Guns.ru Talks
флейм
Первым делом мы испортим самолеты : ( 49 )

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
всего страниц: 50 : 123...4647484950
Автор
Тема: Первым делом мы испортим самолеты :
Нуриман
3-5-2005 18:18 Нуриман первое сообщение в теме:
Эта маленькая подборка историй началась с одного подслушанного сурового разговора двух летчиков. Один действительно был летчик ПВО, а вот второй - вертолетчик, разжалованный из летунов за какую-то аварию по причине раздолбайства и пошатнувшегося здоровья.
- Да я училище с золотой медалью закончил ! [выгнув грудь колесом и гордо задрав подбородок].
- Ну и что ? [с легкой долей пофигизма]
- Да я истребитель от бога !! [презрительно глядя на разжалованного в вертолетчики бывшего коллегу по цеху].
- Кто истребитель ? Ты что ли ?
- Я!! [твердо, но с чувством подвоха]
- Ты ?
- Я!!!
- Да ты истребитель бензина ...
Занавес:

***

Все зло в авиации лежит в доступности спирта, "усиленной" зарплате и полного раздолбайства личного состава. Романтики, ну что с них взять :

День зарплаты в вертолетной части. (Не судите строго за корявую терминологию. Сам я старый пограничник и в этих историях был лишь статистом - свидетелем.) Так уж получилось, что зарплата была первой для молодого штурмана в славном экипаже МИ-8. Естественно командир и бортмеханик развели вчерашнего кадета на пол-литра. Обычное дело.
Самое безопасное место для питейного мероприятия это конечно брюхо любимого МИ-8. А вы как думали. Ну нет в части ни кафе, ни гаштета, пивной. Куды офицерам податься? Только к любимой боевой машине. Пришли, разместились и приступили. И ...
- За встречу.
- За дружбу.
- За боевые будни.
И полилась водовка по стаканам весело и бодренько. Как водится, сколько водки не бери - все одно два раза бегать придется. Не беда ... сбегали. Дело-то привычное. Время летело незаметно. Да и кто в такой честной компании на часы смотрит ?
О чем за столом говорят военные летчика? Как вы считаете?
Конечно о боевых буднях. Все подобные разговоры заканчиваются попыткой повторить какой - нибуть подвиг или совершить еще более героическое.
Иногда о бабах. Ох лутьше о бабах. Подвиги такого рода менее болезненны для участников событий.
- Идем над Паншером ... красотища -то какая мать твою. Даже матом ругаться не хочется. И тут под нами караван духов. Мы их как нурсами шарахним. А эти пидары в нас стингер. Вот уроды! Я на вираж и матом, матом ...
Ну вообщем два старых война вспоминали свое героическое прошлое, а молодое дарование разинув рот слушало, вставляя скромные фразы типа:
- Во блин! Ох и ни х** себе. Да пидары они после это!!! У ё-ё-ё ...
Сходили за водовкой еще разок.
Но состояние легкой эйфории плавно перешло сначала в состояние скупой мужской сопли.
- Пашу разворотило ... кровище-то кровище ... Эх давай выпьем еще по одной.
Время уже нет далеко заполночь, и состояние скупой мужской сопли перешло в состояние недоперипиния ... легкой формы. То - есть выпили меньше чем хотели, но больше чем смогли. Силы покинули наших героев. Да и время было уде позднее. В общягу было идти лениво. Вообщем заночевали прямо на месте распития - внутри МИ-8.
Проснулись наши старые вояки где-то перед рассветом. Темно, холодно и скучно. Прямо беда. И дабы скоротать последние предрассветные часы с пользой, решили они малость пошутить, над молодым пополнением разумеется.
Два старых волка заводят свою боевую машину. Все внешние огни гасят. Одевают свои парашюты. А вот третий парашют, ну тот что принадлежит бывшему курсанту прячут под вертолет. Запаляют толи дымовую шашку, толи еще гадость какую. Командир делает суровое лицо паникера и тормошит своего штурмана.
- Духи на склоне!! - дурным голосом командир орет в ухо штурману. Он сильно тормошит его. - Нас сбили!!!
- Нас подбили! Мы горим командир!! Гирокомпас отказал!!! - это в игру вступил уже бортмеханик. (Уж чего он там орал про отказы, я точно воспроизвести не смогу из-за давности лет.)
- Всем покинуть борт! Паша автомат не забудь ...
Командир одним прыжком метнулся к двери и распахнув ее производит десантирование с парашютом. Война это вам не игрушки. (В реале наш комэкс быстренько закатился под брюхо вертолета и стал дожидаться бортмеханикаю) Неустойчивый гул винтов, темень хоть глаз кали, дым и копать ... Добавьте к этому головную боль похмелюги и масса военных рассказов о РШУ на Паншере и Саланге. Жуткое испытание для неокрепшей детской психики. Да тут еще парашюта нет. Куда он мог деться? А борт механик уже в дверном проеме ... И как же жить хочется?!!
Штурман хватает своего бортмеханика за жопу перед самым прыжком в спасительную бездну. О-о-о да ... о таком ударе мечтают все кто выступает на боксерском ринге. Всего один удар и наш бортмеханик в глубоком нокауте. Штурман становиться счастливым обладателем последнего парашюта на "горящем" МИ-8. Спасение близко! Быстро одевает свой трофей на себя, становиться на краю терпящего бедствия боевого транспортного средства и сгруппировавшись прыгает вниз головой. Все как учили. Наверное, он тоже был отличником боевой и политической подготовки в летном училище.
Участники событий уже не помнят, кричал ли штурман - "Джеронимо!!!" От порога "горящего" МИ-8 до земли было всего 1,5 метра ... не более. Возможно, он просто не успел, что либо крикнуть ... время полета было сильно ограничено. Добавьте к этому тяжелое сотрясение мозга, перелом ключицы, несколько трещин в ребрах и полное отсутствие передних зубов. Вы и сами догадаетесь, что кричать штурман просто был не в состоянии. Да-а-а бетон в застойные годы свеж класть умели и военприемка работала на совесть. (Узнав о подробностях происшедшего, в ПМП не смогли разделить травмы полученные в результате падения с вертолета от травм полученных иным образом.)
Бортмеханик отделался только здоровым синяком, головной болью и пустяковым смещением шейных позвонков. Мелочи ...
В утор наступившего дня криков на славном аэродроме было много. Командир части орал так, что стаи ворон на этом аэродроме с тех пор больше не разгоняют имитацией крика опасности ворон. Достаточно им (воронам) молча показать полковничьи погоны. Условный рефлекс работает до сих пор.

***

День зарплаты в вертолетной части. Все случилось именно в день зарплаты. Да вы и сами могли догадаться. Нет это не де - жавю. День зарплаты и никаких вариантов.
Итак ... получили деньги, скинулись на ящик пива. Антидипрессант (назидательным тоном), а вы о чем подумали? Никаких излишеств!!
И всего-то по бутылочке на двадцать вообщем - то здоровых и не дурных мужиков. Все чинно и благородно. Беда пришла от куда не ждали. Дни стояли жаркие и кто-то предложил слетать на шикарное лесное озеро искупаться по быстрому. Жара ... понимаешь, жара. Как особисты не крутили, так и не выяснили в дальнейшем кому в голову пришла эта преступная мысль - купаться.
Для тех кто на в курсе - в армии все делается быстро. Купаться? На лесное озеро? Быстро туда и мигом назад? Да гавно - вопрос.
По военному, все двадцать сталинских соколов грузятся на борт вертолета. По военному летят на озеро. По военному вертолет зависает над озером. Напомню, что озеро лесное. Т.е. сесть здоровому вертолету места не хватает. Скидывается шторм - трапп. Вертолет ставится на автопилот. Есть такая возможность. Наши вояки бодро, по военному переодеваются в купальные костюмы Адама. А чего стесняться? Глухое лесное озеро, окраины российской империи, ни вам дам, ни вам детей ... И с азартными криками:
- Кто последний тот урод! - наши орлы производят быстрое и массовое десантирование. Все и разом.
Последний точно был уродом. Ведь мог бы и задержаться самую малость. Автопилот штука примитивная ... толи китайская подделка, толь студенты диплом писали ... ну не учел он (автопилот разумеется), того что по результату прыжка машина потеряет примерно 1,5 тонны багажа. Сами то уже не бойсь подсчитали? Арихметика понимаешь : Машина наша чуток подпрыгнула в верх. Самую малость ... ну метра на 1,5 - 2,0.
Коротка кольчужка. Помните это кино? Во-во, трап тоже оказался коротковатым. Пока все были на борту, он весело полоскался в воде, а как все выпрыгнули, так и он из воды вылез : на те же 1,5 - 2,0 метра.
На суше это сущий пустяк. 20 здоровых мужиков достаточно легко дотянутся до него. А как это сделать из воды? Задача не из простейших. Клоунада была усиленная. В воде наши герои пытались построить живую пирамиду, подбросить самого худого и прыткого участника заплыва в верх. На что только не сподвергла человеческая фантазия наших героев, дабы спасть боевую машину и свою честь (с мундирами, погонами и звездами на них). Тщетно.
Керосин в баках не бесконечен. В конце концов, зажав концы наши герои, сидя на берегу, грустно наблюдали приводнение казенного имущества в коварные воды злосчастного лесного озера. Да простят меня читатели за эту интимную подробность.
Жизнь не стоит на месте. Надо ж и возвращаться хотя бы в часть. Утопить вертолет может каждый, дело обыденное, а вот домой вернуться в таком виде? Для многих этот подвиг лежит за гранью. Чего смеетесь? Отмазка - автопилот подвел точно не сработает. И наши купальщики, по военному построились в колонну по ... (неважно по сколько) пошли сдаваться в часть. Об их пикантном появлении на КПП легенды в ВВС ходят по сей день. А об их последующих страданиях в армии легенды слагают даже в аду.

***

Пока все.
Что вспомню, или сыщу в семейном архиве, рассажу вам, но чуток позже. Беда всегда приходит откуда не ждешь. Кто предупрежден - тот вооружен. Так, что будете бдительны! Купаться по быстрому, а тем более пить с ваяками на борту МИ-8 не стоит.
Сильно ногами не пинайте, ну что было то было.
А будете хихикать, я вам расскажу про неприкаянный дух отца Гамлета на стратегической АПЛ или о вреде Пемолюкса в пограничных войсках. Правда, за это уже могут и голову оторвать. Ну что, испугались? Да нам ли бояться интерната?

edit log

ANDmif
7-12-2015 20:10 ANDmif
За что купил, за то и продал ))
REDFRED
23-10-2016 21:44 REDFRED
Други!
А тема переехала куда-то или же авторы музу потеряли?

----------
Вся твоя жизнь на 90% зависит от тебя самого и лишь на 10% от обстоятельств, которые на 99% зависят от тебя.©

ANDmif
19-11-2016 18:02 ANDmif
Когда я служил в Вооруженных Силах РФ, с моим другом и сослуживцем Юрой произошел один приятный случай! Все служившие знают, что по плацу - или строевым или бегом тем более в учебке! И вот однажды Юрик возвращался из наряда по столовой - уставший, понурый, в общем сил никаких! Шел он естественно в расположение своей роты - в казарму. Обычно мы - солдаты избегали появляться на плацу от греха подальше: штаб, КПП и др. Но в этот раз Юрик наплевал на осторожность и побрел тяжелой походкой через плац. Ну а тут, откуда ни возмись, с какой-то внезапной проверкой или еще чего, через КПП вваливается толпа штабных шишек во главе с самим начальником округа генералом П. И вся эта братия уставилась на одиноко бредущего по плацу, распизд*йского вида Юрка! Ох*евший от такой солдатской наглости генерал только и сумел вымолвить: солдат ты чей, куда идешь? Юрок, сам ох*евший от вида стольких звезд пролепетал - Домой иду, товарищ генерал! Тот - как домой, куда? А Юрик - тьфу, виноват, товарищ генерал - иду в казарму. Генерал усмехнулся и миролюбиво сказал - иди солдат, и Юрик побрел себе дальше. А на следующее утро, на полковом разводе наш командир полка объявляет, что приказом командующего округом, рядовому такому-то Юрику за то, что считает казарму родным домом - объявить десять суток отпуска не считая дороги - тут Юрик ох*ел во второй раз! Так что не все в армии тупа-тупы))
ANDmif
21-11-2016 13:07 ANDmif
Месть морпехов!

Прошёл месяц. Близился отпуск.
На очередном занятии по ФП - обещанный генеральский 'подарок'.
Перед строем взвода стоял Начкафедры с толпой офицеров - преподавателей. И объявлял:
- Рукопашники!!!

Вышло пять человек.

- Гиревики!!!

Качки (две штуки).

- Лёгкая атлетика !!!

Четверо.

В общем, разбивают взвод 'по интересам'. Типа будем КМСами, Генц приказал.

И как-то получилось, что всех разобрали, а мы со Шмайсером вдвоём остались, как сироты. Ну нет на кафедре преподавателя по военно-прикладному алкоголизму.

- Ну а вас куда писать, аферисты?!
- Товарищ полковник, а шахматы или шашки есть?

Толпа преподов гомерически заржала.

- Ясно всё с вами! Пойдёте на стрельбу! Там всё лёжа. Да и ты, сержант, вроде на соревнованиях за училище хорошо отстрелялся.
- Надо было мой ствол привозить, было бы не хорошо, а отлично!
- А мне говорили, что от тебя факел был два метра. И ты в таком состоянии, с трясущимися руками, вот так вот!
- Гнусные инсинуации! И происки завистников моему таланту!

А со Шмайсером мы всегда вдвоем УКСы (упражнение контрольных стрельб - выполняются в паре) сдавали. У него зрение вроде единица, а дальние рубежи, особенно бегунки (движущиеся мишени, дистанция 500 метров) - проблемы. Ну он и валил все ближние рубежи (я только обстреливал, если сразу не свалил - он за мной чистил), а я наоборот - весь дальняк. В общем, вот так я и стал через год КМСом по стрельбе.Через неделю отпуск.
Отпускные выдаёт лично командир роты.

- Новиков, а ваши с Веймером отпускные у комбата, сказал сам выдаст.

Пошли к комбату. Кабинет у комбата в другой казарме, новой, у параллельной на курсе роты.
Заходим, весело орем дневальному:

- Идущие к комбату, приветствуют тебя!!! У себя?
- Да уже ждёт.
И подозрительная улыбка до ушей. Заходим.
- Разрешите?
- Врывайтесь. В общем так. Начальник кафедры слёзно просил меня вас обоих уестествить, за попытку обмана преподавателя и срыв учебного процесса. Поэтому принимаю решение.
С завтрашнего дня, я на две недели в отпуск, по семейным. Ваша задача: потолок побелить, обои поклеить, линолеум перестелить. Цветовая гамма та же. Вот деньги на закупку, чеки предоставить. Ключи от кабинета по окончании работ сдать командиру параллельной роты. У него же получите свои отпускные.

Вопросы есть?
- Товарищ полковник, за что такая жестокость?
- Вопросов нет. Свободны!
Вышли. Пошли в курилку думать. Хотя чего тут думать, делать надо.
- Профессор,а ты обои клеить умеешь?
Я обои клеил два раза в жизни, но расстраивать Шмайсера не стал.
- А чё там уметь. Главное, чтобы когда обои клеишь, пузырей не было. Или, чтобы они были маленькие и их было мало.
- А то чё?
- А то, что если наберём пузырей по 'ноль семь' или, не дай бог, по литру, то можем поклеить обои на пол и на окна. Ладно, кабинет маленький, со всем за пару дней управимся. Пошли в магазин.

С линолеумом вопрос решили быстро, вот с обоями начались расхождения во вкусах. Нужно было что-то голубенькое. Перебрали всё и тут в уголке, среди всего банального ширпотреба я увидел шедевр декоративного искусства. Я сразу понял -ЭТО ОНИ. Единственные и неповторимые обои, достойные украсить собой кабинет нашего полковника.

Шмайсер впал в панику.

- Нет!!! Я на такое не подписываюсь! Нас за это, как у Покровского, поставят раком, с хрустом раздвинут ягодицы, и будут долго насиловать, треснувшим черенком совковой лопаты!
- Да?! А ты знаешь, что они с моими руками сделали? Я теперь, когда нежно и ласково беру девушку за упругую попку, у неё сразу синяки остаются! Это после этих гирь, долбаных!!! Ты понял, нет??? СИНЯКИ НА УПРУГИХ ПОПАХ РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОК!!! И ты что думаешь?В следующий раз, эта жопа в синюшных пятнахможет в моей душе какие то высокие чувства возбудить? А у меня генофонд нации. Его тоже разбазаривать нельзя.
-Так это же не комбат виноват?
- А кто? Ты пойми, что бесправнее нас в армии только молодые лейтенанты. Так что мы с тобой самый настоящий армейский пролетариат. Гегемонистее некуда. А они все, эти полковники - эксплореры, тьфу, блядь, эксплуататоры. Понял, нет?Тут классовая борьба.
И смотри сам, нам комбат целый месяц по воскресеньям спортивные праздники устраивал. А что такое, по твоему ПРАЗДНИК?
- Ну, это когда много интересных напитков, которые несовершеннолетним не продаются. И рота женщин нетяжёлого поведения, усиленная скрипично - балалаечным оркестром.
- Вот! А словосочетание 'спортивный праздник' такое же бессмысленное, как 'жаренный лёд'. Ты просто долго бежишь с оружием, но под оркестр. И при том выходные в армии для отдыха личного состава, а не для его поголовного заёба. Ты прикинь: вдруг война, а мы уставшие?!
- Тебя послушать, так наш комбат - казачок засланный, от пиндосов.
- Я уже думал об этом. И мне бы хотелось верить что я ошибаюсь.
- Так давай в сексшоп сходим. Накупим постеров с гей-порно и поклеим!

Я как представил себе - кабинет командира батальона Высшего Общевойскового Командного Училища и все стены в гей-порно, мне аж поплохело.
-Ну нет. Это перебор, за это, точно, грохнут.

Короче, управились мы за двое суток. Именно суток. Ремонт прошёл под девизом: 'За синяки на женских жопах'. Когда сдавали работу командиру роты, думали, что он умрёт от смеха. Он ржал до икоты, именно ржал, но отпускные выдал, а в кабинет водили экскурсии со всего училища.

Это был кабинет НАСТОЯЩЕГО ПОЛКОВНИКА. На голубеньком фоне радостно катили куда-то маленькие танчики и летели задорные самолётики. Обои мы купили в отделе для детских комнат, поэтому градус няшности и умилительности просто зашкаливал.

Информация дошла и до генерала. Прибыл с инспекцией с целой свитой. И ему неожиданно понравилось:
- А что? Сразу видно - истинный военный. А не шпак гражданский. Наш распиздяй - рубаха парень. И ничего смешного. Всё в теме.
Потом мне рассказали. Комбат, когда увидел, ревел, как тираннозавр на случке. Но потом ничего, смирился. даже вошёл во вкус. Так и говорил:
- Да есть у меня два дизайнера. Бооольшииие специалисты.

ANDmif
20-12-2016 17:44 ANDmif
Рассказывал мне тесть историю со своей службы армейской.

При Союзе срочку проходил в связистах в ГДР - считай все два года на границе с ФРГ провел. Был у них служебный авто ГАЗ-66. Немного углубляясь в техническое описание - у этой машины двойной бак, который переключается прямо из салона. Так вот, едут они, значит, по берегу реки: этот берег их - ГДРовский, через реку ФРГ и немецкий патруль. Вдруг глохнет мотор - один бак опустел. Тесть выбегает из машины с ведром, черпает воды из реки, заливает в бак, залезает в кабину, заводит движок с полоборота и едет спокойно дальше.

Немая сцена у немецкого патруля.

Samson67
20-12-2016 18:05 Samson67
quote:
Изначально написано ANDmif:
Рассказывал мне тесть историю со своей службы армейской.

При Союзе срочку проходил в связистах в ГДР - считай все два года на границе с ФРГ провел. Был у них служебный авто ГАЗ-66. Немного углубляясь в техническое описание - у этой машины двойной бак, который переключается прямо из салона. Так вот, едут они, значит, по берегу реки: этот берег их - ГДРовский, через реку ФРГ и немецкий патруль. Вдруг глохнет мотор - один бак опустел. Тесть выбегает из машины с ведром, черпает воды из реки, заливает в бак, залезает в кабину, заводит движок с полоборота и едет спокойно дальше.

Немая сцена у немецкого патруля.

Мы так на «таблетке» два пузыря выиграли.

ANDmif
21-12-2016 03:31 ANDmif
с инета - чтоб тема не глохла....

В армию я пошел не со своим призывом, а на полтора года позже, и двадцать лет мне исполнилось, когда я отслужил три месяца. Вот и представьте мой юбилей. Подъем в шесть утра. Целый день занятия по строевой подготовке, тактике и т.п. Служил я в спецназе, так что напрягали нас не по-детски. В тот день, как мне показалось, наш взводник настроен как-то особенно агрессивно. Попотели мы знатно. Наконец-то этот долбаный день закончился, хоть бы одна сволочь с ДР поздравила. Отбой! Долгожданная кровать, подушка...

Ага. Не тут-то было.

Через полчаса - подъем, сбор, тревога. У нас чуть ли не каждый день была проверка боевой готовности, так как отряд выполнял задачи на Северном Кавказе. Обычно длилась проверка не более часа, но тут (неужто именно в этот день?!) взводнику вздумалось над нами поиздеваться - именно так я подумал после команды не "налево в казармы", а "направо" - в противоположную сторону, где стрельбище, лес и сугробы по пояс. После получасового бега в полной боевой экипировке, мы прибежали в лес, где нас разделили на две группы: одна устраивает засаду, другая должна незаметно обнаружить и уничтожить условного противника. Я был во второй группе. Через двадцать минут мы должны выдвинуться на поиски. За двадцать минут моего нахождения в сугробе я проклял всех, так как после бега мы были насквозь мокрыми, и после пяти минут в сугробе вся одежда стояла колом. Наконец настало время выдвигаться. Где ползком, где короткими перебежками, мы все-таки обнаружили противника, который, к слову, не особо и скрывался. Смотрим - какой-то костерчик развели...

А когда мы ближе подошли, все замученные, мокрые, одежда колом, увидели ребят, взводника нашего, которые мирно жарили сосиски...

Все хором меня начали поздравлять с Днем Рождения! После этого момента я - как в прострации, помню дружеские похлопывания по плечу, как мы пили самый вкусный чай и жевали самые вкусные сосиски. Эмоции были непередаваемые! Вернулись мы в казарму часам к двум-трем неспешным шагом. Сна уже не было. Это был самый лучший день в армии!

Рауш
13-5-2017 20:42 Рауш
Tallervo
24-5-2017 13:43 Tallervo
Дмитрий Новиков

"Муха в янтаре"


Ранним утром в иды квинтилия 87 года, когда солнце еще только обозначило лучами свой царственный выход из моря, когда легкий плеск волн о борт тяжелого авианесущего крейсера лишь оттенял лежащую кругом тишину и умиротворенность, внезапно затарахтел мотор баркаса, до этого мирно спавшего у правого борта, и клочья разорванного покоя повисли на леерах корабля. Вслед за тарахтеньем проснулись другие звуки: легкое, как колокольчик, позвякивание цепей, мягкий неровный шорох кранцев, скользящих по влажному от росы железному подбрюшью, потом глухой удар интимно ткнувшегося щекой катера, топот ног, отрывистые и как всегда бессмысленные слова команды. А на деревянную палубу спрыгнули с трапа пять матросов и младший офицер медицинской службы в чине молодого лейтенанта.

Матросам всем было по двадцать лет, и вид у них был самый заспанный и недовольный. В темных робах, нахохлившись, как воробьи, они хмуро сидели на корточках у теплой переборки машинного отделения и курили.

- Военные билеты, проскрипции взяли с собой? - голос лейтенанта был по-утреннему бодр.

- Да на кой хер они нужны, мы ведь не в увольнение идем, товарищ лейтенант, - ответил за всех единственный из матросов, облеченный минимальной властью в виде двух желтых лычек на погонах и поэтому обязанный первым вступать в переговоры с начальством, старшина второй статьи Кротиков. Обладая явно карельской внешностью: топорные черты лица, белесые ресницы, светлые жидковатые волосы, он за глаза был прозван товарищами Пекой, однако из-за упрямого и непредсказуемо злобного норова впрямую называть его так они побаивались - мог и ответить обидно.

- И вообще, взяли бы лучше молодых грузы грузить, мы-то уже натаскались за службу, полгода до приказа осталось, - лениво вступил в беседу матрос Турта, в просторечии Туртенок, выбрасывая хапчик за борт и потягиваясь.

- Да молодые поразбегаются тут же, не уследишь за ними. А вы же опытные воины, - неумело польстил лейтенант, но увидел, что энтузиазма его слова не прибавили. Было ему двадцать пять с небольшим лет и фамилию он носил вывернутую - Миренков. Каждый раз, когда кто-нибудь из матросов называл его Меринковым, он обижался и заставлял исписывать несколько страниц единственным словом - Миренков, Миренков, Миренков..., но тем самым еще больше закреплял свою обоснованную кличку: Мерин.

Беседа умерла. Матросы хмуро смотрели на темную полоску приближающегося берега и молчали. Целых девять месяцев они были в море, и теперь земля одновременно манила и отталкивала их. Очень хотелось ступить ногами, лучше босыми, на неровную, бугристую живую поверхность, так отличающуюся от бездушной гладости seu гадости железной палубы, посмотреть на лица людей, не находящихся в узком кругу корабельного общения, и потому красивые и таинственные. Но одновременно берег пугал, как наверно когда-то пугал он экипаж Колумба, своим разнообразием, своими полузабытыми законами и отношениями, непредсказуемостью действий своих обитателей. Они знали множество легенд про трехголовое, недружелюбное чудовище: Патруль, с передней головой офицера и двумя охраняющими тыл придатками: головами мичманов или курсантов. В любую минуту нахождения на берегу он мог подкрасться незаметно и наброситься сладострастно на неуспевших вовремя и добровольно отдать честь, растерянных и потому слабых морежителей. По слухам, местный вид Патруля особенно любил измерять спичечным коробком расстояние от нижнего края брюк до асфальта и безошибочно, с опытом бывалого кутюрье, отличал сшитые на кораблях клеши от уставных straightes. В этих печальных случаях моряков, уже обесчещенных, он лишал еще и свободы суток на трое и отправлял в каменные лабиринты Губы. И удивительно, насколько каждая новая степень несвободы делает предыдущую желанной волей со всеми ее атрибутами: мягкой шконкой в знакомом кубрике, навсегда затвержденным распорядком дня, неизменным меню камбуза. Это ли не та самая осознанная необходимость, по сравнению с которой мрачная и холодная неизвестность гауптвахты становится необходимостью не только неосознанной, но и неосознаваемой. В этом, видимо, и есть тот принцип недостижимости счастья и всех состояний, с ним связанных: свободы, любви, ощущения полноты жизни - лишите человека того, что он имеет сейчас, и в эту же минуту он поймет, что еще минуту, еще секунду назад он был более счастлив, чем сейчас, пусть даже то, что у него отобрали - лишь установившийся годами образ жизни...

Баркас подошел к новому бетонному причалу, когда уже совсем рассвело. Матросы со своим предводителем сошли на берег и расположились неподалеку в ожидании грузовика. Им предстояла тяжелая и неприятная работа - получать на складах имущество для медицинской службы, все эти отвратительные и дурно пахнущие двухсотлитровые бочки с карбофосом и хлоркой, и в предвкушении этого они наслаждались каждой минутой покоя. Лейтенант же, в новой наглаженной желтой рубашке и в неуставной шитой фуражке с высокой тульей поглядывал вокруг молодым петушком. Всего год назад закончил он институт, сразу попал на новый корабль, и каждому повседневному заданию отдавался, преисполненный служебного рвения. Вот и сейчас он беспокойно бегал по причалу, нетерпеливо поглядывал вдаль и ежеминутно поправлял на боку свой новый блестящий меч. Подчиненные же его служили уже в два раза больше, чем он, и хорошо усвоили несколько пронзительных в своей немудрености истин типа "Матрос спит, служба идет", - а поэтому со вкусом предались утренней неге.
Два года назад они были такими же студентами, как и недавно обращенный Мерин, служить начинали с задором, свойственным юности в любом деле, кое-кто был даже замечен в постыдном желании стать "Отличником боевой и политической подготовки", но служба быстро расставила все на свои места, и наказуемая инициатива плавно перешла во внешне безразличную покорность. Им, насильно призванным, было непонятно только одно - как могут неглупые, в общем-то, люди добровольно выбирать военную службу, ведь даже сладкая возможность скоропостижной пенсии не могла перевесить восторга свободной штатской жизни. "Раз-два, левой, выше ногу," - радостно орал порой Мерин на строевой подготовке, но в ответ мог легко получить ленивое: "Да пошел ты", и они продолжали шаркать котурнами по полетной палубе.

Поэтому трудно было переоценить радость молодого лейтенанта, когда на корабль пригнали тучные отары новобранцев. Мерин самозабвенно ходил среди них, испуганных и беспомощных, и выбирал себе персонажей с красивым почерком, чтобы писать плакаты, и беспрекословно послушных, чтобы панически боялись его громкого командного голоса. Видимо, в этом и есть разница между человеком военным и штатским - военный всегда хочет подчинять и в обмен согласен сам подчиняться. Штатский же по сути стремится как можно дальше уйти от этих отношений.

Да о чем здесь говорить. Было южное утро, нагретый ласковым солнцем причал, пять живописных фигур на нем, которые, казалось, само небо обнимало, лаская своей синевой, и строгий, подтянутый Мерин, отринувший благолепие хрупкого момента и канонически марширующий вдоль бетонной кромки, сам себе командуя различные команды.
Меж тем картина мгновенно переменилась. Виной тому был Компа, самый аккуратный и отглаженный из эпикурейцев. Извечная хохляцкая беспокойность не дала ему долго находиться в бездействии, и, побегав немного по ближайшим окрестностям, он вернулся с новостью, которая моментально согнала ленивую негу с его сослуживцев. Оказалось, что вблизи от причала, совсем рядом, находится местный маленький пляжик, уютно примостившийся за каменным парапетом. И, несмотря на ранний час, он уже полон местными любительницами раннего солнца различных возрастов и расцветок. Куда подевалась недавняя лень и вялость. Через секунду пять молодых, поджарых гончих псов уже мчались к парапету и остановились там, замерев и приняв стойку, неподвижные, только слюна капала с восторженно свесившихся языков да бока вздымались взволнованно. Они стояли, обжигая и лаская взглядами прекрасные, живые формы, волнующиеся под цветными тряпочками перси, округлые животы и стройные золотистые спины, тонкие щиколотки и запястья, ладони, которые, нежа и лаская, втирали крема в самую прекрасную на свете ткань - молодую женскую кожу, да, и особенно там, на внутренней стороне бедер, так близко к лону, где нежность ее становится настолько тонка и елеуловима, что легко переходит в противоположность свою - силу и страсть. Так, вожделея и наслаждаясь своим вожделением, смотрели матросы, а жеманницы смущались под их взглядами и принимали самые волнующие позы, наклоняясь в удачных ракурсах, потягиваясь, прогибая спинку и приподнимая задок, с грацией вот-вот готовой сорваться пружины.

Никто не знает, каким словом можно назвать это чувство - чувством памяти ли, физическим ощущением проходящего сквозь тебя времени, "остановисьмгновеньем". Почему некоторые, порой самые незначительные, моменты жизни запечатлеваются в мельчайших подробностях, вплоть до ощущения теплого морского ветерка на коже лица, и дарят потом, через много лет, ощущения счастья и полноты, незряшности жизни. И происходит это на уровне даже не подсознания, а низших рефлексов, присущих даже насекомым. Так доисторическая муха, сев на каплю солнечной смолы после наслаждения легкостью своего полета под древним, юным небом, избегнув жадных клювов, не озабоченная временно продолжением рода, внезапно понимает, что увязла лапками и не сможет больше взлететь. Но одновременно со страхом и жаждой жить любой ценой, чувствует всю вязкую сладость внезапной обездвиженности, одуряющий запах смолы, воздух теребит еще живые крылья, и, после отчаянных попыток освободиться, замирает она в предчувствии погружения в жидкий кусок солнца, умиротворенно оглядывая свой мир. Уже приятно и горячо слипаются волоски на брюшке, и, наконец, последний вздох, последнее судорожное движение еще сильного тела, блики света, оранжевая, рыжая, коричневато-красная прозрачность будущего янтаря и выражение неосознанного счастья на мушином лице, потому что в последний момент всегда появляется знание - смерти нет, а есть лишь окружающий тебя, невыразимо прекрасный мир, и ты в нем пребудешь вовеки, совсем не важно в каком качестве.

Так и странные моменты в жизни человека, когда все - молодость, здоровье, любовь, легкая обездоленность, которая придает остроты всем прочим чувствам, пронзительное осознание того, насколько это непрочно и быстротечно - сплавляются в золотистую смолу и застывают в Pons Varolii, постоянно тревожа и помогая жить в периоды серой озлобленности, истощающей своим постоянным знобким жжением.

- Машина пришла, быстро в машину, бегом марш, я кому сказал, матрос Турта - ко мне, - истошные вопли с трудом прорезались сквозь ежевичное варенье захмелевшего сознания.

- Быстро, быстро, ребята, опаздываем, суки вы, - метался раскрасневшийся и вспотевший офицер, за руку отводя каждого от парапета к грузовику, податливых, но непослушных, с размягченным туманным взором.

Наконец погрузились и поехали. Потряхивало на ухабах, и постепенно проходил хмель, а на его место поднималась темная злоба на лейтенантишку:

- Мерин поганый, весь кайф сломал, - волновался Туртенок, потрясая кулаком в сторону кабины и аккуратного затылка под фуражкой.

- Сука, пидор, выебон хуев, - он не стеснялся в выражениях, зная свою неслышимость за ревом двигателя, а остальные сидели вдоль борта и согласно слушали, все еще улыбаясь растревоженно.

- Классные телки были, - подал мечтательный голос матрос Холмских, в хрониках упоминаемый как Лягуш, крепкий уральский молодой мужчина, степенный и правильный, всегда знающий как поступить. Был он однако слишком незлобив, иначе ни за что обладатель зеленого пояса по каратэ не стал бы отзываться на кличку Лягуш. Получил же он ее вполне случайно, как впрочем всегда рождаются клички. Стояли как-то матросы на полетной палубе корабля на построении, и, ежась от морской осенней промозглости, мечтали о том, как минут через десять залягут в полном составе в свои уютные шконки, ибо была такая привилегия у них - вместо различных судовых работ, чтобы не повредить нежные руки, вонзающие шприцы в просоленные военно-морские задницы, отсыпаться в свое удовольствие, за что и не любил их весь остальной экипаж. Холмских предвкушал сладостный миг активнее других, переступал с ноги на ногу в строю, вертелся, а затем повернулся к Туртенку и сделал самую роковую в своей жизни ошибку. Так бывает, когда несколько мыслей вертятся в голове, хочешь их побыстрее высказать, нужно бы одну за одной, а получается все вместе, в одном предложении, даже некоторые слова сплавляются в странных сочетаниях. Хотел он спросить: "Ты сейчас ляжешь?" - и одновременно поделиться заслуженной радостью: "А я лягу". В итоге в тишине прозвучало громко и с достоинством: "А я лягуш!" Строй на мгновение замер от неожиданности, а затем дрогнул от хохота: "Вовчик - лягуш". И уже было не отшутиться, не отмыться - пришлось ему навеки стать самопровозглашенным Лягушем.

- Да, телки будь здоров, вот бы впердолить, - заюлил Туртенок.

- Впердолить, впендюрить, вдуть, замочить шнягу, запарить шляпу, - затараторил Компа, чья миловидность и аккуратность внушали мысль о скрытых порочных наклонностях.

- Взнуздать сих киммерийских кобылиц, - внес свою лепту матрос Слонов, субтильный, но жилистый питерский прохиндей, любитель Гомера и словоблуд.

- Да ладно, парни, ведь не голым же сексом жив человек, - не вытерпел Пека, помаргивая белесыми ресницами.

- Чего ты гонишь, чем же еще, - взвился Туртенок.

- Я думаю, страсть нужна, чувство какое-то, чтобы искра проскочила.

- Чайник ты, какая еще искра? - не унимался Турта.

- Ну вот, помните, я полгода назад был в "дубовке". Притопали мы туда, человек пятьдесят с нашей коробки, все уже послужили, слава богу, а нам опять - строевая подготовка, уставы, борьба за живучесть, техника безопасности ебаная. Да я еще когда "карасем" был, всю эту науку за неделю выучил, благо учителя были хорошие: чуть ошибешься - по морде. Ну народ и стал сбегать с занятий, шхериться где попало. А мест-то шхерных не очень много: или на угольном складе отсыпаться, или на камбузе с поварихами пиздеть. Там их мичманюги и отлавливали, и обратно на занятия - херню слушать. И была там библиотека, правда, матросов туда не пускали, а гансы сами не ходили, так и пустовала постоянно. Я подошел к одному кап 3, мол, люблю книжки читать, отрекомендуйте пожалуйста. Он и познакомил меня с библиотекаршей, дал разрешение посещать в свободное время. А я, естественно, с занятий туда сбегал, там меня никто искать не догадался, это же редкость великая - читающий матрос. А библиотекарша оказалась дамой лет 30, очень симпатичная и неглупая. Ну и пошли у нас разговоры про Фолкнера, Кэндзабуро и Хэма. А она мне все больше про Феллини рассказывала, у нас ведь не посмотреть, блядь, нигде, всякую херню в кино показывают, а классики - шиш. И вот "Амаркорд" она мне практически в лицах пересказала. Ходил я туда недели две, смотрю --что-то у нас завязывается, она моим шуткам улыбается, сама шутит, про жизнь свою рассказывает. А мне она тоже очень понравилась, и я ее подначиваю, ни о чем как бы не догадываюсь. И вот однажды позвала она меня в гости...

- Выебал? - выдохнули все разом.

- Да то-то и оно, что нет. Я ж тогда год всего как женился, помните, и все носился с мыслью о Великой любви и верности до гроба.

- Дурак ты, прости господи, такую бабу упустил, - сказал Туртенок.

- В том то и дело, что сам теперь жалею. Но с другой стороны, знаете, эдакая незаконченность, недосказанность, чувство навсегдашней утраты, взгляд ее последний и мои переживания об этом - есть ведь какой-то особый кайф. А иначе потрахались и все - разбежались. Впрочем, может и не прав я, кто знает.

Слон на секунду задумался и выебнулся, по своему обыкновению:

- Это как у Басе, кто помнит:

Есть особая прелесть
В этих, бурей измятых,
Сломанных хризантемах.

- Красиво говорите, собаки, - мечтательно пожевал губами Лягуш.

- Что, Вовчик, задело за живое, - засмеялся Компа, - вот у меня был случай, другое дело. Гуляю я как-то во дворе, а мне лет тринадцать всего было? - но тут вдруг грузовик резко дернулся и остановился.

- Вылезай, приехали, - лейтенант по дороге остыл и опять светился юношеским задором.

Машина стояла где-то за городом у проходной, маленькой каменной будки, а за забором тянулись склады, склады, склады. "Стойте здесь, я быстренько," - сказал Мерин и гарцующей походкой направился внутрь. Но через пять минут он вышел назад понурый: "Ну вот, опоздали, кладовщица на обеде, придется час ждать". Шофер в кабине немедленно заснул на руле. "Далеко не уходите, вот магазин продовольственный, я буду пока оформляться, и чтоб через час как штыки, как штыки!"

Выбор в магазине был по-советски небогат.

- Возьмите тюльки копченой, ребятки, - пожилая продавщица глядела ласково.

- Да-да, тюльки два килограмма, две буханки черного и три бутылки Крымского портвейну, - решил за всех Туртенок.

- Блин, ебать-то меня будут, если что, - пытался заныть старшина, но демос быстро стал охлосом и подавил сопротивление сомневающихся.

Расположились они за углом, на каких-то ящиках: и недалеко, и от злого глаза скрыты. Разложили газеты, на них горой - тюльку, хлеб наломали кусками, а портвейн спрятали и отхлебывали потихоньку.

Копченая тюлька!!! И через десять лет каждого из них преследовал в воспоминаниях этот божественный вкус, этот вид маслянисто лоснящейся горки маленьких рыбешек, которых можно есть целиком, не чистя, и облизывать потом жирные, соленые пальцы. А после тюльки пресновато-родное ощущение черняшки во рту, и сверху полный сладкий глоток Крымского белого, а еще выше - палящее севастопольское солнце. У портвейна был вкрадчивый, успокаивающий вкус, сахару немного, а алкоголя ровно столько, чтобы сделать тебя счастливым через пять минут после первого глотка, а затем вести дальше по дороге блаженства, не отпуская, не понуждая особо к закуске, отвергая разносолы, но уж если есть под рукой копченая тюлька, черный хлеб и компания во всех отношениях приятных тебе людей, и все это таинство происходит в обстановке южного лета со всеми его атрибутами: запахом степи и моря, свежим порывистым ветром, шумом прибоя, ревущего вдали, да добавить ко всему еще и то, что вам по двадцать лет, вы здоровы и веселы, полны надежд и упований, и печень выплескивает алкогольдегидрогеназу в кровь огромными дозами и не дает впасть в прострацию, оставляя опьянение на уровне философских бесед, то стоит ли удивляться популярности этого дешевого нектара на Эвксинском, Северном и всех других флотах.

Отобедали они с удовольствием. Покурили, кто курил. Постояли немного у машины, а лейтенанта все не было.

- Пойдем, к морю сходим, - предложил Слон.

- А Мерин как же, вдруг вернется?

- Ничего, подождет, не барин.

Это был какой-то странный порыв. Идти было далеко, жарко, но всем вдруг нестерпимо захотелось к морю. И они пошли.

Степь была настоящей, такой, какой она обычно представляется жителям северных провинций империи. Сухая глинистая земля, множество каких-то колючек, которые нещадно цеплялись за одежду и мешали идти, сусличьи норы, желтая, выжженная солнцем трава. Мимо проносились шары перекати-поле, то большие, величиной с бурдюк вина в пятнадцать хой, то поменьше, бледно-серым цветом своим напоминая лунные глобусы. Все они мчались в одном направлении, высоко подпрыгивая на пригорках, целеустремленно и неумолимо, как марсианская конница, и, докатившись до обрыва, с мрачной решимостью бросались в море.
Так же бесцельно и решительно шли по степи пять матросов. Пронзительный ветер трепал синие робы, сек лица песчинками и старался сбить с ног. Он был плотный и по-настоящему твердый, подобно кнуту, который, изгибаясь в воздухе, кажется таким мягко-эластичным, но в момент удара как будто застывает мгновенно и превращается в карающую сталь. А ветер был кнутом шириной во всю поверхность тела. После удара он расслаивался, рассыпался на мелкие осколки и со свистом уносился прочь, чтобы через несколько секунд вернуться и ударить с другой стороны. Иногда он принимался дуть ровно, без порывов, навстречу, тогда воздух густел и становился вязким, и приходилось идти, словно разгребая кисель. В любом случае, ветер пронизывал насквозь, несмотря на палящее солнце, и внезапно им показалось, что это и есть Время, которое мчится мимо и сквозь тебя с огромной скоростью, безостановочно, пробивая в телах и душах миллиарды дыр и унося с собой отлетающие обломки. И с каждой секундой тебя становится все меньше и меньше, и ты знаешь и постоянно чувствуешь это - пожизненные страх и боль, а за все этим - черное небытие, и больше никогда, никогда, никогда?

Но в ответ ласково шумело море и переливалась волнами вечная юная земля: нет смерти, нет. Ведь миллионы раз проходили они здесь, так же, как сейчас, здесь и везде, мучаясь теми же вопросами и наслаждаясь такими же чувствами, проходили, когда были рядовыми римскими манипуляриями и мечтали о черной похлебке и отдыхе на берегу после долгого перехода, оторванные от родины и молодые, полные радостных чувственных ожиданий, тревожась от неизвестности неизведанного. Так же цеплялись колючки за стремена, когда они скакали к морю на своих быстроногих скифских лошадях, и Туртенок перепил кумысу и рассыпал стрелы по степи, а все остальные потешались над его нетвердой посадкой и бессвязными восторженными речами. Так же шли они к морю, забросив "шмайсеры" за спину, чтобы смыть с себя копоть многодневных боев, стараясь не думать об убитых своих и чужих, взяв наконец этот упорный проклятый город, и Пека все гладил пальцами в расстегнутом кармане кителя фотографию своей молодой жены, а Слон пытался вспомнить, где он читал про Херсонес - не у Плутарха ли.

"Нет смерти, нет," - стрекотали кузнечики. "Нет времени, ничто никуда не несется," - вторили им раскаленные, струящие жар камни. "Великая Мать качает нас в своих нежных руках и ни за что не даст нам упасть," - радостно пела какая-то степная пичуга, и белые облака согласно кивали своими крутолобыми головами.

Матросы дошли до обрыва и встали над морем строго и торжественно. Лягуш прочитал очистительную молитву и принес жертву Посейдону. "А вдруг смерти вообще нет, или, если есть, она какая-нибудь не мрачная и ужасная, а смешная и незначительная," - сказал внезапно, ни к кому не обращаясь, Компа, и они разом оглянулись назад, где на другом конце поля комично подпрыгивала, размахивала руками и кричала что-то злобное маленькая фигурка в белой фуражке.

Прошел этот день, прошли многие другие. Парки пряли свои нити, каждому по одной. Самое большое достижение в жизни Лягуша - это то, что он стал примерным семьянином. Теперь самое яркое событие в его жизни - выезд с семьей на шашлыки. Правда, к вящему неудовольствию жены, он иногда покупает с собой банку тюльки в томатном соусе и съедает ее один в какой-то непонятной задумчивости. Слон достиг вершин медицины, теперь он профессор и умница, единственная его странность - необъяснимая страсть к рисованию школьными акварельными красками, причем рисует он в основном степные пейзажи в блекло-зеленых тонах. Компа дослужился до начальника аптеки, что-то хитрит по-прежнему, не женился, не родил детей, так и есть - одинокий хитрец. По вечерам старательно пишет книгу, никому не рассказывает, о чем она, но название хорошее уже придумал - "Город солнца". Туртенок после службы довольно быстро спился в своем Выборге, теперь бомжует, есть большой шанс умереть под забором. Среди соратников осуждаем за барскую привычку пить белый крымский портвейн, как только появляется чуть побольше денег. Пека же метался по жизни отчаянно, все искал какую-то истину, потом однажды, после второго развода, повесил веревку на крюк люстры, наступил на спинку стула, и когда уже кровь бросилась в глаза красной пеленой и поплыло сознание, в памяти вдруг всплыл яркий солнечный отпечаток обычного летнего дня, похожий на доисторическую муху, застывшую в куске янтаря с блестящими от счастья последнего знания глазами - смерти нет.


Октябрь 1999

georg1
30-5-2017 03:35 georg1
В далёком 1986м году,я, карась,сдавши военник родному командиру партии,и с благоговением получив взамен паспорт моряка, загрузился в чрево белоснежного океанского лайнера.
А через два года услышал обыденное:
-А я вас туда ни посылала!..
Так началась моя взрослая жизнь...

edit log

Boris matros
16-6-2017 16:29 Boris matros
отмечусь, чтоб тема не потерялась)
georg1
18-6-2017 21:27 georg1
А тут модеры вообще существуют?
Чёйта прям какой то глухой тупичёк- Ни темы создать,ни модера нидозвацо...
ivbuzik
7-7-2017 17:57 ivbuzik
Реанимируем тему:
Списали штурмана с летной работы. Поехал к жене на родину, в деревню.
Жена просит председателя колхоза взять мужа на работу, председатель и спрашивает штурмана: - Что делать умеешь?
- Карты читаю, трассы прокладываю, считаю хорошо.
- Карты у нас только игральные, трасса одна до райцентра, а вот счетовод нужен. Видишь стадо коров в поле, сосчитай.
Штурман посмотрел на стадо, достал НЛ-10 (навигационная линейка), пошуровал и говорит: - 54.
Проверили, все верно.
- А вон на горизонте большое стадо коров, сколько? Штурман глянул на стадо, взял НЛ-10, пошуровал и говорит: - 327.
Проверили, опять все верно. Закусило колхозников, согнали всех своих коров, считай, говорят.
Штурман взглянул, взял НЛ-10, пошуровал туды-сюды и говорит: - 1243.
Два дня перепроверяли, сбивались три раза, но оказалось все правильно.
Председатель: - Беру тебя на работу, но расскажи, как это у тебя получается?
- Да ничего сложного, считаю количество сосков, делю на четыре и беру поправку на яйца.
NIL-O-NIL
3-10-2017 22:42 NIL-O-NIL
Подниму. Ну и почитаю на досуге.
georg1
14-10-2017 17:06 georg1
А я предлагаю назначить меня,как жирного флудера, начальником этого раздела.
Для его реанимации и дальнейшего развития.
Я конечно понимаю что админ будет сильно против,но зато я тут всех троллей пособираю...

edit log

PIRK
2-12-2017 08:21 PIRK
quote:
Изначально написано georg1:
А я предлагаю назначить меня,как жирного флудера, начальником этого раздела.
Для его реанимации и дальнейшего развития.
Я конечно понимаю что админ будет сильно против,но зато я тут всех троллей пособираю...

чет неразвил ты ничо...

georg1
4-12-2017 13:57 georg1
quote:
Изначально написано PIRK:

чет неразвил ты ничо...

Дык и тему то открыть ни могу...

Директор 2012
3-3-2018 04:57 Директор 2012
quote:
зато я тут всех троллей пособираю...

Зачем они тебе? Общацо не с кем?

quote:
Дык и тему то открыть ни могу...

Дык, попроси админа, мож че подправить в настройках надоть.

georg1
3-3-2018 21:47 georg1
quote:
Изначально написано Директор 2012:

Дык, попроси админа, мож че подправить в настройках надоть.

Да я как то задавал,сказали шо так спецом сотворили дабы такие как я с гумозной рожей...

Директор 2012
4-3-2018 16:10 Директор 2012
И што им твоя рожа не по ндраву, Жорик?
всего страниц: 50 : 123...4647484950

Guns.ru Talks
флейм
Первым делом мы испортим самолеты : ( 49 )