Guns.ru Talks
Литература и языкознание
Стихи, которые вызвали состояние "офигеть!" и которые тут же перечитал еще раз. ( 3 )

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: Стихи, которые вызвали состояние "офигеть!" и которые тут же перечитал еще раз.
xar
20-9-2009 09:22 xar персональное сообщение xar
первое сообщение в теме:
Не знаю у кого как , у меня это бывает очень, очень редко. Когда натыкаешся на такие стихи и читая их вдруг сердце сбивается с ритма. И ты останавливаешься и еще раз перечитываешь особо сильные строки. А потом еще раз сразу все стихотворение, смакуя каждую строчку. А потом закуриваешь, смотришь в окно и тихо говоришь "да....офигеть...", а в голове потом полдня крутятся особо понравившиеся узоры слов. Так было когда я впервые прочитал (еще даже не услышав запись) "Некому березу заломати" Башлачева. А недавно я наткнулся на поэта Дмитрия Растаева и вот на этом его стихотворении меня если честно торкнуло, хотя я думал что этого уже никогда не будет ибо любовная лирика стала раздражать а на другие темы мало кто пишет хорошие стихи. Вот, зацените:

http://www.stihi.ru/2005/08/12-1086

Прогулки с дочерью
Дмитрий Растаев

Неужели и ты постареешь когда-нибудь тоже,
В три согнувшись погибели будешь ходить по врачам,
Шебурша башмаками из полураспавшейся кожи,
Инвалидною палочкой слева-направо стуча?

Как же так, и тебя,
мой уютный,
мой юркий комочек -
Непослушница-челка, черешневый рот до ушей -
Где-то там, вдалеке, караулят бессонные ночи,
Злые крики соседей и пенсия в пару грошей?

Для того ли сейчас так нежны твои кошечки-ручки,
Твои ласточки-глазки летят высоко и легко,
Чтобы, годы спустя, записные больничные сучки
Стали тыкать тебе: <Ну-ка, ржавая, марш на укол!>

Что смирит меня с этим видением: ты - старушонка,
С полинялой авоськой плетешься в июльской пыли,
И румяные дети, свистя по-разбойничьи звонко,
В твой малюсенький горбик швыряют лохмотья земли?

Не хочу даже думать об этом, но правда упряма...
В старом фотоальбоме - гляди-ка, вот тут, в уголке,
Твоя бабушка - видишь? - моя неуклюжая мама,
Семилетняя куколка с плюшевой белкой в руке.

Ей, на карточке этой, пока еще годы не в горе:
Смейся, бегай, шали, будь собой, ни о чем не жалей...
А сегодня она еле-еле выходит во дворик,
И в глазах у неё ускользающий клин журавлей.

До чего же просты эти трезвые правила мира,
Как безжалостен он в трафарете своей правоты!
Я веду тебя в парк, покупаю ведёрко пломбира,
И, в ладошку целуя, шепчу: <Неужели и ты...>

Targot
23-8-2011 06:29 Targot персональное сообщение Targot
Александр Блок.

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Первый раз прочёл лет в 10 и до сих пор цепляет, когда Блока перечитываю.

edit log

Urich
23-8-2011 13:47 Urich персональное сообщение Urich

Вон Россия пашет и строгает,
и хлеба домашние печет.
Сдержанно правителей ругает,
но всему записывает счет.
А Москва в своей отдельной зоне
ходит цацей, сиськами тряся,
в привозном ворсинистом визоне,
из себя особенная вся.
Так ведь я, бродяжная столица,
знал тебя в баульные года!..
И еще мне долго будет сниться
трехвокзальной площади орда,
мыльный дух и храпа кубатура,
мусоров правоохранный раж.
Пофорси покуда, девка-дура,
локотком промеривай метраж!
На тебе наряд цветками вышит...
Только знай: с восхода до темна
за твоей спиной молчит и дышит
все тебе прощавшая страна.

Геннадий Русаков

EgorT
27-8-2011 12:28 EgorT персональное сообщение EgorT
РАССТРЕЛ
Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать;
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.

Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.

Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня!-
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.

Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.

Но, сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг!

Владимир Набоков
1927, Берлин

MAXHO
1-9-2011 13:41 MAXHO персональное сообщение MAXHO
Победа, победа... Два людоеда подрались тысячу лет назад. И два твоих прадеда, два моих деда, теряя руки, из ада в ад, теряя ноги, по Смоленской дороге по старой топали на восход, потом обратно. "... и славы ратной достигли, как грится, не посрамили! Да здравствует этот... бля... во всем мире... солоночку передайте! А вы, в платочках, тишей рыдайте. В стороночке и не группой. А вы, грудастые, идите рожайте. И постарайтесь крупных. Чтоб сразу в гвардию. Чтоб леопардию, в смысле, тигру вражьему руками башню бы отрывали... ик! хули вы передали? это перечница..."
А копеечница - это бабка, ждущая, когда выпьют. Давно откричала болотной выпью, отплакала, невернувшихся схоронила, на стенке фото братской могилой четыре штуки, были бы внуки, они б спросили, бабушка, кто вот эти четыле...

"Это Иван. Почасту был пьян, ходил враскоряку, сидел за драку, с Галей жил по второму браку, их в атаку горстку оставшуюся подняли, я письмо читала у Гали, сам писал, да послал не сам, дырка красная, девять грамм.

А это Федор. Федя мой. Помню, пару ведер несу домой, а он маленький, дайте, маменька, помогу, а сам ростом с мою ногу, тяжело, а все-ж таки ни гу-гу, несет, в сорок третьем, под новый год, шальным снарядом, с окопом рядом, говорят, ходил за водой с канистрой, тишина была, и вдруг выстрел.

А это Андрей. Все морей хотел повидать да чаек, да в танкисты послал начальник, да в танкистах не ездят долго, не "волга", до госпиталя дожил, на столе прям руки ему сложил хирург, Бранденбург, в самом уже конце, а я только что об отце такую же получила, выла.

А это Степан. Первый мой и последний. Буду, говорит, дед столетний, я те, бабке, вдую ишо на старческий посошок, сыновей народим мешок и дочек полный кулечек, ты давай-ка спрячь свой платочек, живы мы и целы пока, четыре жилистых мужика, батя с сынами, не беги с нами, не смеши знамя, не плачь, любаня моя, не плачь, мы вернемся все, будет черный грач ходить по вспаханной полосе, и четыре шапки будут висеть, мы вернемся все, по ночной росе, поплачь, любаня моя, поплачь, и гляди на нас, здесь мы все в анфас, Иван, Федор, Андрей, Степан, налей за нас которому, кто не пьян..."

Евгений Шестаков

Urich
1-9-2011 15:09 Urich персональное сообщение Urich
Нурислан ИБРАГИМОВ
Между нами опять расстоянье,
Перемена погоды и мест.
Неужели прощенье, прощанье -
Наш с тобою пожизненный крест?
Ничего, ты побудь недотрогой,
Мы еще наши травы примнем.
Опоясалось поле дорогой,
Как широким солдатским ремнем.
В мире нет ничего совершенней,
Чем земли этой теплый живот.
Только призрак великих сражений
Омрачает над ней небосвод.
И протяжные песни поются,
И овраги пропахли золой.
И во все времена расстаются
Муж с женою, как небо с землей.
Расстаются сплетенные руки,
Без надежды увидеться вновь
Расстаются друзья и подруги,
Расстается с любовью любовь.
И с душой, как с последним богатством,
Спит Россия под гнетом вины.
В деревнях с натуральным хозяйством,
С погребами на случай войны.

Виталик
13-9-2011 17:39 Виталик персональное сообщение Виталик
Санька Котов прошел пол-Европы
И в Берлине закончил войну.
Медсанбатами трижды заштопан,
Долгожданную встретил весну.
Он прошел от ворот своих Нарвских
До чужих Бранденбургских ворот,
И пронес на погонах сержантских
Все, чем санькин гремит народ.
В лычках трех ленинградскую славу,
Петроградскую ярость и боль,
Петербургскую гордость державы
Под обстрелом носил он с собой.
Дрался Саня за слезы любимой,
За зарытый в земле Летний сад,
За любимого города гимн,
За родимый свой Ленинград.
Иногда в тишине на полянке
Перед боем, чтоб стать еще злей,
Вспоминал Саня Котов Фонтанку,
Как на лодке гонялся по ней.
И вздымалась волна штормовая,
И без промаха бил автомат,
И Звезда на груди золотая
В полный рост поднимала солдат.
В ночь одну становились друзьями
Парень с Волги и парень с Невы,
Чтоб наутро, махнувшись часами,
Разойтись по окопам своим.
Натерялся товарищей Саня -
Ни сказать, ни пером описать,
С Барнаула, с Одессы, с Рязани -
Всех не вспомнить и не сосчитать.
Но за всех заплативши с лихвою,
Он вернулся с победой домой,
Ленинградский прославленный воин,
Как свой город, опять молодой.
И он рад, что все в полном порядке,
Что назло милицейским постам
Бьют ребята на Средней Рогатке
Из рогаток по воробьям.

Подсадная Утка
Рэдъярд КИПЛИНГ

ЗАПОВЕДЬ

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть чac не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть, и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег,
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

(Перевод М.Лозинского)

polkovnik
15-9-2011 10:21 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Отличное стихотворение.
Urich
15-9-2011 11:15 Urich персональное сообщение Urich
Сегодня по ТВ "Знание" прослушал отличную лекцию о творчестве Тютчева.
ГЕНИЙ!
Но апологетом для меня не стал. Уж больно своеобразен...
Поэзия штука тонкая...
Всегда думал, что это Пушкин-
Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.
Ан нет!
А. К. Толстой
Киплинг чегой-то не вставляет. (а его здесь многовато)
Нах он нужен, если мы и Есенина с Рубцовым забываем...
имхо, но готов...
Подсадная Утка
КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ДЛЯ СЕБЯ
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
каждый выбирает для себя.
Каждый выбирает по себе
слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
меру окончательной расплаты
каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже - как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя.

Юрий Левитанский

Urich
17-9-2011 11:17 Urich персональное сообщение Urich
Юрий Давыдович Левитанский

Всего и надо, что вглядеться,- боже мой,
Всего и дела, что внимательно вглядеться,-
И не уйдешь, и некуда уже не деться
От этих глаз, от их внезапной глубины.

Всего и надо, что вчитаться,- боже мой,
Всего и дела, что помедлить над строкою -
Не пролистнуть нетерпеливою рукою,
А задержаться, прочитать и перечесть.

Припев:
Мне тем и горек мой сегодняшний удел -
Покуда мнил себя судьей, в пророки метил,
Каких сокровищ под ногами не заметил,
Каких созвездий в небесах не разглядел!


Мне жаль не узнанной до времени строки.
И все ж строка - она со временем прочтется,
И перечтется много раз и ей зачтется,
И все, что было с ней, останется при ней.

Но вот глаза - они уходят навсегда,
Как некий мир, который так и не открыли,
Как некий Рим, который так и не отрыли,
И не отрыть уже, и в этом вся беда.

Припев.

Но мне и вас немного жаль, мне жаль и вас,
За то, что суетно так жили, так спешили,
Что и не знаете, чего себя лишили,
И не узнаете, и в этом вся печаль.

А впрочем, я вам не судья. Я жил как все.
Вначале слово безраздельно мной владело.
А дело было после, после было дело,
И в этом дело все, и в этом вся печаль.

ПРипев:

EgorT
27-9-2011 19:12 EgorT персональное сообщение EgorT
В РАЗВЕДКЕ

Поворачивали дула
В синем холоде штыков,
И звезда на нас взглянула
Из-за дымных облаков.

Наши кони шли понуро,
Слабо чуя повода.
Я сказал ему: - Меркурий
Называется звезда.

Перед боем больно тускло
Свет свой синий звезды льют...
И спросил он:
- А по-русски
Как Меркурия зовут?

Он сурово ждал ответа;
И ушла за облака
Иностранная планета,
Испугалась мужика.

Тихо, тихо...
Редко, редко
Донесется скрип телег.
Мы с утра ушли в разведку,
Степь и травы - наш ночлег.

Тихо, тихо...
Мелко, мелко
Полночь брызнула свинцом,-
Мы попали в перестрелку,
Мы отсюда не уйдем.

Я сказал ему чуть слышно:
- Нам не выдержать огня.
Поворачивай-ка дышло,
Поворачивай коня.

Как мы шли в ночную сырость,
Как бежали мы сквозь тьму -
Мы не скажем командиру,
Не расскажем никому.

Он взглянул из-под папахи,
Он ответил:
- Наплевать!
Мы не зайцы, чтобы в страхе
От охотника бежать.

Как я встану перед миром,
Как он взглянет на меня,
Как скажу я командиру,
Что бежал из-под огня?

Лучше я, ночной порою
Погибая на седле,
Буду счастлив под землею,
Чем несчастен на земле.

Полночь пулями стучала,
Смерть в полуночи брела,
Пуля в лоб ему попала,
Пуля в грудь мою вошла.

Ночь звенела стременами,
Волочились повода,
И Меркурий плыл над нами,
Иностранная звезда.

1927

Шмель 82
19-10-2011 22:01 Шмель 82 персональное сообщение Шмель 82
Понравилось. А автор?
EgorT
20-10-2011 00:32 EgorT персональное сообщение EgorT
Михаил Аркадьевич Светлов (Шинкман)
Мелкотравчатый
history.myriads.ru

БАЛЛАДА О КРОВАВОЙ ОДЕЖДЕ

Где гордо вознесся средь мирных долин
Стольный град Беневент, страны властелин,
В тот час, когда запад окрасил в кармин
Шатры паладинов, грозы сарацин,
Накануне турнира, без свиты, один,
Юный паж спустился в лагерь с вершин.
"Где, укажите мне, здесь чужанин,
Томас из Кента, Британии сын? "
Вот скромный шатер: сквозь вечерний туман
Блестит в нем только доспехов чекан,
И статный силач из страны англичан
Сам правит в кольчуге какой-то изъян
(Позвать оружейника - тощ карман).
Он завтра в доспехи оденет свой стан,
И завтра увидят, как смел он и рьян,
Дама его и святой Иоанн.
"Хозяйка моя, - юный паж сказал, -
Госпожа Беневента, ты же так мал,
Из ничтожнейших самый ничтожный вассал.
Но тот, кто мечтает о высях скал,
Перепрыгнуть должен бездонный провал
И должен быть так безрассудно удал,
Чтоб все увидали, что он не бахвал,
Что дерзость он доблестью оправдал".
Рыцарь снова склонился - так чтят алтари, -
А юный посланец молвил: "Смотри,
Вот сорочка: в ней спит от зари до зари
Моя госпожа. Ты прочь убери
Щит, кольчугу и шлем, и душой воспари,
И в сорочке льняной чудеса сотвори,
Бейся, как бьются богатыри,
И покрой себя славой или умри".
Сорочку рыцарь берет не смутясь.
Он к сердцу прижал ее: "Дамы приказ
Я выполню, - молвил он, - всем напоказ,
Буду биться без лат, ничего не страшась,
Но коль не погибну на этот раз,
То для леди придет испытанья час".
Здесь кончается, так уж ведется у нас,
О кровавой одежде первый сказ.

СКАЗ ВТОРОЙ

Вот в день Иоанна восток заалел,
На ристалище каждый обрел свой удел:
Копья с треском ломались, и меч разил,
Победителям - честь, павшим - темень могил.
Там много свершилось геройских дел,
Но тот был особо удал и смел,
Кто сражался без лат, покрытый льняной
Девической тонкой сорочкой ночной.
Одни нанесли ему множество ран,
Но другие щадили прекрасный стан,
Говоря: "Видно, здесь обещанье дано,
А за верность убить паладина грешно".
Вот герцог свой жезл опустил - и турнир
Окончен, фанфары вещают мир.
Но кто ж победил, что герольды гласят?
То рыцарь Сорочки, что бился без лат.
Собиралась леди на пир во дворец
И на мессу во храм. Вдруг мчится гонец
И покров подает ей, ужасный на вид:
Он изрублен мечами, разорван, пробит,
С конских морд на нем пена, и пыль, и грязь,
И пурпурная кровь на нем запеклась.
И с мизинчик миледи, с ее ноготок
Не остался там чистым ткани клочок.
"Сэр Томас, чья родина - дальний Кент,
Шлет покров тот миледи в ее Беневент.
Кто упасть не боится - сорвет себе плод,
Перепрыгнув бездну - до цели дойдет.
Господин мой сказал: "Жизнь я ставил в залог,
Доказать свою верность настал твой срок.
Повелевшая снять мне и латы и шлем,
Пусть открыто объявит об этом всем.
Я хочу, чтобы леди в кровавый наряд,
Который я ей посылаю назад,
В свой черед облеклась. Ткань от крови красна,
Но позорного там не найдешь ты пятна".
Зарделась миледи от этих слов,
Но прижала к устам кровавый покров:
"И замок и храм, господину скажи,
Увидят верность его госпожи".
Когда же на мессу двинулось в храм
Шествие знатных вельмож и дам,
Миледи была - видел весь Беневент -
В кровавой сорочке сверх кружев и лент.
И позже за трапезой пышной она,
Отцу поднося его кубок вина,
Сверх мантии - все лицезрели кругом -
Покрыта кровавым была полотном.
И шепот пошел по блестящим рядам,
Ужимки, смешки кавалеров и дам,
И герцог, смущеньем и гневом объят,
Метнул на виновную грозный взгляд:
"Ты смело призналась в безумье своем,
Но скоро жестоко раскаешься в том:
Вы оба - ты, Томас, и ты, моя дочь, -
Из Беневента ступайте прочь! "
Тут Томас поднялся, шатаясь от ран,
Но духом все так же отважен и рьян.
"Как кравчий - вино, так щедро в бою
Я кровь свою пролил за дочь твою.
Ты как нищую гонишь ее из ворот,
Я ж супругу свою охраню от невзгод.
И не станет она вспоминать Беневент,
Госпожою вступив в мое графство Кент".

dustman
27-10-2011 17:42 dustman персональное сообщение dustman
Александр Галич

Я считал слонов и в нечет и в чет,
И все-таки я не уснул,
И тут явился ко мне мой черт,
И уселся верхом на стул.

И сказал мой черт :"Ну, как, старина,
Ну, как же мы порешим?
Подпишем союз, и айда в стремена,
И еще чуток погрешим!

И ты можешь лгать, и можешь блудить,
И друзей предавать гуртом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, потом!

Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все - как один!

И ты поймешь, что нет над тобой суда,
Нет проклятия прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь - да!
И вместе со всеми - нет!

И ты будешь волков на земле плодить,
И учить их вилять хвостом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми,- потом!

И что душа? - Прошлогодний снег!
А глядишь - пронесет и так!
В наш атомный век, в наш каменный век,
На совесть цена пятак!

И кому оно нужно, это добро,
Если всем дорога - в золу...
Так давай же, бери, старина, перо!
И вот здесь распишись, в углу ".

Тут черт потрогал мизинцем бровь...
И придвинул ко мне флакон,
И я спросил его: "Это кровь?"
"Чернила", - ответил он...
Аллилуя, аллилуя!
"Чернила ", - ответил он

PS По-моему на предыдущих страницах не было... Одно из любимых произведений...

karaja
3-12-2011 21:39 karaja персональное сообщение karaja
Русская рулетка


Молча глядя в дуло пистолета
Понимаю, что пора курить.
Замечаю, как уходит лето.
Забываю то, что не забыть.
И привычным жестом вынимая
Пять, оставив лишь один,
Барабан я медленно вращаю
Среди выцветших, облупленных картин.
Ухмыльнувшись замершей секунде,
Молча нажимаю на курок:
Интересно, что же дальше будет?
Щелк:

Затянувшись, посмотрел на свечи,
Отхлебнул вина из хрусталя:
За окном умрет уж скоро вечер,
А, возможно, с ним умру и я.
Осторожно, не спугнуть чтоб солнце,
Полустертое клыками острых гор,
Дым свиваю я в причудливые кольца,
Продолжаю с пистолетом спор.
Что же будет там, в конце нарезки?
Может, кровью я заляпаю весь стол
На секундном временном отрезке?
Щелк:

Значит, будем дальше прорываться,
Верещагин, ты наверно прав.
И со смертью просто разобраться,
Заповеди книжные поправ.
Дым вдохнул и выдохнул струею,
Посмотрел на умерший закат:
Что ж завеса смерти приоткроет?
Разъяснит, кто прав, кто виноват?
Или все банально, как картины
На моих темнеющих стенах?
Что-то мне судьба на картах кинет?
БАХ.......(с)

----------
Хорошо смеётся тот-кто стреляет первым....

karaja
3-12-2011 21:43 karaja персональное сообщение karaja
Последний бой у старой цитадели,
У башни, что нависла над обрывом,
Собрались все, кто в битве уцелели,
И попрощались молча, торопливо.
И на краю, спиной упершись в небо,
Плечом к плечу, в последний строй свой встали.
И друг за другом уходили в небыль,
Неся кровавый росчерк острой стали.
И кровь струилась, алая на черном,
Достанет ли вам духу, менестрели,
Воспеть геройство обреченных,
Погибших без надежды и без цели?
С трудом еще в свою победу веря,
Враги идут безмолвные, как тени.
А я, с усмешкой загнанного зверя,
Отбросил щит на стертые ступени,
Пусть подождет меня еще минуту
Чертог забвенья, мрака и печали -
Остатком жизни смерть неся кому-то,
Я шел в последний бой с двумя мечами.
Вам этот бой запомнится надолго,
Полет клинков, рассекших мир на части,
Последний хрип затравленного волка
И два меча, как проклятое счастье.
Какая мне еще нужна награда? -
Лишь только жизнь уйдет в последнем стоне,
Я упаду красиво, как в балладах,
Сжав рукояти в стынущих ладонях...(c)

----------
Хорошо смеётся тот-кто стреляет первым....

karaja
3-12-2011 21:47 karaja персональное сообщение karaja
Потеха, ей богу, потеха,
Держите, а то упаду! -
Прекрасная комната смеха
Открыта у нас в горсаду.
За самую низкую плату -
Двенадцать волшебных зеркал.
Товарищ, а где тут поплакать?
Я друга вчера потерял.
Да, видно, уж выплакал очи,
Как в холоде-голоде рос,-
А вот бы зайти на часочек
В прекрасную комнату слез.(с)

----------
Хорошо смеётся тот-кто стреляет первым....

karaja
3-12-2011 21:49 karaja персональное сообщение karaja
У одиночества небритое лицо,
Затяжку сочетая и глоток,
Оно потягивает красное винцо
И белый дым пускает в потолок.

Оно всегда встает не с той ноги.
Полно проблем,не ладятся дела.
Что остается?-в столбик складывать долги
На полировке пыльного стола.

У одиночества печальные глаза,
Однако всем на это наплевать!
Оно глотает в день 4 колеса,
Чтобы подальше мысли отогнать!

У одиночества все валится из рук;
Не много сил осталось у него,
Чтоб выбегать на померещившийся стук
И видеть,что за дверью... НИКОГО......(с)

----------
Хорошо смеётся тот-кто стреляет первым....

karaja
3-12-2011 21:53 karaja персональное сообщение karaja
Необратимость

За мутным немытым окном, выходящим на север,
Стакан за стаканом вливая в иссохшую глотку,
Чумная старуха в изношенных грязных колготках
Глядит через дырочки тюля, как плюшевый цербер
Заходится тявканьем. Вторит старуха дворняге -
Её глупый смех переходит в прокуренный кашель.
Забрызгав подобье фиалки слюною и кашей,
Она затихает и вновь наполняет из фляги
Дешёвым горючим гранёную липкую тару:

:А помнишь, Кармен, ты когда-то пила из бокалов
Напитки богов и цветастою птичкой порхала,
Меняя пажей на пижонов? Любовным нектаром
Косила, как смерть на войне, только самых заметных:
От чуть лысоватых (душой молодых) ловеласов
До старцев-идальго - почтенных мужей седовласых,
Врываясь в их жизни, неслась вертихвосткой-кометой.
А помнишь, Кармен, первый завтрак с любимым в постели
Под звук патефона, шипящего голосом томным?
А помнишь, казалась тебе отвратительно-тёмной
Душа старушенции, тихо бубнящей за стенкой?
А помнишь, как маленькой девочкой по коридору
Бежала, играя в пятнашки с соседским мальчишкой?
А помнишь нелепый рояль с поцарапанной крышкой
И первый урок с <сольфеджисткой> (там что-то про <дО-ре:> )?
А помнишь? А помнишь? А помнишь, какими все были?

:Загнулась фиалка: издох под колёсами цербер:
За мутным немытым окном, выходящим на север,
Невидима фляга под слоем слежавшейся пыли с)

----------
Хорошо смеётся тот-кто стреляет первым....

polkovnik
12-1-2012 11:35 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Неожиданно... Действительно "офигеть".
KsBB
12-1-2012 13:27 KsBB персональное сообщение KsBB
Спасибочки..Моя капля..из 2000..
..Умирают деревни России.
Зарастают тоской и бедой;
Отгармонили,отголосили,
И рассеялся смех молодой.
Покосились пустые домины,
Лебеда закрывает кресты,
И в бурьяне поля и долины,
И порушены речек мосты.
Родники закрываются тиной,
И в колодцах болотная муть,
И не радуют воды путиной,
Воздух легких-отравная жуть.
Электричества чудо пропало,
И в разрывах пустых проводов
Затерялось(ни много-ни мало)-
Полстраны в бездорожьи оков.
Испоганили землю мы дедов,
Заблудившись,пришли в никуда.
Ни пути,ни Христа,ни заветов.
Впереди,лишь,беда,да беда..
Шмель 82
15-1-2012 22:27 Шмель 82 персональное сообщение Шмель 82
Даа... Только снова просьба - подписывайте авторов, для общего развития )
KsBB
16-1-2012 01:58 KsBB персональное сообщение KsBB
Подписывают чужое.Нет-своеИМХО))
Lexa73
16-1-2012 11:25 Lexa73 персональное сообщение Lexa73
quote:
Originally posted by Hotmysl:

Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!


...офигеть
Dronord
18-1-2012 09:25 Dronord персональное сообщение Dronord
www.youtube.com

----------
во всём есть всё..

Dronord
18-1-2012 09:40 Dronord персональное сообщение Dronord
Дублирую ссылку, которую разместил сначала в другой теме. Совершенно потрясающие стихи Блока.. В отличном испонении Машкова (не сочтите за рекламу банка)

www.youtube.com

----------
во всём есть всё..

Новгородец
29-2-2012 15:03 Новгородец персональное сообщение Новгородец
Мой ангел-хранитель - немного скептик,
Такой же, как я сама.
Насыпаны перья в тугой конвертик,
Откроешь - придет зима.
Он скажет насмешливо: <Нужен кальций,
Вот - крылья уже не те:"
Коснется губами замерзших пальцев,
И скроется в высоте.
Он знает, что я по нему скучаю
И снова придет чуть свет.
Заварит на кухне покрепче чаю,
Поправит упавший плед,
Присядет устало у изголовья
И тронет меня за нос.
Не спишь? Хитрый прищур сквозит любовью.
Варенья тебе принес.
Ты знаешь, вчера вызывали к Богу,
Ругали тебя опять.
А я им сказал - не судите строго,
Ну что с нее, глупой, взять?
Вы дайте ей чуточку вдохновенья
И будет не до грехов
И Бог передал мне с собой варенья
Для лучших твоих стихов .
Смеется лукаво. Совсем не верит
В чудесную эту чушь.
Холодной ладонью мой жар проверит,
Вздохнет, поплетется в душ.
Вернувшись растянется в старом кресле,
Допьет свой остывший чай,
И мой недочитанный томик Гессе
Заложит пером с плеча.
Эндрюблейк
1-3-2012 11:15 Эндрюблейк персональное сообщение Эндрюблейк
quote:
Originally posted by Hotmysl:
Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!
А

неожиданно

KOVI
2-3-2012 00:30 KOVI персональное сообщение KOVI
Мой черный человек в костюме сером!..
Он был министром, домуправом, офицером,
Как злобный клоун он менял личины
И бил под дых, внезапно, без причины.

И, улыбаясь, мне ломали крылья,
Мой хрип порой похожим был на вой,
И я немел от боли и бессилья
И лишь шептал: "Спасибо, что живой".

Я суеверен был, искал приметы,
Что мол, пройдет, терпи, все ерунда...
Я даже прорывался в кабинеты
И зарекался: "Больше - никогда!"

Вокруг меня кликуши голосили:
"В Париж мотает, словно мы в Тюмень,-
Пора такого выгнать из России!
Давно пора,- видать, начальству лень".

Судачили про дачу и зарплату:
Мол, денег прорва, по ночам кую.
Я все отдам - берите без доплаты
Трехкомнатную камеру мою.

И мне давали добрые советы,
Чуть свысока похлопав по плечу,
Мои друзья - известные поэты:
Не стоит рифмовать "кричу - торчу".

И лопнула во мне терпенья жила -
И я со смертью перешел на ты,
Она давно возле меня кружила,
Побаивалась только хрипоты.

Я от суда скрываться не намерен:
Коль призовут - отвечу на вопрос.
Я до секунд всю жизнь свою измерил
И худо-бедно, но тащил свой воз.

Но знаю я, что лживо, а что свято,-
Я это понял все-таки давно.
Мой путь один, всего один, ребята,-
Мне выбора, по счастью, не дано.

1979 Высоцкий...

polkovnik
19-4-2012 15:18 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Благодаря теме, открытой форумчанином Gopblin, я познакомился с творчеством Леонида Серого - ветерана ВОВ, ушедшего на фронт в 16 лет и прошедшего войну до конца. До сих пор нахожусь под впечатлением. Слов не найду, чтобы передать их. Почитайте лучше сами.


Я когда её увидел – будто врезали под дых
Деревенскому сибирскому подростку.
Может помните актрису по фамилии Седых,
Что сыграла героиню из "Морозко" -

Точка в точку. Будто кто-то написал её портрет.
И сошлись кипейный май с вечерним светом,
Да пригожая дивчина, да мои семнадцать лет,
Что должны были исполниться тем летом.

Разомлел под теплым ветром старый Кубинский перрон,
Заструился запах ландышей из леса.
Первый раз любовь приходит с неожиданных сторон.
Про себя я называл её - "Принцесса".

И как будто кто-то встроил, исправляя звукоряд,
В резкий гул перрона ласковую скрипку.
До сих пор я четко помню каждый жест её и взгляд,
И поныне помню каждую улыбку.

Я частенько вспоминаю ту далёкую весну -
Как прекрасно было это опьяненье!..
В двух вагонах, уезжая не на отдых - на войну,
Разместилось наше горе-пополненье.

В наш товарный посадили тёртых, опытных бойцов,
Кучу битых мужиков, крещеных кровью.
Сотни две, почти две роты добровольцев-"молодцов",
Взятых из госпиталей по Подмосковью.

А в плацкартный поналезли хитроватые братки,
Их в одном купе по трое, да по двое.
Ох, весёлые ребята. Все в наколках. Шутники!
В общем урки, только что-то без конвоя.

Эти в мягком веселились – мол, мохнатая рука.
Мы же веток наломали в ближней роще,
Не завидуя комфорту. Знали – из товарняка
При бомбёжке выбегать намного проще.

А вокруг моей "Принцессы" не стихала болтовня,
Все старались услужить "прекрасной даме",
Я стоял в сторонке молча, уж какой там из меня
Кавалер, с моим-то ростом и годами.

Что я чувствовал при этом, надо было понимать -
Мы ведь жили, женщин свято почитая.
Та, что лет на десять старше, мне была уже как мать
И, почти как мать, такая же святая.

Мне о грешном-то в те годы сложно было рассудить,
Я по молодости думал что влюбиться –
Это взять за белы руки, под божничку посадить
И до смерти как на ангела молиться.

А один из "тех", кудрявый, и с фамилией Кудряш,
Рассыпал ей комплементы многословно,
Всё пытался прикоснуться и, видать войдя в кураж,
Звал то - "Олечка", то величал - "Петровна".

К областям освобожденным уходил народ рекой
И царила на путях неразбериха.
Командир сопровожденья, уступив, махнул рукой
- Ладно, бог с ней, пусть садится. Только тихо.

Вот что странно - в лихолетье голодала вся страна,
А в плацкартном и печенье и конфеты,
А у нашего вагона лишь медали-ордена
Да ещё у многих белые билеты.

И всю ночь бойцы делились меж собою шепотком
Ратным опытом, что на фронтах скопили,
Да рассказывали с мрачным и жестоким юморком
Про весёлое – где, как, кого убили.

И всю ночь под стук вагонный да под эти голоса
Я не мог уснуть и, словно наважденье,
Всё стояли предо мною васильковые глаза
Неземного, видит бог, происхожденья.

Моросящий дождь под утро спрятал солнце от земли,
Хмарь тоскливая ползла по небосклону.
Поезд встал и ноги сами мальчугана понесли
К пассажирскому соседнему вагону.

Паровоз на водокачке заправлялся и пыхтел,
Солдатня под хмурым небом разминалась
И вагон, по всем приметам, совершенно опустел,
Только Оля всё никак не появлялась.

А кудрявый, намекая на смятение моё,
Усмехнулся – Что, пропала брат невеста?
И добавил, бросив в лужу чьё-то женское бельё
- Ну… Сошла она. Доехала до места.

Я стоял недоумённо у железного пути,
По наивности пытаясь разобраться
- Ничего не понимаю. Как она могла сойти?
Мы-ж нигде не останавливались братцы.

Простодушно удивлялся – Это что за чудеса,
Разве может человек пропасть куда-то?
А товарищи постарше только прятали глаза
Или хмурились, но как-то виновато.

Лишь сержант Белов сказал мне: - Что им зекам-сволочам,
Позабавились и выбросили в поле.
Бабы дуры – выбирают по красивым по речам,
Успокойся Серый, нету больше Оли.

Я всё понял… И как будто что-то рухнуло в душе.
Голова на время выключилась тоже.
А когда очнулся, вижу, что сижу на Кудряше
И луплю его лежащего по роже.

Мне бы камень или палку – был бы парень без башки.
Нет! Один мазутный гравий под руками.
Я долбил его, не чуя как меня его дружки
"Успокаивали" в голову пинками.

И зашёлся в дикой злобе захолустный перегон,
И упал на землю сплюнутый окурок,
И пошла на стенку стенка – их вагон на наш вагон,
И захакали стрелки ломая урок.

А кудрявый подомною он… Он даже не вопил,
Он визжал и скрёб о землю сапогами.
Там была уже не драка. Я его уже не бил,
Я его как собачонок рвал зубами.

Лейтенанты так кричали, что сорвали голоса,
Тоже били всех подряд и крыли матом,
Вынимали пистолеты и палили в небеса,
Угрожая и расстрелом и штрафбатом.

Инцедент тогда замяли, нас никто не стал "сдавать",
Командирам неприятности нужны-ли?
Ветераны-то привыкли в рукопашных убивать
И двоих, таки, до смерти приложили.

Что меня не расстреляли – тут мне просто повезло
Этим майским утром горестным и хмурым.
Ну а урки всё смеялись вызывающе и зло,
Всё глядели с обещающим прищуром.

Я не знаю, как бы прожил жизнь военную свою
В окруженье этих гаденьких ухмылок,
Только все они погибли в самом первом же бою.
Половина - от ранения в затылок.

edit log

polkovnik
19-4-2012 15:41 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Ну и еще одно произведение Леонида Серого. Пожалуй, особо впечатлительным и людям с хорошим воображением читать его не стоит.


Под светом утренних полупрозрачных звёзд
Горел Чернигов от гвардейских миномётов.
Чуть слева щерил железнодорожный мост
Стальные зубы искорёженных пролётов.

И лёжа там, в кустах, на берегу речном,
Я ощущал, как став зыбуче-неспокойной,
Планета билась и ходила ходуном
От двухминутной артподдержки дальнобойной.

Земля стонала и, дрожа до глубины,
Как дети, прячась под подушку головою,
Пыталась спрятаться от ужаса войны
Под опадающей осеннею листвою…

Сапёры ночью постарались, как могли –
Спилив на брёвна близлежащие дубравы,
Ценою жизней, под обстрелом, навели
Через Десну всего две нитки переправы.

Но хорошо - Десна-река не широка.
Огромный плюс в игре со смертью в кошки-мышки.
Есть даже мели для последнего броска
После короткой двухминутной передышки.

Ну всё стрелки. Теперь - кому что суждено.
Пошла зелёная ракета. С богом! Черти.
Кому на правый берег – в бой, кому на дно,
Кому к бессмертию, кому к безвестной смерти.

И началось!... На спинах скатками шинель,
Скатилась вниз пехота темными валами,
Кто по мосткам, кто просто вплавь, кто через мель,
Держа оружие повыше над волнами.

Их артиллерия проснулась вдалеке –
"Благоприятного" момента ждали, гады.
Взревели гаубицы, целясь по реке,
Завыли следом минометные снаряды

И стали, нашей артиллерии в ответ,
Кромсать атаку мясорубкою фугасной.
В Десне осенняя вода сменила цвет,
За полминуты боя став кроваво-красной.

Глаза от грохота давило из глазниц,
От гари солнце восходящее поблекло.
Весь Дантов ад – приют изнеженных девиц,
Курорт на море, по сравненью с этим пеклом.

Ошмётки мяса с неба сыпались как град,
Дыханье взрывов било - не вздохнуть не охнуть.
Я не боялся угодить, там, под снаряд,
Я, там, боялся от разрыва сердца сдохнуть.

И, плохо плавая, помчался на мостки –
Мне интуиция дорогу подсказала,
А там вода столбами взрывов из реки
Кувшинки под ноги охапками бросала.

Вот это месиво солдат и подвело!
Мир справа лопнул, закатив мне оплеуху,
И по траве в одно мгновение смело
Меня взрывной волной с настила словно муху.

Я, уцепившись за бревенчатый каркас,
От потрясения в себя пришёл не сразу.
Упавших в воду не спасать – таков приказ,
А на войне не обсуждаются приказы.

И смутно, сквозь полусознательный туман
Смотрел – как, в чистеньком и новеньком мундире,
Вдоль по пустым уже мосткам шел капитан,
Небрежно, так, как на прогулке или в тире.

Он широко на брёвнах ноги расставлял,
А по погонам судя, был из "комитета",
И в тех, кто мешкал иль сознание терял,
Он, целясь в головы, стрелял из пистолета.

Быть может, смелость выставляя напоказ,
Он, исполняя долг, слегка перестарался,
Наверно кто-то дал ему такой приказ,
А он приказы обсуждать не собирался…

Поток холодный мне сознанье воскресил,
И я дышать старался медленно и ровно,
Мне надо было накопить побольше сил,
Чтобы залезть на неотёсанные брёвна.

Вцепиться некуда, но надо заползти,
Тянуть нельзя. Любой вояка понимает –
Снаряд, упавший в воду метрах в двадцати,
Волной подводной весь хребет переломает.

Я не успел… А капитан не опоздал.
Ну, вот и всё, ребята - песенка допета…
А он стоял спокойно и чего-то ждал,
Направив в голову мне дуло пистолета.

Не знаю, чья рука, какие голоса,
Его надолго удержали от расстрела.
Я смерти очень много раз глядел в глаза,
А тут - она в мои внимательно смотрела…

Врешь, не возьмешь! Мне слишком рано на погост!
Во много худших переделках я не сгинул,
И, захрипев, винтовку бросил на помост,
И, матерясь, туда же тело перекинул.

Осталось малое - догнать однополчан.
Теперь уж, коли не убьют, так будем живы.
Я прокричал ему - Спасибо капитан!
А он с усмешкой - Ладно, не за что, служивый!

И я, пригнувшись, через поле, напрямик,
Вслед за идущей в бой дивизией помчался.
А капитан тот, был решительный мужик
И под ударами разрывов не склонялся.

Он, не спеша и не скрываясь от огня,
Пошел спокойно по своим делам кровавым.
Не знаю, что тогда заставило меня
Вновь оглянуться в направленье переправы -

Мостки пусты. Ведь фронт такое место, где
Геройство - глупость, для войны мы все букашки.
Мой капитан уже барахтался в воде,
Не потеряв красивой новенькой фуражки.

Неповезло. Тут больше нечего сказать.
Он, бултыхаясь, что-то крикнуть мне пытался,
Но был приказ - упавших в воду не спасать,
А я приказы нарушать не собирался.

Он должен сам, он очень смелый капитан…
Я не могу… Хоть он меня и не обидел…
Река столбом! Он крови выплюнув фонтан,
Ушёл под воду, больше я его не видел…

Пехота вырвалась из полосы огня,
И улеглись в реке следы водоворотов,
А в первой линии окопов шла резня,
Хоть сволочная, но привычная работа.

Забили всех. В атаке пленных не берут,
Не из жестокости, а в целях обороны –
Они ведь, с дури-то, и в спину нам пальнут.
Ну и, конечно, экономили патроны.

Мы не боялись этим бога прогневить,
В полку собрались пообстрелянные братцы –
Умели фрицу и на психику давить,
А если надо, и бездушными казаться.

Об этих методах не говорит устав,
Такому учатся под пулями, не в школе.
Мы, на ковер травы гранаты побросав,
Прорвали узкие проходы в минном поле.

Ну а потом, чтобы врага пробил озноб,
Поотхватив штыками быстро и умело,
Швырнули в дальний неприятельский окоп
От немцев руки и… другие части тела…

Чернигов взяли двадцать первого числа.
Немного нервов немцы нам потеребили
В сплетеньях железнодорожного узла,
Но мы к двенадцати часам и их добили.

Потом, когда расположились на привал,
Я прочитал в газете фронтовой, армейской,
Приказ - дивизии, в которой воевал,
Присвоить звание Черниговской Гвардейской,

За то, что Гитлеру устроили "капкан",
За то, что фрицев "малой кровью" победили,
А чуть пониже - мой знакомый капитан,
Его, как водится, посмертно наградили…

Враг уничтожен. Мертвецы не оживут.
А победители вовек не унывали.
Сентябрь в Черниговщине "вэрэсьнем" зовут,
По мне, его бы лучше "злотэнем" назвали.

Я тихо млел и, на вечерний теплый свет,
Блаженно щурился под золотым каштаном.
Как сладко жить, когда тебе шестнадцать лет!
А капитан?... Да ладно, бог с ним, с капитаном.

Был у него приказ и у меня приказ.
В стране Советской капитанов не убудет.
А кто был прав тогда, кто виноват из нас,
На небесах теперь пусть кто-нибудь рассудит.

polkovnik
19-4-2012 17:14 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Прошу прощения за навязчивость. Но запощщу-ка я еще ону вещь Леонида Серого. Посмотрим, может завтра удалю, если покажется, что перебрал с количеством постов. Это произведение автор убрал с сайта stihi.ru после критики, которая на него обрушилась.


Мы, под огнем из вражеского дота,
Там, где с пригорка виден был Берлин,
Под непрерывный грохот пулемета,
Вжимались в землю посреди руин.

Фашистам с приговором не поспорить -
Победа вот она – рукой подать!
Хотелось бы приход её ускорить,
Но, как-то не хотелось умирать.

А немцы бились и не отступали
На этом предпоследнем рубеже,
Наверное, прекрасно понимали -
Терять им было нечего уже.

И, там где смерть ждала неотвратимо
Тех, кто поднялся, даже на ладонь,
На площадь вышла девушка из дыма
С их стороны, попав под наш огонь.

Шла, не таясь, под снайперским прицелом,
Прозрачный, невесомый ангелок,
Совсем еще ребенок, в платье белом,
Неся в руке какой-то узелок.

На фронте люди, потеряв всех близких,
Лишаются рассудка иногда,
Утративши способность трезво мыслить
Бредут, как в полусне, невесть куда…

Я думал, лёжа меж сгоревших сосен -
Бог мой! Нашла же место где гулять!
С немецкой стороны неслось – Нихьт шлёссен!
И наш комвзвода рявкнул – Не стрелять!

Все, затаив дыхание, глядели.
Из наших кто-то даже закурил.
Ведь этот краткий миг, на самом деле,
Быть может, жизнь кому-то подарил.

Она, как белый голубок из песен,
Осколок мира из солдатских снов,
Скользила между шкафчиков и кресел
Разбросанных средь остовов домов.

Вдруг, исказив спокойную картину,
И узнаваемый издалека,
Послышался, со стороны Берлина,
Надсадный, тонкий вой штурмовика.

Вопили фрицы что-то ей из дота,
Кричали мы – Ложись! Ведь тут же бой!
От немцев и от наших мчался кто-то,
Чтобы успеть прикрыть её собой.

Она непонимающе смотрела,
В своей наивной детской белизне, -
Куда тут лечь? Война такое дело -
Повсюду грязь, весь городок в огне.

А этот идиот из "мессершмита",
Не разглядев сквозь стелющийся дым,
Спикировал на город из зенита
И лупанул фугасом по своим.

Взлетели в воздух шкафчики и кресла,
Взлетела вперемешку кровь и грязь,
Осела пыль… А девочка исчезла…
Как, ангелом на небо, вознеслась…
…………………………………………….

И мы, и немцы стали подниматься,
Как будто вырастая из земли,
И позабыли, что должны сражаться,
И медленно к воронке подошли.

Стояли вперемешку, сняв пилотки,
Кто смахивая слезы, кто крестясь.
Мне вдруг до смерти захотелось водки.
А старый "унтер" плакал не стыдясь.

Мы долго простояли так. Без звука.
Потом сержант, нарушив тишину,
Сказал – Пусть будет проклята та сука,
Которая затеяла войну!

А этот "унтер", весь в бинтах и в ранах,
По-нашему не зная ни х…я,
Вдруг понял, что сказал сержант Степанов,
И горько головой качнул – Я, я…

Хоть времени немало пролетело,
Я эту боль пронёс через года,
И, если женщину встречаю в белом,
Мне запах тола чудится всегда.

beeper
19-4-2012 19:47 beeper персональное сообщение beeper
Полковник, можно ещё.
polkovnik
20-4-2012 10:32 polkovnik персональное сообщение polkovnik
quote:
Originally posted by beeper:
Полковник, можно ещё.

Я бы просто дал ссылку на страницу автора на Стихире, но он, кажется, просил этого не делать. Поэтому, раз интерес есть, выложу еще парочку произведений сюда.


Блиндаж

Леонид Серый

Двадцать один – ноль пять, довольно темновато.
Что в этом блиндаже? - Сам чёрт не разберёт.
Гранату бы туда. Да кончились гранаты.
И старшина, кивнув, скомандовал – Вперёд.

Дышала холодком угрюмая пещера
И я нырнул в неё как в омут головой.
(Четыре мужика - немецких офицера,
И крохотный пацан - советский рядовой)

Я замер на момент, пытаясь присмотреться,
Дал очередь на звук и снова кувырком.
Вертелся в темноте среди вопящих немцев
Злым шестнадцатилетним маленьким хорьком.

И в этой пляске смерти, в автоматном гуле,
Я инстинктивно краем слуха отмечал,
Как чмокали во плоть вонзавшиеся пули,
Как, умирая, кто-то "О, майн гот!" кричал.

Всё стихло. Старшина с трофейной зажигалкой
Вошел и огонёк поднял над головой,
Высвечивая окровавленную свалку.
И одного в углу, что был ещё живой,

Зажав дыру в груди, смотрел тоскливым взглядом
И широко открыл в беззвучном крике рот…
Ударил я его по голове прикладом.
За пережитый страх… За батю… За народ…

Потом мне, как-то вдруг, так захотелось к маме,
Что пусть меня простит отечество моё.
Я пил из кружки спирт, стуча о край зубами,
И слышал разговор сквозь полузабытьё:

- Не надо лейтенант, пусть парень отоспится.
Я сам ему налил, он раньше-то не пил.
Он в блиндаже сейчас… троих матёрых фрицев…
И одного прикладом досмерти забил…

Закончилась война, я, слава богу, выжил.
Нет с западного фронта больше новостей.
Я сам построил дом с резным коньком на крыше.
И посадил свой сад. И вырастил детей.

Я плакал от потерь и праздновал удачи,
Но только до сих пор живёт в моей душе
В науке убивать поднаторевший мальчик,
Стреляющий на шорох в тёмном блиндаже.

polkovnik
20-4-2012 10:34 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Атеист

Леонид Серый

Он весь был сделан, как из стали,
В скрипучих кожаных ремнях.
(Комвзвода нового прислали
Взамен убитого на днях.)

Он был высоким и плечистым,
Он зло чеканил каждый жест,
Он был отпетым атеистом
И снял с меня нательный крест…

С утра начальство предсказало
Очередной обычный бой
И, как обычно, приказало –
"Удерживать любой ценой".

Комвзвода взялся за "работу" –
Он ловко, будто акробат,
Залез на бруствер возле дзота,
Где был упрятан наш комбат,

И, говоря суровым взором,
Что на врагов ему плевать,
Он ждал, нахмурившись – Ну, скоро
Они начнут атаковать!?

У командирского народа
Совет начальству не в чести,
Не нам указывать комвзвода
Как на фронтах себя вести.

А он стоял в лучах рассвета
И любовался батальон
Его фигурою атлета –
Ну вылитый "Наполеон".

Тут из-за хаты, возле леса,
Скребя металлом о металл,
Такое выползло железо –
Ни до, ни после не видал.

И, развернувшись на участке
Зловещий этот агрегат,
Бабахнул, толи для острастки
а толи просто наугад,

Почти вслепую, скрытый садом,
Сползая на просевший грунт,
Одним единственным снарядом –
Прямёхонько в командный пункт!

Бойцы испуганно присели,
Такое было всем впервой,
И только брёвна засвистели
У рядовых над головой,

И от "землянки в три наката"
В миг не осталось ни хрена.
Всем стало ясно - для комбата
Уже закончилась война.

Из наших кто-то охнул – Бля-буть!
Оно-ж страшней, чем фердинант!
Я приподнялся, чтобы глянуть –
Как там наш бравый лейтенант.

Живой! Он в ужасе скатился
Под разнесённый взрывом дзот,
И часто, меленько крестился,
Кладя кресты наоборот…

…Когда шрапнелью и фугасом
Утюжат фронтовой бардак,
Когда в обрез боеприпасов
И окопались кое-как,

Когда прорыв на правом фланге,
Сквозь вопли раненных и мат
Ты слышишь, как грохочут танки,
А ни бутылок, ни гранат,

Когда ни жизнь, ни смерть не святы,
Честь, гордость, слава - лишь слова,
Когда в окоп скатилась чья-то
Оторванная голова,

Когда, по поданному знаку,
Навстречу вражеским полкам
Ты поднимаешься в атаку,
Скользя по крови и кишкам

И в безнадёжной рукопашной
Против тебя весь белый свет…


… На фронте страшно. Очень страшно.
И там неверующих нет.

edit log

polkovnik
20-4-2012 10:38 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Поэма о кусочках

Леонид Серый

После суток тяжелого жуткого боя
У котла животами урчали стрелки.
Кашевар дядя Вася командовал строем,
Разливая наваристый борщ в котелки.

Полк от вкусного духа слюною давился,
А когда мой черёд подошел, наконец,
Кашевар дядя Вася всерьёз удивился,
- Ну-ка, кто там у нас!? Левка! Жив сорванец!

- Вот скажи, - говорил он, солдат потешая,
- Вот скажи мне, когда тебя все же убьют?
- Дядя Вася, а чем я тебе-то мешаю?
- Чем мешаешь?! Ну, как же!! Корми тебя тут!

И состроив на "лике" суровую мину
Всё бубнил и бубнил, и под свой монолог
Всё ловил поварёшкой кусочки конины
И всё складывал, складывал мне в котелок.

Я шептал – Ну товарищ сержант, неудобно…
Дядя Вася, ну совестно перед братвой.
Он в ответ веселился – Зато, брат, съедобно!
Неудобно ему. Ешь, покаместь живой!

- Может, с доброй жратвы, подрастёшь хоть немного.
Ишь ты мелкий какой, чисто как воробей.
Да в такого попасть фрицы просто не могут!
Потому-то ты Левка и есть – неубей.

И стрелки, с кем мурыжил пехотную долю,
С кем дружил, с кем десятки смертей пережил,
Говорили, шутя - Не красней, лопай вволю.
Уминай Неубей, ты того… заслужил.

Я, усевшись на пень под разлапистой елью,
Слушал, как оживала душа, трепеща,
Разливаясь теплом под промокшей шинелью
После каждой проглоченной ложки борща.

Разомлев, отогревшись как дома на печке,
Через край котелка я остатки цедил…
Так ко мне, с той поры, и пристало словечко
То, которым меня кашевар наградил.

Рядовой Неубей был прилежным солдатом.
Хоть меня Неубеем весь полк называл,
Я с весны в сорок третьем, по май в сорок пятом
Убивал-убивал, убивал-убивал…

Чем сильнее старею, тем чаще мне снится,
Как, в землистых шинелях на белом снегу,
Мной застреленных немцев бредут вереницы.
Просыпаюсь и долго уснуть не могу,

И не греют меня боевые награды
От холодной глухой полуночной тоски…

Дядю Васю убило случайным снарядом.
Разорвало, его и котел. На куски.

polkovnik
20-4-2012 10:42 polkovnik персональное сообщение polkovnik
Курская дуга

Леонид Серый

Я не хожу на утренники в школу,
Чтоб ложу ветеранов "украшать",
Хоть каждый год весной, для протокола,
Меня не забывают приглашать.

Теряюсь я, когда, при всём народе,
Мне задаёт вопросы пионер
Об орденах, что заслужил на фронте
И о моих медалях. Например,

Мне сложно объясниться - как награду
Я получил за Курскую дугу,
Врать не хочу, а горестную правду
Рассказывать детишкам не могу.

Рассказ о Курске – горькая пилюля.
Мне в сорок третьем быть там "повезло"
С шестнадцатого жаркого июля
И по двадцать четвёртое число.

Там, загнанная в гиблые болота,
Удерживая вражеский напор,
Уткнулась мордой матушка пехота
В брусничный малахитовый ковёр.

Ведь не расскажешь детям, в самом деле,
Как умер Сашка, корчась и хрипя.
Как девять дней мы ничего не ели,
Не спали и ходили под себя.

Как к нам приполз посыльный от комбата,
Приказ о награждении достал,
Привстал, спросил – "Ну как вы тут, ребята?"
И снайперскую пулю схлопотал.

Как немцы вновь и вновь атаковали
Спокойно, методично, день за днем,
А в паузах в болото трамбовали
Нас миномётным навесным огнём.

Как, ползая вдоль нашей обороны,
Я, сквозь голодный, войлочный туман,
Среди червей выискивал патроны
В карманах неживых однополчан.

Спустя неделю мне уже казалось,
Что пролежу в болоте до седин,
Что никого в России не осталось
И я воюю с немцами один.

В конце, уже без ориентировки,
Стрелял по силуэтам вдалеке.
Остались от меня – прицел винтовки,
Да напряженный палец на курке…

Так я и бился с немцем – по-пластунски.
И мне ужасно стыдно оттого,
Что для победы под Великим Курском
Я, в сущности, не сделал ничего.

Смотрю, как рассуждает о наградах
Какой-нибудь седой, почтенный муж,
Как истреблял он тысячами гадов
Из пулемётов, танков и катюш,

Как гордо, боль и страх превозмогая,
Громил он ненавистного врага.
Наверное ещё одна, другая,
Была в России Курская дуга.

Shelton
20-4-2012 11:10 Shelton персональное сообщение Shelton
Слов пустозвонных канонада.
Дел непроточная вода.
Никто не знает,
Что здесь надо
И не стремится никуда.
Подумать только -
Злость, недоля
Преподаются, как борьба...
Беда - для вольного неволя!
Страшней - свобода для раба.

Михаил Сопин. 2004


Guns.ru Talks
Литература и языкознание
Стихи, которые вызвали состояние "офигеть!" и которые тут же перечитал еще раз. ( 3 )