулях как по материалу, так и по размерам, подвергся специальному изучению. Опыт показал, что свинцовые пули
сильно деформируются и даже слипаются при выстреле и не рикошетируют, почему дальность картечного огня невелика. Чугунные пули не имели этих недостатков, но иногда раскалывались и портили стенки стволов. Железные пули выгоднее чугунных, но их трудно изготовлять путем ковки. В начале XIX в. с введением металлических поддонов и деревянных шпиглей, уменьшавших раскалывание чугунных пуль, были приняты чугунные пули и дальность картечного огня возросла до 300 саж. (около 650 м).
Опыты также показали, что каждому калибру пуль отвечает своя наивыгоднейшая дальность наилучшего поражения. Это привело к разработке нескольких типов картечи для данного орудия. Но это разнообразие представило большое неудобство как в производстве стрельбы, так и в снабжении боеприпасами, почему остановились лишь на двух типах: дальней картечи - с пулями весом 40 золотников (около 160 г) и ближней - 10 золотников (40 г), причем для некоторых орудий ограничились лишь одним типом.
Из мортир стреляли навесной картечью (жестянка не имела верхней
крышки и заполнялась пулями после того, как была вложена в канал мортиры) и настильной обычного устройства. В качестве навесной картечи пользовались каменной картечью, представлявшей собой плетеную открытую корзину с полушарным деревянным дном, заполняемую камнями после вложения в канал мортиры.
Пули в картечах обычно пересыпались сухими опилками.
Картечь была принята для всех орудий, даже берегового вооружения для действия по высаживающимся войскам и шлюпкам.
В конце прошлого столетия пули картечей полевой артиллерии изготовлялись из цинка.
Разрывные снаряды появляются в глубокой древности в виде горшков и кувшинов, которые бросались вручите в противника. Кроме кувшинов применялись ручные гранаты, изготовляемые из металлов (железа, меди). В светящих снарядах, применявшихся в первых огнестрельных орудиях, устраивались теремки или включались гранаткп, что тоже можно рассматривать как начало разрывных снарядов.
Командир крепости Жемапп в Нидерландах предложил железную гpaнату, которую подвергли испытанию в 1603 г. в Антверпене. Однако опыты эти не дали положительных результатов, так как трубки (4) были несовершенны и за отсутствием знаний не умели подойти к разрешению этого вопроса.
Впервые разрывные снаряды были применены в бою французами при осаде города Ламот в 1634 г.
Разрывные снаряды получают широкое распространение лишь и концу
XVII в.
Прежде всего их приняли для мортир, где получается малое давление пороховых газов и не возникает больших опасений разбития снаряда при выстреле, а затем - и для гаубиц. С улучшением чугунного литья разрывные снаряды применяют в конце ХVIII в. и для пушек.
По принятой в то время терминологии разрывные снаряды весом до пуда назывались гранатами, а более пуда - бомбами.
Эти снаряды получались отливкой из чугуна с внутренней полостью концентричной наружной поверхности и очком для трубки. Толщина стен делалась в 1/6 - 1/8 d. Раньше делалось утолщение стенок снаряда на части, противоположной очку. Этим утолщением думали достигнуть прочности стенок в той части их, на которую действуют газы боевого заряда, и возможности увеличения боевых зарядов и начальных скоростей, а так же предполагалось, что снаряды будут падать на землю этой утолщенной частью и тем будет устранено затухание трубок. При заряжании такими снарядами, как и вообще всеми разрывными снарядами, снаряд досылался в канал трубкой вперед, а утолщенной частью стен - к заряду. Однако такое устройство снарядов не оправдало ожидаемых выгод и от них отказались. Снаряды с эксцентрическим положением внутренней полости относительно наружной поверхности, напротив, нашли применение, о чем будет сказано дальше. Вес гранат при толщине стен в 1/6 d был приблизительно равен 2/3 веса ядра.
Предлагались гранаты с рифлеваной внутренней поверхностью для разрыва стенок гранаты на более правильные осколки. Но это предложение не получило распространения, хотя представляется вполне целесообразным. Эта мысль была впоследствии осуществлена в бомбах для 6-дм полевой мортиры в восьмидесятых годах прошлого столетия.
Для облегчения обращения со снарядами, в особенности больших калибров, в них делались ушки. В пушечных снарядах эти ушки были утоплены ниже наружной поверхности, чтобы не мешать заряжанию и свободному движению снаряда по каналу; в мортирных снарядах ушки отливались заодно с корпусом снаряда и возвышались над поверхностью снаряда, что при малой длине каналов мортир не представляло неудобств и не вызывало никаких опасений.
Для того, чтобы при заряжании снаряд не лёг трубкой к заряду, что могло вызвать разрыв снаряда в канале орудия, к снаряду прикрепляли либо шпигли из дерева или папки, либо веревочные венки. При заряжании орудия снаряд вкладывался в канал стороною со шпиглем или венком.
Гранаты снаряжались артиллерийским порохом. Перед наполнением порохом предварительно через очко вливали растопленную смолу в корпус и старались ею покрыть ровным слоем всю внутреннюю поверхность его. Делали это с целью закрыть раковины, трещины, которые могли оказаться в стенках корпуса, и тем предохранить разрывной заряд от преждевременного воспламенения и от отсыревания (5). При насыпании разрывного заряда им не заполняли всей пустоты корпуса снаряда как для так и потому, что предполагали получить большее число осколков при более легком разрыве снаряда. Часто вместе с разрывным зарядом в бомбы помещали куски зажигательного состава.
Гранаты и бомбы, как уже было сказано, находили применение и для
действия по судам флота.

Рис. 63. Гранаты и бомбы:
1 - граната для мортир; 2 - для пушек; 3 - картечная граната; 4 - бомба на бомбоносе ;5- ручная граната.

Гранаты небольших калибров применялись для стрельбы из орудий больших калибров, преимущественно 2- и 5-пд мортир, для чего гранаты укладывали в несколько рядов в особую оболочку из жести. Трубки всех гранат соединялись стопинами. При выстреле стопины сообщали огонь трубкам гранаток и, они разрывались на полете или при падении. Действие таких 'гранатных картечей' было очень хорошим (рис. 62-5, стр. 107).
Кроме гранат, назначенных для стрельбы из орудий, были ручные гранаты 3-фн калибра (рис, 63-5). Перед бросанием сначала поджигали трубку, что, однако, было далеко небезопасным. С распространением в пятидесятых годах прошлого столетия терочных составов к ручным гранатам были введены браслеты с длинной петлей. Карабин петли сцеплялся с ушками терочного приспособления гранаты. При бросании последней петля вытягивалась и терка выдергивалась, Метание требовало искусства и навыка.

рис 64. 1 - книпель и 2 - цепное ядро.
Рис..65. Картечные гранаты:
1 - обыкновенная, 2 - Боксера.

Корабли парусного деревянного флота представляли, как цели, довольно слабое сопротивление; в особенности легко уязвимы были паруса, мачты, реи и множество канатов, служивших растяжками для мачт, для подъема и спуска парусов и т. п. Между тем, ядра в бортах кораблей делали круглые пробоины, сравнительно легко 'запластыриваемые'; канаты, паруса от ядер страдали мало; мачты при непосредственном попадании в них могли быть повалены, что являлось серьезным повреждением, но прямые попадания в мачты имели случайный характер.
Все эти недостатки ядер пытались устранить принятием снарядов длинных, захватывающих большие участки цели, делающих в бортах большие 'рваные' пробоины, которые трудно запластырить. Такими снарядами явились книпели и цепные ядра (рис. 64). Эти снаряды конечно могли причинять кораблям серьезные повреждения, но полет их был крайне неправилен и потому ими можно было действовать лишь на небольших расстояниях.
В 1803 г. офицер английской службы Шрапнель предложил снаряжать гранатные корпуса мушкетными пулями и тем положил начало снарядам, получившим весьма широкое распространение. Снаряды были разработаны и получили название 'картечных гранат' (рис. 65). Эти снаряды снабжались дистанционными трубками. Первые опыты были произведены в 1803 г., а первое боевое применение картечные гранаты (шрапнели) нашли в Веймарском сражении в 1808 г. Их применению и действию была приписана победа англичан над французами.

Рис. 66. Ракеты:
1 - боевая ракета; 2 - светящая ракета; 3 - станок для спуска ракет; 4 - стрелы ракеты по рукописи конца XIII в.

Название 'шрапнель' вместо 'картечной гранаты' снаряд получил
лишь с введением нарезной артиллерии.
Действие картечных гранат до разработки хороших дистанционных трубок было довольно слабым, чем и объясняется медленное их распространение. Наибольших успехов в этом отношении достигли в Швеции и Норвегии. Некоторые даже указывают, что впервые мысль о снаряжении гpaнат пулями возникла в этих государствах ранее чем в Англии, а именно в 1800 г. (6).
Для снаряжения картечных гранат применялись мушкетные пули, помещаемые в корпус гранаты вместе с порохом. Картечные гранаты снабжались трубками деревянными, прирезаемыми заблаговременно на дистанции 800, 1000 и 1200 шагов. Снаряды с каждой установкой трубки возились в особых ящиках, имевших каждый особую окраску.
В тридцатых годах прошлого столетия велись успешные опыты по разработке и шрапнели и трубки к ней. Довольно удачно разрешил эту задачу английский артиллерист Боксер. Разработанная им картечная граната изображена на рис. 65-2. Как видно, пули отделены от разрывного заряда перегородкой. Для насыпания пуль в корпусе снаряда сделано специальное отверстие. Стенки корпуса для более надежного его разрыва слабым зарядом снабжены желобками. Пули из сплава четырех частей свинца и одной части сурьмы (твердый свинец).
Картечная граната, введенная в России в 1840 г., представляла корпус обычной гранаты, наполненный обычными ружейными пулями и порохом. После заполнения корпуса в очко впрессовывалась папковая втулка с очком для свинцовой дистанционной трубки. Втулка необходима была для уменьшения размеров трубки, уменьшить же размер очка было нельзя, так как в него не проходили бы пули при снаряжении снаряда. Стенки близ очка утолщались для более надежного укрепления трубки. Картечные гранаты снабжались шпигелями.

 32. Ракеты

Ракеты (рис. 66) были известны в глубокой древности, но их применение было сравнительно ограничено, а с введением огнестрельного оружия оно и вовсе прекратилось.
В конце ХVIII в. при завоевании Индии англичане сильно терпели от индийских ракет, которыми между прочим были взорваны 4 зарядных ящика. Это побудило англичан установить у себя производство боевых ракет.
Конгрев ввел усовершенствования:
а) укрепление хвостов по направлению оси ракет,
б) укрепление в ракетах ядер и гранат,
в) устройство специально зажигательных ракет и
г) увеличение дальности до 1000р саж. (2 200 м) вместо 200 саж.
В 1809 г. англичане выпустили по Копенгагену около 40000 зажигательных ракет, до 6000 с гранатами и около 5000 с ядрами. С этих пор применение в боях ракет возрастает и возрастает их дальность полета. Так в Севастопольскую кампанию французы достигли дальности полета ракет даже до 3500 саж. (около 8000 м). Боевые ракеты широко применялись русской армией в Кавказских войнах. Впоследствии для боевого применения сохранились светящие и сигнальные ракеты.
Длинные хвосты ракет представляли неудобство при обращении с ними и увеличивали вес, поэтому производились многочисленные и даже удачные опыты с бесхвостовыми ракетами со стабилизаторами и ракетами, вращающимися благодаря выпуску газов по наклонным каналам. Однако эти ракеты не были приняты.
В настоящее время реактивный принцип, на котором основывалось устройство ракет, широко используется для движения снарядов, спускаемых с особых станков; Реактивные снаряды привлекают все большее внимание и быстро совершенствуются.

 33. Трубки

Трубками в артиллерии называют приборы для своевременного взрыва разрывного заряда в снаряде.
Первые по времени применения трубки изготовлялись из древесных пород, не дающих трещин, или, по крайней мере, трудно растрескивающихся (рис. 67). Они имели наружную поверхность слабо выраженной конической формы с цилиндрическим каналом по оси. В толстом конце трубки выделывалась чашечка, которая, как и осевой канал, заполнялась медленно горящим составом мякоти; кроме того, в чашечку укладывались стопины.
Перед заряжанием от тонкого конца трубки отрезали часть соотвественно дистанции - трубка 'прирезывалась' и вставлялась в очко снаряда (были, однако, трубки, прирезанные заблаговременно).

Рис. 67. Трубки:
1 - деревянная трубка; 2 - трубка Боксера.
Так как состав горел недостаточно правильно, а 'прирезание' было неточным, то разрывы редко получались на требуемом расстоянии.
В трубке Боксера эти недостатки были устранены только частично
В ней было проделано три продольных канала. Осевой канал заполнялся
дистанционным составом, а боковые - порохом. Выходной, наружный конец последних каналов закрывался пробкой из глины для устранения возможности воспламенения пороха газами боевого заряда. Боковые каналы сообщались с наружной поверхностью трубки поперечными каналами. Они тоже заполнялись порохом и закупоривались глиной. Каждое отверстие боковых каналов обозначалось цифрой, указывающей продолжительность горения дистанционного состава от начала его горения до данного поперечного канала. Перед заряжанием требуемая пробка высверливалась особым прибором, которым также просверливалась перегородка между данным боковым каналом и осевым. После этого трубка вдавливалась в очко снаряда. При выстреле газами боевого заряда зажигалась заготовка в чашечке, зажигался дистанционный состав и, когда огонь доходил до просверленного бокового отверстия, воспламенялся порох в боковом канале и луч огня передавался разрывному заряду.
Эти трубки оказались настолько удовлетворительными, что с небольшими изменениями они служили и по введении нарезной артиллерии. Изменения эти состояли в введении ударника, капсюля ударного состава и предохранительной чеки.
Эта схема устройства дистанционной трубки сохраняется и в настоящее время. Прием установки трубки (темпирования) путем прокалывания сохраняется и теперь во Франции.

Примечания:

1. Нилус, История артиллерии, отд. 1, стр. 53 и следующие.
2. Осипов, Суворов, стр. 94.
3. Бранденбург, Каталог, ч. I, стр. 74
4. Приспособления для своевременного разрыва снаряда.
5. С введением в начале текущего столетия корпусов чугунных и из сталистого чугуна в дне их делается углубление, в которое запрессовывается пластинка красной меди. Назначение её то же, что и покрытие смолою внутренней поверхности гранат.
6. Онисим Михайлов в своем 'Уставе ратных и пушечных дел' в ст. 364 говорит о снаряжении снарядов порохом и 'грановитым железным дробом' по горсти дроба на фунт пороха. Так что едва ли справедливо приписывать честь изобретения картечных гранат Шрапнелю или шведам и норвежцам.

Laborant
21-1-2004 10:37 Laborant
Глава 11. Картинки
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
21-1-2004 10:40 Laborant
ещё
click for enlarge
Mower_man
21-1-2004 12:13 Mower_man
поясните момент - запальные трубки в разрывных снарядах поджигались ДО выстрела (двойной огонь) или поджигались от метательного заряда?

И как были сделаны пыжи, отделяющие ядро от заряда (из чего) или их вообще небыло?

Laborant
22-1-2004 18:50 Laborant
А кто ж его знает, как эти трубки пожигались.
Лично я думаю, что при стрельбе из мортир должны были стрелять двойным огнём (ствол короткий - мала вероятность, что трубка успеет зажечься от пороховых газов, а поджечь вручную удобно, опять же из за короткого ствола), а пушки, гаубицы, единороги стреляли так.
Остальное см. ниже...
Laborant
22-1-2004 18:51 Laborant

ГЛАВА ХII


СТРЕЛЬБА ГЛАДКОСТЕННОИ АРТИЛЛЕРИИ


 34. Заряжание орудий


Орудия до конца XV в. не имели заранее приготовленных зарядов. При заряжании с казны заряд насыпался в отдельную камору и в камору затем вставлялась деревянная пробка. В орудиях, заряжаемых с дула, заряд отмеривался шуфлою (рис. 68-3) и на ней досылался до дна канала, Затем шуфла поворачивалась на 180? и слегка встряхивалась, чтобы высыпался из нее весь порох. Для получения должной величины заряда это повторялось несколько раз. По некоторым указаниям заряд в длинных бескаморных орудиях Должен занимать по длине канала 3 калибра. Заряд прибивался прибойником до тех пор, пока не показывался из запального канала. Затем досылалась деревянная втулка длиною в 1 калибр. Снаряд свободно вкатывался в канал
ствола или. его досылали прибойником и зазоры между снарядом и каналом забивались навощенной или смоленой веревкой при помощи деревянных клиньев.
При заряжании калеными ядрами вслед за зарядом досылался пыж из дерева или тряпок, а потом пыжи из мокрых тряпок, дерна и затем уже ядро. Зазоры не забивались веревками из опасения, что за время этой работы может произойти выстрел.
При заряжании градом (кусками камня, железа) на деревянную втулку накладывались камни, которые иногда разделялись на слои глиняными пыжами.
Вскоре в эти приемы заряжания были внесены изменения, а именно, канал орудия предварительно пробанивался банником (рис. 68-1), колодка которого была покрыта овчиною. Затем досылали шуфлою первую часть заряда, прибивали прибойником, затем досылали следующие порции заряда. Дославши пыж, пробанивали орудие, чтобы снять порох, который мог просыпаться на стенки канала и не был собран пыжом, и затем уже досылали снаряд, обернутый промасленными тряпками и паклей.
Заряжание требовало много длительных, мешкотных операций, а потому, скорострельность была очень небольшой. Имеются указания, что из крупных орудий во время осад едва успевали сделать 4 выстрела в день.
Однако это указание не полно, быть может по ходу дела и не требовалось чаще стрелять.
С XV в. заряды помещаются в картузах из какой-либо ткани (1), бумаги или пергамента.
С применением картузов отпали некоторые действия по заряжанию орудий (прибивание зарядов, досылка втулок, пробанивание после этого канала), что конечно повлекло за собой значительное увеличение скорострельности. Но именно это обстоятельство - увеличение скорострельности - приводило к возвращению к старым приемам заряжании шуфлою, чтобы уменьшить расход пороха и 'втуне не изнуряти' его. Прибавились приемы опудривания трубок мякотью из мякотницы и прокалывание заряда протравником для более легкого зажжения заряда.
В остальном приемы заряжания сохранились, как описано, до введения
нарезной артиллерии.
Картуз из бумаги изготовлялся так: бумагу наматывали на оправку- болван цилиндрической формы и склеивали. После просушки снимали и приклеивали дно. В готовую гильзу насыпали заряд, вкладывали паклю и затем шпигель. В выемку шпигеля вкладывали снаряд и привязывали его к гильзе. Картузы из материи проклеивались специальным клеем для предохранения пороха от отсыревания.

 35. Принадлежность

В связи с заряжанием орудий и их разряжанием применялась следубщая принадлежность (рис. 68).
Банники сначала с овчинной щеткой, а с начала XIX в.- щетинной. На другом конце банника укреплялась деревянная колодка прибойника для досылки снарядов (рис. 68-1). В орудиях больших калибров прибойник представлял отдельный предмет. Это особенно было нужно в том случае, когда банник снабжался ручкой на конце древка для того, чтобы им можно было действовать, стоя не перед дулом, а несколько в стороне. При случайном взрыве банящий номер мог потерять руку, а не лишиться жизни, как это могло быть при баннике без особой ручки.

Рис. 68. Принадлежность
1 - овчинные банники с прибойниками; 2-банник с прибойнком в виде цепа; 3-шуфла; 4 -птичий язык; 5 протравники; 6 - пальник; 7 - скребок.
При банении полагалось закрывать пальцем запальный канал для скорейшего и более надежного потухания остатков тлеющего картуза. Для предохранения пальца от ожогов на него надевали кожаный напальник. Для снимания нагара, налипавшего на стенки канала и не удаленного при банении, применялся скребок.


Рис. 70. Наводка мортир.

На рис. 68 видны предметы принадлежности:
а) для заряжания - банники, прибойники, шуфла и протравник,
б) для сообщения огня - протравник и пальник;
в) для чистки канала - банник и скребок;
г) для разряжания орудия - птичий язык.
Для прицеливания орудий служили прицелы в вице прямых брусков с делениями в линиях и мушка. Линия прицеливания располагалась в плоскости, перпендикулярной оси цапф и проходящей через ось канала ствола. Наверху стебля прицела укреплялся щиток либо с прорезью либо с небольшой дырочкой для визирования через них на вершину мушки.
Делались прицелы либо навесные, качающиеся (по предложению Кабанова), либо закреплявшиеся на стволе (по предложению Бестужева -- см. рис. 52). Последние были проще в обращении (устранялись приемы по навеске и сниманию их с орудия).
Для рикошетной и навесной стрельбы имелись специальные длинные складные прицелы. Последние состояли из сдвижных планок.
Применялись и квадранты с отвесом и с уровнем (рис. 69).
Наводка пушек, гаубиц, единорогов исключительно прямая.
Для стрельбы из мортир применялась наводка и по невидимой цели. Выполнялась она следующим образом. На бруствере батареи в створе орудие - цель устанавливались тонкие колья или шомполы (рис. 70). Затем сзади орудия устанавливалась тренога с отвесом, для устранения качания которого его гиря опускалась в ведро или в баклагу с водой. Нить отвеса устанавливали в створе шомполов и, наконец, передвигая мортиру, приводили нанесенную на стволе ее белую линию в створ отвес - задний шомпол. Угол возвышения придавали либо квадрантом либо поворотом подушки подъемного механизма. Последняя представляла призму многогранного сечения, причем грани составляли с горизонтом углы соответственно: одна 30?, другая 45? и третья 60?; прочие грани не имели определенного угла наклона. На грань с требуемым углом наклона опускалась дульная часть мортиры и тем самым ей был придан надлежащий угол возвышения.

 36. Производство стрельбы

Стрельба полевой артиллерии производилась исключительно прямой наводкой ядрами, гранатами и картечными гранатами. На близкие дистанции, менее 250 саж. (500 м), стреляли картечью.
Ядра, рикошетируя, наносили поражения не только в месте первого падения, но и в местах последующих падений, почему ими выгодно было стрелять по глубоким компактным построениям противника - каре, вход войск или выход из дефиле.
Гранаты применялись для действия по более тонким строям, по войскам в укрытиях, для действия по артиллерии.
Картечь - для самообороны, для действия по атакующему противнику. Пока картечь давала поражения на расстояниях больших, чем действительный ружейный огонь, она находила широкое применение. С середины прошлого века ружейный огонь наносил уже серьезные поражения с расстояний 300 и даже 400 саж. (600 - 850 м), почему применение картечи сокращается.
При выходе из боя применяли стрельбу на отвозе. Орудие в боевом положении привязывалось к передку при помощи длинного каната (метров 10 - 12) и, таким образом, медленно двигалось. На ходу его заряжали и, по готовности и в подходящее время, стреляли.
Позволю себе привести пример стрельбы с отвозом.
В сражении под Аустерлицем 20.II.1805 г. наша артиллерия отступала, отстреливаясь на отвозах. У орудия, которым командовал подпоручик Демидов, лопнул отвоз, орудие остановилось. Залпом вражеской пехоты весь орудийный расчет был выведен из строя. Демидов выхватил шпагу и с этим оружием пытался защищать доверенное ему орудие. Подъехавший к этому месту Наполеон спас храбреца от неминуемой смерти - от окруживших Демидова французов.
Этот пример, хотя мало дает в смысле иллюстрации способа стрельбы с отвозом, который и так ясен, но он ярко блещет героизмом артиллеристов, что, думается, здесь вполне уместен.
Боевые опыты показывают, что наблюдался следующий прием отражения атак даже кавалерийских. Батарея лихо выносится вперед навстречу атакующему, быстро поворачивает кругом, снимается с передков и немедленно в упор производит залп картечью. Этот прием отражения атаки обычно сопровождался успехом.
В том же бою под Аустерлицем преображенцы и семеновцы вынуждены были отступать. На помощь им подоспели части гвардейской кавалерии с конной ротой полковника Костенецкого. Рота открыла скорый огонь, а кавалерия понеслась в атаку. Противник был опрокинут, но наши части натолкнулись на батальон французской пехоты в полной боевой готовности, который не замедлил открыть сильный ружейный огонь. В эту критическую минуту Костенецкий выделяет 4 орудия под командой капитана Козена, которые незамедлительно вынеслись вперед и, подскакав к вражескому батальону настолько 'близко, что были видны лица неприятеля',
сделали пять выстрелов картечью. Французский батальон был разгромлен, а конница довершила его окончательное поражение.
Наконец, известен такой случай отражения кавалерийской атаки артиллерией, имевший место в Бородинском бою. Одна наша батарея была атакована польскими уланами. Батарея расстреляла все боеприпасы но не растерялась. Атака была отбита, но врукопашную. Оружием служили банники и прочая принадлежность. Случившийся здесь доблестный генерал Костенецкий, отличавшийся огромною силою и богатырским ростом, тоже кинулся в атаку и обломал в этой схватке два банника. Рассказывают, что на основании этого Костенецкий просил Александра I впредь снабжать конные артиллерийские роты железными банниками, на что Александр I ответил: 'железные банники у меня могут быть, но откуда взять Костенецких, чтобы владеть ими'.
Действия под крепостями во многих войнах имели преобладающее значение. В XIV - XVI столетиях войны почти исключительно велись за овладение замками, городами, которые все были укреплены.
С течением времени увеличивающаяся сила артиллерии, с одной стороны, а с другой - увеличение площадей, занимаемых городами, и малое значение большинства из них в политическом и военном отношении привели к тому, что укреплять стали лишь некоторые города. В таких городах устраивались крепости, возводившиеся по всем правилам военно-инженерной науки.
Обычно в каждой крепости устраивалась центральная ограда - цитадель - с более или менее широкою системою фортификационных сооружений. В плане цитадель имела вид многоугольника. Линии, соединяющие две соседние вершины многоугольника, составляли линию полигона. На линии полигона возводились укрепленные фронты, имевшие следующие начертания: бастионный фронт, полигональный, кремальерный и тенальный.
В профили укрепления имели следующее начертание: вал из земли, ров, крутость которого поддерживались обычно кирпичными стенками толщиною 8 - 10 фут (21/2 - 3 м). Ближайшая к валу стенка называлась эскарпом, другая контрэскарпом. Впереди контрэскарпа располагались: прикрытый путь, банкет для стрелков и бруствер, называвшийся гласисом. Гласис подводился под огонь защитников главного вала. За бруствером последнего располагалась на насыпях-барбетах артиллерия, а на банкетах - стрелки. За главным валом проходила военная дорога и, наконец, размещалась внутренняя часть цитадели, на которой сосредоточивались склады, казармы, жилые дома и пр. Под валом устраивались казармы для гарнизона, защищенные кирпичными сводами и толщею земли вала.
Бастионный фронт (рис..71-1) давал впереди лежащей местности хорошую перекрестную оборону как артиллерийскую, так и стрелковую. Для того, чтобы движение противника по направлению равноделящей исходящего угла бастиона было небезопасным (так как по этому направлению - направлению капитали (2) - могло стрелять, собственно говоря, одно орудие, установленное в этом углу, бастиона) впереди куртины устраивались оборонительные сооружения (равелины), которые либо охватывались общим гласисом со всею цитаделью либо выносились за него и имели свой собственный гласис.
Полигональный фронт (рис. 71-2), такого же профиля как и бастионный, почти совпадал с линией полигона, составляя обычно тупой угол, обращенный вершиною к центру цитадели.
При угле более остром получался тенальный фронт (рис. 71-3).
Кремальерный фронт (рис. 71-4) тоже почти совпадал с линией полигона, но имел несколько небольших изломов линии. Эти изломы и фланки бастионного фронта и особые постройки в углу полигонального фронта или под фланками назначались для установки на них, или в особых в них прочных сооружениях - казематах, орудий для продольного обстреливания рвов, чтобы сделать переход через ров невозможным или весьма затруднительным.
При таком характере устройства крепостей артиллерия осаждающего должна была решать следующие задачи в общей системе атаки крепости.
1. Производство общего обстрела центра крепости с целью уничтожения складов, распространения пожаров, морального воздействия на жителей и гарнизон. Такое общее обстреливание называется бомбардированием. Цель, подвергаемая бомбардированию, имеет большие размеры и так как
всякий падающий внутри крепости снаряд в известной степени выполняет свое назначение, то для бомбардирования следует назначать орудия особенно дальнобойные, хотя бы и не очень большого могущества. В период гладкостенной артиллерии наиболее дальнобойными были мортиры, так как пушкам по слабости деревянных лафетов нельзя было придавать больших углов возвышения. Для бомбардирования назначались 2-пд и 5-пд мортиры. Снаряды этих мортир, падая на сооружения, разрушали даже самые прочные из них, и, кроме того, обладали зажигательным и картечным действием. Наряду с ними могли бомбардировать и 24-фн и даже 12-фи пушки при наибольшем заряде.
Бомбардирование нередко вызывало падение крепости, в особенности если в ней население было многочисленным.

Рис. 71. Крепостные фронты:
1 - бастионный; 2 - полигональный; 3 - тенальный; 4 - кремальерный

2. Если бомбардирование не приводило к желаемым результатам, то приступали к уничтожению вооружения крепости, вели артиллерийскую борьбу. Стрельба по артиллерии производилась непосредственно по орудиям, видимым либо поверх бруствера (банка) или в амбразуре, либо анфиладным огнем (вдоль вала). В последнем случае рекомендовалось вести навесно-рикошетную стрельбу (рис. 72-1). Стрельба по сбиванию орудий называлась демонтированием. Таким образом, демонтирование могло быть, фронтальным, анфиладным и навесно-рикошетным.
Выполнение последнего вида демонтирования требовало подбора заряда и угла возвышения, отвечающих расположению цели и виду укреплений поэтому оно требовало большого искусства.
3. Наиболее решительным действием против крепости был штурм.
Суворов предпочитал штурм другим видам действий против крепости (блокада, бомбардирование и постепенная или правильная атака), но штурм должен быть весьма тщательно подготовлен, произведен внезапно и одновременно во многих местах. В случае неудачи штурмующие войска несут огромные потери в весьма короткий промежуток времени, что сильно понижает дух войск. Действие артиллерии при штурме сходно с действиями полевой артиллерии.
4. При ведении постепенной или 'правильной атаки' войска осаждавшего постепенно приближаются к крепостным веркам. Во время этого сближения артиллерия разрушает казармы, казематы, уничтожает артиллерию и живую силу, отражает вылазки из крепости.
Наконец, все-таки для взятия крепости приходится прибегать к штурму. Задачей артиллерии при подготовке штурма является разрушение эскарпа и контрэскарпа для образования в них бреши и удобного прохода внутрь крепостной ограды и уничтожения фланговой обороны рвов.
5. Для разрушения эскарпа производят стрельбу, называемую брешированием. Батареи бреширования обыкновенно располагались на гласисе - 'батареи венчания гласиса', т. е. на расстоянии от брешируемой стены около 100 м. На таком расстоянии даже орудия гладкостенной артиллерии могли вести весьма точный огонь - класть снаряд к снаряду. Поэтому, по предложению известного французского артиллериста Пиобера, для бреширования применялся 'способ проделывания борозд', заключавшийся в том, что проделывали сначала сплошную сквозную пробоину в эскарпе горизонтально на высоте около 1/3 от дна рва, длинною метров 20. Если стена не обваливалась после этого, то от концов борозды делали две вертикальных борозды, идя снизу вверх. По обрушении стены, если она не разламывалась на сравнительно небольшие куски, ее разбивали выстрелами, а земляную насыпь сбивали снарядами, чтобы засыпать обломки стены. По получении бреши (3) осыпавшаяся стена и земля частью закрывали обстрел орудий, фланкирующих ров. Но тем не менее уничтожение фланговой обороны было необходимо. Оно достигалось анфиладным огнем вдоль рва по амбразурам фланкирующих ров орудий. Если расположить анфиладные батареи не удавалось, фланговая оборона рвов уничтожалась стрельбой 'а бриколь', - стреляли по эскарпу с таким расчетом, чтобы снаряд, рикошетируя, попадал в амбразуру фланкирующей ров постройки.
Стрельба крепостной артиллерии сводилась к демонтированию, уничтожению саперных работ атаки и ее живой силы.

Рис. 72. Стрельба артиллерии:
навесно-рикошетное демонтирование (сверху) и бреширование.

Береговая артиллерия организовалась в виде ряда батарей с таким расчетом, чтобы по кораблям, атакующим крепость, можно было сосредоточить огонь возможно большего числа орудий. На вооружение назначались 24-фн, 60-фн и бомбические пушки, карронады и мортиры.
Стрельба производилась прямой наводкой. Так как корабли, действуя по крепости, становились чаще всего на якорь, то стрельба из орудий береговых батарей не представляла больших затруднений и сопровождалась обычно успехом.
В случае высокого расположения батарей корабли подходили очень близко к берегу и стрельба по ним становилась невозможной, так как станки большей частью не допускали стрельбы при углах склонения. Выход был найден в устройстве особых станков для 'склонительной стрельбы'.

Примечания:

1. Но от картузов часто отказывались и возвращались к отмериванию зарядов шуфлою.
2. На рис. 71-1 эти равноделящие - капитали ограничивают рисунок справа и слева.
3. Получение бреши в крепостном валу считалось настолько значительным событием, что комендант имел право после этого сдать крепость.

Laborant
22-1-2004 18:52 Laborant
картинки к главе 12
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
27-1-2004 04:52 Laborant
ГЛАВА ХIII


РУЧНОЕ ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ


 37. Мушкеты


Среди первых огнестрельных орудий имеются образцы весьма малого калибра и небольшого веса, из которых могли вести огонь, удерживая оружие в руках. Так можно объяснить появление ручного огнестрельного оружия. Успешное применение такого оружия привело к необходимости его усовершенствования как с точки зрения увеличения его действительности, так и удобства обслуживания и вооружения им возможно большего числа бойцов.
Стволы малого калибра вследствие низкого развития техники вначале заряжались не с казны, а с дула.
Прототипом такого устройства могли послужить модфа и отдельные каморы заряжания.
Вскоре к этим стволам приспосабливают ложу.
Заряжание оружия малого калибра представляло некоторые трудности. Поэтому при отливке бронзовых стволов для облегчения заряжания стали делать стволы с коническими каналами и большим основанием у дула.
Оружие обслуживали два человека: один являлся как бы станком для оружия и наводчиком, а другой сообщал огонь заряду. Для уменьшения
действия отдачи на стрелка к стволу прикреплялся крюк, которым оружие зацеплялось за какой-нибудь предмет.
Эти первые виды ручного оружия назывались аркебузами и ручными
кулевринами.
Действие такого оружия было слабо, почему наряду с ним применяли не только луки, превосходившие их по силе и скорострельности, но даже и пращи. Кроме того, первые образцы ручного огнестрельного оружия давали, часто осечки, а в дождливую погоду из них нельзя было вести огонь, так как затравка, будучи расположена вверху, заливалась каплями дождя.
Работы над усовершенствованием ручного оружия быстро устранили эти недостатки: начали делать затравку сбоку, приделали для помещения затравки из пороха полку, сделали над полкой крышку и, наконец, в конце XV в. был изобретен фитильный замок. Так появилось первое довольно совершенное ручное оружие, получившее название мушкет (рис.73).
Фитильный замок позволял обходиться без помощника, сообщавшего огонь в аркебузах. Этот замок состоял из курка (рычага), между губками которого укреплялся кусок тлеющего фитиля. Курок удерживался до момента выстрела во взведенном положении. Для производства выстрела курок спускали и тлеющий фитиль падал на затравку.
Мушкеты начала ХVIв. имели следующие данные: калибр 21,6 мм, вес оружия 8,2 - 10,2 кг, вес пули около 50 г, оружие снабжалось фитильным замком.
Вес оружия, как видно, был велик, поэтому для поддержания его в положении для выстрела служила особая подставка с вилкой. Для уменьшения действия отдачи на стрелка последний снабжался кожаной подушкой, которая носилась на правом плече. Для обслуживания мушкетов выбирались наиболее сильные люди, так как по весу и силе отдачи не всякий мог обращаться с мушкетами.

Рис. 73. Мушкетер с мушкетом:
1 - курок с фитилем; 2 - подставка; 3 - перевязь с зарядами
в коробочках (берендейках); 4 - мешочек с пулями; 5 - мешо-
чек (натруска) с затравочным порохом.

К мушкетам для досылки заряда и пули полагались деревянные шомполы (у сержантов - железные, на случай застревания пули в канале мушкета). Мушкетеры имели перевязь, носившуюся через левое плечо. К этой перевязи подвешивались заряды в особых коробочках (берендейках), в одной из коробочек помещался затравочный порох и мешочек с пулями.
Наряду с этим тяжелым оружием в начале XVI в. начинают применяться пистолеты, также с фитильными замками.
Фитильные замки (рис. 74-1) обладали большими недостатками: а) держать фитиль постоянно тлеющим было небезопасно, так как это могло служить причиной неожиданного воспламенения затравки и выстрела;

б) в дождливое время происходили частые осечки и фитиль мог даже и не зажигаться; в) стрельба была малоскорострельной, так как из опасения неожиданного выстрела зажженный фитиль закрепляли в курке лишь после подготовки мушкета к выстрелу; г) фитиль после выстрела нужно было гасить.
Значительным усовершенствованием мушкетов явилось изобретение, в 1520 г. в Нюренберге немецкого или колесцового замка (1).
В сущности устройство колесцовых замков (рис. 74-2) сходно с кремневыми зажигалками, распространившимися в последнее время. Стальное колесцо с насечкой по его ободу заводится, закручивая спиральную (часовую) пружину. Удерживается оно на взводе шпеньком, западающим в вырез на нем.
После завода пружины на затравочную полку насыпается затравка пороха и на колесцо опускается курок, в губках которого зажат кремень. Курок посредством пружины нажимает кремень на колесцо. Для производства выстрела спусковым крючком отодвигали шпенек, часовая пружина приводила колесцо в быстрое вращение и оно высекало искры из кремня.
Этот замок был значительно совершеннее фитильного, но был сложен, требовал тщательной выделки, почему он был дорог и поэтому медленно распространялся (2).

 38. Ружье и нарезные карабины

Как сказано, мушкеты, вследствие их большого веса и большой отдачи, не могли быть приняты для вооружения всех бойцов. Поэтому часть пехоты была вооружена мушкетами (мушкетеры), а часть пиками (пикинеры).
В начале XVII в. в видах возможности вооружения всех бойцов огнестрельным оружием Густав Адольф уменьшил калибр мушкетов до 17,8 мм (7 лн), вес до 5 кг, вес пули до 25,6 г и в этом виде мушкеты стали называть ружьями. К ружьям были приняты железные шомполы и своего рода патроны, в которых пуля и заряд соединялись в одно целое помощью бумажной гильзы.
Эти нововведения быстро были приняты в армиях различных государств и вся пехота начала вооружаться ружьями. Пикинеры упраздняются, тем более, что в 1640 г. в Испании в г. Байоне был изобретен штык в виде клинка с цилиндрической ручкой, вкладывавшейся в дульную часть ствола при переходе к рукопашному бою. На время стрельбы штык (байонет, а у нас при Петре 1 - багинет) отделялся от ружья.
Вскоре после изобретения штыка Вобан предложил закреплять его на дульной части ружья помощью трубки. Этот прием сохранился в ружьях многих армий и в настоящее время. В некоторых системах ружей штык укрепляется вдвиганием имеющегося на нем T-образного выступа, в соответствующий паз на ружье (рис. 10-5).
Дальнейшее усовершенствование ружья состояло в замене колесцового замка кремневым (рис. 74-3), впервые введенным во Франции в 1717 г. (изобретен в Испании). В таком виде, лишь с небольшими изменениями в деталях, кремневые ружья просуществовали на вооружении почти до середины прошлого века.
Все части кремневого замка собирались на замочной доске, а именно:
полка, на которую при заряжании насыпалось небольшое количество пороха (затравка), крышка полки - огниво, нажимаемое пружиной на полку, курок с зажатым в губах кремнем, также побуждаемый пружиной нажиматься на полку.
К кремневому ружью был принят патрон, состоявший из бумажной гильзы. В гильзу плотно входила свинцовая пуля, а за нею помещался
заряд пороха. После этого свободная часть гильзы загибалась так, чтобы порох не мог высыпаться.
Для заряжания ружья взводили курок и огниво, причем их пружины получали большое напряжение, стремившееся вернуть эти части в исходное положение. Ружье при этом удерживалось приблизительно горизонтально в левой руке. Правой рукой вынимали патрон и по команде 'скуси патрон' откусывали загнутый конец гильзы, обнажали порох и часть его - затравку высыпали на полку. Закрывали огниво и ставили ружье вертикально, высыпали остальной заряд в дуло, гильзу комкали и посылали ее пулей вверх в канал ружья. Скомканная гильза играла роль пыжа, собирающего пороховые зерна, которые могли прилипнуть к стенкам канала. Дошедшую до места пулю прибивали двумя несильными ударами шомпола, благодаря чему гильза раздавалась, плотно прилегала к стенкам канала и удерживала пулю на месте.
Для производства выстрела ружье поднималось для прицеливания и по команде 'пли' нажимался спусковой крючок, курок кремнем сильно ударял по выгнутой части - лицу огнива и, вследствие большого сопротивления пружины огнива, последнее медленно поднималось, почему острый край кремня сострагивал с лица огнива частицы стали, накаливавшиеся отсильного трения, а также могли получаться искры от кремня. Эти накаленные частицы производили воспламенение затравки.
Вследствие ненадежности ни фитильного, ни кремневого замков, в Испании были предложены двухкурковые замки и фитильные и кремневые.
Дальность стрельбы из кремневых ружей достигала 300 - 350 шагов.
С изобретением капсюлей в виде металлических колпачков перешли в сороковых годах XIX в. к ружьям с ударным замком или ударным ружьям (рис. 74-4). В этих ружьях был устроен пенек с каналом, проходящим внутрь ствола. Для производства выстрела курок оттягивался, причем напрягалась пружина. Во взведенном положении курок удерживался на взводе. На пенек надевался капсюль. При нажатии на спусковой крючок курок ударял по капсюлю, последний взрывался и луч огня передавался заряду.
Введение ударных ружей было значительным усовершенствованием, так как отпала необходимость отсыпать часть заряда в виде затравки на полку. Вследствие этого ускорилось заряжание и уменьшилось рассеивание, так как заряды стали более однообразными.
Недостатком новых ружей были мелкие размеры капсюлей, что представляло немалые трудности при вынимании их из сумок и надевании на пеньки, в особенности в холодную пору года.
В начале ХVIII в. были приняты в некоторых государствах (Франция) на вооружение отдельных рот - карабинерных - нарезные карабины с нарезами, идущими по винтовой линии. Карабины имели по 4 нареза. Пули загонялась в нарезы ударами шомпола.

Примечания:
1. Название приспособления 'замком' можно объяснить не тем, что он запирал что-либо, а тем, что замыкал огневую линию к заряду.
2. Как на один из недостатков колесцового замка часто указывают на потерю ключа для завода пружины. Если этот упрек справедлив, то
нужно только удивляться недостатку изобретательности или простой догадки. Ведь так, кажется, просто прикрепить ключ к ружью веревкой,
ремешком.


click for enlarge
click for enlarge

Laborant
3-2-2004 11:01 Laborant
ГЛАВА XIV


МЕРЫ К ПОВЫШЕНИЮ ПРАВИЛЬНОСТИ ПОЛЕТА СНАРЯДОВ
ГЛАДКОСТЕННОЙ АРТИЛЛЕРИИ


 39. Общие замечания


Гладкостенные орудия отличались крайне малою кучностью боя. И это было крупнейшим их недостатком. Причиной малой кучности боя являлось неправильное движение снарядов по каналу ствола. В самом деле, вследствие значительного зазора между поверхностью снаряда и поверхностью канала ствола снаряд при заряжании ложился на какую-либо точку поверхности канала, могущую лежать даже не в вертикальной плоскости проходящей через ось канала. Просвет между поверхностями канала и снаряда получался неравномерной величины и наибольшая его величина была со стороны, противоположной точке опоры снаряда на поверхность канала.
Пороховые газы, устремляясь в этот просвет (рис. 75), нажимают снаряд на стенки ствола по направлению p (1), а стенки давят на снаряд в направлении противоположном и в то же время равнодействующая давления пороховых газов двигает снаряд. В результате центр тяжести снаряда двигается по какому-то направлению в плоскости сил p и P. Несомненно произойдет удар снаряда о поверхность канала в какой-то точке А . Здесь происходит приблизительно то же самое. Снаряд, ударившись, отражается но под действием движущей силы пороховых газов двигается вперед и, следовательно, в дальнейшем ударяется о стенки ствола в какой-либо точке В. При каждом ударе происходит задержка поступательного движения в точке удара и, таким образом, снаряд получает вращение вокруг оси, проходящей через центр его тяжести.
В окончательном выводе скажем, что снаряд из канала гладкостенного орудия вылетал по направлению, не совпадающему с осью канала ствола и получал вращение в неизвестном направлении и при каждом выстрела разные направления как полета, вращения, так и оси вращения.

Рис. 75. Схема движения снаряда по каналу гладкостенного орудия.

Этими обстоятельствами помимо других (разнообразие начальных скоростей, весов снарядов) и объясняется малая кучность боя гладкостенной артиллерии.
Для уменьшения рассеивания снарядов стремились устранить хотя бы разнообразие вращения, имеющее серьезное значение. С этой целью предлагались эксцентрические каморы и снаряды: регулированные, эксцентрические, продолговатые и сплюснутые, дискоидальные. Некоторые из этих предложений были приняты.

 40 Эксцентрические каморы

Эксцентрические каморы были предложены бельгийцем Терсеном и в 1867 г. подверглись испытанию в России на предмет принятия их для 2-пд мортир. На опытах ось каморы была расположена выше оси канала

Рис. 76. Эксцентрическая камора.

(рис. 76). Считали, что равнодействующая давления пороховых газов проходя выше центра тяжести снаряда, который, как предполагалось, совпадал с центром его фигуры, даст пару, вращающую снаряд вокруг горизонтальной оси передней его стороной: сверху - вперед - вниз - назад.
Эти ожидания не оправдались, что было объяснено малым эксцентриситетом оси каморы. Но даже и при значительном смещении оси каморы эффект мог бы получиться, и то незначительный, при стрельбе из мортир. В орудиях же с длинными каналами, когда снаряд ударяется о стенки канала, вращение его может измениться. Давление после смещения снаряда распространяется на всю заднюю поверхность снаряда, а не на часть ее, определяемую продолжением каморы. Кроме того, в чугунных снарядах вследствие недостаточного однообразия структуры металла центр их тяжести обычно не совпадал с центром фигуры.


 41. Регулированные и эксцентрические снаряды


Влияние разнообразия вращения снарядов на рассеивание и причины, вызывающие это вращение, были указаны Робинсом еще в 1746 г. Но полное объяснение значения однообразия направления вращения для увеличения правильности полета снарядов было установлено спустя 100 лет Магнусом. Тем не менее, попытки воспользоваться несовпадением центров тяжести снарядов с центрами их фигуры для получения определенного вращения снарядов начались в конце ХVIII в.
Несовпадение этих центров могло получаться вследствие неоднородности материала снарядов и неправильного расположения (не концентрического) внутренней пустоты относительно наружной поверхности снаряда.
Для установления, с какой стороны приходится центр тяжести относительно центра фигуры, определяли 'легкий полюс' снаряда, опуская снаряд в ртуть. Снаряд, плавая в ртути, располагался центром тяжести вниз, а кверху обращался 'легким полюсом'. Верхнюю точку снаряда в плавающем его положении отмечали краской.
Располагая снаряд при заряжании легким полюсом вверх или вниз, можно было получить определенное вращение снаряда во время полета вокруг оси, близкой к горизонтальной в зависимости от точности заряжания. Относительно большая точность положения снаряда могла быть получена в орудиях небольшой длины. Поэтому стрельба регулированными снарядами применялась только для гаубиц.
Однако эксцентриситет, так сказать, естественный, получающийся сам собою при изготовлении снарядов, был слишком мал, почему и эффект
был недостаточный. Это побудило готовить снаряды с эксцентрическим расположением внутренней пустоты, изготовлять снаряды с большим эксцентриситетом. Такие снаряды получили название 'эксцентрических', а снаряды с отмеченным 'легким полюсом' назывались 'регулированными'.
В тридцатых годах прошлого столетия в Пруссии для 7-фн по каменному весу гаубицы начали изготовлять гранаты с эллипсоидальной внутренней пустотой, причем центр ее удаляли от центра фигуры снаряда, насколько это позволяла прочность стенок снаряда. Линия центров, проходящая через центр тяжести и центр фигуры, была перпендикулярна оси очка для трубки. При заряжании линии центров располагалась по возможности вертикально, Опыт показал, что при стрельбе, при угле возвышения и расположении 'легкого полюса' внизу, граната из названной гаубицы летела на 1300 шагов, а при расположении 'легкого полюса' вверху - на 500 шагов. Так сказывался на полете гранат эффект Магнуса. При стрельбе при том и другом расположении 'легкого полюса' при заряжании кучность боя была значительно лучше, чем при стрельбе обыкновенной концентрической гранатой. Мало того, при стрельбе на расстояния, не превосходящие 1,5 км, эксцентрические гранаты имели преимущества перед первыми нарезными орудиями в крутизне траектории. Их траектории на этих расстояниях были отложе, когда заряжали 'легким полюсом' вниз.

 42. Продолговатые снаряды

Были предложения стрелять из гладкостенных орудий цилиндрическими снарядами с округленной передней поверхностью. Ожидалось, что снаряды при стрельбе не получат никакого вращения, а, следовательно, причина разнообразия их вращения и их полетов будет устранена и кучность боя увеличится. Но так как при этом было упущено из внимания, что продолговатые снаряды получают на полете в воздухе вращение вследствие действия сопротивления воздуха и летят весьма неправильно, то эта мера и не была принята. В пятидесятых годах прошлого столетия Неслер предложил для гладкоствольных ружей пулю цилиндро-полушарную, с выемкой в донной части. Опыты с пулей Неслера дали удовлетворительные результаты и такая пуля была принята для 7-лн ружей русской армии. Удовлетворительность результатов опытов с пулей Неслера объясняется следующими двумя обстоятельствами: а) газы боевого заряда, попадая в выемку пули, расширяли тонкие стены ее и тем устраняли прорыв газов между пулей и стенками канала, и пуля шла по каналу без колебаний, б) центр тяжести пули располагался близ головной ее части и ее донная часть служила как. бы стабилизатором.

 43. Сплюснутые (дискоидальные) снаряды

Хотя эксцентрические снаряды давали удовлетворительные результаты, но полет их все-таки не мог быть достаточно устойчивым, так как масса снаряда была симметрична лишь относительно линии центров, а вращение происходило вокруг оси, близкой к перпендикуляру к этой линии, относительно которой масса снаряда расположена несимметрично и следовательно ось вращения не может быть устойчивой.
Для получения устойчивого движения снаряда некоторые изобретатели
предложили в середине прошлого века орудия, стреляющие сплюснутыми или дискоидальными снарядами.
Капитан русской артиллерии Шлипенбах, бельгийский артиллерист
Пюйт, англичанин Вулькомб предложили дискоидальные снаряды со сквозными отверстиями для получения эксцентриситета. Главное преимущество этих снарядов они видели в увеличении поперечной нагрузки и большой пробивной силе снарядов (2) в особенности по броневым кораблям, тогда только что появившимся. Однако этим снарядам свойственны недостатки всех эксцентрических снарядов.
С. Роберто написал исследование о движении сплюснутых снарядов изданное в 1857 г. в нем он описывает следующие мероприятия, благодаря которым сплюснутые снаряды могут получить правильное вращение.
1. На снаряде укрепляется свинцовый пояс, а в канале ствола вдоль верхней производящей делается либо прямой нарез, либо зубчатая рейка с зубцами, идущими поперек оси канала. Вследствие большего сопротивления движению снаряда в верхней части снаряд получает при движении по каналу вращение передней частью снизу - вперед - вверх - назад. Для более надежного нажатия на верхнюю часть снаряда предлагалось cдeлать еще два нареза в орудии, не параллельные оси канала, а слегка поднимающиеся к дулу, а на снаряде - две цапфы, оси которых совпадают с осью вращения. При заряжании цапфы снаряда вводились в нарезы. При движении снаряда по каналу цапфы его приподнимали, вследствие чего снаряд нажимался на верхнюю производящую канала.
2. На снаряде эксцентрично относительно оси вращения укрепляются на общей оси цапфы, а на боковых поверхностях канала делаются желоба по циклоиде, которую описывают цапфы при качении снаряда по верхней производящей канала ствола.
3. Снаряд гладкий сплюснутый, - а ось канала орудия очерчена по дуге круга, обращенной вогнутостью вниз.
Такие орудия и снаряды были построены (3). Опыты, произведенные с ними, показали, что при небольших углах возвышения дальности превосходили дальности для безвоздушного пространства. Однако все эти предложения в отношении дискоидальных снарядов не разрешали вопроса о том, по направлению какой оси снаряд падает на преграду, а, следовательно, не устраняли и трудности разработки трубок для них.
Кроме того, емкость снарядов была малой, вследствие чего разрывное
действие их было более слабым, чем шаровых.
К тому же следует сказать, что скорость вращения сплюснутых снарядов зависит от динамических условий (силы трения), которые изменяются в зависимости от условий движения, а не от конструктивных геометрических, заранее обусловленных причин.
По всем этим причинам, а главное в связи с переходом к нарезной артиллерии, опыты с такими орудиями были прекращены.

Примечания:

1. Это нажатие даже после сравнительно небольшого числа выстрелов сказывалось образованием вмятины - 'логова' - в стенке канала.
2. На опытах кольцевой снаряд Шлипенбаха пробил на расстоянии 200 м щит из двух слоев 250-мм деревянных брусьев. Снаряд Пюйта весом около 3 кг при начальной скорости около 500 м/сек и угле возвышения 1? давал дальность около 2 600 м.
3. Образцы их хранились в Историческом артиллерийском музее Красной Армии в Ленинграде. Орудия спроектированы разными лицами (Андрианов, Мясоедов). Испытаны Маиевским и Вышнеградским.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В течение более 500 лет просуществовала гладкостенная артиллерия. Из орудий, которые не могли cоcтязaтьcя сначала с метательными машинами, она быстро выросла в могучее средство как при нападении, так и при обороне. Общими причинами, толкавшими артиллерию по пути прогресса, были: а) развитие науки и техники, б) переход от ремесленного способа производства к мануфактурному и фабричному, в) переход к новым формам государственного устройства (от феодального к объединению в крупные государственные организмы) и г) богатые боевые опыты, давшие указания о тех требованиях, которым должна удовлетворить артиллерия как в организационном, так и в техническом отношении. Период гладкостенной артиллерии оставил по себе богатое наследство:
1) выработана стройная организация и разделение артиллерии на виды;
2) установлены типы орудий соответственно боевым задачам;
3) выработан большой арсенал снарядов различных назначений и видов действия;
4) разработаны методы стрельбы и положено начало разработке приборов для стрельбы (прицелы, квадранты);
5) разработаны подъемные механизмы, а в системах крепостных и бeреговых - и поворотные механизмы;
6) намечены пути борьбы с откатом и меры для получения самонакатывания;
7) разработаны приемы перевозки орудий и боеприпасов;
8) подтверждены направления, уже не раз указанные в предыдущие эпохи и периоды, по которым должно идти развитие системы орудия в видах увеличения его, действительности;
9) положено начало артиллерийской науки и образования.
В 1808 году в России начинает издаваться 'Артиллерийский журнал', имевший огромное значение в поднятии интереса к артиллерийской науке и распространении артиллерийских знаний.
Все усовершенствования в области артиллерии проводятся в жизнь после тщательного изучения, рассмотрения и испытания Артиллерийским комитетом, учрежденным в 1805 г. В этот период, 25 ноября (8.12) 1820 г., учреждено Михайловское артиллерийское училище с офицерскими при нем классами, послужившими зерном, из которого развилась Артиллерийская академия. Уже ко второй половине XIX в. многие питомцы этого заведения приобрели известность на поприще артиллерийской науки и артиллерийской техники (Маиевский,
Гадолин, Шишков, Петрушевский, Резвой, Фаддеев, Константинов и др.).
В многочисленных войнах выработаны приемы применения артиллерии в бою; артиллерия покрыла себя неувядаемой славой и заняла почетное место в ряду других видов войск.


Laborant
6-2-2004 20:29 Laborant
ОТДЕЛ ШЕСТОЙ


ПЕРИОД НАРЕЗНОЙ АРТИЛЛЕРИИ


А. Подпериод разработки нарезных систем

ГЛАВА ХV


НАРЕЗНОЕ ОРУЖИЕ, ЗАРЯЖАЕМОЕ С ДУЛА


 44. Первое нарезное оружие


Нарезное оружие эпизодически появлялось в разные периоды развития огнестрельного оружия. Нарезы иногда имели прямолинейное начертание, параллельное оси канала ствола, а иногда шли по винтовой линии ('винтовальные орудия'). Появление нарезного оружия отмечают уже в XV в. Так, Пиобер приписывает изобретение прямых нарезов Гаспару Польнеру из Вены (в 1498 г.), а винтовых - Коллеру в Нюренберге, умершему в 1520 г. Другие указывают еще более раннюю дату появления нарезов, а именно в 1440 г.
Как бы то ни было, имеется немало памятников нарезного оружия, появлявшегося разновременно задолго до того, как написаны были первые научные работы по этому вопросу. Появление нарезного оружия значительно опередило его широкое практическое применение в середине XIX в.
Иногда же нарезное оружие получало довольно широкое распространение. Так во Франции при Людовике XIV (1638 - 1715 гг.) были введены карабины с винтовыми нарезами для вооружения рот 'карабинщиков' в каждом конном полку. В войсках Наполеона унтер-офицеры некоторых пехотных частей были вооружены 6-лн карабинами обр. 1793 г. Однако, вследствие трудности забивания пули, заряжание карабинов было слишком медленное, почему унтер-офицеры нередко бросали карабины и стреляли из обыкновенных ружей.
Польза прямых нарезов объяснялась большими удобствами досылки пули, так как пороховой нагар находил в них свободное помещение. Это обстоятельство, будучи достаточным для объяснения прямых нарезов, мало дает для понимания пользы винтовых нарезов. К сожалению, документальных данных нет.
Первое небольшое сочинение о пользе нарезов написано академиком Российской Академии Наук Лейтманом (в 1728 г.). Робинс в 1746 г. объяснил пользу нарезов, идущих по винтовой линии, тем, что пуля (снаряд) получает правильное однообразное вращение вокруг оси канала ствола оружия.
Из предыдущего изложения развития гладкостенной артиллерии нетрудно усмотреть, что мысль, высказанная Робинсом, постепенно проникала в умы и принимались разные меры для достижения однообразного вращения снарядов при стрельбе из гладкостенных орудий.
Вполне естественно возникла мысль обратить в нарезные состоявшие на вооружении гладкоствольные ружья. Предстояло разрешить задачу, как достигнуть врезания в нарезы шаровой пули, входящей в канал с большим зазором.
В 1826 г., во Франции, Дельвинь предложил делать камору для боевого заряда меньшего диаметра, чем калибр ружья (рис. 77-1). Вследствие этого у каморы образовался уступ. Свободно входившая в канал ружья пуля останавливалась на уступе и ее ударами шомпола осаживали, она расплющивалась и входила в нарезы. Хотя цель таким устройством достигалась, но результаты были только удовлетворительными. В самом деле, нельзя было ожидать равномерного осаживания пули; после осаживания пуля получала неправильную форму и поперечная нагрузка уменьшалась.
Лучшие результаты получались в стержневых ружьях, предложенных Тувененом. В донной части канала укреплялся стержень, заостренный в передней части (рис. 77-2). В пространстве между стержнем и стенками канала получалась камора для заряда. При заряжании досылали пулю и прибивали ее несколькими ударами шомпола. Пуля, осаживаясь на стержне, получала продолговатую форму с выемкой в донной части, получалось нечто вроде пули Неслера.
Это предложение было принято во Франции и в 1846 г. были введены стержневые карабины (1). Они требовали тщательного заряжания, определенного числа ударов шомпола и определенной силы. При хорошем заряжании карабины давали очень хорошие результаты. Недостатками карабинов, как впрочем всех ружей, заряжаемых с дула, являлись: трудность и мешкотность заряжания, невозможность заряжания в положении с колена, а тем более лежа, и большие трудности разряжания.
Одновременно с Тувененом Минье предложил продолговатую пулю с
выемкой в донной части. Пороховые газы, давя на тонкие стенки выемки, расширяли их, и пуля врезалась в нарезы. Но вследствие того, что опыты со стержневыми штуцерами дали хорошие результаты, предложение Минье не привлекло особого внимания.
В Англии в это же время велись опыты над ружьем с двумя нарезами и пулями сначала шаровой с ведущим ободком, входившим при заряжании в нарезы, а затем с продолговатой пулей с двумя ведущими выступами.


Рис. 77. Нарезные, заряжаемые с дула ружья:
1-Дельвиня; 2--Тувенена.

Последняя система карабинов была принята в 1843 г. на вооружении стрелковых батальонов в России. Штуцерами 1843 г. вооружались отдельные лучшие стрелки ('штуцерные') и в пехотных полках. Эти штуцеры, по месту изготовления назывались литихским (рис. 78). Нарезами стенки были ослаблены. Для упрочнения их пришлось утолстить, что увеличило вес ружья. Чтобы уменьшить вес, укоротили ствол. Но это вызвало неудобство стрельбы из двухшереножного строя. Вследствие малой длины карабина к нему приняли длинный штык в виде тесака. Наконец пуля была чувствительна к расстрелу (2) и приемы заряжания представляли затруднения. По всем этим причинам распространение этих штуцеров было ограничено.
В пятидесятых годах прошлого столетия широкое распространение получили пули Минье с чашечкой. В выемке пули помещалась коническая железная чашечка (или деревянная или даже глиняная пробка), не доходившая до дна выемки (рис.79). При выстреле легкая чашечка получала большее ускорение чем пуля, входила внутрь углубления, расширяла стенки пули, в результате чего пуля врезалась в нарезы. Пули с таким способом врезания в нарезы получили название расширительных.
Опыт показал, что пули и без чашечки, но при надлежаще выбранном зазоре, хорошо врезаются в нарезы и имеют правильный полет.

Принятие пуль расширительной системы значительно упростило приемы заряжания, ничем не отличавшиеся от заряжания гладкоствольных ружей (3). Благодаря этому нарезное оружие с пулей Минье стало быстро распространяться и вытеснило все предыдущие предложения нарезных, заряжаемых с дула ружей.
Нарезные штуцеры и ружья обладали такою же кучностью боя на,
1200 шагов, как гладкоствольные на 300.
В видах экономических стали переделывать состоявшие на вооружении 7-лн (17,8 мм) ружья в нарезные, заряжаемые с дула.


Рис. 79. Пуля Минье
В середине Х1Х в. всюду были приняты для вооружения 7-лн нарезные, заряжаемые с дула ружья с ударным замком, кроме стрелковых частей, вооруженных штуцерами с несколько укороченным стволом.
В русской армии к началу Восточной войны (1853 - 1856 гг.) нарезными ружьями и частью штуцерами были вооружены только стрелковые батальоны. В пехотных полках в каждом батальоне было по 24 штуцерников. Затем число штуцерников было к 1855 г. увеличено до 26 на каждую роту. Ружья применялись 7-лн (17,8 мм), с пулей бельгийской- с выемкой, весом 12 золотников (51 г), а к штуцерам изготовлялись пули с двумя выступами, весом 13,5 золотника (56 г).
Резкое увеличение (почти в 2 раза) веса продолговатой пули по сравнению с шаровой привело к тому, что при сохранении начальной скорости пули (450 м/сек) отдача получалась слишком большой, непосильной для стрелков. Пришлось уменьшить начальную скорость пули до 300 м/сек, но вследствие этого уменьшилась отлогость траектории пули на близких расстояниях. Для повышения отлогости необходимо было увеличить начальную скорость, что возможно лишь при уменьшении веса пули, иначе говоря,- при уменьшении калибра.
В России, как и во многих других странах, в середине прошлого века
остановились на 6-лн (15,2-мм) калибре, при котором вес пули мало отличался от веса пуль 7-лн гладкоствольного ружья и сохранялась начальная скорость пуль 7-лн ружья. Уменьшение калибра имело еще то важное значение, что число носимых стрелком патронов, упавшее с 60 до 40 при переходе к 7-лн заряжаемому с дула нарезному ружью, увеличилось до прежнего размера.
Швейцария пошла на очень резкое уменьшение калибра (до 4 лн), причем число носимых стрелком патронов возросло до 100. Однако ни одно из европейских государств не последовало этому примеру, так как заряжание ружей столь малого калибра и заваривание швов стволов представляло особые трудности.
В России в 1856 г. была принята 6-лн винтовка с пулей Минье с чашечкой. Пуля при выстреле хорошо заполняла нарезы при зазоре, не превосходившем 3 точек (1,2 мм). Начальная скорость составляла 1200 фт/сек (360 м/сек), вес пули - 8 золотников (34 г), нарезов было от 3 до 6, длина хода - 100 калибров, вес ружья - 12 фн (4,9 кг). Вследствие увеличившейся до 1 200 шагов дальности стрельбы были введены прицелы: наклонные (Россия) и рамка с хомутиком (Англия, Австрия).

 45. Нарезные орудия, заряжаемые с дула

Развитие нарезных артиллерийских орудий шло приблизительно тем же путем, что и ружей. Однако была и существенная разница: первое нарезное орудие, предложенное Кавалли, заряжалось с казны.
Кавалли, офицер сардинской артиллерии, работал и как конструктор как теоретик. Он задался целью спроектировать 30-фн пушку для установки в казематах. Ограниченность места в каземате побудила его как к разработке заряжания с казны, так и к разработке приспособлений для ограничения отката. Вместе с тем, разрабатывая новое орудие, он, конечно, не мог пройти мимо основного недостатка гладкостенной артиллерии- неправильности полета ее снарядов.
Кавалли изобрел клиновой затвор, причем для обтюрации предложил медное кольцо и высказал мысль, что надежная обтюрация достигается, когда нажимаются -небольшие поверхности, так как между ними, благодаря более легкой их пригонке, легче достичь плотного и равномерного нажатия. Об этом дальше будет сказано подробнее.
30-фн пушка Кавалли была изготовлена (в 1846 г.) из чугуна, и в канале её были проделаны два глубоких нареза. Снаряд яйцевидной формы имел два выступа, которыми шел по нарезам ствола и получал вращение. Особых мер для центрования снаряда принято не было, поэтому при выстреле снаряд мог в канале ствола перекашиваться. Перекашивание снаряда и высокое давление на боевую грань нареза при наличии лишь двух выступов служили причиной разрыва стволов.
Для ограничения отката лафет устанавливался на упругой брусчатой платформе. При выстреле брусья прогибались и энергия отката расходовалась на изгиб брусьев и частью на преодоление трения на их опорах. Первая часть энергии возвращалась в виде энергии наката, вторая же для системы орудия была потерянной.
Опыты с орудиями своей системы Кавали производил на Окерском заводе Варендорфа в Швеции.
Так как опыты в общем были не удачны, то они были прекращены.
После этих опытов обнаружилось два течения. Некоторые заводы и изобретатели продолжали поиски по заряжанию орудия с казны; другие же, считая, повидимому, это дело безнадежным, стали предлагать нарезные орудия, заряжаемые с дула. Последнее течение господствовало во Франции и вскоре (в 1847 г.) система нарезной артиллерии, заряжаемой с дула, была введена во Франции.
Над разработкой заряжания с казны особенно настойчиво работали в Пруссии и, хотя несколько позже французов (в 1858 г.), немцы приняли на вооружение нарезную артиллерию, но заряжаемую с казенной части.
Как сказано, неудача с орудиями, заряжаемыми с казны, побудила искать решение вопроса о правильности полета снаряда в орудиях, заряжаемых с дула.
Решение вопроса о правильности полета снаряда, поскольку оно зависело от начальных условий движения его, движения по каналу, упирается в центрование снаряда в канале ствола и в сообщение ему правильного вращения. При разработке орудий, заряжаемых с дула, достижение этих двух целей, вследствие необходимости иметь некоторый достаточный зазор для удобства заряжания, представляло немалые затруднения.
Во Франции, по предложению Тамизье, комиссия Лагита приняла систему орудий с нарезами, имеющими ведущую грань наклонной, или иначе, систему нарезов с 'наклонной гранью'.
Устройство этих нарезов показано на рис. 80-1,2. Снаряды имели на своём корпусе выступы, подобные сечению нарезов, но меньшие по размерам. Диаметр снаряда также был меньше калибра орудия, причем, кстати сказать, под калибром стали понимать диаметр канала ствола по полям. Нарезов в орудии делали обычно шесть.
При движении снаряда по каналу боевая грань давала реакцию, перпендикулярную наклонной грани. Эту силу можно разложить по направлению радиуса и по перпендикуляру к нему, иначе говоря, по касательной к окружности данного сечения канала. Первая сила двигает снаряд по направлению к центру окружности сечения, т. е. к оси канала. Так как такие силы реакции прикладываются к граням всех выступов на снаряде, то в результате снаряд центруется. Силы же, направленные по касательным, производят вращение снаряда.
Выступы на снарядах изготовлялись из цинка и имели цилиндрическую форму. Изготовленные цилиндры вдавливались в гнезда на корпусе снаряда, после чего их выступающие части обтачивались по форме нареза в орудии. Сначала передние выступы делали так, чтобы они при движении снаряда по каналу как при заряжании, так и при выстреле двигались по полям, а затем стали делать их как и ведущие выступы.

Рис.80
1 - нарезы к орудиям Лагита; 2 - снаряд к орудиям Лагита;
3 - нарезы к орудиям Ленка.

Нарезы были постоянной крутизны с длиной хода нарезов 60-100 d. Один из нарезов (обычно нижний) к дну канала суживался настолько, что идущие по нему при заряжании выступы несколько обжимались гранями нареза. Делалось это для предупреждения удара выступов о боевые грани при смещении снаряда, что являлось неизбежным при сравнительно большом зазоре между выступом и нарезами, необходимом для заряжания. Очень сходны по идее нарезы, предложенные Ленком (Австрия). Выступы на снарядах делались по всей длине цилиндрической части снаряда (рис. 80-3).
Нарезы системы Лагита были приняты и в русской артиллерии, но только для бронзовых орудий, так как чугунные орудия не выдерживали больших нормальных (радиальных) давлений выступов снаряда и часто разрывались. Для чугунных орудий были приняты разветвляющиеся нарезы Армстронга (рис. 81).
Система нарезных с дула заряжаемых орудий в России называется часто системой 1863 г.
В системе нарезов, предложенных Армстронгом (английский заводчик), указанный выше недостаток (4) нарезов с наклонной боевой гранью был устранен. Каждый нарез Армстронга состоял по существу из двух, соединенных вместе, нарезов: глубокого и мелкого. Цинковые выступы снаряда при заряжании шли по глубоким нарезам с большим зазором. Близ заряда выступы скошенной гранью глубокого нареза направлялись в узкий нарез такой же глубины, как глубокая часть нареза. Узкий нарез составлял продолжение мелкого нареза, благодаря чему выступ при движении снаряда нажимался на ведущую грань нареза. Эта глубокая узкая часть нареза впереди выступов снаряда, когда он был дослан в канал, соединялась с остальной (мелкой) частью нареза наклонной плоскостью.

Рис. 81. Разветвляющиеся нарезы Армстронга

При выстреле все выступы по этим наклонным плоскостям поднимались на дно мелкого нареза плотно почти без зазоров, благодаря чему достигалось некоторое центрование снаряда. К дулу глубина мелкой части нареза несколько уменьшалась, благодаря чему снаряд получал более полное центрование. Близ дула снаряд получал даже некоторое форсирование и, стало быть, вполне центровался. Наклонная боевая грань мелкого нареза давлением на выступ сообщала снаряду вращение.
Стенка ствола почти не испытывала при этой нарезке нормальных давлений от выступов на снаряде, вследствие чего даже чугунные стволы оказывались достаточно прочными в отношении сил, возникающих при движении снаряда по каналу в месте соприкосновения выступа снаряда с гранями и дном нареза.
Надежное центрование снарядов требовало особой тщательности и точности отделки как выступов на снаряде, так и поверхностей нарезов, что представляло немалые трудности.
Кроме разветвляющихся нарезов, в Англо были предложены Витвортом стволы с каналами, имеющими сечение в виде правильного многоугольника обычно шестиугольника. Весь же канал имел форму прямой призмы, скрученной вокруг своей оси, причем углы призмы были несколько скруглены. Снаряды к этим орудиям имели такой же формы боковую поверхность корпуса, а донная и головная части снарядов были оживальной, нередко усеченной формы (рис. 82). Поверхности канала и снаряда отделывались очень точно, отчего при движении снаряда по каналу соприкосновение их граней происходило на большой поверхности и удельное давление между ними было небольшой величины, чем обеспечивалась прочность стенок ствола.


.
Рис. 82. Система нарезов Витворта.

Малое давление между поверхностями канала и снаряда позволяло без всяких опасений делать 'нарезку' большой крутизны - до 20 калибров длиной, а это, в свою очередь, допускало увеличение длины снаряда до 6 d, тогда как при предыдущих видах нарезки длина снарядов не превосходила. 21/2 d.
Таким образом, система Витворта представляла большой интерес, так как она позволяла в значительной степени повысить могущество орудий за счет увеличения веса снаряда.
Однако большие технические трудности изготовления орудий системы Витворта ограничили их распространение. Франция приобрела небольшое количество таких орудий, в Турции же были приняты горные пушки Витворта, которые принимали участие в Русско-турецкой войне 1877 г.
К идее Витворта в двадцатых годах текущего столетия вернулся известный французский артиллерист Шарбонье. Произведенные им опыты показали, что из 'полигональных' орудий можно стрелять снарядами длиной до 10 d и раза в два более тяжелыми. Однако трудности производства таких орудий и снарядов, даже при современном высоком состоянии техники, препятствуют распространению полигональных орудий, но опыты с ними все же производятся.
Система Ланкастера по существу сходна с системой Витворта. Канал представляет поверхность цилиндра эллиптического сечения, скрученного вокруг оси. Ведущих граней в, таком канале нет, а есть по существу две винтовые линии, на которые нажимаются две производящие корпуса снаряда, также эллиптического сечения. Получающееся вследствие этого очень большое удельное давление приводило к разрывам стволов орудий.
Орудия системы Ланкастера, введенные на вооружение в Англии, скоро были изъяты. Между прочим, 68-фн орудиями Ланкастера были вооружены пароходы, бомбардировавшие в Севастополе (17.9.1854 г.) наши береговые батареи.
При переделке гладкостенных орудий в нарезные естественно калибры орудий оставались без изменения. Этим объясняется первоначальное сохранение одних и тех же весовых калибров, несмотря на изменение системы устройства орудий.
В полевой артиллерии при выборе калибра с переходом к новым системам калибры стали изменяться, сохраняя, однако, постоянство веса снаряда - 12 фн (артиллерийских), что приблизительно составляет около 6,5 кг. Такой вес снаряда не вызывал затруднений при обращении с ним.
Но это не значит, что с течением времени не вводились орудия новых калибров в соответствии с выдвижением новых задач для артиллерии.

Примечания:

1. Впоследствии к ружьям Тувенена применялись продолговатые пули.
2. Расстрел - увеличение диаметра канала по мере увеличения числа выстрелов.
3. Интересно отметить, что принято говорить о ружьях 'гладкоствольные', а об орудиях 'гладкостенные'. Объяснить трудно, чем это вызывается и трудно сказать, что правильнее, но первое как будто говорит только о наружной или внутренней поверхности, ствола, а второе - вообще о стенках ствола, т. e. и наружной и внутренней его поверхности. При таком понимании правильнее говорить 'гладкостенное орудие'.
4. Большое нормальное давление.



click for enlarge

Laborant
6-2-2004 20:32 Laborant
Ещё каринки к 15 главе


Охотник
8-2-2004 11:31 Охотник
При Кресси и Пуатье в сражении участвовали Английские, а не Шотландские лучники. Шотландцы вообще не имели хороших лучников, предпочитая преодолеть простреливаемое пространство как можно быстрее и вступить в рукопашную схватку. Шотландцев очень раздражали Английские лучники, поэтому пленным лучникам Шотландйы часто отрубали пальцы на правой руке, и отпускли с Богом.
Laborant
1-3-2004 12:10 Laborant
ГЛАВА XVI

ВЛИЯНИЕ ВВЕДЕНИЯ НАРЕЗОВ НА КОНСТРУКЦИЮ ОРУДИЙ

 46. Общие замечания

Введенные на вооружение некоторых государств (Франция, Англия, Россия) нарезные, заряжаемые с дула, орудия показали следующие выгоды их по сравнению с гладкостенными орудиями.
При одном и том же калибре снаряды получались в 2,5 раза тяжелее, чем ядро. Снаряды получали правильный полет и определенное, заданное вращение. Вследствие этого и увеличения поперечной нагрузки дальность действительного огня и кучность боя увеличились в 2 - 4 раза.
Однако увеличение веса снаряда при том же заряде вызвало большое
увеличение давления, почему пришлось уменьшить заряд - вместо 1/5 до 1/10, а следовательно, уменьшить начальную скорость - вместо 450 м/сек до 335 м/сек.
Разработка трубок вследствие правильности полета снарядов постоянно вершиной вперед была облегчена.
Действие снарядов как вследствие их большого веса, так и увеличения вeca снаряжения резко повысилось.
Но все рассмотренные системы нарезных, заряжаемых с дула, орудий, как и других, не рассмотренных (Ленка, швейцарская), имели крупный недостаток - прорыв пороховых газов в зазоры между поверхностью снаряда и поверхностью канала, что понижало полезную работу пороховых газов. А так как потеря газов была разной при каждом выстреле, то понижалась и кучность боя. Все это побуждало искать более удовлетворительного решения вопроса и привело к повсеместному переходу к системе орудий, заряжаемых с казенной части.
Следует добавить, что нарезная, с дула заряжаемая артиллерия принимала участие в Восточной (1853 - 1856 гг.) войне и в войне 1859 г. Австрии, с одной стороны, и Италии и Франции, с другой. В этой последней войне французская артиллерия была вооружена нарезными орудиями системы Лагита.
Успех французских войск в этой войне во многом зависел от более высоких качеств нарезной артиллерии по сравнению с гладкостенной.
При опытах и на службе нарезных орудий обнаружилось, что в их каналах развиваются непомерно большие давления, как следствие резкого увеличения веса снаряда. Понижение веса заряда, сопряженное с уменьшением начальной скорости снаряда - важнейшего фактора для повышения боевых качеств орудий, конечно, нельзя было признать рациональным. Кроме того, необходимо было устранить вредное влияние зазора между снарядом и поверхностью канала. Поэтому перед артиллерийской наукой и военной промышленностью стал вопрос о конструировании могучих орудий
при надежности их стен.
С этой целью:
1) подыскивался новый материал для изготовления стволов и лафетов;
2) разрабатывался вопрос о строении стен стволов в целях повышения их прочности;
3) проводились работы по усовершенствованию пороха;
4) разрабатывались затворы орудий для возможности заряжания с казны.
Бурный рост науки, техники и промышленности в первой половине прошлого века содействовал также быстрому прогрессу в области артиллерийской науки и техники.
Благодаря этому поставленные задачи были сравнительно быстро и удачно разрешены и к концу шестидесятых годов прошлого столетия почти все государства перевооружили свою артиллерию нарезными, заряжаемыми с казенной части, орудиями (в России - орудиями системы 1867 г.).

 47. Материалы для изготовления стволов

Как уже известно, для изготовления орудийных стволов применялись до середины прошлого века (иначе говоря, в период гладкостенной артиллерии) бронза и чугун. Снаряды изготовлялись из различных материалов, но главным образом из чугуна; лафеты - из дерева, за исключением укрепляющих их железных частей.
При переходе к нарезным орудиям бронза и в особенности чугун в старой их выработке мало удовлетворяли возросшим требованиям к орудийному металлу. Поэтому всюду производились опыты с наиболее подходящим для этого материалом и, прежде всего, с давно уже применяемыми металлами, с технологией которых достаточно были знакомы, в надежде улучшить их качество, т. е. с чугуном и бронзой.
В Америке Родман предложил отливать чугунные орудия с внутренним охлаждением и наружным подогреванием. В результате ствол получал такое строение стен, при котором внутренние их слои, остывая ранее, стягивались наружными более поздно остывавшими слоями, а последние оставались растянутыми. Следовательно, давление пороховых газов при выстреле должно было уничтожить сначала сжатие внутренних слоев и затем их растягивать, насколько это допустимо прочностью материала. Слои стен, более удаленные от оси канала ствола, испытывали давления, постепенно уменьшающиеся по мере их удаления от оси канала, так как давление произвело уже работу по растяжению предшествующих слоев. Поэтому их предварительное растяжение, полученное при изготовлении ствола, не представлялось для них опасным.
Одновременно Армстронг предложил особый способ для изготовления стволов орудий из сварочного железа. Как известно, сварочное железо состоит из волокон чистого железа, разделенных шлаковыми включениями. Вследствие этого железо лучше сопротивляется нагрузкам, направленным вдоль волокон, и хуже - при их направлении поперек. Исходя из этого, Армстронг приготовлял орудия следующим способом.
Из пакета железа вытягивалась полоса прямоугольного сечения и в горячем виде навивалась на оправку, причем так, чтобы навиваемые кольца тесно соприкасались друг с другом. Спираль снималась с оправки и проковывалась при варовом нагреве и по длине и по толщине. В результате обработки получалась труба. Волокна металла были направлены по окружности и хорошо противостояли тангенциальным и радиальным напряжениям, возникавшим в стенках ствола при выстреле. Осевые же напряжения, вообще говоря, бывают невелики. Железные стволы, изготовленные по методу Армстронга оказались прочнее витвортовских, изготовленных из стали, и просуществовали в Англии на вооружении до восьмидесятых годов XIX в.
В это же время начались изыскания над применением для изготовления орудийных стволов литой стали. Особенно настойчиво и плодотворно работали в этом направлении Обухов и Аносов (в России), Витворт (в Англии) и Крупп (в Германии). Аносов еще в сороковых годах XIX в. изготовил из литой некованой стали пушку, которая, впрочем, разорвалась при первых выстрелах. В 1860 г. Обухов на Златоустовском заводе отлил стальную гладкостенную 12-фн пушку, которая выдержала около 4000 выстрелов так же хорошо, как и пушка Круппа. Однако, в дальнейшем опыты были не столь удачны.
Особое значение имело применение стали для орудий береговой и морской артиллерии, и главнейшие, обширные опыты производились всюду именно над отливкой стальных орудий крупного калибра (230, 280 мм).
В 1864 г. в России было приступлено к постройке заводов Пермского и Обуховского (ныне завод 'Большевик') для отливки стальных орудий крупного калибра. До установления на этих заводах производства поставщиком стальных орудий для русской артиллерии был германский завод Круппа в Эссене. Однако стволы орудий готовились по проектам наших известных артиллеристов Маиевского и Гадолина, питомцев Артиллерийской академии.
Опыты начались с орудиями 8-дм и 9-дм, заряжаемыми с дула.
Как показал опыт, стволы быстро разгорались и рвались: 8-дм после 109 выстрелов, а 9-дм при 66 выстреле. Это привело к необходимости перейти к заряжанию с казны и делать стенки стволов скрепленными.
Витворт изготовил орудийные стволы из расплавленной стали, прессованной в жидком виде сильными прессами.
Наряду с этим, почти одновременно, в России Лавров, в Австрии Ухациус и в Италии Россет предложили способ изготовления стволов из бронзы высоких качеств. Сущность этого способа состояла в том, что через канал ствола протягивали пологие конусы, наибольший диаметр которых был несколько больше диаметра канала. В результате такой обработки внутренние слои стенок ствола близ поверхности канала получали наклеп и механические качества металла этих слоев резко повышались.
Более удаленные слои получали лишь упругие деформации и благодаря развившимся в этих слоях упругим силам сжимали внутренние слои. Получалось то же, что и в стенках чугунных орудий, отлитых по способу Родмана.
Опыты показали, что так изготовленные стволы обладали большой прочностью и живучестью. В России, однако, несмотря на хорошие результаты опытов, изготовление стволов из сталебронзы (так называли металл, обработанный указанным путем) не получило распространения вследствие перехода к стали. В Австрии орудия небольших калибров до войны 1914 - 1918 гг. готовились из бронзы по способу Ухациуса.

 48. Меры для увеличения прочности стволов

Вопрос о прочности орудийных стволов имеет особо важное значение для орудий больших калибров, орудий берегового вооружения и судовой артиллерии. От этих орудий требуется большая скорость снаряда, что можно получить при большом боевом заряде. С другой стороны, тяжелый снаряд также вызывает повышение давления.
В береговой артиллерии, как и в других видах ее, перешли к нарезным орудиям, заряжаемым с дула, но стволы оказались мало прочными. Поэтому, чтобы не останавливаться на малой начальной скорости, пришлось скреплять чугунный ствол стальными кольцами. Так поступили французы со своими переделанными в нарезные (в 1840 г.) 30-фн пушками, заряжаемыми с дула.
В 1858 г. во Франции начали изготовлять скрепленные стальными кольцами чугунные пушки, заряжаемые с казны. К ним был принят поршневой затвор Трейль-де-Болье.
Но начальные скорости снаряда в этих орудиях нельзя было получить выше, приблизительно, 340 м/сек. Это явно не удовлетворяло требованиям, тем более, что суда стали покрывать железной броней (предложение Пексана).
Намечались два пути к, увеличению начальной скорости: изменение качеств пороха и увеличение прочности стен ствола.
Первый путь привел к выработке медленно и прогрессивно горящих порохов. По предложению Родмана пороха стали готовить в виде шестигранных призм с одним или семью каналами (рис. 83-3). Сильно обожженный уголь начали заменять более слабо обожженным. Этими мерами удалось получить порох медленно горящий, а форма пороховых зерен предопределила некоторую прогрессивность горения.

Рис. 83. Пороха:
1 - артиллерийский; 2 - крупнозернистый; 3 - призматический.

Для орудий малых калибров, менее 6-дм (152-мм) калибра, порох стали готовить в виде более крупных зерен с большой плотностью вещества близ поверхности (рис. 83-2).
Что касается упрочения стен ствола, то им стали придавать слоистое строение, причем каждый последующий слой надевался на предыдущий с натяжением, а сам, стягивая внутренний, несколько растягивался. Эти напряжения металла в каждом слое требовалось так рассчитать, чтобы они ни в одном слое не превосходили предела упругости материала. Для этого нужно было выработать правильную теорию.
Такую теорию впервые дал профессор Артиллерийской академии Гадолин, изложив ее в своем мемуаре, опубликованном в 1861 г. под заглавием 'Теория сопротивления орудий, скрепленных кольцами'.
На основании теории, предложенной Гадолиным, были спроектированы наши береговые орудия, которые сначала изготовлялись у Круппа, а затем на Пермском и Обуховском заводах. По этой же теории рассчитывались скрепленные стволы наших орудий почти до конца прошлого столетия.

 49. Материалы для изготовления лафетов

Для изготовления лафетов (колод) применялось исключительно дерево с железными оковками в наиболее ответственных местах (1).
Дерево плохо выдерживает хранение, подвергается гниению, особенно на береговых батареях, и представляется вообще мало прочным. Достоинствами дерева являются: его дешевизна, возможность широкого ремонта плотниками и большая распространенность.
Вследствие указанных недостатков дерева вместо него стали применять железо, когда последнее благодаря упрощению и ускорению его выплавки получило широкое распространение.
В России первый железный лафет Венгловского был введен в 1846 г. для орудий береговых батарей и вооружения крепостей. Лафет изготовлялся из кованого в виде брусков железа.
Устройство лафета понятно из рис. 84. Лафет располагался на поворотной раме, которая устанавливалась на деревянном брусчатом основании. Для боковой наводки всей системы лафет и поворотная рама поворачивались вокруг шворня вручную. Роль подъемного механизма выполнял винт, ввинчивавшийся в неподвижную матку при помощи костыля в его головке.
Винт был не качающимся, что при небольшой величине углов им придаваемых не сказывалось особо вредно на его прочности. Интересно, что в лафете не было наметок на цапфах. Ствол орудия весил 100 - 150 снарядов, а поэтому скорость отдачи была невелика и особых опасений, что орудие слетит с лафета, не возникало.

Рис. 84. Лафет Венгловского
При выстреле лафет откатывался на катках по верхней, наклонной вперед, поверхности поворотной рамы. Этот наклон служил как для ограничения отката, так и для самонакатывания лафета. Во избежание соскакивания лафета с поворотной рамы при откате или накате были сделаны на поворотной раме упоры.
В полевой артиллерии первый железный (из прокатного железа) лафет, спроектированный Безаком, был принят вскоре после Восточной войны. Любопытно отметить, что Безак стремился сохранить форму и размеры деревянных лафетов 1845 г., почему спроектировал станины коробчатой формы. Сделано это было для того, чтобы железные лафеты по внешнему виду не отличались от деревянных (?).
В дальнейшем, до введения дальнобойной артиллерии (в 1877 г.), лафеты изготовлялись из прокатного котельного железа. Колеса были деревянные. Снаряды готовились из чугуна.

Примечания:

1. Иногда оковки фигурного вида применялись как украшения. В особенности были богаты такими украшениями колоды русской артиллерии второй половины XVII ст.

click for enlarge
click for enlarge

Laborant
12-3-2004 19:57 Laborant
ГЛАВА ХVII


ЗАТВОРЫ

 50. Общие замечания


Нарезные орудия, заряжаемые с дула, обладали тем крупным недостатком, что у них получался значительный прорыв пороховых газов в зазор между снарядом и поверхностью канала. Устранить этот недостаток можно было, только приняв заряжание с казны.
Поэтому неоднократно пытались перейти к такого рода заряжанию. Однако попытки не давали вполне надежных результатов, были разрозненны и конструкторы даже едва ли сознавали или ясно представляли себе те требования, которые должны быть предъявлены к затворам, как ответственным механизмам орудийного ствола. Только после накопления опытного материала и некоторого его обобщения появляются конструкции затворов, построенных на научных началах (1).
В ? 9 'Артиллерийского журнала' за 1868 г. на стр. 1448 помещено интересное письмо президента консистории и ландрата графа Меллинто, адресованное на имя Аракчеева, 'об изобретении заряжаний opyдия с казны посредством надежного способа. Одним только движением пушка раскрывается и заряжается в одну секунду...' 'делается это даже в темноте безошибочно...' 'делает пушка вдвое больше выстрелов против обыкновенной'. Это было предложено Томасом Диамати в Риме.
Подробности этого предложения в отношении его осуществления, испытания и т. п. неизвестны, но интересны сами по себе требования, предъявляемые в письме к затворам: надежность, быстрота, простота и удобство обращения с ними.
Началом научной разработки затворов следует считать работы Кавалли, офицера сардинской артиллерии. В 1846 г. он предложил 30-фн нарезную пушку, заряжаемую с казны, которая была построена Окерским заводом в Швеции и подверглась испытаниям в 1846 - 1847 гг.
В дальнейшем были разработаны затворы Армстронгом, Витвортом,
Варендорфом и другими. Затвор Варендорфа был принят у нас для 30-фн пушек, состоявших в небольшом числе на вооружении береговых батарей.
Опыт с этими и другими пушками, заряжаемыми с казны, показал значительные их преимущества перед пушками, заряжаемыми с дула, заключающиеся в: а) устранении прорыва пороховых газов вперед снаряда; б) надежном центровании снаряда и в) удобстве заряжания и обращения с орудием, особенно из-за закрытий или из закрытых помещений.
По этим соображениям принципиально было решено перейти к системе орудий, заряжаемых с казенной части. Окончательное решение задерживалось из-за отсутствия надежных обтюрирующих приспособлений.
У нас большим сторонником заряжания с казны был Баранцев, стоявший тогда во главе артиллерии. Благодаря его настояниям, как только был выработан достаточно удовлетворительный обтюратор, немедленно ввели систему орудий, заряжаемых с казны. Они получили название 'орудия образца 1867 г.'.
Следует заметить, что раньше слово 'система' или даже 'образец' имело более широкое значение, чем теперь. Слово 'образец' относилось исключительно к стволу, который собственно и составлял 'орудие'; все орудия данного образца были устроены сходственным образом: с одинаковым устройством каналов и типов затворов. Такое понимание слов 'система' или 'образец' сохранилось до 1877 г. Орудия, введенные в этом году, все были устроены сходным образом, также как и орудия обр. 1867 г.

 51. Опыты по разработке затворов

Затвор Кавалли (рис. 85) имеет вид клина, снабженного с левой стороны ручкой, напоминающей скобу, а с правой - рамкой, изогнутой по форме снаряда. Рамка служит для наравления снаряда при заряжании, а также для более удобного открывания и закрывания затвора. Выдвижение затвора при его открывании ограничивается цепочкой, прикрепленной одним концом к стволу, а другим к затвору.
Для достижения обтюрации в выемку, находящуюся в передней грани клинового гнезда в стволе, впрессована медная втулка, несколько выступающая назад из своего гнезда. После досылки заряда для полу-
чения более надежной обтюрации в канал ствола вставлялась чугунная плитка. При закрывании клина он плотно досылал плитку и
нажимал на задний кольцевой срез втулки. Этим нажатием и имелось в виду достигнуть надежной обтюрации, плитка лишь содействовала этому.
При выстреле клин удерживался в гнезде трением.
Несмотря на некоторую степень совершенства затвора Кавалли и на наличие специальных обтюрирующих частей, все-таки надежной обтюрации в нем не было.
Кавалли в своих работах, между прочим, высказал мнение, что для надежности обтюрации обтюрирующие поверхности не должны иметь больших размеров. Это указание не утратило своего значения и по настоящее время.
Затвор Армстронга (1854 г.) является значительным шагом вперед по сравнению с затвором Кавалли.
Большой надежности запирания стремились достигнуть не только тем, что затвор зажимался в гнезде трубчатым винтом (рис. 86), но и тем, что этот винт охватывал выступ на задней грани клина. Однако при этом не было учтено, что давление клина на винт распределяется на малой поверхности, вследствие чего удельное давление получалось очень большим и наблюдались случаи выбрасывания клина.
После ряда попыток обтюрация была достигнута довольно удовлетворительно следующим образом. В гнездо в стволе вставлялось медное кольцо фигурного сечения так, что его грань выступала назад за переднюю грань клинового отверстия. На выступающую часть клина надевалось также медное кольцо. При завинчивании трубчатого винта оба медные кольца сильно нажимали друг на друга.
Труба винта имела диаметр, равный зарядной каморе, что облегчало заряжание орудия.
Клин двигался в вертикальном гнезде в стволе, поэтому открывание затвора требовало значительных усилий даже при небольшом калибре орудия. Подобные затворы были разработаны для орудий не свыше 7-дм (178-мм) калибра.
Запальный канал устроен в клине, а не в стенке ствола, как это было при затворе Кавалли (2).
Затворы Армстронга оказались недостаточно надежными (бывали случаи выбрасывания), почему от них отказались и приняли в Англии орудия Армстронга же, но заряжаемые с дула.
Затвор Варендорфа (1858 г.) представляет комбинацию поршневого и клинового затворов (рис. 87).
Здесь, собственно, запирает канал ствола поршень, составляющий одно целое с длинным прямоугольного сечения хвостом, оканчивающимся на заднем конце винтом. В хвосте имеется эллиптическое отверстие, через которое и отверстия в стенках ствола при запертом затворе проходит засов. Хвост проходит через отверстие рамы, скрепленной шарнирно со стволом.
На рис. 87 затвор изображен в запертом положении, причем поршень навинчиванием воротка на винт хвоста оттянут назад и плотно нажал передней гранью отверстия в хвосте на засов.
Для открывания затвора нужно:
1) свинтить на 1 - 2 оборота вороток, отчего нажатие между гранью
окна и засовом ослабнет;

2) выдвинуть вправо засов до отказа, при этом засов выйдет из отверстия в хвосте поршня и его левый конец войдет в отверстие в правой стенке ствола;
3) за ручки воротка вытягивать из ствола поршень, пока поршень не войдет в раму;
4) повернуть весь затвор вокруг оси шарнира рамы вправо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке: 1) повернуть затвор до прилегания переднего среза рамы к казенному срезу ствола; 2) вдвинуть поршень до отказа в канал ствола; 3) задвинуть засов и 4) воротком оттянуть поршень назад, чтобы передняя грань отверстия в хвосте сильно нажалась на засов. При сильном нажатии этих частей предупреждается возможность их ударов при выстреле.
Затвор, как видно, требует много приемов для открывания и закрывания, но удерживается в стволе надежно.
Для достижения обтюрации на переднем конце поршня укреплялось разрезное стальное кольцо треугольного сечения. Вследствие отодвигания поршня при закрывании затвора назад, а также и наличия пропила в кольце оно работало недостаточно удовлетворительно. Поэтому были в качестве обтюраторов приняты прессованные из картона и кожи поддоны в виде чашечки или, лучше сказать, блюдца. 0ни прикреплялись к дну заряда. При выстреле они расправлялись и плотно закрывали промежутки между поршнем и стенками каморы.
Затворы Варендорфа, как уже сказано выше, были приняты в очень небольшом числе в России для 30-фн пушек.
Затвор Энгштрома (3) интересен как образчик первого поршневого затвора, скрепление которого со стволом достигается боевыми выступами, заходящими в пазы затворного гнезда ствола. Этот прием скрепления, как известно, является для поршневых затворов основным по настоящее время, с тою лишь разницей, что боевые выступы в орудийных затворах представляют секторы с винтовой: нарезкой. В ружейных затворах боевые выступы сходны с выступами затвора Энгштрома. Поршень затвора во многом напоминает поршень затвора Варендорфа.
Устройство затвора Энгштрома поясняется рис. 88. Поршень снабжен хвостом или стержнем, проходящим сквозь отверстие в раме. Последняя шарнирно соединена со стволом. На конце стержня, выходящем из рамы, надета рукоятка.
Для открывания затвора нужно поршень, действуя на рукоять, повернуть слева - вверх - направо. Поворот ограничивается тем, что боевые выступы поршня упрутся в грани продольных пазов в стенках ствола и сами выступы поршня станут против этих пазов. Затем поршень вытягивают назад до упора поршня в дно рамы, вследствие чего рама вместе с поршнем поворачивается вокруг оси шарнира и затвор открывается.
Закрывание затвора производится в обратном порядке.
Пазы для боевых выступов поршня перпендикулярны оси канала ствола, почему при выстреле не появляются усилия, стремящиеся повернуть поршень, а это означает, что поршень надежно удерживается в гнезде ствола при выстреле. Однако нет никаких указаний, дающих возможность судить о том, что поршень повернут на всю длину боевых выступов, почему возможно произвести выстрел при недовернутом поршне и недостаточном сцеплении его выступов с выступами в стволе.
Обтюратор - разрезное, треугольного сечения, кольцо, как и в затворе Варендорфа.

Рис. 88. Затвор Энгштрома:
1 - ствол; 2 - поршень, 3 - стержень; 4 - рукоять; 5 - рамка.

Затвор Витворта (1864 г.) представляет интересную конструкцию как бы обратного поршня (рис. 89). Казенная часть ствола снабжена винтовой нарезкой, на которую навинчивается затвор, вращающийся в раме, шарнирно скрепленной со стволом. На затворе укреплена на оси рукоять, поворот которой ограничивается двумя упорами на затворе.
Для открывания затвора нужно рукоять энергично повернуть справа-вверх - налево, чтобы произошел сильный удар рукояти по левому упору затвора. Это необходимо для первоначального смещения затвора, которое требует большого усилия. Когда затвор повернулся, вращая рукоять в том же направлении, свинчивают его со ствола. После этого поворачивают весь затвор назад - направо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке. В конце навинчивания затвора нужно рукоятью сделать несколько энергичных ударов по правому упору затвора, чтобы получить надежное закрывание последнего.
Для обтюрации к заряду прикреплялся оловянный поддон, нечто вроде гильзы. Этот поддон частью расплавлялся, почему извлечение его после выстрела из канала ствола представляло некоторые затруднения и замедляло стрельбу. Для обтюрации применялись также просальники (любрифрикаторы) из кожи или прессованного картона, пропитанные салом. Действовали они также не вполне удовлетворительно.
Помимо недостатков в обтюрации затвор для открывания и закрывания требовал большого числа оборотов его, что уменьшало скорострельность. Затвор иногда перекашивался в раме и тогда его вращение было невозможно, приходилось вручную направлять затвор на навинтованную часть ствола.
По этим причинам от такого затвора отказались и в Англии перешли к испытанному приему заряжания с дула.

 52. Затворы клиновые

Затворы, разработанные Кавалли и Армстронгом, относятся к типу клиновых затворов. Но в них не было достигнуто ни должной обтюрации, ни надежности закрывания; были случаи выбрасывания затвора. Поэтому эти затворы не получили распространения и в Англии перешли к заряжанию с дула, а в Пруссии, хотя перешли к заряжанию с казны, приняли затвор Варендорфа, на заводе которого вел работы Кавалли, но этот затвор не мог считаться вполне удовлетворительным.
Первым достаточно удовлетворительным клиновым затвором был затвор механика Крейнера, предложенный им в 1860 г. Этот затвор оказался настолько простым в обращении, надежным в отношении закрепления в гнезде и обтюрации, что был принят в Пруссии и в России для орудий обр. 1867 г. небольших калибров: до 24-фн (152-мм) включительно.
Затвор (рис. 90) представляет призму прямоугольного сечения, разрезанную вдоль плоскостью, наклонной к передней грани призмы. В одной из частей призмы закреплен своей шейкой винт с рукоятью, а в другой сделано навинтованное гнездо, в которое ввинчен этот винт.

Рис. 90. Затвор Крейнера:
1 - ствол; 2 - передний клин; 3 - задний клин; 4 - зажимной винт; 5 - рукоять; 6 - прорезь; 7- шайба; 8 - крючок; 9 - плитка; 10 - каморное кольцо; 11 - задержка

При вращении винта части клина (собственно, призмы, но они действуют наклонной гранью, как клин) скользят одна по другой. При закрывании клина его размер по оси канала увеличивается, благодаря чему получается сильное нажатие его граней - и передней и задней - на грани затворного гнезда. При открывании, наоборот, этот размер клина уменьшается и передняя грань его отходит от передней грани клинового гнезда. Передняя грань отходит, так как задняя часть клина имеет направляющий выступ, скользящий в направляющем пазу в гнезде клина. Вследствие уменьшения сказанного размера выдвигание клина производится легко. В клине сделано сквозное отверстие, которое при открытом клине становится на продолжении канала ствола и все неровности затворного гнезда закрываются стенками отверстии, благодаря чему досылка снаряда и заряда происходит беспрепятственно.
На верхнем рисунке клин изображен в тот момент, когда его части уже приведены в положение для открывания и нужно его только вытянуть из ствола, или в тот момент, когда клин вдвинут, но еще части его не сдвинуты одна относительно другой.
Для дальнейшего открывания клина, соответственно его положению на рисунке, нужно клин за рукоятку вытянуть влево. Задержка ограничивает выдвигание клина своим упором в правую грань паза в клине, причем снарядное отверстие клина становится точно на продолжении канала ствола.
Закрывание клина, производится так: действуя на рукоять вдвигают клин в гнездо до плотного прилегания шайбы к стволу; вращают рукоять слева - вверх - направо, причем с нею вращается и шайба; ее несрезанный край подходит под крючок и она теряет возможность отхода от орудия, вследствие чего винт получает в шайбе опору и толкает заднюю часть
клина вправо. Клин, раздвигаясь, плотно прилегает к передней и задней граням клинового отверстия.
Собственно, передняя грань клина вся целиком не прижимается к грани гнезда. Нажатие происходит лишь между обтюрирующими поверхностями каморного кольца и плитки.
Этот обтюратор в виде каморного кольца и плитки был предложен Бродвелом в Америке (рис. 91). У каморного кольца наружная поверхность имеет форму шарового пояса, внутренняя фигурная и задняя - плоская. В сечении кольцо имеет вид клюва. Центр шаровой поверхности находится на оси канала ствола позади передней грани гнезда для клина.
Каморное кольцо помещается в специальном для него гнезде в стволе, причем размеры рассчитаны так, что каморное кольцо выступает из своего гнезда несколько назад.
В гнездо в передней грани клина вкладывается круглая плитка с ободком несколько большей ширины, чем задний срез каморного кольца. Плитка выступает вперед из своего гнезда. Вследствие этого при вдвигании и зажимании клина нажатие происходит только между плиткой и каморным кольцом.
В поршневых затворах при применении обтюратора Бродвела на передней части поршня или на особой добавочной части так же как на
плитке делается ободок. Каморное же кольцо помещается в гнезде ствола так же, как и при клиновых затворах. Так как поверхность нажимающихся частей невелика, то удельное давление на ней будет значительное.

Рис. 91. Обтюратор Бродвела.
1 - ствол,2 - клин; 3 - каморное кольцо; 4 - плитка.
Рис. 92. Обтюратор Бродвела в бронзовых орудиях:
1 - ствол; 2 - клин; 3 - плитка; 4 - каморное кольцо; 5 - втулка.


При выстреле каморное кольцо давлением пороховых газов нажимается и на плитку и на стенки ствола и тем закрывает выход газам.
Прорыв пороховых газов между каморным кольцом и стенками ствола, как показывает опыт, случается редко, а между плиткой и каморным кольцом - сравнительно часто. Для устранения или уменьшения вредных последствий этого прорыва на задней грани каморного кольца делают 2 - 3 кольцевых желобка. Прорвавшиеся газы, распространяясь по жолобку, теряют свою упругость и дальше, чаще всего, не, прорываются.
Эти обтюрирующне части требовалось по возможности после каждого выстрела смазывать салом. Пригонка стального кольца к бронзовому стволу представляла затруднение; поэтому в такой ствол вставлялась стальная втулка, игравшая роль плитки, а каморное кольцо помещалось в стальной плитке в клине (рис. 92).
Затвор Крейнера был принят в Пруссии и к некоторым орудиям обр. 1867 г. нашей артиллерии. В Пруссии (в 1864 г.) перешли к другому затвору, тоже в виде клина прямоугольного сечения, названному по преемственности также призматическим, хотя он имел форму пирамиды. В русской артиллерии в 1867 г. ввели 'призматический' клиновой затвор Круппа более простой, чем затвор Крейнера и не сложнее прусского затвора 1864 г. Его устройство ясно из рис. 93.
Клинья, имеющие прямоугольное сечение, представляют известную опасность в смысле отрыва заклиновой части.
В самом деле, при некоторой неточности в работе по изготовлению клина и гнезда для него в стволе клин может перекоситься в гнезде и, стало быть, не прилегать задней своей гранью к задней грани клинового гнезда, как это в грубом виде представлено на рис. 94. В таком случае, давление будет передаваться заклиновой части по ребру клина и удельное давление будет слишком большим, что и будет причиной отрыва заклиновой части.

Рис. 93. Призматический клиновой затвор орудия обр. 1867 г.
1 - ствол;2 - клин; 3 - зажимной винт; 4 - рукоять.
Рис. 94. Неправильное положение призматического клина в гнезде.

Для устранения этого недостатка Крупп разработал затворы с цилиндро-призматическими клиньями, которые были приняты в русской артиллерии цля чугунных и стальных орудий обр. 1867 г. и для всех орудий обр. 1877 г. с некоторыми отличиями для орудий разных калибров по сравнению с изображенным на рис. 95 затвором для полевых орудий.
На рис. 95 клин изображен в запертом положении. Для его открывания нужно:
1. Поднять за крючок защелку, замыкающую затвор. При подъеме защелки ее выступ выйдет из гнезда на рукояти, закрепленной на стебле зажимного винта, вследствие чего поворт рукояти и винта станет возможным.
2. Повернуть рукоять сзади - вверх - вперед на 180?. Вследствие этого зажимной винт повернется, его витки будут вывинчиваться из полуматки, выделанной в стенке ствола, и винт, упираясь в лицевую доску, сдвинет клин влево. В конце поворота рукояти выступ на ней упрется в выступ на клине и дальнейший поворот рукояти станет невозможен.
В это время зажимной винт повернется своими срезанными винтами к матке в стволе; таким образом, сцепление винта со стволом нарушится.
3. Выдвинуть клин влево до упора нижнего конца задержки клина в правую грань паза на клине. В это время зарядное отверстие клина станет на продолжение канала ствола, и орудие готово будет для заряжания. При выдвигании и вдвигании клина в гнездо в стволе он направляющими на нем выступами, скользящими по пазам в стенках ствола, нажимается задней своей цилиндрической поверхностью на цилиндрическую поверхность затворного гнезда. Ось этих цилиндрических поверхностей наклонна к оси канала ствола, почему при выдвигании клина его передняя грань будет отходить от передней грани клинового гнезда, а при вдвигании будет приближаться к ней и в конце при повороте винта получится сильное нажатие плитки на каморное кольцо.

рис. 95. Цилиндро-призматический клиновой затвор орудий обр. 1877 г.
1 - ствол; 2 - клин; 3 - каморное кольцо; 4 - плитка; 5 - зажимной винт; 6 - рукоять; 7 - задержка; 8 - паз; 9 - защелка; 10 - пружина защелки; 11 - медное обтюрирующее колечко.

Защелка в поднятом и опущенном положениях удерживается пружиной. Запальный канал проходит наклонно по особому стержню, вставленному в клин, и по замочной задержке. Для устранения прорыва пороховых газов между замочной задержкой и стенками ствола в клине помещается медное колечко треугольного сечения.
Этот затвор по сравнению с ранее описанными клиновыми затворами
имеет следующие преимущества:
1) введено замыкание затвора помощью защелки, предупреждающее поворот рукояти;
2) при перекашивании клина в гнезде прилегание цилиндрической поверхности клина к поверхности клинового гнезда все-таки происходит не по линии, как в призматических затворах, а на значительной поверхности и отрыв заклиновой части менее вероятен; 3) для открывания или закрывания затвора зажимной винт достаточно повернуть на пол-оборота, что ускоряет работу;
4) при не вполне запертом затворе запальный канал в клине не совпадает с каналом замочной задержки, почему луч огня не может перейти к заряду, вследствие чего нельзя произвести выстрела при вполне закрытом клине.
Подобного устройства клиновые затворы с небольшими изменениями были приняты для орудий до 152-мм калибра включительно. В орудиях больших калибров вес клина доходит до 1 т и движение его вручную без специальных механизмов становится невозможным. Поэтому в этих орудиях устроены специальные зажимные приспособления для надежного нажатия плитки на каморное кольцо, а для движения - зажимные и ходовые винты.

 53. Затворы поршневые

В 1858 г. Трейль-де-Болье предложил поршневой затвор, который и был принят во Франции для 16-см пушек.
Затвор Трейль-де-Болье является прототипом для поршневых затворов всех последующих конструкций. По этой же идее и даже сходно по конструкции был разработан на Пермском заводе, по указаниям профессора Артиллерийской академии Гадолина, затвор, который был принят для 9-дм (228-мм) пушек обр. 1867 г. под названием 'затвор Пермского завода'.
На рис. 96 изображен затвор Пермского завода. Поршень снабжен треугольной винтовой нарезкой, простроганной в трех местах, благодаря чему при повороте поршня лишь на одну шестую долю окружности получается сцепление витков поршня с витками затворного гнезда на половине длины окружности. Этим достигается быстрота работы с затвором.
Для открывания затвора нужно, действуя рычагом, поршень повернуть сверху налево. Так как это требует большого усилия, то на верхнем конце рычага укреплен рычажок, вращающийся на оси. На верхнем крае казенного среза ствола выделана зубчатая дуга. Вставляя нижний конец рычажка между зубьями дуги, можно развить требуемое усилие для первоначального поворота поршня при открывании или достичь сильного зажатия поршня при закрывании. Сместив несколько поршень при открывании, дальнейший его поворот производят, действуя непосредственно на рукоятку рычага. Когда поворот поршня будет закончен, его вытягивают из затворного гнезда за скобу, составляющую одно целое с рычагом. При выдвигании поршень скользит по салазкам, удерживаемым на месте защелкой. В конце выдвигания поршня защелка поворачивается (а если бы не повернулась, ее можно оттянуть за кольцо на ней), салазки расцепляются со стволом и весь затвор поворачивается вокруг оси шарнира салазок слева направо.

Для перекрытия витков и пазов затворного гнезда с целью удобного направления снаряда и заряда в затворное гнездо перед заряжанием вкладывается жолоб. Посла заряжания жолоб убирают.
Закрывание затвора производится в обратном порядке.
Обтюратором служит каморное кольцо и плитка Бродвела. Во французской артиллерии обтюратором служила стальная чашка (блюдце), прикрепленная и передней грани поршня. Действием давления пороховых газов ее края плотно прижимались к стенкам ствола и закрывали выход газов в зазоры между поршнем и затворным гнездом.
Во Франко-прусскую войну французская артиллерия была снабжена орудиями системы Лагита, заряжаемыми с дула. Недостатки этой артиллерии по сравнению с прусскими орудиями, заряжаемыми с казны, и большая потеря орудий вынудили французов спешно разработать новую систему орудий, заряжаемых с казны. Эту задачу довольно успешно выполнил Реффи, разработав поршневой затвор к бронзовым стволам. Во время осады Парижа было изготовлено несколько сот таких орудий.
Гнездо для затвора было устроено не непосредственно в стенках ствола, а в стальном казеннике; ввинченном в гнездо в стенках ствола, что вызывалось трудностью пригонки сложных частей из стали и бронзы.
На рис. 97 изображен затвор Реффи в запертом положении. Для открывания затвора необходимо:
1. Повернуть за рукоять поршень справа - вверх - налево на 1/6 долю окружности. Поворот поршня как при открывании, так и закрывании затвора ограничивается стопором, входящим своей пяткой в паз на поршне.
2. Вытянуть поршень из затворного гнезда и рамы, действуя рукоятью и скобой. Выдвигание поршня ограничивается тем же стопором, скользящим своей пяткой по продольному участку паза на поршне. При окончании выдвигания поршня он сомкнется с рамой особым стопором, сидящим в специальном для него гнезде в раме и под действием пружины заскакивающим в углубление на поршне, которое в этот момент к нему подойдет.
3. Повернуть весь затвор вокруг оси шарнира рамы слева направо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке, причем, когда рама плотно приляжет к казенному срезу ствола, стопор, смыкающий поршень с рамой, будет вытолкнут наклонной гранью углубления в поршне и вдвигание поршня станет возможным. В то, же время другой конец стопора войдет в выемку в стенке ствола и сомкнет раму с поршнем, что необходимо для удержания рамы на месте при выдвигании поршня из гнезда в орудии, так как иначе рама могла бы перекоситься и выдвигание поршня было бы невозможным.
Запальник канал проходит в поршне наклонно к его оси.
Обтюратором в затворе Реффи служила жестяная гильза, стенки которой были покрыты несколькими слоями бумаги. Дно гильзы составляла медная чашка с картонным кольцом, служившим для соединения дна с корпусом гильзы. В дне гильзы сделано отверстие для пропуска луча огня от вытяжной трубки. Это отверстие закрывалось двумя пластинками; в наружной было отверстие для пропуска луча огня, а во внутренней несколько отверстий, расположенных по сторонам, в центре же находилось утолщение (сосок). При выстреле луч огня проходил по этим отверстиям и сообщал огонь заряду. Когда же развивалось давление, внутренняя пластинка отодвигалась назад и своим соском закрывала отверстие в первой пластинке. Таким образом, достигалось устранение прорыва
пороховых газов через запальный канал.

Рис. 97. Затвор Реффи:
1 - ствол; 2 - поршень; 3 - рама; 4 - стопор, '5 - паз; 6 - запальный канал; 7 - рукоять.
Рис. 98. Обтюратор Банжа.

На передней плоскости поршня была сделана насечка, в которую вдавливалось при выстреле дно гильзы. Таким путем гильза сцепялась с поршнем и при выдвигании последнего гильза извлекалась из канала ствола. Однако это не всегда удавалось и приходилось гильзу извлекать какими-либо приспособлениями.
Очень сходно, но более совершенно, в особенности в отношении обтюрации, устроен затвор, предложенный французским артиллеристом Банжем. Этот затвор был введен во французской артиллерии в 1877 г.
Как уже замечено, затвор очень сходен по устройству с затвором
Реффи. Особенностью затвора является разработанный Банжем пластичный обтюратор, который находит широкое применение и в настоящее время в орудиях, стреляющих зарядами, помещенными в картузах.
На рис. 98 изображен продольный разрез запертого затвора Банжа. В поршне сделан сквозной канал, через который проходит хвост грибовидного стержня. Между шляпкой грибовидного стержня и передней плоскостью поршня вкладываются детали обтюратора:
1) асбестовая подушка - обтюратор, представляющая чехол из парусины, наполненный смесью асбеста с бараньим или говяжьим несоленым салом и спресованная под давлением 3500 - 5500 кг/см' (при прессовании подушке одновременно придается необходимая форма);
2) оловянные чашки или желобчатые кольца для упрочения оболочки, предохранения ее от прожигания пороховыми газами и облегчения отлипания обтюратора от стенок ствола;
3) три стальных кольца: два разрезных у наружных краев обтюратора и одно цельное у задней поверхности его на хвосте стержня; назначение этих колец - препятствовать продавливанию подушки в зазоры между грибом и стенками ствола, поршнем и стенками ствола и между хвостом стержня и поршнем; разрезные кольца в то же время содействуют лучшей обтюрации.
Предлагая свой обтюратор, Банж высказал, между прочим, общий принцип правильной, надежной работы обтюратора: давление между обтюрирующими поверхностями должно быть больше, чем давление внутри канала ствола. Этот принцип вместе с принципом, указанным Кавалли, что обтюрирующие поверхности должны быть небольших размеров, сохраняет свою силу и по настоящее время.
Принцип Банжа в его обтюраторе осуществляется довольно полно. Давление пороховых газов воспринимается большой поверхностью гриба, а передается, при условии, что давление в пластической массе распределяется во все стороны одинаково, лишь узкой кольцевой обтюрирующей поверхностью в месте прилегания подушки к стенкам ствола. Это последнее давление может быть увеличено предварительным поджатием обтюратора. Благодаря этому обтюраторы Банжа работают очень хорошо и выдерживают большое число выстрелов. Хорошей работой обтюраторов Банжа объясняется их широкое распространение.
Банк произвел многочисленные опыты с разными материалами для изготовления своих обтюраторов (каучук, воск, мыло, сало), в результате которых он остановился на асбесте с салом, признанном наилучшим. В настоящее время с появлением орудий, в которых давление пороховых газов получается до 4000 - 4500 кг/см2 и более, вместо бывших около 2000 кг/см2, обнаруживаются некоторые недостатки указанной смеси. Изыскания в этой области ведутся.
Грибовидный стержень, двигаясь под давлением пороховых газов назад, получает значительные ускорения. Когда произойдет остановка стержня вследствие полного сжатия обтюратора, хвост стержня, продолжая по инерции движение назад, может оторваться и вылететь из орудия. Для предупреждения этого канал для хвоста в поршне имеет уступ. Равным образом и хвост имеет уступ. В случае отрыва хвоста эти уступы прилягут друг к другу и хвост не будет иметь возможности продолжать движение назад.
Весьма большой интерес не только в отношении затворов, но и в других областях представляют работы Барановского (1846 - 1879 гг.), являющегося крупным новатором. Здесь рассмотрим его работы, касающиеся только устройства затворов, а о прочих будет сказано в своем месте.
Один из первых затворов Барановского (1874 г.) сходен по идее с затвором Энгштрома с той разницей, что боевые выступы расположены в задней части затвора, а не в передней.
При повороте поршня за рукоятку для открывания затвора взводится ударник, подобно тому, как это происходило в винтовке 1891 г. После поворота затвор с гильзой вытягивается. Последняя падает через нижнее окно ствола. При повороте затвора при закрывании происходит спуск ударника и выстрел. Этот затвор, хотя и оригинален, но, как видно, не является вполне самостоятель ой конструкцией.
Прием заряжания артиллерийских орудий унитарным патроном Барановским предложен впервые. Предлагавшиеся гильзы Витвортом, Реффи назначались исключительно для обтюрации.

Рис. 99. Затвор Барановского:
1-ствол; 2-поршень; 3-рама; 4-рукоять; 5-спусковой крючок; 7-взвод; 8-ось спускового крючка; 9-выступ; 10-коробка; 11-выбрасыватель; 12-гильза патрона.

Другой затвор Барановского также для 2,5-дм (60-мм) пушки, назначавшейся и состоявшей на вооружении судов флота, представляет новую, совершенно оригинальную конструкцию, в которой удовлетворены все требования, предъявляемые к затворам скорострельных орудий, кроме разве предохранителя на случай затяжных выстрелов. Необходимость последнего, однако, не является насущной и в английской артиллерии они во многих системах отсутствуют.

Рис. 100. Патрон к орудию системы Барановского.

Затвор поршневой, с двумя нарезными секторами и двумя гладкими. На рис. 99 (вид сверху) затвор изображен в запертом положении. Затвор не только заперт, но и замкнут. Для открывания оттягивают ударник за ушко x назад, в результате выступ ушка выходит из пазов в раме z и рукояти y, происходит размыкание этих частей и станет возможным поворот поршня, затем поворачивают рукоять, а вместе с ней и поршень и отпускают ударник. В конце поворота рукояти ее кольцо выступом будет скользить по скошенной грани o рамы, поршень слегка сдвинется назад и его дальнейшее вытягивание из гнезда будет незатруднительным. Вместе с вытягиванием поршня извлекается из канала ствола гильза. В конце выдвигания поршня он вместе с рамой поворачивается вокруг оси шарнира и отходит влево. Гильза вынимается руками. После открывания затвора производится заряжание унитарным патроном.
При закрывании поршень с рамой поворачиваются и вдвигаемый поршень досылает патрон в камору, а выбрасыватель захватывает зацепом закраину гильзы. Далее поршень поворачивают, действуя на рукоять, при этом наклонная грань паза w в кольце рукояти выжмет из него выступ s спускового крючка 7, отчего последний повернется вокруг своей оси p и его выступ (взвод) r станет впереди грани отверстия q в ударнике,- ударник останется на взводе.
Для производства выстрела спусковой крючок поворачиваю вправо помощью шнура. При повороте спусковой крючок взводом r оттягивает ударник назад, боевая пружина сжимается. При достаточном повороте взвод r выходит из окна q в ударнике и ударник силою сжатой боевой пружины будет послан вперед,- произойдет выстрел.
Если затвор не вполне закрыт, пазы y на рукояти и z на раме не совпадут, а, значит, выступ a ударника не сможет зайти в них т. е. ударник не сможет податься вперед и выстрел не произойдет. Для этой же цели служит выступ k спускового крючка и паз на раме v. При недовернутом затворе паз не подойдет под выступ 4 и последний, опираясь на раму, не позволит спусковому крючку повернуться.
Таким образом, в этом затворе Барановского введены следующие новые механизмы:
1) не допускающие производства выстрела, пока затвор не вполне закрыт;
2) замыкающие при спуске ударника затвор'который не может открыться.
Такие механизмы признаются необходимыми и в настоящее время.
Кроме того, для уменьшения нагрузки на винтовые секторы поршня в передней части поршня сделаны боевые выступы, сцепляющиеся при закрытом затворе с гранями пазов в стенках ствола.

Рис. 101. Схема затвора Велена.

В затворе нет предохранителя на случай затяжных выстрелов, как об этом уже было сказано; он появляется впервые в 1897 г. в французской скорострельной пушке, т. е. спустя лет 25.
Как видно, описанный затвор является для своего времени весьма совершенным. В нем осуществлены все важнейшие требования к затворам скорострельных орудий. Приемы разрешения их в затворе Барановского повторяются, правда, в несколько измененном виде и в современных затворах.
Поршневые затворы, подобные описанным, имеют тот недостаток, что сцепление витков поршня с витками в затворном гнезде происходит на очень малой длине окружности, вообще говоря, менее ее половины. Вследствие этого поршень приходится делать сравнительно длинным и тяжелым, что затрудняет обращение с ним.
Для устранения этих недостатков Велен предложил делать поршни со ступенчатыми витками, как это видно на рис. 101 для поршня с двумя ступеньками, но можно делать и делают и трехступенчатыми. При устройстве поршня по схеме, представленной на рис. 101, достаточно поршень повернуть на 1/12 долю окружности, как произойдет сцепление витков на 2/3 длины окружности. Предложение Велена представляет следующие выгоды:
1) вследствие сцепления витков поршня с витками затворного гнезда на большей длине поршень может быть меньшей длины;
2) поворот поршня нужно производить на небольшой угол, в 2 - 3 раза меньший, чем при обычном устройстве поршня.
Вообще же поршневые затворы описанного устройства имеют следующие недостатки:
1) давление пороховых газов направлено туда же, куда выдвигается : затвор;
2) затвор при открывании целиком выходит из затворного гнезда, по- этому необходимо устройство надежного приспособления для его удержания при стволе и направления в канал ствола при закрывании;
3) затворное гнездо, через которое при заряжании должны пройти снаряд и заряд, имеет много впадин и выступов, почему необходимо. устраивать (в особенности в орудиях средних и больших калибров) особые части, перекрывающие эти неровности;
4) отведенный от ствола затвор имеет большой момент веса, вследствие чего получается перекашивание его в раме, а рамы - на оси ее шарнира;
5) при больших углах возвышения после поворота поршня затвор сам открывается и падает, а затем, если его не держать все время, он опускается и мешает заряжанию; для удержания затвора в открытом положении необходимо значительное усилие; при закрывании затвор сам падает, а затем его приходится с большим усилием подымать и с большим трудом вводить в затворное гнездо.
Для устранения всех этих недостатков приходится применять различные механизмы, что усложняет устройство затвора, утяжеляет его, ослабляет прочность ствола, так как для помещения этих добавочных механизмов необходимо делать в стенках ствола пазы, отверстия, гнезда и пр.
Все эти недостатки отпадают в устройстве поршневых затворов, эксцентрически расположенных относительно оси канала ствола. Такие затворы носят название эксцентрических, хотя они по существу поршневые и их следовало бы называть 'поршневыми эксцентрическими затворами'.
Поршневой эксцентрический затвор был предложен Норденфельтом и впервые применен в 75-мм французской пушке 1897 г.
Поршень всегда, как в закрытом, так и в открытом положении, целиком находится в своем гнезде ствола. Гнездо это расположено в особой утолщенной части ствола и его ось приходится зализ нижней производящей канала ствола. На рис, 102 затвор изображен в запертом и замкнутом положении, при этом массивная часть поршня закрывает канал ствола, а зарядное отверстие приходится внизу.
Для открывания затвора при первом заряжании (рис. 103) необходимо нажать пальцем вперед на инерционное тело 5, расположенное в рукоятке. Инерционное тело своим выступом повернет защелку 3 и ее выступ выйдет из паза на казенном срезе ствола - поршень будет разомкнут со стволом. Собачка 6 заскочит в вырез рукояти и удержит защелку в отведенном назад положении. После выстрела размыкание производится автоматически и прием утапливания инерционного тела при открывании затвора отпадает. Далее поворачивают поршень за рукоятку справа - вверх - налево до упора ее в ставень. Поршень будет повернут на требуемый угол и зарядное отверстие станет против канала. Зарядное отверстие имеет гладкую поверхность, почему заряжание происходит без затруднений.

При поворачивании поршня палец собачки проходит над целиком, который поднимает палец, собачка освобождает защелку и последняя пластинчатoй пружиной 4 будет нажата на казенный срез ствола.
Для закрывания затвора поворачивают за рукоять поршень в обратную сторону. Поворот поршня будет ограничен упором рукояти в выступ на казенном срезе ствола. В это же время защелка под действием пластинчатой пружины заскочит в паз на стволе, - затвор будет закрыт и замкнут.
В описываемом эксцентрическом затворе витки поршня не имеют длины всей окружности; часть их вырезана зарядным отверстием. Но имеются эксцентрические затворы с нарезкой по всей длине окружности, например у австрийской 105-мм гаубицы обр. 1898 г. дивизионной артиллерии.
Эксцентрический затвор постоянно находится в своем гнезде в стволе. Усилие для открывания и закрывания постоянное, почти не изменяется с изменением угла возвышения.
Для производства выстрела тянут грушу вправо и вниз, шнур поворачивает при этом молоток, который имеющимся на нем зубчатым сектором потянет рейку. Последняя сжимает боевую пружину. Когда грушу отпустят, сжатая боевая пружина потянет рейку обратно, эта последняя повернет молоток, который с силой ударит по ударнику; ударник ударит по капсюлю в дне гильзы, - произойдет выстрел и откат ствола. Инерционное тело в рукояти сдвинется относительно ствола вперед и произведет размыкание затвора. Если бы выстрел не произошел, не произошло бы и отката и размыкания затвора и последний нельзя было бы открыть без нажатия на инерционое тело.
Это приспособление составляет 'предохранитель на случай затяжных выстрелов'. Смысл его устройства состоит в следующем. Иногда при стрельбе получаются затяжные выстрелы, когда выстрел происходит не тотчас же после спуска молотка (ударника), а несколько задерживается, затягивается. Номер же, действующий затвором при скорой стрельбе, торопится открыть затвор и может случиться, что выстрел произойдет во время открывания затвора или после его открывания. В первом случае произойдет выбрасывание затвора и возможно разрушение ствола. Во втором случае разрушения менее вероятны, но гильза и часть газов будут выброшены назад. И в том и другом случае возможны человеческие жертвы. Предохранитель на случай затяжных выстрелов, не позволяя открыть затвор до тех пор, пока выстрел не произошел, предупреждает указанные вредные последствия.
Выбрасывание гильзы происходит вследствие удара грани паза на передней грани поршня по кулаку на оси выбрасывателя. От этого удара поворачиваются кулак, ось и выбрасыватель. Последний своими зацепами действует на закраину гильзы и тем самым выбрасывает ее из канала.
Достоинством описанного затвора является еще и то, что расположением зарядного отверстия и выбором его формы поршень в запертом положении может быть вполне уравновешен. Принимая во внимание, что остальная часть ствола симметрична, весь ствол при этом затворе может быть вполне уравновешен относительно оси канала. Это особенно важно для вьючной артиллерии.
На этом очерк развития затвора закончу, возвращусь к вопросу об устройстве затворов при рассмотрении различных систем и образцов артиллерийских орудий.


Примечания:

1. Подробнее этот вопрос изложен в работе автора, помещенной в т. XXI Известий Артиллерийской академии за 1936 г.
2. Интересно отметить, что русские неизвестные мастера еще во второй половине XVII в. также делали запальные каналы в клине.
3. Затвор был испытан в 1858 г.


click for enlarge
click for enlarge

click for enlarge
click for enlarge

Laborant
12-3-2004 20:02 Laborant
.
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
12-3-2004 20:06 Laborant
..

click for enlarge
Laborant
14-3-2004 12:12 Laborant
Нижеследующие 2е главы я уже здесь выкладывал. Выкладываю повторно, дабы не нарушать цельности изложения.

Guns.ru Talks
Артиллерия
История материальной части артиллерии ( 1 )