Guns.ru Talks
  Литература и языкознание
  Первое серьезное произведение ( 1 )
тема закрыта

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 3 :  1  2  3 
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Первое серьезное произведение    (просмотров: 1119)
 версия для печати
TigroKot-2
posted 20-8-2007 18:51    
Здравствуйте друзья. Так случилось, что я умудрился попасть на страницы этого раздела только спустя 3 года после моего появления на форуме.
Собственно до сих пор удивляюсь этому, однако может оно и к лучшему.

Впринципе меня наверное многие помнят на форуме, но никто не видел, или почти никто. Однако я немного подумав решился всетаки выложить в сеть то, собственно, что меня может многим охарактеризовать или скорее дать весьма емкое представление обо мне и моей сфере деятельности и увлечениях.

Кто то скажет: "да нах ты нужен, смысл тебя знать?" А кто то может и действительно заинтересуется и поймет меня и мои мысли после этого лучше.

О чем я пишу:

Собственно одним конкретным жанром это не ограничивается. Меня очень привлекает стиль "фентези", однако я хочу совместить его с реализмом. Мне нравится описывать не только обычные пейзажи природы, но и индустриальные, возможно зоны техногенных катастроф. Подземелья с фантастическими монстрами а так же подземные коммуникации городов. Особо привлекают подземные военные объекты. Что то в них притягательное имеется.
При всем при этом, стараюсь описывать технику грамотно и насколько это возможно, подробно. Наверное потому что все это мне самому нравится.

В данное время я подошел к переломному моменту в моей жизни и мне требуется решить -писать дальше, или бросить это неблагодарное дело.

Возможно с вашей помощью я сделаю правильный выбор, а возможно даже получу стимул для дальнейшей работы на новом уровне.

Мало того, эта книга логически связана героями и частью событий с моим вторым по счету произведением которое написано на весьма посредственном уровне, однако имеет весьма интересный сюжет. Еще та книга мне очень дорога тем, что труда я на нее потратил очень много. По объему она помоему порядка 400 стр. Если этот роман людям понравится -фактически готово не то что продолжение, а огромная история о жизни героев в другом измерении что должно быть описано между первой и второй книгой.

Итак, речь идет об книге которую я писал с 1996 до 1999 года. Точнее речь об двух книжках, полноценных двух частях. Вторая часть находится в 90% завершенности, не хватает двух глав.

Итак, собственно, о чем книга?

Книга -сказка для взрослых по сути. Фентези не фентези, кто -что говорит. Кое кто это назвал "Фантастический реализм".

Если максимально кратко, книга о простых или почти простых людях, друзьях, столкнувшихся с сектой как они думали сами. На самом деле они оказались между молотом и наковальней. С одной стороны эта секта, с другой стороны некая сила из другого мира, а посередине собственно они. В книге имеется некая смесь фентези и экшена, может быть приключений. Возможно некоторые ходы сюжета окажутся весьма ожидаемыми, однако почти уверен что концепция книги весьма оригинальна.

Рабочее название романа "ИНЫЕ". Когда я ее так называл еще не было Дозоров Лукьяненко. Но к сожалению я на данный момент ничего нового не придумал. Мой роман к творчеству Лукьяненко не имеет никакого отношения. Он мой третий по счету, и первый который считаю достойным внимания читателя.

Буду публиковать по главам.

Буду рад если вам понравится!

ПыСы: заметил что не всегда троеточие понимается форумным движком правильно -иногда как :

edit log

TigroKot-2
posted 20-8-2007 18:52    
Роман "Иные"

Книга первая

Автор Денис Волосков.

Все торговые марки являются собственностью их владельцев.

История и персонажи вымышлены.

Любые совпадения с реальными людьми или событиями, являются лишь совпадениями.


* * *

-Ты можешь прямо сказать?
-Могу, только в этом нет надобности.
-Нет?
-Нет.
-Почему?
-Потому.
-Я тебя ненавижу за это.
-Прости.
-Я прошу тебя, не говори так.
-Как?
-Я имею право на объяснения.
-Объяснения?
-Да.
-Что я тебе должен сказать?
-Скажи так, чтобы я поняла.
-В наше время, чувств нет. Надо обязательно сказать, рассказать о своих намерениях.
-Нет.
-Надо написать расписку, черт побери.
-Это не так.
-Может быть, но все хотят именно этого.

Наш мир. 1998 год 14 февраля.

Книга первая.

Несколько слов вначале.

Москва, психиатрическая больница ?3

Врач:
-Объясни еще раз. Причем тут немцы?
-Я пытаюсь рассказать по порядку, но меня никто не слушает. -Раздраженно говорила женщина держа между пальцами сигарету, с которой давно пора было стряхнуть пепел.
-Приехал человек, -Замялся врач, подыскивая подходящие слова, вероятно чтобы не обидеть даму. -Мы поговорили, и я понял, тебя действительно необходимо выслушать.
-Он не из органов? -Испуганно пролепетала она, взглянув в спокойные глаза доктора.
-Нет, нет. -Профессор постарался дружелюбно улыбнуться. -Он публицист, писатель.
-Вы действительно готовы выслушать? -Неуверенно спросила она.
-Да. -Ответил он, включив диктофон на запись.

-Есть три мира. Наш, Мир магии, и Митир.
Митир, это планета. Не совсем земля, она немного больше, материки небольшие, сосредоточены в северном и южном полушарии. Земель в снежных широтах почти нет.
-В снежных?
-Да, там где холодно только немного островов. Материки теплые, много морей, климат мягкий, перепадов температуры почти нет. Диаметр по экватору пятьдесят шесть:
-Простите. -Перебил ее врач. -Не надо таких сложных подробностей.
-Я знаю все. -Раздраженно высказала она.
-Тысяча извинений, просто я сам плохо разбираюсь в таких вещах. -Виновато развел руками он.
-Зеленые континенты. -Немного растерянно продолжила пациентка крутя сигаретой. -Высокие горы. В долине живут многие народы, много стран объединились в войне с орками. Правит краем единый совет. Старинные традиции, волшебство эльфов.
-Как в сказке: -Непроизвольно заметил Доктор.
-Нет. Орками правит бессмертный воин. Величайший воин. Он хочет подчинить богатый край. У него отчасти получается.

Есть Мир магии. Во времена великих гонений собрались мудрейшие, и разделили народы не желавшие другой веры, или гнета монголо-татарского ига. Мудрецы спасали неугодных ученых, опальных полководцев, ведьм, да и простых красивых женщин, чернокнижников, других лиходеев. Они спасают их, и по сей день.
Там мало государств, но есть Великая Русь. Правит ей царь. В Европе нет Римской империи. Там нет даже ее части. Есть независимые племена. Викинги, там всякие, арийцы: В Африке небольшой Египет.
-Небольшой? -Ухмыльнулся Врач.
-Да. Монголов сначала не было, но потом они появились и в мире магии. Только в отличии от нашей истории, там дали им самый настоящий отпор. Их много, и они периодически нападают. А потом, спустя несколько веков появились орки с Митира. В книге написано, что они переправились через Храм времени. Не знаю, что это такое.
Они бежали от невыносимой жизни в каменистой пустыне, которую населяли на Митире.
-Ты же сказала, что Митир -цветущая планета, с теплым, мягким климатом: -Удивился профессор, глядя в упор.
-Они жили на скалистой местности. По непонятным причинам, цветущая земля за несколько сот лет обеднела и превратилась в пустыню. Может, они вырубили леса. Вот они и переправились в Мир магии, который до тех пор был лучшей моделью мира. Это был идеальный мир, которому не грозит промышленная революция.
Когда они оказались в Мире магии, они поняли, что жить здесь хорошо, а богатые страны не за высокими горами, а всего лишь за лесами.
-Русь богата?
-Да, богата. -Согласилась она. -А они нападали, жгли и громили. Бывали затишья на десятки лет, но когда годы были неурожайными, холодными, снова начиналась война.
Здесь и народу меньше, и простор больше, чем на Митире. Народам почти неведома государственность. Никаких войн.
-Как же они научились противостоять им?
-А в этот мир пришли маги с Митира, чтобы научить, как бороться с орками.
-Как они узнали?
-Нашли этот мир при помощи Великого Глаза эльфов. Собственно, это они, маги Митира увидели древнее Средиземноморье, горящую Римскую империю и полчища монголов. Они пришли и научили, открыли людям Мир магии. А как ты думаешь, откуда могли появиться знания у Землян о том, что есть параллельный мир?
-Я не знаю. -Растерянно развел руками профессор.
-Многие знания принесены с Митира, многое оружие: Но и сами люди добились немалого. И сейчас наш мир и мир Магии, не связаны.
-Как? Вы же говорили о немцах.
-Гитлер построил генератор способный открыть Мир магии. Послал разведчиков. Больше данных никаких. Война изменила направление хода, и гитлеровцы отступили, потеряв генератор, который захватили советские войска, вместе с несколькими учеными и всей документацией.
Сейчас секты ведут тайную войну с Миром Магии. Секты - это восточные рода. Они научились переходить из одного мира в другой. У нас они берут оружие и свежие силы, чтобы захватить Мир Магии.
-Это дурдом какой-то. -Вздохнул Доктор наук.
-Именно, дурдом. Доктор, меня отсюда выпустят? -Взмолилась женщина.
Врач посмотрел на нее, потом выключил магнитофон.
-Если ты на комиссии скажешь, что все это прочитала в книге, то да. Если ты будешь настаивать, что это действительно есть, тебя упрячут надолго.
Можешь быть спокойна, скоро, действительно появится такая книжка:

TigroKot-2
posted 20-8-2007 18:55    
1
1998 год
Ближайшее Подмосковье.
Юго-запад.

Бесшумно закрылись двери. На мгновение, я замер под невысоким козырьком подъезда,
лениво разглядывая раскаленное шоссе. Некоторое время я морщился, привыкая к яркому солнечному свету.
Впереди, за автомобильной стоянкой, метрах в двухстах была автобусная остановка. Я не очень торопился к ней, казалось, моя одежда, впитала бодрящую прохладу офисных кондиционеров. Поэтому я не желал даже пошевелиться, к тому же, дорога просматривалась на несколько километров, а автобуса видно не было.
Жара немного угнетала меня, но я ехал домой. Я был рад, что все удачно прошло, и теперь, я ехал домой с деньгами.
Машин на шоссе было мало. Среди них, ни одного автобуса, что меня сильно огорчало. Казалось, он никогда не приедет. Меня это совсем не устраивало. Было три часа дня, я быстро освободился, и уж совсем не желал вернуться домой, как обычно, к девяти. Я повернул голову направо, где были видны высокие дома города. До кольцевой, не больше пяти километров. Некоторое время я колебался, но потом, в очередной раз, мысленно обругав пригородные автобусы, высунулся из под козырька.
Тридцать пять, не меньше. Ветра, просто никакого. Я поморщился, глядя на струящийся воздух над асфальтом. Интересно, остановится ли автобус между остановками, чтобы подобрать меня. Ответ, по-моему очевиден. Водителю все равно, сяду ли я, или нет...
Зачем-то огорчившись, я пошел по обочине. Я снова взглянул перед собой. Близость города немного встряхнула меня.
Далеко впереди, спустя километры пыльных улиц, темных, душных тоннелей метро, есть прохлада и мягкий полумрак моего дома. Нас разделяет душная, струящаяся жара. Да, еще далеко, но главное добраться до метро, а там, рукой подать... Вот ведь, что странно, у меня 'полно' денег, и в тоже время, их нет. Ну что мне делать со ста баксами, здесь, посреди этой дороги? Ума не приложу. Поэтому, и приходится переться сейчас, кормя себя наивными мыслями о том, что скоро я буду дома.
Мимо прошелестело две иномарки с закрытыми стеклами. Вот так, им небось, еще и холодно там... Кондиционеры, девочки... Вот, мне бы так когда-нибудь. Нет, пока, только пыль и жара, и все тут. Радуйся, что на этой неделе тебе повезло, и следующую ты вообще можешь из дома не вылезать. Из дома... Дома иногда получается уединиться, но последнее время все идет наперекосяк. Мать, как работала, сутки через трое, так и работает. Папа живет во дворе в домино. Новый год, первое мая, что угодно. У мамы - работа, у папы - Колян с Виталиком. Такие вот, пироги.
Все же, иногда такие вечеринки получаются, что плюешь сразу на все беды, и говоришь себе, что жизнь прекрасна, что ты счастлив. Благодаря таким моментам, забываешь о жизненных неудобствах и проблемах. Чего жаловаться, на хлеб мне всегда будет, пока на свете есть телики, да видеки. Приехал, починил, уехал. Вот, взять, сегодня. Крупный офис, под крышей топливной корпорации. Сломался видео плеер у жены босса, тренинг по инглишу 'зажевал'. Он, знакомый знакомого, моего знакомого. Ему попался мой телефон, и он набрал его.
В трубке преимущественно слышался шум истерики. Все, что я тогда понял, так это то, что он зажевал кассету. Я был на месте спустя полтора часа, а истерика продолжалась еще двадцать минут, пока я сматывал ленту, с видео головки. Это была сложнейшая операция, за которую меня так щедро вознаградили. Я вот, как доктор говорю, сломается он еще раз. Нет, я не понял, в чем дело, но раз ему десять лет, значит, еду я сюда не в последний раз. И не купят они новый.
Во-первых, магазин далеко, а во-вторых, новый стоит на десять баксов дороже. Новые русские, черт побери. Катаются на 'Грэнд широких', а телевизор с видиком -древнейшие, корейские:
В струящемся пекле на меня напало какое-то уныние. Да нет, все ведь неплохо. Все хорошо, по сравнению, хотя бы с прошлым годом. Жизнь только начинается, все у меня впервые. Не все так сразу и быстро, и несомненно позже чем у других, но все-таки приходит нечто, что успокаивает меня и радует. Я достигаю чего-то незримого, дающего уверенность и силу. А может, я просто в очередной раз взрослею?
Кто его знает, вот сейчас я иду в горку, мокрый от пота. Я иду, радуясь энергии, силе, и упорству, с которыми я преодолеваю это препятствие. По всем признакам мне должно быть трудно и противно, но нет, все совсем наоборот. Я один такой, иду, не заметив момента, когда в голове что-то изменилось, прояснилось и ожило. Я иду, чувствуя ритмы толи сердца, толи неведомой музыки, играющей в моей душе.
Этот ритм, то появляется, то исчезает. Мир, то поднимается, то оседает. И высокие голоса, прекрасное, но непонятное пение. Где-то вдали звонят колокола. Я поворачиваю голову и вижу за деревьями небольшую церквушку. Нет, колокола не звонят, это я. Все-таки, что-то происходит. Мимо меня проносится машина, со звуком конного экипажа. Все темнеет, меня с головой накрывает непонятная тьма. Вдали, по холму, с факелами в руках, двигаются странные создания, под звуки моей музыки.
В голове на мгновение зашумело, из-за спины понеслась горячая волна, моментально охладившись. Давление быстро поменялось. Я остановился, окончательно очнувшись. Над моей головой висела черная туча. Все сзади, до горизонта было темно. Слева, за крошечной, но яркой полоской неба, была еще одна туча. Нет, это была не туча... Это была громадина, плита, толщиной в несколько километров.
Я снова повернулся назад, и увидел, как ко мне приближается нечто странное. Это было сизовато-синеватого цвета сверху, и рыжевато-коричневатого - снизу. Через несколько секунд, крупные капли долбили меня по макушке. Я стоял в нерешительности, испачканный грязным вихрем, глядя на дождь. Мои ноги облепила желтая пыль, поднятая ударами капель. Синоптики, мать их за ногу. Я же все утро слушал прогнозы. Зонтик..., какой, к черту, пропади все пропадом! Дома надо было сидеть. Я осмотрелся, и понял, что нахожусь на дороге, посреди обширной пашни. Как-то, неожиданно витиевато выругавшись, поплелся дальше.
Тем временем, вторая туча была тоже надо мной. Момент, когда они слились, обозначился сотнями всполохов по всему фронту, которые сопровождались оглушительным треском и тяжелым гулом со всех сторон. Водный поток уплотнился ровно в два раза, все заволокло, поднялся ветер. Редкие машины на шоссе начали останавливаться. Я никогда не видел на лобовом стекле пять сантиметров воды. Впервые вижу подобный ливень. Будто это колдовство чте-то:
Впереди послышался глухой удар, смешанный со звоном стекла.
'Ну вот, уже треснулись' -Подумал я.
Я совсем промок, а поняв, что замерзаю, решил идти дальше. Это же надо, оказаться в такое время, в такой паршивом месте. Это же надо так попасть... Все, автобуса мне не видать. Надо поискать укрытие, хотя... Я посмотрел на тучи. Нет, дождь, кажется навсегда. Собственно, укрываться уже незачем. На мне рубашка с коротким рукавом и тонкие брюки. Все это промокло до самой последней нитки, так что спасать уже нечего.
Вот я и пошел дальше, старательно обходя остановившиеся невпопад машины. Вон и мой автобус, из которого, почему-то идет дым... Может, меня впустят? Нет, вряд ли, раз все стоят на улице.
Я ускорил шаг, и через полминуты оказался у него. Теперь было видно, что он врезался в грузовик, который очень резко поворачивал к обочине. Я осторожно обошел его, морщась от недовольного нытья пассажиров, и направился дальше, вглядываясь в непроглядную тьму.
'Определенно, что-то романтическое есть во всем этом'... -подумал я.
В это мгновение, перед моими глазами, почти одновременно вспыхнули десятки молний.
'Нет, не совсем. В это есть что-то зловещее, предвещающее еще более страшное'. -Поправил я сам себя, 'И сейчас будет все еще хуже'.
Не успел подумать я, как грохот и тяжелый рокот оглушил меня, заставив схватиться за уши.
Чисто субъективно, размер капель увеличился в два раза. Еще через десять минут, ливень усилился до максимума. Я поднялся на холм, и плелся по его вершине, закрывая ладонью свое лицо. Внезапный порыв ветра ударил в меня бесчисленными каплями. Я остановился, захлебываясь водой. В глазах все расплылось, я отвернулся, собираясь переждать. Молния, ударившая в крышу дома, в десяти метрах от меня, заставила передумать. С новой силой, я рванулся вперед, в водную стихию, словно ныряя в водопад. Слава богу, хоть иду по асфальтированной дороге. Если была грунтовка, я бы утонул.
Временами я ничего не видел. Иду в этом кошмаре, обходя многочисленные машины. Ну хоть бы кто пустил меня под крышу... Конечно, я понимаю, жалко пачкать столь драгоценный велюр. Ох, сидел бы сегодня дома... Впереди, словно видение, я увидел желтые фонари, несущиеся прямо на меня. Я едва успел отпрыгнуть, как мимо навстречу, на предельной скорости пронесся крупный внедорожник, окатив кстати так, что обида взяла. Дело не в том, что я все равно мокрый, дело в принципе, тут меня чуть не смыло. Даже под таким дождем, я, как говорится, почувствовал разницу. Посмотрел на свои ноги, и обнаружил, что мои носки оставляют перед собой расходящиеся стрелки. Вся дорога была покрыта равномерным слоем воды, которая текла вниз по пологому спуску. Придорожная канава представляла собой локальный шторм в особо крупных размерах. В ней текло столько, сколько не может там течь... С горкой, не то слово. У меня на глазах смывало заборы и скамейки, стоявшие вдоль дороги. Некоторые жители домов пытались хоть как-то избежать затопления своих огородов, и старательно 'окучивали' канаву. Я порядком удивлялся тому, насколько они самоотверженно делают это. Насколько они чувствуют ответственность за своих домочадцев... В городе все проще, там сотни квартир под одной крышей. Здесь, все наоборот. Здесь тебе крыша и подвал, и все под твоей защитой. Если подпол прорвется вода, то в лучшем случае пропадут запасы, а может и дом развалиться. И в огороде, река, тоже не очень желанное явление. Так я шел, и глядел на красных, скинувших одежду мужиков, которые вперемешку с отборными ругательствами творили благородное дело. Которым было совсем ни до дождя, ни до холода, ни до меня.
Да уж, им сейчас трудно, но через десять минут, они запрыгнут в теплые дома, где отогреются. А мне до дома... Мне до дома, часа полтора. В лучшем случае, это вот я вам как док...
Оглушительный треск и яркий свет оглушили и ослепили меня. Я встал как вкопанный, судорожно потирая глаза. Несколько минут я ничего не видел и переминался с ноги на ногу. Как только зрение восстановилось, я пошел дальше радуясь что не умер.
Дождь не стихал ни на минуту, то ослабевая, то усиливаясь. Я ускорил шаг. В какой-то момент я оказался в низине, и канава повернула на дорогу. Бурлящий ручей пересекал ее, и широкой полосой впадал в речку, под мост.
Сзади кто-то сигналил. Вскоре послышался звук двигателя. Я прижался к перилам моста, боясь, чтобы меня не задели. Вскоре в плотной пелене показалась иномарка, мчавшаяся с приличной скоростью.
-Маньяки, -подумал я. -Самоубийцы, самоликвидаторы...
Машина влетела в ручей пересекающий дорогу и юзом, выскочила на мост, и резко повернув, помчалась ко мне. Как сумасшедший, я заметался по узкому тротуару, пытаясь предугадать ее движение. В последние секунды я отпрыгнул от нее влево, все же больно ударившись, а она, высоко подскочила на бетонном выступе, и улетела в бушующую реку. Ее несколько раз перевернуло и понесло по течению. Широко раскрыв глаза я смотрел на кувыркающийся, искореженный кузов. Добежав до конца моста, я решил спуститься к реке, может, помочь. Видно ее уже не было. Ясно, что все это бессмысленно.
Потрогав разбитый локоть, я отправился дальше. Настроение было отвратительным, но чувство близости смерти, сделало это совсем немыслимым. Я шел, а меня трясло крупной дрожью от одной мысли о том, что случилось с машиной и людьми. И мне еще повезло, кажется, меня задело зеркалом.
С этим неприятным осадком я плелся вперед, с единственным желанием увидеть мост над моей головой. Я точно знаю, что он там, впереди, а за ним мой город, метро, а еще дальше, мой дом. Там, где нет никакого ветра, и есть теплый обогреватель.
-Несбыточные мечты. -обрезал я сам себя.
Пока - только дождь. И я вот, плетусь в этой непонятной мгле, на темно-сером фоне. Я один такой, единственный. Больше никого дождь в дороге не застал.
Мои разглагольствования прервал гул реактивных двигателей. Я резко повернулся направо и увидел яркие фары в миллионы свечей, которые пронзали эту струящуюся пелену. В ужасе, я застыл, осознавая, насколько низко он летит. Секунду спустя он оказался над моей головой. Я разглядел даже номер борта, который летел явно не туда. Он летел назад, за мою спину, а аэродром был прямо по левую руку, если смотреть на город. Я еще видел самолет, когда он повернул в правильном направлении.
-Слава богу, -порадовался я.
Через минуту, по долине прокатился тяжелый гул реверса.
Я искренне порадовался за пассажиров, для которых закончилась эта адская болтанка. Салон, после этого полета, будут отскребать неделю - знаю по своему опыту перелетов при такой погоде...
Опять уставился на дорогу бегущую вперед, где в сотне метров, она растворялась в воде. Тяжело как в кино вздохнув, я ускорил шаг. И в этом сумасшедшем дожде, я снова слышал раскаты грома, цокот копыт, гул ветра, скрипы телег, и чудесное песнопение. Нет, я не псих, и у меня не шумит в голове. Я слышу ритм, который всегда во мне, с самого детства. Я ее так хорошо помню, что почти слышу.
В этой омерзительной и однообразной действительности, я ничего не видел, но двигался к моей цели под ритм, который сам же и создал. Надо сказать, что со временем, это стало хорошо получаться. Я почти забыл о том где я, и насколько вокруг противно. Шум дождя скрадывал все посторонние звуки, придавая происходящему некий таинственный смысл. Уму непостижимо, такой дождь столько времени... За всю свою жизнь я не видел ничего подобного. Ливень продолжался уже полтора часа, и нисколько не хотел утихать. По времени, я должен был быть уже близко, но погода стерла все ориентиры. Это угнетало меня, но с другой стороны, все равно я приду, не раньше и не позже. Хотя, мне почему-то кажется, что прошел я в два раза больше. Уже время, я давно должен увидеть мост. Может, я повернул? Может, заблудился? Дорога иногда виляла, я миновал перекресток, и пошел, кажется, прямо... Дурацкое ощущение когда не уверен пошел ли ты прямо на перекрестке размером каких то двадцать метров.
Что же за чертовщина, уже пятнадцать минут я мучаюсь от сомнений. Что же за проклятье, на мою голову?
Вот в этот самый момент, я увидел впереди горизонт. Я остановился, соображая, видение это, или реальность. Прямо под этим 'горизонтом' что-то мигало. Не долго думая, я побежал туда. Оказывается, это был знак объезда, стрелка которого мигала сохранившимися лампочками. Я весело помчался к нему, и обогнув справа бетонные блоки, уже готовился сделать последний шаг под мост, как навернулся, и с головой ушел под воду.
Отчаянно работая руками, я выплыл на поверхность, стараясь уцепиться за бетонный блок. Я почти ничего не видел, в глазах была смесь воды и песка. Выбравшись на бетонные блоки, я поднял голову к небу. Некоторое время я не двигался, пока вода не промыла мои глаза. Теперь я конечно видел эту долбанную канаву, вода в которой, была вровень с дорогой.
Хромая, я поплелся к мосту. Забравшись под него, я сел на бордюрный камень, рядом с опорой и посмотрел вперед. Там, за мостом, приглушенный свет фонарей, редких машин, светящиеся витрины: Москва, как много в этом звуке... Без слез не скажешь.
Каким-то чудом, проскочив бетонные ограждения и забор, из дождя вылетела машина, ярко осветив все пространство под мостом. В двух метрах от меня, она встала как вкопанная. Все что я успел так это отвернуться, когда меня окатило двумя потоками воды долетевшей до потолка.
-Едрить твою мать... -выругался я во весь голос, зачем-то отряхиваясь. Я старался заслониться от слепивших меня галогенов.
Фары погасли, опустилось стекло.
-Андрюха, это там ты?
-Нет, не я, от него ничего не осталось... -съязвил я, начиная понимать, кто это.
Теперь я узнал 'Навигатор' моего друга, Вовки. Он же промчался мимо меня там, на дороге. Это мой давний друг. Мы с ним в детский сад ходили. А потом вместе в школе учились.
-Прости, не видел. -Выскочил он ко мне, и тут же остановился, оказавшись по щиколотку в воде. -Елки-палки...
-Ничего, я все равно мокрый. Ты тут, какими судьбами?
-Я тебя ехал искать! Я искал, а по пути такое началось, что я уж отчаялся. Дворники ни хрена не помогают, надо поехать в салон, вздрючить их. Америкосы хреновы, ни черта делать не умеют.
Он повернулся, и порывшись на заднем сидении, вытащил одеяло.
-Садись, ща я печку врублю. Залезай, по дороге расскажу.
-Что случилось-то? -Спросил я, как только ввалился в салон.
-Какой-то пп...кошмар, мать их... -Он некоторое время возился с кондиционером, направляя воздух к задним сидениям. -Ты главное, не ссы, прорвемся.
-Да ладно, говори, что случилось, не томи душу.
Машина вывернула, и с нарастающим гулом понеслась по дороге, поднимая по бортам волны брызг до самой крыши.
-Короче, типа, часа два назад, звонит мне тетя Маша и говорит такое, что у меня телефон из рук выпал... В общем, приходит она домой, а там, бардак страшный! Все перерыто - перекопано, шмон, полнейший!
-В милицию звонила?
-Ты слушай, не перебивай. На столе записка, там, мол, написано, что Танька уходит навсегда, а поскольку не дали денег, забирает видеотехнику, чтобы было на первое время, на пропитание.
-Блядь!!! -вырвалось у меня.
-Не то слово. Представляешь, даже антенный кабель выдернула и забрала. -Сказал он, вглядываясь в дорогу. -Только в этом есть еще одна странность...
-Какая? -Отчужденно спросил я, уставившись в окно, в котором решительно отсутствовала видимость.
-Вы же вроде, не разлей вода? Так? -Спросил он, повернувшись в кресле, и глядя прямо мне в глаза.
-Я что, похож на актера? -Разозлился я.
-Извини, братан, без базара. -Пожал плечами он, снова повернувшись к дороге. -Так вот, она типа, пишет, что ты нехороший человек, не позволял ей, как это... Ах черт, забыл. А вот: 'воспарить над миром'... Она написала записку маме.
-Над миром?

Меня трясло, в ушах гудело, голова кружилась. Я ничего не видел вокруг, навалилась пустота, краски угасли. Что она для меня? Я знаю ее столько лет, что она стала частью моей души. Я, давным-давно друг ее семьи, я давно с ней. И такого не было ни у кого. Никогда не видел такого взаимопонимания, и такой дружбы наших родителей.
Когда-то, она стала девушкой, и я задумался о ней по-новому, по-другому: Она росла, и хорошела, не зная о моих чувствах, помня о былой дружбе. Она помнила меня всегда, и это было для меня все. Вот однажды, я узнал, что она встречается с молодым человеком. И понял, что опоздал. Вот, глупец! Дождался, что кто-то, оказался быстрее меня. Я слышал много сказочных возгласов, по поводу этого 'принца', который сумел поразить всех. Тяжелые это, были для меня годы. Я всегда чувствовал ее, и поэтому понимал, что ей еще рано. А она, полетела, понеслась вслед за ним, за достатком и благополучием. Да, для меня это были тяжелые годы. Я видел, как портится моя первая любовь.
Я никогда не упускал ее из виду, и что естественно, узнавал, все больше о молодом человеке. Главное, что я понял, так это то, что он не тот, за кого себя выдает.
С годами, я все более убеждался, что все, что он из себя представляет, это сплошная показуха. Я единственный, почувствовал этот контраст, понял, что на людях, они, веселая, любящая пара, а между собой: Она несчастна, и оказалась заложницей своей же глупости. Ей завидует весь двор, их ставят в пример. Все считают, что они счастливы. И эта иллюзия счастья, больше ее устраивает, чем нормальная жизнь. В один прекрасный момент, я понял, что время мое пришло. Я сказал ей достаточно, чтобы она поняла. И она поняла, и потянулась ко мне. И тогда я узнал в деталях, что из себя представляет ее жизнь. Ничего, только то, чем можно похвастаться на улице.
Это ее страх перед ним, и постоянные угрозы, это обиды и оскорбления. Это унижения и злоба. Никого вокруг, никаких друзей, только враги. Это слезы ее мамы, это горе всех родственников. Это несчастье для нее и меня. Тогда-то, я и пришел. Я пришел в ее жизнь, и она приблизила меня настолько, что он начал серьезно волноваться. Срабатывало только то, что мы друзья с детства. Он постоянно следит за ней, проверяет, подслушивает. Понимая, что меня не отодвинуть, пытается сделать другом своей семьи. И эта опасность не останавливает его, он обижает ее, снова и снова. Поездки на природу, пикники: И однажды, в очередной раз, мы поехали кататься с горки. И тогда уже было все, конец, карты открыты, терпение лопнуло. Все кончено, только есть между ними маленький секрет, которого я не знал до того времени. Вот так, мы стоим, рядом с ней, напротив него: Она не может сама уйти от него. И она просит, чтобы он ее отпустил. В тот момент, я понял, что буду ее защищать. Я понял, что если мне это будет стоить жизни, это стоит того. Он, в бешенстве хватает ее, пытаясь запихнуть в машину, и в этот момент, я встаю между ними. Я защищал ее, но она не нашла в себе сил, уйти. Это меня, сильно поранило. Я не находил места себе, я не спал. Мне было безумно плохо, и столько горя, я не помню. Она так упала в моих глазах, что я перестал верить всему. Зачем я влез тогда, я бы, просто молча ушел, понял, что она бессильна, и раз так, мне не нужна. Но нет. Что же я говорю? Что за чертовщину, я говорю? Я никогда никому не позволю обидеть девушку, будь это моя любимая, или девушка моего друга. Если у них какие-то споры, пускай их решают в уединении.
Я понял, что справедливости в этой жизни нет, и благородство, давно уж не в чести. И этот проклятый секрет, дал мне, все ответы. Я в ужасе и шоке. Как можно в такие молодые годы, так опорочить себя, так очернить свою совесть и имя: Она не могла уйти от него. И не понимала, что выбор между заточением, и надеждой выжить.
Все это мне сейчас кажется глупостью, самой настоящей чушью, но тогда я был молодым романтиком, и не хотел понять, что есть люди, которым наплевать на окружающих. В общем, ей было совсем безразлично с кем быть, главное, чтобы была квартира, машина, дача. Человеческие качества были где-то на последних местах.
Но тем не менее, спустя две недели у нас, вдруг, все изменилось. Вспыхнула надежда, и яркая жизнь. И появилась она, едва уцелевшая, измученная, изнеможенная. Она пришла, уставшая, пришла наконец-то понимая, что даже от такого негодяя, я могу ее защитить. Что она для меня теперь? Она для меня все. Все, потому, что воскресила в моей душе веру, нашла, наконец, нашла силы в себе, уйти от него. Это произошло как раз в тот момент, когда я совсем перестал верить в нее, тогда было два шага до мгновения, когда я бы не смог этого простить. После этого мгновения, мы не расставались никогда. Не знаю, стал ли я что-то значить для нее?

Я всегда помню, как бредил ей в школе. Никогда не забуду, сколько мне пришлось пережить и сделать ради того, чтобы она заметила меня. Я всегда стремился к этой красавице, которой льстил весь двор. Я всегда мечтал быть рядом с ней, видеть ее каждый день. Два этих трудных года не прошло для меня даром. Вот уже скоро три года, как мы вместе. Я ни насколько не утратил былой пыл. Мне казалось, что она меня любит...
Последний год мы преодолели многое. Мы меньше спорили, и ругались всего несколько раз. За этот год, мы сумели погасить свои амбиции, и стали намного реальнее смотреть на жизнь. Совсем недавно я сидел рядом с ней на ее дне рождения, и не мог дождаться момента, чтобы по- настоящему прикоснуться к ней. Я почти накопил на машину, которая так была ей необходима. Да, она желала многого, я, кстати, тоже, но не было повода так уйти. У нее с родителями сплошные раздоры, но со мной. Так, со мной...
-Никто так со мной не поступал. -Выдавил я.
-Чувак, без балды, вы что, правда не ругались? -Недоумению Вовы не было границ, он даже кожаный руль отпустил.
-Без балды.
-Ни-ч-че, не понимаю...
-Такая же, хрень.
Он резко подрулил к дому, и в свете фар я узнал знакомый подъезд.
-Я с тобой, -Сказал Вовик, вылезая из машины.
Я вылез наружу, немного обсохший и согревшийся. Дождь, как заведенный продолжал идти. Было почти темно, будто это не пятый час, а одиннадцать. Мы пробежали до подъезда и поднялись на второй этаж. Открыли сразу.
-Володя, Андрюша! -Кинулась на нас тетя Маша. -Слава богу, хоть вы подоспели!
-Что случилось? -Спокойно спросил я.
-Она сегодня заявилась с утра, после своих занятий, и попросила взаймы пятьсот долларов. У отца деньги на работе лежат, да и не стал бы он давать. Она начала склонять его на то, чтобы съездить туда. Он - ни в какую, послал ее куда подальше, пообещал отлупить, если приставать будет.
-Ну и ну... -вздохнул я.
-Ты же знаешь, что он после ночи.
-Я не об этом. Зачем ей пятьсот баксов? Почему она мне не позвонила?
Всю прошлую неделю она жила у меня. Меня безумно волновал тот факт, что не слышал от нее ни о каких деньгах. Обычно она просит у меня, если что-то серьезное.
-А где дядя Витя? -Спросил Вовка.
-Поехал на работу, может она там. Ты же знаешь, ей как что в голову стукнет...
-Она ничего не говорила? -Поинтересовался я?
-Там конверт, на пианино. Написано, что тебе. -показала тетя Маша. -Читать не стала.

Дорогой Андрей. Случилось так, что наши жизненные пути, однажды пересекшись, так и не сошлись. Прости, но недавно я узнала о том, о чем ты не можешь даже и догадываться. Я открыла для себя новый мир и новую жизнь, где можно все, где все у меня есть. Там нет надобности, мечтать, нет надобности, ждать от тебя чего-то. Там все уже есть, все, что помогло воспарить мне над миром. Прощай.
Татьяна.

Я молча сложил лист бумаги.
-Все, дальше не поеду. -Тихо вымолвил я.
-Что с тобой, Андрей? -Перепугалась тетя Маша.
-В осадок выпал, хлопьями... -Пояснил Вова, Отчего лицо тети Маши, сделалось еще более удивленным.

Мы выскочили на улицу к машине.
-'Воспарить', долбанный ишак! -Ругался я.
-Андрюх, объясни, что она тебе написала.
-Написала, мать ее так, написала, что не удовлетворяю я ее, в материальном плане, что ограничиваю ее духовно... В общем, тоже, что и маме написала.
-Е....й насрать.
-Именно.
-Что же теперь делать? -Вопрошал Вовик.
-Одному богу известно. -Ответил я.
-Ладно, слушай, это все дешевые понты, она без тебя никто, вернется...
-Надеюсь, а хотя... Нет, ты представляешь, вот дура, неужели бы я не понял? Да вообще, не верю я во всю эту чертовщину, это не она. Не могла она так, чтобы я заранее не заметил. Не могла, у нас все было как обычно. Все было здорово, все было хорошо.
-Не чистое это дело. Вы никогда не разбегались, хотя такие раздоры бывали, помню, раз до настоящей драки дошло. -Задумчиво произнес Вовка, руля по центральным переулкам. -Надо думать:
-Да, здесь без бутылки не разобраться. -Подтвердил я.
-Вот ты, что можешь сказать? Ну, первое что в башку попало...
-За всю свою жизнь, я в первый раз не знаю, что и сказать. Я, чисто, так и выпал в осадок. -Сказал я, глядя в мокрое стекло, на растворенный город.
-Я тоже.
-Просто ума не приложу, что случилось.
Машина мягко подскочила на бордюре, и въехала на тротуар. Я выглянул в окно, увидев 'книжки' Нового Арбата. Даже не сразу понял, что мы едем по пешеходной части, вдоль магазинов.
-Ща, возьмем пожрать, и поедем к тебе.
-Это идея.
-У меня на этот счет свои соображения. -Сказал Вова, взяв с собой телефон.
Магазин был еще более пуст, чем в самую позднюю ночь. Все как-то пролетело мимо меня, и я даже не помню, чего мы взяли. Единственное, что осталось в памяти, так это большая бутылка джина.
-Ну вот и ладненько. -Сказал удовлетворенный Вовик, запихивая зеленые пакеты в багажник.
В этот момент зазвонил телефон, и он, было, открыл его прямо под дождем. Я, вовремя его остановил.
-Да... -Рявкнул Вова, захлопывая дверь. -Да, нет, спокойно, он живой. Нет, там полный... Ну ты понял, жопа в общем. Я зарекся ругаться по телефону. Ага. Фигня все это, там все оказалось намного круче. Приезжай, расскажет. Возьми с собой свой блокнот... Ладно, ладно, не выпендривайся, все, на самом деле, грустно. Ага, пакеда...
Я посмотрел на него вопросительным взглядом.
-Это Шурик, сейчас будет у тебя.
-Послушай. Я тут немного подумал... Не могла она так уйти. Что-то случилось.
-Что же может случиться? Нашла себе чувака покруче.
-Кому она нужна такая ленивая дура? -Взвился я. -Кстати, впервые и неожиданно для себя я признавал правду.
Вовка захохотал, закрыв лицо ладонями, как будто и не существовало вокруг машин и улиц.
-Может и так, ну да ладно, поехали, подумаем.
Я оказался дома в восемь часов. У подъезда нас уже ждал Шурик. Вовка, вкратце изложил ему все сегодняшние события.
-Полный бред. -констатировал Саня, слушая Вовку, пока мы поднимались на лифте.

Мы выпили джина с тоником. По-моему, в этот раз на меня он подействовал как-то по особенному. Кажется голова начала работать.
-Итак. -Словно почувствовав это, начал Сашок. -На сколько я понимаю, она выкинула такое впервые.
-Да, и мало того, прошлую неделю, она жила здесь. С утра ездила на подготовительные курсы. Часа на три, не больше.
-Она ничего тебе не говорила, злой не приезжала? -Спросил Вовик.
-Нет, даже сказал бы, наоборот. Возвращалась более уравновешенной, словно озаренной.
-Ишь ты, озаренной. Что это за курсы, которые летом озаряют? -Удивился Саша. -Кстати, а разве летом, вообще, бывают подготовительные курсы?
-Не знаю, -задумался я, но она мне после них, такие 'перлы' выдавала, что у меня волосы дыбом вставали. Типа, о духовном очищении, священном долге:
-Ага! -Вскинулся Вован. Вот оно откуда!
-Да. -Вздохнул я.
-Так, приехали. Это блин, бизнес-колледж называется. -Возмущался Вова.
-Стоп, мужики. Андрюх, надеюсь, ты знаешь, где этот колледж? -Подскочил Саня.
-Я ездил ее провожать. -Отрешенно произнес я.
-Такое чувство, что этот колледж на нее и повлиял. -Сказал Вовик, разглядывая дно стакана.
-Похоже, только в голове не укладывается, что человек за две недели умом тронулся. -Сказал я.
-Нынче, времена такие. -Заметил Шурик.
-Ладно, я так скажу. Ее надо искать. Если завтра не объявится, то заявим в милицию. А пока поищем сами. И вообще, я завтра поеду, посмотрю на этот колледж. Не дай бог, там какие негодяи, всех раком поставлю. -Пригрозил Вова.

Вовка классный парень. Не подумайте, что он выпендривается, или шутит. Он не бандит, но батя у него в одной охранной организации работает. По-моему в Федеральной службе: Так что я испугался его слов, поскольку этот парень действительно может приехать и устроить такое исполнение, что по телевизору показывают поздно ночью. И вряд ли он ограничится погромом, он еще притащит в следственный изолятор пару -тройку не желающих сотрудничать.

-Спокойно Вова, еще неизвестно, кто в этом виноват. -Остановил его испуганный Шурик.
-Да она добрая ведь. Это совсем на нее непохоже. -Оправдывался Вовка.
-Это точно, поэтому, я и не могу ничего понять. -Огорченно сказал я.
-В общем так, завтра в двенадцать я заеду к тебе, и поедем посмотрим.


Москва.
Северо-восточный округ.
Территория парка 'Лосиный Остров'


Небольшое, двухэтажное здание находилось в глубине сильно одичавшего сквера. На колледж это совсем не походило, но такое уж время... Первое, что бросилось в глаза, так это то, что вокруг никого не было. Мы медленно проехали до конца аллеи, и повернув, остановились напротив двери. Я сразу обратил внимание на небольшую бумажку, прилепленную к стене. Отсюда, я разобрать не смог, но как только вышел из машины, сразу все понял.
-По техническим причинам... -Возмущался Вова.
-Знаешь, интересно еще то, что колледж закрыт, но вокруг не видно толпы возмущенных учащихся, родителей, никого. Мы приехали к началу занятий. -Заметил я, разглядывая грязь, оставшуюся от дождя и отмечая, что сегодня ее месила только одна машина, но ни одного студента.
-Как думаешь, здесь кто-нибудь есть? -Спросил я.
-А ты видишь в радиусе пятисот метров жилые дома?
-Нет.
-Тогда, скажи мне на милость, что здесь делает эта тачка? -Спросил Вовка, показывая на красную семерку возле угла дома.
-Действительно, судя по следам, она приехала недавно. -Согласился я.
-Поэтому, мы сейчас вежливо постучимся, нам откроют, и расскажут куда перенесены занятия, по поводу сессии, и так далее... -Сказал Вовик, поднимаясь во ступенькам к двери.
-Тяжелый случай... -Сказал я, разглядывая железную дверь с крохотным глазком, на которой не было даже ручки.
-Это точно, -поддержал Вова, -но тем не менее...
Он вежливо постучал, и повернулся боком, стараясь сделать лицо как можно более благонадежным. Что-то я сомневаюсь, что такое лицо можно сделать благонадежным. Нет, на мошенника он совсем непохож, зато на бандита очень. Минутное его усилие, так и осталось без вознаграждения. Он повернулся, и теперь раздраженно стучал кулаком, гораздо более настойчиво.
И на этот раз, все осталось без ответа.
-Пойдем, обойдем здание вокруг, может они не слышат? -Предложил я.
-Пойдем, -Неохотно согласился Вован.
Мы обошли вокруг, стуча в каждое окно, но безуспешно.
-Все! -Крикнул Вова, обращаясь к фасаду здания. -Я не виноват!!!
Он вернулся к своей машине, и открыв багажник, достал, приличных размеров кувалду.
-Я хочу простой истины! -Кричал он, направляясь к двери. -У вас есть две секунды, чтобы открыть!
-Лихо ты попер. А если они не виноваты?
-Фигня, в следующий раз будут открывать.
-Тоже верно.
С этими словами, он долбанул в район верхней петли. Звук был не из приятных, поэтому, я заткнул уши. Пришлось ударить еще три раза, когда сварочный шов лопнул.
-Помоги, я устал. -Позвал Вова.
Таким же образом, я сорвал и вторую петлю.
-Теперь самый деликатный момент. -Пояснил Вова. -Надо снять замок.
-Как ты собираешься это сделать?
-Видишь, со стороны петель она отошла, так вот, дальше ее не пускают замки сверху, снизу и сбоку.
Он подбежал к машине и вытащил трос с крюком.
-Подсунь его, в щель, а как я развернусь, цепляй сзади.
-Ладно. -Ответил я, прижавшись с стене рядом с дверью.
Вовка запрыгнул в машину, и развернувшись, остановился. Я подбежал, и прицепив крюк, махнул ему рукой, прижавшись к стене, на ступеньках.
Машина рванулась вперед, и промчавшись десять метров, дернула трос. Дверь, вместе с дверной коробкой, выскочила наружу вывернув ряд кирпичей, и разломав кирпичные ограждения крыльца, плюхнулась на землю. Вслед за дверью, выскочил перепуганный мужик, стреляя в машину из пистолета. Тут понял что Вову сейчас застрелят и машинально перехватил его, и моментально обезоружил, воспользовавшись тем, что он меня не увидел. Вовка выскочил из машины, и побежал ко мне, держа в руках что-то типа палки. Первое, что он сделал, так это перетянул охранника пару раз, чтобы тот не дергался.
-Говорили открывать? -Приговаривал Вовик, охаживая его монтировкой, -Говорили?
-Тихо, он больше не будет. -Сказал я, разрядив 'Макаров'
-Где девки? -Прямо спросил Володя.
-К-какие? -Мотал головой мужик.
-Т-такие... -Передразнил его Вова.
-Куда подевался колледж? -Задал вопрос я.
-Какой?
-Что? -Возмутился Вова, снова замахнувшись железкой.
-Он временно закрыт.
-Закрыт?
-Где руководитель?
-Не знаю.
-Ой, ну я тебя сейчас... -Пригрозил Вовик.
Я побежал вокруг, желая удостовериться, что он один. На заднем дворе стояли мусорные контейнеры, в которых что-то дымилось. Я счел нужным их обследовать. Меня привлекла одна интересная деталь: ящики были доверху набиты обгоревшими папками и бумагой. Я полез под крышку, сразу же откопав какую-то анкету. Покопав еще, среди обгоревших листов, я нашел еще несколько таких карточек. Наверное, это были личные карточки учеников: Все ясно, они смылись, и пытались замести следы. Видно дождь помешал всему сгореть.

-Ты зачем, падла, мне стекло разбил? А? -Орал Вова.
-Вовка, смотри!
-Та-ак: -Протянул Вовик. -Временно закрыт, говоришь:
-Чувствую, это совсем хреново. -Растерянно сказал я.
-Андрюх, принеси-ка мне скотч, он в бардачке.
Мы примотали охранника к внутренней ручке двери, лежавшей перед домом, и отошли в сторону.
-Ну, что думаешь? -Поинтересовался Вова.
-Не знаю, что и думать, они, куда-то ухайдакали девяносто девок, и уничтожили все документы.
-Да уж, что тут можно подумать: -Вздохнул он.
-Я никак не могу понять, что происходит. Моя ушла сама, а они исчезли: -Говорил я, дрожащими руками перебирая обгоревшие сырые анкеты.
Наши размышления, прервал подъехавший на большой скорости 'пассат', откуда вылезли два мужика, постриженные под зэков, одетые под 'быков'.
-Это че, типа здесь? -Спросил один.
-Ну типа... -Ответил другой, вытаскивая с заднего сиденья обрез.
Мы с Вовиком изумленно уставились на этих идиотов.
-Кто это? -Поинтересовался я.
-Наверное, крутые чуваки, -предположил Вова.
'Крутые чуваки' вошли вовнутрь, и обследовав помещение, обнаружили, что оно пустует. С густым матом они вывалились на улицу, и пнув охранника, направились к нам.
-Эй, вы. Вы че тут делаете? -Не очень вежливо обратились они к нам.
-А тебя копает? -Зарычал Вова.
-Вы чиста, наехали?
-А ты, думал, в сказку попал? -Ответил Вова.
Тот, что со стволом, от изумления отступил на шаг назад.
-Ты козел, ты понимаешь, что на деньги попал? Все, мы тебя ставим на деньги, понял?
-Что за щенки? -Тихо сказал Вова, дал мне монтировку, а сам сделал шаг вперед.
-Ну че, пидор, че ты нам скажешь? Или тебя сразу положить?
-Да нет ребята, вы что: -Говорил Вова, медленно двигаясь к ним. -У меня есть двести баксов, я вам сейчас отдам:
-Вот так, урод, так чтобы и было.
Молниеносно вывернув обрез, он пихнул его назад, и в следующую секунду, уже ударил им, вкладывая всю массу своего тела. Я подскочил ко второму, который повернулся к Вовке, и ударил его монтировкой. Как-то неожиданно отпрыгнув, он упал на землю без чувств.
-Ты кто? -тряс Вова своего 'быка'.
-Я, я, его друг:
-Ну и че?
-У него девушка ушла из-за этого колледжа. Сняла штуку, и отвалила.
-Понятно. -Сказал, поднимаясь, Вова.
Он подошел к охраннику, и что-то спрашивал, а я следил за лежащими.

Я захлопнул дверь, бросая карточки на заднее сиденье.
-Единственное что я выяснил, так это, как зовут ректора этой параши. Еще, он сказал, что живет эта баба, где-то на Кутузовском проспекте.
-Ничего, этого, больше чем достаточно. -Ответил я.
-Да? Что ты собираешься делать?
-Узнать точный адрес, кто она, с кем живет, родственников, телефон, номер машины. В конце концов, какое она имеет ко всему происходящему, отношение.
-Конечно, можно ребят подключить:
-Да, но только потом, а сейчас, поехали ко мне домой.
-Ты хочешь узнать это дома?
-Да, а что? Все это легко.
-Тебе видней.

-Ты, как сам не свой. -заметил Вовик.
-А как ты думал: -Удивился я, пытаясь вспомнить номер Мерседеса, который обычно стоял на месте сегодняшнего Жигуля.
-Нет, я все понимаю, но ты уж совсем в ужасе.
-Я впервые, за всю свою жизнь, участвую в вооруженных разборках.
-Ничего, пройдет. -Подбодрил меня Володя.
Я, некоторое время копался с компьютером, стараясь разобраться с телефонной базой.
-Вот оно! -Вскрикнул я, отыскав подходящую фамилию и адрес.
-Так-так, Кутузовский, дом: -Проговорил Вова. -Откуда это у тебя?
-Ты как с луны свалился. Катаешься с флажком на номере, а о таком не слышал. Это телефонная база Москвы, продается на каждом углу.
-Правда? -искренне удивился Вова. -Поехали, поговорим.
По адресу хозяйки не оказалось. На месте была довольно бойкая домработница, которая, все же проговорилась, что она на даче, в Обнинске.
-Елы-палы, в Обнинске: -Вздохнул Вова.
-Далеко же она умчалась, видно с испуга: -Заметил я.
-Так, ее надо брать, она что-то знает.
-Это точно. Правда, надо подумать, как. -Остановил его я.
-Просто. Едем, сейчас же. Заправляемся, я звоню братве, и едем.
-Круто ты завернул.
-А как? Сегодня мы узнали о том, что она на своей даче. Завтра, она узнает, что мы это узнали. Вывод?
-Черт возьми, ты прав! -Подскочил я, почти до бархатного потолка Линкольна. Надо ехать немедленно, пока они не очухались.
-Конечно, может, мы рвем когти, но лучше перестраховаться. -он взял телефон. -Але, привет, нормально, нет, по делам. Мы ездили с Андреем по его беде. Всплыло еще круче. Санек? Что? Ни-фи-га, себе! Вот он-то нам и покажет. Бери его с собой, расскажет по дороге. Встречаемся на Киевском в десять, прямо у моста.
-Что они?
-Санек там землю рыл, так что пыль столбом. Оказывается, что сегодня в розыск объявили семьдесят четыре человека. Все девушки, все ушли из дома, прихватив деньги и ценные вещи.
Все, перед уходом говорили примерно одно и тоже. Тоже, что и твоя. Саня напряг там своих, и вышел на человека, работавшего в этом колледже. Как я понял, он ассистировал на сеансах гипноза.
-Господи. -Едва выдохнул я. -Вот, твари.
-Мы встречаемся на Киевском шоссе. Саня знает все дачи вокруг Обнинска.
-Там их столько, что трудно представить. -Задумался я.
-Легко!
-Ты знаешь, как найти человека на дачных участках?
-Конечно. Делается это так. Везде есть что-нибудь типа сторожек. Правление, там, кооператива, или еще что: У них всегда есть списки тех, кому принадлежат участки. -Рассуждал Вова.
-Поехали, проверим это дело на практике.

Мы спокойно мчались по пустым улицам и проспектам. Я лениво поглядывал на мелькающие огни, размышляя о своем. Последние два дня, меня словно ударили по голове. Я почти ничего не осознавал до конца. Хотя сейчас в моей душе проклюнулась какая-то тревога, и я мучительно пытался вспомнить хоть один штрих, одну черточку в ее поведении, что смогла бы пролить свет на такой ее поступок. Я мучился от мысли, что так случилось, наверное, из-за того, что мы не очень-то подходили друг к другу. Может, было еще что-то, чего я не замечал. Может:, а хотя нет, по любому, она сделала то, что я никак не могу объяснить. Она сказала то, что сказал бы, лишь умалишенный. Так что же произошло? Что могло случиться? Я, словно дневник, перелистывал последние дни, кидаясь от события к событию. Я вспоминал, как она звонила мне, когда я опаздывал. Она возмущалась, и было за что: Да, ей иногда приходилось меня ждать, но мы все же встречались и гуляли до поздней ночи. Я помню, как мы попали под дождь, и она продрогла, пока я 'ловил' машину. Нет, все это не то. Из-за этого не уходят, тем более так. И тогда, под дождем, я видел ее глаза, полные счастья.
А машина мчалась по теплым и еще светлым улицам. Под ясным, вечерним небом, вдоль зеленых деревьев. Все было хорошо, от ливня почти не осталось следа. Только кое-где, по обочинам тянулись черные полоски засохших на жаре луж. И уличная духота никак не проникала в салон, где безраздельно властвовал климат-контроль.
Мы повернули и помчались по узкой дорожке, уходившей в вираж. Впереди появились многочисленные машины, ограждения исчезли и мы оказались прямо у моста. Впереди стояло две иномарки.
-А, вот и наши. -Обрадовался Вова.
-Там кто?
-Артем со своими ребятами, и Шурик.
Артема я знал. Если мягко, это был бывший бандит, который, благодаря своей голове, организовал охранное предприятие. 'Его ребята', это в основном одноклассники, которые так ни чем и не занялись, такая же шпана, как и он. Впрочем, нормальные ребята, без уголовщины, но близко к ней. Не воры, не бандиты. Не наркоманы и не сутенеры. Все после армии. В общем, клуб мужиков, объединенный единым желанием, почесать руки.
Мы вылезли из машины, в ответ на это, почти одновременно открылись восемь дверей. Все поздоровались. Пока Вова рассказывал Артему о сегодняшних событиях, мы с Шуриком отошли в сторонку, желая пообщаться. Я заметил под его глазом синяк и глубокие царапины.
-Это что? -Крикнул я ему на ухо, стараясь заглушить шум транспорта.
-Сейчас расскажу, только давай залезем в джип.
Мы залезли в машину, и закрыли двери.
-Она ни в чем не виновата, -сказал Саша.
-Я уже понял это. Да и не винил я ее никогда.
-Правильно, но только факт остается фактом. Я понял почти, но не все. Они проводили сеансы гипноза. Еще я понял, что это крутая контора. Все у них было круто обставлено. Например, человеку, с которым я разговаривал, подарили машину. Подарила ученица.
-Типа любовь:
-Типа, только машина ее папы, а у нее была доверенность. Она взяла, и написала дарственную. А еще, этот ассистент, позавчера переехал в квартиру в Центре.
-Прямо манна небесная. -Протянул я.
-И знаешь, после того как я ему пригрозил, он сознался, что это всего лишь дешевый презент, по сравнению с тем, что имеет тот ректор, который проводил эти сеансы. Он, кстати, упоминал о том, что наша любимая заведующая, катается на БМВ, купила дачу, и даже наняла охрану. А вообще, за этот год, у нее появилось три машины и две квартиры. Становится еще интереснее, когда узнаешь, что она вообще никаких контактов с учащимися не имела. Вот просто так, сидела в кабинете, и почти не выходила, занималась целиком документами и приемом родителей. Родителя, если точнее. За два года ее посетил единственный человек.
-Как же это так? -Удивился я.
-А вот так. Родители ни с кем не встречались, не было повода. Тот залетный, о ком я говорю, хотел узнать, за что платит деньги.
-Что значит?
-Ну, он хотел присутствовать на уроках, ознакомиться с программой.
-И как?
-В психиатрической больнице номер три. Диагнозов - два листа.
-Круто.
-Это точно, я сегодня там был, встречался с ним, и он посадил мне синяк.
-Ничего не узнал?
-Это какой-то ужас: Он совершенно сумасшедший.
-Вот это да:
-Творится там что-то неладное. Они вытягивают у людей деньги, причем такими способами, что волосы дыбом встают. У тебя ничего не пропадало последние месяцы?
-Нет. -Задумался я.
-Странно. -Искренне подивился Саша.
Мы снова выбрались на улицу. Вова повернулся к нам, а ребята стали рассаживаться по машинам.
-Сейчас едем туда, берем ее, и в Малоярославец, на дачу к Илюхе. Все серьезно, есть
подозрения, что она не будет говорить. -Сказал Вова.
-Они тебе рассказали? -Спросил Саша.
-Да. Дела, еще те. Это, прямо-таки, банда мошенников.
-Никто ничего не знал: -Задумался я.
-О чем ты? -Поинтересовался Вова.
-Из родителей, из всех нас, до сегодняшнего дня, никто ничего не знал. Если, пусть за редким исключением, это так, то они готовились. -Говорил я.
-Это ежу понятно, ну и что?
-А то, что раз так, то мы их не найдем. Они подготовились и к этому, так что наверняка исчезли, зная, что их будут многие искать. Я уже не говорю о милиции. А вообще, я жалею, что мы не полазили внутри этого колледжа.
-Ты прав, но эта бабеха на даче. -Сказал Вова.
-Дай бог, чтобы мы ее нашли. Есть большая вероятность, что она там. -Ответил Саша.
Некоторое время мы ехали молча. Я смотрел в окно, на быстро сменяющийся пейзаж. Где-то час спустя, когда стало почти темно, мы свернули с трассы, и остановились. Вова достал радиостанции и отдал нам, показывая, как они действуют.
-Включите, и пускай всегда работают до окончания нашего дела. Рабочий канал -десятый. Выставляется вот так: -Он немного настроил ее. -Группа один -базе, группа два -базе.
Спустя секунду, послышались громкие отклики.
-Так, разделяемся здесь, у нас восемь дачных массивов.
-Хорошо, как только найдем, позовем. -Ответил Артем. -План мы сделали, направляйтесь по указателям.
-Понял хорошо, разбегаемся. -Ответил Вова, кинув рацию на торпеду.
-Так, вот план. -Сказал Саша, доставая карту. -Мы на нем - буква 'один'.
-Ага. -Понимающе кивнул Вова.
-За нами два места: -Заметил я.
-Да, поехали. -Скомандовал Санек.
-Так, где мы: -Прищурился Вова, изучая полумрак вокруг. Он взял карту, несколько раз покрутив ее, и в итоге перевернув вверх ногами. -Вот так! -обрадовался он. -Едем сейчас до второго поворота, там направо, и главное, не проворонить съезд, это грунтовка.
Машина резко рванула с обочины, выбрасывая гравий из под колес.
-Смотри, где-то здесь есть съезд, -говорил Саша. -Там грунтовка, а пятьсот метров впереди, забор. Разговаривать со сторожем буду я. -Сказал он, вытаскивая из пакета бутылку шампанского и букетик цветов.
-Лихо: -заметил я. -Ты что хочешь делать?
-Ты че, не понял? -Возмутился Саня, -Я - благодарный ученик, страждущий встречи с ненаглядной тетей Мариной, так сказать, осветившей знаниями жизненный путь.
Вова так рассмеялся, что машина завиляла:
-Ну, ты артист! Правдоподобней не придумаешь! Сумасшедший чувак, с цветами и пузырем, ночью, в поисках училки, за сто километров от Москвы: Это будет шоу!
-Это точно: -Согласился я, представляя, насколько это будет смешно.
-Ну вас, -Обиделся Саша. -Что ж, вы ничего путного не придумали? Так вам сторож все и расскажет:
-Не расскажет - ему же хуже, но ты пойдешь первым, авось получится: -Успокаивал Вова. -Не обижайся, можешь, хоть с голой жопой в окно, лишь бы получилось:
-Вот так чтобы и было. -Закончил Санек, отвернувшись к окну.
-А у братанов, тоже заготовочка есть? -Спросил я.
-А то: -Протянул Саша. -Они - это они. Этого достаточно. Документы захватили, так что проблем не будет. Это мы сейчас, фольклором заниматься будем.
-Поворачивай! -Крикнул я, увидев мелькнувший поворот и небольшую табличку, скрытую листвой.
Машина остановилась, как вкопанная, а я чуть не перелетел через спинку переднего сиденья.
-Похоже, это здесь. -Предположил Вова, философски заворачивая на дорогу.
Несколько минут, мы медленно ехали, кантуясь в глубокой колее. Впереди показались ворота, и Вова остановил.
-Миледи, ваш выход! -Сказал он, гася фары, и обращаясь к Шурику.
-Не ссать в компот. -Почему-то сказал он, повязывая на голове измятый носовой платок.
-Удачи. -Сказал я, ему вслед.
Все затихло и погрузилось во тьму.
-Молодец. -Задумчиво произнес я.
-Да. -Согласился Вовик.
Он начал разворачиваться, встав поперек дороги.
-На всякий случай. -Пояснил он. -Если все будет круто, то мы повернем и уедем, а если надо будет, так и заедем на дачи.
-В любом случае не придется двигаться задним ходом: -Подхватил я.
-Правильно.
В эту секунду в рации раздался знакомый голос:
-База - группе один.
-База, переключаюсь в 'прием'. -Лениво ответил Вова.
-Проверили первую дачу -ничего. Сторож - дельный мужик, даже пузырь не потребовался.
-Ага, а у нас артист еще на выходе.
-Угу, понял, удачи.
-Такая же фигня. -Ответил Вова, кладя станцию на приборную панель.
-Эх, все это как-то не обнадеживает: -Сказал я.
-Погоди, еще не вечер.
В темноте показался Саша, уже без бутылки.
-Поехали дальше. -Сказал он, захлопывая дверь. -Нет ее в этих списках.
Машина снова выскочила на крайнюю улицу города. Мы пролетели несколько километров, когда Шурик велел притормозить.
-Смотрите, здесь съезд должен быть, дорога до шоссе, километра полтора, а потом еще поворот. Там они и будут.
-Ясно. -Ответил Вова, включая блок фар, стоящих на крыше.
Мы аккуратно спустились с высокой насыпи и оказались в кустах. Дорога была разбита до предела, машину кидало из стороны в сторону, и в конце концов, мы остановились в какой-то канаве.
-Приехали. -Констатировал Вова.
Некоторое время мы постояли, а потом, вдруг, Вовчик вспомнил про полный привод. Не прошло и минуты, как машина выкарабкалась из колеи и уверенно пошла вперед.
-Это другое дело. -Заметил я.
Мы, наконец, добрались до шоссе, и пересекли его, съезжая на нужную дорогу. Впереди уже показались собаки и дачные ворота, как вдруг, в радиостанции раздалось громкое шипение.
-Все - группе два, все -группе два. Мы нашли ее, но застряли на дачной дороге. Шестой участок. Видим ее дом, но ждем вас. У дома два джипа.
-Ясно. -Ответил Вова, разворачивая машину.
Я схватился за карту, ища участок номер шесть.
-Это сзади нас, до поворота в город. Проехать можно, если прямо сейчас повернуть направо, идти вдоль киевского шоссе.
Вова резко вывернул руль, и машина, подмяв кусты, выскочила на поле.
-Прямо за полем, в двух километрах дачные участки. -Сказал я
Мы оказались в рыхлой, мокрой грязи. Машина осторожно двигалась вперед. Вова внимательно выбирал дорогу.
-Как бы самим не застрять. -Заметил он.
-Ты, все же, постарайся побыстрее. -Посоветовал Шура. -Они ведь там, застряли.
-Ничего, в следующий раз 'Хаммер' возьмут.
В этот момент, прямо за деревьями, чуть ниже их верхушек, я увидел нечто яркое. Еще спустя секунду, это повторилось, и я различил струи огня, рассеиваемые по фронту. Оттуда, эхом донесся звук пулеметной очереди.
-Господи. -Замер Вова. -Что это?
-Ручной пулемет. -Объяснил я.
Он поддал газу, и теперь нас швыряло так, что я едва мог удержаться за ручки. Машину несло юзом, иногда она высоко подпрыгивала, а иногда, ее так носило, что нашу цель, я видел из бокового окна. Залетев в канаву, мы также стремительно выпрыгнули из нее, едва не перевернувшись. Вован, был мокрый от напряжения, и гнал, что было сил. Двигатель ревел, с неимоверной силой вращая колесами, и выбрасывая волны грязи. Мы вылетели на насыпь, и приземлившись, оставили на дороге целую гору глины. Резко повернув, машина помчалась по бетонке, набирая скорость. На дачи мы влетели со скоростью сто. Бетонка кончилась, из под колес полетели шмотки, комья грязи, попадая, хлопая по деревянным стенам ближайших домов. Впереди, снова послышалось раскатистое эхо. Из-за домов полетели желтые стрелы. Мы повернули, и впереди показалась машина. Отсюда, с небольшого холма, было видно, откуда стреляли. Это был трехэтажный особняк, стоявший посреди большого участка. Я заметил несколько наших ребят, рассредоточившихся вокруг него. Сзади мы услышали звук двигателя. Это подоспела группа один. Из машины выскочил Артем.
-Что случилось? -Пригибаясь крикнул он.
-Из пулемета шмаляют, установленного на третьем этаже. Наши, вон, за сараями. -Пояснил Вова.
-Ясно, ребята, вытаскивайте машину, а мы возьмем их. -Сказал Артем, направляясь к багажнику.
Я вытащил, уже известный крюк, цепляя его спереди.
-Против пулемета, есть только одна правда. -Приговаривал Артем, раскладывая гранатомет.
-Вы с ума сошли! Откуда у вас это? -Недоумевал я.
-Отобрали у местных пацанов. -Сказал он, целясь в мансарду. -Так, внимание! -Прокричал он в рацию. -Сейчас будет выстрел, потом, сразу бегите в дом и берите ее. Я за вами следом.
Мгновение, было видно, как она летит к окну мансарды, потом раздался оглушительный хлопок, и с крыши, будто стая птиц, одновременно подлетела вся черепица.
-Вперед! -Скомандовал я, и Вова тронулся, вытаскивая легковушку.
В доме раздались крики и автоматные очереди.
-Садись в машину! -Закричал мне Вова.
Без вопросов, я запрыгнул.

Из окна взлетела сигнальная ракета.
-Они нашли ее. -Прокомментировал Володя.
Мы подъехали к воротам, он выскочил, и открыл дверь багажника. Мужики погрузили туда брыкающийся мешок, и захлопнули дверь. Вовка развернул машину и остановился, ожидая, когда они все разбегутся по машинам. Я заметил, как окна первого этажа, осветило пламя.
Из радиостанции, раздался голос Артема:
-Все за мной.
Мы повернули несколько раз, и выехали на лесную дорогу.

Вот уже полчаса мы неслись по дороге, вслед за двумя машинами. За все это время, я не увидел ни одного огонька.
-Куда мы едем? -Поинтересовался я.
-К ближайшему мосту через речку. -Ответил Вова.
-Интересно, с трассы были слышны выстрелы? -Подумал Саша.
-А то. -Усмехнулся я.
-Тогда милиция примчалась по нашим следам. Возможно, они идут за нами.
-Да ты что, смеешься? -Удивился Вова. -Они ни за что не приедут во время разборки. Выехать, они смогли бы, только когда все затихло.
В моей голове затаилось какое-то сомнение. Я опустил стекло, и высунулся на улицу, вдыхая свежий воздух. То, что происходит, слишком страшно. Обыкновенный разговор, превратился в настоящий криминал. Это же надо, насколько она не хочет говорить! Они были готовы стрелять, в кого угодно.
-Что же она делает здесь? -Вслух задал я вопрос.
-О чем ты? -Поинтересовался Шурик, повернувшись в кресле, и уставившись в упор на меня.
-Деньги, машины, охрана: Почему она здесь? В этом нет логики. Она может быть где угодно.
-Во всем этом, пока много странного. -Ответил он.
-Погодите! -Перебил я его, услышав что-то, и высунувшись еще больше из окна. -Тормози!!! -Закричал я Вове, готовясь к его действиям.
-Всем стоять! -Скомандовал Вова, в рацию.
Я увидел, впереди стоп сигналы машин.
-Ну что еще? -Повернулся он ко мне.
-Мне только показалось: -Я услышал в воздухе какую-то вибрацию, и теперь пытался услышать это в наступившей, вдруг, гробовой тишине.
-Эх, друг, похоже, тебя совсем глючит.
В эту секунду, будто появившись из-за непроницаемой стены, в воздухе послышалось низкое пульсирование, которое, кажется, раскатывалось прямо перед нами, слева направо.
-Гасите габариты! -Закричал Вова.
Ребята его поняли, и машины, погасив габариты, стали съезжать с дороги.
-Ми-8. -Сказал я. -А хотя: нет, Ми-35.
-Что? -Удивился Вова.
-Впереди боевой вертолет, сейчас будет над нами.
-А с чего ты так уверен, что это именно Ми-35? -Встрял Саша. -Может это Ми-24, пижон хренов.
Спустя секунду, над нами промчалась боевая машина, с узким фюзеляжем, и вооружением на пилонах.
Вова выругался. К нам подбежал Артем:
-Это не милиция. -Констатировал он.
-Еще бы, но это и не наши клиенты. Если конечно, мы представляем, с кем имеем дело.
Вертолет ушел к дачам.
-Погнали! -Неожиданно для себя, крикнул я.
Еще большей неожиданностью стало то, что все кинулись к машинам.
Мы снова неслись по дороге, только теперь с выключенными фарами. Как Артем различал путь, оставалось только гадать. Мы резко повернули, спустились и вылетели на открытое место. Я увидел небольшой мостик через реку. Миновав его, машина забралась на холм, и снова оказалась под деревьями. Я оглянулся назад, и увидел проблесковые огни вертолета.
-Интересно, он нас заметил? -Подумал вслух Саша.
-Наверняка. -Ответил я.
-Брось. У нас выключены фонари. -Отрезал Вова.
-Думаешь, почему они летают на боевом? Потому, что он оборудован системой ночного видения. Не факт, конечно, я не помню, все ли эти машины ей оснащались:
-Черт, ты пугаешь меня.
-Молись, чтобы я оказался не прав. Мы там такого натворили, что вояки, могут и применить его стволы, дабы достать нас.
-Лучше, молчи, Андрюха, я хочу жить.

Колонна автомобилей осторожно выбралась на трассу. Окрестности просматривались во все стороны на много километров. Вертолета не было.
Проехав несколько километров по шоссе, мы повернули направо. Через полчаса, машины впереди, остановились. Я увидел, как выскочил Илья, и открыл ворота, пропуская всех вовнутрь.
Мы молча вышли на улицу.
-Творится какой-то п:ц: -Заорал Артем. -Вова, ты хоть иногда предупреждай, что мы нападаем на Министерство Обороны. Я бы хоть, заручился поддержкой, какой-нибудь ядерной державы.
-Друг, да ты что, откуда я знал?
-Без балды?
-Да. Мы просто ищем его девушку.
-Нихера себе. На какие стрелы она залетела? Да что вообще она наворотила, взорвала кремль? Так даже за долги не ищут.
-Ее просто загипнотизировали. Просто с каждой из сотни, сняли в среднем тысячу баксов.
-Стало быть, речь идет о сотне тысяч с каждого курса. -Заметил Саша.
-Вытаскивайте эту блядь, у меня с ней будет долгий разговор на ночь. -Сказал Артем. -Но все равно это не деньги чтобы припахать боевой вертолет, здесь что-то совсем другое.
Мы затащили ее в дом. Артем, с четырьмя ребятами, уединились в подвале, а мы, некоторое время сидели на веранде. Я вслушивался в ночную тишину. Мне казалось, что иногда слышу вертолет.
-Наверное, не стоило этого делать: -Нарушил молчание Вова.
-Кто же знал, что может выйти из простого желания добиться истины. -Неуверенно ответил Шурик.
-Теперь мы наделали столько, будто нас кинули, на огромные бабки. -Ответил он.
-Самое обидное, что чувствую я шкурой, это далеко не конец. -Задумался я.
-Для этого не надо быть чувствительной розочкой. Тут даже бегемот почувствует, как жарит его задницу. -Заметил Вова.
-Это точно. -Согласился я с ним.
Санек остался готовить еду, а мы вышли с Вовой покурить.
-Признаюсь, я тоже впервые попадаю в такие разборки. -Сказал Вова.
-Это ужас какой-то. Надеюсь, мы хоть узнаем, где она. Мы сошлись с какой-то мафией. Не известно даже, на что они способны.
-Санек сказал, что у него друг есть на 'Петровке' Он это дело раскрутит. Только хрен поймешь, что вообще там можно раскрутить. В этом деле ничего не докажешь. Мало того, нет даже самого простого - пострадавших. -Спокойно, в пол тона говорил Вовка.
-Точнее они сами не признают этого, потому, что не считают себя таковыми. Если вообще, еще существуют. А то, может, давно замурованы в том особнячке. -Поддержал я.
-Атас, мужики! -Выскочил перепуганный Артем.
Мы зашли в дом.
-Чего ты узнал? -Спросил Вовка, ожидая чего-то совсем мерзкого.
-Она отвечала за малое. Она, всего лишь создавала ширму для родителей. Студентов, перевозили в другое место на автобусе. Где-то, на окраине Лосиного Острова. Там им втирали всякую религиозную чушь, а потом везли обратно. Эта секта откуда-то из Китая, появилась здесь, почти десять лет назад. За все это время, они не вызвали ни у кого подозрений. Те, кто что-то узнавал, навсегда поселялись в психушку. Делали просто. Ловили, кололи и что-то внушали. За прошлый год, они заработали четыре миллиона. За этот -семь. Дело в том, что никто из пострадавших не обратился в милицию. Все было бы хорошо, только в этом году, ими заинтересовалась налоговая полиция, а потом, и ФСБ. Это их, 'Двадцать четверка', искала нас.
-Это конец: -Вымолвил Вова.
-Спокойно. Нас перестанут искать, как только разберутся, а сейчас, все разбегаемся. Ты, Андрей, домой не появляйся. Живи там, где никогда не была твоя любовь.
-Почему она осталась в России? -Спросил я.
-У нее при себе есть билет, на сегодняшний рейс в Нью-Йорк. Шесть часов утра. Она просто не успела уехать.
Вова растянулся в довольной улыбке.
-Классно, мы ее за жопу взяли! -Заметил Саша.
-Она еще сказала, что они нас найдут, поскольку мы уже знаем об их существовании. При ней, четыре кредитки, на каждой по шесть-восемь штук. Она предлагает три нам, в обмен на то, чтобы мы ее доставили в Шереметьево два, к шести.
-А бабки, то, мы снимем? -Поинтересовался Вова.
-Обижаешь: -Ответил я.
-Давайте, наверное, так и сделаем. Только надо бы не забыть, спросить и проверить у нее код. -Сказал Саша.
-Да, надо ее отпустить. -Задумался я. -Она все равно, здесь не жилец. Ей уже терять нечего, а кроме денег, пользы от нее, уже не будет. Только не верится мне, что заработали они за год семь миллионов. Танька сказала, что у них пять групп только здесь. Думаю, это только она заработала столько.
-Это уже не так важно. -Вздохнул Вовик, уставившись на свою машину, грязную по самую крышу.
-Господи, как хорошо то на улице! -Сказал Артем, вытирая окровавленную руку.

Медленно светало. Машина с предельной скоростью летела по проселочной дороге по направлению к Киевскому шоссе.
-И что же мы получили: -Протянул Саша.
-Мы открыли эту банду. Никто, кроме нас и их, не знает об этом. Никаких свидетелей, никаких следов наших действий. -Расстроено ответил я.
-Я бы так не думал. -Возразил Вова. -ФСБ то их тоже ищет.
-Нет, ни каких следов. -Сказал Саша. -Ее особняк уже сгорел, и думаю они не знают о гипнозе и всех этих студентах.
-Будем надеяться разберутся.
Мы остановились в десятке метров от шоссе. Вова повернулся ко мне:
-Так, сейчас я повезу тебя в дом моего дедушки. Он на Оке, отсюда, километров сто восемьдесят - двести. До того момента, пока все не закончится, будешь сидеть там.
-Но почему:
-Потому, что мы с тобой их открыли. Я поеду в город с Шуриком, и как только мы их найдем, я вернусь. Мы будем в Москве толь

TigroKot-2
posted 20-8-2007 19:00    
ко проездом. Если выходим на них, сразу зовем Артема, если они их находят, сообщат по рации:
-Надо найти ее. -Сказал я.
-Найдем. В этом Артем нам поможет, но вот разбираться с ними: Это дело наше. Они теперь пойдут против нас, и пойдут до конца. Артем, конечно крут, но он любит жить. Из этого говна, выберемся только мы, сами.
-Да, уж, дела: -Задумался Саня.
-Дела: -Согласился я.
-Я слышал, ты на машину накопил? -Поинтересовался Вова.
-Накопил: Только, все это уже не имеет:
-Имеет. -Перебил он меня. -Где у тебя деньги, я куплю и пригоню. Она тебе понадобится.
-Деньги, под плинтусом, в моей комнате.
-Какую машину тебе купить?
-А у меня есть только на 'Семерку', двух, или трех лет.
-Понятно.
-Какого цвета?
-Хм. Цвета: да хоть малиновый, в крапинку. Отстань, тошно мне.
-Так, Сань, вылезаешь, идешь к Артему в машину, и он тебя докинет до дома. Я, как его отвезу, вернусь. Завтра, чтобы дома не появлялся, я встречусь с тобой на Таганке, возле метро, в двенадцать. Напротив театра. Не высовывайся. Стой за метро, я тебя найду.
-Хорошо. -Ответил он, и вышел из машины, направляясь к синему БМВ.

С шоссе, мы съехали часа полтора назад. Расцвело. Я разглядывал незнакомую местность.
-Первое, что надо сейчас сделать, так это поспать. -Говорил Вова.
-Да, у меня уже голова не работает.
-Ничего, скоро.
Мы свернули на небольшую дорожку и оказались в лесу. Впереди был плавный спуск. Вова прибавил ходу, а через секунду, мы вылетели на открытое место. Это был пологий склон, поле, вокруг которого рос лес. В дальнем углу, в небольшой кучке деревьев, стояла изба. Впереди, за деревьями, виднелось небо.
-Вот мы и дома. -Сказал Вова.

Я резко проснулся, от непривычного ощущения. Все было прекрасно, но я никак не мог уловить нечто, то, что сейчас и было необычным. Я лежал недалеко от открытого окна в голубом квадрате, которого, медленно плыли облака. Мои мысли медленно текли, где-то среди них. Я спокойно вспоминал вчерашнее, будто это было всего лишь кино.
Тишина! Вот, что мне сейчас кажется необычным. Я ничего, кроме природы, не слышу. Вокруг ни единого механизма, ни единого автомобиля!
Я поднялся, и вышел через открытую дверь, направившись к краю земли. По мере того, как я приближался к обрыву, открывался сказочный вид.
-Россия: -Протянул я.
-Да, это Россия. -Подтвердил Вова, как-то оказавшийся у меня за спиной.
Я глядел на живописные холмы, на другой стороне Оки. Глядел, как по бархатным, зеленым складкам холмов, проплывают тени облаков. Далеко на горизонте, прямо у леса, были видны постройки фермы. Все вокруг, как на ладони. Я проследил глазами ручей, который спускался к воде. Светлая полоса пологого берега, сотня метров водной глади, камни и крутой подъем, высотой с десяток метров, к моим ногам.
-Я не видел ничего подобного. Я много где был. Я бывал за многие тысячи километров от Москвы. Я бывал в тропиках и Сибири, но не видел того, что в трехстах километрах от моего дома. Я не видел того, что собственно и зовется Родиной.
-Вот так всегда и бывает. Только понятие Родины, оно ведь, относительное. Родина, это не страна в которой ты родился, не край, а место, что тебе дорого. Что особенно близко. -Сказал Вова, усаживаясь на траву.
Некоторое время мы молчали. Потом он вспомнил, что надо бы поесть. Кушать было, конечно же, нечего.
-Грустно все это: -Констатировал Вова. -Копаясь на кухне.
-Точно. Жрать охота, спасу нет. Послушай, а здесь рыба есть?
Он повернулся и уставился на меня:
-Где?
-Ну, в реке. -Смутился я.
-Там? -Показал на дверь Вова.
-Ты меня совсем удивляешь.
-Да я бы и не догадался, если бы ты не сказал.
-Понятно. Это жизнь в городе делает свое.
-Точно, только рыбу ловить нечем. -Ответил ошеломленный Вова.
-Давай поищем, может, что получится.
Не прошло и получаса, как среди кучи хлама была найдена катушка капроновой нитки, моток изоленты, кусок стальной и моток медной проволоки, две женские пилочки, пара трусиков, молоток, гвозди, несколько ножей и целый ворох мелкого барахла, от лезвий, до пуговиц.
-Очень хорошо. -Заметил я.
-Я же говорил, что ловить нечем.
-Жрать охота. -Отрезал я, выкладывая все это на стол. -Я видел, там орешник растет. Пойди, срежь самый прямой и длинный. Мне нужно удилище.
Вова удалился, а я стал думать о том, как сделать крючок. Это было самое сложное. Заточить его, было легко, благо пилочки были алмазными. Как пилочка для ногтей - полный отстой, но как напильник - вершина технического гения.
Еще сложнее было сделать правильный заусенец на крючке. Вот с ним то, я и маялся, около четверти часа. Я загибал проволоку, по закругленной доске крышки стола, и ножом, при помощи молотка, пытался сделать на проволоке зарубку. Это не получалось, то он соскакивал, то перерубал проволоку до конца. Наконец, это удалось и я искренне радовался, потому, что получилось, как у настоящего крючка. Потом я принялся за острие, и довольно быстро справился. В этот момент пришел Вова. Он некоторое время толкался в дверях, пытаясь затащить внутрь удилище.
-Вот. -Сообщил он.
-Отлично, то, что надо.
Я быстро сделал кольца из медной проволоки и продел в них нить. На конце я привязал крючок, а чуть выше, приделал пластмассовую шариковую ручку, которая должна была служить поплавком. Грузилом служила небольшая гайка, через которую я пропустил несколько витков нитки.
-Круто. -Заметил Вова.
-Пока еще нет, надо все это испробовать.
-Пойдем, я покажу. -Позвал он.
Мы вышли, я осторожно направился вслед за ним, стараясь не повредить мою конструкцию. Чуть ниже по течению было некое подобие пирса. Деревянный помост уходил от берега на пять-шесть метров.
-Подожди, надо червяков найти.
-Логично. -Согласился он, протягивая мне ржавую консервную банку, прихваченную из дома.
Пришлось копать ей же, поскольку ничего я с собой не взял, а возвращаться не хотелось.
Вот теперь можно было спускаться к воде. Мы прошли по деревянному помосту и уселись на его краю, свесив над водой ноги. Я закинул удочку, и стал ждать.
С полчаса мы сидели молча, но ничего не происходило.
-Когда-то, когда я был еще маленьким, я был на рыбалке. -Начал Вова. -Я, сдуру, напросился с отцом. Он не хотел меня брать, но я все же, достал его. Дело было, осенью. Помню, что было достаточно тепло, но листья уже везде отвалились. Короче, мы договорились с одним пацаном, хроном местным, что он нас отвезет. И вот, рано-рано, когда было еще темно, мы выехали туда. Когда приехали, еще наверное петухи не проснулись. Какая-то хрень, вроде ночи, только посветлее. Так я сразу подумал, что раз мы приперлись в такую рань и холод, значит наловим рыбы до чертовой матери.
Я рассмеялся. Мне понравилась фраза 'до чертовой матери наловить рыбы'.
-Ладно, слушай. -Улыбнулся Вовка. -Мы, потихоньку подползли к воде, размотали свои удочки, закинули, и стали ждать. Батя базарил, что место, типа офигительное. Место было не просто офигительное, а в натуре отпадное, но только ничего не происходило. Уже было двенадцать, а мы сидели над этой проклятой водой, я уже стал хуями обкладывать эту долбаную рыбу, за что от бати получил здоровенный подзатыльник. Я настолько сосредоточился на поплавке, что уже почти не видел его. Было так тошно, что я запомнил это ощущение надолго. Так вот, после полудня, когда мы все еще сидели, и ожидании клева, погода, вдруг, как назло, начала меняться. Она менялась прямо на глазах, а мы, словно маньяки, смотрели на эти говеные поплавки, ожидая увидеть хотя бы, как они покачиваются. Ничего подобного. Хоть тресни.
Через час поднялся ветер, полетели низкие тучи и вдруг, пошел снег. А вчера то, было довольно тепло, поэтому мы оделись в осенние куртки. Мы терпели до тех пор, пока ветер не усилился, а снег не повалил со страшной силой. Во тут то, стало по-настоящему холодно, и папа сам стал обкладывать и погоду, и рыбу, и все вокруг. Мы кутались как могли, о рыбалке не было и речи. Отец начал разжигать костер. Битый час он геморроился с этим. За нами обещали приехать в пять. Как ты понимаешь, не приехали. Не приехали и в шесть. Мы начали беспокоиться. Ну точнее, орать на весь лес. Было понятно, что случилась какая-то лажа, и толи сосед набухался, толи просто забил на нас. По-любому мы решили ему за это морду набить.
Через час, снега стало столько, что легковушка не могла пройти по дороге. Не приехали и в десять, когда давно было темно, а мы тряслись от холода. Укрытие не получилось, его просто не из чего было сделать. В двенадцать ночи, когда мы метались вокруг костра, размахивая факелами, и кричали как индейцы блин, тоже ничего не произошло. А тем временем, сухой лес превращался в снежные сугробы. Снег сыпал не переставая, мы замерзали, едва спасаясь у костра. Ночь была еще более хреновой. В ужасе, от того, что замерзаем, мы метались, не в силах, что либо сделать. Блин, никогда бы не подумал, что в подмосковном лесу можно ласты склеить напрочь. В этот момент, мой отец обратил внимание на сухую траву и листву у костра. Он принялся отчаянно рвать ее, и запихивать мне в куртку и штаны. Я по началу не понял, а потом, сам стал делать это. Слабо верилось, что это может помочь, но со временем, это кажется, помогло. Моя вязанная шапочка типа 'петушок', больше походила на головной убор повара. В куртку было набито столько сена, что я казался Вини Пухом. Вот так мы и сидели, греясь у костра. Отец мой, грелся водкой из фляги, а я сеном. Кажется, было минус пятнадцать. Ближе к утру снег прекратился, еще немного похолодало. Мы бегали в поисках сушняка, возвращаясь к затухающему костру, чтобы погреться, я уже говорить не мог, голос сел окончательно.
Вокруг не было ни единой живой души, до деревни было тридцать пять километров. Как сейчас помню. Случилось это в семь часов утра. Погас костер. Мы еще некоторое время, пытались согреться и зажечь его снова. Сухих палок не было. Все было мокрым, в том числе и та зажигалка. Мы бегали вокруг погасшего кострища, стараясь не замерзнуть, но это мало помогало. Воздух был ледяной. Отец, некоторое время кричал, но его голос тоже сел. Спустя два часа, когда мы, наконец, снова сумели зажечь огонь, у меня не было никаких сил. Он пытался растереть мне руки, которые я почти не чувствовал. В этот момент, где-то вдали, послышался звук двигателя. Направление определить не удалось. Отец кинулся к ближайшему дереву, и поднявшись на несколько развилок вверх, принялся размахивать шапкой. Спустя несколько минут, и я увидел как по дороге, медленно продвигается грузовой 'Урал'. У него на подножке стоял наш сосед, мать его за ногу. Мы помчались к машине, падая в снег, а добравшись до нее, упали, прямо у колес. Это были какие-то солдаты. Внутри было тепло. Оказалось, что сосед наш выехал вовремя, но застрял в пяти километрах от деревни. Когда началась метель, он побежал в соседнюю воинскую часть, к своему другану. Они отправили к нам машину.
-Да, нечего сказать, порыбачили:
-Поэтому, теперь, у меня внедорожник, а в багажнике аптечка, ракетница, фонарики, ножи и спирт. Все, кроме удочки, черт бы ее побрал.
Прошло не меньше часа. Ничего не изменилось. Я проверил наживку, и снова закинул.
-Последний раз, когда я рыбачил, мне было, наверное, лет десять. Люблю вспоминать те времена, в них, что-то особенное было. То, что сейчас уже не вернуть. Нету той страны, теперь там другая страна, другой народ который нас всячески старался оттуда прогнать. Нету той прекрасной и огромной деревни с хорошими людьми которых прогнали. Нету домов этих людей и склонов где росла картошка которую поворовали: Нету того места, а жаль. Жаль что не осталось сказки из детства.
Может, по душе мне так, все прошлое потому, что было все проще, а вместе с тем, добрее. Мы были в деревне, у бабушки. Дядя, часто возил нас на рыбалку. Мы уезжали далеко в горы, на весь день. Он оставлял нас там, а вечером, забирал. Это незабываемые годы моего детства. Я многое бы отдал, чтобы снова оказаться у кристальных рек, подводные миры которых видны также хорошо, как и долины, горы вокруг.
Я наблюдаю за тем, как в зарослях, в глубине, затаилась щука, а между нами, плавает стайка рыбы.
Помню, как однажды мы поехали ловить окуней, на карьер. Это был квадратный, совершенно неестественный водоем, с заросшими берегами. Место мне совершенно не понравилось. Там был, почти такой же мостик, как здесь. У его конца, в воде лежала большая шина, толи от грузовика, толи от трактора. Так вот, некоторое время, мы ловили с берега. Клевало неплохо, не то, что сейчас: Клевало у всех, но не у меня. Мне было так обидно, ты себе не представляешь.
Вова улыбнулся:
-Все это х:я. Рыбу надо ловить в магазине.
-Я не умел как следует закинуть удочку, у меня ничего не получалось. Тогда я пошел по мостику, и опустил наживку, прямо в эту затонувшую шину. Я прекрасно видел, как наживка опускается в отверстие. Не прошло и минуты, как мою удочку дернуло со страшной силой. У меня едва хватало сил удерживать ее. Я с трудом тянул ее к берегу. Что было в воде, я не видел, но тянул, а он никак не хотел выходить. Наконец, мне помогли. Это был окунь. Большой, по моим меркам. Он был длинной больше ладони взрослого. Это был единственный мой окунь, и он оказался самым большим из пойманных в этот день. Дальше, что было, я не помню, наверное, это навсегда останется в дырках моей дырявой памяти. И то что нету теперь всего этого настолько бьет, что комок в горле.
-Так всегда, но ты помнишь самое главное. Хоть поймал что-то:
В эту секунду, резко рвануло леску и повело в сторону. От неожиданности, я плюхнулся в воду, а Вова, пытаясь удержать меня, свалился за мной. Было неглубоко, я задрал удочку вверх, не поднимая рыбу из воды, и потащил к берегу.
Это было нечто. Оказалось, что моего червяка схватил малек, так что я не почувствовал своим тупым поплавком. Рыба, которая попалась на этот 'концерт', была с полкило.
Мокрые, но радостные, мы забрались наверх с пойманной добычей. Тут я заметил знакомые кустики.
-Вова, ответь мне на один вопрос.
-Ну.
-Я сейчас купался, рыбу удил два часа:
-Ну:
-Ты бы хоть сказал, что картошка имеется. Давно бы позавтракали.
-Где? -Недоумевал Вова.
-Эх брат, какой из тебя ботаник. Посмотри, я вижу четыре куста картошки у дерева.
-Откуда она там взялась?
-Это я должен спрашивать. Наверное, вы приехали сюда на пикник, пекли картошку, там, где сложено кострище, а картошка была здесь:
-Нет, вспомнил, не здесь, сюда мы вывалили ту, что была мелковата. Некоторые были с гнилью.
Девчонки сказали, что в фольге надо запекать только хорошую.
-Я развожу костер, а ты, пока, перекопай это место, может, там есть еще что, кроме тех гнилушек.
Было пять часов вечера, когда мы наслаждались завтраком из рыбы и печенной, молодой картошки. Кажется, ничего вкуснее этого, просто не могло существовать.


-Так, дальнейшие наши действия: -Задумался Вова, разбирая пол у стены.
-Если это наша база, то нас не должны видеть в деревне, в ближайших магазинах. Закупай продукты, только в Москве. -Сказал я ему. -Сутки, или двое, я перетерплю, может, еще чего поймаю, к тому же, там еще картошка есть. Мелкая, но много. Узнай, как там дела. Если все нормально, я поеду с тобой.
-На, -сказал Вова, вытащив из подпола ружье. -Это Ремингтон моего дедушки, береги его. Сиди и не высовывайся, тебя не должны видеть там. Меня, впрочем, тоже, но если Танька на их стороне, то тебя они легко найдут. Я попробую разузнать, что там со всем этим делом. Надеюсь, что все уляжется. Хотя, возможно, придется немного переждать.
-Езжай, и главное, спокойно. За меня не волнуйся, я тут как-нибудь:
-Кстати, колодец в пристройке, за домом. -Сказал Вова, залезая в машину. -Смотри не бултыхнись туда!

Некоторое время, я ничего не делал. Было, наверное, часов девять - десять. Я подумал, что должно уже клевать, и выпрямив крючок, пошел к реке.
Было тихо, тепло, я сидел, уставившись на воду, прокручивая в уме, недавние события. Самое тяжелое, когда начинаешь осмысливать произошедшее. Боюсь показаться трусом, но страшно оттого, что оказались мы с этими людьми лицом к лицу, что никакая милиция нас не разделяет. Если нас убьют, последними узнают правоохранительные органы. Дело не в том, что милиция плохая, или хорошая, дело в том, что с точки зрения закона, мы совершили преступления, которые не могут быть оправданы в полной мере. Те люди, которые встанут против нас, пока ничего плохого не сделали, а мы уже нахапали себе по пять сроков.
Послышался ровный гул дизеля. На большой скорости, мимо меня прошла 'ракета' на подводных крыльях. На ее открытой корме было полно народу. Они кричали и свистели, приветствуя меня, сидящего с удочкой, с дробовиком на коленках.
Мои грустные мысли мгновенно развеялись, и я постарался думать о хорошем. Я теперь, больше смотрел на реку, где иногда проплывали всякие баржи и теплоходы. Стало почти темно, когда я увидел интересное судно. Это была яхта. Она до боли, напоминала мне одну, знакомую. Может, это она и была. Изящный корпус красного дерева, плавно огибали волны прошедших кораблей. Она шла своим ходом, на борту никого видно не было.
Первый раз, клюнуло полдвенадцатого. Это была мелкая рыбешка, которую я отпустил. Через четверть часа, снова клюнуло. Такую рыбу, можно было есть. К двум, я поймал еще две такие же. На этом, я решил закончить. Стало так темно, что я не мог разглядеть поплавок. Я поднялся наверх. Вот тут то, приключилось со мной нечто совсем необъяснимое. Я почувствовал, что падаю, что оказывается, мертвецки устал:

Проснулся оттого, что болел мой бок. Я лежал на полу, под мою голову, была подоткнута подушка. В эту ночь, в кровать я так и не попал. Первым вопросом было: где рыба?
-Хочу рыбу, настоящую, речную: -Промямлил я, ища ее. Я отчетливо помнил, что у порога, я все еще был с ней.
Я нашел ее, когда уже совсем измучился. Она лежала, завернутая в бумагу, под фундаментом дома. Обнаружив, что она прекрасно сохранилась, я внес ее в дом, размышляя, как мог засыпая, успеть завернуть ее. И главное, лист грубой бумаги, имел растрепанные края. Я так и не нашел такой в доме.
Некоторое время я шумно умывался ледяной водой. Покончив с этим, я вышел на берег.
С этой высоты, на многие километры видна была Ока. По ней неторопливо шли корабли. Становилось жарко. Я, вдруг, мгновенно вытряхнув из себя уныние, побежал вниз, и разогнавшись по пирсу, нырнул в воду. Со всплеском, все затихло. Повисла тишина. Вдалеке слышится слабое журчание. Будто кто-то сверлит в воде. Темнота, ничего не видно. Я плыву, делая сильные движения, чувствую, как вокруг движется вода. Уши закладывает, потом в них нарастает шум. Нехватка воздуха, сжимает легкие. Я терплю, потому, что этот приступ самый тяжелый, дальше будет легче. Я рвусь, гонимый удушьем, жаждой, делая мощнейшие рывки. Я рвусь не к поверхности, а вперед, куда-то, к моей цели. Наконец, я выныриваю. В глазах туман. Я пытаюсь сориентироваться. Повернувшись, я обнаруживаю, что до моего берега пятьдесят метров. Я неторопливо поплыл обратно.
Я много раз делал это. Меня мало привлекало купание, как только я оказывался на водоеме, я нырял. Не знаю зачем мне это, но это важно. Даже и не знаю, что и сказать. Вот тут, кажется, что вся моя жизнь давно прошла. Когда-то давно, все это начиналось. Школа, несчастная любовь: Спустя, почти десять лет моих страданий, я вдруг пришел к такой точке, что стал счастлив. У меня, наконец, появилась девушка. Я помню те годы, когда у меня ничего не получалось, когда у меня не было даже друзей. Были, конечно, на работе, но это все не то. Не было тех, кто мог помочь. Не было тех, кто приходит всегда, а не тогда, когда нужны запчасти или совет по технике. А сейчас: Вот сейчас, есть люди, которые помогают будто это общее горе. Больше всего мне неловко оттого, что только я попал в такую ситуацию, что у меня не было шанса помочь им. Я всегда старался быть рядом, но ничего серьезного не происходило. Теперь я, тем более перед ними в неоплатном долгу.
С этими грустными мыслями, я вылез на берег. Некоторое время, я ходил вокруг дома, а потом вошел в него и упал на свою кровать, уставившись в потолок. Я думал, что мне делать, что если сюда заявится, кто-нибудь. Что, если это будут они: Откуда взялась необычная, рыхлая, зернистая бумага, пропитанная каким-то пахучим веществом. Неужели ночь здесь кто-то был? Прямо перед дверью я нашел следы, наверное лисы. Или мелкой собаки, что ли: Но почему она не тронула рыбу, которая лежала в двух метрах от нее?
Я вышел из дома, и принялся изучать окрестности. По мере того как я двигался к лесу, поле резко изменилось, пошли глубокие рытвины с гребнями, через которые трудно перебраться. Когда мы сюда приехали, кажется, оно было поровнее. Я обследовал эти насыпи, прикидывая действия противника, желавшего штурмовать домик. От последней рытвины до дома, не меньше четырехсот метров. Дальше - голый, горбатый склон, где все как на ладони. Это хорошо. Обстрелять дом, можно только из серьезного оружия. А мое, кстати, ни к черту не годится. Ну да ладно, может и обойдется. Я пошел дальше к лесу, где была дорога. Выйдя к ней, я обнаружил, что дорога немного поднимается, в прямой, как стрела, просеке. Она просматривалась на километр-полтора. Там, на самой вершине за которой было только небо, появилась легковая машина, которая никак не походила, на Вовкин 'Навигатор'. Меня, прямо жаром окатило. Бросился бежать к дому, где и оставил ружье. Дорога виляла, и я решил бежать по прямой. Легко было подсчитать, что машина движется со скоростью сорок километров в час. Я бегу в два раза медленнее, да еще и по буграм, а значит, могу не успеть.
Влетел в дом, и двумя прыжками оказался на чердаке с ружьем и коробкой патронов. В эту секунду из леса показалась 'девятка', которая выскочила оттуда с большой скоростью. Я взял ее на прицел. Из-за тонировки, в салоне никого не было видно. Она лихо подлетела к двери и остановилась. Из двери выскочил Вова.
-Андрюха, не стреляй!
-Слава богу, это ты! -обрадовался я.
-Смотри, какая тачка!
Это была Лада вишневого цвета, вся, по самую крышу, забрызганная желтой грязью. Ее широченная резина, была в ней же. Диски различить было нельзя, до такой степени они была заляпаны.
-А где твой?
-Я же должен был тебе пригнать машину.
-Это мне? -Недоумевал я. -На какие деньги?
-Сняли с кредитки этой бабы. Половину Артему, в виде моральной компенсации, а половину нам. Твои две тысячи, я тоже вложил, и еще осталось.
-Малиновая, в крапинку. -Медленно проговорил я. -Спасибо тебе.
-Ладно, коли так выходит, должно же что-то хорошее произойти... -Сказал Вова, вытащив из багажника две увесистые сумки.
-Давай, помогу. -Сказал я, взяв неожиданно тяжелую сумку. -Что там, кирпичи?
-Нет, железные болванки. -Усмехнулся Вова.

-Я не хочу этого видеть! -Закричал я, глядя как Вова вытаскивает весь арсенал, который уже не уместился на столе.
-Погоди! Послушай. Все, более чем серьезно. Они были у тебя дома. Все перерыто, исчезли все твои записные книжки и блокноты. Копались в компьютере. Денег они не нашли, но благодаря полученной информации, напали на Сашкину квартиру. Батя отстрелялся от них, но сам в реанимации. Саня в Загорске, у своей девушки. В квартире милиция. Одного нападавшего взяли живым. Другой застрелился, третий сам свернул себе шею, якудза хренов. К тебе не вызывали, ничего ценного не пропало. Мать, конечно в шоке, а твой отец, кажется, видел их, и возможно, опознает. Сейчас разговор идет уже не о возможных проблемах, связанных с оружием. После заварушки, и отмазаться можно, но главное сейчас, выжить. Так что, не дури, а помогай. И сходи к машине, там, на заднем сидении твой компьютер.
Я рассмеялся:
-Ты видишь здесь, хоть один провод? Тут же света нет, друг, зачем ты его притащил?
Вова опустил голову:
-Ладно тебе, я не подумал.
-Ничего, спасибо тебе.
Я вышел и открыл заднюю дверь. На сидении лежало все, что было у меня на столе. Я примчался обратно на радостях.
-Вовка! У нас есть информационный центр!
-Ты же говорил:
-Ты золото, ты привез источник бесперебойного питания!
-Ну и что, его хватит на час, а дальше?
-У него батареи двенадцать вольт. Там преобразователь на двести двадцать. Генератор на двенадцать - есть в машине. Не пройдет и пятнадцати минут:
Не прошло и пятнадцати минут, как был включен компьютер и мы смотрели новости, благодаря телевизионному тюнеру.
-Чудеса, да и только. -Восхищался Вовик.
-Ты скажи, что-нибудь, про нее узнали?
-Не хотел я тебе об этом говорить, но она в дурдоме. Меня не пустили. Об этом узнал Санек.
Что касается этих чудиков, то пока мало информации. Они нигде себя не проявили. У меня знакомые работают по этой линии. Есть одно место, на наш взгляд, подозрительное. Сообщение об этом, придет из Калуги. Так что надо будет включить радиостанцию. Кстати, будет это не раньше, чем послезавтра.
-Поехали к ней. Адрес есть?
-Поехали, только сначала, надо приготовиться и поесть. Я должен тебе все показать. Так, это пулемет МГ-42.
-Откуда вы его взяли?
-Пионеры помогли собрать из двух, оставшихся от войны. Вот ленты к нему. Есть один Калашников, и два охотничьих карабина Сайга -12. Патроны к ним, еще в машине. К автомату в этой большой консервной банке.
-Это что? -Поинтересовался я, взяв зеленую квадратную коробку.
-Противопехотные мины. Действуют на обрыв нити. Она здесь:
-Ужас.
-РПГ-7 -Шайтан труба в народе. -Комментировал он, показывая пусковую трубу гранатомета.-Чур, с чердака не стрелять. Три выстрела в нему, в багажнике.
-Понятно. Теперь, давай, приготовим пожрать и расставим все это.

Так мы и сделали. Вова привез много всего, но приготовили то, что уже здесь было. И этим остались также довольны, как и вчера.
Я забрался на чердак, поставив коробки с лентами у стенки. Окно смотрело как раз на дорогу из леса. Я поднял приклад к плечу, и плавно провел по ней, к самому дому. После этого, я откинул крышку, и поставил ленту. Механика работала безукоризненно.
-Вов, а ты прицел не привез?
-Зачем?
-Калашников ночной, можно прицел поставить.
-Ничего, заедем в Сокольники, в магазин, там они есть.
-Это вариант, надо будет не забыть.
Итак, с техническими вопросами мы управились к двенадцати. Теперь предстоял долгий путь.
-Садись сам за руль, только голову пригибай больше, там труба безопасности. -Сказал Вова.
Я сдавал на права месяц назад, но практики не имел. Некоторое время я колебался, но все же решил, что лучшего времени не найти.
Машина хорошо слушалась, мы, довольно быстро ехали по прямой дороге. Вокруг был лес. Спустя минуту, я успокоился и привык. На приличной скорости мы вылетели из леса, прямо на поворот, где не вписались и оказались на поле. Машину круто занесло, я пытался справиться с управлением. Спустя мгновения, которые стоили немыслимых нервов, мы выскочили обратно на дорогу. Я поглядел на Вову, который вцепился в кресло обеими руками.
-Господи, я думал, конец. Как мы объехали тот камень, не знаю.
Я стал внимательнее смотреть на дорогу. Меня радовало, что я не растерялся и исправил свою же ошибку. Вскоре, мы добрались до трассы. Тут сел за руль Вова.

Раскаленный город встретил нас с таким безразличием, будто мы и никуда не уезжали.
-В общем так, это в районе Преображенки. Потом, мы едем забирать мой самосвал, которому должны были вставить новые стекла и положить кевлар. Тоже там недалеко, на Ростокинском проезде.
-Это что?
-Специальная пуленепробиваемая ткань. Кстати, твоя машина теперь, имеет грузоводъемность на двести килограммов меньше. И двигатель там немного другой, на девяносто втором не поедет.
-Понятно. Думаешь, они так нас достанут?
-Не знаю, но у меня есть небольшой опыт общения с группировками. -Сказал он, сворачивая в какой-то двор.
-Мы приехали?
-Не совсем, это через дорогу. -Ответил Вова, доставая из под сидения два красных номера.
-А это что? -Удивился я.
-Это дипломатические номера моего друга, Йониса. На всякий случай:
Мы снова оказались на дороге. Заборы больницы было хорошо видно, но мы изрядно покружили, чтобы подъехать на ту улицу, что была у входа. Я предлагал оставить ее у бетонных блоков, которые блокировали въезд. Но Вова проехал через дворы, и мы остановились у проходной.
Я быстро пробежал глазами по машинам, стоящим вокруг. Все были пусты, кроме одной. Это была 'Восьмерка'. Там сидело четверо.
-Смотри, какие чуваки. -Показал Вова.
-Вижу. Надеюсь, не по нашу душу.
-Иди один, возьми рацию, я буду здесь. Если что, ко входу не беги. Я заеду на территорию. Стрелять мы можем, но нас не должны взять с оружием на улице. Только из машины.
-Ясно. Я мигом. -Ответил я, взяв бумажку с номером корпуса и отделения.
Не прошло и пяти минут, как я оказался в кабинете у заведующей отделения. Вот, о чем я не подумал, так это о том, как доказать мои слова. Она согласилась после того, как вытащила запрос из милиции. Я наизусть помнил номер ее паспорта.
-Я хотел бы забрать ее, с согласия, родителей, конечно: Мы можем позвонить.
-Молодой человек, вы слабо представляете, в каком она состоянии.
-Я хочу поговорить с ней.
-Не рекомендую, но чувствую, вас не переубедишь. Пойдемте.
Мы шли по длинному коридору женского отделения. Мимо странно смотрящих женщин. На первый взгляд, они казались обычными, но если остановить внимание на любой, сразу возникало тяжелое ощущение.
-Предупреждаю, у нее забинтованы руки. Не трогайте повязки. Она расцарапала лицо санитару так, что накладывали швы. Мы пришли. -Женщина открыла дверь.
То, что я увидел, повергло меня в смятение. От ее красивых волос не осталось и следа. Она была побрита почти наголо. Еще поразило меня то, что я не увидел в ее глазах ничего от прежней моей любви.
-Осторожно, она кидается, вы сами захотели, не жалуйтесь потом. -Сказал врач, придерживая меня за рукав.
-Я всегда получал от нее то, что заслуживал. -Сказал я, сделав шаг вперед.
На мгновение мне показалось, что она вдруг стала прежней, но сразу же пожалел что расслабился. Она прыгнула ко мне, с огромной силой ударив забинтованным кулаком по переносице. Я едва выдержал, не сумев остановить ее удар. За этим, последовал второй, направленный в пах. Здесь, ее коленку, остановила моя рука. Я молниеносно присел, уклоняясь от нее, а потом повалил на койку.
Нет. Я обнимал ее, но ничего не чувствовал. В ее душе была странная, заслонившая многие годы, ненависть.
Усилием я отвернулся. Мое сердце разрывалось от боли.

За моей спиной закрывались двери. Я ничего не слышал и не видел, будто оглох и ослеп. Только помню, как женщина врач похлопала меня по плечу, что-то сказав, видимо чтобы подбодрить.
Очнулся я, только когда вышел за проходную.
-Ну что? -Спросил Вова.
-Она погибла. То, что я там видел, ее изуродованное существо.
-Господи. -Вздохнул Вова.
Мы тронулись. Впереди машин не было. Там мы решили развернуться. В зеркало я увидел, как эта 'восьмерка' с крепкими ребятами, выезжает из общего ряда, направляясь за нами.
Вова сразу все понял. Двигатель взревел, машина помчалась, угрожающе набирая скорость.
Поворот направо, вдоль метромоста. Яуза, в которую, мы чуть не нырнули, налево. Под мост, еще налево.
-Не туда, черт, не туда едем: -Ругался Вова.
Он еле успел затормозить перед машиной, перекрывшей нам проезд.
Зло вспыхнуло во мне, словно адово пламя. Я повернулся, вытаскивая из под одеяла ружье.
Все происходило с молниеносной быстротой. Я выскакиваю из машины, которая еще движется. Передо мной открывающиеся в этот миг двери иномарки. Туда, я направляю ствол. Почти одновременно, два выстрела. Тонированные стекла летят в разные стороны. Двери пробивает, мелкими дробинами. Вовнутрь, в салон падают двое. Я поворачиваюсь, меняя на ходу магазин, и стреляю в подскочившую восьмерку. Вова, в этот момент, закрываясь открытой, задней дверью, тоже стреляет в нее без разбору. Я стреляю поверх крыши, автоматику клинит, приходится передергивать вручную. Я падаю за капот, отбрасывая пустой магазин. Выстрелы продолжаются.
-Прикрой! -Кричит Вова, и я выскакиваю из-за машины, снова стреляя в стекла. Мне в ответ раздается один выстрел. За разбитым стеклом ничего не видно. Я чувствую, как Вова впихивает меня на заднее сиденье.
-Садись, нагибайся же, ты что, фильмов про полицию не видел?
Двигатель ревет, мы мчимся вверх, к площади. Машина резво набирает скорость до ста двадцати. Я оглядываюсь назад, но погони за нами нет. Мы мчимся по улице. Я чувствую, что кружится голова, кажется, меня чем-то облили. Рубашка и штаны мокрые. Вова посмотрел на меня, и испуганно затормозил, перегибаясь через сиденье.
-Мать его. Волки позорные: ты весь в крови! Господи, да что же происходит?

Я увидел белый потолок. Спустя секунду меня посадили.
-Ну что, живой? -Осведомился Вова.
Я огляделся:
-Где мы? -Вяло поинтересовался я.
-В 'Склифе', конечно. Сейчас тебя будут переводить в палату. -Сказал Вова, увидев приближающуюся медсестру.
-Мне все равно нужно заполнить карточку. -Возражала она.
-Милая, давайте отведем его, а потом уж, в палате и карточку. Вы видите, он же в шоке.
Мы шли по коридору. Меня вели, держа под руки. Слева оказались распахнутые ворота, куда подъезжала скорая помощь. В этот момент, Вова отделился от меня и обогнув спереди, кинулся на сестру, прижимая ее к стенке и затыкая рот. Она испуганно забилась в его объятьях.
-Успокойся, дура, не буду я тебя, насиловать. На, вот, стольник, только молчи. Мы уходим. А хотя: -Он отодвинулся, посмотрев на нее. -Ты классная, а ну давай телефон!
Он засунул ей в халат сто долларов, и мы выскочили на улицу. Машина стояла как раз у входа.
Через несколько секунд, мы уже мчались по проспекту Мира.
-Елы палы, какая классная девчонка. -Восхищался Вовка, держа в руке бумажку с ее телефоном.
-Что со мной, сколько времени, когда все происходило?
-Все происходило десять минут назад. Времени, сейчас, вечер. Попали в район шеи, ближе к ключице. Рентген будет готов только через час, но как я понял, у тебя все нормально. Задеты только мягкие ткани, как сказал доктор.
-Понятно.
-Левой рукой не шевели. Будет больно.
-Я уж, догадался. Какие планы у нас.
-Забрать Шурика. Он охраняет мою машину. После этого, в магазин за прицелом, а потом, обратно. Здесь делать нечего. Нам надо выжить. Ты видел этих козлов. Конечно, мы легко их положили: Только, это потому что нам повезло. Они недооценили нас. У них было всего две пушки.
Мы свернули перед гостиницей, и помчались по прямой улице, набирая скорость.
-Смотри, там впереди две улицы сходятся, и мост: -Сказал я.
-Ага.
В деревьях, на дороге стоял джип. Рядом с ним, Саша. Мы выскочили, поприветствовав его. Он принялся расспрашивать, что со мной, почему я перевязан и разбит нос.
-Потом, потом, Саня, садись в Андрюшкину машину, и следуй за нами. Дела крутые, они пытались нас взять, но этот герой оказался крутее. Ты, в общем видишь:
-Ясно. -Сказал Шура, без лишних слов садясь в машину.
Мы развернулись и поехали обратно. Впереди образовалась пробка.
-В Сокольники трудно будет проехать в это время. -Комментировал Вова.
Когда вышли из магазина, увидели два джипа, на большой скорости вылетевшие на тротуар со стороны парка. Один из них сбивал бампером многочисленные велосипеды торговцев. Мы кинулись к своим машинам. Было ясно, что стрелять в таком месте никто не будет. Взять, они снова нас не успели, но развернулись и последовали за нами.
-Не туда Вова, мы идем в сторону Электрозаводского моста.
-Черт! -Выругался он. Как здесь выехать?
-Там, смотри, поворот впереди.
Вихрем, машина пронеслась по дворам. Мы выскочили обратно, взяв правильный курс. Одна машина наших преследователей куда-то подевалась. Саша, нас уже почти догнал.
-Ну вот, вроде оторвались. -Сказал Вова, изучая зеркала заднего вида.
-Вроде. Только в этот раз мы уходим по старому Калужскому шоссе. А то, один разок, мы подумали что оторвались, так обнаглели, что пошли в магазин.
-Это идея. Они вполне могут знать, на какое направление мы движемся, и подстерегать там.
Снова я увидел мост под Кольцевой автодорогой. Огороженное место, где я бултыхнулся, бетонные блоки:
Мы ехали по виляющей дороге с небольшой скоростью. Саша уверенно следовал за нами. Я озирался по сторонам, ища глазами вертолет. К моему удивлению, его нигде не было.
Тем временем, мы проезжали мост, где в воду упала та машина. Слева было сбито три секции ограждения, там, на них, лежало несколько венков. На бордюре лежали свежие цветы. Шаг вправо тогда, и там был бы еще один венок: Ну ладно о грустном, я стал думать о другом:
-Так, похоже, мы оторвались. -Сказал Вова.
-Сань, ты там, как? -Спросил он в рацию.
-Нормально, только все заднее сиденье в крови. Немного не по себе. Ты спроси, он нормально себя чувствует?
Вова Протянул ко мне рацию нажал на 'передачу'.
-Никак не сдохну. -Злорадствовал я.
-Ясно. Благо сиденье в пленке, не запачкали. Машина, совсем нулевая. Я вот, тоже задницей скреплю на этом долбанном поэлетилене.
-Да сними ты его. -Перекричал я Вовку.
-Ладно, держись за нами, если что, за твоим сиденьем Сайга.
Мы так и ехали по дороге, прыгавшей по холмам. Спустя час такой езды, все расслабились и успокоились. Мы въехали на дорожную развязку, в месте пересечения двух шоссе. Я оглянулся, и увидел, как Сашу прижали к обочине две машины.
-Вовка, смотри!
-Вот твари! -Он рванул вперед, и сделав круг, огибая пост ГАИ, выскочил, прямо в лобовую к ним. Тяжелый 'Линкольн', буквально вынес с дороги их машину, в тот момент, когда почти одновременно они выходили. Раздались беспорядочные выстрелы, нападавших, разбросало открытыми дверями их автомобилей. Багажник машины отлетел, задняя часть, прямо на глазах стала лепешкой. Четверых разметало в разные стороны, один пистолет остался у нас на капоте, а рука уползла куда-то вниз. Саша рванул назад, в образовавшуюся брешь между машинами. В эту секунду, о наш борт ударили пули, нацеленные в него. Мы повернули, и последовали за Саньком, который выбрал правильное направление. Я видел, как вторая машина погналась за нами, но на перекрестке в них врезалась милиция. Завязалась перестрелка. Это место уже скрылось из виду за деревьями, но были слышны автоматные очереди.
Мы были на крутом и извилистом спуске, когда услышали гул ревущего двигателя. Из-за поворота, появилась изрядно помятая машина наших преследователей.
-Так, я пошел. -Сказал я, перелезая в грузовое отделение.
Я открыл стекло, прицелившись в приближающуюся иномарку. Там, кажется, делали, тоже самое, и ждали, когда сократится расстояние.
-Первым выстрелил я, целясь по колесам. Боль в плече, при этом, была неописуемой. Они вильнули, и весь заряд угодил в решетку радиатора. Оттуда пошел пар, машина, еще сильнее завиляла. Я обрадовался, и выстрелил в радиатор еще несколько раз. Теперь пар заслонил им всю видимость, и они резко затормозили.
-Все, чисто.
-Отлично. -Порадовался Вова.
Было совсем темно, когда мы добрались, наконец, до дома. Вокруг, все осталось нетронутым, и это нас радовало.
-Так, теперь спать будем по очереди. -Сказал я.
-Это правильно. -Подхватил Саша.
-Все-таки, как-то не по себе. -Заговорил Вова.
-Что?
-Мы вроде, стараемся приготовиться, все делаем, стараемся ничего не забыть, но что-то: Нас едва не поймали два раза за день. Я могу назвать это, как счастливое стечение обстоятельств.
-Да, ты прав. Нам здорово повезло. -Согласился я. -Но все равно, мы достаточно корректно отреагировали. -Сказал я, неожиданно падая.
-Ага, корректно. -Ответил Вова, стараясь положить меня на кровать.

В черной тьме горел костер. Я сидел, глядя на его играющие языки пламени. Было неожиданно много воспоминаний. Я сидел, с необыкновенно свежей головой, рядом с друзьями. Над нами, кристальная тишина, в которой намертво застыли деревья и кусты. Только изредка потрескивал костер. Иногда кто-нибудь поднимался, проверить мясо.
-Все. -Сказал Вова. -Готово.
Некоторое время мы наслаждались этим, а потом, решили спать.
Я дежурил после Вовы, и он поднял меня в три часа. Потом, меня сменил Саша. Проснулся я, от выстрелов. Как ошпаренный, я вылетел на лестницу и схватился за пулемет. В окне, я увидел Вову и Сашу. Они стреляли из автомата по банкам.
-О, встал, привет. -Порадовался Саша.
-Доброе утро. Вы решили пострелять?
-Ага, пристреливаем автомат. -Сказал Вова. -Он совсем новый. Еще надо ночной прицел пристрелять. Только вечером, не сейчас.

Был поздний вечер, я лежал на чердаке дома, в обнимку с пулеметом. Рядом лежал готовый автомат. Слева, тихо 'шуршала' радиостанция. Я несколько раз брался за автомат, изучая кромку леса в прицеле ночного видения. Я не мог постоянно работать с системой, после нее, все становилось, будто в красной дымке. Пока в ней не было большой надобности.
Вдруг радиостанция издала щелчок, а потом затихла. Я подумал, что кончились батарейки, но вдруг там послышался голос:
'Разведчик -обороне. Центр противника на Красная Сосна Девять' Группа 'А' ожидает вас утром, у въезда на нее.
Я неожиданно подскочил, спрыгивая вниз, но остановился, не став будить друзей. Скажу им утром, главное, не проспать. А хотя, сейчас через двадцать минут встанет Вова.

-Хорошо, готовимся, выезжаем в пять утра. Раз известен адрес, значит, мы с ними сможем разобраться, -ответил Вова, на мое сообщение. -Ложись, завтра рано вставать.
Я лежал глядя на звезды в открытом окне. Дневная жара давно улетучилась, и меня приятно обдувал прохладный ветерок. Я лежал, спокойно вспоминая недавние события. В затихшем мраке облаков сна, я слышал два выстрела, одновременно с которыми, выстрелили в меня. Мгновенно разбудила очередь громких хлопков. Глаза сразу же открылись. В окне я увидел, как в небо полетели яркие огни. Не потребовалось и секунды, чтобы понять, что сработала сигнальная мина, установленная у леса.
Подскочив как ошпаренный, я залетел на чердак, где Вова, уже схватился за пулемет. В очках ночного видения, он смотрелся страшно. Некоторое время, он крутил головой, потом, вскочил, выронив пулемет.
-Вова, что с тобой?
-Господи, ты только посмотри!
Я поднял 'Калашников' к плечу. По кромке леса, впереди, на тех гребнях, еще ближе, на середине этого изрытого поля, на дороге, везде были видны частые бугорки. Это были воины, в снаряжении, с оружием в руках. Я отшатнулся назад, где меня подпер Саша.
-Вот, говно: -Вымолвил я, опуская руки.
-Народ, вы что? Без боя сдадитесь? -Недоумевал Саня.
-Хрен, меня так не возьмешь! -Сказал Вова, падая обратно к пулемету.
Снова повисла тишина. Вова включил систему, сплюнул на пол, и тихо выругавшись, дал короткую очередь. Не успело эхо раскатиться, как он снова нажал на спусковой крючок.
Мы кубарем вылетели на улицу. Саня с гранатометом, я с автоматом.
-Беги к деревьям, в кусты! -Крикнул я.
Над нами грохотал пулемет. Его трассирующие струи, летели в темноту ложась где-то у леса. Некоторые пули уходили вертикально вверх, кажется до облаков.
Впереди вспыхнула яркая вспышка, за ней оглушительный взрыв. В гаснувшем свете, я видел, как вверх подлетело несколько тел. Издали, почти одновременно, словно по команде, полетел град трассирующих пуль. Я увидел залп гранатомета. Ракета мгновение летела к дому. Взрыв оглушил меня, когда я открыл глаза, увидел, что они попали в первый этаж. Вова, все еще стрелял. Откуда-то далеко слева, полетела огненная стрела, и взорвалась на гребне, откуда стреляли. Я переключил на одиночный огонь и прицелился. Вот они, их больше двух десятков. Плавное нажатие, и один из них был снесен невидимой силой. Я не успел подумать, как выстрелил во второй раз, уложив другого. Я успел попасть в пятерых, когда на меня переключился весь огонь. В этот момент, в основную группу попал выстрел Сашкиного гранатомета. Он похоронил еще троих. Я продолжал стрелять, а расстояние все сокращалось. Я лихорадочно отстреливался, сменив второй магазин. Это с успехом получалось, когда справа от меня, из кустов выскочили двое, а я перевернувшись, выстрелил в них. Я продолжал стрелять по кустам, но поняв, что больше там никого, переключился на поле боя. Там подошли совсем близко. Краем глаза, я видел, как один из бойцов, присел. Это было в ста пятидесяти метрах от дома. В эту секунду, Вова выпал из окна, с моей стороны, спереди послышался глухой плевок, а на чердаке раздался взрыв. По деревянным доскам хлестанули осколки. Спустя мгновение, я отправил пулю в стрелявшего. Слева раздался оглушительный взрыв, в его свете, я увидел, как с берега улетают несколько человек. Все стихло.
Мы поднялись и побежали туда. Сашу, мы нашли, сидящим у дерева. В руках он держал гранатомет.
-Сань, ты жив? -Трепал я его.
-Не знаю.
-Что случилось?
-Слишком они близко подобрались.
От него, до воронки, было двадцать метров. Я ощупал его, понимая, что серьезных ранений нет.
Кажется, он ударился о дерево.
Медленно светало. Я смотрел на это утро, через прицел пулемета. По всему полю, были разбросаны тела мертвых. Я насчитал двадцать пять. Я ждал, когда Вова приготовит Сашу к дороге.
-Садись ты за руль. -Сказал он, вручая мне свои ключи. -Я здорово ушиб руку, когда падал с чердака.
Мы осторожно выехали, старательно огибая трупы на дороге. Я заметил, что впереди, у обочины, стоят машины. Это были две легковые иномарки, и два микроавтобуса. Вокруг - ни души.
-Смотри, какое хозяйство подвалило. -Оживился Вова.
-Это точно. Интересно, они там нас ждут?
-Нет. Они ждут известий от своего отряда. А приедем мы, и начистим им задницу.
Всю дорогу мы ехали молча. Только на въезде в Москву все оживились. Теперь, предстояло проехать по кольцу, и мы были бы там. Всем не терпелось. Я видел это в зеркало.
Вот и долгожданный съезд. Мы понеслись набирая скорость. До места встречи, было рукой подать. Я притормозил, поворачивая на улицу. Мы даже не успели остановиться, как нас окружили четыре иномарки. Оттуда вышли друзья.
-Слава богу, не пришлось отстреливаться. -Порадовался Вова, страшно похожий на пирата.
Его голова была перебинтована мной.
-Что это с вами? -Удивился Артем.
-Положили два десятка засранцев. -Сказал я.
-Вы, и два десятка? Просто не верю! -Улыбнулся он.
-Че, не видно? -Зарычал Саша, осторожно выдвигаясь с заднего сиденья, так, чтобы не потревожить руку.
-Ладно, ладно, я вижу вы не в форме, основные труды, мы берем на себя. Поехали, возьмем их.
С другой стороны от их дома, еще две наших группы, уже давно ждут. И давайте, наденьте бронежилеты.
Так мы и сделали, а после этого, сели в машины. Проехав несколько сотен метров, мы остановились.
-Они в том здании, за забором и деревьями. Система видео наблюдения будет отключена, как только все будут готовы. -Говорил Артем. -Вы, -Он обратился к нам. -Особо не лезьте, пойдете за нами, а сейчас, пригнитесь, мы откроем забор.
Бетонная секция забора улетела вовнутрь после взрыва. Почти одновременно, взорвалась секция в двадцати метрах от нас. В парке раздались многочисленные взрывы. Видно, так отключали систему видео наблюдения. Первые выстрелы, раздались, когда наши были уже на стоянке. С другой стороны, кажется уже ворвались в помещение. Застрелив двух охранников, люди Артема, заминировали и подорвали массивную железную дверь, которая с неслыханным щелчком, вылетела наружу. По коридору летали пули, в ближайшее помещение кинули две гранаты, которые взорвались. Мы неслись вперед, стреляя в двери. Некоторые стреляли в шкафы. Я, лицом, к лицу, встретился с каким-то громилой, держащим в руках саблю. Почти мгновенно, произошел выстрел, я едва успел увернуться от обрушенного на меня клинка.
Наша группа пробивалась все дальше и дальше, так и не встретив серьезного сопротивления. Это очень настораживало меня.
И вот, мы очистили все здание, и оказались у центральной комнаты, откуда не было никаких окон. Пришлось два раза закладывать заряд, прежде чем дверь вывернуло. Мы, всей толпой, ворвались туда, и застали жуткую картину. Как я сосчитал, в комнате было пятеро. Все они, были порубаны холодным оружием. Все они, защищались до последнего, но проиграли. У двоих не было голов. Куда они подевались, я так и не понял. Один из лежавших, намертво вцепился в пронзивший его меч. Я уже отошел от шока, и приблизился к нему, пытаясь вытащить это из под него. Мне помогли еще трое.
-Простой европейский клинок тринадцатого века. Если настоящий, то стоит не меньше двадцати косарей: -Констатировал Саша.
Я взглянул на богато украшенный эфес.
-Ему не может быть столько лет. Его же не могли держать в масле. -Сказал Вова.
-По цвету металла: -Начал было, Саша.
-Народ, хорош базарить, мы, типа, посреди новоиспеченного кладбища, и к тому же, организаторы оного. -Перебил нас Артем.
Через полминуты, весь дом горел синим пламенем трехсот литров керосина. Я вышел из парадного входа, с винтовкой на плече и мечем в руках. И вдруг, увидел сидящего у стены деда. Он, увидев мое оружие, улыбнулся. В этот миг, я подскочил к нему, понимая, что он что-то знает.
-Кто это сделал? -Спросил я, показывая на меч.
-Иди домой, сынок, и не беспокойся, тебя не тронут.
-Кто?
-Давно здесь сидим:
-Послушай, мне необходимо знать, кто это?
-Боги, сынок, боги.
По моему телу пробежали мурашки. В его глазах, была такая искренность, будто он, или говорил чистейшую правду, или был полностью умалишенным.
-Пойдем, сейчас дом сгорит.
-Не беспокойся, сказал он, поднимаясь.
Я отвернулся, а когда почувствовал, что его нет, обернулся.
Его не было.

Неторопливо горел костер. В небе мерцали бесчисленные звезды. Было тепло и темно. Я сидел, рядом с лежащим в траве мечем.
-Пожалуй, такое не забыть. Я счастлив, что мы все живы, рад, что покончили с этими: -я запнулся. -А, черт, неважно, кто они. Теперь нас никто преследовать не станет, и мы сможем вернуться к нормальной жизни, взяв из этого приличный урок. Я буду еще и еще говорить, что мы слишком легко отделались. Панфиловцы хреновы: Трое, против двадцати пяти. Это же, надо, блин, спецназ положили: -Говорил я. -А главную их базу, вообще взяли без потерь.
-Нам кто-то помог. -Ответил Вова.
-Это очевидно, вся их верхушка, была порезана за пятнадцать минут до нашего прихода. Они ведь, все еще теплые были. -Ответил я Вове. -так что, все происшедшее, оставляет больше вопросов, чем ответов.

Звезды поднимутся выше,
В черном квадрате окна.
И свет, он становится тише,
Цвета спокойного сна.

Небо, устав отвернулось,
Летящих вокруг облаков.
И все, ничего не вернулось,
Оставшись на уровне снов.

И все, ничего не забылось,
Оставшись среди тишины.
И все в хрустале сохранилось,
Все это, всего лишь сны.

И сказочным, ярким огнем,
Светом среди темноты.
В пути, таком непростом,
Надежда, и мысли чисты.

Все в этих невиданных снах,
Как правильно, быть и должно.
Все, как в сокровенных мечтах,
Но нет в них, всего одного:

edit log

TigroKot-2
posted 21-8-2007 18:06    
Вот, главу 2 почти приготовил, завтра подвешу.
TigroKot-2
posted 27-8-2007 21:45    
неужели никто ниасилил? тогда вторую главу выкладывать не буду
goust
posted 27-8-2007 21:48    
Вы выкладывайте, я читаю, но мнения пока не составил...
TigroKot-2
posted 27-8-2007 21:53    
quote:
Originally posted by goust:
Вы выкладывайте, я читаю, но мнения пока не составил...

Ок. Во, а думал никто не читает. Да, в первой главе ничего не раскрывается, поэтому мнения никак не составить

TigroKot-2
posted 28-8-2007 16:13    
Так, дальше замес пойдет по двум мирам, так что публикую карту Мира магии, или Нового мира.

click for enlarge 1920 X 2597   1.2 Mb picture
TigroKot-2
posted 28-8-2007 16:18    
2
1998 год.
Август.
Где-то на берегу р.Оки.

-Считай меня дураком, но я всегда мечтал бегать по утрам. -Говорил запыхавшийся Вовка.
Мы уже третью неделю занимаемся тренировками на нашей базе. Каждый день бегаем.
-Видишь как хорошо, твоя мечта сбылась. -Улыбнулся я, смахивая пот со лба рукавом своего спортивного костюма.
-Да уж. -Согласился Вовка.
Вернулись через полтора часа. Сегодня мы пробежали почти шесть километров. Ополоснувшись в реке, принялись за оружие.
-Засекай! -Сказал он мне, взявшись за пулемет.
Щелкнув секундомером, я стал смотреть, как он разбирает оружие. Собрав обратно, он поставил его на сошки.
-Так, теперь заряжание. -Сказал я, удовлетворенный результатом разборки и сборки.
Вовка упал к пулемету, подтянул ленту, заправил ее, и захлопнул крышку, застыв с прикладом у плеча.
-Десять секунд. -Сказал я.
-Круто. -Ответил довольный Вовка.
-Попробуй выстрелить. -Посоветовал я, зная что он забыл сделать.
Едва слышный щелчок вместо выстрела.
-Черт побери. -Выругался Вовка.
-Знаешь, что забыл?
-Знаю. -Недовольно согласился Вова - много дел надо, и снять и поставить, и засунуть: -Оправдывался он.
Он снова снял ленту, засунув ее в коробку.
-Готов? -Спросил я.
-Вперед! -Крикнул он, снова падая к стволу.
Машинальными движениями, Вовка поднял крышку, вытянул ленту, точно установил первый патрон, хлопнул крышкой, и передернув затвор, послал очередь в микроавтобус. Я зажал уши.
-Семь секунд! -Выкрикнул я.
-Быстрее не могу. -Признался Володя.
-Я тоже. -Согласился я.
-Давай, ты, с СВД. -Сказал он, отбирая у меня секундомер.
У меня не получалось стрелять из нее по несколько выстрелов. Честно говоря, дохловат я для СВД. Нет, лежа я могу, хотя и плечо отбивает, а вот сидя или стоя, ну никак.
Вовка взял Вальтер и секундомер.
-Так, как только я вижу тебя из-за дома, я делаю выстрел, если попадаю в чурбачок, ты труп.
-Понятно. -С грустью ответил я.
Суть упражнения была такова. В микроавтобусах, на сиденьях стояли чурбачки, торчавшие из окон. Я должен был поднять ствол, а увидев меня, Вовка начинал стрелять. Он сидел за своим джипом.
Выскакиваю из двери, поворачиваю ствол, сшибаю первый чурбачок, потом второй. Вовка стреляет вслед за мной, но третий я не сбиваю, едва задев. Отдача выстрелов, отбрасывает меня назад, но я стараюсь поразить оставшиеся цели.
-Из десяти чурбачков, семь твои. -Констатировал Вовка, заряжая пистолет. -А теперь самое твое нелюбимое.
Самое мое нелюбимое, это уложить в мишень десять пуль за двадцать пять секунд. Мой рекорд на прошлой неделе составил сорок из ста возможных очков. Но я тренировался еще.
-Так, ты готов? -Спросил Вовка, вытирая запотевший секундомер.
-Готов. -Ответил я, держа винтовку наперевес.
-Вперед! -Крикнул он, с азартом нажимая кнопку.
Я присел на одно колено, напрягся, стреляя по мишени. Основная трудность была в том, что надо было расслабиться и застыть для прицеливания, одновременно собравшись для выстрела. Прежде чем Вовка успел остановить меня, сделал девять выстрелов.
-Все, все! Нет, не годится, ты не отстрелял все патроны. Очень медленно!
-Да ладно тебе, лучше точнее стрелять, чем чаще. -Защищался я.
-Ладно, давай посмотрим, сколько ты настрелял. -Смягчился он.
Мы прошли до мишени, и Вовка стал придирчиво разглядывать каждую дырочку.
-Девять, семнадцать, двадцать пять, тридцать два, тридцать семь, сорок два, сорок семь, пятьдесят два, пятьдесят шесть. -Круто. -Констатировал он.
-Это немного радует. -Согласился я массируя заложившее ухо.
-Теперь, я думаю, надо поработать с подствольником. -Сказал Володя.
-Да, не мешало бы. До него никак руки не доходят. -Ответил я.
-Вообще, вещь простая, главное знать, как летит выстрел.
Мне почему-то кажется, что выстрел похож на лампочку. Вообще, это алюминиевый боеприпас или мне кажется так, с несколькими реактивными кольцами и насечкой. Я вставляю его, выступами он входит в нарезной ствол, плавно поворачиваясь, утапливается до упора. Все остальное еще проще. Щелкаю, и патрон с ощутимым толчком, выплевывается. Хорошо видно куда он летит. Через мгновение, он разрывается на гребне, подняв в воздух изрядное количество песка. Вовка пробует тоже, удовлетворенный результатом, он кладет ствол в машину.


10 сентября.
Московский Локомотиворемонтный завод.


-Да не могу я тебе дать никаких ответов. Дело замяли, закрыли, и начальник приказал мне забыть обо всем.
-Что же здесь остается делать? -Недоуменно развел руками я.
-Знаешь, я ничего не могу посоветовать, но пойми, искать их больше не будут. Они - никто. Мы не знаем откуда они, и пожалуй никто не знает. Мы не знаем -были ли они вообще. Возможно, тебе легче будет оттого, что ты можешь делать все что тебе вздумается. Главное, чтобы не пострадало гражданское население.
-Все это как-то: -Задумался я, осматривая толстые трубы над моей головой.
Огромный, полуоткрытый цех, в котором ремонтировалось несколько локомотивов. Я окинул взглядом грязные ряды стекол под крышей из ржавых конструкций. Я разговаривал с незнакомым мне человеком, которого прислал Вова.
-Все это неестественно. Неужели на все это милиция закрывает глаза?
-Главное не стреляйте на Красной площади, в остальном вам предоставлена возможность самим разбираться с ними. Мы, ничего поделать не можем. Взять их не может никто потому что их нету.
-Ну, спасибо. -Отвернулся я.
-Надеюсь, выйду отсюда живым. Надеюсь, ты тоже. Удачи. -Сказал он через дырку в кирпичной стене.
-Спасибо тебе, удачи. -Ответил я, поправляя автоматический пистолет давивший на бок.
Я прошел по узкой дорожке, пропустил маневровый тепловоз, и пройдя пути вышел через проходную. Погода портилась, поднялся ветер. Я шел по площадке с разбитым асфальтом, мимо страшного здания клуба, которое было чем-то похоже на паровоз. Впереди улица, надо пройти по ней, до перекрестка, там будет ждать такси.
Мокрая, пожелтевшая местами листва, моросит дождь. Холодно. За углом клуба стоит машина, в ней пятеро. Впереди магазин, я прохожу прямо у стены, осторожно выглядываю из-за угла. На улице, в двухстах метрах, возле остановки стоит другая. Я, прижимаясь к стеклу витрины, передергиваю затвор пистолета, проверяя четыре магазина. Проверив застежки бронежилета, я вышел из-за угла.
Медленно продвигаюсь к магазину, осторожно заглядывая во двор. Впереди, в машине никакого движения. Я прохожу мимо, слышу как по дорожке от клуба, выехала та, первая. Метрах в трехстах от меня, из бокового проезда, появляется еще одна, в эту секунду машина сзади дает полный газ, и я понимаю что дело плохо.
Рванувшись в сторону через дорогу, я перескакиваю забор. Сзади слышу выстрелы, пули попадают в бетонную решетку забора. Я кувыркнувшись, стреляю в то, что вижу сквозь эти щели. Поднявшись, бегу, снова перепрыгиваю забор и кучи мусора, пробегая к выселенной пятиэтажке. К ней же, только спереди уже подскочила машина. Вышли четверо. Я, забежав в этот дом, выпрыгиваю из окна, перебегаю заброшенный двор, и забираюсь в окно следующего дома. Выпрыгнув из квартиры на лестничную площадку, я стреляю в двоих, которые уже забежали в подъезд. Отстреливаясь, я вбегаю в квартиру на втором этаже и оказываюсь у окна. Двумя выстрелами кладу одного из стрелков во дворе, остальные открывают шквальный огонь по окнам. Я достаю радиостанцию и безумно дрожащими руками, пытаюсь включить нужный канал. Вызываю, ответ слышится мгновенно. Я приподнимаюсь, и начинаю стрелять, целясь в них. Несколько ответных пуль попадают в мое окно, я снова падаю на пол. Лежу на спине глядя как на потолке они выбивают искры. Вставив второй магазин, выскакиваю в коридор, укладывая там двоих расстреляв буквально в упор... Снова выбираюсь на лестницу, стреляя в щель между пролетами по тем людям, кто бежал снизу. Вверх летят пули, и отскакивая от потолка и лестниц, гуляют по помещению. Под этот грохот, я бегу вверх, стреляя вниз. Я оказался на последнем этаже, и увидел что перегородки здесь сломаны, и можно пройти в другой подъезд. Отстреливаясь, я отхожу, прячась за дверными проемами. На этаж заскочили сразу четыре человека, все в бронежилетах. Я судорожно нажимал на спусковой крючок. Падая, один из них попал в меня. Меня отбросило, и развернуло. С трудом я повернулся, готовясь снова стрелять. Пока никого не появилось, я испуганно ощупал свой бок. Он болел, но жилет не пробило. Не успел я порадоваться, как снова пришлось стрелять. Отстреляв очередной магазин, я вставил следующий, разворачиваясь и стреляя в сторону другой площадки. Оттуда выскочили трое, ранив одного, я откатился за перегородку, прячась от непрерывного огня. Высунув руку, я несколько раз выстрелил вслепую, а потом высунулся сам, расстреливая магазин в ноги упавшим. Я отстрелял восемьдесят патронов, а помощь еще не пришла. Решил забрать оружие. Пистолеты никуда не годились, я вытащил магазины, и взяв автомат, отполз в комнату. Снарядив свой магазин, я заткнул пистолет за пояс, разложил приклад автомата, и высунувшись на улицу, дал очередь по людям внизу. Они сразу же ответили, я, приседая, увидел как подъезжает еще одна машина. Отпрыгнув от окна на расстояние, чтобы в меня не попали снизу, я выпустил весь рожок в ту машину. Отбросив пустой, я продолжил стрелять по открывающимся дверям. Стекло изнутри все было в крови, в ответ, пули хлестали по потолку, кажется задевая меня. Из машины, так никто и не вышел. Я присел, откладывая пустой автомат. С лестницы полетела граната, я отпрыгнул, закрывая голову. Взрыв. Понимая, что сразу за ним, они ворвутся в помещение, я выскакиваю, начиная снова стрелять. Один из первых солдат, бросившихся в двери, отлетает пронзаемый пулями, второго я задеваю, пули попадают в его автомат, в магазин, и он с хлопком разлетается.
Затишье, никто не лезет. Я понимаю, что на лестнице должен быть тот, второй. Я подползаю к лежащему бандиту, затаскиваю его в дверь, отстегивая гранаты. На лестнице кто-то копошится, громко дыша. Я отрываю кольцо, бросая ее на первую ступеньку. Граната, грякая, катится по ступеням. Взрыв застилает площадку дымом. Я готовлю вторую, слыша топот ног на лестнице. Выжидаю, бросаю, за взрывом слышу глухие удары тел, падающих вниз. Во дворе перестрелка, чувствуется, что стволов явно утроилось. Через несколько секунд, все стихло.
-Андрюха, выходи ты там живой? -Послышался голос Вовки.
Я осторожно высунулся на площадку, и увидел остатки от автомата, и размазанные по всей стене мокрые лохмотья и оторванную ногу.
-Живой: -Ответил я, шатаясь и понимая, что сейчас упаду.


12 сентября.
Психиатрическая больница ?3

За стеклом затихла золотая осень. Из открытых окон струилась приятная прохлада. Стояла необычная, неестественная тишина. Было слышно, как ходит по бумаге шариковая ручка.
На секунду, женщина оторвалась от документа, и посмотрела в окно. За неподвижной, будто застывшей в хрустале листвой, был виден соседний корпус. Что-то вспомнив, она открыла ящик с историями болезней. Через секунду, она уже вышла в коридор, и позвала санитара.
-Надо бы посмотреть нашу буйную. Ей давно назначено обследование.
-Да, помню.
-Она ничего, не хулиганит?
-Было на прошлой неделе, кажется. Надо журнал посмотреть. А на этой неделе - тишина.
Она открыла историю болезни и некоторое время изучала подшитые листы:
-Возьми с собой еще двоих, и если она в норме, ведите ее. Вот карточки, сначала в первый корпус, потом в третий.
-Ясно.
-И чтобы никуда не отходили. Возьмите все, чтобы угомонить ее.
Она вернулась обратно в кабинет, все еще разглядывая папку.

Дверь со скрипом отворилась, один санитар, выставив перед собой резиновую дубинку, вошел вовнутрь. Второй последовал за ним, третий перегородил выход. На всеобщее удивление, она не оказала никакого сопротивления, и когда ей объяснили, кивнула головой и встала.
Они вели ее по коридорам, вниз, на улицу. Она глядела, щурясь от яркого, непривычного света. Они шли вдоль зарешеченных окон. Все они были в решетках, причем не снаружи, а изнутри, так что не удастся даже разбить стекло. Как только они вышли на улицу, двое, взяли ее под руки, на всякий случай. Таня, что удивило всех, никак не отреагировала на это. Они шли в корпус, где находились лаборатории.
Унылым, зеленым полумраком, встретило их отделение. Трое, некоторое время шли по коридору пока не оказались в комнате. В ней было двое врачей. В углу стоял большой самописец, у стены нечто, с огромным количеством тянущихся к нему проводов и трубок. В одном углу кабинета, было некое подобие кабинки, или будки. Туда шла уплотненная дверь.
-Что, буйная? -Спросил врач.
-Ага.
-Ну тогда давайте, сажайте ее сами в кресло.
Санитары завели ее эту кабинку, и посадили в кресло. Врач, к ее рукам и ногам, прикрепил какие-то датчики, на голову надели сетчатую 'шапочку' которая вся была в присосках.
Некоторое время, медсестра возилась расправляя все присоски. Затем закрылась дверь, погас свет, и Татьяна оказалась в полной темноте наедине с собой.
Некоторое время ничего не происходило. Непроницаемая темнота и тишина, создавали впечатление полного отсутствия реальности. Через несколько минут, вдруг послышались звуки. То, это было похоже на писк приемника который настраивают, то слышался беспорядочный треск, писк, долгий писк. Все неожиданно затихло также неожиданно, как и появилось. Через минуту кабинку заполнило мерцание частых вспышек, что заставило ее щуриться хотя доктор говорил глаза не закрывать. Снова все затихло, а потом, включился свет, и появился врач, который снял с нее электроды и датчики.
-Все, иди.
Она одна вышла в коридор. В его конце стояли ожидавшие ее санитары. Она медленно шла мимо окон, и вдруг поняла что они чистые, без решеток! Санитары очнулись, и направились к ней, а Татьяна остановилась. Почувствовав что-то недоброе, они побежали, а как раз в этот момент, она рванулась от противоположной стены, и отпрыгнув от нее, рванулась на огромное стекло.
Вылетев с осколками наружу, она приземлилась прямо на крышу 'скорой помощи', и прокатившись по ней, спрыгнула на водителя, который выходил. Санитары выскочили из разбитого окна. Засвистели свистки. Из проходной выскочили люди и собака. А девушка, буквально запрыгнула на дерево, прямо перед открытой пастью овчарки, и оттолкнувшись, перелетела через колючую проволоку, и забор.

* * *

Опускался вечер. Было тихо, как всегда в это время года. Я медленно ехал домой, разглядывая улицу. Я уже подъезжал к дому, когда меня прижал знакомый джип.
-Вовка, давно не виделись!
-Привет, Андрюха, сколько времени прошло! Как ты?
-Ничего. Послушай, пойдем ко мне, возьмем по пиву, посидим:
-О'кей, только надо позвонить, -сказал он, набирая номер.
Я, посмотрев на его машину, увидел желтую 'кляксу' на передней двери. Это сюда попала пуля. Неплохо он ее заклеил.
-Все, я сказал, что буду позже.

Не прошло и десяти минут, как мы были дома. Пока я искал стаканы на кухне, Вова прошел в мою комнату. Там, на стене, прямо над кроватью, висел меч.
-Зачем ты его оставил? -Спросил он.
-Что?
-Меч, зачем меч оставил? -Крикнул Вова мне.
-Не знаю, он мне нравится. -Сказал я, входя в комнату с двумя кружками.
-Это че, правда он древний? -Поинтересовался Вова.
-А я откуда знаю? -Удивился я, следя за пеной.
-По типу, тебе в падлу было копнуть?
-Нет.
-Зашибись: -протянул он, поглядев в окно.
-Конечно, некоторое время меня интересовал этот вопрос, но кроме учебника истории я ничего не нашел, а там подобного и в помине нет. Я долго рассматривал его, на нем всюду крошечные письмена. Эфес, в мелком, почти невидимом узоре. Клинок, тоже не простой.
-Ты не умничай, ты пальцем покажи. -Перебил меня Вовка. -Вроде я знаю что такое, твой эфес - гермес.
-В общем, и само лезвие изготовлено многослойным. Видишь, по краям металл ярко-белый, а этот волнистый гребень, который с двух сторон, заметно темнее.
-Крутняк блин. Якудзу таким, можно порешить по полной программе. -Согласился Володя.
-Твердая сталь посередине, дополнена мягкой, чтобы он не сломался. Причем, таких слоев на нем шесть, или семь. -Продолжал я. -Уровень технологии, пожалуй, современный, хотя не укладывается в голове, кому требуется развивать технологию изготовления мечей.
-Я бы не сказал, что она так уж высока. -Возразил Вова, вертя клинком перед моим носом. -Ты смотрел про самураев, и ниндзей?
-Да наверное. -Неуверенно отозвался я, задумавшись над тем, что Вова в этом не совсем профан. -Только непонятно кому это нужно.
-А че тут непонятного? -Удивлялся он. -Сачала, ковалось лезвие, а потом на него наносились разные слои, по типу, как рессоры у ЗиЛа.
Я рассмеялся, удивленный таким сравнением:
-В любом случае это оружие изготовлено тогда, когда появились тяжелые доспехи. Когда требовалась максимальная прочность от оружия. Он кстати, может резать металл.
-Что-то я сильно сомневаюсь, что в тринадцатом веке, у арийцев была такая надобность. -Возражал Вован, явно наслаждаясь темой. -Чтобы надрать каким-нить сраным печенегам задницу, достаточно крепких пацанов на джипах. Кто ж тачки будет ломать, их отобрать можно.
-А если у них доспехи были?
-Ты смеешься? Ты у Женька был?
-У какого?
-У косого. У него батя припер из Франции рыцарский прикид. В коридоре теперь стоит, по ночам пугает. -Рассказывал Вовка сев на диван, и положив клинок на подушку. -В общем, мы с ним как-то нажрались, и подняли эту самую тему. Стало до жути интересно, какого быть в шкуре рыцаря. Я в него не влез, но Косого туда запихнул. Тот сразу и завалился, как-то подозрительно грякнув.
-Он сильно выпил?
-Нет. Но доставали мы его оттуда долбанный час.
-Достали?
-А то, только он весь в синяках, а на голове четыре шишки, прямо как в мультике, е-мое.... Так что, забудь про железки.
-Не хилая теория. -Захохотал я.
-А вообще, слишком он легкий -Констатировал Вова, -Может, декоративный? Я видел пластмассовый дрын, под старину, очень на этот ножик похожий.
-Декоративный? -Удивился я, доставая из под кресла разрубленные ножки от табуретки.
-Круто. -Констатировал Вова. -Прямо как на войне.
-Этой штукой, всерьез закололи какого-то шамана, в этом клубе. -Согласился я.
Мы немного выпили, и некоторое время, сидели молча.
-Все-таки, как у тебя дела? -Оживился я.
-С одной стороны хорошо, с другой плохо. В общем нормально, как всегда. Завезли новые тачки в магазин по хорошим ценам. Плохо то, что братва возится. Там какой-то новый босс у них, так что не знаю как дальше дела сложатся. -Кстати, возможно еще рано говорить, -изменил тему он, -через неделю мы собираемся в поход на Валдай. Возьмем Санька, и девок.
-Хорошая мысль, -согласился я, -только надо будет поехать туда, где людей нет.
-Это тоже хорошая мысль, -согласился Вова, -так и сделаем.
Он немного отпил из стакана, явно медля с чем-то.
-Вот, что еще я хотел сказать: -Стал серьезным он. -Милиция до сих пор не в курсе того, что произошло в Обнинске. В ту ночь не было ни одного выезда на дачные массивы. А у пожарников, вдруг потерялись документы. И прибыли они на место через полтора часа. На месте, нет никаких следов, свидетелей, никто ничего не знает.
-Было бы наивным полагать, что нас кто-то отмазывает. -Сказал я.
-Скорее, кто-то закрывает свою задницу. -Согласился Вова. -А мы так, под ногами мешаемся:
-Как бы мне хотелось знать, 'закрывает', или 'закрывал': -Усмехнулся я.
-Да, знал бы прикуп, жил бы в Сочи.
-Если все будет плохо, придется ехать сильно дальше. -Вздохнул я, наливая еще.

Ветреная ночь никак не давала заснуть. Ветер стучал и скрипел стеклами. Я долго ворочался, и все-таки, на каком-то движении погрузился в сон. Мне снилось, как в темной комнате, за мной охотится скорпион, а я не могу выйти, и забраться мне не на что - голый пол. В ужасе я проснулся, и почувствовал как ветер гуляет по комнате. Обернувшись, я понял что выбито стекло. При этом я едва успел отскочить от занесенного надо мной ножа. Темный силуэт бросился на меня с неслыханной резкостью и силой. Она повалила меня на пол, лезвие скользнуло по моим волосам. Я попытался ее откинуть, что получилось отчасти. Она снова кинулась на меня.
-Таня, не надо, остановись!!! -Едва вымолвил я, останавливая нож у себя на груди.
Я сумел вывернуть ее кисть, и вытащить нож. В эту же секунду, я получил ощутимый удар в пах, а когда согнулся, сильнейший удар под лопатку. Я свалился на пол, но вспыхнувшим усилием, сбил ее с ног здоровой рукой. Несмотря на то что поднялся я первый, она опередила меня, ударив прямо в переносицу. Я пытался говорить с ней, но кроме звериного рычания ничего не слышал. Она безжалостно наносила сильнейшие удары. У меня искры сыпались из глаз. В какой-то момент, у нее снова в руке оказался нож, и она ударила мне в грудь. Единственное, что я успел сделать, так это резко вывернуться. Лезвие скользнуло по ребрам, оказавшись у меня подмышкой. Она вскочила, и распахнув дверь, побежала на кухню. По звуку я понял что она разобрала набор ножей. Мне стоило огромных сил, чтобы подняться. По моему боку, кажется даже ручьем, текла кровь. Я дотянулся до меча, все еще висевшего над кроватью, и встретил ее, снова влетевшую в комнату. Она на мгновение застыла. Я некоторое время смотрел, как глаза ее расширяются. Звук упавшего ножа встряхнул меня. Я приготовился, а вместо нападения, услышал душераздирающий визг. Она метнулась обратно, выбила дверь и выскочила на площадку. С криками, она неслась вниз по лестнице. Перебравшись через вывернутую и сломанную дверь я побежал за ней. Я услышал, как она с кем-то столкнулась, после этого, человеческий крик, и крики о помощи. Сделав какой-то неуловимый пируэт, она выбила окно, и исчезла там.

Рядом со мной сел врач.
-Ты как, точно не останешься?
-Нет, там только кожа порвана, пройдет.
Из операционной выбежала сестра. Мы встали. По ее глазам, было все понятно.

Я взял ее, еще теплую руку. Услышал, как все вышли.
-Господи, что же теперь мне тебе сказать. -Я запнулся. -Мы так и не можем принадлежать друг другу. Не дано. Не судьба. Я не виню тебя ни в чем. Понимаю, что в здравом уме, ты никогда бы не сделала такого. Хотя иногда мне казалось, что мы близко к этому. Сейчас стоит признать, что между нами были такие моменты, что может быть и стоило раньше нам разойтись, только я не желал этого, ведь слишком трудно ты мне досталась. Как стыдно, и в тоже время как легко мне сейчас сказать, что ты мне была нужнее чем я тебе. Эти проклятые амбиции: Самое плохое, что я не знаю наверняка, отчего с тобой случилось такое. Я до конца жизни буду задавать себе этот вопрос. Мне кажется, что все это из-за меня.

Комната окрасилась бледно-голубым светом. Рассвет был еще где-то далеко. Я лежал в своей кровати не в силах заснуть, и не в силах собраться и встать. Все недавние тревоги вернулись, только теперь я был в состоянии уничтоженного человека. Меня будто раздавили.
На полу, у кровати лежал меч. Я протянул руку и взял его. Холодный металл как-то неожиданно отрезвил меня, я почувствовал прилив сил.
Было ровно восемь, когда в дверь позвонили. Я поднялся, и открыл. На пороге был Вова.
-Я все знаю. -Сказал он вместо приветствия. -На похороны ты не пойдешь.
-Это почему?
-А посмотри на себя. Если послезавтра ты еще на похоронах будешь, то тебя не откачать. Собирайся, мы по магазинам, и на базу. Тебе надо побыть там.
Для меня это вдруг стало вариантом. Может это и проявление слабости, но это здорово встряхнуло меня. К тому же, сил сопротивляться не было.
Мы остановились напротив магазина. Вова сидел и вслух размышлял, что нужно купить. Я смотрел на улицу. Было утро, редкие прохожие куда-то спешили. Внимание привлек человек, который неторопливо прогуливался по улице. Уже стало достаточно жарко, а он был в длинном плаще, да еще и застегнут.
-Смотри, чудной какой: -Сказал я Вове.
-Ага, прикид, самый так сказать, по погоде. -Согласился он. -Середина сентября конечно, но сегодня обещают двадцать два градуса.
-Да, но ты посмотри насколько он другой! Насколько он отличается от остальных. И на машины смотрит как-то не так.
-Ладно тебе, деревенский парень. Давно в городе не был.
-Нет, у него под плащом определенно что-то есть. Смотри, когда он поворачивается, он это придерживает.
-Может мент, -Предположил Вова, -а хотя нет, тяжеловата штука для дубинки, а для члена, великовата блин...
Он повернулся, и увидев что мы разглядываем его, быстрым шагом последовал за каким-то спешащим мужичком, мимо нас. Как раз когда они были перед нами, навстречу прошла женщина. И все. Мужик как ни в чем не бывало пошел дальше, и она тоже. А парня нигде не было! Он словно исчез. Мы, широко раскрыв глаза глядели на пустое место.
-По-моему, у меня глюк. -Сказал я.
-У меня тоже. -Подтвердил Вова.
Я никак не мог сообразить, куда ему было деваться. Он просто исчез за этими двумя, хотя и был заметно крупнее. Все произошло настолько легко, мгновенно, что казалось, он стал невидимым. Я точно знал, что такого не бывает. Однако он нас сумел обмануть.

Погода менялась на глазах, а машина мчалась в плотной пелене тумана. Дождь хлестал по лобовому стеклу. В этой серой полутьме на меня опустилось какое-то спокойствие, некий покой давший забыть на время, отодвинуть недавнее. Этот спокойный темп мне настолько попал в душу, что я оказался словно в полусне. Вова, увидев мое состояние, сказал:
-Так уже лучше. Слава богу, я вижу наконец своего старого друга. А салатику мы у тебя на свадьбе поедим.
-Какой? -начал, было, я.
-Заткнись, не надо лепить из себя самоотверженного однолюба. Ты не виноват, а в педика, я тебе не дам превратиться.
Неожиданно я рассмеялся:
-Ну, спасибо.
-И девок в поход мы обязательно возьмем.
Мы съехали с дороги, и теперь двигались медленнее. Грунтовка изрядно потрепана дождями. Наша дорога, была еще хуже. Аккуратно пробираемся по ней.
-Надо поговорить с местными строителями, может они новый асфальт положат: -Размышлял Вова.
-Тогда по ней поедут все кто заблудился, поскольку это будет лучшая дорога в радиусе двадцати километров.
-Тоже верно, пускай тогда разбитой остается. -Согласился он.
Возле дома мы вышли из машины. Я огляделся. Дождь закончился, и кажется немного посветлело.
-Посмотри какая красота! -Воскликнул Вова, выйдя на берег.
Еще зеленые склоны холмов венчались ярким, красным, золотым лесом. И все было неподвижным. Все затихло вместе с нами, застыло в этой гармонии. Внизу, размеренно и неторопливо текла река. Я посмотрел на небо, которое немного прояснилось, в серой пелене появились голубые просветы.
-Вот, сейчас еще распогодится, и вообще станет хорошо. -Сказал Вовка.

Глаза сами собой открылись, я прислушался. Ничего, но что-то беспокоит меня. Я тихонько вышел из дома.
Я стою сейчас в прохладной тишине, и у меня такое озарение, я чувствую такой свет, что душа не находя покоя готова вылететь наружу. И ощущение такое, что сейчас я поверну за угол дома, а там нечто, что вернет мне мое счастье!
Выхожу из-за угла чувствуя свет среди деревьев, но не видя его. Я бросился туда. Я мчусь сломя голову, чуть не падая. И среди деревьев вижу что-то! Я не верю своим глазам, на поляне впереди, девушка. Я отчетливо вижу ее в лунном свете. Я вижу ее длинные красивые волосы и станное одеяние. Она некоторое время двигалась ко мне, но вдруг остановившись, кинулась назад, в лес. Я помчался еще быстрее, обдираясь о колючие кусты.
Далеко слева от меня, снова появилась она на необычном жеребце, который взмахнув крыльями, вдруг взлетел, исчезнув среди крон деревьев.
Я стоял с широко открытыми глазами, я глядел в ту сторону, где она мчалась на летающем коне среди деревьев, несколько секунд назад.
И никого она мне не напоминала, я никогда раньше ее не видел, но было странное чувство, что пришла она именно ко мне! И кажется мне, что все это сниться, ведь лошадей с крыльями не бывает. И для лошади слишком длинный хвост, если вообще это лошадь. А если это не лошадь, то кто?
Неужели я брежу, или так устал, что даже не осознаю, сплю или нет: И главное, никак не могу проснуться. Прикоснулся к разодранному, липкому колену, и поднеся руку к губам, понял, что это кровь. И ни хрена мне не снится, я действительно стою сейчас с лесу и уже замерзаю. И самое плохое то, что не понимаю куда идти, чтобы вернуться.


30 сентября.
Валдай.

Машину бросает из стороны в сторону в раздолбанной колее. Мы медленно пробираемся по мокрой дороге. Сзади потихоньку двигается Саня. Я то и дело поглядываю на его 'Ниву'.
-Не беспокойся за него, 'Нива' неплохо по дерьму ходит. Если завязнет, погудит. -Сказал Вова.
Я, словно завороженный глядел за тем, как отважно она пробирается по колее. Ее бампер, решетка, фары, капот, и лобовое стекло - одинакового цвета. Они бурые от грязи. Дворники работают не переставая, несмотря на то, что дождя нет. Мы тоже, постоянно запрыгиваем в лужи, и на капот вылетает грязная вода. Заскочив в одну из ям, машина уткнулась во что-то, и заглохла.
-Мать его за ногу: -Возмущался Вова включая понижающую передачу. Мы осторожно выбрались из канавы, которая была много глубже колеи, и шла параллельно ей. -Главное чтобы Санек ее увидел:
Дорога выбралась на поле. Впереди была низина, через которую шли многочисленные борозды оставленные колесами. Там, внизу, было непроходимое месиво. Дорога терялась среди глубоких борозд.
-Так, приехали: -Сказал Вова, приподнявшись чтобы получше разглядеть это безобразие.
-Судя по следам, там смог проехать 'Кировец'. -Задумался я.
-А следов 'Навигатора', или 'Нивы', ты там не видишь? -Пошутил Вовка.
Девчонки, заинтересованные нашими разговорами, тоже высунулись на передние сидения.
Да, у Вовки ничего со вкусом. Я не знаю, откуда он таких берет и как уговаривает поехать, но у него получается. Вот и сейчас, они сидят, болтают там сзади, иногда встревая в наши разговоры. То, в машине тишина, то они разговаривают между собой, то мы все галдим перекрикивая друг друга словно маленькие дети. Не знаю, почему я обратил внимание на это, но мне почему-то это нравится!
Уже часа полтора мы пробираемся по бездорожью. Нас встряхнуло, машину повело юзом, она перескочила какой-то вал, и остановилась.
-Елки-палки. -Возмутился Вова. -Этот 'кастом' ни на что не способен.
Некоторое время, мы стояли на месте, но потом, все же тронулись и вышли на дорогу. Я обернулся. 'Нива' крепко сидела на пузе, вращая всеми своими колесами.
-Приехали. -Сказал я.
-Что, застряли? -Удивился Вова.
-Конечно, застряли. У тебя гидроподвеска и то сидели на месте.
-Говно-вопрос: -Сказал Вова, перелезая через Наташку, в задний отсек. -Главное, чтобы у нас силенок хватило, а то лебедку зацепить не за что. -Объяснил Вова, сидя на заднице, и натягивая сапоги. -Садись за руль, как махну, плавно тяни.
Дотащив его до дороги, я остановился. Вова подбежал и открыл заднюю дверь.
-Ну как они там?
-Опять тявкаются. -Ответил он. -Как они так могут, ума не приложу.
-Не знаю, с одной стороны жалко Саню, с другой, это его законная жена.
-Тоже верно. Вот мы, с Аленкой, никогда не будем:
-Я не Аленка, а Лена. -Возмутилась Елена.
Вовка с удивленным видом перекинулся через спинку заднего сиденья, и буквально навалившись на нее, поцеловал, чуть не опрокинув в багажное отделение. Я, улыбнувшись, отвернулся.
-Ну ладно, ладно. -Успокоила она его.
-Елена Александровна: -Не угомонился он. -Усыновите меня!!! Я буду хорошим мальчиком! Я буду дом сторожить и кушаю я мало!!!
Мы все рассмеялись. Вовка, кряхтя, перелез через них, весело потолкавшись на задних сиденьях, и забрался за баранку.
-Ну че, едем?
Мы весело двинулись вперед. Дальше дорога была намного суше, и ехали спокойнее.
Когда мы добрались до заветного леса и остановились на его опушке, почти стемнело. Я пытался разжечь костер, что никак не получалось. Все были тоже заняты. Девчонки вытаскивали провизию, Саня уже ставил вторую палатку, а Вова заправлял генератор. Наконец-то, мой костер ожил, и все сбежались погреться.
-Тихо, тихо, -Смеялся я, -Потушите!
Было действительно прохладно, но через полчаса все согрелись. Мы с Вовкой пошли искать дрова, а остальные остались готовить ужин. Саня, кажется снова что-то решал со своей 'единственной'.
-Ты выбрал хорошее место. -Похвалил я.
-Знаешь, как?
-Нет.
-У меня друг есть, работает в Главном Управлении Геодезии и Картографии. Фотографий у него было полно, но это все рядом с турбазами, да гостиницами. А этот лес понравился мне, когда я увидел Аэрофотосъемку.
-Зачем фотографировать лес?
-В пятнадцати километрах ракетная база и подземный аэродром.
-Круто.
-Зато никого вокруг.
-Это хорошо.
Набрав дров побольше мы отправились обратно. Было почти темно, и я споткнулся обо что-то. Поднявшись, я посветил фонариком на ствол дерева. Почти у самых корней, внизу, торчала стрела. Я вынул ее и осмотрел.
-Какие-то шутники охотятся здесь стрелами: -Заметил Вова.
-Эта стрела не для охоты. -Сказал я. -Это вообще, не стрела, а болт.
-Разве, а они что, отличаются?
-Конечно. Охотничья стрела или болт сделан так, чтобы можно было легко вытащить.
-Спокойно, у меня помпарик с собой есть. -Успокоил меня Вовчик.

-Так вот, выезжаю я из леса, -Продолжал Саня, -Гляжу, посреди поля стоит джип 'Чероке'. А я на своей 'Ниве', за грибами ездил за соседнюю деревню. Смотрю, из него вылезли такие чуваки, все в пиджачках, с сотовыми телефонами. Какие-то бабы из окон таращатся. И главное, все с такой надеждой смотрят на меня: Ждут, когда же я застряну. Мне аж не по себе стало. Ехал туда, нормально, а они так смотрят, что я прямо-таки и не знаю. Подъезжаю, опускаю стекло: А у меня ни троса, ни лебедки. Спрашиваю, мол, помочь, али как: Этот водила такую гримасу скорчил, что стало все ясно. Ну, я пожал плечами и уехал. На следующее утро еду, смотрю, там уже два джипа. Я опять мимо них, но уже не высовываюсь, понимаю, что 'Нива' просто не вытолкнет его. И главное, представляешь, смотрю, 'Уазик', тоже спокойно проехал. Два 'Урала' прошло. В общем, весь день я мотался взад-вперед, а они все стояли. Уже под вечер, наблюдаю такую картину. Идет Урал, на приличной скорости мимо них. Тут они, побросали свои телефоны, и давай махать ему, чтобы он остановился. Тот проехал мимо, а они кинулись догонять его. Я никогда не думал, что они так быстро бегают!
Мы все рассмеялись.
-В общем, остановился он тогда, когда двое повисли сзади него. Вы бы видели, какие у них были костюмчики и ботиночки:
-Не трудно представить. -Заметил Вова.
-Прикольно. Они, наверное в Америке все бездорожье асфальтом закатали. -Сказал Саня:
-Да посадить можно любой джип, сам знаешь! -Смеялся я. -Тут ведь как -чем круче 'жип', тем дальше за трактором бежать.
-Ага, классно задвинул, авторитетно: -Согласился Вован. -Знаете что самое главное в джипе?
-Что? -Почти хором спросили мы.
-Прокладка!
-Какая? -Удивленно спросила Лена.
-Между рулем и сиденьем! -Засмеялся Вован.

Несколько секунд все, словно сговорившись молчали наслаждаясь вечером. Вовка, встрепенувшись сказал:
-Забыл совсем рассказать. На прошлой неделе такой прикол был, весь новый Арбат в покате лежал. В общем, Катьку, вы все знаете:
Обращался он конечно же к нам, поскольку мы действительно ее знаем, а вот Лена удивленно уставилась на него, одновременно слегка отодвинувшись.
-Ленка, не волнуйся. -Улыбнулся Вован.
-Вот так всегда. -Возмутилась Наталья. -Ни одного мужика приличного нет.
-Нет, кстати, все совсем не так. -Защищал я Вовку.
-Короче, в натуре, вы мне базар толкать дадите блин? -Повысил голос Вова.
Я засмеялся, а Вовка стал рассказывать дальше:
-Короче, стоим мы у метелки с пацанами из нашего банка, пиво пьем. А времени мало еще, народу никого внутри, только несколько маньяков. Ну, мы пива взяли и вышли наружу. Стоим, за жизнь прикалываемся, в общем, все путем. А погода такая классная, я двери у машины открыл, нас холодным ветерком обдувает. Кондей даже на улице погоду лабает. Ну лафа блин сплошная, народ ходит, добрый до усрачки, в глаза не заглядывает, обходит стороной. И тут вижу, с дороги к нам подваливает огромная членовозка, метров десять небось. Ну думаю, опять какая-нибудь примадонна свалилась, как снег голову. Наши сразу напряглись, начали вспоминать как морду ее секьюрити мылить надо, чтобы они нас тут в покое оставили. Я резко представил что придется сместиться в сторону, если чуваков будет слишком много. Но эта помойка ко входу не поехала, а повернула, и остановилась прямо перед нами. Мы уставились на машину не зная чего и ждать. И тут, что меня убило наглухо, открывается, сама открывается дверь, и оттуда, так гордо и с достоинством выковыривается Катька!
Ленка отвернулась в другую сторону и сделала вид, что не слушает.
-Я чуть кружку не выронил. -Продолжал Вовик. -А она, в таком белом, офигенном платье, надушенная так, что за пять метров глаза щиплет! Ну так вот, пока я один глаз протираю, она с понтом выходит, и недовольно захлопывает за собой дверь, типо никто не поухаживал... Я прямо дар речи потерял, хотя совсем некстати. Я, как дебил, открыв рот показываю на дверь, а она видимо по полной удовлетворившись тем, какой произвела эффект, бодро рванулась к метелке. Рванулась лихо, а платье осталось висеть на двери. Что там было, е мое: Она в слезах кинулась сквозь толпу, которая уже успела кружочком обступить машины. Черт побери, вот рэйтинг заведению подняли!
-Бедная девушка. -С вызовом сказала Ленка.
-Да, бедная. -Вместо Вовки согласился я.
-А что ж ты ее не спас? -Продолжила она. -И почему ты это рассказываешь, тут некоторым может быть неприятно. -Опять таки она обратилась в Вовке, довольно развалившемуся на ее коленях.
-Да ладно тебе, Лен. Ну, влюбилась она меня. -Продолжал распалять ее Вован.
-А действительно, чего ж тут неприятного? -Встрял я.
Ее глаза совсем округлились. Да, этот человек не умеет чувствовать. Он не понимает чувств, так же, как и многие. Ей надо обязательно постоянно говорить, что ее любят и доказывать это рублем и баксом, ничего не требуя в ответ.
-Не волнуйся за Вовку. Катьку знают все, ей шестнадцать она еще маленькая. И нет у нее ничего, живет с отцом, подрабатывает в столовой, так что ей это платье и лимузин обошлись в пару-тройку месячных зарплат. И ничего ей просто не давалось.
Ленка порядком смутилась, но обстановка была слишком дружелюбной чтобы на это обратили внимание. Все веселились.
Да, но Вовка все же, хоть и вынужденно, но соврал. Никуда она не убежала. Да и куда можно убежать в нижнем белье. Вовка сразу ее поймал, накинул пиджак и посадил в машину. Народ все еще вокруг стоял. Кто охал, кто глумился, кто хихикал. Вован разогнал их и поехал к себе домой. Катька все это время безутешно плакала на заднем сиденье. И самое главное, что владельцы заведения сумели весь этот народ засунуть в метлу. И еще. Вовке позвонил Серега, и сказал, что машину, что была главным призом в лотерее, выиграла Катерина. Только сразу об этом он ей не сказал. Ей вообще показалось, что ее снова засунули в лимузин и отправили домой. Когда Вовка стал вытаскивать ее в своем гараже, она порядком удивилась, а еще, непонятно за что дала ему по морде, а в следующую секунду повисла у него на шее. Я думаю, она от него никогда не отлипнет. Вовка украдкой ездит к ней, а с Ленкой живет в квартире на Боровицкой.

Как-то между делом, подоспел и шашлык. Девчонки уже накрыли на стол.
Я глядел на них, отвечал им, а сам был где-то там, далеко отсюда. Нет, не то чтобы здесь с ними мне не нравилось, но меня тяготили воспоминания. Я вспоминал прошлые годы, вспоминал те счастливые дни, когда мы были вместе с Татьяной, и ничто не могло нам помешать. Бесчисленные 'походы' с Вовкой. Я смотрел на него сейчас, как он то и дело шутя приставал к Елене, Наташке: Но временами, он затихал, и вдруг я видел нового Вовку. Он стал серьезнее, и здорово возмужал за последнее время. Мы все подросли в этом плане. Мы многое пережили, но нельзя сказать, что мы не такие как прежде. Все спокойно в этот раз, но все стали осторожнее, аккуратнее и сильнее. Тот же пикник, как и два года назад, только под тем одеялом, лежит 'ствол', и сотня патронов. И в машине стояла мощная радиостанция, на всякий случай. Сторонний наблюдатель будет недоумевать по поводу всего этого, а я считаю, что этого мало.

-Вылетаем мы из этого леса, а там сразу поворот, ну ты знаешь. -Говорил Вова.
-Ага. -Соглашался Саня.
-Так вот, мы соскакиваем с дороги и по полю. Метров двести, как валун объехали ума не приложу.
-Да ладно вам, я же объехал. -Защищался я.
-Ты насмотрелся боевиков, где пролетают в щель, которая уже машины, и перепрыгивают речку без моста! -Засмеялся Саня.
-А иначе жить неинтересно.
-Это точно! Ну ладно, давайте тогда за жизнь! -Поднял бокал Вовка.
И понеслась, поехала: Пили за жизнь и перестройку, любовь, девчонок. Пили за мужиков, за настоящих мужчин и русских женщин. Потом пили за будущее, за стабильность, за природу и родину. Пили за российскую армию, отдельно за военно-морской флот, за авиацию (над нами пролетел самолет), пили за десантников и танкистов. Затем пили за здоровье, счастье, мечты. После всего этого, пили за каждого из нас, и за ежика, которого увидели в кустах.
-Итак, -Встал Вова, старательно опираясь за Саню. -Пьем за: -Он несколько мгновений молчал. -Ура, товарищи!
В палатке было тепло. Первым улеглась Наташка, а потом и я. Некоторое время мы лежали и молчали. Она отодвинулась как можно дальше от меня, зажавшись у стенки.
-Я не нажрался, и приставать не собираюсь. -Неожиданно сказал я.
-Да я и не:
-Как будто я не вижу, что ты.
Она, будто нехотя, придвинулась ко мне.
-Извини.
Я, было хотел поприставать к ней, но услышал почти знакомые звуки. Да, точно, слышалась музыка, ритмы, звон колокольчиков. Это было похоже на церковное песнопение. Только немного другого характера. Это не была молитва, скорее загадочный, старинный гимн. Сказочно величественный, под мелодичные звоны и глухие барабаны. Несколько высоченных голосов, создавали почти осязаемое пространство под почти звенящий дробный такт.
Вот я допился, глюк такой, что меня затошнило. Я выскочил на улицу, и остановился словно вкопанный. Впереди, в пяти сотнях метров, по холму вдоль опушки двигалась однородная, но красивая, даже прекрасная, сказочная процессия. Они держали над головами светильники, излучавшие спокойный желтоватый свет. Позади двигалось несколько существ с музыкальными инструментами. Спокойный гимн струился на кристальном воздухе, они шли чуть опустив головы. Я не видел ни одного лица, они были в длинных плащах и капюшонах. Создавалось явное ощущение что пели вовсе не они! Я стоял, завороженный этой сказочной, высокой музыкой, не в силах даже пошевелиться. А они шли в лес, освещая его своим светом. Они удалялись, и я постепенно приходил в себя. Нет, это не белая горячка, еще рано. И из леса, я вижу свет, тени: Похоже, что они настоящие.
Я встрепенулся, и повернулся к Вовкиной палатке.
-Какие такие? -Удивлялся Вова.
-Вот я тебе говорю, около сотни, со светильниками, пошли туда. -Говорил я, заплетавшимся языком.
-Нич-че не понимаю. Здесь вокруг, в двадцати километрах ни одного селения.
-Поехали, проверим, хрен его знает: -Уговаривал я заплетающимся языком.
Мы сели в машину, Вова надел систему ночного видения, и мы тронулись. Ехать без фар, скажу я вам, несколько страшновато. Особенно, если несешься по черному лесу со скоростью в шестьдесят, выпив при этом дозу, которая, гаишника замертво уложит, даже если стекла будут закрыты. Я решительно ничего перед собой не видел, зато Вовка, ориентировался прекрасно.
Мы быстро ехали по той дороге где прошла эта процессия. Через двадцать минут прямого пути мы оказались на опушке. Впереди была деревня.
-Посмотри какая деревенька, как будто из кино:
-Да, похоже на съемочную площадку. -Согласился я, посмотрев на небольшую церквушку, стоявшую на холме.
Внизу, за спуском, на крутом берегу речки стояла небольшая деревенька. Всего несколько домов, может десяток. В центре виднелась небольшая площадь, там была таверна, у которой стояли лошади. Рядом несколько освещенных домиков.
-Все как игрушечное, посмотри, ни одного электрического света. В деревне, только лошади, улица, выложена брусчаткой. -Сказал я, немного протрезвев.
-Может те чуваки отсюда?
-Похоже, только мы должны были их догнать. -Ответил я.
-Пойдем, посмотрим на эту цивилизацию. -Сказал Вова. -Может у них есть че вкусное или выпить:
Мы неторопливо двигались вдоль аккуратных заборов, домов: Все вокруг было похоже на кино. Все вокруг, было похоже на красивые деревеньки прошлого. Века, так, пятнадцатого: А хотя, нет. Это только в кино они такие красивые. В основном, в деревнях была нищета, грязь. Эти ухоженные заборчики, добротные дома на каменных фундаментах, брусчатка. Нет, я не могу сказать, какую эпоху здесь воссоздали. Здесь что-то непостижимое, что не поддается никакой логике. Веет благополучием, что не присуще ни одной из русских деревень. Стоит, неописуемой красоты, православный храм. Но много и европейского. С этими мыслями, я и дошел до таверны, отметив, что хоть и протрезвел, но все равно шатает.
Возле поилки стояло две лошади. Я обратил внимание на их седла. Скромное богатство и абсолютный вкус. Вот, что я на пьяную голову понял. По крайней мере я давно не видел седла расшитые золотыми нитями: в деревне.
Мы открыли дверь и оказались в теплом и просторном помещении. То что мы увидели, нас остановило там, где мы вошли. Внизу, за небольшой лестницей танцевало около десяти пар. Остальные хлопали в ладоши, под необычную, для нашего уха музыку. Поразило прежде всего одеяние тех, кто был перед нами. Это походило на изысканный бал-маскарад. Причем, чтобы так вырядиться, они денег явно не пожалели. В самой середине танцевали знатные особы. Дамы в ослепительных украшениях, кавалеры в мундирах с орденами. Камзолы, расшитые золотом, богатство дамских нарядов. У стен, за столами сидели люди одетые скромнее. Я обратил внимание на крестьянок.
-Вполне по-русски: -Заметил я.
Все замерли, услышав мои слова и уставились на нас. Музыка, словно по команде затихла.
-Здрассьте, я ищу режиссера, вы его не видели? -Выпалил Вова.
Сзади, в дверь ввалились стражники и молниеносно, при помощи подбежавших крестьян скрутили нас. Во мгновение ока, мы оказались на полу, к моему горлу, приставили острое лезвие и я почувствовал как потекла кровь.
-Подождите! -Из самого центра, появился высокий, седой мужчина.
Нас сразу же отпустили. Стало ясно, что здесь он главнее прораба.
-Господин, что прикажете, как обычно? Или по случаю праздника.
-Нет.
-Нет? -Недоумевал исполнительный головорез.
Я посмотрел ему в глаза. То, что я там увидел, мне понравилось, и нет. Я резко понял, что от его щелчка пальцами будет зависеть наша жизнь. Но мне почудилось, что он узнал меня. Это было так странно! Я дал бы голову на отсечение, что никогда его не видел. Но он настолько растерялся, он был обескуражен нашим появлением.
-Я оставлю вам жизнь, если увиденное здесь, вы унесете с собой в могилу. И никаких вопросов.
-Да. -Коротко ответил я.
-Этих не трогать, поставить на ноги, и пригласить к столу. -Он моментально отвернулся, а еще через секунду исчез среди людей.
Все еще удивленные стражники подняли нас, и отряхнув подтолкнули в зал. Мы осторожно прошли к бару. Бармен вопрошающе уставился на нас.
-Два пива. -Вымолвил Вова.
Он налил нам две кружки, Вовка, было, протянул 'стольник':
-За счет заведения. -Отрезал тот.
-Ха, а я думал такое только в кино бывает. -Удивился я.
-Мы, похоже, в самом настоящем кино. -Согласился Вова.
Я вытирал кровь текшую с моей шеи. Не успел отпустить, как ее подхватили чьи-то заботливые руки. Это была девушка. Она быстро наложила несколько слоев ткани телесного цвета мне на шею, которая там, сама собой закрепилась.
-Спасибо.
Мы сидели молча, наблюдая за танцами.
-Что можно здесь сказать: -Задумался я.
-Да уж, ничего не скажешь. -Согласился Вова.
-Я такое впервые вижу. Я впервые сталкиваюсь с такими обычаями. Я впервые вижу так воочию русские традиции, наряды, манеры, что-то неуловимое, непонятное, перемешанное со здравым смыслом. И главное, хоть и полный профан в этом деле, понимаю, что что-то здесь не то: Старина, великолепно соединенная с современной эпохой. Может, это староверы?
-Какие, на хрен, староверы? -Возбудился Вовик. -Ты что, не видишь, что здесь дурачится несколько сословий, несколько несовместимых классов. К тому же, они еще и православные. Это без базара я тебе говорю. Меня бабка по церквам в детстве таскала, в натуре такого отродясь не видел. Понтовее только Храброе сердце! Помнишь, как там девчонка прикинута была:
-Манеры царской России, вперемешку с западным темпераментом, с неким добавлением современных традиций. -Задумчиво произнес я. -Хотя как будто я так разбираюсь в манерах и темпераменте: -Признался я хлебнув душистого пива.
-Да, чуваки стильные, ничего не скажешь. А тот, главный, он похоже нас знает. -Заметил Вовка.
-Да я понял, только ума не приложу, откуда. Я никогда его не видел, у него слишком запоминающиеся черты, чтобы я забыл его. И тот, который исчез перед нами у магазина, явно на него не похож. -Размышлял я, крутя пивную кружку. -Этот намного старше.
-Остается гадать, как эту деревню не разграбили, как в ней не создали колхоз, и не провели электричество. Неужели, этот населенный пункт, в самом сердце совка, остался без внимания? Тут же были немцы Второй Мировой. Тут, кого только не было. -Говорил Вовка.
-И на маскарад это не похоже. И на древнюю Русь, и на средние века Европы. Не похоже и на казаков, не похоже на болгар. Другими словами, ни на что. Знаешь, на что это похоже? -Встрепенулся я.
-Ну:
-Это похоже на народ, страну, которая непонятно каким образом сохранилась на этой земле. Это похоже на народ, который пошел немного другими путем, которого миновал всеобщий прогресс и коммунистические чистки. Эти люди берегут прошлое, и ничего оттуда не забывают. У меня на шее, биологическая марля, которая прилипла там, и не знаю, как держится. Но такое ощущение, что рана уже затягивается.
Как я чувствую, их медицина с современной химией имеет мало общего. Скорее всего, новый народный метод. И посмотри сколько здесь оборудования. У бармена пиво наливается не из бочонка, а из крана. Допустим, это можно устроить, но вот то, там в углу - холодильник. Он, деревянный, но со стеклянной дверцей.
-Ага, не хватает надписи 'Кока-Кола' -Согласился Вовка. -Не иначе.
-Точно. А вот там, посмотри, какие системы, для зажигания свечей. И мало того, свечи похоже никогда не меняются.
-Что? Как это?
-Все очень просто. Они растут из основания люстры. Выплавляются бесконечно.
-Ну, это ты загнул. -Такого себе даже самый крутой пахан не придумал.
-Тогда почему воск стекает в подставки, и там разогревается?
-Не понимаю.
-А чего стоят те штуки, стоящие на пианино: Посмотри, в массивной оправе мечется небольшая шаровая молния.
-Да, на лампочку Ильича, непохоже. -Согласился Вова. -Интересно, на ощупь, на что похоже: Их бы браткам показать, они быстро им применение найдут:
-Я уже не говорю об оптической системе наблюдения.
-Послушай, а может это просто сумасшедший новый русский, который совершенно сбрендил, и так развлекается, устраивая эти балы? -Предложил гипотезу Володя.
-Тогда почему я не вижу ни одного провода, ни одного электрического прибора? Неужели, у него столько денег, чтобы специально для него изобрели посудомойку, которая моет кружки потоками ионов? Или что это сверкает и клубится?
Вовка посмотрел на стеклянный купол, под которым мерцала бледными искорками очередная кружка:
-Ну вы, блин, даете:
-Это только то, что я заметил.
-Да, а они не так уж и отстали от нас, может даже, наоборот. -Сказал Вовик.
-В том, то и дело. -Согласился я.
-Надеюсь, мы не имеем дело с подлыми марсианами, которые так маскируются с целью захватить мир. -Искренне испугался он.
-Самой большой загадкой остается то, как они сохранили свою самобытность, и почерпнули от всего именно столько, насколько им это было нужно. -Сказал я, -на них никто не повлиял.
-Главное, чтобы это был не клуб сумасшедших любителей старины. -Рассуждал Вова.

Вышли мы на рассвете. Тот, главный который нас пощадил, проводил до околицы, где стоял наш джип.
-Забудьте дорогу сюда, если нам будет надо, мы найдем.
-Зачем это будет надо? -Удивился я.
-Всему свое время. -Он отвернулся.
А у меня на глазах все, как будто сместилось. Моментально менялось окружение, и теперь деревенька быстро исчезала, а на ее месте появлялись черные развалины. Все растаяло, оставив на месте былого благополучия, унылый и страшноватый пейзаж.
-Такое ощущение, что мы обкурились. -Сказал Вова, рассматривая эти руины.
-Ага. -Я схватился за шею, на которой ничего уже не было. -Вот черт, ничем теперь себя не убедишь. Как теперь докажешь самому себе, что все это не приснилось. Еще чуть чуть, и я буду считать себя шизиком.
-Не беспокойся, я себя чувствую точно так же. -Успокаивал меня Вова.
Мы молча возвращались обратно. Я видел, что Вовка встревожен. Признаться, я тоже был не в себе. В крае моего глаза, что-то блеснуло.
-Стоп! -Крикнул я.
Вовка резко встал, заклинив так, что машину понесло юзом.
Я откинулся на заднее сиденье, где лежали ножны.
-Это не мое. -Заверил Вова.
-Я знаю откуда он нас знает! Там, в клубе, куда мы приехали разбираться. До нас, там побывали они! Черт побери, как я разу не сообразил что это они, ведь у этого главного, почти такой же меч как у меня на стене. Только:
-Только какого черта они делают в наши личных разборках, когда мы наивно полагаем, что об этом никто не знает. -Возмутился Вова.
-И если это так, то: -Задумался я. -Все это они. Все вокруг, все что происходило с нами, все везение, все бои сопровождались ими. И рыбу завернули они! Точно, тогда все сходится!!!
-Какую рыбу? -Растерянно заорал Вова.
-Потом расскажу.
-Но почему? Какое им дело до нас? Кто они такие? -Испуганно говорил Вовка.
-Сейчас уже не спросишь. -Ответил я. -Только теперь понятно, почему те черти до нас не добрались. Только не могу сказать, что же стало причиной помогать нам: И самое пожалуй, трудное: какое они имеют отношение к ним?
-Да, становится все интересней и интересней. -Задумался Володя.
-Так, сейчас ничего не говорим, ездили на разведку, услышав какой-то звук, а там, застряли.
-Точно, так и соврем!
Особо и врать то, не пришлось. Когда мы приехали, все еще спали. Переглянувшись, мы тихо забрались в свои палатки.
Разбудил меня звук какой-то возни. Кажется у костра уже готовили завтрак. Выбравшись из палатки, я всех поприветствовал.

Почти всю дорогу обратно мы ехали молча. Кажется, Наташка что-то знала или видела. С одной стороны это волновало меня, а с другой мне было наплевать. Я сидел, развалившись на сидении, и все думал об этом. В моей голове бродил бешеный круговорот, в котором я никак не мог разобраться. И вот теперь в это смятение начало приходить нечто обнадеживающее. Что-то, что я никак не мог уловить.
-Ты знаешь, -прервав тишину, я обратился к Вовке, -мне от этого намного спокойнее.
-Да, ты прав, я тоже об этом подумал. -Согласился он.


04 ноября.
Москва.
Проспект Мира.

В задымленном полумраке бара, под приглушенную музыку мы сидели и выпивали.
-Вот такая жизнь, тут ничего не поделаешь, эта потеря неизбежна. -Снова успокаивал меня Вова.
-Я знаю. Только пора бы уже съездить к ней на могилу. Просто пора.
-Да, сейчас допьем, посидим, и поедем. Еще очень рано. Наверное, часов девять.
Тем временем, по телевизору начались новости. Звука никакого не было, и я лениво поглядывал на него, наблюдая за происходящим. Пошел следующий репортаж, который меня заинтересовал. Там показывали тот колледж, где мы выломали дверь.
-Вов, погляди:
-Включите звук! -Крикнул Вова бармену.
-:И еще один объект, который контролировала эта преступная группировка. По сведениям достоверных источников: дом культуры на окраине парка 'Лосиный остров' принадлежал этой секте. Здесь, вопреки всякой логике, несколько недель назад произошел пожар. По внешним признакам, в здании должно было находиться двадцать - тридцать человек. После пожара, возникшего в результате поджога, удалось отыскать останки четверых. Причем, нет никакой возможности опознать тела, так как не сохранилось черепов. Неизвестным образом, в дом попало и воспламенилось там несколько сот литров авиационного керосина, которые смели все следы. Не исключено, что это поджог. В данный момент делом занимаются государственные структуры. Есть предположения, что это война преступных группировок.
В этой истории много странного. Не известно до конца, что за организация работала здесь. По словам одного из сотрудников отдела по связи с общественностью МВД, экономический колледж был только прикрытием.
Оттуда, собственно, и пропали девяносто пять учеников. На данный момент, выявлено местопребывание только восьмерых, и это несмотря на объявленный всероссийский розыск.
Практически никаких следов, в один голос кричат все, с кем удалось поговорить. Неизвестно кто это, сколько их, где они. Нет почти ничего, кроме заявлений родителей. В данный момент спешно ведется проверка всех коммерческих учебных заведений. Уже выявлено несколько нарушений и деятельность этих образовательных учреждений приостановлена!

Старое ярославское шоссе.

Спокойная тишина храма погрузила меня в покой. Я молча стоял перед образами, вместе с Володей. Я не знал что и думать, но в моей голове, как-то сами собой текли спокойные воспоминания. Через несколько минут мы уже были на улице и сели в машину.
Некоторое время, ехали молча. Я посматривал по сторонам. Вова, тоже.
-Так.
-Что? -Спросил я.
-За нами хвост. Пристегнись, но после того, как достанешь 'Кедра' из бардачка.
Я вытащил из ящика весьма массивную железку, и спешно пристегнувшись, передернул затвор. Вова, нажав кнопку, закрыл все стекла, заднее, буквально на глазах потемнело до непроницаемого состояния.
-Так, держись, сейчас будем скакать из ряда в ряд.
-Кто это? -Спросил я.
-'Вольво-850'.
-Ага, вижу. Только от него нам не уйти. Даже, если это самый слабый вариант.
-Ты прав. Тогда возьмем хитростью и массой.
С этими словами, он резко крутанул руль, и машина на мгновение перекрыв проезжую часть, ринулась на грунтовку слева.
-Здесь нам нет равных. -Заметил я.
-Угу. -Согласился он, снова поворачивая в сторону.
Между тем, преследователи немного отстали, но все же, на приличной скорости, совершенно не жалея свою машину, старались догнать.
Мы выскочили к какой-то автобазе, и промчавшись по узкой дороге, повернули. Вова увидел справа ворота, и свернул с дороги. Мы быстро развернулись на обширной площадке, и остановились у ворот, поджидая машину.
-Я перекрываю дорогу, ты выходишь, и стреляешь спереди в водителя, я вылезаю и стреляю сбоку в остальных.
-Да. -Коротко ответил я.
Перед нами показался капот машины, Вова рванул вперед, и протаранив ее, остановился. Я выскочил из машины, и мгновенно высунувшись из-за капота, замер перед разбитым стеклом иномарки. У меня прямо руки опустились. Вова тоже выскочил, и остановился, рассмотрев водителя.
Женщина, прямо-таки, убивалась от горя. В этот момент, я очнулся, и выскочив из-за своего укрытия, открыл переднюю дверь, доставая ее оттуда. Кинув на изуродованный капот машины, я обыскал ее. Все, что было у нее с собой, так это диктофон.
-Ты кто такая? -Недоумевал Вова. -Какого хрена ты здесь делаешь? Мартышка хренова, какого черта ты вообще за руль садишься, если ездить не умеешь? А? Я тебя спрашиваю. Когда перестраиваешься, поворотник включать надо! Типа на крутой тачке ездишь, все пропускать должны, что ли?
-Она журналист. -Ответил я, прочитав ее документы.
-Вам придется проехать с нами, пока вы не ответите на наши вопросы. -Сказал Вова.
-Я ничего вам не скажу. Вас остановят у въезда в город, и тогда посмотрим, кто будет задавать вопросы.
-Ух ты, какие мы крутые: Остановят не нас, а вас. На нашей помойке, номерки то, парадные! -Усмехнулся Вовка.
Услышав это, она попыталась ударить меня в пах, и вырваться, но я удержал ее, и потом, мы вместе, запихнули ее в машину, предварительно обмотав скотчем.
-Откуда-то блядь эта взялась. Черт, ну что за жизнь: -Жаловался Вова, подъезжая к бетонному забору, за которым стояли огромные резервуары с топливом.
Нас впустили, и мы оказались на бетонной площадке, в конце которой, за решеткой забора виднелось здание аэровокзала и многочисленные самолеты.
-Итак, здесь мы можем находиться сколько угодно. По крайней мере, пока ты не расскажешь нам все, что знаешь о нас.
-Закурить можно?
-Вова молча протянул пачку 'парламента'. Спустя секунду, в полумраке вспыхнула зажигалка.
-Собственно, я и хотела поговорить с вами, черт побери. Но вы, просто сумасшедшие, разбили мою машину.
-Извини дамочка, но ты преследовала нас, а поскольку что-то знаешь о нас, так и должна была догадаться, что мы, люди достаточно нервные. -Защищался Вовка. -К тому, же, кто так водит? Любой, даже самый крутой новый русский, завидев ополоумевшую бабищу за рулем сзади, которая летит, играет в шашки на дороге, летая как дерьмо в ступе, от обочины до встречной полосы, помчится убегать, чтобы его не замочили! Можно подумать, что на дороге терминатор, когда видишь таких как ты.
-Да вы, мужики, тоже говно! -Взвилась она, и я понял, что Вовка нашел себе достойного собеседника. -Едут, хрен уступят, чуть сдвинешься, сразу показать надо кто на дороге хозяин. Самцы чертовы, эгоисты сраные, кобели долбанные!
-Что, все мужики - сволочи? -Улыбнулся он. -Кобели, с позволения сказать, долбанными быть не могут. А вот дамы славятся своей непредсказуемостью.
Если бы я их не остановил, она бы вцепилась ему в лицо.
-Стоп! Если ты хотела поговорить с нами, то можно было позвонить, встретить где-нибудь: -Встрял я.
-Это невозможно. Вас можно достать только в дороге. Везде, где вы на улице, вас защищают.
-Кто?
-Ты что, совсем больной? -Закричала она. -Охрана ваша, мать ее. -Она сдернула рукав, показывая синяки на локте.
-Интересно. -Удивился я. -У нас нет охранников, но все же к делу: -Я задумался, на мгновение, затихнув. -Скажи, что ты знаешь о нас. Кто мы такие, и почему у телевидения возникла острая потребность во встрече с нами?
-Вчерашний и сегодняшние репортажи, мои. -Сказала она. -Я ничего не сказала о вас, потому, что пока не уверена. Сейчас мы проводим журналистское расследование. Я пришла к выводу, что вы причастны к погромам в колледжах и исчезновению детей.
-Если бы ты была мужиком, он бы вырвал твою глотку. -Объяснил Вова. -Оставь свое больное воображение при себе. У этого человека погибла девушка из-за тех придурков. Из-за этого, сраного колледжа.
Она на мгновение замолкла.
-Простите. Я думала все не так. Я теперь понимаю почему вы противостоите этой секте.
-Да, это именно так.
-Поэтому я и хотела с вами встретиться, я хотела все уточнить, но эти чертовы верзилы: Где бы я не видела вас, везде были они. Они, будто плотным кольцом окружали вас, не подпуская и на сто метров. Кто вы? Откуда вы? Почему вас охраняет двести человек? Почему никого из них не значится в списках подготовленных агентов? Почему они не связаны с Федеральной Службой Охраны, Разведкой, Альфой, ФСБ, и всеми остальными?
-Они всегда будут видимы только тебе. Ты никак

TigroKot-2
posted 28-8-2007 16:20    
не сможешь доказать их существование, но они всегда есть. Эти люди неподвластны ни одной разведке мира, и никем не контролируются. Даже нами. Их нельзя проследить, поймать, найти, убить: Их вообще нет. -Закончил я, начиная немного понимать, кто это.
Она сидела и слушала, открыв рот.
-Господи, кто они, ангелы-хранители, что ли?
-Именно. -Подтвердил Вовка.
Она расплакалась.
-Я лучшая. Я следила за скандалами в ФСБ. Я все знаю о пожаре в американском посольстве. Я все знаю, каким бы секретом это не было. Но сейчас, я ударилась о стену.
-Лучше не снимай больше на эту тему. -Сказал Вова.
-Это я и сама поняла.
-Ладно, мы отвезем тебя куда захочешь. Но в следующий раз увидев преследователей, мы подумаем что это сектанты. Веришь, нет, огонь откроем. -Сказал я.
-Куда тебя отвезти? -Спросил Вова.
-Звездный бульвар.
Высадив ее, мы проехали двести метров и остановились.
-Это какая-то чушь! -Возмущался Вова. -Я ехать не могу так у меня башка болит!!!
-Согласен.
-Нас кто-то яростно охраняет. Кто, неизвестно, но он точно есть. -Сказал Вовка.
-Пожалуй, нетрудно предположить. -Задумался я. -Скорее всего это те, у кого мы были на ночном празднике.
-Похоже, раз они нас еще не убрали. -Согласился он. -Кстати, а она ничего: -Мгновенно переключился Вова.
-Ох, не лей мне чай на спину. Найду я себе девушку как ни будь, только отстань от меня.
-Ладно, ладно, а Наташка тебе понравилась?
-Не знаю, она слишком умной себя считает. К тому же, не могу я сейчас.
-Опять заладил. Нет у тебя с этим делом никаких проблем. Все проблемы у тебя в голове.
-Может быть, но я не хочу, чтобы повторилось тоже самое.


1998 год.
15 декабря.
Мой дом.

-Да, да, беру, хорошо. Мороженное будем брать?
-Ты что, опять из магазина звонишь? -Удивился я, услышав посторонние звуки.
-Ага.
-Бери мороженное, но только в больших, красных банках. Водку, мы купим здесь.
Не прошло и двадцати минут, как Вовка примчался ко мне домой.
-Мясо надо мариновать, это в холодильник, это можно на пол! -Выпалил он, ставя пакеты на стол.
Я помог ему все вытащить.
-Сейчас Ленка приедет. Она умеет шашлык делать. -Сказал он.
-Понятно.
В этот момент зазвонил телефон.
-Да, а, привет. Ящик? Ящик?? Вези, ладно. -Вова выключил телефон. -Артем взял ящик водки и ящик шампанского.
-Кошмар.
-Да ладно, нас двадцать пять человек.
-Это будет круто.
Зазвонил звонок, и я открыл дверь. Это были девчонки.
-Ва-у, сколько девчонок! -Восхитился Вова, кидаясь им навстречу.
Я, в общем, почти никого не знал. Мы быстро познакомились. И тут я встретился глазами с Кариной и вспомнил ее, это была та самая медсестра которая была в больнице и помогала мне!
На кухне места всем не хватило. Там остались Лена и Наташа, а все остальные переместились ко мне в комнату. Приготовление салата, перенесли тоже, ко мне. При этом в моей комнате занимались упаковкой посуды и проверкой палаток. На кухне что-то постоянно шипело. Что, осталось для нас загадкой, поскольку никого туда не пустили.
Как раз в самом разгаре всего этого бедлама, завалился Артем с ящиком водки.
-По многочисленным пожеланиям радиослушателей, пить будем абсолют!
Девушки были в восторге.
-Че такую слабую водку взял? -Шепотом спросил Вова.
-Не бойся, она сорокоградусная.
-А, уже нормальная пошла!
-Она давно пошла. Только девки не знают, и будут думать, что она легкая.
-Логично. -Согласился Вова.
Еще с час, мы 'табуном' носились по квартире, куда уже свезли все, что требовалось для похода. В список этого оборудования входило: три автомобильных холодильника, с десяток фонариков, ракетницы, салют, радиосвязь, навигационное спутниковое оборудование, электростанции, и даже столбы освещения. Естественно, прихватили несколько пневматических пистолетов, чтобы повеселиться. Еще была гитара. Кто будет на ней играть, я не знаю.
Мы вышли на улицу с большими сумками. Было не очень холодно, может минус пять.
-Так-так: -Сказал я, поглядев на новенький Хаммер.
-Да, сегодня без него никуда. -Ответил Вовка.
Чуть поодаль от него, стояло еще два таких же. Пока мы грузились, приехали остальные друзья Артема. Все на внедорожниках. Мы поздоровались. В этот момент из подъезда вышел Артем и девчонки.
-Садимся, забирай там Ленку, с Наташкой и Каринку. Они что-то, завозились.
-Ладно, я сейчас поднимусь. Уже пора бы ехать.
-Ну где Саня, черт побери! -Возмущался Вова.
В общей суматохе все носились вокруг машин. Я с минуту, наблюдал за этим с балкона, отдыхая от всеобщей беготни. Потом, увидел как подошел Саша.
-Все, спускаемся. -Скомандовал я.
Я ехал, развалившись в просторном сидении, положив руку на 'стол' между нами, который был уставлен бутылками и стаканами. Вовка спокойно вел машину. На улицах Москвы, в эту мокрую, снежную погоду, она вела себя более чем уверенно. Немного раздражало дерганье и постоянные толчки, но все же, это армейский вездеход, а не лимузин:
А я радовался тому что мы все вместе едем на пикник. Столько народу! Определенно, будет весело. Уже сейчас все веселились, выкрикивая из открытых окон поздравления с Рождеством. Все как-то зарядились этой светлой энергией, и казалось весь мир состоит из этой чистой, яркой белизны и красных, праздничных лент.
Наконец мы выехали на трассу. Я посмотрел назад, и увидел колонну из пяти машин.
-Картина Репина: Пацаны едут на природу. -Заметил Вова.
-Колонной. -Согласился я.
-Нам нужно к этому месту. -Сказал Саня, показывая на карте. -Километров семьдесят от города. Места там красивые, и народу никого. Рядом речка. Главное не заблудиться.
-Найдем. -Поспешил всех заверить Вова.
Началось бездорожье, как только мы съехали с трассы. Кое-где приходилось продвигаться по нетронутой целине. Теперь я понял, насколько насущны такие машины. Несколько раз, мы вставали, но все же, достаточно уверенно прокладывали дорогу вперед, к заветному крестику на карте. Саня неотступно следил по системе глобального позиционирования за нашим положением, разложив карту между передними сиденьями. Забравшись на холм, за елками мы увидели большую поляну. Справа от нас была речка. Проехав через эту поляну, мы устремились по естественной просеке. В трехстах метрах, была другая, почти совсем круглая площадка, где мы остановились.
-Все, выкатываемся! -Скомандовал Вовка.
Все остановились, из машин начали доставать оборудование, Саня разжег костер, достав из багажника, запасенные заранее дрова. Вокруг костра почти мгновенно образовалась гора посуды. Снег утаптывали несколько человек, кому нечего было делать. Сгущались ранние сумерки. Тем временем, мы установили фонари освещения, чтобы легче было готовить. Запустив генератор, я помог Артему расставить складные стулья и столы. Неожиданно, на них появились нарядные скатерти. Из коробок, девчонки доставали хрустальную посуду. Постепенно, инициатива перешла к ним в руки, а мы стояли и смотрели за этим сказочным действом.
-Я такого никогда не видел! -Признался я.
-Да, это не пикник, а настоящий бал. -Согласился Вовка. -И какие воспоминания останутся!
-Да, -Протянул я, -просто не верится, что такое возможно.
-Знаешь, а мы как-то: -Задумался он.
-Поднялись в моральном плане. -Подхватил я.
-Да, мы уже не такие дикие. Наверное, что-то на нас повлияло.
Пока готовилось основное блюдо, мы болтали, иногда слушая кого-то одного. Вспоминали и общие приключения. Много рассказывал Артем. Иногда произносились тосты, но все же, чувствовалось, что никто не хочет оказаться под столом до того, как 'созреет' шашлык и фаршированная индейка, которая, кстати, была под контролем Артема в специальной духовке на углях. Вова включил музыку, и тут началось настоящее веселье. Кое-кто начал танцевать. Остальные, чуть позже присоединились к ним. Вскоре стало жарко, мы немного разделись, а Вовка, скинул с себя все до трусов, и носился босиком по снегу, громко вопя разные смешные глупости. Я понял, что надо бы сделать первый залп. Достав ракеты, я выстроил их в ряд, под одобряющие возгласы друзей.
Яркие, разноцветные огни украсили черное, ясное небо. Ракеты, рассыпались над нами, в бесчисленные звезды. Потом, мерцание ярких вспышек, громкий треск, и снова. Снова праздничные цветы. Артем несколько раз стрелял из ракетницы. Вовка подкинул мне одноразовые ракетницы. Мы одновременно выстрелили, и в небо взлетело три огня, которые несколько минут горели над нами ярким, зеленым цветом.
Наконец все было готово, и терзающий с полчаса запах, теперь был наконец доступен. Все уселись, и теперь тосты сыпались с угрожающей частотой. Изо всех сил я старался пить через раз. Вовка постоянно советовал закусывать. В общем-то, я и не особо пьянел, несмотря на то, что вроде бы выпил уже тройную норму... Что-то не давало опьянеть, и держало голову в кристальном порядке. Это, некоторое время забавляло, ведь дух общего веселья не обошел и меня. Мы выкрикивали какие-то анекдоты, что-то говорил я, меня спрашивали, я что-то подавал: Единственное, я старался не рассказывать о недавних событиях. В основном, о подобных похождениях рассказывал Артем. Все были счастливы, все веселились.
-Я счастлив, знаешь почему? -Спросил Вовка.
-Почему?
-Послушай, ни слова о работе, заботах, делах! Беспредельное веселье, праздник, никаких проблем.
-Да, это здорово, великолепно. Я удивлен, сколько оказывается новых тем.
-И главное, посмотри как Саша смотрит на Карину!
Мы слушали многочисленные тосты, в которых, кажется, никого не обошли.
-Я хочу выпить за врачей, хирургов, которые в этот поздний час, спасают жизни людей! -Однажды сказал Саша.
Молча, словно по немой команде, мы встали, и пили стоя. Секундное молчание, мгновенно исчезло в новых байках и анекдотах.
Спустя два часа, мы переместились ближе к костру, и уселись вокруг него на надувные подушки. Шура взялся за гитару.
Я совсем позабыл, что он умеет, и не знал что он еще и поет. Мне было смешно, как мужики, хрипло горланят эти грустные, старые песни. Иногда, меня разбирал смех. Мы вспомнили все, что могли. От блатных песен до старинных романсов.
-Вот это отдых. -Радовался Вова.
Я смотрел на звезды, молча соглашаясь с ним.
А пели про зимний костер, и любовь, о новом годе, зиме, и снова про любовь. И про то, что в конце дороги той, плаха с топорами, и еще раз, много раз, да еще раз... И потом опять про любовь.
-А ведь это самое главное. -Никому сказал я.
-Что? -Спросил Вова, обняв Лену.
На мгновение мне показалось, что у меня перед глазами плывет: Нет, среди елей, движутся силуэты. Призрачные изваяния, моментально превращаются во всадников, отделяясь от общей картины! Чувство такое, что все остальное, кроме них потеряло яркость.
Я встряхнул головой, но они не пропали. В кристальном воздухе, на прохладе, которую я неожиданно почувствовал, слева от нас двигались ряды. Вова, заметив мой взгляд, повернулся туда же, и мгновенно напрягся, так что она встрепенулась у него на плече. Воины, темные всадники двигались к нам. Их броня мерцала в ярком свете костра. Все происходило, словно замедленно, и в тоже время, почти мгновенно. В нас полетели стрелы. Сзади, за моей спиной, услышал крики боли и хрип. Девчонки кинулись в рассыпную, от очередного роя стрел. За эту секунду, я поднял ракетницу и выстрелил в ряды, скачущие уже галопом на нас. Мы рассыпались по поляне, я, словно во сне, перелетел костер, и схватился за большой топор. Вдруг понял, что мое зрение, мои чувства обострились до невиданного состояния. Я не только вижу, я чувствую каждого из них, всех их.
Вот они, черные воины, уже на поляне. Мерцает смертоносная сталь. Сзади слышны женские крики, я пытаюсь выбить всадника из седла. Промахиваюсь, едва успев увернуться от занесенного меча. Следующего, я сбиваю и на земле наношу второй удар. Едва успеваю вытащить его меч, чтобы отразить атаку второго. Я поворачиваюсь. Вся поляна, обагрена кровью. На земле лежат пятеро. Я кидаюсь вслед за последним всадником, проскочившем меня. Моя сабля почти бесполезна против его брони, и я снова перекладываю из левой руки топор. Вовка, почти без разбору, лупит из дробовика. Это просто ничто, против их железных панцирей. Некоторые, правда, слетают вниз. Артем и еще пятеро его ребят, с голыми кулаками пытаются противостоять нападающим. Кто-то уже захватил часть оружия. Девчонки мечутся в этом бешеном кругу. Их отстреливают из арбалетов, и хладнокровно обезглавливают мечами. Я пытаюсь противостоять хорошо обученному воину, и чувствую как падаю, теряя сознание.
Очнулся я, когда меня чем-то опалило. Громкий хлопок мгновенно привел в чувства. Собрав последние силы, я встал. Справа, разорвав сплошной ряд конницы, клином, разрубая войско напополам, прорываются воины в белых плащах с золотыми гербами. Несколько взрывов и яркие, зеленые вспышки, разбрасывают этих темных всадников в разные стороны.
Начинается настоящий бой. Я узнаю их клинки.
-Это свои! -Закричал я.
Оставшиеся шестеро из нас, кидаются ко мне, а в эти мгновения, нас, с боем, пытаются отгородить от нападающих, эти рыцари. Я спотыкаюсь о ружье, и вижу Вовку, упавшего ничком. Он, в луже крови. Я встряхиваю его. Он в сознании.
-Вот, блин. -Начал было он.
-Молчи, не время, вставай. -Заткнул его я, пытаясь поднять.
Бойня продолжалась, в воздухе сверкала голубая сталь. Нас отгородили и прижимали к машинам. Когда, один за другим из седел начали падать белые воины, я понял что наши отступают. Подхватив один из мечей, я остановил прорвавшегося к нам всадника. Он, кажется не сильно, попал мне в живот. Я увернулся, насколько сумел.
Теперь Вовка оттаскивал меня назад, зажимая это место, а я отчаянно отмахивался. Я попал в него несколько раз, но в меня, тоже попали. В этот момент ему снесли голову. Рыцарь, прямо передо мной, пропустил удар спереди, чтобы спасти мое положение. Вскрикнув, он упал прямо мне на руки. Справа, перед нами выскочил всадник на огромном белом коне.
-Бегите! Мы отходим, бегите!
Я подхватил его, Вовка, с помощью Лены и Карины подняли еще одного раненого рыцаря, и мы бросились к машине. Один из раненых смог сам идти. Своего я донес до машины, и запихнул в заднюю дверь. Второй, удивленно посмотрел на меня. В этот момент, без сознания упал Вова, и мы пытались поднять его. Усевшись за руль, я утопил газ в самый пол. Сзади плакала Ленка, вытирая неподвижного Вову. Рыцарь судорожно тряс другого. Я посмотрел назад, и увидел, еще одну машину следовавшую за нами.
-Как он? -Спросил я воина.
-Не он, а она. Плохо, рана глубокая, кровь не останавливается. Рана смертельна.
-Уйди! -Отстранила его руки Карина прижимая платок к этому месту.
-Нет. -Прорычал я.
-Гони в Склиф! -Крикнула она мне занявшись раненным.
Машина летела по старой колее, прыгая, перепрыгивая ямы и впадины. Мы мчались, нас бешено кидало по краям и подбрасывало. Вылетев на дорогу, я прибавил газу. Больше всего меня пугало сейчас то, что в глазах у меня стояла странная дымка, и постепенно темнело. В зеркале заднего вида, я видел второй 'Хаммер', и воина, склонившегося над девушкой в шлеме и кольчуге.
-Она жива?
-Да. -Ответила Карина.
-Вовка там, как?
-Кровь, кровь льется. Я не знаю, что делать. -Плакала Елена.
-На руку жгут, а вот со спиной, затыкай тампонами.
-Как?
-Так, -Закричал я. -В аптечке тампоны, затыкай и держи, блин. Ты тоже, -Обратился я к воину. -Смотри, как это делает она. Выясни, что с ней, куда попали. Сними же с нее, эту долбаную кольчугу, и шлем! Возьми нож.
На максимальной скорости мы неслись по встречной полосе, обгоняя редкие машины. Я рвал, что было сил, но голова кружилась все больше. Вот мы съехали с проспекта Мира, вот приемная. У меня в глазах темно, я не чувствую ног, не могу нажать на педаль тормоза: Все что я успел сказать, так это 'держитесь':
Машина, разметав стеклянные двери, влетела в помещение приемной, и остановилась, уткнувшись в стенку. Другая повернула, и миновав нас, развернулась внутри просторного помещения. Я, нащупав ручку, выпал наружу, на руки к подбежавшим охранникам. Сышал крик Карины которая отдавала распоряжения.

Меня мотает в бесконечном пространстве. В темной, дымчатой темноте, колотят невидимые силы. Страшно. Бросает вверх, вниз, из стороны в сторону. Меня постоянно переворачивает, бросает из жара в холод. Снова удары, яркие вспышки в глазах.
Покой, тишина, сон. Редкий, белесый туман пролетает над моей головой. Кто-то бьет меня по лицу, боль, вкус крови. Яркие лампы, свет, темнота...
Такое чувство, что падаю ударяясь о невидимые преграды. Я, словно мешок, чувствую это, некими глубинами моего тела. Лязг, скрип, скрежет,
Тепло. Мне страшно. В красной кутерьме, перед моими глазами, мечется яркая звезда. Им больно от этого света потому что я не могу их закрыть: Меня опять переворачивает, меня слепит свет. Я ничего не понимаю, нет, я не помню. Что же, где же я? Меня охватывает ужас, разум улетучивается, будто за мгновения расту обратно. Звуки меняются, и вдруг сумасшедший купол надо мной, разметает адская молния. Разрыв, ослепление, боль, дрожь, жар пламени. Медленно кружась, дымясь, я падаю вниз, в черную тьму. Я плавно приземляюсь, как кленовый лист. Будто под ногами черная вата. Снова вспышка. Взрыв, боль, мой мозг кажется разрывается на части. Нет, так нельзя. Я не могу так. Отсюда надо бежать, уйти. Я - не я. Надо уходить, уходить.
Тишина. Монотонный гул оборудования. Кто-то склонился рядом.
-Сорок секунд: -Совершенно отчетливо услышал я голос полный безнадежности.
Глухой, страшный гром, смертельным басом прокатывается, разрывая мои перепонки. Вода, небо, рассвет, закат. Солнце, прекрасное и яркое, встает, поднимаясь над бирюзовыми горами в розовом небе. Прохлада тенистых деревьев, горы встречающие рассвет. Сизоватые, сказочные шали тумана над кристальной рекой. Прозрачная, искрящаяся вода. Пологие склоны гор, цветущие цветы. Яблоневые сады, белый цвет, повсюду, с прекрасным ароматом. Облака над складками сказочных долин, гладят тени зеленые травы. Мерцающие пики, вечные снега в свете тревожного заката. Зарницы над изрезанным горизонтом. Бесчисленные звезды, и падающий алмаз. Загадать желание.
-Главного... -Вымолвил я, и эхом понеслось это по небу.
И небеса, словно выгнулись надо мной, и некоторые звезды, словно ближе стали. А остальные, расчистив окно надо головой, образовали мерцающий тоннель, куда-то вверх. И я, неожиданно легко оторвавшись от земли полетел туда, вдоль мерцающих стенок. Скорость все увеличивалась, я все ускорялся, легко управляя своим полетом. И вдруг конец, я ударился о что-то, что остановило меня. 'Включилась картинка', я оказался перед Татьяной. Она, будто остановила меня, и теперь смотрела привычным мне взглядом. Только вот кажется, она была именно такой, когда мы в первый раз были вместе. Тогда, когда мне казалось, что я нашел что всегда искал.
Я упал перед ней на колени. Она сразу оказалась рядом со мной. Да, это была она.
-Я останусь с тобой. -Сказал я.
-Ты уже остался со мной. Но живешь, только дважды.
Великой силой меня отбросило назад. Она меня отбросила. Все скрылось из виду, я падал на землю. Остановиться или повернуть, я не мог.
-Восемь минут. -Услышал я, уже знакомый голос. -Все.
'Что, все?' -Судорожно подумал я. -Что, все??? -Закричал я.
В холодном дожде, под порывами ветра. По долинам и холмам, неторопливо двигаются тени. В голубых плащах, с факелами. Идут:
Иду, а в лицо бьет бесконечный дождь. Слышны нескончаемые ритмы и высокое пение, магический звук, мерцающий звон. С тяжелыми барабанами, с высокими, высокими голосами. И все равно: сквозь дождь и ночь, сквозь холод и боль. В этой промозглой темноте, я иду не в силах отличить собственные слезы от ледяных капель. Я иду, рвусь, готовый уничтожить, самого себя, готовый погибнуть, но пройти. И мне не больно, и не страшно. Не оттого, что ничего не чувствую, и не оттого что потерял рассудок. Потому, что есть неимоверная сила терпеть любую боль, потому, что есть огромная воля не бояться ничего.
Среди них, под стертым небом, к неведомой цели, неся в своем сердце то, без чего нет смысла жить. Я знаю, что всегда буду так идти дальше. Знаю теперь наверняка, что найду свою цель, найду, во что бы то ни стало. И вдруг сейчас с наставшей тишиной, я чувствую, как этот изнуряющий путь дает мне новые силы, и новую надежду. И вот она, моя долгожданная:
Глаза открылись, в ярком белом свете, прямо перед собой, я увидел ее. Она лежит на спине, подушка немного приподнята. Восхищают ее черты. Прекрасные, строгие, и сейчас добрые. Она лежит закрыв глаза. Нет на ее лице ни одной морщинки. Даже несколько порезов и ссадин, не в силах перечеркнуть эту красоту. Я молча лежу, боясь пошевелиться уже час, и гляжу на нее. Она совершенно неподвижна. Меня пугает это. Прямо за ней стоит оборудование. Аппарат искусственного дыхания равномерно работает. Рядом стоит еще нечто. Над всем этим, монитор, показывающий пульс.
'Слава богу, с ней все в порядке', -подумал я, глядя на его показания.

Я снова проснулся, снова вижу ее, только свет какой-то приглушенный, почти темно. Я снова гляжу, восхищаясь ей. Только: Кто она? Где она, и где я? Что мы тут делаем? Я пытаюсь вспомнить то, что случилось недавно. Да, это она. Она перегородила дорогу этим шакалам. Она противостояла им защищая меня.
Господи, я сделал это! Я успел, довез, доехал до больницы! Слава богу, что я смог это сделать. Нам помогли. Нам будут помогать. Навернулись слезы. Я, протянув руку, с огромным усилием миновал тридцать сантиметров между нашими кроватями, и дотянулся до ее руки.

Играет гитара. Я слышу голос Саши.
:-Я тогда по полю, в попыхах, чтоб чего не вышло,
А на горе стоит ольха, а под горою -виншя:
Я открыл глаза. Опустив голову над гитарой, на кровати с сигаретой в зубах сидит Саня. Весь перебинтованный, с подвязанной рукой. В дальнем углу, в полумраке лежит Вова.
-Здорово! Проснулся, наконец! -Порадовался Саня.
-Привет! -Ответил я.
-Андрюх, ты как, ничего? -Спросил Вовка.
-Что у тебя с голосом?
-В горло попали. -Прохрипел он.
-А я еще не знаю, что со мной. -Задумался я.
-Вчера перевели из реанимации. Два ранения в живот, зашивали правую ногу, травмы руки, плеча, в районе шеи. Сломано пять ребер, перебита ключица, сотрясение мозга:
-Ничего, списочек: -Заметил я.
-Это избранное. -Поправил Саня. -А Вовке еще круче досталось. Чуть ласты не склеил: Да, и мне, не слабо попало.
-Я тут видел кого-то: -Сказал я. -Мне показалось: Даже не знаю. По-моему, это та, которую я тащил, лежала рядом со мной: Интересно, где она?
-За твоей спиной, за этой занавеской. -Ответил Вова.
Я обернулся, и увидел ее. Она была также неподвижна, как и в последний раз, когда я ее видел.
-Ее тоже вытащили с того света. -Сказал Вова. -Она нравится тебе? -Неожиданно спросил он.
-Да.
-Оно и видно, когда мы последний раз навещали вас, вы спали держась за руки.
-Где все? -Переменил тему я.
-Кто? -Удивился Саша.
-Артем, его ребята, девчонки:
-Артем погиб, из его ребят спасли только одного. Из девчонок: двое, остальные распиханы по больницам. Меньше всего досталось Ленке и Каринке, спасибо ей. Несколько синяков, и сильный шок. Ленка сидит дома, вчера приходила нас навестить. Карина выходной сегодня, так постоянно у нас бывает. Нас охраняют те, кто спас там на прошлой неделе. Эту девчонку хотели забрать отсюда, но потом передумали, врачи запретили, а отдельную палату не предоставили.
-Как дела с законом?
-Не очень хорошо. Возбуждено уголовное дело, идет расследование. Нас уже допрашивали.
-Понятно.

Утро я встречал на балконе десятого этажа. Над спящим еще городом, вставало оранжевое, холодное солнце. Я проснулся сегодня чуть свет, и никак не мог опять заснуть. Вот теперь, мучаясь от избытка энергии, я стоял, без особого интереса разглядывая обширную панораму, которая раскинулась передо мной. Я глядел прямо на юг, и видел, кажется, весь город. И вот, снова я в Склифе:
В палате послышалась какая-то возня. Я оглянулся.
-Андрюха, сюда! -Послышался голос Вовки.
Я мигом оказался в палате, и увидел как Вовка и Саша пытаются снова положить ее на кровать, а она, с криками пытается вывернуться. Как только я подскочил к ней, она меня узнала, и расслабилась. Я бережно уложил ее на кровать, снова надев ей датчик на палец.
-Успокойся, мы в безопасности. -Я вытирал ее слезы, белым, махровым полотенцем. Я знаю, что чувствует она. Сейчас все что было с ней, у нее в голове. Сейчас, придя в себя, она вспоминает это, как и я тогда.
Я, наклонившись, прижал ее к себе, загородив от всех. Почти сразу она заснула.
-Кто-нибудь знает, как ее зовут? -Обратился я ко всем.
-Откуда, мы даже не знаем, кто она такая. Почему она защищала нас, и почему, ты, вдруг потащил оттуда именно ее. -Ответил Вова.
-Сам не знаю, она открылась противнику только из-за того, что я оказался в опасности. Она спасла мне жизнь.
-А ты ей, довезя вовремя сюда. -Добавил Саша.

Мои глаза открылись, и встретились взглядом с ее. Она, смутившись, отвела взгляд.
-Спасибо.
-Это тебе спасибо. Ты спасла мне жизнь.
-Мой отец зол на меня за то, что я не смогла достойно защитить тебя. Нас оказалось намного меньше.
-Ты не должна защищать меня, но если бы не вы, нас бы никого не осталось.
-Где мы? -Спросила она, посмотрев на потолок.
-В больнице. Нас охраняют ваши. Мы, в безопасности.

* * *

Я давно тебя не видел. Не видел столько, чтобы по-настоящему прочувствовать, насколько тебя люблю.
Твои глаза смеются, я счастлив. Ты соскучилась, а мое сердце щемит. Не найду я тебя никак. Прячу слезы, не в силах отвернуться.
Ты красавица, ты ждешь моего слова. А я не знаю, какая сила тебя останавливает, ведь знаешь, что не напиться нам нами и за сотню лет.
Я не хочу допытываться, не хочу спросить. Сердце щемит, и так, черт возьми, больно. Поэтому не спрошу, буду наслаждаться твоим взглядом. Ты первая, кому я не боюсь смотреть в глаза. Но ты ведь меня любишь. Любишь, но пока не так, как я тебя.
У меня нет твоей фотографии, но дома, на стене висит фотография из одного фильма. И вдруг я осознаю, что в ней слишком много от тебя. Твой взгляд всегда в ее глазах. Я настолько хорошо помню тебя, что вижу только тебя. Вы похожи, особенно не на снимках а в жизни. Вы похожи, но люблю я только тебя.
Мне не достаточно сейчас сидеть напротив. Мне недостаточно обнимать тебя. Мне недостаточно носить тебя на руках. Мне недостаточно жить только для тебя. Я хочу быть частью тебя. Чтобы ты была частью меня.

31 декабря.
1998 года.

Рано утром открылась дверь, и в палату вошел высокий, уже знакомый нам человек. Это был тот, самый главный в деревне, тот, который последним сдерживал бандитов, и приказал нам отступать. Его свита была в синих плащах, расшитых золотом, а он сам, был в привычном, дорогом белом костюме. Они вошли как раз, когда мы сидели вместе, и пили чай. Она кинулась к нему и обняла.
-Папа:
-Здравствуй, милая. Здравствуй, родная. Как ты тут с ними, с этими мужиками? -Спросил он, недовольно поглядывая на меня.
Она промолчала, уткнувшись ему в пиджак.
Снова мне не понравился его взгляд. Нет, он не мог раздавить меня как таракана, но видно, что очень хотел. И в тоже время что-то произошло в его душе. Что-то изменилось с тех пор, когда мы виделись с ним в последний раз. И еще сейчас я понял, как люблю ее, и что это становится совсем невозможным, раз ее отец: А кто его знает, кто он: Самый главный. Сейчас он застал нас в такой момент, что теперь и близко не подпустит.
-Пойдем, я хочу поговорить с тобой. -Неожиданно сказал он мне.
Александра, удивленно уставилась на него, а потом на меня. А я, встав, накинул на себя куртку, и вышел вслед за ним.
Ярко-белая утоптанная дорожка вела вглубь парка. Вокруг тишина, ни единого звука. Легкий морозец, кристальное небо, скрип снега под ногами:
-Я знаю, тебя зовут Андрей. -Явно неумело, начал он. -Я, Николай Александрович. -Он запнулся. -Царь Великой Руси.
-Извините за мое невежество, но я совершенно не в курсе.
-Есть такое государство, Русь. -Раздраженно начал он. -Объединяет несколько народов.
-Это те, кто были там в деревне, а потом на пикнике?
-Да.
-Позвольте, все же полюбопытствовать, почему мы?
-Как почему?
-Все ведь началось с того, как мы приехали в этот проклятый колледж:
-Нет, все началось в шестьсот десятом году. Только я этого не помню. С прошлого года, мы бились с Золотым альянсом из Монголии. Они пытались захватить северные владения, от Москвы до Питера.
-Что?
-Не перебивай, как-нибудь, я тебе все расскажу более подробно. Иноземцы напали с юга. В прошлом году закончилась война. Закончилась она тем, что нас отбросили далеко на север. Ни у нас, ни у них нет сил дальше воевать. Они остановились в крупных городах. Теперь, временно они не будут атаковать. Но есть местный бандит, называющий себя Мамо. Он и орудует здесь, в городе. Собственно говоря, вы попали под нашу защиту только потому, что открыли все его базы и уничтожили половину воинов. Самую грязную работу мы взяли на себя, но без вас, просто бы не хватило сил здесь что-то найти: В вашем сумасшедшем городе, черт ногу сломит. Так вот, началась заваруха, а из-за этого чуть не погибла моя единственная дочь. Благо, я вовремя узнал что она задумала вас спасать и нагнал их. Она еще получит у меня.
-А как насчет двухсот телохранителей?
-В Москове уже восстановлен гарнизон. Мы и сейчас подтягиваем войска, но не все так быстро.
-Так значит, это Мамо стоит за похищением студентов:
-Почти так, кстати, он сильно ранен, и находится на лечении в Турции. Он был в доме культуры в момент, когда вы напали, но уже после того, как ушли мы.
-Кто там остался?
-Все его приближенные.
-Хватит об этом. -Остановил он сам себя. -Теперь о другом.
Я задумался. Я почему-то боялся это услышать.
-Что касается Александры, я против. Она еще совсем юная, к тому же, похоже ты не готов. -Он остановился. -Я жалею, что помог вам тогда, я жалею что помогал вам всегда. Так получилось, что ты спас ей жизнь. Даже цари подвластны общему закону. Такие у нас традиции. Не отдать, свою дочь, я не могу. Но ты: -Он смерил меня взглядом. -Ты крут, но я заставлю тебя стать настоящим человеком. Всегда знай, что никто не упрекнет меня, если ты погибнешь не сумев выдержать, или справиться. Я не могу ее потерять. И я ее, не потеряю.

Больше я ничего не помню. Я свалился на свою кровать. Мои силы ушли. Физические и моральные. Единственное, что согревало мою душу, так это ее руки.
Шурик с Володей отправились в магазин запасаться на новый год.
Несколько часов она не отходила от меня. Кажется, она точно знала что он мне сказал.
-Не бойся, он отходчивый, он совсем другой. Не так уж плохо он о тебе думает: -Успокаивала она меня, а у самой, по щекам текли слезы.
-Я не могу наглядеться на тебя. Я никак не могу поверить, мне кажется, это какой-то сон. Не уходи, я прошу:
Она наклонилась ко мне, обвив шею.
-Во что бы то ни стало, что бы не случилось: Не уходи. -Повторил я.
-Я люблю тебя. -Тихонько сказала она.
Вдруг меня как ошпарило. Я любил ее. Любил так впервые, и не смог сказать это первым! В первый раз, я не убеждал, не уговаривал. Впервые в жизни я чувствовал что меня действительно любят. Впервые я люблю, и любим!
-Я люблю тебя. -Сказал я.
Она еще сильнее прижалась ко мне.
Только сейчас это что-то значит. Любовь что-то значит только тогда, когда она с двух сторон. Только тогда, она обязательно счастливая.

1999 год.
Институт Склифосовского.

За окном суровый январь. Я часто не сплю по ночам, сидя на кровати в белом, лунном свете. Я сижу, и думаю о ней. Просто, легко и непринужденно. Я добился ее, и теперь в душе постоянно с ней. Сейчас, Алексанлра спокойно спит рядом.
Да, здорово жизнь распорядилась. У меня есть то, чего не могло быть, о чем не мог и мечтать. Самое сложное, что я не могу сказать, что хотел именно этого: Да что я заладил? Все ведь, прекрасно! В моей душе такая сила, что кажется, я взлетаю!
Спокойно плыву по мягкому течению, в прохладе и тишине. Боль постепенно утихает, и теперь я мчусь в ярком свете вперед, через зелень лесов, сквозь ветки деревьев, словно солнечный свет, проникающий и пронизывающий сказочный лес. Я начинаю понимать, что сейчас во мне что-то перевернулось, резко меняется: Я почувствовал ее прикосновение. Глаза открылись.
-Не так. Ты не должен думать: -Прошептала она.
-Зачем ты проснулась? -Глупо спросил я.
-Ты разбрасываешь искры, светишь мне в лицо: -Совершенно серьезно, на мой дурацкий вопрос ответила она. -Ты не попадаешь туда, куда хочешь. Я тебя научу: -Она показала на два бронзовых подсвечника. Свеча вспыхнула оранжевым светом, за ней, вторая:
-Что ты имеешь ввиду? -Недоумевал я.
-Что такое сотовый телефон?
-Что? -Тут я вообще растерялся. Я просто не знал, что сказать. -Знаешь, это что-то типа радиотелефона:
-Молчи, я все равно пока не пойму: -Остановила она меня, прижав палец к моим губам. -Ты пока этого тоже не понимаешь, поэтому я покажу тебе, как правильно. А понять, ты поймешь потом. Вот, смотри. Свет, становится густым, вокруг свечи. Ты видишь синюю дымку.
-Это же оптический эффект:
-Нет, неужели ты веришь что она такая яркая, что этот эффект возникает в полуметре от пламени?
-Ты поражаешь меня.
-Еще две свечи, я поставлю сзади. Ты оказываешься в центре. Потом научишься сам, без них.

И тут я чувствую, что я вовсе не в палате, и даже не на улице, я где-то, где тепло и зеленая трава!
Листья беспокойно трепещут в ночной темноте. Дуновение свежего ветра. Волнующие потоки ароматов. Впереди послышался шорох. Я, словно хищник, молниеносно концентрируюсь на нем. Собственно если отбросить логическую сторону вопроса и просто принять то что я ощущаю, слышу и вижу, я действительно хищник с черными пятнистыми лапами и хвостом.
Спустя мгновения, я уже там на ветках, прямо над этим местом. Под моим весом они нагибаются, но все в безмолвии, не создаю ни малейшего шума. Прямо подо мной воин, самурай. Он медленно продвигается вперед, с обнаженным мечем в руках.
-Кис-кис-кис: Виходи, мерзкий мальчишька: -Произносит он с чудовищным акцентом. -Где же ты? -Все более раздраженно повторяет он.
Я вдруг понимаю, что у меня огромное превосходство, и что ждет он меня спереди: Секунда ушла на раздумья, я рванулся, и бесшумно пролетев вниз четыре, или пять метров, вцепился своими когтями ему в спину и шею.
-Нет! -Послышался голос за моей спиной. -Нет! -показалось, что кто-то пытался схватить меня за плечо.
Мгновенно, я перекусил его отведенную руку, в которой был меч. Послышался хруст, вой, он вывернулся, и мы клубком покатились вниз на берег ручья. Вода обдала меня ледяным холодом. Неожиданно перед глазами у меня мелькнул кинжал. Острая боль, я отскочил снова набрасываясь на занесенную руку. Неимоверным усилием я обогнул это лезвие, которое прошлось мне по шее, и схватил его за запястье. Он, бешено крича продолжал отпихивать меня, и непонятно как высвободившись, нанес мне очередной удар. Хватанув его за локоть, и вырвав оттуда приличный шмоток, я отскочил в сторону, и в несколько прыжков оказался прямо на деревьях.

Звездный купол рассыпался, я упал и пытаюсь доползти почему-то до окна.
-Остановись! -Александра пыталась остановить меня. Я повернулся, постепенно приходя в сознание.
-Прекрати! Не смей так делать! -Она плакала, судорожно пытаясь остановить кровь.
-Что случилось? -Недоумевал я, обращая к себе красные ладони.
Вскочил Вовка, включил свет. Оценив мое состояние, он огляделся.
-Что случилось? -Спросил он.
-Это я во всем виновата.
-Замолчи. -Еле выдохнул я, прижимаясь к ней.
-Мать вашу, что мне сделать? Кто здесь был? -Негодовал Вова, держа в руках ствол.
-Я бы тебе объяснил, но не знаю. -Оправдывался я.
-Первый переход. Туда нельзя ходить!!!
-Куда? -Закричал Вова.
-Успокойтесь, никого здесь нет.

-Ты что, хочешь сказать что он был где-то, где встретился со своим персональным врагом?
-Я ничего не хочу сказать. -Отвечала она. -Пускай он скажет. Я так понимаю он сцепился с кем то пытаясь переходить к нам или обратно.
-Чего рассказывать? Я дрался против самурая.
Глаза Вовы расширились, на мгновение мне показалось, что он сейчас свихнется.
-Все правильно. -Подтвердила она. -Переходя сквозь пространство, тебя могут выловить, желающие поединка.

Однажды утром меня разбудил яркий свет. Открыв глаза, я увидел Александру. Шурик тоже проснулся, и приподнялся на кровати. Она стояла и смотрела на меня. Я удивленно глядел на нее, и в ярком свете не сразу заметил, что у нее в руке меч.
-Вставай воин, и защищайся. -Неожиданно, вместо обычного приветствия сказала она, и подхватив второй клинок стоявший у стены, кинула мне.
Я сразу узнал его. Это был тот самый, мой.
-Не смей сказать, что боишься причинить мне вред! -Сказала она, в ответ на мой взгляд. -Ты должен оправдать неслыханную честь носить Минсист.
Я никогда не держал в руках подобного оружия в боевых целях. Но сейчас говорить уже было поздно. На бой вызывает моя любовь, и надо вставать.
Не успел я подняться, как она нанесла первый удар от которого подкосились ноги. Она, кажется намеренно попала по моему клинку. Я быстро поднял его, стараясь защититься. С каждым шагом, Сашка наносила по удару, иногда задевая и меня самого. Я отбивался как мог, уворачивался, отпрыгивал, но ее клинок мерцал так близко, что я слышал как он рассекает воздух. За пятнадцать минут этого боя, я был весь в порезах и синяках, а она, также неустанно продолжала наносить бесчисленные удары. Наконец я совсем выбился из сил упав на колени, когда ее меч описывал ровную дугу. Как он не снес мою голову, я не знаю, он остановился на шее, слегка поранив плечо.
-Мой отец убил бы сейчас тебя. -Сказала она присев передо мной. Она откинула клинок, и приблизилась ко мне. -Я этого сделать не позволю.
Этот, самый желанный поцелуй прервали аплодисменты Вовы и Шурика.
-Ура, ура! Ты его достала! -Кричал Шурик.
-Да, точно, по полной программе! -Сказал Вова.
Никогда бы не подумал, что так ей верю. Я наверное, стал отморозком, и уже не понимаю опасности. Ножик, который у нее в руках, точно смертелен.

Через две недели.

-:Это у тебя даже в крови. Это везде, в сознании, в твоей душе.
Я судорожно защищался, медленно отступая по длинному балкону.
-Ты не мог научиться за неделю!
Молниеносно согнувшись, пропустил над собой ее меч, и вставая, просто подхватил ее в момент, когда она потеряла равновесие. Не будет же она втыкать мне его в спину. Некоторое время Александра пыталась вывернуться, все еще не отпуская своего оружия.
-Это не честно! -Возмущалась она. -Ты знаешь что я тебя не ударю!
В конце концов она расслабилась и я смог поцеловать ее, а когда я успокоился, отскочила, мгновенно выставив вперед свой клинок, который уперся в мое горло. Выгнувшись назад, я извернулся, и подняв свой меч, отпрыгнул назад, на расстояние удара. Незамедлительно, она сделала выпад, когда я еще не успел обрести точку опоры. В это же мгновение, я, поняв опасность, выставил свой меч. Удар был сильный, меня отбросило назад, я пошатнулся, но вовремя сгруппировавшись, сумел остановить ее клинок, направленный вниз, на меня. Я оказался в конце балкона, и не долго думая, прокатился под занесенным мечем, обратно. Она задела меня, но я сумел оказаться на безопасном расстоянии, и встать.
Шаг, и наши клинки скрестились. С ее стороны последовала серия суровых ударов, которые я едва остановил. Последний удар был нанесен сверху, мне пришлось противопоставить только собственную стойкость. Когда ее клинок рубанул по эфесу, у меня затрещали кости, ноги едва не подкосились, в глазах потемнело. Я едва выдержал, и теперь, резким движением, откинул ее меч в сторону едва останавливая свой локоть, который уже ударил в ее плечо. Она выронила меч, он упал вниз с балкона, а я успел схватить ее, чтобы она не выпала за ограждение.
-Прости, прости, я совсем забылся.
Она вцепилась в меня, глядя вниз, на крыши корпусов и газон.
-Высоко. -Тихо вымолвила она. -Я разобьюсь.
-Да, но ты не упадешь. Никогда не упадешь.
-Они умеют не разбиться.
-Что? -Удивился я.
-Они научились прыгать, а я еще нет.
Я слушал сейчас это хрупкое, красивое создание. Я обнимал, чувствуя ее, и никак в голове не укладывалось то, что происходило несколько минут назад. В моей голове не укладывается то, что она способна на такое. В тоже время, мы дрались сейчас оружием, которое способно убить с одного удара, а никто из нас, даже не порезался. Я не верю, что это зависело от меня. Это не могло зависеть от меня, я просто не могу контролировать свой клинок так, чтобы не поранить.
-У тебя здесь будет синяк. -Сказал я.

Я уже не могу удержать себя. Она там, за небольшой ширмой, спит. А я мучаюсь сейчас оттого, что мне нужно просто ее чувствовать. Я крадусь, огибая занавеску. Это замечает Александр, и улыбается моим действиям.
Она мгновенно просыпается от моего поцелуя. Почему-то мне кажется что это какая-то наглость, и сейчас я получу по роже: Вместо этого, она хватается за меня, обнимает словно ждала моего прихода.
-Ты не спишь. -Говорит она.
-Как я могу заснуть.
-Люблю:

3 часа спустя.

В окнах появился зеленоватый свет. Железную дверь нашей палаты распахнули, вбегают люди с зелеными фонариками. К нам кидаются двое, еще двое, к Сашке и Вове, который уже заснул. Нас быстро ставят на ноги.
-Быстро! -Командует один из них.
Они хватают меня и Александру, и тащат к балкону. С Вовой и Шуриком, происходит тоже самое.
-Пригибайтесь! -Говорит один из них.
Тут я начинаю понимать, что это наша охрана.
-Что случилось?
-Они в коридоре!
Мы на ходу одеваемся.
Неожиданно, со странными шлепками, двое охранников падают.
-Снайперы! -Кричу я.
Все быстро это понимают, и падают на пол. Впереди выбивают стекла, оттуда выскакивают воины. Несколько стрел попадают в первого телохранителя. Одна, рассекая мне ухо, попадает в замыкающего. Я оборачиваюсь. Нас отрезали, сзади по балкону тоже бегут воины. Впереди нас пытается защитить телохранитель. Сзади, раненный охранник отстреливается полулежа из пистолета.
-Нас отрезали! -Кричу я, перегибаясь через балкон, и заглядывая на нижний этаж. -Пошли!
-Куда пошли? -Кричит в ужасе Вова.
-Вниз!
Я беру ее за руку, и Саша, бесстрашно идет за мной. Я спрыгиваю вниз, падая на перила, и словно заговоренный, не вываливаюсь наружу. Взявшись рукой за столб, другой, я принимаю ее. Она благополучно спускается. Вова и Шурик, тоже.
-Ты маньяк! -Кричит Вова, пытаясь забить патроны в магазин. -Ты псих!
-Да. Но пить по этому поводу будем позже.
Мы бежим к служебному лифту. Я точно знаю, что с первого этажа в него не попадешь, поэтому, он свободен. Кабина тихо опускается, я мысленно отсчитываю этажи. Лифт останавливается, Вова направляет ствол в двери, и едва не выносит мозги какой-то медсестре, которая падает без чувств, перегораживая нам дорогу. Мы бежим в конец коридора, из окна которого видна крыша реанимационного корпуса. Разбив стекло, оказываемся на крыше. Несколько десяткой метров, и мы над эстакадой. За ней, на другой стороне улицы, стоят наши машины. Спускаться тяжело, я спрыгиваю с трехметровой высоты, ловлю ее. Мы пробегаем по эстакаде. С двух сторон, по улице, к нам мчится несколько машин. Наконец мы все оказались внутри. Двигатель не пускается, Вова безуспешно дергает зажигание. Двигатель снова не пускается. Одна из машин, ударяется в заднее колесо нашего Хаммера. Двигатель не пускается.
-Да мать твою, железное отродье!!! -Ругается Вовка, успев пригнуться, когда стекла брызнули в салон. Стартер безостановочно крутит мертвый двигатель. К нам подбегают четверо, сзади дорогу перекрывает еще одна машина. Двигатель взревел, набирая обороты. Машину рвануло назад, мы высоко подлетаем, вероятно на их капоте, и едва не перевернувшись снова глохнем, все еще откатываясь назад. По кузову хлещут пули, Вова снова пускает двигатель, выворачивает руль, и вслепую давит полный газ задевая натыканные с обеих сторон стоящие автомобили. С дороги отшвыривает 'Опель' наших врагов в тот момент когда он высунулся из переулка. Сильный удар, останавливает нас, Вова, разбив лицо о рулевую колонку, нестерпимо матерится.
-Суки! -Он поворачивает, медленно сдвигая машину, перегородившую дорогу.
На большой скорости мы выскакиваем к мосту у трех вокзалов, где навстречу нам вылетает милицейский 'Форд'. Мы останавливаемся, едва избежав столкновения. Они выпрыгивают из машины, направляя на нас автоматы. В эту секунду, в нас врезаются наши преследователи, машину резко толкает вперед, а Вовка, выжимает газ. Сзади слышен треск. В нашу сторону пули не летят.

Мой дом встретил меня таким же, как я его покинул почти два месяца назад. Только с той поры все изменилось: Вдруг сейчас, в этой комнате появилась та, что из пустоты, способна создать мир.
Положив меч, я обернулся к ней.
-Мои чувства: Я не знаю, что со мной происходит:-Сказала Она.
-Я люблю тебя.
-Я знаю.

Едва расцвело.
-Надо уходить. -Говорила Александра, на мгновение оторвавшись от меня. Я не хочу, почти не могу, но надо.
-Куда уходить? -Приподнялся я, внимательно смотря на нее.
Она посмотрела мне в глаза:
-Домой. Ты ведь здесь не сможешь выжить. Тебе надо многому учиться. Нас ждут.


Наши шаги эхом разносятся по тоннелю. Редкие лампы едва освещают эту жутковатую полутьму. Я почти ничего не вижу и удивляюсь, как она двигается вперед с такой уверенностью. Мы бежим по узким проходам, спускаемся в глубокие шахты, поднимаемся, опять спускаемся. Нам встречаются двери. Иногда приходится идти по пояс в воде. Люки, решетки, двери: У нее есть ключи.
-Откуда у тебя ключи от всех этих дверей? -Недоумеваю я.
-Я часто здесь хожу:
-Куда мы идем?
-В церковь.
Круглый тоннель закончился. Мы вошли в небольшую комнатку, в конце которой была лестница наверх.
-Пришли. -Сказала она.
Наверху была дверь которую сразу же отворили.
-Приветствую вас! -Сказал молодой монах. -Пойдемте со мной. Все давно готово.
Темный коридор оборвался, мы оказались под высоким куполом.
-Ничего не бойся. -Прошептала она.
-Что сейчас будет?
-Произойдет очищение. Ты сейчас почти не чувствуешь, почти не слышишь и не видишь. Но, главное, душа твоя, пока слепа. Это побочный эффект цивилизации.
-Слепая душа: Способна ли:
-Слушай. Ты когда-нибудь видел младенцев?
-Да. -Ответил я, привыкший к ее неожиданным вопросам.
-Когда что-то происходит, они знают это до того, как случилось или чувствуют раньше других.
-Да! -Встрепенулся я. -Мы так спасли человека.
-Расскажи мне.
-Я был в деревне у двоюродной сестры. Сидели, пили чай. Тогда ее дочери было несколько месяцев. Она всегда была такой тихой, но ни с того ни с сего начала плакать. Мы так и не смогли успокоить ее. Я здорово завелся от этого дикого плача и вышел на улицу прогуляться. Там, за пологим спуском течет речка, откуда едва слышался крик о помощи. Я кинулся туда, выскочил на мост, но кроме расходящихся кругов ничего не увидел. Все же, я догадался тогда нырнуть. Вытащил нашу соседку. Она шла домой из соседней деревни и на мосту упала, свалилась в воду.
-Что же это за мост?
-Старый мост, без ограждения, по нему перестали ездить после того, как построили новый.
Я знаю точно, что из дома ее невозможно услышать, как ни пытайся. Если собаки ничего не слышали, то люди, тем более. Мы даже специально пробовали. Дом стоит за забором. Между ним и речкой, два сарая. Я услышал ее только тогда, когда вышел на дорогу.
-Ребенок не мог слышать этого, тем более разобрать или понять что происходит. -Сказала она. -Просто, он это чувствует. Ты этого не чувствуешь потому, что утратил все с возрастом. Эти чувства не совсем потеряны, они просто притупились.
-Почему так происходит?
-Не знаю. С нашими детьми тоже иногда случается такое.
-Добро пожаловать молодой воин! -Послышался необычайно громкий голос.
Я повернулся. У небольшого возвышения, лицом к нам стоял священник:
-Это Отец Кирилл. -Пояснила Саша.
-Подойди ко мне, сын мой.
Я молча повиновался. Он несколько секунд изучал меня.
-Он ориентируется в пространстве? -Спросил он Сашу.
-Крайне плохо. Но все же, иногда у него прозрения. Ну и почти получается переход.
-Надежда есть. -Сказал священник, вздохнув.
Небольшой мраморный стол за моей спиной, немного приподнялся. Монахи неторопливо зажгли, кажется деревянные стержни, которые вспыхнули красным светом. Меня подхватили, и бережно уложили на каменный 'стол'. Это здорово напоминает алтарь. Интересно, тут в жертву людей не приносят?
-Святой отец: -Послышался голос моей любимой.
-Да, принцесса:
-Позвольте мне.
-Хватит ли у тебя сил, юная:
-Кто-то должен будет тебя оживить. -Объяснил мне один из монахов. -В конце, у тебя уже не останется сил вернуться сюда, и нужен будет еще кто-то.
-Ты никогда не делала этого. -Говорил Святой Отец. -Но, я позволю тебе. Позволю, даже если ты не сможешь сделать этого снова.
Мои глаза закрыли шелковым платком. Чувство правда было такое, что выключили свет, и во всем мире стало совсем темно.
Величественно, красиво, звучит под высоченным сводом яркий хор. В этой святой, кристальной тишине, рождается чистое пение, и все отчетливей его подкрепляют ритмы.
Ловлю себя на мысли, что наконец-то слышу полностью этот величественный гимн, магические ритмы, необыкновенный хор, голоса которого повергают душу в трепет. Такой свет проходит сквозь мое тело, что мне кажется, будто я лежу под водопадом. И тотчас, почувствовав вкус кристальной ледяной воды, поднимаюсь, поднимаюсь над зеленой, пышной скалой. Рядом два поваленных дерева поросли мхом, а вокруг высоченные ели. На уступах скал растут необыкновенные цветы, а еще выше редкие березки, сгибающиеся на ветру. Высохшие ветки, бурелом, можжевельник: И зеленый, желтый, сиреневый ковер на высоких скалах. Я поднимаюсь над долиной, над водной гладью, где отражается небо. Над студеной дымкой, к облакам, направляясь вперед, туда, где горят костры. Уже здесь слышу глухие ритмы барабанов, и пение, летящее над долиной.
Великий орел, повернув голову смотрит на меня, кружит, поднявшись чуть выше. Течение его мыслей спокойнее и ровнее чем у меня. Он не знает зачем я здесь, ведь место мое - охотиться на земле. Но уступает мне дорогу.
И почти спустившись к кострам, я вижу шамана, застывший круг людей. Его песнь величественна, но печальна. До немыслимого ускоряясь, мчусь среди кустов и небольших деревьев, среди холмов и скал. Пролетаю над проливами и ледниками, над озерами, горами и пустынями. Здесь такие же горы, но только снежные вершины ближе. Стою едва касаясь носками травы, а впереди, за пропастью храм. Он в двадцати шагах, за пропастью в полмили глубиной.
Я среди серых, каменных стен. Остались только стены. В тишине, дуновением ветра оживают полу стертые образа, небо темнеет, и появляется высоченный свод, храм наполняется светом, проступают детали крыши будто принесены облаками: И видны за окнами воины. В серых плащах, с факелами. Слышен несуществующий колокол, мелодичные голоса.

Я открываю глаза, и в странной черноте вижу проступившие в камне образы святых. Вижу фрески необычайной глубины, живые лики святых. Они светятся необычными, ультрафиолетовыми красками. Они излучают свет. Я понимаю что где-то не там, где я был:
Здесь никого нет. Я поднимаюсь, осматривая себя, свое одеяние. На мне некое подобие рубашки, брюки и черный, тончайший плащ, который мерцает синими блестками в этом магическом свете.
Звук сорвавшейся сверху капли в прозрачной тишине, мгновенно ориентирует меня в пространстве, сосредотачивая на месте, куда она упадет. Мгновения спустя, в конце зала, рассыпается мерцающим куполом капелька воды, ударившись о пол.
Я вспоминаю ощущения. За моей спиной, за алтарем, за иконостасом - никого. Слева в проходе, тоже. Нет никого и там, откуда мы пришли. Направо, далеко вперед уходит неизвестный мне коридор, который кончается в двухстах метрах от дверей. Там, кажется, тоже никого, но:
Я прислушался. Дверь закрыта неплотно, болтается от сильного сквозняка. Еще, еще что-то чувствую: За ней что-то вроде подъема, а дальше, коллектор, трубы, вода, которая в них течет, а сверху что-то иногда шумит. Треск, я вытаскиваю меч, пригибаясь и глядя в ту сторону. Тишина, я почти бесшумно пробираюсь туда, ища этот коридор.
Мчусь по нему, удивляясь самому себе. Я удивляюсь тому, что не придумал все это, а почти вижу: Распахнув дверь, я оказался на лестничной площадке. Вниз, в непроглядную тьму уходили ступеньки. Я пробежал наверх несколько пролетов, и оказался у очередной двери. Я открыл ее. В лицо пахнуло жаром. Я услышал журчание воды в трубах. Над моей головой пронесся странный гул. Немного оглядевшись, в потолке увидел люк. Да, странно что я увидел его: Ни единой лампочки, никакого света. Единственный свет, едва струится снизу. Единственное место, где здесь было светло, это храм.
Люк подлетел вверх, выбитый моей ногой, и упал в двух метрах на асфальт. Я выпрыгнул из колодца. Осмотревшись, побежал к домам в деревья, а заодно сориентировался, где нахожусь:
Мимо проехала машина. Сзади, в сотне метров кто-то был. Я обернулся, прижимаясь к кустам. Это прохожие, я присел, ожидая когда они пройдут. Больше на улице никого. Тишина. Далеко справа хлопнула дверь: Я неторопливо пробираюсь вперед, не зная чего ищу. Пробравшись к какому-то дому, затаился между машинами, снова прислушиваясь. Теперь, вместе с ветром, который гуляет по крыше, я слышу еще что-то. Кто-то ходит по крыше этого дома: Кто-то:
-Ты меня ищешь?
Мои размышления прервал некто, выглянувший с крыши. Я быстро перекатился назад под деревья, пытаясь рассмотреть его.
-Иди сюда. -Снова сказал он, будто нас не разделяло пятьдесят метров.
Быстро проскочив дорожку, я подбежал к подъезду и оказался на лестнице. Пробежав вверх шесть или семь этажей, я остановился и прислушался. Дверь на крышу немного приоткрыта, и за ней кто-то есть. Сейчас он прошел мимо двери и направился налево, наверное, чтобы снова посмотреть вниз.
Я рванулся вверх, и преодолев за несколько секунд оставшиеся этажи, выпрыгнул на крышу, почувствовав как за моей спиной опускался его меч. Я разворачиваюсь, встречаясь с ним глазами, машинально отбиваю, выворачиваю его клинок, который падает в сторону. Но его глаза не выражают страха, напротив, он как-то нехорошо улыбается: В это мгновение меня оглушает выстрелом. Боль, меня отбрасывает в сторону и я оказываюсь в воздухе. Кажется, секунду я висел над стеной, а потом начал стремительно падать. Удар о землю, красная вспышка, боль, свет.
-Не туда! Куда же ты идешь! -Услышал я ее голос.
Храм. Слева, справа, люди. У лестницы стоит охранник, направо, на двести метров уходит тоннель. Там, кажется дверь, возле нее двое: Еще дальше, кажется лестница: Я открываю глаза, мне на щеку, падает ее слеза.
-Никогда не ходи туда сам!
-Я молча обнимаю ее, со страхом чувствуя что она падает с ног.
-Идите, дети мои. -Говорит Святой отец.
Я поднимаюсь, полный сил. А она дрожит от бессилия, держась за мои плечи. Я беру ее на руки, и несу к выходу в сопровождении монахов.
-Удачи тебе, Воин-призрак!
Я бегу вверх по лестнице. Дверь, коллектор. Надо мной люк:
-Остановись. -Говорит Саша. -Ты же знаешь, кто там, такое будущее тебе не нужно:
-Это верно.
-Иди вперед по коллектору. -Тихо шепчет она. -Впереди, где-то через километр. Слева:
Я несу ее, придерживая голову. Все же, ее сердце, ровно бьется. Кажется, она просто спит.

Ошибиться я не мог. Единственное место которое она могла иметь в виду, было здесь. Впереди не было никаких дверей. На ржавом листе проглядывала надпись 'Высокое напряжение'.
Толкнув дверь ногой, я удивился, насколько она легко открылась, не издав при этом ни звука. В тесном помещении горела лампочка, передо мной была вторая дверь, которая выглядела намного свежее. Единственное что настораживало, так это отсутствие ручки. Вместо нее была металлическая накладка. Наивно полагать, что дверь открывается внутрь, словно я вхожу в метро.
Да, я так и знал. Она даже не поддалась. К тому же, держа Александру на руках, все это было немного трудновато: Я попробовал еще раз, а потом и еще: Дверь вдруг открылась, когда я положил ладонь на эту панель. Я так и не понял, почему она не открылась сразу. Времени размышлять не было. Я вошел вовнутрь, и оказался в:
Мягкий, зеленоватый свет светильников, черный каменный пол, черные, с сероватыми, белыми прожилками, колонны. Мне навстречу выскочил какой-то парень в костюме.
-Идемте за мной! -Зовет он.
Я иду по коридору, по ковровой дорожке. Никак не укладывается в голове. Из коллектора, во дворец:
Он останавливается и открывает дверь в комнату.
-Спокойной ночи. -Желает он. -Если вам что-то понадобится, можете соединиться с оператором по телефону.
За моей спиной закрывается дверь, я в небольшой, уютной комнате. Осторожно опускаю ее на кровать, накрываю одеялом. Тихо ложусь рядом.

Она будит меня, целует, нежно обнимая.
-Милая:
-Больше всего боялась, что тебя здесь не будет.
-Как же так? -Удивился я.
-Слишком легко мы друг другу достались: -Прошептала Саша, внимательно смотря на меня.
-Человек не умеет оценить по-настоящему, пока не потеряет. -Задумался я, глядя ей в глаза.
-Ты, не можешь оценить? -Удивилась Александра, приподнявшись на подушке.
-Я не заслуживаю тебя.
-Не смей.
-Мне стыдно за прошлое, я жалею о нем.
-Ты не виноват.
-Может быть, только, сколько бы отдал, чтобы знать все заранее:
-Я не упрекаю тебя, ни в чем!

Город Нижний.
(в мире машин Нижний Новгород)

:Я в ужасе, не узнаю привычных вещей: Что такое, что же со мной? Я иду по центральной улице небольшого городка, которая прямо на моих глазах, плавно, незаметно меняется. В привычном асфальте, все четче и четче проступают квадратные булыжники. Дорога с каждым шагом превращается в мостовую. Нет, это не мираж, ощущения мои тоже изменяются, я чувствую брусчатку.
-Что же такое? -Я пошатнулся, а она, сразу взяла меня за руку.
-Андрей, что с тобой?
-Не пойму. Я вижу под ногами камни.
-Да.
-А только что, это был асфальт.
-Ты должен уже научиться перестраиваться во времени. Новый мир отстает от этого, всего на две минуты.
-На две?
-Я научила тебя осознавать наше время. Ты должен сейчас научиться перейти в наше время окончательно, или тебя заберет милиция.
-Почему, за что?
-Потому что я вижу, как ты идешь по вокзальной площади словно пьяный, натыкаясь на бордюры и столбы. Между прочим, перед тобой кирпичная стена, если ты не окажешься со мной, больно ударишься.
-Что же видят окружающие?
-А черт с ними. Видят, что видят:
-Что?
-Ты мгновенно исчезнешь.
-Ничего себе.
-Конечно, сделать это надо там где никого нет. Но даже если и кто-то есть, он просто потрет глаза и пойдет дальше. Пошли.
Я встряхнулся, хлопая глазами, пытаясь сориентироваться на обширной автостоянке, возле здания железнодорожного вокзала. Она повела меня в небольшой парк, где мы скрылись в кустах. Саша снова прикоснулась ко мне.
-Ну вот, все.
Пейзаж совсем не изменился. Ничего не изменилось кроме строений. Прямо на месте стоянки, выросли несколько домов. Вокруг круглой площади появились невысокие, скромные строения вместо страшного забора.
-Нам бы в ту таверну. Там нас будут ждать.
Я обошел лошадей, и вошел в задымленное помещение следом за Александрой.

Я хочу вернуться к тому, что ты мне сказала на площади. Честно говоря, я не могу сориентироваться, я не понимаю, что происходит, и вообще, такое впечатление, что я жутко напился и ничего не соображаю.
-Время есть. Вот оно, идет время. Думаешь, как можно оградить два мира? Нет, не установили никакого генератора, нет и великого магистра, который им управляет. Просто человек осознает его, двигаясь в этой полосе. Кроме этого, даже свое время можно осознавать по разному получая от этого определенную выгоду. В этом потоке существует мир в котором он живет. Он спит и бодрствует, и это происходит в его сознании. Вот например сон, это всего лишь минимальное осознание времени. Максимальным осознанием времени владеют некоторые мастера боевых искусств. Еще дальше, ты просто перескакиваешь вперед, и видишь уже перед собой следующее время. Думаешь, от стрелы нельзя увернуться? Все зависит, от скорости осознания времени. И не в том вопрос, успеют ли твои мышцы, вопрос в голове. Насколько своевременно ты заставишь себя реагировать. Все это не относится к тому, что я скажу позже. Не относится, потому, что так живут все в вашем мире.
-Постой, вы что, путешествуете во времени силой мысли?
-Нисколько, это невозможно. Путешествовать во времени возможно только в космосе. Для этого есть соответствующие ускорители, которые давно испытаны вашими учеными. Только разговор не об этом. Нельзя переместиться в прошлое, и посмотреть как сам впервые пошел в школу, или встретиться с великим вождем древности. Принципиально невозможно, но есть мир, в котором прошли столетия, а здесь прошло два дня. И зависит это непонятно от чего. Я тебе потом постараюсь объяснить. -Сашка немного смутилась, затихла, кажется, что-то обдумывая. -Честно говоря, я сама не совсем разобралась. -Призналась она. -В принципе, каждый может научиться переходить из одного времени в другое. Главное очищение пройти: Тогда легче работать и осознавать время.
-А есть что-нибудь общее между мирами?
-Есть вечное, есть бренное.
-Бренное? -Удивился я.
-Да. Все созданное руками человеческими, видно только там где это произошло. К несчастью, его деятельность отражается на природе, а она вечна. Нельзя вырубать леса и копать карьеры. Мы тоже видим это, хотя и спустя некоторое время. Войны у вас, заставляют переселяться тысячи людей из родных мест, у нас.
-Господи, почему все так:
-Есть еще единое для двух параллелей. Есть то, что неподвластно времени, и там и здесь.
-Что?
-Пирамиды, их время боится, ну и еще пара строений. Они есть и здесь, и там, у вас. Египтяне тоже знали этот секрет. Пирамиды до сих пор создают столько энергии, что вокруг светло на многие мили у нас.
-Как изменяется время там, когда мы здесь?
-Здесь прошло двадцать минут: -Задумалась она. -Там, то же самое. Абсолютные параллели. -Кстати, был классный мужик в вашем мире: Видел будущее. Смутно, но все же: Я много читала его. Он видел не только ваш мир, но и мой.
-Милая, ты так говоришь что у меня мурашки по коже.
-Привыкнешь, знай только, что прежде чем переходить из одного пространства в другое, задержись на мгновение между ними, чтобы осмотреться, не попасть под машину, или оказаться замурованным в стену. Конечно, скорее всего материя вытолкнет тебя, но можно и погибнуть. И не размышляй слишком долго, а то кто ни будь из твоих врагов может тоже войти и устроить с тобой драку. Лучше обойтись без незапланированных поединков.
-Можно тебя поцеловать при этом народе?
-Нет. -Улыбнулась она. -У нас так не принято. Пойдем на улицу.
-Скажи мне любимая, что я могу для тебя сделать?
Она поцеловала меня, и немного отдалившись, прямо посмотрела мне в глаза.
-Это все для тебя. Ты среди немногих, кто способен быть там и здесь. Даже телохранителей переправляли через портал. Я сделала это для тебя, чтобы ты мог помочь мне и чтобы мог быть рядом.
-Я понял теперь, что было в храме. Зачем только тебе это нужно? Прости, я понимаю тебя, я люблю тебя, но раз мне даровали такие силы, значит я нуже

edit log

TigroKot-2
posted 28-8-2007 16:21    
н для чего-то еще.
-Ты совершенно прав, хотя и выбрали тебя случайно. Просто ты пересекся с ними в вашем мире, нашел их, почти всех. Ты сумел их обнаружить. Никто кроме тебя не нашел их у вас.
-А эти ребята, что, не в вашем мире?
-Они и там, и здесь. Только последнее время у нас двойная головная боль. Они пытаются взять под контроль наш мир, причем, при помощи ваших ребят. Слава богу, хоть они не посвящают их во все.
-Какое, ко всему этому, имеют отношения секты?
-Прямое. Это они. Именно те, кто и затеял все это. Сектанты, выходцы из мира Магии. Нашего мира. Они смешались с вашими бандитами, и при помощи них пытаются захватить нас. Умудряются переправлять под наши стены толпы сумасшедших.

-Два этих мира никогда не были заселены в равной степени. Я не знаю, откуда появились эти монголы, как ты их называешь, но они как-то оказались в нашем мире. У нас, чаще их называют Аготами, или просто кочевниками. Мы не знаем о них почти ничего, потому, что не контролируем все земли. Я уверена что они проникли к нам, а не жили с нами сначала.
-Почему?
-Это было давным-давно: Имею ввиду ваш мир. Это были времена великих империй и непобедимых, безжалостных кочевников. Времена величайших войн, в которых столкнулась Азия с Европой. Ты сам знаешь, что это была страшная катастрофа. Народы смешались, на карте Европы появились племена, которых никогда там не было.
-Так что в этом плохого? Ну да, монголы конечно творили беспредел, насиловали женщин и жгли города. Но мы сами виноваты, что Великая Русь находилась под ними триста лет. Не надо было быть такими беспечными: Пошло активное смешение наций, но не думаю, что это плохо в глобальном масштабе. За чистоту расы бороться бессмысленно.
-Ты абсолютно прав, мы не нацисты, и слушай до конца. Появился орден Белых рыцарей. Мне по душе ваше демократичное представление о расовой терпимости. Однако, мои предки были другого мнения. Они считали это дикой катастрофой. Тогда вся Европа была в огне, поговаривали о конце света.
-И что они сделали? -Поинтересовался я.
-Научили старейшин избавиться от наседающих монголов.
-Как?
-Просто сказали, что надо провести обряд, обучили ему, и в строго назначенное время, они все сделали это.
-Ты хочешь сказать, что населению ничего не было сказано?
-Более того, не было сказано старейшинам. Посланники прошли, и среди тех, у кого они нашли понимание, распространили это знание, независимо, наседали на них монголы, или нет.
-Короче, если не хочешь чтобы твое селение разграбили, пройди обряд, собрав всех жителей у костра.
-Как ты понимаешь, поверили люди не сразу, но чего не сделаешь на всякий случай, ради покоя и благополучия. -Спокойно сказала Сашка. -Кстати, самые многочисленные народы, это далеко не русские.
-Как это?
-Среди старейшин и русских князей, посланники не нашли особого понимания. Только русским была свойственна какая-то наивная самоуверенность и наивная вера в то, что все будет идти как надо.
-Ну, так или иначе, там видно будет: -Сказал я. -Или еще что-то типа поживем, увидим:
-Другие народы не собирались жить, чтобы увидать. Они слышали новости, и как-то, воображения у них с лихвой хватило, чтобы понять, что пахнет жаренным.
-Круто. И что же получилось?
-С одной стороны, случилась еще более глобальная катастрофа. Монголы всюду встречали опустевшие деревни. Среди оставшейся половины населения ходили страшные слухи о зверствах монголов, которые уничтожали целые города невиданным оружием.
Пропадали деревни, дома, скот, телеги. В общем, все, что попадало в поле портала. Население кое где уменьшилось почти вдвое, а вскоре мировой порядок изменился навсегда.
-Со временем, правда. -Добавил я.
-Да. Но в одночасье по всему Средиземноморью пропали тысячи деревень. Случалось, что люди были свидетелями мгновенного разрушения построек в больших городах.
-Я так понял, эти обряды проводили и отдельные семьи. -Размышлял я, пытаясь все же понять, что это был за обряд, и насколько он возможен сейчас.
-Да, совершенно верно. Ученые, обвиненные в ереси, опальные политики и военные, маги, ведьмы, предсказатели, удачливые врачи:
-Так вот что случилось! -Встрепенулся я. -От церкви сбежал весь цвет науки и искусства. Все инакомыслящие, все свободомыслящие.
-Да, ты совершенно прав. -Подхватила Саша. -Мы и по сей день спасаем таких людей. А еще от церкви сбежали настоящие верующие.
-И что случилось с теми, кто оказался в новом мире тогда?
-Им пришлось почти все наживать заново, но традиции, ремесла и знания полностью сохранились.
Народы более преуспели в новом мире, поскольку были близки по духу, поскольку была свобода.
-Интересно. Никогда бы не подумал, что это так. Кстати, а как обстоят дела с религией? -Заинтересовался я.
-Все хорошо. Я имею ввиду, что все более или менее, спокойно. Здесь церковь, в лучшем понимании этого слова, никого еще не убила, никого не осудила за чародейство. Ведьмы, правда, туда не ходят.
-Кто из народов переселился?
-Почти все народы всего мира, насколько я поняла.
-В Мире магии были люди?
-Да, давно, но крайне мало. Видимо, этот секрет кто-то знал давным-давно. Но там уже были существа, которые настоящая вершина эволюции.
-Неужели мне придется с ними встретиться? А как вы выжили, если был доминирующий вид?
-Почему был? -Немного обиделась Александра.
-Ну, обычно доминирующие виды бьются за доминирование, а стало быть, либо вы истребили их, либо они вас. Но поскольку я сейчас с такой красавицей, значит, вы победили.
-Нет, не победили, потому что ни разу не воевали, не считая мелких драк.
Я удивленно вытаращил глаза, а она тем временем продолжала спокойно рассказывать, будто побывала на Кипре, и делилась со мной впечатлениями, настоятельно рекомендуя там побывать.
-Они намного мудрее нас.
-Кто же это?

Я слушал ее спокойную, добрую речь, счастливый оттого, что рядом. В голову, как-то не лезли беды и невзгоды.
-Чего эти монголы хотят?
-Нас - осталось девяносто тысяч. Их - двести тридцать. Мы пытаемся сохранить наш мир, а они -использовать. Мы обороняемся, они нападают. Мы потеряли сорок тысяч, они сто. Что им надо? Они кочевники. Они нападают на наши деревни и города. Спустя несколько столетий затишья, снова пытаются подчинить нас. Основным интересом для них, являются золотые шахты и алмазные трубки. Они сбывают золото у вас. Еще, лезут в ваш мир, чтобы набрать подкрепление.
-А оружие? Они могут использовать наше оружие против вас?
-Могут, и используют. Мы, кстати, не всегда деремся 'по старинке'. Они закрепляются в вашем мире, и нам все труднее и труднее отбивать атаки полчищ умалишенных маньяков, из вашего мира. Часто, это престарелые женщины или молодежь.
Иногда, кочевники атакуют своими силами, но в последнее время, в основном, это 'ваши'. Вообще, чтобы переправить что либо из одного мира в другой, надо иметь много сил.
-Не очень-то весело.
-Проблема в том, что мы не можем привлечь из вашего мира столько, сколько могут они. Просто нельзя позволить открыть этот мир для многих, а то с ним произойдет тоже, что и с вашим.
Я взял ее за руку, она опустила глаза и затихла.

Время подходило к четырем. В баре было темновато, посетителей резко убавилось. В этой, уставшей тишине тихо играла музыка, доносившаяся будто из под земли. Я осторожно разглядывал редких посетителей. Несколько засидевшихся горожан, двое приезжих, два рыцаря:
-Почему ты решил, что они приезжие? -Шепотом спросила она нежно сжав мою руку.
-Я чувствую это. Те рыцари идут за нами.
-Она встрепенулась, схватившись за рукоять своего меча, стоявшего у стула.
-Нет. Не трогай.
-Я не боюсь их. Ты ведь, мне поможешь?
-Они не будут нападать, они нас ждали здесь. -Пытался успокоить я ее.
-Это не наши, не те, кто должен придти сюда.
-Я понимаю. Только если они пришли вместо наших:
-Нельзя вместо. Иначе нам придется тяжело. -Ответила Сашка, испуганно глядя на меня.
-Кто должен за нами придти?
-Мы сейчас на полпути. Дальше их земля. Полоса в сто миль. За ней, наша столица. Нам туда. Сюда должны подоспеть проводники.
-Думаю, в итоге все будет хорошо: -Задумался я, осторожно изучая этих хмырей.
-Представляешь, мы открыли портал для эвакуации войска. Мы отступали, и его спешно развернули. В него попал самолет, который садился в Шереметьево.
-И как?
-Вроде, нормально. Переключили, когда сел.
Сзади послышался треск, тихий скрип. Механизмы часов готовились отбить семь часов. Она резко обернулась.
-Все, уходим. -Схватила она меня за руку.
-Уходим?
-Они должны были придти в шесть.
-Тогда уходим: -Согласился я.
Мы выскочили из бара, я набегу пытался застегнуть пояс с мечем. Это никак не получалось, и я взял его в руку. Вслед за нами, из бара выбежали эти воины, слева, кажется, тоже были враги.
Я, с силой нагнул ее голову, и упал сам. Две стрелы ударились о камни, перелетев нас. Мы поднялись, и бросились бежать:

edit log

goust
posted 30-8-2007 21:32    
Скажу прямо: талантливо
TigroKot-2
posted 30-8-2007 21:57    
quote:
Originally posted by goust:
Скажу прямо: талантливо

Вы дочитали -дальше можно выкладывать?

goust
posted 30-8-2007 22:02    
конечно
TigroKot-2
posted 30-8-2007 22:04    
quote:
Originally posted by goust:
конечно

Сей момент выложу

3
Май 1999
Эристак.
Столица Объединенных земель Белого Альянса.

Далеко внизу покоится море тумана. Из его мягкой, полупрозрачной пелены, поднимаются каменные уступы серого монолита. На этом незыблемом основании, не менее основательные стены и башни, с узкими, темными бойницами. Они возвышались над нами, уходя в небо. В центре этого форпоста, горели яркими огнями два высоченных шпиля.
-Вот он, дом. -Сказала Александра.
Я поглядел на ночную синеву, яркие огни освещающие низкие, сизоватые тучи. Звезды непривычно мерцали над моей головой. Там, над шпилями пронеслась странная птица, и повернув, опустилась, кажется, за стены.
Мы неторопливо идем по каменному мосту, перекинувшемуся через пропасть. Внизу, многие десятки метров. Я иду, заглядывая в эту глубину, словно черпая оттуда, толи воспоминания, толи силы.

Эристак, столица Объединенных земель Северного Альянса. Николай Александрович, последний из царствующей династии. Наследница, Александра Николаевна, единственная дочь владыки.
Столица основана в шестьсот десятом году, на южных отрогах Ирейских гор.
Отсюда, из Нижних долин, всегда проникали твари и люди. Старая столица была сожжена в пятьсот девяностом, стояла севернее на сто шестьдесят шесть миль. Теперь, построена великая крепость, закрывшая выход к Саарской равнине. Здесь исторический центр нашей страны.
Первое организованное нападение она пережила в шестьсот семидесятом. Тогда ее до основания разрушили, но не успели разграбить, подоспели войска из Саары, и Фареса.
В девятьсот первом году, народ был разбужен страшным звуком. Небо на юге было красного цвета. Через несколько дней нас осадили страшные твари. Впервые, крепость атаковали драконы, прирученные врагом. Это было невиданным. Драконы свободный народ и никому не было под силу покорить их. Они никогда не вмешивались в дела нашего мира. Сообща, они разгромили столицу дотла, и уничтожили все население. Тогда мы еще узнали, что такое орки.
Эта черная волна вылилась в долину, и через два дня полыхали, Саара и Фарес, Алестак, и Эзань.

Война длилась два года. Два тяжелых года, народ спешно учился воевать с непобедимыми драконами, которые хоть и были намного мельче диких, но бились отчаянно. Погибли многие, и когда казалось что настал конец, орки вдруг ушли, разграбив всю страну.
Двести лет страна гнила в страшной нищете, а в тысяча двести девятнадцатом, снова у стен появились они. Теперь они объединились с кочевниками. Ужас прошлой войны незабываем, и мы встретили это полчище во всеоружии. Применялись зенитные баллисты, дымовые завесы, и световое оружие. Яркие лучи ослепляли драконов, которые расстреливались из арбалетов и баллист а так же ракетами. Впервые, маги применили боевые заклинания, которые сдерживали атакующих. Осадные орудия противника уничтожались зажигательными бомбами.
Население уменьшилось вдвое, но неприятель был полностью уничтожен. В этой войне, было уничтожено несколько драконов. Кстати, наши договорились с племенем черных драконов живших тогда на вершинах, близ Эристака. Их народ был также ослаблен битвой с грифонами, и они попросили защитить их селение от орков, охотников за яйцами. Первое упоминание о воздушной разведке с использованием драконов датировано тысяча двести сорок седьмым. В пятьдесят первом, мобильная разведывательная воздушная группа, уничтожила отряд орков с воздуха.
Мы жили и совершенствовались в культуре и науке. Мелкие междоусобицы не заслуживают внимания, но в тысяча девятьсот сорок четвертом, разведывательный дозор обнаружил то, что вообще не поддавалось объяснению.
-Постой. -Остановил я ее мысли, текшие в моей голове. -Скажи мне, почему нет огнестрельного оружия, танков, гаубиц, крейсеров и самолетов?
-Этого не нужно. Есть аналоги, обладающие такой же разрушительной силой, которые мы можем позволить себе содержать. Чтобы содержать ваше оружие, требуются ваши технологии, а они загрязнили природу. За то у нас есть арбалеты и импульсные пушки:
-Импульсные?
-Стреляет небольшими шариками. Как шаровая молния. А чем хорошо ваше оружие? Громко хлопает, быстро загрязняется, надо чистить: Если кто из драконов почувствует залп этой гаубицы, он мгновенно определит ее нахождение, прилетит, и просто съест боевой расчет. У вас нет ни одного самолета, способного наносить ракетно-бомбовые удары, после чего приземлиться, и уничтожать оставшуюся живую силу и легкую бронетехнику зубами и лапами. Кстати, не вздумай противостоять дракону с мечем, как показывают в ваших фильмах. Это невозможно. Совсем без шансов.
-Я так понял, у вас полная неразбериха с врагами. Нападают все кому не лень. Международная политика есть?
-Политики нет. Не с кем договариваться. Мы, правда, знаем о Средиземном море. Там сильные и большие государства. Еще есть Персия, Египет.
-Это у нас, или у вас?
-У нас. Из государств, пожалуй, все.
-Что произошло в сорок четвертом? -Спохватился я.
-Гитлер!
-Что? Здесь?
-А ты думал, что за генератор они мастерили?
-Какой?
-Который случайно уничтожили русские, изучив перед этим.
-Господи, он и в этот мир залез:
-Это были танки. Двенадцать тигров двигались на наш город. Что с ними делать, мы не знали. Мы молниеносно подавили всю артиллерию, уничтожили все огневые позиции, всю их пехоту, но с танками: Что делать с ними, мы не знали. Драконы не могли их перевернуть. Они безжалостно лупили по стенам, и продолжалось это три дня, пока у них не закончились боеприпасы. И вот, они решили вернуться назад к своим, а там уже ждали мы.
-Значит, они просто не успели довести это дело до конца. Если бы не окончание Второй Мировой войны, головной боли, вам бы прибавилось.
-Это точно.
-Я не сразу смогу понять: -Задумчиво произнес я, заглядывая в пропасть.
-Конечно. Трудно понять, почему в конце двадцатого века мы деремся мечами. Могу сказать только, что и орки, и кочевники искусные бойцы, а наши воины тем более. Мы конечно, применяем всякие гадости, но когда дело доходит до драки: -Она дотронулась до моего меча. -Лучше оружия не бывает. И спрашивается, зачем нужно оружие массового уничтожения, если население на планете, всего-то, четыреста тысяч. Все население нашей планеты, четыреста тысяч человек и орков. Драконов, около тридцати тысяч, других народов - семь-восемь тысяч. Есть еще много грифонов. Не знаю, можно ли их считать, с ними не реально договориться:
-Я понял.

Я свалился на кровать совсем без сил и уставился в свод. Она лежит рядом.
-Устала, сил нет.
-Да, я тоже.
Мой разум был переполнен недавними впечатлениями. Мы, вместе с нашими проводниками, Элагиром и Эммануилом, девять дней назад, встретились на востоке от города Саары. Все эти ночи почти никто не спал, шли по захваченной территории. Два раза, чудом миновали встречи с дозорами. Приходилось срываться со стоянок, и не отдохнув уходить. Наконец-то мы пришли к своей цели. Я думал об этом, когда проходил в ворота этого города.
Небольшие дома, чистые улицы: В центре, на небольшой скале, стоит дворец. Резиденция главы.

Мне снился сон. Непонятные развалины, тоннели: Я в каком-то снаряжении занял позицию, и лежу среди изуродованных бетонных плит. В руках у меня, кажется простой автомат или винтовка, только с навороченным прицелом... Потом все сменяется ярким и теплым интерьером. Каменные полы, приглушенный свет. Я никогда не был в таком месте, но напрашивается, что это именно мой дом. Я чувствую даже во сне это прекрасное спокойствие. И рядом со мной, близкие люди, и конечно же она. Только вот, будто я влюблен в нее, а она об этом еще не знает. Но внимательна, чувствует каждое мое слово. Она приходит ко мне, а я так боюсь что это в последний раз: Мне страшно от этого, я не представляю жизни без нее. Она приходит, уходит. Я мечусь по этим сказочным, мерцающим великолепием комнатам, и снова появляется она. И вот он, долгожданный поцелуй. И теперь она все знает и понимает. Только вот, не приходит она больше. И спустя многие часы, появляется вновь. И я ищу ее по этим комнатам, пытаясь урвать мгновение, когда она останется одна. Я чувствую, что иду навстречу, что преодолеваю непонятные барьеры. Мне кажется, ей что-то мешает обнять меня. Мне безумно больно, щемит сердце, я не нахожу себе места. И вдруг появляется она, и хотя друзья все рядом, я не забираю ее из их общества, она сама исчезает со мной.
И на сон это непохоже, я говорю себе, что не сплю, и я просыпаюсь, точнее мне снится это. Я чувствую, как бьется ее сердце. Она спит, такая прекрасная. Ее волосы разбросаны на подушке. И во сне, она чувствует мои мысли, и прижимается ко мне.
Я проснулся чуть свет, она еще спала. Поцеловав ее, я встал и вышел на балкон. Огляделся, щурясь от яркого, солнечного света. Возле огромного собора стояли люди. Многие из них были в богатых нарядах, среди них, кажется, служители церкви.
Яркий портал, уходящий уступами вглубь стены, декоративный пояс из колонок и арок, на половине высоты: Что-то слишком знакомое. Где-то я уже видел что-то подобное.

Внизу, во дворе был Николай Александрович и несколько советников. Он что-то оживленно им объяснял, а потом они разбежались кто куда. Он обернулся, и увидел меня.
-Андрюх, живо накинь что-нить, и сюда!
-Интонация мне почему-то понравилась, и я не заставил себя долго ждать.
-Доброе утро, Николай Александрович.
-Доброе. Пойдем, ты мне нужен.
Мы прошли по Соборной площади и направились вниз, к массивному зданию, напоминающему Кремлевский арсенал. Я шел, глядя на горы казавшиеся в утреннем свете, мраморными.
-Генеральный штаб. -Констатировал он входя в боковую дверь.
Я последовал за ним, мы миновали несколько коридоров, и вышли в огромный зал с круглым столом в центре. На стене висело две огромные карты, к которым постоянно подходили люди, и при помощи длинных шестов выставляли на них значки.
-Как обстоят дела? -Спросил он.
-Вчера поздно ночью, пал Новгород.
Я заметил, как владыка нахмурился.
-Город намеренно сдали, избежав потерь. -Продолжал начальник штаба. -У нас пока недостаточно войск в этом районе.
-Ладно, введите его в курс дела, я пойду на совещание.
Начштаба повернулся ко мне:
-Полагаю, ты лучше ориентируешься в своем измерении.
-Конечно. -Согласился я.
-Они вырвались на наши долины, взяли Саратов, Липецк, Орел, Тулу, Смоленск, Псков, и Новгород, как я уже говорил.
-Как это отражается на городах в мире машин?
-В этих городах теперь опасно находиться. Они могут появиться откуда угодно.
-Я слышал, что они пытаются взять под контроль рудники и шахты.
-Да, но им нужны рабы. В этих городах, в вашем мире достаточно давно работают секты, которые и стали соединяющим звеном. Эффект впечатляет. Они готовятся сейчас штурмовать самые крупные наши города. А у нас пока ничего против них нет.
-Что на месте Москвы?
-Москов.
-Большой город?
-Второй, после Эристака. Я думаю, что они будут ждать двадцать-тридцать дней. У них тоже силы на исходе. Будут резервы ждать.
-Что мы можем противопоставить их наступлению?
-Укрепленные районы и стойкость наших воинов. А еще: -Он задумался. -Тебя.
-В каком: -Я не успел договорить:
На большой карте появилось два ярких огонька, которые медленно приближались к изображению Эристака.
-Воздушные цели! Две. -Послышался голос сверху.
Все уставились на карту, ожидая дальнейшей информации.
-Королевский эскорт Золотого Альянса. -Снова послышался прежний голос.
Двери зала распахнулись и появился Николай Александрович:
-Андрей, идешь со мной: Заместитель начальника штаба, второй военный советник - со мной, на встречу дипломатической миссии.
Мы быстро шли по тоннелю вниз. Впереди спешила охрана.
-Сейчас посмотришь на них. -Сказал он. -Не знаю, с чем они пожаловали, но будь готов. -Он сунул мне кинжал.
Мы повернули и оказались у лестницы наверх.
-Дипломаты хреновы: -Ругался Глава. -Чего они могут с нами обсуждать, после взятия Нового:
Двери открылись, и я увидел просторное летное поле с двумя взлетными полосами и терминалом, вокруг которого стояло несколько драконов. Отсюда, с возвышения, было хорошо видно, как на полосы подтягивается с десяток, совсем небольших летунов. Я наблюдал за тем, как они взлетают и строятся в боевой порядок. Эскорт теперь тоже был виден, наши направились навстречу. Тем временем, на поле бежали несколько сотен бойцов, часть которых уже замаскировалась в траве небольшими холмиками. Часть выстроилась у середины полосы, куда направились и мы.
Два дракона, украшенные золотыми лентами и золотым гербом, в виде всадника на фоне трех гор, мягко пробежали по полосе и остановились напротив нас.
На их спинах были закреплены черные, украшенные золотыми узорами гондолы, со стеклянными куполами. Они напоминали мне старинные корабли, только без парусов.
Дверь открылась, и на пороге появился мужик в золотых доспехах и с орденами:
-Его Величество, Владыка Западных земель.
-Западных, блин. -Прорычал Николай Александрович. -Это тот придурок, который командует наступлением на запад. Его уже наместником поставили, еще название его княжеству придумали.
С первого дракона спустились воины, и выстроились в две линейки, еще двое, быстро развернули зеленую дорожку от второго дракона к нам. Прошло секунд сорок, прежде чем дверь открылась, и оттуда спустился он, сопровождаемый многочисленной свитой.
Меня, как жаром окатило, я отпрянул назад, почувствовав ее руки.
-Что с тобой?
-Это он.
-Кто? -Удивленно спросила Александра.
-Я дрался с ним.
-Ты не мог с ним драться.
-Я перекусил ему правую руку, и разодрал локоть левой.
Она пристально посмотрела на него. Кисть его правой руки, была тщательно затянута золотой тканью, но на ладони были видны следы зубов. Локоть левой руки, вообще не отрывался от туловища, сверху был накинут плащ. Судя по всему, она была подвязана.
-Здорово ты его: Это Мамо:
Мало кто это услышал, но он обернулся и посмотрел на меня. Встретившись со мной взглядом, он замер. Я догадался, что он ищет шрам на шее. Он нашел его, отпрянул назад хватаясь руками за прислугу, чтобы не упасть. Что-то бормоча он глядел на меня, широко раскрытыми глазами. А я вдруг вспомнил, что видел его не один раз. Возле колледжа. Это был темно-синий 'Мерседес'. Я столько раз видел его, как он приезжал и уезжал. Еще я помню его потому, что он избирался на последних выборах. Не знаю, прошел ли он или нет, но все это, один и тот же человек.
Во мне, вдруг, вспыхнуло нечто, будто пробудившийся инстинкт, и я рванулся вперед, к нему. Слава богу, меня удержали до того, как его охрана забеспокоилась. Я расслабился, возвращаясь к ней, соображая, что он такое увидел, что безошибочно дало ему понять, кто я.
-Сейчас пойдем в зал переговоров. Не беспокойся, он тебя не тронет. Главное ты тоже его не достань. И сними пока эту брошку, она, похоже, вывела его из себя. -Александра показала на небольшую черную брошку в форме пантеры, с двумя изумрудами глаз.
Мы уселись в одном конце стола, они в другом. Мамо встал, и кивнув нам, сел. Теперь встал его советник, который, с важным видом развернул свиток, откуда с акцентом прочел:
-Его величество Владыка Западных земель склонен проявить милость. -Он замер, и уставился на нас, наверное ожидая что это произведет неизгладимое впечатление. -Учитывая стремительность последних побед, он предлагает перемирие. С нашей стороны, мы обязуемся не нападать на ваши земли, в обмен на две телеги золота, и гарантии ненападения.
-Вот хрен. -Прошептал Николай Александрович. -Доча, ответь этим козлам а то я сейчас не сдержусь...
-Она вопросительно уставилась на меня, отчего мне стало как-то не по себе.
-Ты что скажешь?
-Конечно же, да. Только двух телег это не стоит.
Теперь она повернулась к папе.
-Какая разница, даже если они хотя бы день сдержат обещание, и то хорошо.
Она поднялась, держа под столом мою руку.
-Мы посовещались, и нашли ваше предложение вполне разумным, за исключением двух телег с твердой валютой.
Мамо встрепенулся, после чего стал оживленно шептаться со своими советниками.
-Пожалуй, это излишне. Его величество сегодня проявляет двойную милость. Он оставляет свои намерения в силе, в обмен на гарантии ненападения.
-С полной ответственностью заявляю, что Его величество может быть уверен в наших миролюбивых намерениях. -Ответила Саша.
Они встали, и хором поклонившись, рядком вышли в дверь.
-Прямо вожди, черт побери: -Возмутился я. -А сначала я подумал, что обыкновенные курды на Мерседесах:

Мне снится она, встреча в круглом зале. Звездное небо, величественные горы: Редкие огни, звуки меняющихся постовых.
Капля сорвавшаяся со свода, падающая вниз. Всплеск. Светом, огнем, звуком из него, вспыхивают очертания сети тоннелей. Коридоров, дверей, залов, палат, теряясь где-то на балконах, мансардах и крышах. В моей голове просыпаются очертания того, чего я никогда не видел. Они расширяются, постепенно затухая, и доходят до нашей спальни. И это пришедшее чувство, доходит, и будит меня.
Я открываю глаза, встаю, и осторожно продвигаюсь вперед, к двери. Оттуда струится сквознячок, я открываю ее, поворачиваю: Коридоры, вниз, просторный, расписанный зал, двери, винтовая лестница вниз. Я спускаюсь, узнавая о пространстве все новое, с каждым звуком моих шагов... Внизу захламленная комната. Через несколько секунд я оказываюсь там. Дверь, наклонный тоннель вниз. Туда, по желобу в его середине бежит вода. Я спускаюсь в этой непроглядной темноте, внимательно выбирая дорогу. Я не вижу ее, но достаточно ярко чувствую чтобы выбирать, на какой камень наступить, и не съехать вниз. Тоннель теперь идет горизонтально, я выхожу в просторное помещение. Решетки, массивные двери. Впереди, в сотне метров какой-то грот, или природная арка. В ней течет вода, немного выливается сюда.
Впереди появился свет, я пошел к нему, стараясь не шуметь.
-Заходи, Призрачный воин. -Послышался спереди хриплый, скрипучий голос.
Я почувствовал что нахожусь в самом центре этого внимания, и что скрываться уже бесполезно.
-Почему призрачный?
Я вошел в дверной проем, из которого струился свет. Внутри, в небольшой комнате со сводчатым потолком, на каменной скамье, сидит бабка.
-Я абсолютно реален.
-Как человек, да, но абсолютно призрачен, как воин.
-Почему?
-Замолчи, не задавай глупых вопросов. Лучше, послушай:
Она открыла книгу, потом обернулась, и за ее спиной загорелось еще два светильника.
-Ты хочешь узнать, для чего предназначен в этом выборе: Ты хочешь понять, что должен сделать, что нужно делать? Все просто. Тебе приготовлена миссия. Ты необычный воин. Враги твои, тоже необычны. Ты вчера видел его:

* * *

Спрыгнув с башни, я прокатился по крутой крыше вниз, застыв у самого ее края. Прислушался: Только ветер: Слева поскрипывает флюгер. Везде одинаково, только за башней, будто крыши нет. Я не чувствую, как отражается звук от крыши за башней. Я выскакиваю на конек, и в несколько прыжков оказываюсь там. Все происходит неимоверно быстро, я разворачиваю свой клинок, который падает на ее, занесенное лезвие. Удар, меня бросает назад, снова удар, я восстанавливаю равновесие. Отмахиваясь от ее яростной атаки, я медленно отступаю, стараясь хотя бы не пропустить ни одного выпада. Это пока получается, я все более уверенно стою на ногах, все уверенней парирую ее удары.
Прошло двадцать минут, я, мокрый от пота, уворачиваюсь от ее бесконечных атак. А она, словно машина, все нападает и нападает, выбирая мои слабые места. Я, изо всех сил защищаюсь, начиная понимать, что не так устал, как думаю. И в этот момент, когда я готовился наконец-то собраться с силами, Александра, сильнейшим ударом отправляет меня за край крыши.
В этом безмолвном полете в безнадежность, неожиданно ушедшая реальность, вдруг вспыхивает с новой силой. Сгруппировавшись, я приземляюсь на балкон, прямо между двух дам. Они шарахаются в разные стороны, я прокатываюсь, распахивая двери в зал, и подскочив, встаю в боевую стойку, лицом к балкону. Она уже здесь, в двух метрах от меня, готова нападать дальше.
-Защищайся, рыцарь! -Она снова кинулась ко мне.
Снова, все мое сознание, разум и силы, были отданы только на этот удар. Снова и снова. Снова в глазах вспыхивает ее тонкий клинок, творящий неимоверные дуги и спирали, обходя мой. Вспыхивая, я бью, и попадаю. Снова и снова. Она рвется ко мне, осыпая тяжелыми ударами. Я удерживаю, иногда останавливая ее меч прямо над своей головой. Теперь, откатываюсь назад, и сейчас, когда мой клинок еще прижат к земле, она делает выпад в мою незащищенную грудь, а я отскакиваю назад, делая сальто и летя вниз, над крутой лестницей парадного входа. Буквально вылетаю над перилами на улицу. Удачно приземлившись и не успев опомниться, я резко отбиваю ее меч, готовый нанести очередной удар. И понимаю, что не делаю этого еще мгновение, пока она не поставит его на защиту. Удар, еще, она отвечает, мне больно. Скользящий, ее лезвие пролетает по моему, и его останавливает упор. Искры летят в разные стороны, а я отказываюсь останавливать ее клинок, сопровождаю своим его дальше, отводя руку назад, она пробрасывается, и теперь, вместе с моим мечем, проходит у меня подмышкой. Александра отпускает меч, не сумев удержать, и оказывается у меня в объятиях.
-Попалась!
-Теперь все будет хорошо. -Радуется Сашка.
Вот так мы стоим на Соборной площади, а вокруг сбегаются люди. Теперь, видя, что этот бой не настоящий, они громко обсуждают это между собой.

Я сплю. Я осознаю это странным образом: Где-то, в далекой, непроглядной тьме, капля падет вниз. Я снова ощущаю, вижу, чувствую эти своды и стены, только теперь здесь кто-то есть.
Сильным рывком, я скатываюсь вниз с кровати, хватаю меч, и он встречается с незнакомым мне клинком. Удар, искры, свет, я чувствую, что она уже не в кровати, что она исчезла, что меня успокаивает. Отбив очередной удар, я кидаюсь на балкон, где встречаю двух воинов в странном наряде.
-Охрана!!! -Кричу, чувствуя девушку за моей спиной.
Неожиданно легко я выкидываю одного бойца с балкона, и разворачиваюсь к другому. Тот наносит удар первым, и теперь моя очередь лететь с балкона. Он спрыгивает вслед за мной, она, вслед за ним. Прокатившись, она подскакивает, и наносит ему смертельный удар. Он, хрипя, падает в конвульсиях. Я обезглавливаю своего, и чувствуя, что приближается еще несколько человек, поворачиваюсь. Встретившись с одним, я моментально уворачиваюсь от занесенного клинка. Это получается, его меч едва задевает мою спину. Оказавшись у него сбоку, я наношу удар прежде, чем он успевает развернуть свое оружие. Другой, воспользовавшись моим положением, атакует сбоку. Я отскакиваю, но поздно, его клинок, проходит по моей груди. Я, словно обожженный отпрыгиваю, поворачиваюсь, и уклонившись от удара другого, наношу свой. Вторым, того обездвиживаю. Теперь на площади стража дворца и гвардейцы. Они быстро смяли оставшиеся силы налетчиков. Я падаю, в глазах темнеет.
Очнулся я, когда меня положили на кровать. Я понял, что снова нахожусь в спальне. Рядом Сашка, и еще кто-то. Кажется, меня перевязали.
-Ты молодец.
-Кто эти люди? -Спросил я.
-Я пока не знаю. -Ответила Александра.
-Ты цела?
-Да.
Я потянулся к ней, чувствуя боль подмышкой. Заметив это, она сама наклонилась ко мне.
-Рану уже промыли. Неглубокая, но болеть будет, попали в ребро. Вроде не сломали.
-Мне кажется, за секунду до нападения я почувствовал их.
-Так и было. Я тоже, но тебя будить не пришлось, мы почти одновременно схватились за оружие.

Утро началось, как обычно, рано. Еще сквозь сон, я смутно чувствовал эту суматоху, и в какой-то момент, проснулся. Она стоит у окна, и смотрит вниз.
-Доброе утро.
-Доброе утро. -Ответила Александра, повернувшись ко мне.

Мы позавтракали, и вышли на площадь.
-Пойдем, я тебе кое-что покажу. -Сказал она.
Мы шли по Соборной площади, в сторону летного поля. Я разглядывал здание арсенала, сравнивая его с кремлевским.
-И похоже, и непохоже: -Заметил я.
-Что?
-Арсенал.
-Какой, там. -Сказала она, остановившись. -Там такое есть, что вашим и не снилось.
-Куда мы идем?
-В конюшни. Подобрать тебе лошадку. Я хочу показать тебе окрестности.
-Хочу предупредить тебя, что на лошадях не ездил уже лет восемь-десять.
-Тогда быстро наверстаешь: -Улыбнулась она.
В небольшой низине, правее летного поля, располагалось массивное круглое здание с большим внутренним двором. Вокруг него шла дорожка, на которой тренировалось несколько всадников. Увидев нас, они быстро ускакали в деревья.


Я шел, одолеваемый сомнениями. Я, конечно, могу держаться в седле, но это было так давно: Мои размышления оборвались, когда мы вошли в арку главного входа.
-Это главный конюх Михаил. -Сказала она.
К нам приблизился невысокий мужчина.
-Приветствую вас, Александра.
Мы молча пожали друг другу руки.
-Я хотела бы показать Андрею окрестности, но у него нет лошади. Могли бы вы подыскать ему что-нибудь подходящее?
-Сейчас подумаю. Пожалуй, надо постоянного скакуна.
Я, было, хотел возразить, но она, почувствовав это, за меня согласилась. Мы пошли вслед за ним.
-Не волнуйся. Скакун тебе все равно понадобится. -Успокаивала она меня.
-Хотя да. На моей 'девятке' здесь далеко не уедешь.
-Вот вот.
По мере того как мы двигались по этому огромному кругу, мимо многочисленных стойл, я слышал приближающиеся глухие, мощные удары. Я глядел по сторонам, смотря на красивых, породистых лошадей. Их было много, и многие мне нравились, но меня куда-то вели еще дальше. Тем временем, звук приближался.
-Что это? -Обратила она внимание на шум.
-Это он.
Меня как жаром окатило. Я быстро представил красного единорога, который долбит по стене и плюется огнем в разные стороны.
-Не волнуйтесь, нормальный жеребец, только немного вредный. Он пойман в том мире, и иногда, просто выходит из себя.
-Его объездили?
-Нет.

Она остановила меня, преградив дорогу.
-Михаил, а нет ли:
-Есть, но этот самый лучший.
Я посмотрел на него вопросительным взглядом.
-Если ты устоишь, возможно, вы подойдете друг другу.
-Если это говорит Михаил, значит можно полагаться на его слова.
-В любом случае, мы можем подыскать другого коня.
Я не заметил, что мы идем мимо пустых стойл.
-Все, пришли. -Сказал Михаил, показывая на сплошную перегородку, с небольшим окошком, как в тюремной камере.
В этот момент снова послышался удар, и доски затрещали, из них полетела пыль.
-Отойдите назад. -Сказал он, и при помощи подоспевших помощников, открыл железные засовы с обеих сторон этой двери. Все сразу же отошли, и снова по двери ударили и она, оказавшись трапом, громко бухнулась на пол.
Мы были сбоку. В стойле было тихо, и никто не показался снаружи. Я услышал как он, фыркая, разворачивается. Треск, и он сиганул через упавший трап, и остановился боком к нам, громко похрапывая и переступая с ноги на ногу. Необыкновенно стройный, огромной высоты, большой, блестящий, черный конь, разглядывал нас.
-Сильно не нагружать. Животное не вьючное. -Тихо сказал Михаил.
Конь вращал ушками, поворачивая к нам. Саша спряталась за меня.
-Не бойся, он ничего вам не сделает. -Успокаивал конюх.
Мне почему-то в это не верилось. Пять минут до этого, он безустанно долбил по стене так, что все гудело.
-Я оседлаю его, благо он подпускает к себе.
-Интересно. -Задумался я. -А кататься не дает?
-Мы не пробовали, и не хочется. Он может вообще съехать.
-То есть как? -Удивилась она.
-Видишь, что творит? -Показал он на раздробленные доски трапа. -Его объездишь, а потом, он никого другого к себе не подпустит.
-Неужели это возможно. Я думала, что такого не бывает.
-Десять лет назад я видел такого коня. Поверьте, именно так и бывает.
-Короче, как его зовут? -Перебил я всех.
-Алекс.
-Мирное имя. -Заметил я, осторожно приближаясь к нему.
Он заметил это, и повернулся ко мне боком, отходя к стене.
-Еще бы уши прижал, как кот: -Сказал я в полтона.
Неожиданно он прижал уши, правда это у него не очень получилось. Я заметил, как его мускулы напряглись, а седлавшие его, отскочили в разные стороны, ожидая сильных разрушений.
-Не надоело тебе дебоширить в одиночестве? -Говорил я, медленно приближаясь. -Знаешь, ты мне нужен также, как и я тебе. Ты красивый, но это не значит, что ты мне понравился. Просто я оттуда же, откуда и ты. Сейчас, здесь я ищу что-то, что просто мне поможет. И мне наплевать что ты об этом думаешь. Мне все равно, будешь ли ты со мной вечно, или я уйду отсюда через двадцать минут, и забуду про твое существование.
Он слушал меня стоя на месте. Дал подойти и забраться в седло, что, скажу честно, было непросто.
-Ну что ж, поехали: -Сказал Михаил, взяв его за уздечку.
Он вывел нас на круглый двор, в самый центр, а сам, быстро убежал к трибуне, где стояли все. Я повернул жеребца, немного подстегнул, вспоминая, как нужно держаться, чтобы не прыгать в седле. Он неторопливо пробежался по кругу, и когда я готов был его остановить и потянул на себя, Алекс подскочил, вставая на дыбы, когда я меньше всего этого ждал. Не успев опуститься на четыре ноги, подпрыгнул, и я, едва не перелетел через его голову. Я вцепился в его гриву, и он снова подскочил. Он метался по кругу, пытаясь сбросить меня. Я держал его, вдруг понимая, что натянул поводья свыше всякой меры, и когда он приземлился, отпустил его гриву, выпрямился, и хлестанув, еще и пришпорил. Он рванул вперед. Я увидел главные ворота, и направил его туда. Мы перескочили какую-то телегу, и вылетели на кольцо, где он разогнался так, что мне стало страшно. Я едва им управлял, стараясь удержаться в седле. Мы промчались два или три круга, он повернул, и перескочив изгородь, направился к лесу. Я пытался направить его на дорогу, и это получилось. С неимоверной скоростью, мы летели под деревьями, и едва обогнули встречных всадников. Поляна, деревья, резкий поворот где меня чуть не выбросило. Я удержался, мы вылетели к речке. На брод въезжала груженая телега. Алекс, едва избежав столкновения, повернул и поскакал по руслу ручья. Промчавшись два поворота, и несколько сотен метров, мы попали в омут, и земля ушла из под ног. Тут я не успел ничего сделать, он ушел под воду, а я вылетел из седла, и пролетев над поверхностью несколько метров, плюхнулся с головой.
Когда я вынырнул, он стоял обтекая на берегу, испуганно глядя на меня.
-Ну что? Дороги не знаешь, засранец:
Он опустил голову.
-Ладно, все хорошо, я даже рад, что мы искупались.
Я снова забрался в седло, и мы пустились в обратный путь. Он неторопливо двигался, огибая нависавшие над моей головой ветки. Пару раз переходили на галоп, мне показалось что я ничего не забыл. Мы добрались до входа в конюшни, где нас ждала Александра и Михаил. Она подбежала, взяв его за уздечку.
-Что с вами? Почему вы мокрые?
-Купались.
-Как ты его в воду затащил? -Недоумевал конюх.
-И не пришлось, он сам прыгнул.
-Значит перебесился: -Констатировал Михаил.

Впервые за неделю я покинул ворота города. Мы снова ехали по единственному мосту, который соединял его с остальным миром. Теперь, на дне этой пропасти было видно воду.
-Как умудрились выкопать этот ров?
-Все, с самого начала задумывалось именно так. Скалу, на которой стоит город, обнаружили случайно, и решили возвести новую столицу. Глубина рва была не больше трех метров. С годами, заключенные углубили его. Работы по углублению продолжались столько раз, сколько на нас нападал золотой альянс.
Мы обогнули ров и устремились к горам.
-Извини за глупые вопросы. Почему ваша столица не в Москве?
-Столица нашей страны, в центре. Посмотри, как далеко видно: -Переменила тему она.
-Я повернул голову, и увидел что мы на склоне, и на юг, на многие мили видно небольшие горы.
-Оттуда, из долин идут твари. Ими командуют люди Золотого альянса. Но когда то все это было наше, и столица стояла в центре.
Я присмотрелся, пытаясь понять, что там, над горами:
-Это дракон, или орел?
Она посмотрела, куда я показал.
-Дракон. -Ответила Саша, передавая мне подзорную трубу.
-Да. Как различить, наш, или не наш?
-Это не наш, у нас другая порода. Он летит примерно там, где стоит первая дозорная башня.
-Я вижу там дым. -Заметил я.
Она, ничего не сказав, развернула свою лошадь, и направила вверх по склону. Мне пришлось догонять.
Мы остановились на склоне среди небольших скал. Отсюда не было видно того, что горит.
-Это горит дозорная башня. -Встревожилась принцесса.
-Тогда надо оповестить всех.
-Не о чем оповещать, поехали, посмотрим.
Мы помчались по склону горы, огибая многочисленные скалы. Около часа, мы двигались без остановки, пока не оказались на склоне, откуда был виден пост.
Горела крыша высокой белой башни. Возле нее, кажется, кто-то был. Отсюда, даже с помощью трубы, разобрать было нельзя.
-Сколько до башни? -Спросил я.
-Две или три мили. Надо им помогать. Ты готов?
-Да.
-Тогда полетели!
Мы направились вниз, к зеленой полосе у подножий гор. Некоторое время я следовал за Александрой по руслу речки, но местами было глубоко, и я предложил выбраться на берег. Преодолев расстояние около полутора миль, она остановилась.
-Ты помнишь, сколько их там было? -Спросила она.
-Мне показалось, с десяток.
-Да, в башне четверо.
Я немного занервничал:
-Четыре плюс два, равняется шести. Преимущество на их стороне.
-Там есть орки. Это значит, что на их стороне большое преимущество. Они не крупнее кочевников, но в основном, сильнее.
Взрыв где-то за холмом, заставил опомниться. Мы, прижимаясь к полоске деревьев, отправились вперед.
Башня стояла на крутом склоне. У ее подножия была небольшая, каменная площадка. С нашей стороны, наверх вела узкая тропинка. Пока нас не заметили, и мы выскочили к башне, атаковав сзади. Мой меч, со звоном отлетел от топора громадной твари. Я проскочил прежде, чем он развернулся, и повернув, ткнул в плечо следующего. Больше я ничего не успел сделать, меня выбили из седла. Алекс, лягнув нападающего, отправил его к подножию склона, а сам отскочил от другого, и исчез. Меня одновременно атаковали трое, ее двое. Из башни выскочили трое наших бойцов, пытаясь противостоять четверым оркам. Один из них, почти сразу упал. Я, пригибаясь, проткнул противника, и в этот момент, здоровенный орк схватил меня за шиворот. У меня не было ничего, меч остался на земле, а он занес топор, пытаясь разделать меня навесу. Мне стало страшно, в глазах вспыхнула яркая вспышка, и после этого, я увидел небо.

Вот так закончились мои приключения на этой земле. Я лежу, глядя на прекрасное, чистое синее небо. Кажется, я в раю.
-Только не огорчайся. -Услышал я ее голос. -Все будет хорошо:
-Я надеюсь: -Немного хамоватым тоном, заявил я.
-Спасибо, дедушка Эффест.
-Всегда рад помочь, моя дорогая.
Она наклонилась ко мне, потом присела рядом, пытаясь приподнять мою голову над землей. Я заметил, что ее локоть в крови.
-Вставай, и позови Алекса.
-Что со мной? Почему мне так холодно.
-Ковер не постелили. -Улыбнулась она. -Ты лежишь на камнях.
Неожиданно во мне проснулся целый фонтан сил, и я сел, осматривая ее локоть.
-Познакомься, это дедушка Эффест. Великий маг, который спас тебя от этого негодяя.
-Спасибо. -Неожиданно для себя я поклонился, увидев глубокого старца в длинном плаще.
-Всегда рад быть полезен.
-Где Алекс?
-В долине.
Я обернулся и увидел его, пасущегося в миле от склона. Опустив глаза к подножию, я увидел разорванного в клочья, еще дымящегося орка. Я свистнул, и через шесть секунд, Алекс бежал к нам.
-Как он смог за две минуты убежать на тысяча девятьсот восемьдесят метров? -Удивился Маг.
-На тысяча девятьсот: -Удивилась она. -Каким заклинанием это можно узнать?
-Триста тридцать метров в секунду умножить на шесть, равняется, тысяча девятьсот восемьдесят. При условии, конечно, что ветра не было. -Ответил Эффест. -Хотя сколько это, тебе не ясно. Это чуть больше мили.
-Да, сколько метров в миле?

Она что-то вспомнила, перепугано поворачивается ко мне. Я в ужасе хватаюсь за нее, пытаясь понять, что же произошло.
-Дракон, мы забыли про него.
Нас закрывают сзади, я чувствую жар пламени, мы падаем через порог, за нами вбегают Эффест и еще двое. Мы едва закрываем дверь, но удар срывает ее с петель.
-Где подмога? -Кричит она, обращаясь к одному из стражников.
-Нет, не успели отправить.
Она вскакивает, и бежит наверх.
-Держи ее! -Кричит Эффест, но она ускользает из моих рук. Я бегу за ней, она на крышу. Снаружи рычит дракон, пытаясь пробить ставни. Она выскакивает наверх, небо заслоняет пламя, падает сверху, и каким-то чудом попадает мне на руки. Ее немного обожгло, опалило волосы, но она в сознании. Положив Сашку на пол, я хочу закрыть люк, и встречаюсь взглядом с его желтым глазом. Его огромная морда поворачивается, я в последний момент закрываю люк. Удар сверху такой, что меня сбрасывает с лестницы, доски трещат, и лопаются. Я еле уворачиваюсь от лопнувшей балки, которая разбивает флягу у меня на поясе. Падаю, закрывая ее своим телом. Я чувствую, она вся дрожит. Из узкой бойницы последнего этажа видно хвост дракона. Он сидит на крыше, безуспешно стараясь раскачать башню. Я гляжу, как лопаются опоры перекрытий, и падают рядом. Мы сползаем на второй этаж, и спускаемся ко всем остальным.
-Я пойду, и отвлеку его. -Начал, было, я.
-Ты с ума сошел. У него панцирь, реакция в десять раз лучше, и весит он, двести пудов! Я тебя никуда не пущу. Он не сразу доберется до нас.
Сквозь этот шум и его рычание, я вдруг, услышал знакомые звуки. Это были шипящие многочисленные плевки. Через мгновение, крышу вместе с последним этажом сорвало, мы бросились наружу, и я увидел пару, резко уходящих с курса драконов. Но больше всего, потрясло меня то, как они выглядели: Я стоял открыв рот, и смотрел, на этих огромных существ, с бортовыми номерами, белыми знаками на хвостах, и подвешенным оружием на пилонах, опущеных вниз. Я стоял, хлопая глазами, не зная что и сказать.
-Почему ты так удивлен? -Недоумевает она.
-Крокодилы прилетели: -Еле вымолвил я.
-Это новейшее оружие. -Выговорила принцесса, вытирая разбитый лоб. -Я не вдавалась в подробности, но за прототип была взята ваша машина огневой поддержки. У нас их только два.
Я, одновременно с ней, повернулся к деревьям, под нами. Маг, тоже насторожился, и направил туда свой жезл.
-Назовите пароль! -Крикнул он в кусты.
-Минсист! -Послышалось оттуда.
Кусты зашевелились, и мы увидели четверых.
Пока они поднимались к нам, я успел их разглядеть. Два воина, были почти двухметрового роста, в тяжелых доспехах. Еще двое были поменьше, на одном, был плащ со знаком, похожим на знак мага. Другой был небольшого роста, но нес, пожалуй, самое тяжелое оружие. Все они, еле держались на ногах, доспехи повреждены. Видно, что вышли из боя.
-Ваше высочество. -Поклонился старший. -Я, Олег Иванович, командир Южного форта. Это мои помощники, Алексей, Юрий, и Василий.
-Что с острогом?
-Пощадите, принцесса. -Упал он на колени.
Я смутился, поскольку стоял рядом с ней. Она нисколько. Она спрашивала, в ее глазах, не было гнева или надменности, но был страх.
-Форт взяли семеро. Среди них, один орк. Все остальные: -Он запнулся. -Они проникли за стены, и уничтожили весь гарнизон. Все были мертвы. Как, я не знаю.
-Надо вернуться туда. -Сказал я. -Немедленно.
-Там Стас. -Вымолвил он. Я был поражен, с каким страхом и трепетом он об этом говорит.
-Вырос, доходяга: -Неожиданно ответила она.
-Кто это?
-Сын Мамо. Он тебя сшиб с крыши, на Бауманской, помнишь? Ну тоесть сшиб бы, пойди ты туда.
-Он меня сшиб с крыши на Бауманской? -Удивленно повторил я. -Так вот кто это был:
-Знакомьтесь, это Андрей. Призрачный Воин. Вы вернетесь в форт. -Она повернулась ко мне. -Они займутся всеми, а ты займешься Стасиком. Знай, он со стволом. Но из-за этого, ты мгновенно обнаружишь его. Знай, что ты обнаружишь его быстрее чем он почувствует тебя, но не теряй времени. Эффест пойдет с вами. Я отправляюсь в город за помощью. Драконы проведут разведку вокруг.
Она взяла меня за руку, и отвела за башню.
-Отправляйтесь, а я, доберусь до города, и сразу же выдвигаюсь вслед за вами. Справитесь сами, но нужен гарнизон. Ты главное помни ощущения когда ты сражался с Мамо, вспомни что ты делал, чтобы превратиться.
-Я боюсь отпускать тебя. Кажется, долго тебя не увижу.
-Знаешь, мне приснился страшный сон. -Задумалась она, прижавшись ко мне. -Я видела пантеру в ботаническом саду. Я иду, рядом какое-то озеро:
-Что ты делаешь в ботаническом саду? Где это? -Удивился я, не дав ей сказать, коснувшись ее губ.
-Ты что, не знаешь, где ботанический сад? -Удивленно спросила Саша, оторвавшись от меня на секунду.
-В Москве?
-Да. Я не знаю, зачем я там. Я попадаю в какой-то розовый дом. В темноте, почему-то я ничего не чувствую. -В ее глазах появились слезы. -Я видела свою смерть.
-Каждый человек еще до смерти, однажды видит ее лицо. -Вздохнул я, обнимая ее плечи. -Скажи мне, что это было?
-Не знаю.
-Не бойся, это всего лишь сон.
-Мне никогда не снилось такого. Мне никогда не снилась моя смерть.


Мы отъехали больше пяти миль, а сгоревшая башня, все еще была видна. Я двигался в общем ряду, со мной не разговаривали. Изредка поглядывал на своих спутников, которые, кажется меня не замечали. Это немного напрягало меня, но я расслабился думая о своем.

Да, в общем, лично я Стаса не знал, но несколько раз видел у колледжа. Несмотря на явно барские замашки и новенький Мерседес, не гнушался студентками. Видел его с разными девчонками, вел он себя вызывающе, несколько надменно поглядывая на пацанов. Но все же, про него можно сказать, что он любимец женщин. Высокий, всегда в светлых костюмах, в руке крутит всегда новый телефон. Я как-то встречал Таньку, но выдержать его дешевый выпендреж не смог, отошел в сторонку. Стройный, красивый, немного смуглый. Плэйбой, возможно маменькин сынок, но чтобы быть спецом: Нет, он явно не похож на профессионального бойца. И имя у него русское, и внешность сосунка: Я бы не сказал, что он силен, хотя перед девками хвастается.
Как можно относиться к такому человеку? А, придурок, у которого за душой только папин кошелек. Да, не похож он: а хотя, ведь и Мамо непохож: Сейчас, он прямо как монгольский хан, а тогда, у колледжа казался обыкновенным новым русским. Только вот мне чего делать:

Олег чаще других поглядывал на меня, кажется с некоторым презрением. Он явно не знал кто я, и как со мной заговорить. Он свободно, даже слишком расслабленно держался в седле, без надобности, правда, придерживая рукоять меча.
Он явно чего-то ждет, он явно нервничает. Его спокойствие - хорошо замаскированное беспокойство. Живо общаясь с остальными спутниками, он как-то отсутствует в их разговоре. Его мысли направлены на меня. Я это чувствую.
'Чего надо тебе, воин?' -Вспыхнули мои слова в сознании, ударяясь о его спину. 'Зачем я нужен тебе?'
Когда я думал об этом, он даже не моргнул. Я понял, что он не слышал меня.
'Счастье твое, что он тебя не слышал'. -Почувствовал я чужой голос в своей голове.
Я обернулся, и встретился взглядом с паладином Алексеем.
'Я не боюсь его'.
'Он разорвет тебя на куски'.
'С какой стати? Я ему не враг, а он бычится'.
'Ты прав, но кто ты? Откуда у тебя такой дар? Ты не владеешь магией'.
'Я, это я. За каким хреном этот дар, не знаю. И вообще, все, мир':
Алексей вслух рассмеялся так, что все обернулись на него. Только Эффест, сидевший за ним сделал вид что ничего не слышал и не чувствовал.
-Что? -Глуповато спросил Олег.
-Воин, ты кто? -Спросил Алексей, теперь вслух.
-Не задавал себе этот вопрос. -Ответил я.
-Не задавал: -Раздраженно заметил Олег.
-И все же: -Повернулся ко мне Юрий.
Мы остановились под деревьями, я молча спустился с коня и огляделся. Алексей разжег костер, Василий исчез в деревьях.
-Может, я помогу чем-нибудь? -Спросил я.
-Нет. -Отрезал Олег, доставая припасы из сумок, которые мы взяли из башни.
Я отвернулся, глядя на Алекса. Немного подумав, я снял с него седло и повел за собой к речке. Мы выбрали широкое место, намного ниже по течению, и он с радостью бросился в воду. Некоторое время я удивленно наблюдал за тем как он купается. Он несколько раз выбирался из воды, бегал по отмели, а потом снова бросался на глубину, поднимая при этом изрядное количество брызг.
Когда я вернулся, они все ели. Я быстро сообразил что для меня ничего не осталось. Все при этом молчали, будто меня и не существовало.
-Простите что беспокою вас, но таких придурков я не видел.
Они хором повернулись ко мне, у Олега, даже кусок вывалился изо рта.
-Мне тоже хочется пожрать, а раз готовили не каждый для себя, значит вы полнейшие придурки, да еще и свиньи. -Закончил я, держась за высоченного Алекса, который в этот момент, казался единственной опорой.
-А ты не заслуживаешь еды! -Вскочил разъяренный Олег. -Королевский ухажер!
Мой клинок, буквально вылетел из ножен, и уперся в его грудь. Именно так, как она учила меня. Все подскочили, ошеломленные сценой.
Олег отпрыгнул назад, и кувыркнувшись, подхватил, лежащий на земле меч.
-Защищайся! -Крикнул он, и бросился ко мне.
Первым ударом меня сбило с ног, я оказался на земле. Прокатившись под занесенным его мечем, который ударил о землю, я мгновенно подпрыгиваю, и наношу удар, когда он ко мне в пол оборота. На него это не производит никакого впечатления, он начинает наступать. Его удары теперь более осмысленные, расчетливые. Он колотит меня и колотит, клинок его близко. Он медленно сминает мое сопротивление. В какой-то момент, оказавшись совсем близко ко мне, он наносит удар локтем, в мою челюсть. В глазах вспыхивает белый свет. Я падаю, но вдруг, еще до того как восстанавливается зрение, я уворачиваюсь от яркого, его клинка, отпрыгиваю назад, сжимаюсь, отбиваю удар. Он бросается на меня, я молниеносно поворачиваюсь и отскакивая от дерева, перелетаю над его головой, рассекая кожу на его шее. Опустившись за ним, я наношу удар по его руке, по браслету который разбил мое лицо. Он отлетает, вся его рука в крови. Следующий удар приходится по его панцирю. Второй, третий: Он падает, задыхаясь. Я выбиваю из его руки меч, и снова острие своего, подношу к его горлу. Осознаю что вижу в десять раз больше обычного, чувствую что выбил его силы, чувствую его страх и мысли.
-Кто бы я ни был. Я имею право рассчитывать на помощь своих. Я не стану тебе угрожать, но больше такая схватка не повторится.
-Ладно, ладно, прости. -Сказал Алексей, осторожно отводя мою руку. -Мы не за того тебя приняли. Ты не похож на слюнтяя.
-Ему нужна помощь, ты едва не покалечил его. -Опомнился Василий снимая с него разбитый панцирь.
Я подал Олегу руку и помог сесть.
-Я накрыл твою порцию, она там: -Начал было он.
-Спасибо.
Я сел, осторожно вытирая рассеченную щеку. Ко мне подошел Эффест, и дал небольшой тампон.
-Что же у тебя в голове? -Спросил тихо он. -Ты чуть не убил его. Они хоть тебе рассказали чем наделили при очищении?
-Так ему и надо, козлу.
В моей голове: Что в моей голове? А в моей голове только моя любимая.

Тихая ночь. Медленно крадемся среди деревьев по небольшой тропе. Я разглядываю окрестности, которые целиком состоят из непроглядной черной массы и искрящихся пятен звездного неба над моей головой. Я напрягаюсь, я хочу увидеть больше. Звуки изменяются, небо становится голубого цвета. Темно-синие деревья, листья, фиолетовые стволы. Слева от меня, изредка мерцает что-то светлое, толи голубое, толи зеленое. Я догадываюсь, что это вода. Местами из-за листвы проглядывают яркие пятна. Они ни на что не похожи. Некоторые двигаются. В этот момент, я почувствовал, что здорово устал. Все снова обрело прежний вид.
Со мной поравнялся Олег.
-Скажи, откуда ты, Андрей.
Мне вдруг неожиданно трудно было начать.
-Я из Москвы.
-Из Москвы?
-Да, из города того мира. Занимался всякой фигней. Одного дела не было.
-Как же ты сейчас: -Удивился Алексей.
-Все произошло из-за девушки, которая попала в секту. Она неожиданно исчезла. Я начал ее искать. Нашел в больнице в совершенно безумном состоянии.
-Все ясно. Так поступают с теми, кто больше не нужен. -Сказал Василий.
-Мы вышли на одну женщину, которая имела ко всему этому отношение. Все что смогла, она рассказала. Когда вышли на их базу, там уже побывали ваши. На рождество мы поехали в лес, где нас чуть не перестреляли люди Мамо. Ваш отряд защищал нас, потом все отступили. Их было больше.
-Поэтому и зол на тебя Олег, зная эту историю. -Сказал Эффест.
-А чего такого ты сделал для принцессы? -Удивился Алексей.
-Ничего. Я не спрашивал.
-При всем богатстве выбора, выбрали именно тебя. -Задумался Юрий.
-Что поделать, я сам иногда удивляюсь.
Меня будто кольнуло. Я насторожился, прислушиваясь и вглядываясь в темноту.
-Это храм. -Пояснил Эффест, заметив мое волнение.
Я почувствовал толстые, холодные стены. Кажется, он разрушен.
-Как ты угадал? -Прочел мои мысли Алексей.
-Я не угадал, ведь чувствуя разрушения, не обязательно их придумывать.
Через несколько минут, мы оказались на широкой площадке, у разрушенных строений.
-С этой звонницы виден форт. -Сказал Олег.
-Я залезу наверх. -Предложил я.
-Хорошо, посмотри, есть ли там народ.
Они остались ждать снаружи. Я бесстрашно двинулся через заросли высоченной травы к провалу в стене. Мокрая трава, в душе мерзко.
Но я сейчас иду к опустевшему храму, который, кажется чувствует мое приближение. Мои раскрытые ладони гладят траву и вдруг в них падают ягоды малины. Это удивительно, у меня в голове мысли прыгают от этой смены ощущений! Я положил их в рот чувствуя как бешено колотится мое сердце. И вдруг я задумываюсь. Я вдруг начинаю вспоминать, перебирать воспоминания, жизнь. Я знаю один разрушенный храм. Я иду туда каждый раз, испытывая свое сознание на прочность, вхожу под разрушенный свод, ища озарение. Жизнь проносится перед глазами, я задаю себе вопрос. Могу ли я войти под своды святыни? Чист ли мой разум, чисты ли мои помыслы, и наконец, грешен ли я. Конечно.
Разрушенный храм не осудит, не отпустит грехи. Сверху сорвется камень, ибо некому осудить, или напротив, оправдать. Я каждый раз вспоминаю это, входя в разрушенный храм, и сейчас, написав это, задумаюсь -все может быть. И вот я здесь. Память, в памяти моей двоится, и мне кажется что я именно в том храме, который далеко-далеко отсюда, где-то на западе. И не могу я различить их.
Течение нескончаемой энергии прорывающейся через решетки окон. Она вливается, мчась в небо яркой струей. Высокий свод, святые на стенах, полу стертые временем и войной. Куски цветной штукатурки, местами видно красный кирпич. Сохранившиеся железные ставни поскрипывают на ветру. Ночь, а я вижу все, будто днем.
Я забрался в первый пролет, откуда до второго, было не меньше четырех метров. Немного медлил, ощупывая кирпич, а потом, сняв снаряжение, полез дальше. Когда добрался до третьего пролета, решил оглядеться. Впереди, по направлению нашего движения, была небольшая возвышенность, на которой расположился острог.

-Там семеро. Больше никого вокруг нет. -Сказал я, вытирая руки красные от кирпича.
-Тогда вперед. -Ответил Олег.

-Андрей. -Окликнул меня Леша. -Возьми арбалет.
-Дай еще пачку болтов: -Попросил я, разглядывая стены крепости, прямо за деревьями.
-Бельт, а не болт: -Немного поразмыслив, он отдал мне свой колчан.
-Так, мужики: -Начал Олег, пристально разглядывая темные окна. -Юрик, обходишь слева, ты, Вася, обходишь его сзади, Леха, ты справа, а я - отсюда. Как ты собираешься разбираться со Стасом? -Обратился он ко мне.
-Пока не знаю, но я чувствую, где он.
-Надеюсь у тебя все получится. Как только найдешь его, зови. С этими, мы справимся.
Эффест достал что-то из своей сумки.
-Если среди них маги, они не почувствуют вашего приближения: -Сказал он, и осыпал нас, внезапно заискрившемся песком.
Мне показалось, что подул ветер, на мгновение мое зрение изменилось, приобретая необычайную резкость и ясность в этой темной ночи. Меня здорово тряхануло, закружилась голова. Также неожиданно все стало прежним. Я почувствовал себя как-то неловко от этих изменений, не понимая, что со мной происходит, и как это контролировать. Стало немного грустно.
-Твой выход. -Тихо сказал Олег.

Стоило только вспомнить кем я могу быть и очень захотеть этого, и в следующее мгновение одним прыжком, я преодолел небольшую насыпь, и пробежав через небольшие кусты, оказался под стенами. Неожиданно легко я забрался на трехметровую стену, и спрыгнул на землю, уже с другой стороны. Застыв в ночной тишине, я прислушался, не чувствуя почти ничего. Некоторое время, я метался в своих чувствах, ища силу, которая поможет мне. Наконец, я увидел окружение. Дверь внизу открылась, и этого звука стало достаточно, чтобы ощутить все вокруг. Пригибаясь, я пробежал вдоль каких-то телег, бочек и нескольких мертвых воинов. Тварь, которая появилась на пороге, рассматривала двор. Я почему-то четко знал, что она не услышит и не увидит меня. Я бежал вдоль стены, краем глаза, разглядывая ее. На орка она была непохожа. На человека тоже. Я повернул за стену. Что-то влекло меня наверх. Цель была на втором этаже.
Бесшумно преодолев расстояние до дома, я запрыгнул на подоконник, потом наверх, по ставням, и наконец, оказался на крыше первого этажа.
Черный небесный купол рассыпался, на его месте вспыхнула серая, дымчатая реальность. Каменные стены почти растаяли, я влетаю в окно, и выбив из его левой руки пистолет, уклоняюсь от занесенного меча. 'Ствол', падая стреляет, я разворачиваюсь, отмахиваясь от его короткого, молниеносного оружия.
-Пожаловал все-таки: -Зло констатировал он.
-Не строй из себя философа. -Сказал я, отбив его удар так, что он отступил на два шага назад. -Ты меня не ждал. Просто не мог. И мало того, я тебя не знаю.
Он кинулся на меня, нанося частые, сильные удары. Я еле успевал, мой меч, был не такой проворный. Внизу я услышал звуки драки, это отвлекло и его, и я слегка попал. От неожиданности он отпрянул, и вдруг, реальность, комната вытянулись в длинную трубу. Меня несколько раз перевернуло, я почувствовал, как его меч коснулся меня. Я отскочил, пытаясь осознать реальность. Из яркого света передо мной вылетел его клинок, который я успел остановить. Теперь меня отбросило куда-то назад, по этому тоннелю. Я увидел его, стоящего среди светящихся камней, и яркие лучи в разные стороны. В мою сторону полетело несколько ярких стрел, от которых, впрочем, я легко уклонился. Душа судорожно искала выход из этого явного кошмара. Окружение постоянно менялось, наконец, превратившись в некое подобие реального. И оказалось, что я готов прыгнуть вперед из окна, а он сейчас, на крыше веранды. Буквально вылетев на крышу я атаковал его, и он упал вниз, в снова изменяющемся мире. На земле я встретил страшное сопротивление, едва отбиваясь от его меча, который наносил бесчисленные удары. Проведя серию успешных атак, он, вдруг, подлетел вверх, и пока я собирался с силами, убежал, буквально по воздуху, на уровне ограды. Я поднялся, и последовал за ним. Перескочив стену форта одним прыжком, я оказался в ярко-синем лесу, ища его след.
Я мчусь, почти лечу в ярком лесу, наблюдая за зеленой землей в трех - четырех метрах под собой. Впереди, среди стволов деревьев я вижу лучистый силуэт. Стас убегает, но расстояние между нами сокращается. Так уже два часа. Я, весь мокрый, бегу, продираясь сквозь ветки и заросли кустарника. Выскочив на поляну, я встречаюсь с группой волков. Мой крик, вырвавшийся, почему-то громким рычанием, повергает их в ужас. Они, поджав хвосты и скуля, разбегаются в разные стороны. Что со мной? Что это за состояние? Я лечу, поглядывая на свои черные лапы, которые безустанно, бесшумно находят опору на ветвях, перенося меня над ручьями и оврагами с огромной скоростью. Я никак не понимаю кто я, и что заставляет меня так перевоплотиться. Действительно ли мое тело так может меняться, или это в моем сознании. В какой-то момент, я вижу его внизу. Он возле ручья, сидит, перевязывая свои раны, укутавшись в свой плащ. Короткий меч лежит на расстоянии вытянутой руки. Он стонет от боли, накладывая на свою грудь, повязку. Я перебираюсь на дерево прямо над ним. А он даже не чувствует меня. Мгновение, он нагибается, мгновение, он переворачивает бинт: В моем сознании огонь, жар: Я прыгаю на него, прибивая, сдавливая его крик. Инстинктивно хватаю его за руку, рву на себя, жую, слыша, как он, хрипя, заходится в безумном вопле. Он подавлен, обезумел от страха, и я безжалостно раздираю его бок. Мои когти, с легкостью рассекают рубаху и повязки. Он мечется в моих смертельных объятиях, истекая кровью, которая теперь брызгает на меня. Я хватаю его за горло, слышу хруст, в мой рот хлещет кровь, я едва не захлебываюсь, и страшным ударом, меня прибивает к земле:
Одним глазом я вижу звезды. Мою кожу обжигает вытекающая из раны, только теперь моя, кровь. Он, хрипя, читает, толи заклинания, толи молитвы на непонятном языке. Я чувствую свет, что-то вспыхивает рядом со мной. Он разворачивает какие-то обертки, что-то прижимает к своему горлу. С хлопком, открывается какой-то пузырек. Запах странного снадобья, который даже мне возвращает все силы. Он плачет, рыдает, судорожно пытаясь закрыть свои раны. Через час он уходит. Я в шоке... Он уходит после того, что я сделал ему. Наверное, ему не очень хорошо, раз он не обратил на меня никакого внимания. Только мне тоже невесело: Я лежу, меня пришили к земле мечом, а из моей шеи, уже вылилась лужа крови. Я обездвижен и обессилен. Чувствую усами, как колышется травка: Дальше нельзя, дальше конец. Господи, помоги мне встать. Я не привидение и не демон, я жалкая тварь, погибающая вдали от своей возлюбленной.
Я воспользовался просветлением сознания, со страшной болью, поднял задние лапы, и ими, выдрал меч из земли. От боли, потемнело в глазах.
Пришел в себя только на рассвете. Повернувшись всем телом, я увидел голубой пузырек, из которого вылились остатки яркой, переливающейся собственным светом, жидкости. Я подполз к ней, и начал тереться об нее шеей. Вскоре почувствовал облегчение, и перевернув пузырек, вымазался в оставшейся порции. Мне стало намного лучше, даже потускневшие пятна на моих лапах, снова стали блестеть. Некоторое время я вылизывал их, удивляясь, что я хоть и черный, но в пятнышках, точно, как леопард. Кстати, жидкость эта, после того, как я слизал ее, помогла вдвойне. И вдруг, мне стало жарко. Я понял, что солнце взошло, и уже часов десять, или одиннадцать. Я лежу на камне, разглядывая свое тело, и понимаю, что все-таки, я божья тварь, если с восходом солнца, не перевоплощаюсь обратно. Как все странно это:
Весь день я отдыхал в тени деревьев, спускаясь иногда к ручью чтобы напиться, и в очередной раз, облизать пузырек. Мне было намного лучше, но идти, пока я не решался. Я знал, что догоню его.
Наступила долгожданная ночь. Теперь, мое зрение, как прежде расширилось за пределы видимости, и я пошел по его следу. Сил было не так уж много, но надо было догонять. Я почти видел серебрящийся след под собой. Иногда встречались капли крови. Кажется, он пытался остановить кровь на ходу. Я шел, не видя его самого, и меня подгоняло это. Лес вокруг стал более суровым и высоким. Все чаще попадались огромные деревья. Появились холмы, иногда их пересекали гряды небольших скал. Несколько часов я двигался вверх, а потом, вдруг, оказался на крутом склоне, который спускался к берегу реки. Большого труда мне стоило переплыть ее, и на берегу я свалился совсем без сил. К тому же, моя рана, снова начала болеть.
Очнулся я, когда было еще почти темно. Полежав с полчаса, я понял, что это закат, и проспал я весь день. Я огляделся, но следов вокруг, не нашел. Некоторое время я блуждал по берегу, и тоже не обнаружил ничего. Я ничего не мог найти, и это порядком беспокоило меня. Я вдруг, задумался над тем, где же я сам: И понял, что не знаю. Ясно только, что я далеко от острога и Эристака. Насколько, не помню, но далеко.
Решив не менять направление я побежал вперед.

Рассвет. Я голоден, обессилен и сломлен. Я ничего не нашел, а заблудился пожалуй, еще больше. Сон свалился, оглушив и не оставив выбора.
Мне снится бесконечный лес, и свет. Яркая звезда, указывающая мне путь. Я мчусь вперед.
Саша, где же ты? Милая моя, солнце мое, единственный свет, любовь ненаглядная? Я лежу сейчас посреди Сибири, не чувствуя тебя.

В потоке из сумрачных дней,
Солнечный свет приглушен.
В летящей дороге моей,
Навстречу лучших времен.

И радостью слившейся в сон,
Печалью сгоревшей в свету.
Небесный, неслыханный звон,
И счастье мое в пустоту.

Мне снится чудесный полет,
И сильные крылья со мной.
Прекрасный и яркий восход,
И смерть, и любовь, и покой.

И небо в прохладе ночной,
Во сне, полевые цветы.
И битва с упрямой душой,
И снишься мне снова ты...

Мое сознание, яркой вспышкой освещает лес на сотни километров, и поднимается в этом огне вверх, над долинами. Я вспыхиваю и мерцаю, и вдруг, далеко на западе, вспыхивает голубоватая вспышка, за ней белая, и совсем далеко, оранжевая. Я взлетаю еще выше, над горами возвышающимися на западе, и вижу огни города. В беспомощности и отчаянии, рассыпаюсь огненными искрами, которые разлетаются за горизонт.

Закат, я продвигаюсь вперед, и передо мной открывается вид прекрасного озера с прозрачной водой. Тишину нарушает орел. С плеском, он извлек из воды огромную рыбину, и низко пролетев, сел где-то на другом берегу. Кажется, она слишком тяжелая, и он полетел передохнуть, или разделать ее. Я бесшумно обогнул берег вращая ушами и прислушиваясь. Жрать хочется, спасу нет: Пробежав сотню метров, я заметил его на дереве. Он сидел ко мне спиной, пытаясь сообразить, что с ней делать. Она была явно для него неподъемной. Я бесшумно взобрался на дерево, перешел на другое, и притаился в трех метрах от него. Он нагибался к рыбе, потому, что она трепыхалась. Я выбрал момент, когда он снова начнет нагибаться, и прыгнул, сразу же схватив его за шею. Он жалобно вскрикнул, хлопая крыльями, и пытаясь высвободиться.
'Брось рыбу, придурок!' -Подумал я.
Он не отпускал, и пришлось несколько раз тряхануть его. Я все же, боялся свернуть ему шею. Тряханув его в очередной раз, я почувствовал, что он стал легче. Сразу же отбросил его, и он, громко крича, в ужасе убрался, ломая ветки.
Никогда бы не подумал что сырая рыба, так придется мне по вкусу. Я съел все, оставив только голову.
И все же, куда мне идти? Что делать, и где я? На размышления была вся ночь.

Я мчусь вперед, интуитивно выбирая дорогу. Я мчусь вторую ночь. Третью: Я немного взял на север. Лес стал редеть, появились болота. Иду туда, куда меня влечет неведомое. Теперь мне снятся все, даже Олег. Они ищут меня, и не могут найти. Я пытаюсь как-то обозначить себя, но они меня не видят. Я вижу их, а они меня нет. Мне плохо без любимой, и кажется, что я никогда не встречу ее. Я никогда ее не найду. И все больше и больше меня беспокоит то, что она, в отличие от остальных, все удаляется и удаляется.

edit log

TigroKot-2
posted 30-8-2007 22:11    
Июнь
1999

Я просыпаюсь в холодном поту. Рассвет, едва обозначил верхушки деревьев. Я пробежал вперед, к холму, и взобравшись на его каменную верхушку, сел осматривая окрестности. Кажется, я что-то увидел на востоке. Мой разум вспыхнул необычайным усилием, и вдруг, мне ответили. Окружение провалилось, я ослеп, меня бросило на спину. Некоторое время, пространство менялось. После этого, я, кажется, заснул. Очнулся я, от яркого света. Первый, кого я увидел, был Алексей.
-Во, проснулся! -Обрадовался он.
-Где я?
-В Лесном. -Ответил он, будто я знаю, где это.
-Как будто мне это о чем-то говорит: -Возмутился я.
-Верховья Тобола.
-Где Александра?
-В Москве. Есть слухи, что Стас объявился там. Он ранен, и мы попытаемся взять его.
-Мне нужно попасть в любой из наших крупных городов.
-Зачем, тебе еще лежать и лежать.
-Скажи, я наделен хоть какой-то властью?
-Безусловно. Мы призваны помогать тебе любой ценой.
-Тогда слушай, что я говорю. Он ранен, и я могу его взять. Но для этого, я должен быть в
Москве.

Несколько толчков, и дракон, оторвавшись от земли начал резко набирать высоту. Я поглядел в окно, немного повернувшись в кресле. Становилось темно.
-Куда мы летим? -Спросил Олег.
-В Челябинск.
-В Челябинск? -Запротестовал Алексей. -Мы через полтора часа будем в Эристаке.
-Мне не надо туда.
-Ты уверен? Тебе же надо быстрее попасть в Москов.
-Поверьте мне.
-Что ты собираешься делать? -Спросил Вася.
-Посадить дракона в пригороде Челябинска, в моем времени. Алексей, ты должен мне помочь.
-Ты с ума сошел! -Возмутился Юрий.
-Нет! -Вспыхнул я. -Я не сошел с ума. Мне нужно попасть в Москву не за сутки, а за несколько часов! Она может погибнуть. Ей угрожает опасность. Да, я иду против правил, но нам нужна защита там, поэтому придется перемещать дракона.
-Ты знаешь, как туда попасть? -Тихо спросил Олег.
-Да.
-Эффест, подготовь дракона к перемещению, и пожалуйста, предупреди его и нас.
-Хорошо.

Южнее Челябинска 79км.


Мы начали снижаться. Я весь трясся от напряжения, повязка на шее не давала покоя, раны болели.
-Уже близко. -Сказал Эффест, и через секунду, за окнами вспыхнуло зеленое пламя, свет, и снова стало темно. Прислонившись к окну, я увидел, что мы низко летим, прямо над каким-то шоссе. Внизу был пост ДПС.
-Черт побери!!! -Выругался я. -Наверное, заметили.
-Кто?
-Менты. Давайте садиться.
Дракон резко снизился, и немного пробежав по шоссе, свернул в лес, под деревья. Мы осторожно выбрались из салона, и вышли на дорогу.
С улыбкой, я глядел, как они щурятся от желтого света фонарей.
-Так, что будем делать? -Спросил Олег.
-Надо поймать машину с телефоном. -Сказал я, выходя на проезжую часть, и придерживая свой меч.
Как я быстро отвык от нашей действительности: Никто даже и не подумал остановиться. Только грязью облили. Мы вышли все вместе, и перегородили дорогу, встав так, чтобы нас нельзя было объехать. Какая-то иномарка, затормозив перед нами, развернулась, и умчалась обратно. Теперь на дороге показался джип.
-Он то нам и нужен: -Сказал я, заметив обилие различных антенн.
Тем временем, машина приблизилась и сбавив скорость, неторопливо подъезжала к нам.
-Ребята, это местные пацаны, так что смотрите, могут быть вооружены. -Предупредил я.
-Не бойся, -Сказал Алексей, готовя арбалет.
Все четыре двери открылись, и оттуда вышли четверо здоровых парней. Один из них, оказался с автоматом. Говорить не потребовалось, молниеносно, Алексей сшиб его первым же болтом, и тот упал, а эти, хором кинулись на нас с тесаками, различных размеров. Мы, словно по команде, мгновенно выхватили свои мечи. Бандиты остановились, как вкопанные.
-Ребята, вы кто? -Спросил один из них, уставившись на волнистый клинок Олега.
-Мы, типа, с гор спустились. -Ответил я. -Поглядывая на дракона, который затаился среди деревьев. Он периодически поворачивался, и кроны покачивались. -Мне нужен телефон, а вы займитесь своим. Алексей, помоги ему:
Я подошел к машине, поднял автомат и повернулся к водителю. Он протянул мне телефон. Поглядев на громоздкую трубку, я развернул антенну. Он сразу же включился на спутник, и не пришлось ждать. Я набрал код выхода в международную сеть, потом на Москву, потом на станцию Вовы, а потом, его номер. Спустя секунду, я услышал его голос.
-У аппарата. -Невесело констатировал он.
-Не ври, тебе к нему идти не надо. -Полушутя полусерьезно сказал я.
-Андрюха! Слава богу, где ты? Что с тобой, мы уже всю Москву на ноги подняли. Сашка была здесь, она пошла искать тебя. Появился слух, будто тебя видели у входа в Ботанический сад.
-Что? -Трубка, едва не выпала из моих рук. -Господи. -Едва выдохнул я.
-Что с тобой?
-Я в Челябинске. Верни ее. Ей угрожает опасность:
-Что ты говоришь?
-Ее заманят в ловушку, перекройте Ботанический сад. Мне нужно быть в Москве. Она давно ушла?
-Десять минут назад. Я не могу найти ее, она спустилась в подземелья.
-Вова, я знаю, что сейчас попрошу тебя стать богом:
-Что ты хочешь?
-Мне нужно быть в Москве сейчас.
-Что? -Вымолвил он. -Черти всевышние!!! Ты не в своем уме. Где сейчас я тебе билет найду на самолет?
-Ребята, деньги золотые есть? -Спросил я у своих.
-Монет триста - четыреста. -Ответил Юрий.
-Вова, есть четыре килограмма золота.
Несколько секунд Вова молчал.
-Андрей, гони в Челябинск, я перезвоню. -И он бросил трубку.
-Вова! -Закричал я. -Номер!
Было поздно, трубку повесили.
-Я повернулся ко всем.
-Ребята, она в ловушке. Нужно много золота, я еще не знаю, но меня, видимо, смогут переправить туда.
-Золото мы обеспечим. -Сказал Эффест.
-Я думаю, надо реквизировать этот грузовичок: -Сказал я.
-Да вы что, ребята, это же 'Крейсер сто'! Ему цена, семьдесят косарей! -Запротестовал один из них.
-Все вопросы, мы уладим. -Снова сказал Эффест, поглядевший на цепь этого бандита, и с удовлетворением отметив, что его в два раза толще. -Андрей, Олег, Алексей, в машину, и вперед. -Сказал он, протянув нам два кожаных мешка золота. -Здесь должно хватить.
Мы прыгнули в машину, я отстегнул меч, и бросив на торпеду, тронулся. С равномерным гулом, машина неслась по пустому шоссе. Я видел, в каком ужасе мои пассажиры, но меня это не волновало. Сейчас было важно только одно. Я мчался по улицам города, заметив, что вдалеке, показались проблесковые маячки.
-Ментов не хватало: -Ругался я.
Раздался звонок, я включил телефон.
-Это будет стоить тебе сто шестьдесят тысяч долларов: -Послышался голос, утративший кажется, всякую решительность. -Прости друг, но скидки никакой не будет. Это и так по дешевке.
-Вова, ладно, это вопрос государственной важности. Скажи, куда ехать?
-В Аэропорт. Через центр, будет указатель. Готовьте, сейчас они приедут. На какой ты машине?
-На крейсере, черном.
-Что?
-Да на крейсере.
-Андрей, я понял, я еще на другой трубе. Ставьте, ну так прогревайте сейчас, только, как проехать? Через какие ворота? Да, деньги, частью, у них с собой. Ну, Михал Михалыч, я же отвечаю. Хорошо, Тамаре Ивановне привет. Андрей, ты где?
-Прошел указатель на аэропорт.
-Увидишь поворот направо с указателем, вот тебе надо на маленькую дорожку, которая идет налево, вдоль заборов. Ворота открыты, в них стоит тачка 'следуйте за мной' следуй, до полосы, на ней увидишь серую машину, номер три четыре, и трех чуваков в форме. Жду тебя через час, у входа с Ботанической улицы. -Послышался писк, и сигнал исчез.
-Екарный бабай! Что он приготовил? -Недоумевал я.
-Что он сказал? -Спросил Олег, которому, кажется, езда со мной понравилась.
-Через час мы встречаемся с ним в Москве. -Ответил я, устремляясь за машиной сопровождения.
-Как через час? -Спросил Олег.
-Пока незна: -Недоговорил я, глядя на вырисовывавшуюся из темноты огромную, серую махину. -Смотри!
Я был поражен этим грозным величием, и стремительностью форм, которые были огромны.
Мы подлетели прямо под крыло, где прячась от дождя, стояли трое. Я выскочил из машины, забрав телефон и меч.
-Здрассьте, вы Андрей?
-Да.
Без разговоров, ко мне подскочили еще двое, помогая снять доспехи, и готовя надеть комбинезон и шлем.
-Садишься на место оператора, над Москвой мы тебя выбрасываем.
-Хорошо. -Крикнул я, в шуме пущенных двигателей.
Леша, выпав из задней двери, уставился на самолет. Кажется, ему плохо.
-Господи, что это?
-Ту-160, пассажирский самолет. -Ответил один из генералов.
Я взглянул на борт, с номером 34. Как раз, сейчас проверяли механизацию крыла.
-Все, пошел! -Подтолкнули они меня. Я забрался в люк, и оказался в небольшом салоне. Командир, обернувшись на меня, указал на кресло.
-Пристегните его. -Скомандовал он.
-Борт три четыре - земле, подготовку прошел, прошу разрешения на взлет.
-Земля, борту три четыре. Взлет разрешаю.
-Понял вас земля, начинаем.
Звук резко изменился, вибрация пропала, мы тронулись. Она появилась вновь, шасси с ускоряющимся темпом считали стыки бетонки. С сильным ускорением мы пронеслись по полосе, и когда оторвались, мне стало совсем дурно. Угол все рос, я прямо чувствовал это своим нутром.
-Борт три четыре, ваш коридор 'В 22 Д', курс, два шесть один. Потолок, четырнадцать двести.
-Земля, высота шесть сто, продолжаем набирать. Вышли из зоны Челябинского УВД, до встречи.
-Борт три четыре, Уфе контроль.
-Уфа, борт на приеме.
-Опуститесь до одиннадцати пятьсот, скорость две двести семьдесят.
-Понял вас, Уфа.
Я ничего не вижу, только подсветку приборов. На радаре ничего не ясно, в окнах, непроглядная тьма.
-Борт три четыре, Казань контроль.
-Борт три четыре, на связи.
-Нет данных по вашему полету.
-Экстренный вылет, данные поступают. Номер приказа - полсотни два.
-Вашу мать! Какого хера не предупреждаете, у нас делегация в городе! Высоту задрать до максимума, и чтобы я вас не видел! Курс держите прежний, в точке донесения доложите. О смене курса, докладывать по факту.
-Что случилось? -Удивился я.
-Стратегический бомбардировщик, вне плана, срывается ночью с экстренным вылетом, отливая керосину при этом, по максималке направляясь в Европу:
-Ха, наверное буржуи уже трезвонят. -Усмехнулся второй пилот. -Помнишь, как в прошлый раз: Не успели взлететь, а они уже в штаб названивают.
-Любят они нас. -Философски говорил капитан.
-Понятно.
-Борт три четыре, получили приказ, передаем по управлениям воздушного движения. В Москве предупредили. Там, говорят, уже интересуются. Накапал кто-то.
-Спасибо, Казань.
-Прошли последнюю точку, впереди Москва. Выбросим тебя с четырехсот метров. Кресло поднимет тебя на двести. Не зевай, времени не будет. Не перепутай ботанический сад и Тимирязевскую академию. В кресле не дергайся, когда произойдет отделение, живо ориентируйся, и опускайся. Аккуратнее, к твоей ноге пристегнут плот, не задень чего. Сразу сбрось его. Ветер северный, то есть сносить тебя будет к центру города. Подумай об этом. Минимум, что мы сможем держать, чтобы вовремя уйти, это четыреста пятьдесят километров в час. Соберись, чтобы голову не оторвало. Рванет капитально, напрягись. У тебя крыло, так что, если не попадешь с первого раза, можно попробовать на второй круг. Ты хоть с парашютом прыгал?
-Да.
-Тогда удачи.
-Ладно. -Коротко ответил я, запихивая телефон в карман.
-Готовность сорок сек! -Прокричал штурман без шлемофона.
-Принял!
-Держись, голову назад, палку свою, вертикально, а то в люке заклинит.
Двигатели стихли, послышался сильный шум ветра и нарастающая вибрация. Мне показалось, что они их совсем заглушили. Машину резко бросило вниз, потом потащило так, что мне стало не по себе.
-Пять, четыре: -Считал штурман.
-Форсаж при отделении! -Скомандовал командир.
-Ключ! -Крикнул он, над головой что-то взорвалось, меня швырнуло вверх с такой силой, что я даже не успел ничего понять. Дикое ускорение, Два рывка, в противоположные стороны, в глазах потемнело. Толчок, кресло отскочило куда-то вниз. Я увидел и почувствовал разрывающий, убойный гул четырех свечей, уходящих вперед, от меня. Из легких выбило воздух.
Подо мной город, справа внизу, мост, перед ним, кинотеатр, на другой стороне улицы, заправка. А сзади меня, справа, темный лес. Кажется, они не ошиблись. Повернув, я заметил блеск водной глади, забор с белыми колоннами и знакомую мне машину. Туда я и прицелился. Я едва облетел высоковольтные провода, заметив их, в последний момент.
Приземлился я достаточно точно, коснувшись земли, правда, и головой, и спиной, и задницей. Вова подбежал, и взяв меня за лямки, поставил на ноги.
-Андрюха! Привет!!!
-Привет. -Сказал я, немного пошатываясь, и стараясь адаптироваться к такой быстрой смене окружения.
-Побежали искать. -Потянул он меня.
Я снял шлем, и взяв свой меч, последовал за ним.
Мы были на дорожке, слева был пруд. Я пытался вспомнить, где же это может быть розовый дом.
-Вовка, что здесь за розовый дом?
-Как что, вон, за прудом.
Резко повернули и побежали к этому дому по берегу. Нескольких секунд хватило, чтобы отыскать разбитое стекло.
-Она уже здесь.
-Обратись к ней! -Посоветовал Вовка.
-Нет, он тоже почувствует.

Мы залезли в какой-то кабинет, и через открытую дверь, попали в коридор. Я, рукой, остановил Вовку.
-Остановись, и не двигайся. Если он окажется в коридоре, стреляй.
-Ты сам справишься?
-Я еще не знаю, с чем придется столкнуться.

Бесшумно двигаюсь в непроглядной темноте, стараясь не обнаружить себя. Я иду, осторожно изучая пространство, и не слышно ни единого шума, и звука. Я ищу ее, стараясь не обращаться к ней. Это получается, видимо магия Эффеста, все еще действует.
-Андрей, ты здесь? Что с тобой, ты ранен? -Послышался голос в моей голове.
Я молчу, стараясь выяснить, есть ли Стас в этом здании. Не чувствую его, слишком мало я его знал. Вдруг, что-то метнулось по второму этажу, и снова затихло. Она снова зовет меня, вспыхивая светом прямо впереди. Снова, наверху что-то передвигается. Кажется, это он. Я не понимаю, почему она не чувствует его. Может быть, он нашел какую-то уловку, чтобы не оставлять следа. Впереди поворот на лестничную площадку. Я неторопливо продвигаюсь туда, и вижу, что в небольшую, узкую комнатку, спускается лестница.
-Почему ты не отвечаешь, что случилось? -Плачет она.
Сверху мчится темная сила, я выскакиваю, и оказываюсь перед ними: Все происходит мгновенно, я вижу ее широко раскрытые глаза, пистолет поворачивается к ней, я прыгаю вперед, его рука по инерции движется, он не видит меня еще мгновение. И в эту секунду, ствол утыкается в ее грудь. Она закрывает глаза, деваться ей некуда. В последние доли секунды, мой указательный палец попадает в курок.
Щелчок, выстрела нет. Она отскакивает, Стас отпихивает меня локтем, оглушает выстрел. Вова, весь трясясь, производит еще один выстрел, и Стас падает.
-Уходим!!! -Кричит он, таща меня за рукав.

За окном, идет дождь. Я дома, на кровати, в сознании. Вся простыня залита кровью, она, белая, как полотно, вытаскивает пулю из моего бедра. Вова постелил полиэтилен на кровать, и убежал в аптеку.
-Милая, любимая, иди сюда.
Она повернулась ко мне, держа в руке щипцы. Я не видел тебя столько времени. Я поцеловал ее, она, немного смутившись, снова начала ковырять рану. От безумной боли, меня швырнуло в небытие.
Кто-то треплет меня по щекам.
-Андрюшка, очнись.
Я снова увидел ее.
-Вова уехал, пулю вытащили, все будет хорошо.
Она обняла меня, прижалась, из ее глаз покатились слезы.
-Не плачь, только не плачь. Все будет хорошо. Ты же знаешь, что я никогда не брошу, не оставлю тебя. Я вытащу тебя откуда угодно, чего бы это не стоило. Я все отдам, чтобы остаться с тобой. Что бы не случилось, где бы мы ни были:
-Я никогда тебя не забуду. Теперь я знаю это. Но откуда ты узнал где я? Откуда ты появился здесь через час, после того, как я отыскала Владимира.
-Ты же сама сказала, что будешь в ботаническом саду.

Сейчас, мне почему-то совестно от того: Точнее, не совестно. Я смущен, обескуражен тем, что не могу оторваться от ее прекрасных глаз, что никак не могу наглядеться на нее, никак не могу оторваться от ее губ. Господи, как мне тебя все это время не хватало. Наконец-то мы вместе. Я знаю, что все ей прощаю, и все в ней люблю. Она наконец-то со мной, она рядом, и это счастье. Да что я заладил? Распустился, прямо до розовых соплей, блин: Все прекрасно, и все будет хорошо!!!
-Какое счастье, что наконец-то ты рядом, наконец-то ты со мной. -Прошептала она, накрывая нас, с головой.

Я проснулся от знакомых звуков моего видеомагнитофона. Она сидит в халате перед ним, и просматривает какую-то незнакомую мне запись. Почувствовав что я проснулся, Саша повернулась ко мне.
-Доброе утро!
-Доброе утро, красавица.
Она так потрясающе выглядит в белом махровом халате, что мне сразу же захотелось к ней прикоснуться.
-Что это? -Спросил я.
-Когда мы уходили, я установила магнитофон на запись криминальной хроники.
-Ты же говоришь что не разбираешься. -Недоумевал я.
-Я не разбиралась, но нашла инструкцию.
-Я восхищен. Если бы все было так у всех.
-Ничего. Ничего нет. Секта испарилась. О вчерашнем, ничего. Стаса не нашли.
-Если он жив, то оправится нескоро. -Сказал я.
-Да.

Раздался телефонный звонок, она взяла трубку, и открыв антенну, подошла к окну.
-Але: Потому, что надо подойти к окну. Спутниковый не работает под крышей.
У меня, чуть челюсть не отвисла.
-Хорошо, -продолжала она. -Охрану предупредите, здесь и наши, и Вовкины.
-Откуда ты научилась пользоваться телефоном?
-Вовка показал. Сейчас придет представитель штаба обороны города Москвы. Они скоро подъедут.
-Это хорошо. Надо знать, что там происходит. -Сказал я, осторожно трогая пробитую ногу.
-Не трогай, будет болеть.
В этот момент в дверь позвонили, и она побежала открывать, забыв что в халате. Вернулась она, спустя несколько минут. Поверх ее белого халата, была накинута ферезея, из белого, тонкого сукна, с затейливым, едва уловимым узором. Оплечье и полы, были украшены широкой, серебряной вышивкой. Этот сказочный, снежный, мерцающий свет, ее прекрасный, чистый, добрый взгляд. Я, ошеломленно поглядел на ее русые, разбросанные на плечах волосы. Ее светлые, серо-голубые глаза, смотрели прямо в мою душу.
-Какая ты красивая.
-Спасибо, любимый. Войска Стаса отступили от границ города на двадцать-тридцать километров. Стас лежит в Кремлевской больнице. Нам приказано быстрее поправляться, и оставаться здесь.
-Оборону города готовят?
-Конечно, возможно даже, тебе поручат командовать отрядом. Сейчас они формируются и может не хватить командиров.
-Так, засранцы! -Послышался Вовкин голос из прихожей. -Почему дверь не закрываем?
Появившись в дверях комнаты, он застыл, наблюдая эту картину.
-Кто ж, плащ, на халат надевает? -Удивился Вова.-Откуда он взялся?
-Папа прислал. Это ферязь, а не плащ. -Защищалась она.
Я, бережно, поправил ее. Саша смутилась. Я прижал ее к себе.
-Сказочно красиво. Ты ее не трогай. Это царские примочки.
Вовка, вообще закатился.
-Ну, народ, вы даете! Сашка, одевайся, сейчас Шурик приедет. Кстати, Андрюха, тебе сотый крейсер не нужен, а то у одного моего друга на аэродроме стоит, мешается.


Мы съехали с трассы, и вдруг, всеми овладело такое веселье, что рты, просто не закрывались. За рулем был Вовка, рядом сидела Елена. Мы, вдвоем сидели сзади, весело обсуждая пейзаж вокруг нас. Александра, будто невзначай положила свою руку мне в ладонь. Я неожиданно замолчал, нежно сжимая ее теплые пальцы. Она, снова, как всегда, смело взглянула на меня. На ней была моя белая рубашка, и джинсы. Я безумно захотел поцеловать ее. Саша приблизилась ко мне, ожидая этого. Я восхищен этим прекрасным взаимопониманием. Вовка, заметив что мы притихли, повернулся:
-На свадьбу позовете? -Засмеялся он.
Машина, неторопливо двигалась по ухабам, перебираясь через глубокие рытвины. Мы проехали небольшую деревеньку, и миновав развилку, оказались на дороге к нашему дому. Я взглянул на этот 'путь', прямой, как стрела.
-Что там, за этой дорогой? -Спросила она.
-Наш дом.

Встретил он нас покоем, тишиной и прохладой.
-Эх, никакого кондиционера не надо! -Восхитился Вовка.
Мы снова вышли на улицу. Я осмотрел кострище и разбросанные вокруг бревна.
-Все, вроде, как было: -Сказал Шурик, осматривая фасад дома.
-Еще бы, столько мастеров ремонтировали его. -Сказал Вова.
Я окинул его взглядом, пытаясь вспомнить, что же здесь, могли ремонтировать. Даже не сразу вспомнил, что однажды ночью, здесь шел настоящий бой, в небо поднимались сотни трассирующих пуль, и рвались снаряды.
-Дом кажется таким родным. -Задумчиво произнесла она.
-Его построили в конце прошлого века. Несколько раз ремонтировали. Сейчас, от старого почти ничего не осталось. -Рассказал Вовка.
Я разложил костер. Он неохотно загорелся, и я не спускал глаз с хилого пламени, пока оно окончательно не окрепло. Вова вместе с Шуриком, достаточно шумно собирали дрова среди ближайших деревьев. Александра и Елена быстро подружившись, готовили салаты и шашлык.
Теперь, когда пламя разгорелось, я поставил все разбросанные бревна на место.
Еще ничего не было приготовлено, но из домика неслись такие запахи, что я не удержался, и пошел посмотреть, что же там творится. На столе лежал кусок порезанной ветчины, килограмма два. Столько же лежало хлеба.
-Для охраны. -Объяснила она, прежде чем я успел спросить. -Когда будет готовиться мясо, они не должны мучиться.
Я удивленно посмотрел, как она виртуозно 'порубила' огурец, и сбросила его с дощечки в миску. Также легко порезав помидоры, она взялась за зелень.
-Думаешь, принцесса ничего не должна уметь? -Улыбнулась она.
-Думаю, ты - золото.
Опускался вечер. Зеленые холмы, стали бирюзовыми. Показались первые звезды.
Вовка появился в дверях, остановив Лену, с шампурами в руках:
-Стоп! Шашлык жарят мужики! То есть, я!
-Ну, спасибо. -Прокомментировал Шурик.
Они весело вышли на улицу.
-Покажи мне окрестности. -Попросила Саша. -Мы уже все приготовили.
-Лен, пойдешь? -Неожиданно предложил я. Неожиданно, потому, что мне кажется: Что она несколько настороженно относится ко мне. Они давно с Володей встречаются. Я бы не сказал, что нравлюсь ей, не сказал бы, что она мне нравится. Хотя нет: Нет, она нравится мне, я уважаю ее, и хотел бы быть другом. Не знакомым, а другом. Только вот, она ведет себя так, будто боится, что даст мне повод. Я не люблю этого, ведь ничего подобного в моей голове нет. Господи, ну почему моя любимая так легко понимает меня.
'Ты моя единственная'. -Взглянул я в ее прекрасные глаза. -'Больше мне никто не нужен'.
Я рос, и слишком долго шел к ней, увлекаясь некими карикатурами моей настоящей любви. Так в жизни всегда и бывает. Господи, как трудно сейчас понять это, ведь это плохо. Я искал именно это, пробуя похожее. И сейчас, пропади все пропадом, мне больше никто не нужен. И абсолютно все равно, что Лена мне ответит, ведь мы просто знакомые.
Саша взяла меня за руку, и потянула за собой. Мы вышли из дома. Вовка возился с шашлыком, бережно переворачивая и поливая его вином
-Не жалко тебе Бордо на это? -Удивлялся Шурик, тихо наигрывая на гитаре.
-Это будет произведение искусства. -Ответил Вова, пристально разглядывая каждый кусочек.
Мы спустились по берегу, к пирсу. Обогнав меня, она пробежала до самого конца, и резко замерла на краю. Я осторожно догнал ее, и увидев, что она стоит на самом краю, обнял за талию.
-Люблю тебя. -Тихо сказала она.
-Посмотри, какие звезды!
В воде, как в зеркале, отражалось небо. Вокруг тишина, никого, только мы. Я поглядел налево. Она, моментально отреагировав, повернулась тоже.
-Поросенок. -Сказала она.
-Точно?
-Да, лесной поросенок.
-Скажи, у меня не выходит из головы: -Сказал я, глядя на темную полоску противоположного берега.
-Что?
-Там, на балконе 'Склифа', ты сказала, что не можешь спрыгнуть с такой высоты, а они могут.
-Надо научится держаться за пространство. Когда ты переходишь из одного времени в другое, ты оказываешься, будто в стене. В ней не действуют никакие законы. Если не проскочить ее, задержаться на этой стене, можно спрыгнуть, хоть откуда.
-Скажи любовь, почему не все могут пройти?
-Просто требуется очень много сил. Не каждый способен. Дать это нельзя, можно только открыть в тебе. Другое дело, что открыть это, способен только сильный, и почти всегда только однажды. Поэтому, это никто не подарит.
Я замолчал, думая о ней, и прекрасном городе, вспоминая наши прогулки и бессонные ночи, полные безумной, нескончаемой любви. И вот сейчас, она стоит, прижавшись ко мне, чувствуя эти мои мысли. Стоит, и думает обо мне. Я чувствую, что она счастлива.
-Ты счастлив?
-Да.
-А ты?
Она повернулась ко мне, с улыбкой повисая на шее. В этом ярком, теплом поцелуе, я не смог устоять. Всплеск, шипение пузырьков воды. Мы вынырнули вместе, смеясь над собой. На берег выскочили перепуганные Вовка и Саша.
-Народ, это уже беспредел! -Возмутился Вова.
Я помог ей выбраться из воды.
В неподвижной тишине, слабо потрескивал костер. Темнота. Вокруг черная, неподвижная полоса леса.
-А когда вы уехали: -Продолжал Вова. -Эти, тоже, словно испарились:
Я поднял глаза на Лену. Они сидели рядом с Вовой. Она сразу же отвела взгляд. Я потянулся к Александре, и почувствовал, как ее рука, встретила мою.


Неподвижный лес. Тишина и темнота. Раскаты грома, и опять кристальная тишина. Безмолвие, в котором я мчусь по веткам деревьев над зеленой травой. Моя тень, в призрачном лунном свете, мчится подо мной где-то там, в нескольких метрах внизу. И слышу я нескончаемые ритмы, и сердце мое, бьется с ними в такт. Я всесилен, и это придает мне уверенности, и с каждым рывком, я понимаю, ощущаю это. Я мчусь там, где всегда хотел, я мчусь, между небом и землей, бесконечно. Я лечу и неумолим, и это придает мне силы. Я мчусь к своей цели, зная, что она там, впереди.
Внизу, подо мной стая волков. Я проношусь над их поднятыми мордами, не обращая на них никакого внимания. Я рвусь вперед, и не боюсь этого страшного полчища. И тут, на моем пути, возникает, пылающее огнем чудовище. Это огромный, страшный волк из ноздрей которого идет пар. Он остановился, и готов к прыжку. Моя реакция и сила в сотню раз сильнее. Одно смертоносное движение, и он убит, раздавлен, падает вниз, к своему обезумевшему стаду, которое было некогда стаей. И волки, оставшись без своего предводителя, пятятся назад, стараясь отдалиться, не испачкаться в его крови. Я рвусь вперед, навстречу рассвету, который обозначил уже, свои границы.
Рассвет. В холодном тумане, над рекой, небо оранжевого цвета. Встает солнце, поднимается прекрасное светило, освещая все вокруг себя, наполняя мир светом и цветом.
Я просыпаюсь и в оранжевом свете, вижу ее. Все хорошо, все спокойно. Она лежит, положив руку мне на грудь, я поправляю ее разбросанные на одеяле волосы.
Мне снится, будто из леса, появляются солдаты. Я помню их, это те, которые напали на нас здесь. Вздрагивая, я просыпаюсь, просыпается она.
-Что? -Тихонько спрашивает Саша.
-В первый раз вижу кошмар. Мне приснились воины, вокруг, и много. Впервые во сне, мне стало страшно.
-Кто-то придет. Это друг. -Сказала она. -А пока спи, он разбудит нас.
И снова сон, только спокойный теперь. И странно, что снится мне, что она спит безмятежным сном, на моей груди. Странно то, что это так и есть. Я чувствую ее вес. Мне снятся неторопливые шаги, открывается дверь. Меня треплет кто-то за плечо.
-Саша, Андрей, вставайте. Андрей, тебе это не снится, я действительно здесь.
Я открыл глаза, и увидел Эффеста.
-Дядя Эффест, как вы:
-Спокойно, вставайте тихонько, чтобы никого не будить.
Услышав какие-то звуки за окном, я встрепенулся, так что Саша вздрогнула.
-Это Эристарх, мой дракон, он сидит возле дома. -Пояснил Эффест.
-Что случилось? -Вымолвила Саша, осматриваясь по сторонам.
-Я еле нашел вас. Пора идти, наступление готовится. Этот мир вас не укроет. Вставайте дорогие, нас ждет долгий путь. Здесь опасность страшная, охрана наготове, но вас надо уводить. Вовку предупредят, если что.
Я поднялся наверх, и разбудив Вовку, рассказал ему все.
-Какие войска?
-Это Стас. Он нас ищет в обоих мирах. Похоже, надо рвать когти. -Прошептал я.
-Может, вас просто докинуть до Москвы? -Предложил он.
-Нет, нас отведет Эффест, а ты слушай эфир, могут полезть.
-Какая вероятность?
-Чувствуется, что они захотят нас поймать. -Задумался я.
-Ладно, тебе видней, если что, звони. Кстати, в мире магии спутник не берет?
-Нет.
-Вот жулики, а орали, что всю землю покрывает. Ладно, удачи тебе.
-Тебе тоже.

*
4
13 июня
5 часов 21 минута

Я вышел из домика, и увидел Эффеста и Александру. Рядом с ними, расправив блестящие, черные крылья стоял небольшой дракон. Он пристально смотрел на меня, выглядывая из-за Саши, которая подошла погладить его.
-Ты мой хороший. -Говорила она, гладя его шею.
Он был размером со среднюю лошадь, черный, с полосками и пятнами, правда, длиннее в два раза из-за хвоста темно-синего цвета. Живот его, был оранжевого цвета, лапы изнутри, тоже. Его хвост, был немного ярче чем туловище. Черные крылья здорово блестели и переливались в лунном свете. Он недоверчиво поглядывал на меня, своим ярко-желтым глазом.
-Это черный дракон. -Пояснил Эффест. -Самый маленький. Может нести только одного человека.
-Скажи, чем он все поджигает? -Спросил я.
-Ты что, и вправду не знаешь? -Искренне удивился Эффест. -У него есть железа, он выплевывает жидкость, которая на воздухе воспламеняется. Плеваться бесконечно не может. Так же, как и ты.
-Ладно, перемещаемся, девчонки не знают обо всем этом. -Сказал я. -Увидев этого дракона, они вряд ли примут его за лошадь.

Пейзаж вокруг совсем не изменился. Исчез домик, немного изменились деревья. Травы стало больше, дорога исчезла. Просека тоже исчезла, а вот валы вдоль леса остались. Помимо всего этого, на земле, вокруг нас, оказалось несколько вещевых мешков.
-Одевайте все что в них есть. -Сказал Эффест.
Я вытащил белую блестящую кольчугу. Некоторое время разглядывал ее причудливые кольца.
-Специальное плетение, ее нельзя проткнуть ничем. -Пояснил маг.
Он вопросительно посмотрел на Сашу, которая была одета в белую шелковую рубашку, с закатанными рукавами и светло-голубые джинсы, разорванные на коленках.
-Негоже принцессе ходить в рванине. -Задумчиво произнес он. -А штанов я не взял, надеялся, все же на ваше благоразумие, Александра Николаевна.
-Это мода такая, в нашем мире. -Пояснил я.
-Мода?
-Да, так одеваются здесь, и считается это, вполне нормально. -Продолжил я.
-Слышал бы это Николай Александрович, он бы Сашку выдрал. Слышишь, принцесса?
-Угу.
-Ладно. -Сменил гнев на милость Эффест. -Сейчас не до штанов. Надо идти.
-Может, послать Эристарха, чтобы он слетал за помощью? -Спросила Александра.
-Далековато, нас мало, и без его защиты, мы, в случае чего, не обойдемся. К тому же, любой дракон в радиусе десяти миль, нас обязательно найдет. Главное, чтобы это был наш дракон. Надо все сделать, чтобы нас не заметили кочевники. На вас охотятся, и если будут брать, сил не пожалеют. Как пройти незамеченными по вашему миру, я не знаю. Дорога по нему, может занять три или четыре часа, правда и они там перемещаются намного быстрее. Здесь больше леса, и больше шансов скрыться, но потребуется, дня три.
Мы вошли в лес. Трава, листья, все было мокрым. Здесь было по-настоящему мерзко, и похоже, только Эристарх наслаждался всем этим. Он оживленно вращал головой, стряхивая с листьев воду. Мы старались иди за ним. Иногда он останавливался, и раскрыв свои шестиметровые крылья, хлопал ими, сбивая с деревьев, настоящий дождь.
-А он сам, может переместиться из одного мира, в другой? -Спросил я, поглядывая, с каким воодушевлением, Эристарх принимает ванну.
-Нет. Вообще, мало кто может. -Ответила Саша. -Только я, ты, папа, Эффест, Таллос, и еще пятеро. У золотого альянса, есть семеро таких воинов.
-Сколько вообще параллелей? -Спросил я.
-Я не знаю. Мне всегда говорили, что только две. -Ответила Саша. -Эффест об этом больше знает. Только кажется, их как минимум, три.
-Э, ребятки: приехали. Александра Николаевна, не вздумайте искать параллели.
-Почему? -Спросил я.
-Мне известно шесть. Никогда не пытайтесь пойти туда. Чем дальше вы уйдете, тем труднее будет вернуться. И еще. Третий, ближайший мир, населен страшными и многочисленными тварями. Мы разведали его два месяца назад. Ничего хорошего там нет, один из путешественников заболел странной болезнью и умер.
Эристарх затаился, прижавшись к земле, глядя куда-то направо. Жестом, нас остановил Эффест.
-Нет, все нормально, это кабан. Он заметил нас и уходит.
Я улыбнулся, глядя на растрепанные волосы Саши. Она поправила их, убирая, чтобы они не лезли в глаза.
-Тебе не нравится?
-Нет, нравится. Мне нравится, когда они распущены, и когда заколоты сзади, нравится, когда заплетены, и когда хвостиком. Любые. У тебя вид сейчас такой классный, немного хулиганский. Знаешь, если тебя смущает их вид, можно попробовать средство, которое постоянно рекламируют. -Сказал я, доставая из кармана пакетик с шампунем. -В Ленкином журнале был.
Она улыбнулась, забирая его у меня.
-Эх, ну и молодежь пошла: -Причитал Эффест.
-Кто такой Таллос? -Неожиданно спросил я.
-Магистр Восточных земель. Мой старший брат. Пропал семнадцать лет назад, на Митире. Сейчас тот мир совсем закрыли, там с давних времен творится Бог знает что. Главное, что время там, абсолютно не актуально.
-Что?
-Орки, унты, ресты, ведьмы, гномы, тролли, и так далее.
-Мне никто этого не рассказывал. -Удивилась Саша. -Я думала, что это легенда.
-Не совсем. Когда-нибудь, не очень скоро конечно, я откопаю свою книгу. Она повествует о Крае братства, в котором живут люди и другие народы. Я в свое время принимал участие в той войне. Трудность, абсолютная трудность в том, что попасть туда практически невозможно. Он совсем не зависит от нашего. А вообще, Андрей, есть такой дракон, зовут Атризис. Он из того мира, и был во всех, известных нам. Это старейший навигатор, на котором и совершались все перемещения. Можешь попробовать спросить у него. Ему семь тысяч четыреста пятьдесят восемь лет. Похоже, он видел в этих мирах, все. Он уже не может просто разговаривать, и чтобы ты его понял, он изучает полностью какого-нибудь человека, и говорит в точном соответствии с его логикой.
-Ну почему я ничего не знаю? -Возмущалась Саша.
-Ради твоего блага. -Ответил он, окинув ее немного настороженным, но добрым взглядом.
Мы неторопливо двигались дальше. Лес высох, стало намного теплее. Все весело шли вперед.
Между тем, дорога становилась труднее. Участились подъемы, которые с каждым разом, становились все круче. Крутые холмы, переходящие в горы, и обратно. Некоторые склоны были обрывистыми.
-Никогда бы не подумал, что здесь такие горы. -Сам себе сказал я.
-Там их точно нет, а здесь они есть. -Заметил Эффест.
Он привел нас к руслу ручья, идти вдоль которого было намного легче. Эристарх с удовольствием шлепал по самой воде, иногда поднимая брызги выше своей головы. Иногда он останавливался и прислушивался. Кажется, опасности не было, и он продолжал путь дальше.
Меня удивляло разнообразие растительности. Я никогда не видел таких папоротников и цветов. Среди знакомых, росли совершенно неизвестные мне деревья. Вдоль ручья росли небольшие кустики, с тонкими листьями и красными ягодками.
-Это карликовая вишня. Любимое лакомство местного зверья. -Объяснила Саша.
Я шел вперед, постепенно ощущая нарастающий шум. Я остановился, Эристарх, почувствовав меня, тоже замер. Нет, опасности не было, впереди шумела вода. Мы прошли двести метров и увидели небольшой водопад. Дракон с интересом разглядывал его, потом, обошел, и смотрел сверху, как мы забирались.
-Все поднялись? -Спросила Саша, спускаясь обратно. -Не подглядывать, я буду купаться.
-Значит, устроим привал. -Сказал Эффест, разворачивая мешок. -Эристарх, иди сюда, не подглядывай.
Повернувшись к нам боком, он разглядывал припасы, которые доставал Эффест.
-Я взял для тебя несколько лимонов. -Сказал Эффест, протягивая ему один.
Я прямо сморщился, увидев, с каким удовольствием, он сжевал зеленый лимон, даже чавкал!
-Господи, у меня мурашки по коже. Я один раз попробовал, перекосило на весь день.
-А он их ест как конфеты. -Усмехнулся Эффест. -Это у них любимое лакомство.
-Что еще он ест?
-Из лакомств, на втором месте, стоят куриные яйца. Это, в общем, то, чем можно всегда с ними помириться. С крупными драконами сложнее.
Саша выбралась наверх. Она была в большущем полотенце. Сначала даже, мне показалось, что это халат. Эристарх, очень заинтересовавшись ее волосами, долго нюхал, и тыкался в них носом. Она пыталась его обойти, но он никак не давал ей проходу. Его интерес, был скорее не к волосам, а к тому, чем же она их помыла.
-Перестань, не приставай к девушке. -Сказал Эффест, Видя, что Сашка пытается пробраться к нам, а он ее не пускает.
Теперь он сунулся к ее руке, в которой было что-то спрятано. Похоже, она держала пакетик.
-Отдай ты ему пакетик. Пускай посмотрит, он не видел ничего такого. -Сказал я.
Мы немного перекусили, и пошли дальше.
-Я смотрю, он интересуется такими вещами, которыми мало кто интересуется из зверей.
-Совершенно верно. Уровень его интеллекта выше многих из нас. Вообще, в основном, у него развиты телепатические способности. Он ими пользуется, как ты словами. Ему интересно абсолютно все, он умеет читать. Не все, правда.
-Погодите-ка, я тут смотрел фильм: Это был фильм о динозаврах. Так получилось, что они оказались в наше время, и сожрали людей, пришедших изучить их. Эристарх, здорово похож на рэптора, только лапы у него другие, и опирается он, сразу на четыре ноги.
Дракон остановился, и стал разглядывать свои передние лапы. Не удовлетворившись этим, он поднял одну из них, перебирая пальцами.
-Ладно, ладно, хорош, все равно ты рэптора не видел. -Подгонял его Эффест. -Знаешь ли, если сравнивать его, то надо сравнивать с кошкой. Такая же прыгучесть, использует хвост как балансировочное устройство. Строение лап, такое же, только кисти, скорее напоминают руку. Крылья:
Дракон, гордо задрал одно вверх, задевая ветки над нами.
-Крылья не похожи ни на что. -Закончил Эффест. -Так, а что касается, насчет сожрать, так это они вполне могут. Только человек, единственное разумное существо, кроме дракона. Они считают, что жрать нас, это как бы, не этично. Но в принципе, самым серьезным хищником, на планете Земля, является дракон. Это сверх существо, которое способно великолепно передвигаться по земле, плыть, передвигаться под водой, задерживая дыхание на двадцать минут. И главное, прекрасно летать. Это и есть, настоящая ступень эволюции природы. Природа, ошиблась, создав человека. Она ошиблась, и сейчас это налицо. В этом времени был проведен другой эксперимент. Ты видишь перед собой, самую совершенную тварь из всех созданных природой, матушкой. Данному экземпляру, сорок два года.
-Он, действительно красивый. -Согласилась Саша, идя рядом, и глядя, как легко он передвигается. -В нем, изящность коня, гордость орла и сила тигра.
Эристарх, аккуратно поднял свое крыло, и прикрыл ее от солнца. Саша рассмеялась.
-Он все понимает. -Подтвердил Эффест.
Я глядел, и восхищался Александрой, которая шла рядом с этим красивым животным. Мы все под его защитой, и благодаря этому, чувствуем себя, словно на прогулке. Меня поражало, как такой зверь, длина которого без малого пять метров, настолько аккуратен. Он ни разу не толкнул Сашку, хотя она шла совсем рядом.
Опускался вечер, мы здорово устали. Эффест доставал остатки провизии, а я разжигал костер. Александра сидела, обняв колени, глядя на меня. Ее джинсы, в коленках совсем порвались, моя футболка, одетая вместо рубашки, была в пятнах земли.
Огонь разгорелся, и я подошел к ней, присев напротив. Некоторое время я смотрел на нее. Так, с минуту мы сидели молча. Она смотрела на меня добрым, немного уставшим и грустным взглядом. Ветер трепал ее светлые волосы. Я глядел на нее, и видел, что в душе ее, появляется какой-то новый, сказочный свет. Она сидит сейчас, будто озаренная. И я сижу, понимая, что нужен ей сейчас только я.

Все было и так понятно. Она поднялась, и резво умчалась в лес. Я, вслед за ней.
-Вот так, Эристарх. Вот это и есть оно самое. Это и есть, любовь.
-Ну, не знаю. Я ничего не понял. -Задумчиво произнес он.
-Понимаешь, у них все очень странно. Я такого, еще не видел. Удивительно, что они еще ни разу не спорили. Что Алес, что Саша, упрямые, хуже баранов. Что один, что другой, непреклонны, и неумолимы. Ее нельзя перебороть, как-то уговорить или заставить. Она может согласиться, но останется при своем. Этот тоже, кадр еще тот. Тьфу, набрался жаргону от Вовки. В общем, Сашка, каждый раз попадала под тяжелую руку батюшки только потому, что он ей слово, а она ему, десять. И тут, видишь, ничего не сыграло свою роль. И она ведь, простила ему что была у него первая любовь, что прошло времени всего-то ничего. И не усомнилась в его чувствах, несмотря ни на что. Вот так, сразу, схватилась за него, и все тут. А он: ты бы видел, как он тащил ее с поля боя. Он ни на секунду не отпускает ее. И она, тоже.
В своем мире он никто, в этом мире, она все. И при этом, она слушается его, любит, боится, и плачет без него. Она каждый раз плачет, когда спит одна. Я весь извелся, когда он пошел вслед за Стасом. Я думал, Сашка плакать не умеет. А ведь ей всего, семнадцать лет.
-А он что?
-Он без нее, никуда. Ничего не хочет, и ничего его не радует.
-Все, как у нас.
-Наверное. Только меня пугает это. Я такого, не видел. Говорят, две души нашли друг друга. Знаешь, я такого не встречал. Николай Александрович, тоже не в восторге. Она ведь, склонна к самопожертвованию.
-Это значит, что?
-Это значит, как бы это, объяснить вам, бессмертным: Она может убить себя, чтобы оказаться с ним.
-Где?
-На частоте мыслей. Есть такое время. Мир такой, если угодно.
-Такой же мир, из которого мы их забрали?
-Вроде того, но он очень далек, он совершенно в другом диапазоне, но знаешь, насколько понял я, он напрямую зависит от нашего. На нем, отражаются все существа. Вроде, там все души, и даже если тело умирает, душа там, все равно остается.
-Я, наверное еще слишком молод, чтобы понять.
-Поймешь, тебе надо учиться.
-Наверное, но она, наверное, тоже еще маленькая:
-Нет, не совсем, но юная, даже слишком. Ее надо беречь. Он сделает все, но ты тоже помоги.
-Хорошо, я буду защищать ее и его.
-Меня пугает еще одно. Вот это, тебе легко будет понять.
-Что? -Удивился он, повернувшись к костру.
-Его жизненный путь, идет из настоящего в будущее, а из него, в прошлое. И доходит оттуда, снова до наших дней. Его имя, Алескар, было дано при крещении.
-Было?
-Нет, конечно, никто не заставлял служителей, это всего лишь, предсказание.
-Хм, странно. Я слышал что-то, о Таллосе:
-Вот и я, о том же.
-А она не потеряет его?
-Потеряет, но отправится искать. Найдет там, куда мы не можем пройти. Как раз там, где сейчас Таллос. А Таллос, сейчас на Митире.
-Возьми меня с собой, если отправишься туда.
-Конечно.

Я проснулся от оранжевого света, попадавшего в мои глаза. Первое, что я почувствовал, это ее. Прижал к себе, потирая ее холодные плечи. Она проснулась, взглянув на небо.
-Не простудись. -Прошептал я.
Сашка прижалась ко мне, подобрав одеяло, и снова заснула.
Как все это, легко и трудно одновременно. Я лежу сейчас, храня покой и сон прекрасного созданья, которое нуждается в моей защите, и нисколько не слабее меня. Я храню покой красавицы, которая способна защитить меня, которая способна на все. И она спит, чувствуя течение моей мысли. Она, такая же, как мама, добрая и упрямая, красивая и безжалостная. Твоя мама не с тобой, но жива. Она там, с Таллосом, и ее никак не вернуть. Она любит тебя, Саша, любит и мечтает встретить тебя.
-Откуда ты знаешь об этом? -Удивился поднявшийся Эффест.
-Я не знаю об этом. -Неожиданно произнес я.
-Таллос исчез, вместе с ее мамой. Так получилось, он пытался вернуться в тот мир. Я так и не понял, как она оказалась с ним. Но тот мир, главнее, крупнее нашего. Почему-то, со временем, в него, все труднее попасть.
Саша, встрепенувшись, проснулась.
-Мне приснилась мама.
-Сознание, это страшная вещь. Не бойся, и спи. -Сказал Эффест.
-Надо сказать. -Сказал я.
Эффест посмотрел, как она снова заснула.
-Она, на твоих руках, засыпает как младенец.
-Да, удивительно, но я желаю ей этого.
-Не надо, она сама все поймет.

Утро началось с большого шума. Вернулся Эристарх, и принес крупного кабана. Тот брыкался в его зубах, верещал почти человеческим голосом.
-Да придуши ты его, сколько можно.
Хрустнув чем-то, он выбросил его на землю. Хряк навечно замолк. Проснулась Сашка, разбудив меня. Она резко приподнялась, а потом, снова улеглась.
-Спи.
-Без тебя нет. -Ответил я.
-Народ, у вас еще два часа. -Сказал Эффест, разделывая тушу.
-Хорошо.

Мне кажется, Эффест разбудил нас через минуту.
-Слава богу, вы встали. Там, за елками есть ручей, умывайтесь, скоро надо отправляться.
Казавшийся бесконечным, еловый лес, неожиданно закончился. Мы оказались среди стройных березок. Впереди, на холме, за зеленью деревьев, виднелись дома.
-Это Песчанка, небольшая деревня, стоит на притоке Оки, через которую нам скоро придется перебраться. -Пояснил Эффест.
Эристарх присел, рассматривая крыши домов.
-Как думаешь, там спокойно? -Задумалась Саша.
-Чувствую, да.
-В любом случае, надо пройти в нее, незаметно.
Дракон, повернувшись боком, отгородил нас и стал отодвигать в лес.
-Что случилось? -Недоумевал я.
-В небе дракон противника. -Пояснил Эффест.
Я пристально вглядывался в небо, где ничего не видел. Прошло с минуту, и мое сознание, сосредоточилось где-то над лесом, за деревней. Спустя несколько минут я увидел, как далеко над ним, пролетел дракон.
-Расстояние не меньше двадцати пяти километров. -Констатировал я.
-Этого хватит, чтобы заметить нас. -Сказал Эффест. -В деревне есть один человек. Зовут его, Илья Владимирович. Местный кузнец. Насколько помню, у него есть конюшни, можно будет спрятать Эристарха. Сейчас, пойдем в обход. Надо вернуться в лес. Еще мы должны взять у него оружие, специальный заказ Николая Александровича.
Дракон немного волновался. Он крутил головой, часто останавливался, прислушивался, не пуская нас дальше. Его волнение передалось и нам. Я видел, что Саша, держится за рукоять своего меча.
-Все пока спокойно. -Сказал я.
-Да. -Подтвердил Эффест. -Саша, иди вслед за нами, помни что на тебе нет доспехов.
Мы оказались в еловых зарослях. Спустившись с насыпи, мы перешли небольшую тропинку, и оказались у берега речки. Эристарх, прижавшись к земле, притаился, разглядывая берег за кустами. Мы, тоже застыли разглядывая то, что заинтересовало его. Он, словно кошка, крался вперед.
'Застыть!' -Почувствовал я крик в моей голове.
Я дотронулся до Саши, показывая, что надо совсем залечь, что и сделал сам.
'Что происходит?' -Недоумевал я.
'Магия' -Мысленно ответил Эффест.
Я напрягся что было сил, зрение, на секунду заслонило белым светом. Все восстановилось, только земля резко посветлела, небо стало темно-синим, кусты стали фиолетовыми, листва, почти прозрачной. Впереди серые пятна. Я снова напрягся, изображение осыпалось, пятнами восстанавливаясь в зеленых тонах. Красный спектр, я едва вижу впереди оранжевый овал, стелящийся по земле. Вот оно! Но все снова меняется, теперь это серые тона, в них, еще более отчетливо, очертания какой-то твари с тростью в руке.
Саша испуганно дотрагивается до меня.
'Все нормально, я не перевоплощаюсь?' -Спросил я.
'Нет, но ты так изменяешься, что мне тяжело рядом с тобой'.
Эристарх, выпрыгнув из своей засады, исчез из виду, а там послышались крики, хруст, и звуки тяжелых ударов. Мы подбежали к нему. Он обездвижил некую тварь, которую едва было видно. Она слегка преломляла свет, и то только тогда, когда дракон, тряс ее в своих зубах.
-Что это? -Недоумевала Александра.
-Похоже на Реста. -Ответил Эффест.
-Это кто? -Удивился я.
-Мы еще не совсем разобрались. Появились такие, два года назад. Немного меньше человека, строение тела в общем похоже, есть хвост, рот с клыками, хищный. Да вы сами сейчас все увидите. Он скоро отойдет. Такие живут на Митире.
-Значит, кто-то открыл ворота. -Сказал я. -Постой! Эффест, ты же сказал, что орки есть и на Митире, и на Земле. Стало быть они как-то переместились.
-Правда, это пока не самое страшное.

Да, настроение совсем испортилось. Благо, дракон теперь не так напрягался, и весело шел вперед, держа в зубах добычу, которая уже была не такой прозрачной. Мы поднялись с берега к забору, и Эффест открыл калитку, в которую мы прошли. Мы были на заднем дворе. Откуда-то спереди доносились звуки молота.
-Пойдем. Эристарх, оставайся здесь, там собаки у него спереди.
Мы прошли мимо хозяйственных построек и оказались под навесом кузницы. В кожаном фартуке работал огромный бородатый мужик. Ему помогал молодой парень. Увидев нас, он остановился.
-Эффест! Рад видеть тебя. -Он на секунду застыл, пристально глядя на Александру. -Принцесса: Ваше высочество, поми:
-Брось это. -Отрезал Эффест. -Сейчас не церемония.
Сашка молча поклонилась хозяину.
-Добро пожаловать, принцесса!
-Как живешь, друг? -Спросил Эффест обнявшись с кузнецом.
-А, никак. Заказов полно, работы хоть отбавляй.
-Я хочу наконец-то представить тебе человека, о котором много говорил. Это, Алескар, призрачный воин.
-Да да, я рад, много слышал о вас.
-Здравствуйте.
Он пригласил нас в дом.
-Милости просим, проходите. Настя, иди сюда, посмотри кто пришел!
Просторный дом, большая, застекленная веранда, полукруглая арка в гостиную. Оттуда можно попасть в коридор, на второй этаж, на кухню: В общем, больше смахивает на современный коттедж.
-Добро пожаловать, гости дорогие, вы как раз к обеду. -Обрадовалась Анастасия, явно не узнав Сашку, которая безумно была довольна этим. -Я сейчас, только схожу, проведаю скотинку.
-Осторожно, на заднем дворе, дракон! -Предупредил Эффест. -И, если можно, у него в зубах рест, его бы в воду положить:
-Может, юная леди, желает чего-нибудь? -Спросил Илья.
-Спасибо, ничего.
-Я смотрю, ты немного перестроил свой дом. -Сказал Эффест, пройдя в гостиную.
-Да, самую малость.


Не надо никаких иллюзий. Чудес не бывает, или если бывает, то только однажды. Точнее, чудо есть, только однажды. Спокойствие, настоящий покой, все под контролем, только грустно мне как-то оттого, что:
За окном, толи снег, толи дождь, ненастье. И вроде, тишина, покой, уют, но слышатся мне звуки, будто кто-то стучится в окно, просится сюда, ко мне. И чувство такое, что это черная кошка, пантера, и в темноте ее не видно. Она мяукает, урчит, плачет там, в дождливой пелене. А я ничего не могу поделать, и ощущение такое: У меня ничего нет, я, будто среди двух огней. В спокойной тишине, в ритмах магической, легкой, загадочной музыки. В которой прекрасные голоса, неописуемая высота ее создателей, а они, словно и не из этого мира вовсе. В том, моем мире, со страшной скоростью и резкостью все. Все режет, рвет, просто жестоко. Но не здесь. И страх и ужас сейчас, потому, что я чувствую, мне кажется, что этот мир придумал я, что я его придумал для того, чтобы сбежать от реальности. В этом во всем есть какая-то дикая рациональность. Да, я никогда не причислял себя к своему миру, но только ли я? Таких, если не много, то точно, не мало. И в спокойном, переливающемся ритме струящейся музыки, я вижу и чувствую как открывается мир вокруг, который слишком, слишком похож на мое богатое воображение. Таинственные, неведомые мне, музыкальные инструменты. Мелодия, неповторимо. И сила, и энергия моего тела, кажется должна подбросить меня до неба. Все неожиданно реально. Страшные твари, полу люди, драконы: В этом мире, есть еще много чего.
Спокойный разговор, неописуемое очищение, словно нет во вселенной ничего, кроме этого дома. И спасение само не придет, потому, что его нет. И никто не поможет, и никому ты не нужен. Я знаю только: Плохо, простите, но прощения не будет. Пощады не будет. Никакого снисхождения. Я не злопамятный, но память у меня, хорошая. Прошли те времена, когда я защищался. Теперь, я действую, я обязательно нападу первым.
Где же мои друзья, что с ними? Ну, в мире я другом: Господи, что же делать. Не каждый может осознать. Вот в чем настоящий секрет. Не каждый может осознать второй мир. Он может сойти с ума. Только я, как-то вскользь воспринимаю все это. Вот не до этого мне. Я особенно не задумываюсь. Больно оттого, что сейчас, в этом состоянии я постоянно чего-то жду. И слава Богу, хоть не жалею ни о чем. Все так, как есть. Все хорошо теперь, наконец, в полной мере.
И величественно звучит под высоким куполом хор, и музыка льется, и кажется, стены звенят, кажется, слышит ее весь мир. Сила, свет, огонь, энергия, льется из моего сознания, и кажется, это даже заметно со стороны.
Только дождь за окном. В спокойном его шуме, происходит, творится возвышенное, создается нечто. Немного грустно от такого ощущения, ведь не обязательно это на самом деле.
Все остается где-то внизу, я поднимаюсь оглядеться. Вот они, опасности. Только не сказать, что это пугает меня. А, все равно. Они есть, значит придется иметь дело с ними. Ну, придется, значит придется. Я опять все вижу, будто на деревьях. И мчусь, и бегу по ним вперед, туда, в заветный сад, который столько раз снился мне. Я рвусь, чтобы успеть, чтобы обогнать. Я не боюсь его, но он охотится за ней.
Вот она, яркая листва, прекрасные цветы. Вот они, спокойные мысли. Течение прекрасной чистоты, под сводами раскидистых ветвей. Там, внизу, она.
Я рожден, чтобы быть свободным. Я хочу быть свободным, хочу быть счастливым. Хочу, чтобы мы были вместе. И никаких преград, никаких тайн. Только будущее. Сейчас, притаился на ветках деревьев, я всегда смогу защитить ее. Я храню ее прекрасный сон. Я сохраню ее, всегда, вечно.
Небо окрашивается оранжевым светом. С холодных гор, опускаются облака тумана. Внизу, над рекой тишина, темнота притаилась там. Встает, поднимается яркий диск, освещая долину, обрезая тени. Оранжевое, до самого горизонта, нереальное небо. Синие деревья, розовая трава. Поднимается свет над изрезанной линией гор, очищая небеса в светлую синеву, в которой перьями застыли лиловые облака. Она там, рядом, внизу. Я медленно погружаюсь в чуткий сон, зная, что днем ничто ей не угрожает.

Я открываю глаза. Она спит на коленях у меня. Илья и Эффест сидят у камина, курят трубки. Тетя Настя в библиотеке, вокруг дождь. Эристарх затаился в конюшнях. Лошади немного беспокоятся. Куры все притихли, собака высунулась из будки и опять спряталась. На дороге никого, только одинокий путник под дождем спешит к трактиру. А за ним, речка, там, кажется ничего. С другой стороны ферма, сторожевая башня, солдаты. Дождь, дождь по полям:
-Андрюш, разбуди ее, вам уже постелили. -Сказал Илья.
Я нежно потрепал ее, она, кажется, очнулась.
-Спокойной вам ночи. -Пожелал я Эффесту и дяде Илюше.
-Спокойной ночи.
Она так крепко заснула, что идет и качается, я придерживал ее, а она, словно совсем обессилила. Я остановил ее и обнял.
-Что с тобой?
Плюнул я на все, взял на руки и отнес в спальню. Меня сильно беспокоило, что у нее нет совсем сил. Она сейчас, словно кукла в моих руках, будто ее напоили чем-то.
-Саша, ты жива? -Спрашивал я.
-Да. -шепотом ответила она.
Да и чувствую я, удивительную чистоту, кристальную чистоту ее сознания. Только вот сил у нее нет. Мы прошли шесть часов до деревни. Она, вчера так не уставала.
С какой-то нерешительностью, я раздел ее и уложил в кровать.
-Спи, ни о чем не беспокойся, если что, позови меня во сне. Я приду.
Она обняла меня, и сразу заснула. Я лежу сейчас, различая потолок в непроглядной темноте. Я лежу, стараясь не потревожить ее сон. Я чувствую спокойное, размеренное течение ее свободных снов, которые в своем бесконечном полете стремятся ввысь, к свету. Что же происходит с ней? Почему она сейчас насколько бессильна? С другой стороны, откуда в таком хрупком создании столько силы? Я чувствую ее сейчас полностью, до конца, и гадаю, откуда она берет столько сил.
А за окном мерцающий в сознании моем, дождь. В сердце моем дикая энергия, и нет даже намеков на сон. Эристарх.
-Эристарх.
-Алескар? -Неожиданно послышалось в моей голове.
-Откуда это имя?
-Тебя нарекли так, при крещении. Почему не спишь, и как ты научился обращаться ко мне?
-Не знаю. Вообще, пугает меня то, что я познаю что-то, и происходит это в простой тишине.
-Удивляет? Странно. Как принцесса?
-Спит, причем похоже, с ней что-то не так.
-Все так, у нее бывает. Может проспать долго.
-Прости, я не считал тебя серьезным. -Задумчиво произнес я.
-Я тебя тоже. У тебя обманчивый вид, как вообще она обратила на тебя внимание:
-Она видит меня насквозь. Не знаю, впервые так безошибочно оценили меня. Да и я тоже. Эх, это же надо:
-Радуйся, радуйся, вы просто оба правы. Теперь молчи, возле реки, кто-то есть. Ты не обидишься, если я подниму тебя, чтобы ты открыл ворота в амбар, если этот кто-то опасен:
-Конечно, буди меня, если надо.
Я вот, не знаю сейчас, сплю или нет. В комнате тишина, только на потолке, будто блики воды. Словно в ней совсем не кровать, а бассейн, и свет из под воды. Только все остается прежним. Она спит, а я чувствую течение ее снов.
Все сплошная загадка. Я не знаю, зачем мы друг другу нужны: Наверное, смысл как раз в том, что просто так. Наверное, это и есть настоящие, правильное, всегда будет правильным, и всегда будет так, раз нет этому объяснения.
Я был разбужен ее теплым поцелуем.
-Вставай, проснись...
Открыв глаза, я сообразил, что времени, рассвет.
-Куда в такую рань?
Она обняла меня, посмотрев в глаза.
-Ко мне.
-Куда тебя поцеловать?

Я вышел во двор, жмурясь от яркого света.
В кузнице, во всю кипит работа. Насколько я понял, Илья ковал заготовку будущего меча. Увидев меня, он остановился.
-Доброе утро, Андрей.
-Доброе утро. -Сказал я, глядя на подставку в которой стояло несколько готовых мечей. -Можно посмотреть?
-Конечно.
Бросился в глаза, небольшой меч с красивой рукоятью серого цвета. Я взял его, прикидывая, насколько он легче, чем мой. Сверкающий белый клинок, казался серебряным. Его основание было украшено гравировкой. Эфес имел красивые, металлические вставки, растительного орнамента. Рукоять тоже светло-серая, бархатная. Похоже, обтянута тонкой кожей.
-Прямо для нее: -Негромко сказал я.
-Действительно, для нее. Готов, наконец. Прошло уже шесть лет с того момента, когда стало ясно, что ей нужен меч. Прошло две недели с того момента, когда он был готов.
Устремленный клинок, бескомпромиссное лезвие, которое, при всей изящности, сразу кажется беспощадным. Оно тонкое, узкое, и к нему, даже страшно прикасаться. Да, по массе, он уступит многим мечам, но по стремительности, кажется, превзойдет любой.
-Хороший меч.
-Рукоять выполнили здешние мастера. Сегодня, я вручу его ей. Пожалуй, более подходящего времени не появится.
Я вытянул руку, поднял его, глядя на уходящее от меня, лезвие.
'Пощады не будет, никто не устоит' -Подумал я, чувствуя ее за своей спиной.
Опустив его, я передал меч в руки Ильи, заслоняя собой.
-Принцесса, простите за такое неудобство, но пожалуй, другого раза может не скоро представиться.
Саша, удивленная, спустилась с крыльца, а меч, который держал в руке кузнец, был как раз загорожен мной. Я повернулся, чтобы она не увидела его.
-Возьми его, и защитит он тебя в бою. И пусть несет он врагу неминуемое поражение.
В этот момент, я сделал шаг в сторону, и теперь ей было видно. Молча, она подошла и приняла его из рук Ильи.
Вот оно! Вот он, для кого: Только в ее тонких, изящных руках, он прекрасен, и также строг.
-Согласно поверию. Согласно традициям. -Сказал Илья.
Сашка встала перед ним, положив лезвие на ладонь.
-Клянусь хранить, почитать, беречь. Благородно биться, защищая родину и любовь.
-Принцесса, ваша клятва принята. -Улыбнувшись, сказал он, протягивая ей богато украшенные ножны. -Золота в нем нет. -Сказал он. -Только палладий розовый и белый металл. -Все, как вы пожелали.
-Спасибо большое. Наконец-то.
Мы завтракали на веранде. Эффест, с интересом поглядывал на Александру, которая постоянно посматривала на свой новый меч.

Время уходить. Мы уходили из этого гостеприимного дома. Он, неожиданно оказался близким, что ли: Илья проводил нас до речки, и пожелал счастливого пути.
Некоторое время все шли молча, Даже подвижный Эристарх, о чем-то задумался. Первую остановку сделали в два часа дня.
-Кстати: -Вспомнил Эффест. -В четыре часа останавливаемся, и ложимся спать. Спим до одиннадцати, и ночью идем дальше. Впереди небольшая пустошь, надо бы ее за ночь преодолеть.


Не спалось. Я лежал и смотрел на небо. Верхушки деревьев качал набегающий ветер. Прохлада и тишина, покой, медленно плывущие облака. Снова взглянув на него, я увидел мерцающие звезды. Справа от меня послышался шум. Я услышал, как встал Эффест.
-Андрей, вставай. -Сказал он.
Я, повернув голову, понял, что это вернулся Эристарх.
-В трех милях севернее идет отряд орков в семьдесят голов. Двигается на юго-запад. Надо уходить. Буди Сашу. Она что-то слишком крепко спит последнее время.
Я тихонько потрепал ее, и она открыла глаза.
-Пора?
-Да.
Она встала, взявшись за голову.
-Боюсь не смогу быть вам полезной.
Я посмотрел на нее, гадая, что же с ней происходит. Что с тобой, что же это такое? Что случилось, почему с тобой такое?
Эффест посмотрел на нее.
-Андрей, сними с нее все снаряжение. Мешок давай поделим пополам. Оружие возьми, оставь только кольчугу. -Опять начинается:
'Начинается что?' -Подумал я.
Подняв ее меч, я посмотрел ей в глаза. Она казалась измученной, кажется, еще чуть-чуть и она заплачет. Пропади все пропадом. Что же это за чертовщина??? Больше всего меня мучает то, что я не знаю, как помочь ей.
-Сможешь идти?
-Да.
Я обнял, чувствуя, что в ее теле, совсем нет сил.
'Милая, что же с тобой. Что это, ведь это то, чего я не знаю' -Молча сказал ей я.
'Да. Не бойся, так у меня иногда бывает. Прости что я раньше, заранее тебе не сказала'.
'Да ты что, неужели ты думаешь, что обуза мне':
Мы медленно пробирались вслед за Эристархом. Полтора часа этого пути, совсем вымотали меня. Я не спускал глаз с Сашки. Иногда, придерживал ее за руку, чтобы она не упала.
Непроглядная темнота, тишина, и только мы в темном, густом, холмистом лесу. Эристарх постоянно оборачивается, иногда высоко поднимает голову и слушает по несколько минут. Мы терпеливо ждем, ведь это наши глаза и уши.
Кончилось все неожиданно: Мы вышли на небольшую полянку, которую пересекала дорога. Эристарх, молниеносно повернувшись, прижался к земле, готовясь прыгнуть.
-Попали: -Сказал Эффест.
Я опустил Сашку возле дерева, вытащил ее меч, положив ножны рядом с ней. Не успел я повернуться, как с двух сторон, с воплями на нас налетели темные воины. Дракон хватанул первого попавшегося, и отбросил на деревья. Из непроглядной темноты, прямо на меня, свалился орк, замахнувшись мечем. Я вовремя выставил свой, и смягчил удар. Пришлось отступить, но я не потерял равновесия. Теперь была моя очередь. Выводя свой клинок, я описал неимоверную дугу, и лезвие рубануло прямо ему по воротнику. Воин подкосился, и я его проткнул прежде, чем он успел упасть. Сбоку налетел еще один, я увернулся, он проскочи

TigroKot-2
posted 30-8-2007 22:15    
л меня, пытаясь нанести удар Эффесту, который остановил его, своим сверкающим жезлом. Тот отскочил, словно его ударили, и попал, прямо на выставленный, мой меч.
-Даркар! -Заорало несколько голосов.
-Черт побери, что же происходит? -Негодовал я.
-Они дракона заметили. -Крикнул Эффест.
Эристарх окатил пламенем сразу троих, и они рассыпались в разные стороны, осветив поляну. Он моментально пришиб лапой того что кинулся под него, и развернулся, отскочив от занесенного топора. Схватив орка за голову, Эристарх тряханул его, отделив тело. Одновременно с этим, своим крылом он сбил с ног двоих, и повернулся к ним, нанося удары лапами. Я кинулся ему на помощь, чувствуя, что на меня больше не нападают. Столкнувшись с грозным воином, который нацелился на Эристарха, я сбил его с ног. Второго, подбежавшего с ним, ударил рукоятью меча.
-Уходим! -Закричал Эффест.
Я бросился назад и быстро нашел ее, почувствовал ее теплые руки. Рядом истекал кровью орк, в котором торчал ее меч. Наверное, вытащить не хватило сил. Вырвав из него меч, я вытер о траву, и вложил в ножны.
-Ты цела?
-Да.
Я поднял ее, буквально поставив на ноги.
-Алескар, с тобой все в порядке? -Спросил Эффест.
-Слева плечо что-то течет. -Сказал я.
Саша тут же прижала руку к тому месту.
-Господи, вскрикнула она, вся ее ладонь была в крови.
-Царапина, быстрее уходим. Алес, возьми бинт.
Мы бежали вперед, сквозь густой лес. Эристарх теперь шел за нами следом. Эффест постоянно оглядывался, подгоняя нас. Мы выскочили в темноте куда-то, и вокруг, впереди, сверху и сзади, вспыхнули звезды. В непроглядной темноте, был виден только черный купол.
-За этими полями устроим привал. -Сказал Эффест.
Прошло около часа. Вокруг ничего не изменилось, все те же звезды, все та же тишина. Дикое ощущение, когда идешь в темноте, и ничего не видишь. Я старался изо всех сил увидеть хоть что-то. Изображение резко изменилось. Небо стало красным, земля осталась черной, только на ней, появились красноватая трава. Я снова меняю его, становится необычно светло, будто яркий день, а на полях лежит снег. Никого вокруг, на многие мили. Впереди, в сотне метров начинается лес.
-Скоро мы будем в безопасности. -Говорит Александра.
Мы прошли около сотни метров, и остановились в большой яме, под раскидистым дубом. Эристарх остался наверху.

13 июня
5 часов 29 минут.

Радиостанция издала какой-то звук, появился сигнал, но тишина. Вовка вздрогнул, проснулась Лена.
-Что случилось?
-Не пойму. -Сказал он, глядя на индикатор сигнала, который показывал максимальное заполнение.
-Не понимаю. Где, что: -Послышался едва слышный в ней голос. Было явно, сказано не в микрофон.
-Спи, наверное, проверка. -Сказал он, поворачиваясь так, чтобы видеть рацию.
-Внимание, внимание!!! Всем подразделениям! -Послышался оглушительный звук из нее. -Предположительно со всех сторон, численность уточняется. Палладин, ответьте.
-Палладин слушает.
-Отходите назад, они вооружены стрелковым оружием.
-Понял вас, охрана.
-Центр, готовьтесь, специальная группа идет к вам.
-Понял вас, охрана. -Снова повторил Вова в радиостанцию.
Сверху спустился Саша.
-Дело дрянь! -Произнес Вова в ответ на его вопросительный взгляд.
-Охрана цела? -Спросил он.
-Да. Ленка, вставай. -Сказал он, разбирая пол в комнате. Достав пулемет, и несколько сменных стволов, он взялся за ящик с патронами. -Санька, разбуди свою, заведи навигатор, пускай греется.
В этот момент к домику подбежали двое охранников.
-Илюх, бери Калашникова, и на чердак, заодно, сгони оттуда Маринку. Толя, набей рожок, второй пуст. -Сказал он, заправляя ленту в пулемет, и закидывая все это на плечо. -Смотри, здесь барабанные магазины, используй обязательно.
Толян, ржавой открывалкой ковырял металлический ящик с патронами. Илюша уже занял позицию возле окна, подняв автомат к плечу.
-Центр, численность двести, двести пятьдесят. -Снова раздалось в рации.
-Понял вас, готовы.
Вдали послышался какой-то гул. Вова выскочил из домика, присев за своей машиной. Гул приближался, превращаясь в низкое пульсирование.
-Шурик, выводи девчонок, пусть спускаются в кусты у берега! -Крикнул он. -Сейчас начнется Третья мировая.
-Центр, с севера идет вертолет по направлению к вам. Уходите если сможете, машина боевая.
-Эх, Андрюха, в долгах ты будешь, по гроб жизни.
В эту секунду над лесом появилась уже знакомая машина.
-Твою то мать: -Вымолвил Илюша.
-Вылезайте из дома, он сейчас, по нему пройдет.
Вертолет, немного поднявшись, направился прямо на них. Короткая очередь из пушки, пропахала траншею, и со страшным треском, разрезала стену дома и крышу. Вова, еле успел отскочить от домика, закрывая голову от летящих щепок и стекол. Как только он прошел над ним, Вова выскочил из под деревьев, ведя непрерывный огонь. С диким матом, он посылал струи огня. Трассирующие пули, заправленные в ленту подряд, хлестали о борт вертолета, отскакивали от лопастей. Упав на землю, Вова заправил следующую ленту. Вертолет развернулся, и пошел над лесом. Вовка высунулся из-за угла дома, расстреливая вторую ленту в его бок. Ответом, был шквальный огонь, который, в общем, не был достаточно точным. Вовка, свалившись в траву как подкошенный, отползал, ошеломленно смотря на многочисленные разрывы, которые перепахали все поле в одно мгновение.
Из леса по вертолету открыли огонь, а машина повернула, снова выходя на домик. Вовка подбежал к дереву, и положив пулемет на развилку, начал стрелять. Илья и Толя, разбежались в разные стороны, подальше от дома.
-Внимание, пуск! -Послышалось в рации, и в небо, вслед за вертолетом взмыла стрела. Он бросил тепловые ловушки, но ракете, практически некуда было повернуть. Взрыв, машина накренилась, направляясь и падая, кажется, прямо на них. С гулом и дымом, она неслась к дому, Вова, как обалдевший, стрелял в нее, не нанося кажется, никакого вреда. Вертолет, задев крышу, клюнул носом, и взорвался, прямо за домом, откуда, сразу повылетали оставшиеся стекла, и сорвало часть крыши. Очнувшись от взрыва, Вовка обернулся.
-Все живы?
-Вроде. -Ответил Илья.
-Что дальше будет: -Задумчиво произнес Вова, поворачивая ствол к дороге.
Стрельба становилась все более интенсивной. Слева и справа, слышались длинные, пулеметные очереди. Кажется, все перемещалось.
-Вот они! -Закричал Толя, направляя ствол к лесу.
Из леса показались люди. В основном, они были одеты в военную форму.
-Кто это такие, мать их? -Выругался Вова, посылая очереди по фронту.
Лента кончилась, он сел под дерево, заправляя новую. Поднявшись снова, он продолжил. Совсем рядом разорвался выстрел подствольного гранатомета, и Вова понял, что надо сменить позицию. Он пробежал немного левее, и там залег. Из домика был слышен тяжелый мат Илюши и Толяна, который был смешан со шквальным огнем. Вовка заметил, что слева и справа, к нему подтягиваются люди. Это была охрана, которая отстреливалась. Со стороны дороги донесся тяжелый звук, несколько красных стрел, вылетели из леса.
-Что это за на хрен?: -Встал изумленный Саша.
Гадать не пришлось, из кустов, в сопровождении настоящей пехоты, выехала БМП, и встав, открыла огонь, прямо по дому, бревна которого, разлетались от этого, в щепки.
-Е:й насрать, пи:ц. -Матерился Илья. -Сука!
Вова пополз туда, под этим сумасшедшим огнем. Оказавшись на полу домика, он увидел раненого Толяна, и Илюху, который пытался перетянуть его рану.
-Какого х..я ты приперся? Ты не выйдешь отсюда!
Вовкин ответ заглушили выстрелы пушки, которые оставили в стене новые дыры. Он все же не остановился, и дополз до тайника, откуда достал гранатомет. Лежа, он вставил патрон, и взяв за ремень, пополз к выходу. В машине его заметили, и открыли огонь. Два снаряда, попали в его 'Линкольн', и тот загорелся.
-Твари! Ублюдки: -Рычал он, выползая из-под изуродованной машины.
Выстрел пришелся в левую гусеницу. Она, вместе с частью катка, отлетела в сторону, перерубая одного из солдат. Часть морды бронетранспортера разнесло, задние двери, распахнулись, машина загорелась изнутри. Вовка подтянул к себе пулемет, и продолжил стрелять.
Слева, из леса, у самого берега, ломая мелкие деревья, выскочили два джипа, и остановились у дома. Оттуда, выскочили бойцы в черной форме, открыв в сторону нападающих, плотный огонь. Из первой машины вылез пулеметный расчет, и занял позицию. Обогнув капот, подбежал Олег.
-Вы еще здесь? Какого хрена вы тут делаете? Оставьте это нам.
-Саня, уходим! -Заорал Вова, садясь в черный Паджеро.
Он подъехал прямо к дому, а когда Сашка залез, развернулся, и начал съезжать по тропинке вниз, на берег. Машина, едва не перевернулась, но все же, слезла вниз, на песчаный пляж. Она моментально завязла в мокром песке, еще до того, как успели залезть девчонки.
-Включай понижающую передачу! -Орал Саня.
Спустя несколько секунд они поехали, осторожно пробираясь по узкой песчаной полосе. Машина уверенно шла вперед по ямам и корягам. Через километр, берег стал более пологим, и Вова, сумел выбраться наверх. Сзади, все еще были слышны звуки боя.
Бездорожье закончилось, они выехали на трассу.
-Потише, потише. -Сказал Саня, увидев, что на спидометре сто шестьдесят.
Девчонки ехали молча. Саня, неотрывно следил за дорогой. У него на коленях, лежал готовый автомат.
-Интересно, что ждет нас дома: -Задумчиво произнес Вова.
-Вообще, жопа какая-то. -Согласился Саша.
-Я не понимаю, что происходит: -Вмешалась Марина.
-Эти мужики, хотели нас застрелить: -Спокойно констатировал Вова.
-Нас, да, застрелить? -Задыхалась она.
-Да. Но у них же, не получилось. -Также невозмутимо ответил Вован.
Зазвонил телефон. Он включил его.
-Да, слушаю. Нормально. Сколько? Понятно, а дома: Понятно. -Он выключил его.
-Ну, что? -Спросил Саша.
-Наши потеряли сорок два человека. Их было, сто восемьдесят. Чудесным образом, мы отбились. А вот кто они, не понятно. Никаких документов. Дома у меня все в порядке, так что едем туда, а дальше разберемся.
Мы подкатили к заправке.
-Саша, передай ствол мне, сам заправляй, если что, запрыгиваешь в машину и уходим.

День был в самом разгаре, ближе к городу становилось все больше и больше машин. Где-то за сорок километров, остановились. Было видно, что впереди пробка до горизонта.
-Пропади пропадом, эти выходные. -Ругался Вова.
-Там еще, реконструкция на дороге: -Сказал Саша.
Вова, резко повернув, направил машину направо. Разбитая асфальтированная дорога, шла к старому шоссе.
В город так и не заехали. Промчавшись по кольцевой, они выехали на запад. Десять километров, поворот направо, узкая ухоженная бетонка, ведущая к одинокому, приземистому, двухэтажному дому. Они повернули левее, объезжая парадный вход. Вова нажал на кнопку брелка, и впереди начали подниматься ворота гаража. Машина остановилась, рядом со второй.
-Только идти придется через парадный вход. -Сказал Вован.
-Как ты все это содержишь? -Удивлялась Лена, которая была здесь впервые.
-Легко. -Ответил Вовка, вставляя ключ-карточку, в дверь из тонированного стекла и нержавеющей стали.
Просторный интерьер огромного зала с небольшими колоннами. Слева два больших дивана, роскошные кресла, столики, два бильярдных стола, телевизор, квадратная пятиметровая площадка, высокие, почти до потолка, акустические системы. Над площадкой, зеркальный шарик.
-Это твой дом? -Недоумевала Лена.
-Это веранда, если угодно. - ответил он. -Пойдемте, дальше.
На открытие следующей двери потребовалось гораздо больше времени. Для начала, он вставил в нее две кредитные карточки из бумажника, потом два ключа.
-Это прихожая. -Констатировал он, окинув взглядом помещение, шесть на восемь, со светлыми стенами и стеклянным потолком. -Раздевайтесь и пойдем дальше.
-Ты же сказал, что у тебя только квартира: -Не унималась Елена.
-Дорогая, неужели мы встречаемся из-за квартиры? Если это так, я надеюсь закончить это прямо сейчас. -Сказал он.
-Нет.
Они вошли в квадратный, высокий зал со стеклянной крышей в форме пирамиды. В одном углу стоял огромный телевизор, акустика, в другом, был небольшой бар и полукруглый диван.
-Справа кухня, слева лестница на второй этаж, где три спальни, библиотека, и ванная. Еще дальше, игровая комната, домашний кинотеатр, пустая комната, и большая ванная.
-Ничего себе, квартирка, похожа на бункер. -Удивлялся Саша, который тоже здесь был впервые.
-На бункер, она похожа в подвале. -Поправил Вова.
-Интересно, на какие же это: -Спросила Марина.
-Кое-где, подработал, кое-где сэкономил. Вот и вышло: Располагайтесь, включите телевизор а мы пока с Леной, чего-нибудь приготовим.

21 июня.
Подземелья Москова.

В узком тоннеле, многократным эхом раздаются наши шаги. Каменный нескончаемый свод над головой. Капает вода. По сторонам, железные двери. Моя ненаглядная идет рядом. Спереди и сзади нас, идут воины в доспехах и с оружием наголо. Впереди свет, кажется комната. Мы оказываемся там, неожиданно столкнувшись с Николаем Александровичем, Алексеем и Василием. Я был рад их видеть, они тоже.
-Андрей, приветствую!
-Здравствуй. -Поприветствовал Вася. -Что это у тебя за одеяние? -Спросил он, показывая на джинсы.
-Штаны такие, рабочие.
-Саша, переоденься в платье! -Возмутился папа, глядя на порванные в коленках, джинсы. -Марш наверх!
Мы остались вчетвером.
-Они наступают. -Констатировал Леша.
-Ты, вместе с Алексеем и Василием, будешь руководить обороной западных стен. Они в этом деле мастера, а ты будешь учиться по ходу дела. -Сказал Николай Александрович.
Снова мы шли по коридору, но только уже наверх.
-Как там? -Спросил я Алексея.
-Пока вы лечились, они перешли в наступление со всех сторон. Очень неприятно, что они уделяют столько внимания Москову. Они очень хотят нас взять, и судя по всему, возьмут.
-Да. -Согласился Николай Александрович. -Защитников, как минимум в три раза меньше. Помощь придет, только послезавтра. Нам надо продержаться.
-Крокодилы есть? -Спросил я.
-Оба здесь, под чутким руководством Эффеста.
-Еще восемнадцать драконов за арсеналом. -Сказал Василий. -У нас, скорее всего, будет превосходство в воздухе. Небольшое, но будет.
-Должны дойти войска из Нижнего. -Рассуждал Николай Александрович. -Должны успеть.
Мы оказались у винтовой лестницы. Прошло несколько минут, прежде чем она закончилась и привела нас к массивной двери. Прямо за ней, был свет.
Яркий свет тысяч свечей, огромный, овальный, высоченный зал, круглый стол, рыцари. Воины, в ярких доспехах, светлые плащи с золотыми крестами. Их клинки сложены на столе, в расходящихся, золотых лучах рубинового солнца, которое светится изнутри, расходясь прожилками золота и огня. Где то я это уже видел:
Я почувствовал ее прикосновение, мгновенно снявшее мою дрожь и нерешительность. Я взглянул на нее, поражаясь, насколько она за эти минуты преобразилась.
-Пойдем.
Рыцари повернулись к нам и поклонились. Мы подошли, Николай Александрович, сделал какой-то жест и из зала вышли стражники.
-Приветствую вас, Александра Николаевна, Николай Александрович, воин Андрей.
-Приветствую тебя, Арестор. Представь, пожалуйста Андрею рыцарей.
Я бесстрашно взглянул в его голубые и жесткие, мудрые глаза. Седая борода и брови, выдавали его почтенный возраст. Его огромный рост, и бесспорно, богатырская сила, заставляли уважать любого.
-Имею честь представить Эрииса, Московского, Владимира Петербургского, Владислава Саарского, Эларгира Эзаньского, Ивана Сергиевского, Всеволода Фаресского, Георгия Эристакского, Святослава Новогородского, Вениамина Тверского, Михаила Ростовского и Петра Орловского.
Они все, по очереди, поклонились мне, я кланялся каждому.
-Высший военный совет собран по вашему распоряжению, Николай Александрович. -Сказал Арестор.
-Спасибо, что все собрались так быстро. -Задумался царь. -Короче, как Москву будет защищать? -Прямо спросил он.
Сашка улыбнулась, я понял, что батюшка не в первый раз такое выкидывает.
-Есть все основания рассчитывать, что войска смогут продержаться до прихода подкрепления. -Снова заговорил Арестор. -Ожидаем их через два дня.
-Что у нас сейчас?
Арестор повернулся к Эриису, и они несколько секунд тихо разговаривали.
-Позвольте, я покажу это с более удобной позиции.
Он пригласил следовать за ним. Мы обогнули стол, и вышли через широкие двери. Огромные залы, кажется, бесконечный коридор, ослепивший богатством своего убранства. Потолки неописуемой красоты: Но мы повернули и оказались в небольшом, но красивом зале. За дверью в его конце, была комната. Арестор подошел вплотную к каменной стене, и некоторое время трогав булыжники, толкнул ее внутрь. Обозначился проход, а сама она, сдвинулась вправо, и перед нами открылся тоннель. Все ускорили шаг.
Александра идет рядом со мной. Я касаюсь ее руки. Она улыбается.
Проход закончился винтовой лестницей, по ней мы поднимались с десяток метров, и оказались в круглой комнате. Арестор показал идти за ним. Мы проследовали следом, к стене, в которой была дверь. Дальше, почти сразу, была тоже стена с окнами наружу. Я понял, что мы находимся в башне.
Я поражен, насколько сложна ее конструкция внутри. Никогда бы не подумал, что все настолько продумано.
Мы снова оказались в круглой комнате, посередине был выход наверх.
-Смотри, такого ты никогда не видел.
Вокруг, зубцы и бойницы. Мы стоим на обширной площадке, на которой разместилось восемь баллист. Я подхожу к самому краю: Смотрю вниз, а там, в двадцати метрах под нами стена такой ширины, что может пройти грузовик. А дальше, на север, уходят башни. Уходят башни, и я ни одной не узнаю. Это никакой не кремль, это грозная крепость. Мрачные, угрожающие, массивные сооружения из темного камня, кажутся монолитами. Ни одного шпиля, ни одного, уже привычного глазу, зеленого шатра. Нет на башнях звезд или двуглавых орлов. Все они, сверху, заканчиваются орудийными палубами. А рядом со стеной, идет, приличных размеров, ров, через который перекинуты многочисленные, подъемные мосты. И замечаю я, что многие из башен проездные, многие имеют отводные стрельницы. Никакого собора на красной площади, только лобное место, а за ним, рынок, кварталы, деревья, и стена. За ней холмы, видна дорога, небольшие башенки, поля. Дальше, лес, холмы, и снова лес. За ним какие-то трубы. Я повернулся, и уставился на Васильевский спуск. Вообще, никакой гостиницы, там и в помине не было. И спуск едва заметен, зато, за ним были улицы, кварталы, небольшие деревянные дома, вперемешку с каменными. Дальше, порт, который, почему-то пустует. Москва-река, несколько плавучих мостов-переправ. Берега захламлены бревнами и каким-то мусором. За рекой, кварталы, дома, за ними, деревянные стены на высоком валу. Оттуда, из-за реки, мимо нас двигается длинная полоса людей, которые что-то несут с собой.
-Что они несут?
-Все, что считают ценным для себя. И продукты, конечно. Все складывается, и учитывается. Особо ценные вещи, сдают в казначейство.
Я посмотрел еще дальше, направо. Прямо за рекой были дома, видимо состоятельных людей.
Посередине реки стоит парусный корабль. Я никак не могу выяснить, из какой он эпохи. На его открытой палубе, несколько катапульт, мортир и что-то вроде баллист. Хотя нет. Что же это такое?
-Пусковые установки. -Пояснила она.
-Для чего?
-Для ракет. Недавно, корабельные баллисты были сняты с вооружения. А технология, кстати, была взята не у вас, а у китайцев. Первые упоминания о таком оружии, датированы тысяча четыреста тридцать первым годом, у нас.
-С ума сойти можно: Здесь сплелось несколько эпох.
-Главное получить желаемый результат, не навредив земле. Вообще, мы стараемся идти своим путем, и редко изучаем ваш мир. Все, что необходимо, мы взяли. Пытались дать взамен свое, но люди, которые понесли это в массы, были жестоко наказаны, или убиты.
-Такое, вот, человечество. -Задумался я. -Мы не способны прислушаться даже к себе.
Я посмотрел на укрепления внизу, которые шли до самой Водовзводной башни. Она, без надстройки, зеленого шатра и шпиля, казалась не такой изящной и стройной.
-Деревянные стены продержатся не больше двух часов. -Задумался Арестор. -Мы, сейчас, думаем, как получить пользу от них.
-Не стоит их переоценивать. -Сказал Николай Александрович.
-Тем не менее, их надо защищать.
-Желательно, конечно, похоронить у них как можно больше народу. -ответил Николай.
-Ага, наши, когда будут отходить, погибнут. -Выпалила Сашка.
-Взорвать их к чертовой матери, со всей этой нечистью на борту. -Тихо, сам себе сказал я.
-Что? -Вскрикнул Николай Александрович.
Они все уставились на меня. Стало даже не по себе.
-Взорвать. -Повторил я. -Кажется, эти стены долго не проживут. Защитников и так мало, периметр огромен. Когда будем отходить на эти стены, потеряем, думаю, не меньше половины. Можно, кстати, население привлечь.
-Боюсь, это не поможет. -Ответил Арестор.
-Это, вообще, неплохая мысль. -Сказал Николай Александрович. -Они невысокие, а монголы, как всегда идут волной, сметающей все на своем пути. Они попытаются форсировать их максимальным натиском. -Он взял подзорную трубу. -Посмотри.
За стенами были поля, а за ними, лес. Там горели многочисленные костры, бегали люди. Я провел по горизонту, поняв, что они везде.
-А что за такие башни на колесах они мастерят?
-Осадные, их подвозят к стене, трап открывается, и на стену выскакивают воины. -Пояснил Арестор.
Я увидел всадника, который стоял заметно ближе к нам. Он гордо восседал на белом коне, рассматривая тех, кто копошился у опушки леса. Я медленно узнаю его.
'Стас! Придурок, я здесь, сейчас, за твоей спиной!!!' -Подумал я, так, что Саша встрепенулась, подскочив ко мне. Стас перепугано слетел с коня, и подскочив выхватил меч озираясь по сторонам. Несколько секунд, он судорожно доставал свою подзорную трубу.
-Он видит тебя. -Заметила Саша.
-Это хорошо. -Согласился я, глядя как он ускакал к лесу.
-Сир, я приказываю заминировать стены, и расставить дальнобойных стрелков. Они обстреляют войска и уйдут до их прихода. -Сказал Арестор.
-Так и делай. Подумай как направить драконов, чтобы они противостояли атаке с воздуха.
-Будет исполнено.
Арестор удалился, явно озабоченный нововведениями.
-Ну что ж Андрей, на твоей ответственности этот стратегический шаг. Не рановато ли так серьезно начинать? -Спросил Царь, удивленно глядя на меня.
-Не знаю, но считаю - так правильно.
-Ладно, оставляю вас, молодые. -Задумался он. -Вас позовут к ужину.
Мы удивленно оглянулись. Я был поистине поражен. Саша была удивлена не меньше моего.
-Александра, Александра, этот город, наш, с тобою:
Она улыбнулась, сжав мою руку.
-Ты будешь меня защищать?
-Да. -Тихо ответил я.
Становилось темно. Я смотрел вниз, сидя среди зубцов и свесив ноги. А она сидела боком, на коленях у меня, глядя на город, с тридцатиметровой высоты. Там, по брусчатке Васильевского спуска, бегали люди. Из порта показалась колонна солдат. Из Тимофеевской башни, вышла конная дружина.
-Кто это? -Спросил я.
-Сокольнические стрелки. -Сказала она. -Наверное, идут на стены.
К этой колонне, которая устремилась через переправу, присоединилась еще одна, появившаяся откуда-то с Варварки. Их было много, все на стройных, высоких конях, на которых были белые накидки и одинаковые седла. Сами стрелки были облачены в длинные плащи серого цвета, с серебряными знаками. Их было, наверное, около пятисот. Некоторые смотрели на нас, удивленно узнавая принцессу. Александра смущенно улыбалась. Я почувствовал, что она заерзала, и потянул ее за собой.
Разноцветными огнями, яркой иллюминацией, рекламными щитами, мягким светом отелей, вспыхнула ночная Москва. Она встрепенулась, глядя на елки внизу, подсвеченные желтыми прожекторами. Неожиданно появившийся Москворецкий мост, был заполнен машинами. Вдруг зазвонил телефон. Саша, чуть было не свалилась от неожиданности, я еле ее удержал.
-Але. Привет Вовка. Живы, но ты так испугал. Нет, этим не занимались: -Засмеялась она. -Что? -На стене, на Москворецкой башне. Какой дурдом? Нет не в дурдоме, на башне тебе
говорю. На. -Она повернулась ко мне. -На, это Вовка.
-У аппапата: -Задумчиво произнес я.
-Хай, так сказать! -Как всегда в своем репертуаре поздоровался Вова. -Андрюха, привет, как жисть?
-Ничего, сидим на башне, ужина ждем.
-Че, правда?
-Ага, а ты где?
-Я на Арбате.
-Классно. Кстати, сейчас уже город окружили со всех сторон, скоро будут нападать.
Я услышал грохот и треск, затем, хруст. Через несколько секунд, связь восстановилась.
-Кто, откуда, где? -Мертвенным голосом, вымолвил Вова.
-Да не беспокойся, это у нас.
-Ух, ну ты пугаешь. Я телефон уронил в лужу: Теперь и моя морда грязная. Я стою вот так, посередине Арбата, у Ирландского дома, а по моему белому костюму, льется грязная вода:
-Живописно: -Поддержал я.
-Ладно, если какие проблемы, звони мне, и звони обязательно. Если эти козлы будут сильно напирать, мы им устроим.
-Знаешь, их тридцать тысяч.
-Ну и что? А ты знаешь, где в кремле танки стоят?
-Нет.
-Вот, то-то же. Слушай паханов, дольше проживешь.
-Хорошо, тогда, если что, я тебе позвоню.
-Кстати, ты там долго не торчи! Кремль напичкан охранными системами, еще за жопу возьмут и будешь думать как объяснить чего ты там делал!
-Ладно, давай!
-Ну как? -Спросила она.
-Обещает помочь, если у нас сил не хватит.
-Может не хватить. У нас здесь восемь тысяч воинов. Должно подоспеть еще шестнадцать с двух направлений. -Сказала она, и прижавшись ко мне, переместила нас обратно.

Буквально через секунду, к нам поднялся стражник снизу, передал что ужин готов. Мы весело спустились, и прошли по стене, где наше настроение, быстро изменилось. Тут было много народу. Поднимались боеприпасы и мешки с песком. По деревянным, пристроенным сзади лесам, поднимали бочки. На башнях несколько командиров с подзорными трубами и биноклями.
-Близится трудный час: -Сказал я.
-На рассвете.


Сознание резко включилось, но я ничего не увидел. Прислушавшись, я понял, что просто еще слишком темно. Я повернулся к ней. Она спала, лицом ко мне, сбросив одеяло и смяв простыню. Я подоткнул ей подушку, и поцеловав в плечо, потянулся за одеялом, чтобы накрыть. Она встрепенулась, приподнялась ко мне.
-Не уходи. -Прошептала она в полусне...
-Я еще приду к тебе, спи любимая.
Вышел в коридор. Едва расцвело, но что-то беспокоило меня. Я, быстрым шагом, шел по дворцу, над которым все еще висело безмолвие. Меня смущало, что стражники становятся 'на караул', когда я иду. Это путало мои мысли, сбивало с толку. Двери передо мной открыли, и я вышел на улицу. Пасмурно, низкое небо, моросит дождь. До стен не более сотни метров, но их почти не видно из-за тумана. Я прошел вперед и заметил, что ко мне кто-то бежит. Это был, вроде, лакей.


-Господин Андрей, ваш конь прибыл.
-Где, ведите к нему.
-Он оседлан, ждет в конюшнях.
Мы бегом направились вдоль оружейной палаты, назад.
-Алекс! Наконец-то! -Я был безумно рад видеть его, он, кажется тоже.
Меня снова встряхнула некая сила. Резко замолкнув, забрался на него и направил вдоль стены к ближайшим воротам. Проехал через Тайницкую башню, и направился вдоль стен, по небольшой дорожке. Проскакав до москворецкой набережной, я увидел, что плавучая переправа разведена для прохода кораблей. Я несколько раз махнул им, и люди увидев меня, словно ополоумевшие, помчались к лебедкам. Когда я оказался на переправе, ее почти свели.
-Держать переправу, не пускать никого! -Закричал я им. В моей голове, будто разгорался пожар.
-Но ваше превосходительство, корабли:
-Держать! - Закричал я. -Держите пока я не вернусь. Бошки поснимаю.
Я рванул дальше, мчась по незнакомым улицам опустевшего вчера города. Вокруг туман, видимость сто шагов, может чуть больше. Я проскакал мимо группы людей, понял что это взрывники. Проскакав еще сотню метров, я увидел стрелков, которые, что хватало прыти, скакали ко мне. Все длилось несколько секунд. Некоторые из них, яростно махали мне. В одно мгновение я понял, что единственный, нахожусь в зоне видимости и стрелков и взрывников. Я повернулся к взрывникам, вытащил меч и махнул им.
Все за моей спиной вспыхнуло яркой вспышкой, затем, оглушительный гром, страшная, звуковая, а спустя мгновение, и ударная волна. Я рванул Алекса обратно, как раз в момент, когда на мостовую начали падать крупные бревна. Со мной поравнялся всадник, я узнал Эрииса московского.
-Ситуация хреновая! -Прокричал он, перекрикивая топот копыт. -Там, переправа разведена, они пришли слишком рано.
-Нет, я свел ее. Все будет путем.
-Молодец пацан, я было подумал, что твоя затея обернется нашими смертями.
Когда мы выскочили на переправу, уже вовсю звонил набатный колокол. В небо, со всех башен взлетали сигнальные стрелы. Я видел, как на стены поднимаются люди. Мы проскакали по мосту, который готовились поднять. У ворот нас встретил Арестор, вместе с Василием и Алексеем.
-Андрей, не отставай от Алексея и Василия. Держитесь вместе.
Не успел я оглянуться, как они умчались вдоль стены, к Боровицкой башне. Оказавшись у ворот, они спешились, и пробежали в башню. Я последовал за ними, в арку. Решетка была опущена, мост поднят. Слева открытая дверь. Пришлось здорово потрудиться, прежде чем я поднялся наверх.
На обширной площадке стояло две установки с ракетами, две зенитные баллисты, и две круговые баллисты. На башне находилось двадцать стрелков.
-Анрюха, сюда! -Крикнул Алексей.
Я подскочил к ним. Они смотрели куда-то вдоль реки.
-Лес? -Недоумевал я.
За стенами, в двух сотнях метров начинался лес.
-Да, здесь лес. Он то, нас и беспокоит. Отсюда не пойдет основная волна, но может: -Задумался Василий, беспокойно осматривая кроны. -Короче, твоя задача очень проста. Если они попрут сильно, так что не хватит ваших сил, зови на помощь.
-Мы будем присматривать за тобой. Вася будет на Москворецкой башне, я на Спасской. -Сказал Алексей, похлопав меня по плечу.
-Ладно.
-На вот. -Он сунул мне в руки большой арбалет и полный колчан, . -Все, мы пошли.
-Хорошо.
Я повернулся к бойницам. Ко мне подскочил один из воинов.
-Я Иван, командир орудийной группы. К вашим услугам.
-Доложите о наших возможностях.
-Ракетные установки имеют дальность боя от ста до тысячи шагов. Круговые баллисты, способны поразить цели на расстоянии до одной мили. Зенитные цели, летящие на высоте до тысячи пятисот футов.
Через дымку тумана, которая висела вокруг, я ничего не видел. Я всматривался в эту непроглядную даль, которая растворялась в двух сотнях метров.
-Наиболее логичным было бы, навести стволы на порог видимости. -Сказал Иван.
-Действительно, логично. Готовьтесь, и стреляйте, как только появятся войска. -Ответил я.
Прошло пять или шесть минут с момента, когда взорвались деревянные стены. Твари еще не появлялись. Я стоял в нерешительности, не понимая, почему у стен еще никого.
-Вот они! -Вскрикнул Иван, и вперед, в туман, ушли два снаряда и две ракеты. Взрывами, разорвало цепь первой волны, похоронив на валу около десятка воинов. Я прицелился, теперь они были в зоне досягаемости. Уложив одного из орков, я, вдруг задумался.
-Что-то не так. -Удивленно заметил Иван, глядя, что за этой первой волной, не последовало никого.
Их безжалостно расстреляли, и остатки попытались бежать. Я стоял в недоумении, хлопая глазами.
-Я ничего не понимаю. Это глупый шаг.
-Право, я тоже никогда такого не видел.
К нам поднялся Эффест.
-Доброе утро, ребята.
-Доброе утро. -Поприветствовал я.
-Сейчас мы покончим с туманом. -Сказал он, подходя к бойницам.
На мгновение показалось, что стало темно. Он поднял свой жезл над головой, говоря какие-то слова. Мне снова кажется в этой повисшей над нами, мокрой пустоте. Мне кажется, что с этой башни, вперед, в туман, уходит красивый каменный мост, перекинувшийся над пропастью. Там, в неясных далях, угадываются очертания высокого храма.
Над головой вспыхнули бесчисленные молнии. Подул ветер, вспышка, вырвавшаяся из Эффеста, разметала туманное облако, расчистив расходящимся куполом, голубое небо.
Ужас. Я не сказал бы, что идеально вижу, но сейчас, я отчетливо видел изуродованные башни, снесенные почти до основания стены, и уничтоженный земляной вал, на котором, и вокруг, были сотни, сотни убитых. За ними видно с десяток осадных башен. Все они, перевернуты, четыре горит, вокруг много мертвых. Вообще, там творилось нечто страшное. Такое впечатление, что они потеряли всякую ориентацию и боевой порядок.
-Они не ожидали что так все повернется. -Заметил Иван.
-Точно, не ожидали: -Согласился я, глядя, как войска мечутся вдоль стен, не решаясь даже пройти вал.
-Там похоронили от полутора, до двух тысяч. -Задумался Иван.
-Послушай, а баллисты туда достанут? Нет, стоп! -Вскрикнул я, перебивая себя.
-Эффест, мы можем послать туда крокодилов?
-Да.
-Давай, пусть проутюжат их там окончательно. Пускай их защищают другие драконы. Передай, чтобы они заходили на цели вдоль стен. -Сказал я, глядя на взлетную полосу, которая расположилась вдоль стены, ближе к Москворецкой башне.
-А ты жесток. -Улыбнулся Эффест. -Но я передам.
Я глядел, как груженые драконы выходят на полосу, крутя головами и проверяя, как закреплено вооружение. Один, вообще, поразил меня. Он приподнял левое крыло, и несколько секунд, трогал мордой кассету неуправляемых снарядов, проверяя, насколько крепко она держится. Через несколько секунд они побежали по полосе, и взлетев, прошли прямо над нашей стрельницей, уходя налево, к валу.
Все воины подбежали к парапету, глядя, как драконы работают над целями.
Войска Стаса рассредоточились, медленно переливаясь через земляной вал. Все заволокло дымом. Драконы, пробыв над целью пять минут, вернулись назад.
Теперь стало видно, что враг начинает обретать форму.
-Все, они идут.
Два дракона снова взлетели, но достигнув цели, неожиданно развернулись, и сразу направились обратно. Один споткнулся на полосе, перегородив ее полностью. Несколько воинов подбежали к нему. Все его крылья посечены стрелами. Второй дракон, сумел сесть на остаток полосы, с трудом перепрыгнув раненое животное. Народ, в ужасе рассыпался, боясь столкновения. Через некоторое время, раненый встал, ковыляя к ангару.
-В зоне! -Закричал Иван.
Орудия отправили свои снаряды в самую гущу, которая за это время, сильно приблизилась. Я заметил два горящих снаряда, летевших по направлению к нам. Один ударил ниже зубцов, другой, перелетел стену, упав в деревья. Вспыхнул пожар, стена загорелась, языки пламени и черный дым, загородили всю видимость. Иван подскочил к люку на этаж ниже, где находились бойницы для обстрела подножия башни.
-Все живы?
-Ну как? -Спросил я.
-Одного обожгло, спускают вниз.
Снова по стенам ударили. В этот раз, снаряды перелетели нас, упав в конце летного поля. Я услышал, как начали стрелять наши стрелки. Повернувшись, понял, что моя помощь была бы кстати. Из пяти выстрелов, я попал два раза, и сам, чуть не остался без мозгов. Стрела ударила в шлем, и отскочила в стенку зубца. Я сразу же выстрелил, и попал.
Вслед за первой волной орков, появилась вторая. Только теперь, орки, прикрываясь круглыми щитами, тащили с собой, еще что-то длинное. Мы расстреливали их что было сил, стараясь не подпустить к стенам. Это получалось до того момента, пока они не перекинули трапы через ров с водой. У леса занял позиции отряд стрелков аготов, которые заставили наших укрыться.
-Надо было ров копать, шириной как река. -Сказал я себе.
И вот, орки уже были под стенами. Я увидел как снизу, вылетело две бочки пороха на толпу. Осколки и обрывки тел долетели до нас. Теперь, несколько котлов смолы опрокинули в сливные желоба. Внизу послышались душераздирающие вопли. Я высунулся, стреляя в любого, кто поднимал голову. А внизу, в черной, дымящейся каше, судорожно барахтались орки, пытаясь спастись от смертельной жижи.
Опомнившись, я снова выстрелил, и не попал. Снова выстрелив, я сшиб орка, бежавшего по мостику через Неглинку. Он отскочил назад, схватившись за шею, откуда вверх бил целый фонтан. Буквально сбив бежавшего сзади, упал в воду.
-Запасы на исходе! -Крикнул Иван. -Махая разноцветным флажком, в сторону арсенала.
Снова две бочки слетели вниз, и меня отбросило назад взрывной волной. Я поднялся, замечая, что на полу несколько раненых и убитых. Не успел я крикнуть, как появились несколько женщин. Они оттащили их на середину площадки.
Слева от меня, прямо по зубцам попало ядро баллисты, огонь хлынул вовнутрь, разбрасывая защитников.
Я пригнулся, и отбежав, опрокинул бочку с водой в ту сторону.
Все теперь происходило, как в замедленном кино. Я почти ничего не слышал. Взрывы постоянно глушили меня. Небо было затянуто черным дымом. В башню рядом с нами, попало два снаряда, и оттуда вывалилось несколько стрелков. Я пригнулся, едва увернувшись от летящих осколков. Теперь я понял, что осталось нас, не больше пяти. Я подбежал к раненому Ивану, который пытался поднять флажок. Помахав им, я повернулся, направившись к бойницам.
А наступление нисколько не утихло. Напротив, не считаясь с потерями, они тащили большой трап к стенам, наверное чтобы переправить через ров стенобитное орудие.
Уцелевшие наши орудия постоянно отправляли за стены свои 'стрелы'.
Мы стреляли, расположившись, как можно дальше друг от друга. Войска все прибывали и прибывали. Я, с ужасом понимал, что только мы стоим между ними и городом. Площадка под стеной была заполнена мертвыми и ранеными орками. Да, теперь я четко видел, для чего они приволокли и собрали трап, потеряв при этом пару сотен воинов:
Это было сооружение приличных размеров. Видимо, лошади были у него внутри, по краям от тарана. Скорость была небольшая, но их ничто не брало. Пока ни один из снарядов не мог его остановить. На нас переключились все стрелки Стаса. Стрелы колотили камень так, что осколки летели в разные стороны. Я, все еще пытался стрелять.
На стену поднялся Эффест, а еще через несколько секунд, над нашими головами пролетели два дракона. Они развернулись и ударили в самую гущу, разнося это стадо, которое стояло так плотно, что и целиться не надо было. Еще залп, но теперь орки переключились на драконов, а мы высунулись и снова начали стрелять в них. Внизу была неразбериха, аготы стреляли в драконов, орки пытались хоть как-то рассредоточится, понимая что бочка с порохом их всех похоронит. Мы успели отправить в них несколько ракет и снарядов, стреляя с башни, вдоль стены. Внизу сильно поредело. Стенобитное орудие, немного повернув, остановилось.
Наконец-то, к нам наверх, поднялось подкрепление.

-Манна небесная, блин! -Ругался я.
-Как у вас? -Спросил Алексей, выскочив на крышу ко мне. -Вижу, хреново. -Сам себе ответил он, глядя на девчонок, которые без устали перевязывали раненых.
-Из двадцати, одиннадцать раненных и четверо убитых. -Сказал Иван, которого уже перевязали.
Я повернулся и выстрелил. Перезарядив, выстрелил снова. Таран опять двинулся к нам.
-Таран! Он двигается! -Закричал я.
Баллисты сделали несколько залпов, уничтожив небольшую группу стрелков. Драконы ударили прямо по тарану, и он загорелся. Из под его крыши, выскочили несколько горящих орков. После нескольких залпов, внизу все окончательно потеряло форму. Мы стреляли почти без разбору. В ответ, несколько секунд, ничего не летело. Потеряв три четверти всего войска, орки отошли на кромку леса, ожесточенно отстреливаясь.
-Не высовывайся, они ведут прицельный огонь. -Сказал Алексей, глядя, как я стараюсь прицелиться в воина среди деревьев.
Тут я понял, что безумно устал. Что сил больше не осталось и я падаю.
-Сколько времени? -Спросил я.
-Половина первого. -Ответил Алексей. -Сходи во дворец, если что, мы тебя позовем.
Шатаясь, я спустился вниз, и оказавшись под аркой, остановился. Я увидел ее. Она подбежала ко мне, чуть не свалив на землю.
-Милая, я сейчас упаду.
-Я ждала тебя. -Прошептала она. -Пойдем, надо поесть.
Вокруг продолжали тушить пожары.
-В наш дом тоже попали, но все обошлось. Что там за стенами, меня папа не пустил.
-Страшное месиво. На земляном валу, еще хуже. Прошло только несколько часов, а защитников сильно поубавилось. Подкрепление, только через два дня.
-Ты внес новую струю. -Улыбнулась она.
-Да, кажется здорово подействовало, только этот кошмар будет сниться мне каждую ночь.
-Я буду сниться тебе каждую ночь.
-Ты и так снишься. Я закрываю глаза, и все равно вижу тебя. Я везде вижу тебя, и всегда хочу видеть еще и еще.
-Давай зайдем в штаб. Может, нам что-нибудь расскажут.
Встретил нас, Николай Александрович. Он казался озабоченным чем-то, но был бодрым. Арестор сидел в кресле, видимо его ранили.
-Твоя затея сработала, правда, благодаря тому, что ты взял командование в свои руки. Всего там погибло около тысячи восьмисот орков и девятисот кочевников. У стен полегло три, может, четыре тысячи воинов. Защитников погибло около пятисот. Раненых, восемьсот - девятьсот. Другими словами, так получается, что они потеряли одну треть. Скорее всего, их потери увеличатся, но надо протянуть время.
Мы лежим рядом. В моей голове что-то неладно. Все перемешалось, и перед глазами, один сплошной ужас. Саша пытается меня успокоить, обнимает и целует.
-Что я могу для тебя сделать? -Шепотом спрашивает она.
Я прижал ее к себе, чувствуя, как сильно бьется ее сердце. Она затихла, схватившись за меня. Я понял, что все мое тело дрожит, и она этим сильно напугана.
-Просто будь со мной. Не бойся, я всегда вернусь, куда бы ни шел. Я всегда буду, и ты всегда должна это знать. И сейчас я ухожу, чтобы вернуться, и возвращаюсь уже, чтобы никогда не уйти.
-Я с тобой.
Я посмотрел на нее, обнимая ее плечи:
-Я тебя, на стены не пущу.

Скольких? Скольких я убил сегодня? Ужас. Ни одного существа я вспомнить не могу. Я не считал, не считаю этого. Я не считал: Нет, считал, но сбился со счета. Что помогает не считать? Что помогает не считаться с этим?
Глажу ее чистые волосы. Вот что мне дороже всего: Вот она, сказка ставшая явью. Зачем она меня тогда спасала? Она чуть не погибла, черт возьми:
Вчера собирался свести счеты с жизнью, а сегодня она. Господи, какой же я идиот! Вроде и не так я слаб, а на глаза наворачиваются слезы. Стыд то какой: Господи, тяжко то как.
Сашка поворачивается ко мне, целует меня, успокаивает, а меня все больше трясет, будто и не мужик вовсе я.
-Верь мне, такое у всех. Пусть тебе будет легче. -Прошептала она, обнимая.
-Вот ведь как бывает. -С комом в горле простонал я.
-Счастье ты мое.

Для чего? Зачем я? Неужели способен осчастливить кого-то? И что-то не припомню, чтобы было со мной такое. Наверное, каждый, защищает не государственный интерес, а что-то свое. И у каждого Это есть.
Неловко как-то. Столько примеров несбывшегося, трагической, безответной любви в литературе.
Черт бы с ним, это ведь мое. Именно так должно и быть. Никогда бы не подумал, но все же!
Я снова и снова возвращаюсь в Свой храм. И пусть он разрушен, но ведь значения-то, он не потерял: Я прихожу на суд его. Он чист, он свят, он всесилен. Не может человек оценить поступки. Святой отец, он служитель господа, но прежде всего человек. Только храм, только в его тишине можно понять, познать самого себя. Его суть неизменна, непоколебима. Его суть - есть истина.
Понимаю ли я те слова, которые пишу? Стараюсь. Я буду пробовать себя всегда. Я буду приходить к тебе в тишину, где гуляет ветер. Смотреть на стертые образа, под сводом, которого уже нет. И верю, что здесь свободен. Господи, какая малина растет среди твоих древних стен:
-Единственный свет это ты.
-Я знаю, помни об этом. -Тихо отвечает она.
Я касаюсь ее руки, легонько провожу по плечу. Такого не бывает, но это есть.
Прерывистое дыхание, темнота, шелк. Свежее дуновение за закрытыми ставнями. Порыв ветра, обозначил все дверные щели. А там, за окном раненая береза, и ветви подмели песок. Низкие облака. Теплый дождь, раскрасил крышу, разбитую войной. Я чувствую ее дыхание, в непроглядной, теплой, свежей темноте. Я чувствую прикосновение. Тишина, словно мгновение, застывшее в стекло. Капля срывается вниз, с ее щеки. Спустя мгновение, она разбивается о мою грудь, рисуя в ее глазах... Я, нежно бросаю ее на подушку, прижимаю к себе, обнимаю, вытирая губами слезы с ее лица.
Никому тебя не отдам. Боюсь, боюсь не сохранить. Не ходи со мной, вокруг меня, гибнут люди.

Я открыл дверь, оставив за своей спиной, в темноте, мою любовь. Я шел по опустевшим коридорам, направляясь к выходу. Алекс стоял на том же месте. Я сел на него и отправился к Боровицкой башне. Там уже ждал Алексей и Иван.
-Приветствую, хорошо что ты пришел, мы уже хотели послать за тобой.
-Что там?
-Они построились в боевой порядок в полмили от нас. Наступление будет организованным.
-Отвратительно: -Размышлял вслух я.
-Не то слово. -Согласился Иван. -Но мы тоже подняли много народу. За это время успели разогреть смолу прямо наверху. И масло еще подняли. Еще поставили большие чаны, где уже давно кипит вода. Больше, смолу с бочками сбрасывать не будем. Только через сливные желоба. Еще, приготовили снаряды с порохом и камнями. В общем, успели очень многое.
-А она нормально польется через желоба? -Спросил я.
-Эта нормально.
Я поднимался наверх, мимо бойниц, у которых заняли свои позиции стрелки. Пахло кровью и огнем, в общем, смертью. Начинались сумерки.
Наверху теперь стояло три баллисты и три ракетные установки. Штабели боеприпасов были обложены мешками с песком, рядом были бочки с водой. Я подошел к зубцам, и подняв трубу, посмотрел на строящиеся порядки. Сзади них я увидел Стаса.
Он гордо восседал на белом коне, с мечем в руках. Его доспехи мерцали золотом, на щите светился герб. Красный с черными крестами плащ, развевался на ветру.

'Я тебя раздавлю, я уничтожу этот город, даже если на Тверь, не останется ни одного воина!!!' - Разразился в моей голове его голос.
-Это мой город. -Вслух ответил я. -Крестоносец хренов.
'Ха, я похороню тебя здесь'.
-Тебе придется снести его.
Я увидел, как он дал отмашку, и войска двинулись. Они пошли под звуки далеких барабанов. Я повернулся к Эффесту, который уже передал драконам о ситуации. Они взлетели, и направились вдоль реки. Не успели они произвести залп, как сверху, из облаков, на них 'свалились' драконы Стаса.
-Елки-палки: -Вымолвил Алексей.
Эффест, увидев это, попытался направить туда подкрепление. Наши летуны, получив яростный отпор, пытались отступить. В этот момент подоспело подкрепление, и в небе, над идущим войском, завязалась яростная драка. Один из наших свалился в самую толпу, смешав ряды, и извергнув целый столб пламени. Бойня продолжалась. После того, как на землю свалилось еще четверо, наши отступили, потеряв, вроде двоих.
Словно по команде, со стен взметнулись бесчисленные стрелы. Баллисты били без остановки, их снаряды разрывались с четким постоянством. А орки шли ровными рядами, прикрываясь большими щитами, и стреляли в ответ. Урон, наносили только наши орудия, а стрелы были бесполезны. Они, напротив, косили наших стрелков с пугающей точностью. Только потом я заметил, что среди них, идут стрелки Аготы.
-Проклятье! -Ругался Алексей, заметив, что приближается еще одно стенобитное орудие.
Огонь нашей артиллерии переключился на них. В этот момент над башней промчалось два дракона противника, сбрасывая бомбы. На крышу попала только одна, мы ответили зенитными баллистами. Один из драконов Стаса, приземлился прямо к нам на отводную стрельницу, и стал разбрасывать с нее воинов. Он хватал стрелков, перекусывая их и выкидывая за край. Я подскочил к заряженной баллисте, и повернув ее при помощи заряжающего, выстрелил с десяти метров в него. Взрыв едва не убил меня, а он, разломав ряды зубцов свалился на стену, рядом с башней, содрав подъемный мостик. После этого, он, разорванный почти напополам, упал на своих, которые подошли внизу.
Мы продолжали яростно отстреливаться, со всех этажей, лилась горячая смола, масло и вода. Наши стрелки постоянно обстреливали стенобитное орудие, которое уже загорелось, но двигалось к кремлю с той же скоростью. В какой-то момент огонь с земли утих, и мы, несколько секунд косили это войско, получая в ответ редкие стрелы. Это продолжалось меньше, чем хотелось. Подошла вторая волна, и нас буквально взяли на прицел. Приходилось высовываться, буквально на секунду, чтобы произвести выстрел, который уходил, куда попало.
-Так не пойдет! -Кричал я, пригибаясь от стрел, колотивших с частотой хорошего града.
Я взял шит, в котором была узкая щель, достаточная, чтобы прицелиться и выстрелить. Как только я его поставил в бойницу, в него попало две стрелы. Отправив свою кому-то в голову, я повернулся, перезаряжая. Руку мне немного отбило, но держать щит я мог.
Внизу послышался тяжелый удар.
-Таран, мать его: -Выругался Иван.
Над нами снова прошло несколько наших драконов, которые атаковали стрелков своим огнем, а потом направились к стенам. Они, с минуту поливали орков пламенем, получая посредственный отпор. В конце концов, трое из них сели в ров с водой, и атаковали отряды с земли. За ними приземлилось еще четыре дракона.
Широко раскрыв глаза, я смотрел, как они разделывают противника. С холодной безжалостностью, они давили и рвали на части попадавшихся в зубы солдат. Орки беспомощно отбивались, стараясь добраться своими клинками до драконов, которые двигались с ужасающей быстротой. В какой-то момент я понял, что они не справляются, а стрелять мы не можем.
-Надо им помочь!!! -Закричал я. -Вылазка!!!
-Что? -Недоумевал Иван.
-Да! -Поддержал Алексей, отмахивая команды.
Подвесной мост рухнул на дорогу, похоронив двоих орков. Решетка поднялась и мы выскочили к стенам, пытаясь смять и отвлечь врага. Я мчался в первых рядах, и врубившись в неуправляемое войско, обезглавил, не успевшего развернуться воина. Схлестнувшись с другим, я пошатнулся от его увесистого удара, но вовремя восстановил равновесие. Второй удар, пришелся по моему шлему. Скрежет был такой, что заложило уши. Как я остался жив, не знаю. Доспехи были целы, я тоже. Переборов нерешительность, я напал, целясь между его нагрудником и поясом. Эффекта особого не последовало, но он немного отстранился, и я снова атаковал. Нагибаясь под его мечем, я ударил прямо в его броню. Удар отшвырнул его на другого сражавшегося рядом. Я кинулся добивать, и хоть встретил выставленный мне навстречу клинок, ударил. Мой меч прошел между пластинками его панциря, и с визгом вошел в грудь.
Прорываясь дальше, я мимоходом проткнул еще одного. С третьим, я скрестил мечи. Он нанес мне один удар, а мой выпад, оказался для него смертельным. Другого я проколол воспользовавшись тем, что его отвлекли сбоку. Следующий, задел меня, и я достаточно долго отбивался от огромного мужика. Он был выше меня, и теснил, безжалостно нанося свои удары. Помог Леха. Он его отвлек, а я снес голову.
Получилось так, что остатки разбитого войска, оказались между нами и драконами. Многие орки упали в ров с водой. Их расстреляли оставшиеся на стенах стрелки. Мы почти их подавили, как вдруг, драконы, рванулись к нам, а наши начали отступать.
-Отходим! -Кричал Алексей, таща меня за рукав. -Отходим!
Все звери поднялись в воздух, поворачивая к лесу. Мы забежали обратно, и помогли поднять мост. Когда я поднялся на стрельницу, понял что случилось. На помощь к ним, пришла очередная волна конницы. Понятно, что конница была бесполезна при осаде стен, но эти пришли только чтобы подавить нашу атаку.
-Поздно! -Орал я, счастливый до безумия, отправляя стрелы им навстречу.

Наступление продолжалось. Снова, в небо взметнулись тысячи стрел. Снова, без устали работали орудия. Драконы проходили низко над землей, рискуя попасть под огонь своих. Они оставляли на поле боя длинные полосы огня, в которых утопали душераздирающие крики, умирающих солдат. Снова черная волна бесчисленных орков подкатилась к самой стене. Теперь, к ней приставили лестницы. В ответ, со стен хлынули потоки всего горячего. Внизу, на куче мертвых тел, началась неразбериха. Мы стреляли баллистой вдоль стены. Там загорелась смола, разлитая раньше. Огонь был почти до самого верха. С соседней башни была вылита бочка масла, которое мгновенно вспыхнуло. Орки сгорали прямо на своих лестницах. Все заволокло черным дымом, стершим все ориентиры.

Я управлял баллистой когда в нее попало ядро. Меня отбросило в сторону. Больше, ничего не помню.
Шум прибоя. Ветер. Жаркое солнце и холодные волны, накатываясь, гладят мою спину. Ничего не беспокоит, только что-то: Кажется что-то слегка встряхивает меня. Мне кажется, сзади ко мне приближается Саша.
-Возвращайся, обязательно возвращайся, а то я пойду за тобой:
Мои глаза открылись, я увидел Алексея, который тряс меня, что было сил. Сразу слух заглушил шум боя.
-Слава всевышнему!!! Что бы я ей сказал!
-Что случилось?
-Я откуда знаю? Тебя сбросило с баллисты. Ты цел?
-Голова болит. Плечо, бок, нога.
-Ну-ка, вставай.
Я встал, ощупав себя. Кроме ссадин, я ничего не нашел, и подобрав арбалет, высунулся, оглядеться. Смола местами потухла. К стенам было приставлено столько лестниц, что у меня закружилась голова.
-Какой придурок копал ров не прямо у стен? -Негодовал я.

-Черти в городе!!! -Закричали снизу.
Огонь по нам прекратился. Я побежал вниз, на проходной этаж. Меня пропустили, сбросив мостик на стену. Выскочив из арки, сразу же столкнулся со свирепым громилой. Первым же ударом, он отшвырнул меня назад, но напоролся на клинок Алексея. Мы побежали вперед. Подняв арбалет, я в упор выстрелил, теперь уже в какую-то тварь. Похож на реста, только непрозрачный. В следующее мгновение, распорол брюхо другому бойцу, забравшемуся по веревке. Он вывалился за стену. Встретившись с топором третьего, я понял, что сейчас упаду. Меня поддержал Алексей, снова воспользовавшись тем, что внимание противника сосредоточилось на мне. Мы пробивались вперед, оставляя после себя мертвых и покалеченных. Я, все более хладнокровно наносил свои удары, все более умело уклонялся. Я напал на очередного. На этот раз, это был человек. Он умело отбивался, иногда задевая меня. Я несколько раз попал в него. Улучив момент, удачно подсек, и он улетел вниз, кажется сломав себе шею.
Войска подтягивались с двух основных направлений. Со стороны реки Неглинной, и Красной площади. Спасская башня, вся была охвачена огнем. Держалась только отводная стрельница, люди в которой, были отрезаны от стены пожаром.
А снаружи, огонь артиллерии не затихал ни на секунду. На широкой, перепаханной битвой полосе, у стен осталось столько мертвых, что они затрудняли другим наступление. В обе стороны летели ядра, ракеты и снаряды. За стеной, в городе возник гигантский пожар. Его пытались потушить всеми средствами. Наступление, кажется немного стихло. Но орки, потеряв бесчисленное количество своих собратьев, даже и не думали отступать, несмотря на то, что силы у них, на исходе. Они, словно обезумевшие, невзирая на колоссальные потери, перли на стены, заполнив мертвыми водяной ров. Красная вода вышла из берегов, и вылилась на Красную площадь. Торговые ряды и дома, вроде бы сгорели дотла, но пожары там, ни на секунду не утихали. Васильевский спуск весь был усеян мертвыми, между которыми в реку, стекали разделившиеся потоки воды. Набатная башня лишилась части стены и горела изнутри. Потеряла свои функции, окончательно.
Там, как раз они и прорвались первыми в город. Толпа, примерно в семь сотен под командованием Стаса, вылилась между летным полем и кварталами старого города. Там они встретились с десятком драконов, которые, за несколько минут, передавили и переглушили две трети. Остальные бросились в узкие улочки. Через ворота Спасской башни прорвалось четыре сотни всадников. Когда основная масса оказалась внутри, произошел выстрел. Царь-пушка, установленная на деревянном лафете, выплюнула в нападающих, три тонны щебня. Этим выстрелом, посекло почти половину. Еще две пушки стоявшие рядом, уменьшили количество нападавших, до сотни.
С нашей стороны, основная масса, прорвалась между Комендантской и Троицкой башней. Там был ее дом.
-Там ее дом! -Закричал я, спрыгивая прямо на крону дерева.
Алексей спрыгнул за мной.
-Андрюха, ты куда?
-Там ее дом! -Посмотри, туда вылилась целая лавина!
-Побежали!
Мы, что хватило духу помчались вперед, встретив у Потешного дворца несколько сотен из ударного отряда Золотого Альянса. Они бежали к дворцу. Я пригнулся от взрыва, пропорол, какого-то бегуна, который не обратил на нас никакого внимания. Неожиданно заметил что мы здесь одни среди тысячи орков, рвущихся к дворцу. Возле его стен, всего около сотни защитников.
Я повернулся к фасаду арсенала, который был в конце улицы.
-К арсеналу! -Закричал мне Леша.
Мы ринулись туда, слыша за спиной лязг мечей. Я выскочил из-за угла, и поскользнулся в чьей-то крови, растянувшись, прямо у закрытых решетчатых ворот. Открыв рот, я мгновение глядел в зияющую черноту, направленного на меня ствола. Сверкая белыми гусеницами, раскрашенной в ярко желтые и коричневые пятна, броней, красовался зверским, ужасающим, смертоносным величием, танк. Возле него метался какой-то человечек.
Леша поднял меня на ноги.
-Откройте, откройте: -Закричал он, и старичок подскочил в воротам, отпирая засовы.
-Он жив? -прохрипел я, указывая на 'Тигр'.
-Конечно, повелитель. По приказу его вели:
Дальше я не слышал, вскарабкиваясь на его квадратный борт.
-Леха, за мной!
Зажигание, и это чудо, пустившись с пол оборота, неровно набирает максимальные обороты. Я давлю полный газ, боясь заглохнуть. Машина дергается, я слышу, как вскрикнул Алексей, видимо ударившись. Я сам рассекаю себе бровь об окуляры обзора. Двигатель холодный, едва не глохнет, машину дергает, но я поворачиваю и мы выезжаем на площадь перед дворцом. Я переползаю в башню, глядя на то, что последние остатки стражи смяты, и орки пытаются пробиться во дворец. Загнав податчиком красный снаряд, делаю выстрел. Меня отбрасывает на стенку, и я снова ударяюсь головой. С места водителя, я слышу неописуемый мат Алексея. С дымом и грохотом, в поддон выпадает гильза. Я целюсь в толпу, и снова, осколки кладут десятки орков.
-Лех, там рычаги и газ! Ну-ка, покатайся по полю.
Он рванул так, что я чуть не улетел вниз. С тяжелым лязгом мы двигались по брусчатке, приближаясь к бушующей толпе.
-Педаль в пол! Рычаги от себя! -Орал я, стараясь перекричать грохот.
Машина врубилась в толпу, уничтожая всех под собой. Мы, словно ножом разрезали это войско и развернулись, где я сделал очередной выстрел, оглохнув при этом, окончательно. Теперь, Алексей чаще поворачивал, наезжая на толпы, мечущихся по площади орков. Я снова выстрелил, и увидел, как они побежали. Они уносили ноги.
Мы с трудом вылезли, кашляя от дыма. Моя голова кружилась, кажется, я ничего не слышал. К нам подбежали несколько женщин. Я закрыл глаза. Я почувствовал ее руки.
Проснулся я от ее прикосновения. Открыл глаза, и понял, что утро.
-Здравствуй, солнышко!
-Здравствуй. Как ты себя чувствуешь? -Спросила она.
-Нормально. -Ответил я, немного подвинувшись и почувствовав, что все болит, на голове повязка, бровь распухла и рассечена так, что трудно глаз открыть.
-Что с городом?
-Город спасен. Кочевники отступили.
Мне кажется, мне снился какой-то танк.
-Не снился, я тебе уже рассказывала.
-Столько лет, а он еще и ездит:
-Его оберегали и чистили лучшие часовщики и механики города. Ухаживали за ним, смазывали, все согласно журналу, который есть в каждом из них. А бензин, оказывается, есть у вас в Москве.
-Бензин? Разве танки не дизельные?
-Его двигатель на бензине, тебе ли этого не знать.
-С ума сойти. Вы действительно умеете хранить вечно.
Мы вышли из дома и остановились. Слева за воротами, я увидел танк, который так и остался на старом месте. Заинтересовавшись этим фактом, я пошел к нему.
-Это страшная машина: -Задумчиво произнесла она. -Под ее гусеницами погибло почти полсотни орков и несколько десятков человек.
На площади валялись разбросанные булыжники, выбитые взрывами. Мертвых уже убрали и несколько человек, поливали ее водой из шлангов. Я заметил несколько воронок, и разбитые стекла дворца. Когда мы подошли поближе, я понял, что двигатель работает.
-Хочешь, я тебя прокачу? -Улыбнулся я.
-Нет. -Остановилась она. -Не ходи в него.
Я обернулся, глядя в ее голубые глаза, мгновенно передумав, не желая беспокоить ее сейчас ничем.
-Пусть стоит здесь, как память вчерашнего. Только он должен быть всегда готов к защите города.
-Будет готов.
Я забрался в него, и повернул орудие к Троицкой башне. После этого, заглушил двигатель, и выбрался наружу.
-Не бойся его. Никогда машина не будет воплощением зла. Только человек управляя ей, творит действие. Посмотри, какой он милый. Красивый, в желтых пятнышках, словно леопард. Гусеницы, смотрю, отмыли до блеска.
Она прижалась ко мне, с некоторым страхом и недоверием, рассматривая шестидесяти тонную махину.
-Как раз, для коллекции. Царь-колокол, есть, Царь-пушка, защищает Спасские ворота, а этот танк, признанный царем всех танков, будет защищать дворец. Даже тысяча человек из вашего мира ничего с ним не сделают, главное им люк не открывать.

* * *

-Чудо, конечно, что этот мир еще держится. Чудо, что он еще не сошел с ума. -Задумался я.
-И надо сделать все, чтобы закрыть окно в него окончательно. -Согласилась Александра.
-Есть люди у нас, которые хотят, очень хотят его открыть. Видимо, здешние злодеи не очень-то торопятся впустить наших, сюда. Там-то, у нас, они давно прописались. Насколько я понял, ваши враги, используют наш мир для реализации ценных пород меха, некоторых продуктов и даров леса. Все это для того, чтобы купить золото, и заплатить наемникам. Вообще, все кажется мне запутанным, я не до конца разобрался. Слишком много они уделяют внимания нашему миру.
-Ты пойми, что они, прежде всего охотники и разбойники. Они зарабатывают так, как им проще. А ваших людей обирают, потому, что реально они намного богаче. Ваше современное оружие они могут купить только на черном рынке. Минимум, что там можно купить, так это карабин. Его цена такова, что они не смогут себе это позволить.
-Почему?
-Они, за эти деньги могут нанять сотню хорошо вооруженных и обученных солдат.
-Все, я понял. Ясно, почему нет смысла танки покупать.
-Мы, собственно, используем свое вооружение, в том числе и по этим соображениям. А несколько драконов, все равно могут танк сломать.
-Неужели эти орды закуплены только за дары леса?
-Нет. Еще в вашем мире они продают наркотики.

* * *

Спешно велись ремонтные работы по всему кремлю. Проломы в стене, со стороны Красной площади, закладывались камнями и бревнами. В сгоревших башнях заново возводились деревянные перекрытия. Ремонтировались решетки и подъемные мосты. Одновременно с этим, на стрельницы поднимались новые и отремонтированные орудия. Кузницы работали круглосуточно, рядом, ковали наконечники для копей и стрел.
Восстанавливали запруды на речке Неглинной, чтобы вернуть уровень воды в ров. После полудня, в город начали подвозить продукты. Это говорило о том, что кольца вокруг него нет. Был полностью восстановлен драконодром, пострадавший от огня катапульт. Окна дворца заложили мешками с песком. Брошенные на поле боя осадные сооружения разобрали для ремонта стен, или сожгли. Царь-пушку, снова зарядили булыжниками, и отремонтировали, пострадавший при первом выстреле, лафет.

edit log

TigroKot-2
posted 30-8-2007 22:18    

Я глажу ее плечи, она лежит, мы тихонько разговариваем. Я слушаю тишину, вместе с ней. Это звучит, словно прекрасный сон. Я на секунду задумался, кажется над тем, что течение ветра изменилось. Я почувствовал какие-то возмущения, ветер сталкивался с чем-то в воздухе. Этот след приблизился к нашей крыше, и по ней послышались мягкие шаги.
Она встрепенулась, почувствовав, тоже самое. Я вскочил, хватаясь за свой меч.
-Я с тобой.
-Нет.
-Я пойду с тобой. На этот раз, ты без меня не уйдешь.
-Ладно, пошли. -Нехотя согласился я.
Она, накинув халат и взяв свой меч, последовала за мной. Мы выскочили на верхний этаж, и оказались на лестнице на крышу. Я осторожно открыл дверь и присел у входа, прислушиваясь.
-Впереди, за флюгером. -Прошептала она.
Мы направились туда, двигаясь по разным краям крыши. Кто-то перемещался вдоль фасада здания, видимо, ища спуск вниз. На мгновение он затих, и я потерял его. Я больше не чувствовал его, но видел за трубами, кажется небольшое свечение. Она кралась туда же. Я пробежал вперед, и буквально наткнулся на нечто. Это был человек высокого роста в темном плаще и капюшоне. Моментально развернув длинный клинок, он ударил. Я отбил удар, готовясь защищаться. Снова выпад, он кинулся на меня, нанося сокрушительные удары. Я сопротивлялся, отступая по уже знакомой дороге. Несколько раз, я наносил ответные удары, но его защита была непревзойденной. Он колотил меня, пытаясь вывести из равновесия. Защитившись, я нанес ему удар в плечо. Он согнулся, а когда выпрямился снова атакуя меня, Александра сняла с него голову, выскочив из-за трубы. Он свалился, дергаясь в мелких судорогах.
-Спасибо.

Разбудили меня чуть свет. Быстро собравшись и поцеловав ее на прощание, я выбежал на улицу. Через две минуты, я уже лез наверх, поздоровавшись Алексом и караулом. Среди зубцов, спокойно глядя в голубоватую дымку, стоял Эффест.
-Доброе утро, Андрей.
-Доброе утро Эффест.
-Вот ведь какая штука, получается: -Задумчиво произнес он. -Они приготовили позиции для своих орудий. Видишь, вот там, и там. И слева есть, и справа. И посмотри, сколько их: Я не знаю откуда они столько взяли, но кремль будет пылать.


-А кто управляет драконами?
-Специально обученные воины. Точнее, они управляют оружием, и говорят им, куда лететь.
-Я не хотел бы показаться слишком самоуверенным, но мне кажется, что они работают с недостаточной эффективностью.
-Что же ты предлагаешь?
-Я предлагаю проверить эффективность нашей тактики. Не хочу сказать, что я летчик - штурмовик, но знаю об этом, достаточно.
-Хорошо, ты садишься в оставшегося крокодила. Будешь командовать звеном драконов сам. Драконы разговаривают так же, как вы с Александрой. Также они разговаривают со мной. Пошли, начнем.
Мы приблизились к ангару в котором были они. Он некоторое время разговаривал с каким-то человеком. Наверное, это был механик.
-Ладно, это Атризис. Королевский дракон.
Я, со страхом посмотрел на хищную морду, напоминающую мне динозавра. Он, тоже, повернулся ко мне одним глазом, и пристально разглядывал.
-Атризис, это Алескар. Он мастер по стрельбе из твоих орудий.
-Да? -Послышался в моей голове, голос знакомого актера. -Откуда он знает, как обращаться с таким оружием?
-Оттуда же, ваше почтение, откуда вы знаете этот голос.
-Умный парень: -Усмехнулся он, переменив голос. -Значит ты из мира машин.
-Да.
-Ладно, посмотрим, из чего ты сделан.
-Тебе еще чего-нибудь требуется? -Спросил Эффест.
-Да.
-Командуй. -Сказал он, обводя рукой драконодром. -Слушайте все, этот воин будет командовать боевым звеном до окончания битвы.
-Готовимся немедленно. Все стволы заполните. Приготовьте четырех, самых маленьких драконов для сопровождения. -Сказал я, и все забегали вокруг.
-Что ты хочешь сделать? -Недоумевал Эффест.
-Четыре дракона будут сопровождать нас, чтобы защитить от возможных нападений с воздуха.
Мы будем бить только по наземным целям.
-Неплохо.
-Должно сработать. -Задумался я, глядя как служащие подкатывают к драконам бочки, и они оттуда пьют. -Что это такое, керосин?
-Нет, питье. Эта настойка прибавляет сил, и усиливает их огонь.
-Драконы готовы! -Сказал, подбежавший воин.
-Забирайся. -Сказал Эффест, показывая на дверцу в гондоле, закрепленной на нем.
-Ладно, с богом.
Я сел в кресло, пристегиваясь. Меня порадовало, что отсюда хороший обзор.
-Так, начинаем: -Сказал Атризис, выходя на полосу.
-Проклятье, совсем забыл:
-Что, сходить облегчиться? -Усмехнулся он.
-Нет, скажи Эффесту, чтобы он собирал всех на стены. Мы ударим до наступления, и они, сразу попрут. Наши должны быть готовы.
-Хорошо, передаю. -Сказал задумчиво дракон. -Передал, говорит, ладно:
-Ладно, тогда давай готовиться. Проверь закрепление оружия, работу механизации крыла, хвостовое оперение, температуру масла, обороты, давление гидравлики:
-Я тебе, не 'Ту-154', у меня хвостик, и не механизация, а перепонки. Умник, выискался.
-Давай, хвостик... -Захохотал я.
-Я изучил, все свои аналоги, и превосхожу, любой из них, кроме одного вертолета: Так, о чем это я: -Искренне задумался он.
-Мы, вроде, взлетаем:
Атризис, несколько раз, с силой взмахнул крыльями, сдувая пыль с полосы.
-Передай драконам поддержки, что мы ждем их на кругу, потом, пускай следуют вокруг нас. Передний должен лететь выше на двести футов. Пускай держат построение, до следующей команды.
-Понял.
Он расправил крылья, и резко рванувшись вперед, побежал по полосе. Мы пролетели над стенами, он еще немного поднялся, и пошел вдоль реки.
-Поднимись на высоту шестьсот футов. -Сказал я, глядя на перекрестие прицела. Уходим от Водовзводной на две мили, затем разворачиваемся на цели. Они все почти в ряд, только как мы сможем точно наводиться? Как ты сможешь сделать это?
-Балбес, перед тобой, арбалетная рукоятка. Ты вращаешь, а в нем, место стрелы, оптический целеуказатель. Куда ты наводишься, там точка, которую я хорошо вижу, точнее, даже чувствую. Ну ты ее не видишь конечно, но прицел у тебя имеется. На пилоне, установлен другой целеуказатель, он точно совпадает с попаданием ракет. Моя задача, свести мой указатель с твоим. Надеюсь, спусковым крючком, тебя не надо учить пользоваться?
-Нет спасибо, это я уже как-нибудь, сам.
-Вот и ладушки.
Я взялся за арбалет, изучая какой угол обстрела он позволяет вести. Его возможности вполне устроили. Попробовал наводиться на отдельные деревья.
-Хорошо, только чтобы я не шарахался по небу, и не рулил за твоим маркером, ты говори, простое слово 'цель', и я выйду на боевой курс. Вообще, это не всегда надо. Например, если ты навелся на настоящую цель, нажимаешь на спусковой крючок, а я вывожу на нее прицел, и открываю огонь.
-Ладно. Поворачивай обратно.
Мы пошли в сторону кремля, а потом, повернули от реки, взяв правее, к позициям артиллерии. Я посмотрел на драконов сопровождения, которые старательно соблюдали мои требования.
-Цель. -Скомандовал я, наводя на катапульту, стоявшую в большом окопе. Спереди ее закрывал высокий вал. -Со стены не обнаружили бы ее никогда.
Я прицелился и нажал на спусковой крючок. С характерным шипением и дымом, туда полетели две ракеты. Я моментально поднял прицел на следующую позицию, снова открыл огонь. Внизу было войско, в которое я выпустил с десяток ракет. Мы снова переключились на катапульты, уничтожая позиции одну за другой. Вверх летели редкие стрелы. Я накрыл две осадные башни и крупное скопление солдат, которые строились, чтобы атаковать. Сбоку, на нас накинулись драконы Стаса. Наше прикрытие, атаковало сначала самого первого. Теперь у нас было преимущество, и мы использовали его, сбив еще двоих. Как только все закончилось, истребители вернулись к нам, обрадованные таким ходом дел. А тем временем мы развернулись и продолжили 'утюжить' позиции Стаса. Я видел, как его войска, все разом пошли в наступление. Теперь все мое внимание сосредоточилось на двух стенобитных самоходках и тяжелых катапультах. Пролетая обратно, я понял, что уничтожил почти половину всех боевых позиций. Мы снова наносили удары, медленно проходя над вражескими позициями. Стрелы на этой высоте были малоэффективными, а зенитные баллисты, мы уже уничтожили.
-Предупреждаю, что осталось десять ракет. Семьдесят, ты отстрелял.
-Давай, до пустого. Сейчас, зайдем на те позиции.
-Мы круты! Мы очень круты: -Заметил он, глядя, насколько точно, ложатся ракеты в цель.
-Мы уничтожили почти половину. -Сказал я.
-Все, пора возвращаться. -Сказал он, поворачивая назад.
Нашего приземления, кроме Эффеста, никто не заметил.
-Ты молодец! Что же ты, раньше не сказал:
-Я хочу сделать еще один вылет.
-Сейчас они приготовят его: -Ответил он. -Да, ваша тактика, похоже, проверена в боях.
-Конечно. Только управлять им намного легче чем простым вертолетом.
-Еще бы. Только береги его. Он остался у нас один.
-Я очень постараюсь.
Мы снова взлетели.
-Учти, после этого полета мне надо будет отдохнуть три часа. Уничтожь главные цели.
-Хорошо.
Только мы поднялись, как я увидел стенобитное орудие, двигавшееся к стене. Его не брали ракеты и снаряды баллист, а мы, разнесли его так, что железная крыша, отлетела далеко назад. Лошади и орки под ней, сгорели.
Мы повернули и пошли на позиции катапульт, которые стреляли без остановки. Их не так-то много и осталось. Я израсходовал половину боезапаса, и повернул к стенам.
-Там еще две штуки: -Заметил Атризис.
-Ну их, пошли вдоль стен. Смотри, какая там каша.
Мы полетели прямо над стеной, стреляя по оркам, которые облепили ее, словно муравьи.
-Ну какой дурак оставил перед стеной место?
Взрывы уносили десятки жизней, оставляя в тех местах крупные воронки. Они поднимали в воздух сотни изуродованных тел, уничтожая все живое вокруг. Мы похоронили огромное количество народу и израсходовали весь боезапас, когда попали в плотную стену зенитного огня. Атризис вздрогнул.
-Проклятье, больно то, как:
Стена как раз отвернула от нас, и мы полетели вдоль Неглинки.
-Сможешь вернуться?
-Больно махать, тебе придется вытаскивать их из крыла. Придется сесть. Как только приземлимся, выскакивай из гондолы, а то тебя швырять по ней будет, мало не покажется. Что сказать сопровождению?
-Пускай садятся с нами, защищать будут.
-А ты чертовски жесток.
-Я знаю.


Мы сели, я выбрался наружу, а он сразу же подставил свое крыло. Четверо из нашего сопровождения сели рядом, и готовые защищаться. К нам, со всех сторон, бежали орки.
Я ломал стрелы, выдергивая наконечники. На мгновение, застыл, увидев, как один из драконов, словно кошка, подпрыгнул, кинувшись на нападающих. Подскочил второй, прыгнув на небольшую группу кочевников. Потом, они у меня на глазах, разорвали еще четверых. Повернувшись в разные стороны, драконы выжигали все по бокам. Другие два, уничтожали всех, кто был сзади. Они удачно уворачивались от нападающих, используя при этом все лапы, хвосты, зубы, и даже, крылья. Я был поражен, что у хищников хватает интеллекта использовать почти все одновременно. Они раскидывали всех вокруг, разрывая попадающихся спереди на части, и разрубая пополам тех, кто попадался сзади. Лапами, они легко отбрасывали орков на десятки метров.
Атризис тоже защищался, поливая врага длинными струями пламени. Наконец-то, я вытащил все стрелы.
-Все, можем уходить. -Крикнул я, пропоров кого-то своим клинком.
-Забирайся обратно, бежим отсюда.
Мы отступали, обливая все вокруг, пламенем. Через минуту, выбрались из этой свалки, и взлетели.
Я снова взглянул на кремль с высоты полета. В некоторых местах, в стенах, образовались большие проломы. Заметил, что некоторые башни совсем пусты, видимо, защищать их некому. Орков тоже резко убавилось. Наши отчаянно сопротивлялись, но силы были на исходе. Никакого подкрепления я не видел.
Атризис осторожно заходил на посадку. Коснувшись полосы, он замахал крыльями, направив их против движения. Затормозив, повернул, уходя с полосы.

Сумерки повисли над городом, освещенным многочисленными пожарами. Я выбрался из гондолы, осматривая горящие башни.
-Как там? -Спросил я Алексея.
Заметил на нем новые повязки.
-Плохо. Наши силы на исходе. Они не прекращают наступления ни на минуту.
-Сколько же можно? Когда же это закончится:
-Александра просила передать тебе: -Сказал он, протягивая мне небольшой темный сверток.
Я открыл его. Это был черный шелковый плащ, тончайшая, черная рубашка и брюки. На плаще была брошка в виде пантеры, с зелеными изумрудами глаз.
-Время принятия решения. -Задумчиво произнес я.
-Ты знаешь, для чего это?
-Не совсем.
-Возьми мой кинжал. Кажется, он тебе понадобится.

Я присел, спрятавшись за елками которые росли вдоль стены. На мгновение все затихло, словно исчезло. Небо, резко перекрасилось, изменив свой черный цвет, на ярко-синий. В глазах у меня вспыхнули яркие очертания, мерцающие следы на траве. Еще через мгновение, я услышал все звуки вокруг. Они потрясли меня, они меня пугали. Я выскочил из деревьев, глядя на стену. На ней никого не было. Я посмотрел на дерево, верхушка которого почти доставала до ее верха. Ловко забравшись на нее, я выбрался на стену, и проскочив между зубцами, спрыгнул вниз. С разбегу, я перескочил ров и оказался среди убитых. Я почувствовал все вокруг. Я знаю, что в некоторых, еще теплится жизнь. Пробежав вперед и обогнув несколько деревьев, я оказался на берегу реки. Купаться не хотелось, но пришлось плыть. Выбравшись на другой берег, оказался на вспаханном поле. На этом месте еще вчера были деревянные дома. Теперь земля, покрытая воронками и обгоревшие останки строений. Никого вокруг. Я прислушиваюсь, перебирая в сознании яркие следы, множество, бесчисленное количество разноцветных нитей. И нашел его. Я нашел Стаса и молча двинулся в эту сторону. А вокруг, я вижу разбитые механизмы - орудия войны, и чувствую, слышу, понимаю изуродованное окружение. Со страхом осознаю, сколько вокруг искалеченных душ, которые еще теплятся в мертвых телах.
Бесшумно мчусь между деревьями, перепрыгивая кусты. На своем пути я не встретил никого. Выскочив на опушку леса, я увидел разноцветные шатры. Возле них стояла многочисленная стража. Я пробежал по кромке леса, в поисках наиболее удобного пути подхода. У каждого угла стояло по одному стражнику. Я сосредоточился на рыцаре, что был ближе всего ко мне. Мое сознание ударило в него, и он, встрепенувшись, присел, вглядываясь в кусты, за которыми был я. В эту секунду я выпрыгнул, быстро задушил его, и взяв зубами за руку оттащил к кустам.
Мои когти с легкостью разрезали полотно шатра, и я оказался внутри, подкрадываясь к его ложу, откуда доносились характерные звуки. Я выглянул из-за занавески, и увидел женщину, на которой был Стас. Она лежала лицом ко мне, и увидев, в ужасе затихла. Стас что-то почувствовал, повернулся ко мне, застыв в оцепенении. Я перевоплощался обратно, вынимая свой меч.
-Я пришел.
Он, словно ужаленный, вскочил с постели, хватаясь за свое оружие. Я кинулся к нему, вкладывая в свой удар всю силу. Мой клинок разрубил его лезвие, поставленное к моему плашмя. Удар снес его голову, и Стас рухнул на пол. Женщина вскрикнула, в шатер кинулась стража. Первого вошедшего я тоже обезглавил. Второго, проткнул. Он упал, дергаясь в судорогах. Выскакиваю наружу. Меня атаковало двое стражников, пришлось защищаться. Я умело уворачивался от их выпадов, и попал в одного. Удар не был смертельным, и враг продолжал сражаться. Второй воин, попал в мой плащ, на мгновение, его клинок завяз там. В этот момент, я перерубил ему руку.
Я уходил в лес, и расправившись с еще одним, побежал. Я еще видел, как к шатру подъехали несколько всадников. Видимо, это были командующие. Один из них, показался мне очень знакомым. Они посмотрели на королевский шатер, и ринулись обратно.
Я бежал, что было сил, и чувствовал, что за мной гонятся. Сильный удар справа, направил меня в противоположную сторону. Меня сбили с ног, и не успел я подняться, как увидел занесенный топор. Я отскочил, и хотя меня задели, сумел встать. Огромный орк замахнулся на меня снова, а я, вместо того чтобы выставить меч, подскочил к нему вплотную, вонзая в грудь кинжал. Он рванулся на меня, а я отлетел назад, упав на рыхлую землю. С трудом встал, поднимая из грязи свой меч.
На поле, когда до стен оставалось около сотни метров, меня нагнал небольшой отряд всадников, которые окружили меня, размахивая мечами. Они проносились мимо, по очереди атакуя.


Призрачная дымка пронизана кружащимися нитями вокруг меня. Я, словно забыл обо всем. Я вижу только оружие. Слабые силуэты воинов, замедленные движения, замедленные атаки. Огонь, дым, вспышки ударов. Уклоняюсь, мгновенно выпрямляясь, чтобы встретить следующего призрака. Удар, кажется меня должен сбить с ног, но я чувствую землю под собой. А они не переставая бросаются на меня. Отпрыгиваю от коня очередного противника, и вопреки всем земным законам, отскочив от земли, попадаю своим клинком под его панцирь.
Словно током ударило, прояснив зрение. Нападают сзади. Я еще жив, но ранение ощутимо. Повернувшись, бью вдогонку. Лошадь спотыкается, падает. Всадник перелетает через ее голову, налетев на другого, развернувшегося для атаки. Сам не зная отчего, приседаю, а в этот момент над головой проходит клинок, кого упустил из виду. Налетает слева, я кувыркнулся, спасаясь от его меча. Бить поздно, готовлюсь к нападению с любой стороны.
Меня чуть не проткнули сзади, но я выбил его из седла, кажется не причинив никакого вреда. Чувствую, что еще немного, и они снесут мне голову.
Вдруг, прямо сверху, будто опустилась плита. Меня сбило с ног, и я увидел огромную лапу дракона.
-Беги! -Послышался голос Атризиса.
Я поднялся, и спотыкаясь, побежал к стене. Я бежал, а в глазах темнело. Я судорожно зажимал свою грудь, к которой намертво прилип черный шелк. Пробежал через пролом в стене, и упал на спину среди деревьев. Вокруг никого не было видно. Сил у меня не было, и мне никто не поможет.
Звезды вспыхнули в моих глазах, необычайно ярко. Я лежал, слушая тишину, слушая неровное биение моего сердца.
-Ночью и днем. В дождь и холод, в страшную жару. В пустыне и океане, горах и лесах: -Проговорил тихо я. -В топких болотах или в сказочных городах. Везде, где есть место добру и злу: -медленно говорил я, чувствуя вкус крови в горле. -Я клянусь, защищать слабых, помогать нуждающимся, хранить честь, и беречь достоинство. Чего бы это не стоило, чем бы не грозило. Я всегда пойду так, как подскажет мое сердце. Всегда, сколько бы времени не прошло, буду защищать прекрасный мир, где не будет места злости и насилию. Я готов отдать жизнь, чтобы хранить этот свет, чтобы защищать эту землю, чтобы вечно нести свою:
-Любовь. -Наконец ответила Саша, садясь рядом со мной.
-Тебя, любимая. Наконец-то ты, пришла.
-Молчи, молчи, сейчас тебе помогут.
Больше я ничего не слышал, только почувствовал, что меня подняли и понесли.


г. Москва.

Войска Золотого альянса окончательно потеряли боеспособность и отступали. Прибывшие подкрепления устремились за ними.
А дальше, когда меня подлечили, мы бездельничали целыми днями. Так мы прожили две недели, а когда Николай Александрович увидел что я вполне здоров, привел меня в круглый зал, где я присягал на верность царю и народу. Я стоял и смотрел, как совершается этот обряд, слушая слова, и давая клятвы. Все было словно во сне, я до сих пор не могу сказать, что из этого было реальным, а что нет. Собственно говоря, я вспоминаю сейчас: и в горле комок, от всей этой истории, которая случилась со мной. Не стремился и ничего не значил здесь, но стал рыцарем там. Что есть родина? Она там, или здесь? Сердце подсказывает, что и там и здесь. Но те края нетронуты, полные тайн. Там есть то, что всегда звало меня, тянуло. Там настоящий мир, настоящая земля.
Я сижу сейчас в своей комнате, и гляжу в окно. А за ним, март. Середина марта, но идет, снег. Он, словно заведенный, черт побери. Что же это такое, уже ведь, весна, а вокруг, будто февраль. Я вспоминаю свои молодые годы. И хоть сейчас совсем не стар, вспоминаю все былое, словно это было бог знает когда. А хотя, стоп! Действительно, все было в прошлом году. С новым годом, балбес!
Я смеюсь сейчас над своими поступками. Я, с улыбкой вспоминаю первые свои шаги по жизни. Я вспоминаю первые заработанные деньги, вспоминаю свои дела, вспоминаю первую свою любовь: Господи, чего же мне стоили все эти годы: Господи, спасибо тебе за то что ты дал мне все, все о чем я только мечтал: И не забывается разлука, не забываются минуты горя и печали. Не сказать что это слишком терзает меня, но знаешь, у меня такая хорошая память, что хоть застрелись: Я все помню. Я помню все хорошее и плохое, что было между нами. Я никогда теперь не забуду этот проклятый колледж и ночные бои. Не забудется тот злосчастный пикник и больница. Да я просто полюбил эту больницу! Если бы не она, сейчас все было бы по-другому. Точнее ничего бы и никого не было. Я сейчас сижу в размышлениях, так и не поняв окончательно, с кем столкнулся. В любом случае, сколько бы я не задавал себе вопроса, я ни о чем не жалею. Я знаю, что никогда не пожалею о случившемся. Я не могу сказать, что было реально, а что было сном, но на стене у меня висит меч, который был со мной все это время. Я сижу сейчас, гляжу в окно, в бронированных стеклах которого, размыт вечерний город. Я сижу и не могу понять, что в нем реально. И сейчас, вдруг меня начинают мучить сомнения по поводу самого главного. Есть ли у меня моя Любовь? Не сон ли это?
За моей спиной открывается дверь, и в комнату входит Александра. Она в халате, только что, из ванной.
-Вставай рыцарь, и защищайся!

TigroKot-2
posted 31-8-2007 22:32    
4
Март 2000
Москов.

За окном снежный март. Холод, ветер, окна расписаны узорами. Тишина, темно, тепло.
Я чувствую луч энергии, исходящий откуда-то рядом со мной. Эта сила будит меня, мне кажется, что это исходит от нее. Она просыпается тоже.
-Что у нас такое? -Шепотом спрашиваю я.
Нет, это не она. Я чувствую, что эти волны идут откуда-то снизу. Я понимаю, что она хочет со мной и беру ее за руку. Мы, в тишине одеваемся.
Непроглядная тьма, пустые, темные коридоры. Мы спускаемся в узкий тоннель. Эхом разносятся по нему далекие всплески. Осторожно продвигаемся, я иду, иногда держась за кирпичную стенку, держу ее за руку. Она, уверенно двигается за мной. Еще неизвестно, кто из нас лучше видит. Я слегка в нерешительности, в тоннеле разветвления. Впереди что-то метнулось, Саша вздрогнула.
-Крыса, она не станет нападать. -Ответил я, чувствуя, что ее рука снова расслаблена.
-Ты почувствовал ее?
-Нет, в том то и дело. -Ответил я, удивляясь этому.
Спуск, темнота словно сажа, повисла и залепила мои глаза. Я только чувствую, что свод стал выше, стены теперь из грубо обтесанного камня. Впереди зал, я готовлюсь войти в него, прислушиваюсь. Чувствую на земле несколько извивающихся полос. Я останавливаюсь в нерешительности. Она, прижавшись к моей спине, тоже пытается понять что там впереди.
Вода, дренажный канал. Впереди широкий тоннель, в середине которого течет вода. Это на дне, на глубине двух метров.
-Это живое, но не перемещается, несмотря на течение. -Сказала она.
-Что же это: Пойдем, посмотрим.
Под темным сводом, кристальной чистоты плещется вода. На дне этого канала, светятся длинные, перистые водоросли. Мы идем дальше, впереди, кажется свет, или сильное поле. Я не могу уже различить, свет это или нет. Мы продвигаемся вперед, я вижу странные светильники, распространяющие яркий, густой синий свет. Нет, это не свет, это нечто, что помогает мне осязать окружающее.
-Что это такое?
-Светильники. Они излучают электромагнитные поля. -Объяснила она.
-Пожалуй, мне этого не понять. -Задумался я.
-Поймешь, ведь ты это видишь.
-Я еще и слышу что-то.
-Я тоже. -Отвечает она, поднимая свой меч.
Мы поворачиваем по извилистому ходу, поднимаемся, спускаемся, снова поднимаемся: Поворот, и свет, невысокий свод с деревянными опорами. Небольшой алтарь, напротив колодец, у стены, камин. В нем горит яркое пламя. К нам спиной, стоит перед книгой Эффест.
-Приветствую вас, принцесса, здравствуй, Алескар.
-Доброй ночи, Эффест. -Говорит она.
-Друзья, я рад видеть вас, но сейчас, пожалуй, придется огорчить. -Сказал он. -Наш противник повержен, отступил, но: -Сделал паузу он. -Орки свергли правительство Золотого альянса, подчинили Аготов.
-Они вышли из подчинения Золотого Альянса? -Недоумевала она.
-Нет, даже не вышли, тогда орки были пушечным мясом, а теперь стали аготы. Это небывалое событие. Такого не было в истории.
-Похоже на становление нового государства. -Задумалась Саша. -Только они утратили возможность перемещаться во времени. Оркам, ведь, это не дано.
-Не совсем. Переворот устроен при помощи пришедших навстречу рестов. Они перебили практически всех командиров кочевников и ушли. От Золотого Альянса не осталось ничего.
-Ничего себе: Это как-то необъяснимо. -Удивился я.
-К сожалению, я нашел ответы, которые с ясностью, приносят совсем плохие новости. -Сказал он, листая большую книгу. -Это летопись. Здесь описан случай, когда сменился наш враг. Двести сорок лет назад, появились несколько народов, называвшие себя, Золотым Альянсом. Как раз тогда, разрозненные орки вместе с кочевниками сплотились, и начали организованно нападать на нас. Главное, что именно тогда ушли ресты, и странные воины, названия которым нет.
-Если допустить, что воюющий с нами народ, подчинил орков тогда, двести сорок лет назад, то как они вышли из под контроля сейчас? -задумалась Саша.
-Стоит предположить, что существует некая страна, подчинившая кочевников и орков. Они владели секретом перемещения. Следует предположить, что эта страна, достаточно далеко, чтобы контролировать это пространство, которое, несмотря ни на что, в зоне их интересов. Стоит предположить, что теперь, ее сил достаточно, чтобы контролировать нас без посредничества золотого альянса. Стало быть, скоро мы познакомимся с теми, кто действительно стоит за всем этим.
-Да уж, ничего не скажешь. -Сказал я.
-Я чувствую, что к нам приковано внимание. -Ответил Эффест.
-Мне страшно. -Повернулась ко мне Саша.
-И кажется я понимаю о чем речь...

Москов
05/06 апреля 2000

В тишине целую ее, чувствуя тепло, ее дыхание. За моей спиной, в коридоре, из всех дверей, просачивается под страшным давлением ветер, несущий мельчайшие песчинки. Она вздрагивает, я поворачиваюсь пытаясь понять, что же происходит.
-Я пойду посмотрю, лежи.
Поднимаюсь, ножны оставляю в спальне, выхожу в темный коридор. Погасли все светильники. Точнее не погасли, а свет настолько приглушен, что их едва видно. Лезвие моего меча напротив, неожиданно ярко светится, переливаясь, играя туманными образами. В конце коридора, за дверью, зал. Я прохожу туда глядя, как из под дверей выползают струйки воздуха, заставляющие волноваться пространство. Распахиваю дверь, в освещенном зале стоит Эффест с мерцающим жезлом руках.
-Алес, быстро ко мне!
Я подскочил к нему, встав спиной, и выставил меч вперед, готовясь защищаться.
-Что происходит?
-Кто-то пришел. -Отвечает он. -Я не могу узнать его.
За дверью слышатся тяжелые шаги. Удар, она рассыпается на мелкие кусочки, которые растворяются в пыль. В проходе, из черного пространства появляется высокий воин в черном плаще, под которым доспехи. На его поясе висит длинный меч. Видение растворяется, дверь встает на свое место, но он не исчезает. Он скидывает капюшон, поднимая голову. Слева распахиваются двери:
Я гляжу в его глубокие глазницы, лицо в шрамах. Его горбатый нос, кажется перебит.
-Приветствую тебя, магистр. Вот я и здесь:
-Урмух. Как ты: -Удивленно выдохнул Эффест.
-Не имеет значения, только теперь я правлю великой страной, с плодородными землями и богатыми городами. Здесь.
-Чего ты хочешь?
-Это мой мир, я заключил договор с египтянами, теперь мы будем править им вместе.
-Все понятно. -Сказал Николай.
Распахивается дверь, выскакивает Сашка, и натыкается на Урмуха, который, вытащив кинжал, хватает ее, поднося лезвие к шее. Прижав к себе, он душит ее.
-Не сметь! -Закричал я, мгновенно преодолев четыре метра, и направив в него меч. -Отпусти ее.
Он вздрогнул, странно посматривая на клинок, немного ослабив свою страшную хватку. Я поглядел на Сашу, из ее глаз катились слезы, из проткнутой шеи, текла кровь.
-Минсист. -Выговорил он. -Откуда ты здесь взялся?
-Отпусти ее, ты выйдешь из дворца невредимым, я клянусь. -Сказал Николай Александрович появившись в дверях.
-Я и так выйду. -Сказал он, и дымной волной рванулся к окну, растворяясь и сливаясь с ней в единое целое. Выбив витраж, он вылетел, оставив за собой туманный шлейф. Я ринулся следом, и выпрыгнув, понял, что был на втором этаже.
Рухнул мир, свет, огонь, все перевернулось, небо вспыхнуло яркими звездами. Я выгнулся, балансируя хвостом, и приземлился на дерево, сломал несколько веток и спрыгнул вниз.
Мчусь вперед по отчетливому следу. Выскочив из переулка, перепугал отряд охранников. Взбираюсь на дерево, выпрыгиваю на стену, и перелетаю через нее.
Вперед, я бегу под яркими звездами, по страшному, старому лесу. Я чувствую капельки ее крови. Он несет ее, но я догоняю. Я мчусь, лечу по деревьям и камням, по земле и кустам. Ничего вокруг для меня не имеет значения, кроме нее. Я чувствую, что мокрый от пота. Бегу, и падаю в лесную речку, которая охлаждает мое сознание, придавая сил и смелости.
Четыре часа я бегу за ним, близится рассвет. И вдруг, чувствую, что он остановился, и кажется, даже, не чувствует меня. Я слышу как она тихонько плачет, умоляет оставить ей жизнь. Он делает что-то, я не понимаю, что и это меня пугает, подгоняет. Я мчусь с такой скоростью, что ветки больно хлещут меня по бокам. Она зовет на помощь, кажется, он пытает ее, хочет узнать, кто я.
Вылетаю на поляну, и попадаю своими когтями, прямо в его лицо. Сшибаю с ног, мы, клубком, скатываемся в речку. Я становлюсь собой, разворачивая меч. Удар, второй, он отлетает, пытаясь защищаться. Третий удар, он оглушен, ничего не видит. Мое превосходство уходит, он отражает мой удар, наносит свой, меня едва не разрезает напополам. Еще атака, меня отбрасывает на берег, я переворачиваюсь, останавливаю занесенный надо мной клинок.
-Я заберу ее у тебя! -Кричит он мне.
Все же, я падаю на спину, а он направляет острие на меня. Я выворачиваюсь, меч втыкается в землю, и моего противника отбрасывает назад Эристарх. Он шипит, рычит, кидается на него, отгораживая нас. Я подбегаю к ней, прижимаю рубашку к ее разбитым губам. Подбегает Эффест. Урмух растворился в воздухе. Эристарх сразу успокоился.
-Ты в порядке? -Спрашиваю я.
-Да.
Осторожно закрываю разрезанную ночную рубашку. Я несу ее, вслед за Эффестом, который несет ее меч.
-Прости, прости милая, я оставил тебя одну.
Она, молча прижимается ко мне.

-Кто это был? -Спросил я, вернувшись из спальни к Эффесту в коридор.
-Урмух, министр по интересам Эднии.
-Можно, как-нибудь, понятнее?
-Нет.
-Нет? -Недоумевал я.
-Нет, Андрей. Я не могу.
-Почему?
-Мы не совсем разобрались с твоей памятью. Мы знаем, кто ты.
-Что значит знаем?
-Нет, не в смысле плохом. Просто ты знаешь меня много больше, чем думаешь. Я тебя тоже. Если я сейчас тебе расскажу, ты можешь погибнуть. Мы не сумели понять твоего сознания, не сумели.
-Не сумели, значит? -Негодовал я, вытирая ободранные до крови локти. -А как я буду ее защищать? Как? Я не знаю, кто это.
-Я же тебе сказал.
-Черт побери!!! -Орал я на почтенного старца, что казалось со стороны пределом хамства.
-Скажи ему. -Поднялся царь.
Я не заметил, как он вошел. Мне стало неописуемо стыдно.
-Простите.

-Есть мир, в который вернулся Таллос. Это наш мир, мир магов. Урмух, оттуда.
-Откуда он знает меня?
-Знаешь, это было давным-давно. Если я не ошибаюсь, вы когда-то сражались:
-Какого черта? -Негодовал я.
-Успокойся, я не могу поведать тебе твою судьбу, иначе, ты сойдешь с ума.
-Я должен знать хоть что-то.
-Ты можешь не вернуться.
-Узнав?
-Да.
-Все равно, у меня уже нет сил ходить вокруг да около. Сколько можно, меня мучают эти недомолвки. Я помню одно, а на самом деле все было по-другому, и похоже, каким-то образом, это должно случиться со мной в будущем, а на самом деле, должно быть в прошлом. Чушь какая-то. Я от этого схожу с ума. Мне снятся кошмары.
-Подумай о ней.
-Я думаю, а она, лежит там, и плачет.
-Ладно, расскажу, только немножко. Закрой глаза.
Я закрыл.
-Когда начнется третья мировая война, тебе будет тридцать пять. В составе летного отряда ты пройдешь всю войну вторым пилотом. Не приятно говорить, но будут четыре ранения, облучение, потеря памяти при падении вертолета. Это первая потеря памяти. В одной из тактических операций, ты потерпишь вторую аварию, оказавшись на запретной земле. Это зона, шириной в четыреста километров, в которой всевозможные заражения превышают все допустимые нормы. Ты, единственный остаешься в живых, собираешь снаряжение погибших, и идешь к своим, на север. В одном лесу, тебя берут в плен несколько солдат, которые, как окажется позже, тоже по случайности оказались здесь. Они недолго тебя мучили, это оказались ваши. Они объяснили тебе, что из этой зоны тебя никто не выпустит. Солдаты, пробывшие в этой зоне больше десяти суток, изолировались. Девять человек, вместе с тобой, жили на этой территории около года. Вы собрали много оборудования. Причем, что интересно, один из ваших, научился обеззараживать все, в том числе и вас.
Во многих местах после облучения, на камнях и земле, стали появляться красноватые субстанции. Вы открыли их, и впервые применили. Они лечили лучевую болезнь, и обезвреживали все, с чем имели контакт. А в этой зоне, города и заводы, фабрики, порты, вокзалы и аэропорты.
Очень быстро, вы восстановили сторожевой корабль, оборудовали в нем командный центр, посадили на него вертолет и приготовили массу оборудования. Целью было, закончить эту войну. Ты сам предложил, как в изоляции от всего мира, находясь в отторжении, самостоятельно сделать это. Противник управлял ракетной войной из многочисленных бункеров. К тому времени, сражений с применением живой силы, почти не было.
Североатлантический Альянс накрывал все новые и новые бункера, а враг, все равно откуда-то командовал. Ты знал это по радиоперехватам. Ты предложил, используя это оборудование, уничтожить бункера вручную. Поскольку, терять всем было нечего, приняли единогласно. И вот, в течение следующих пяти лет, вы уничтожили противника.
Он вдруг, взял и замолчал. Неожиданно, даже для вас, настал час победы. Теперь, следовало заявить всему миру о вашей победе, и вы, оставив почти все свое снаряжение, и прихватив некоторые доказательства из последнего бункера, вышли из зоны. Только не приняли вас, вы были здоровы, и все были арестованы, и военным трибуналом признаны предателями. Ты организовал побег, и вы, с боем, ушли в зону, которую они бомбили несколько дней, думая, что вы люди, из последнего руководства противника. Это вообще-то не мудрено, при побеге было убито тринадцать человек.
Ваш корабль, с боями прошел Волго-донской канал и вышел в море. Тогда, местами, война продолжалась, шли локальные бои. Вы не только хотели убежать, вы шли на поиски судна, о котором знал один ваш человек. Спустя четыре месяца, ваш корабль, наткнулся в Тихом океане, именно на него, и хотя вы его искали, все равно это можно назвать только чудом. На его борту, никого не было, только лаборатория, со всеми исследованиями в области ДНК, продолжительности жизни и все оборудование для исследований. Судя по записям, это институт готовился к эвакуации. В журнале, была только отметка о том, что корабль вышел в море.
Взяв на буксир, скоро вы приплыли к острову, в южной части Тихого океана, где собирались разбить базу. Это и сделали в течение следующих месяцев. Это был остров, на котором находились бункера нацистов Второй мировой войны. Узнали о них случайно. Теперь, заселили, и вели исследования. Среди вас было два профессионала в этой области. Наверное, другие бы и не выжили в той ядерной зоне.
Искали вас постоянно. Вы принимали десятки каналов, по которым показывали вас. Вы принимали тысячи радиограмм. Похоже, раскрутившаяся военная машина, собиралась уничтожить любую опасность.
Прошел год, когда наконец вы поняли, к чему вели эти исследования. Вечной жизни, технология не дала, но она способна была сколько угодно, омолодить тело человека. Побочным эффектом, была потеря памяти, об этом предупреждали исследования, но навыки сохранялись. Вы тогда, решились на отчаянный шаг. Решили пойти на омоложение, чтобы вернуться на родину. Оставив записки себе, вы включили оборудование, и спустя четыре месяца анабиоза, проснулись четырнадцатилетними мальчиками. Собрались, вышли, замаскировали входы в базу. Уплыть не получилось, дизель корабля встал навсегда. Ты сел за штурвал вертолета. Машина пролетела четыреста километров, закончилось топливо. В аварии погибло двое из вас, остальных, взяло на борт австралийское судно, передавшее вас России.
Конечно же, родственников у тебя, не нашлось. Ты был не по годам умен, опытен, способен: Работал в службе внешней разведки пилотом. Спец-подготовка, операции, разведка: Тебе было девятнадцать, когда тебя назначили пилотом корабля, в экспедицию, к новому, якобы открытому миру. Вы полетели, ускоритель вашей ракеты, рассчитан был на межзвездный полет, но вопреки расчетам, не преодолел ни одного сантиметра, скаканул в пространстве, оказавшись над Краем Братства.
-Хватит, достаточно: -Дрожащим голосом вымолвил я. -откуда ты все это знаешь?
-Ты мне рассказал.

Москов.
Море.

Ее быстрые шаги, громким эхом раздаются в тоннеле, многократно отражаясь в колодцах и нишах. Она, в кромешной темноте, почти бежит, не чувствуя окружения. Крыса, удивленно увернулась от нее, и посмотрела вслед.
Темно, она бежит, каким-то чудом не спотыкаясь на разбросанных по полу, камнях. Впереди пещеры, она остановилась, тяжело дыша. Ничего вокруг, только где-то вдали, по отвесной стене, бежит вода.
Она осторожно двинулась дальше, по неровному полу, который хрустел под ногами и иногда проваливался. Это были соляные кристаллы.
За резким подъемом, небольшой проход, в другой зал, откуда сильно дуло. Она прошла вперед, увидев голубоватый свет. Прошло десять минут, прежде чем она приблизилась на достаточное расстояние, чтобы рассмотреть источник света. Уже не спеша, она шла по песчаному берегу. Легкие волны тихо накатывались, стирая ее следы.
Уже было четко видно, что на берегу, возле небольшого камня, сидит человек в накидке, которая скрывает его черты. Саша тихонько подошла, рассматривая каменный колодец, откуда в потолок, бил неяркий, голубоватый луч света.
-Наконец-то ты пришла. -Послышался голос, существо повернулось к свету обозначив черты своего лица.
Сашка застыла в нерешительности.
-Совсем забыла свою наставницу: -Проскрипела старуха. -Обиделась, небось, на меня:
-Нет. -Тихо сказала она.
-Значит, замуж за него?
-Нет.
-Нет? -Удивилась бабка. -Я вижу, у тебя есть другой.
-Простите, меня. Только я:
-Иди сюда.
Она подошла к старухе, садясь перед ней.
-А он, ничего: Кто он?
-Человек из другого мира.
-Ты пугаешь меня: -Задумчиво произнесла она, глядя Саше в глаза. -Ты очень пугаешь меня: Говорила она, трогая ее ладонь. -Он всюду, он везде. Он вокруг тебя, кто он?
-Я не знаю.
-Зачем тогда, ты любишь его?
-Не знаю.
-Ты вернешься сюда скоро. В столице будете недолго.
-А он, он вернется оттуда?
-Нет. Не знаю.
-Пожалуйста, скажите.
-Если он нужен тебе, не отпускай никуда.

Болит голова, я очнулся.
-Слава, богу, пришел наконец, в себя. -констатировал Эффест.
Я открыл глаза, увидев заплаканную Сашку.
-Ты здорово нас напугал, ты хоть что-нибудь помнишь?
-Я все помню. Кроме того, что ты мне рассказал.
-Ты не можешь помнить этого. Это только в том мире.
-Почему ты знаешь об этом?
-Как бы тебе сказать:
-Мне скоро придется пойти туда, где ты уже был? Мне придется пойти в будущее, которое является для тебя прошлым:
-Нет. Время там другое. Я могу сохранить память придя с Митира.


Москов.
22 апреля, суббота
22 часа, 22 минуты.

Мы вышли из дворца последними и направились к летному полю. Здесь мы могли быть без охраны, поэтому, отстали от Николая Александровича и генералов.
-У меня не укладывается в голове, как я могу оказаться снова в своем мире.
-Не бойся, я ни за что тебя не брошу.
-Что бы ни было. Чего бы не случилось, -сказал я, доставая свой крестик. Сколько бы времени не прошло, я узнаю тебя, даже если потеряю память. Возьми, и храни его.
Она посмотрела на небольшой крестик на ее ладони.
-Я не забуду тебя.

Мы взлетели, резко набирая высоту. В салоне на шесть мест, был Владыка, Александра, Эффест и я.
Я заснул, проснулся, когда дракон стал делать резкие повороты.
-Посмотри. -Сказала Саша, показывая на зарево на юге.
-Что там? -Спросил я.
-Это только самое начало, -ответил за нее Эффест. -Если он пришел, то пришел взять.
Я снова заснул.

Меня разбудила Саша.
-Проснись, мы прилетели. -Сказала она, показывая на огни города внизу.
-А там, что? -Удивился я, показывая в сторону острога, где горели пожары.
-Я не знаю, папа:
-Да, я вижу, сейчас станет ясно.

Р. Урал.
Острог Южный. Рассвет.

Каменистые, крутые склоны гор. На сером, каменном берегу стоит острог, обнесенный частоколом. Вокруг еловый лес.

Горящее ядро попало в узкую щель между бревен, начался пожар.
-Тушите! -кричал Олег, пытаясь сбить пламя одеялом.
Прибежал Василий и Алексей.
-Что там? -Спросил он.
-Передовые отряды отступают, потеряв две трети. -Сказал Алексей.
-Приготовить оборону! -Закричал он.
-Уже делается. -Ответил Василий.
Леша, придерживая меч, выскочил на улицу. Обстрел прекратился, кажется, они передвигали орудия. Слева послышался рожок, это к стенам, подплыла тяжелая ладья.
-Примите концы! -Крикнул он, кидаясь в открытые ворота острога.
С корабля уже спрыгнули, и подтягивали его к берегу. По трапу, вниз, сбежал молодой воин, с коротким мечем, и арбалетом в руке.
-Я, капитан Грир Младший.
-Приветствую, меня зовут Алексей, командир обороны Южного. Готовьте оружие, лучше, отойдите от берега, чтобы не сесть на мель. Если понадобится помощь, мы покажем.
-Ладно.
Они разбежались по своим делам. Алексей поднялся на стены к Василию. В ворота вбежали последние, и решетка опустилась. Все поднимались на стены, готовясь стрелять в приближающихся орков, кличи которых, были как никогда воинственными.
Одним залпом, был выпущен целый лес стрел, и первые ряды покосило. В этот момент, снова ударили катапульты противника, пробивая крыши башен. Из-за деревьев, выехали две самоходные баллисты, залп которых, оставил огромный пролом в крепостной стене.
-На защиту!!! -Заорал Леша, понимая, что на стенах оставаться, смысла нет.
-Ты что делаешь? -Взял его за рукав, Вася.
-Нельзя защитить стены! -Крикнул он, спрыгивая вниз.
Ладья повернула, и ударила по баллистам, которые были защищены железными листами. Пришлось сделать еще два залпа, при этом, баллисты били теперь по ладье, которая загорелась. На палубе пытались сбить пламя, все это время, ладья вела ответный огонь.
Защитники спешно выстроились у стен острога, и пошли навстречу напирающей волне орков. Тем временем, артиллерия Урмуха, продолжала превращать стену в руины. Они двинулись вперед, и столкнулись с черной массой, превосходящей их по численности втрое. Все смешалось, огонь прекратился, воины с ладьи, поспешили на берег, на помощь к своим. В какой-то момент, орки замешкались в нерешительности, не понимая, откуда пришла вторая группа. Это ненадолго помогло, и несколько минут, наши наступали.

Ветер на летном поле, я выхожу, глядя по сторонам. Вокруг воины, рыцари, приземлившиеся до нас.
-Смотри! -Крикнула Саша сзади, показывая на человека, который упал, не добежав до драконодрома несколько метров. Он упал в траву, и будто исчез.
-Господи, что с ним, рванулся я, пытаясь остановить ее.
-Нет, я с тобой.
Сопротивляться я не стал, мы побежали к нему. Отец, заметив это, показал Эффесту. Мы подбежали, кажется туда, где он упал, но не нашли. Я бегал вокруг, пытаясь в рассветном полумраке отыскать его. Мой разум вспыхивал, пытаясь найти отклик, и человек поднял на секунду руку, в двадцати метрах от нас. Мы подскочили к нему, перевернув на спину. Он не был ранен.
-Что с тобой? -Недоумевал я, глядя на обессилевшего воина, который едва был в сознании.
-Южный. Южный горит: -Сказал он, уронив голову.
-Сюда, сюда!!! -Кричит Сашка, размахивая платком.
-Николай Александрович, Эффест, Арестор, и Элагир, бегут сюда.
-Что случилось? -Спрашивает запыхавшийся Арестор.
-Этот воин сказал, что напали на Южный. -отвечаю я.
-Так, Элагир, собирай войска, выступаем немедленно.
-У меня другое мнение на этот счет. -Сказал я, и все повернулись ко мне. -Авангард, следует перебросить по воздуху.
-Чем? -Недоумевал Арестор.
-Королевским воздушным флотом. У вас четыре дракона, с шестиместными гондолами, в каждую, поместится не меньше двадцати воинов, так что, давайте, и побыстрее! -Закричал я.
Арестор вопросительно уставился на Царя.
-Чего мы еще можем? -Удивился он. -Выполняйте, и посмотрите, прибыли ли другие, пригодные для этого, драконы.
-Есть. -Ответил Арестор.
-Командовать ими будешь ты. -Сказал Арестор, проводя меня, мимо сотни воинов, выстроившихся на посадку.
-Слышите? -обратился он к отряду. -Слушайте его!
Я, последним залез в переполненную гондолу, и увидел, как Саша, вырвавшись из рук отца, забежала ко мне по трапу.
-Не надо.
-Я без тебя не могу. -ответила она.
Поднималось солнце. Взлетев, мы низко шли вдоль гор к дымам впереди.
-Вернетесь, загружайтесь, и снова к острогу. -Сказал я дракону.
-Хорошо. -Спокойно ответил тот.
Посадка была жесткой, выскочив первыми, мы осмотрелись.
-Давай, быстрее! -Кричал я. -Нас ждут!
Бойцы спустились по опущенным крыльям, и драконы улетели.
-Беречь силы, помните, что надо продержаться до подкрепления! Теперь, за мной!
За спиной я услышал команды сержантов. Мы выскочили на берег, и пробежав по нему за угол крепости, врубились в толпу орков, которые уже сминали гарнизон. Я едва не упал, но нанес свой удар, отрубив одному руку. Надо было развернуться, и отразить удар, но за моей спиной оказалась Саша, и вся его сила, пришлась на нее. Она вскрикнула, отскакивая назад, и теперь уже я защищал ее. На нас двоих, орка не хватило, я проткнул его, скрестив меч с другим.
Теперь мы стояли спина к спине, отбиваясь от целой кучи этих тварей. Я ловко уворачивался, помня, все же, что за мной она. На меня сыпались тяжелые удары, я наносил ответные. Один, маленький, подскочил ко мне совсем близко, и я 'заглушил' его, воткнув кинжал в шею. В этот же момент на меня напал другой, я почти остановил меч над своей головой, но понял, что сил не хватает, и отведя его в сторону, развернул, описывая дугу, и ударил его локтем в бок, когда тот нагнулся. Пока спасало то, что они достаточно неуклюжи, но все чаще и чаще, попадались действительно ловкие. Меня едва не проткнули, когда я разворачивался. Спасла кольчуга, враг целился ниже брони. Я присел, отскочил, готовясь ударить. Довольно быстро сломив его сопротивление, я отсек ему одну руку, а потом и голову. Я почувствовал, что Саша упала, и развернувшись, принял удар здоровенного орка, на себя. Я остановил, но у меня захрустели кости. Едва отведя его меч, я нанес удар локтем, что его, всего лишь немного отвлекло. Отпустив одну руку, я выхватил кинжал, вонзая ему под ребра. Отскакивая, он задел меня. Я повернулся, и отразив удар некой твари, помог Сашке подняться, видя, что орка сзади, атаковал один из наших.
-Ты цела? -Старался я перекричать лязг мечей.
-Да: -Растерянно ответила она.
К нам подбежал раненый Алексей:
-Вы тут, какими судьбами?
-Пришли помогать.
-Сто лет оно вам нужно, отходим, их слишком много!
Не успел договорить он, как в эту толпу, теперь уже справа, врезался второй наш отряд.
-А это кто? -недоумевал Леша.
-Тоже наши, вторая группа.
-Побежали тогда, сориентируемся.
Я потащил Сашку за собой с линии боя.
Мы забрались на кусок разломанной стены, и увидели в полу мили от нас, продвигающееся подкрепление, которое, кажется, насчитывало пять или шесть сотен орков.
-Нет, пока у нас перевес, отступаем. Острог полностью сожжен. -Сказал Алексей, и скомандовал отступать.
Бегом, отходим в долину. Саша бежит рядом со мной, я чувствую, что она устала. Я остановился и посмотрел назад. Никто нас не преследовал.
-Стой!!! -крикнул Олег, и воины остановились. -Стройся!
-Они не преследуют нас. -Удивленно сказал Алексей.
-Наверное, хотят удержать острог. -Сказала Саша.
-Подкреплений ждать не будем, возвращаемся в Эристак. -Сказал Олег.

В круглом зале дворца повисла напряженная тишина. Николай Александрович сидел в кресле и читал многочисленные доклады.
-Арестор, огласи: -Сказал он, протянув кипу бумаг.
-Его Величество, первый правитель свободной Эднии, Урмух Дагефский. -На секунду замолчал он. -Военному совету, белым рыцарям северных земель. Требование выдать Алескара с его невестой, которых, будут судить высшим судом Эднийска за военные преступления в обоих мирах. Кроме этого, ежемесячно будет взиматься дань с каждого города четыре фунта золота, с деревни полтора. Первый взнос завтра в четыре часа. В противном случае, вы будете уничтожены. Мугоджары уже под нашим контролем.
Спустя секунду молчания, все громко стали обсуждать прочитанное. Я посмотрел на Сашу, которая опустила голову, и о чем-то задумалась.
-Я не понимаю, тебя за что:
-Не знаю.
-Будем защищать. -Послышался чей-то возглас.
-Эристак неприступен для народов земли: -Задумчиво произнес Арестор.
-Но для воинов Митира, вполне. -Поправил Николай.
-Я не понял!!! -Неожиданно заорал я на весь зал. Его акустика настолько усилила мои слова, что они прокатились громом над всеми.
-Появилось новое государство. Эдния. -Невозмутимо, извиняющимся тоном, тихо объяснил Эффест.
Сашка прижалась ко мне, уткнувшись в рубаху. Кажется, она уже не могла ничего слушать.
-В любом случае, мы ослаблены из-за войны. Сил для обороны, конечно, хватит, но нам неизвестно, какими вооружениями, они располагают. -Сказал кто-то.
-Попросите собрать магов в Летнем дворце. -Сказал Эффест.
-Хорошо.

Эристак.
24 апреля 2000 года
00.57

Глухой грохот пронесся по долине, и застыл где-то на севере. Я резко вскочил, разбудив этим Сашу.
-Что?
-Сейчас посмотрю.
На улице творилось смятение, воины спешно поднимались на стены. Я, увидев огонь в районе драконодорома, побежал туда. В огромный Ангар, попал, кажется, дирижабль. Я подбежал поближе, увидев Олега.
-Привет, Алес, хорошо, что ты встал.
-Что это?
-Не знаю, кажется, потерпело аварию воздушное судно Эднийцев, судя, конечно, по знакам.
Я недоверчиво рассматривал разрушенную конструкцию и никак не мог найти гондолы с экипажем.
-Есть живые?
-Вообще, ни души. -Ответил он.
Я осмотрел небо в поисках других дирижаблей, и увидел над стенами еще один.
-Остановите его! Остановите!!! -Кричал я, и бежал к летному полю.


В смятении, меня никто не слышал. Выскочив к аэровокзалу, я столкнулся с Арестором.
-Надо остановить его! -Кричал Арестор. -Это летающие бомбы!!!
-Я понял.
Он кинулся искать служащих драконодрома.
Пробежав на полосу, я остановился, видя как огромное тело корабля проходит стены, откуда по нему уже ведется огонь.
-Остановить!!! Остановить надо! -Кричал я. -Эристарх! Ты здесь?
'Да'. -Послышался голос в моей голове.
-Где?
'Во втором ангаре, чего ты хочешь, что там у вас происходит?'
-Летит летающая бомба, ее надо сбить. Как тебя найти?
'На ангарах, большими цифрами, написано':
-Ясно.
Я быстро нашел его, и открыл дверь. Высунувшись, он огляделся. Бомба летела на драконодром, и уже начала снижаться.
-Надо оттолкать ее за стену, пока она совсем не снизилась.
-Понятно. -Ответил он, разбежавшись поперек полос.
Я наблюдал за тем, как он пытается оттолкнуть бомбу за стену. Это удавалось с трудом, ударяясь о ее корпус, он сильно снижался, и снова набирая высоту, продолжал.
-Помогите ему! -Кричал подбежавший Эффест.
Наконец-то появились механики и пилоты. В небо взлетело еще четыре дракона, один из них с пилотом. Они немного подняли его, проталкивая боком за стену. При этом он снижался все сильнее и сильнее. Последним толчком, драконы отодвинули дирижабль, за стену, он задел ее нижним стабилизатором, и резко наклонившись, ударился носом. Драконы, едва успели разлететься, прежде чем он взорвался.
В общем смятении, я стоял, не зная куда деть себя. Никого знакомого вокруг, все, словно обезумевшие, бегут к стенам. Сзади меня оказывается Алексей.
-Что мы будем делать? -Спросил я, понимая, что он, тоже в нерешительности.
-Понимаешь ли: -Задумчиво произнес он. -Я пока не совсем уверен, но мне приказано привести тебя в покои.
-Со мной так не разговаривали. С каких это пор, моя жизнь становится ценной?
-Алес, меня попросила Саша. Она:
-Что с ней?
-Все с ней хорошо, только она просит тебя вернуться. Она знает что-то, я этого не знаю.
-Я ничего не понимаю: -Тряс я головой. -Я уже ничего не понимаю: -Неожиданно замолкнув, я вспомнил, как она настояла пойти со мной, когда мы дрались на крыше со шпионом. Тогда она спасла мне жизнь. И это не было совпадением. -Я сейчас возьму ее с собой, я не могу сидеть, когда нападают на город.

Я ворвался в спальню, Алеша остался за дверью. Сашка повисла у меня на шее, крепко обнимая.
-Скажи мне, что происходит? Скажи:
-Я чувствую опасность.
-Я нужен там. Меня все равно не пустят на стены, со мной ничего не случится.
-Нет, в этот раз, все по-другому.
-Пошли. -Потянул ее я.
Она удивленно посмотрела на меня. Я просил ее, пойти со мной.
-Если ты будешь рядом, ты обязательно спасешь меня. Я тоже, зная, что с тобой, буду спокоен. Скажи, Папа знает об этом?
-Отвернись. Это всего лишь предчувствие. -Сказала она, когда я отвернулся.
Сашка переоделась, и мы выскочили в коридор, к удивленному Алексею.
-Мы пойдем туда вместе. -Сказала она.
Пробежав по соборной площади и обогнув несколько домов, мы оказались на дорожке к драконодрому. Отсюда, было все как на ладони. Мы, в оцепенении застыли, глядя, как на него, один за другим, приземляются большие планеры. Из двух уже выскочило около полусотни орков, ринувшихся к ангарам. Драконы были предупреждены, они выбрались оттуда, разметая все на своем пути. Столбы огня освещали темную ночь. Несколько драконов поднялись в воздух, поджигая подлетавшие планеры. Один из десантных аппаратов, потеряв крыло, врезался в башню. Я видел как из него посыпались орки. Тем временем на поле творилось страшное. Там уже приземлилось с два десятка планеров. Новые, все прибывали и прибывали. Как я понял, стены никто не атаковал, по ним велся артиллерийский огонь. Там, кажется, увидели, какая каша творится на летном поле, и часть бойцов начала спускаться.
Моя нерешительность пропала, я принял решение нападать, и мы, как-то одновременно двинулись вперед. Пробежав несколько сотен метров, мы врубились в толпу орков, окруживших одного дракона. Моментально срубив троих, мы атаковали следующих, пока нас не заметили.
На Сашку накинулись сразу трое, мне пришлось вклиниваться сбоку. Мне здорово досталось, меня отшвырнули. Я снова вскочил, понимая, что иначе ей скоро придет конец.
Вогнав свой меч под ребра ближайшему врагу, я пригнулся, освобождая клинок, и разворачиваясь в другую сторону. Выдержав удар, я размахнулся, но ударить не успел, на меня отскочил воин, раненый Сашей. Вывернувшись, я добил его. Наконец, я смог помочь ей.
Справа появились наши. Заметив нас, они поспешили на помощь. Теперь все смешалось, над полем был слышен только лязг железа.
Драконы безжалостно уничтожали всех вокруг, неся потери. Бойня продолжалась, я порядком устал, стараясь экономить силы. Увидев, что Саша совсем выдохлась, я приблизился к ней. В этот момент вся масса, как-то повернулась, я понял, что защитники, словно куда-то исчезли, а перед нами, только орки. Они разворачивались к нам, и увидев, что мы одни, двинулись в атаку. Какие-то секунды мы пятились назад, между нами, втиснулось два дракона. Сзади, подбежал Олег, оттаскивая меня за рукав.
-Отходим! -Кричал он.
Сзади непроницаемой стеной, на нас, двигалась темная рать.
-Черт, это кто?
-Наши! Уходим, нас сейчас задавят!!! -Орал он, потащив меня за рукав.
Приземлился Эристарх, который, боком отгородил нас от нападавших. Пришел Эффест.
-Что вокруг? -Спросил Алексей.
-Эвакуация! -Крикнул Эффест. -С поля идет тяжелая пехота.
Я взял ее за руку, таща за собой.
-Отступать в гроты!!! -Кричал Олег, подбежав к нам.
С ним было около двадцати воинов.
-Осторожно! -Вскрикнула Сашка.
Развернувшись, я отскочил от бегущего агота, ударив ему вдогонку. И тут я понял, что мы между двумя стенами. Слева орки, справа наши, а мы между ними. Кроме нас, по площади мечутся кучки орков и кочевников. В нас иногда летят стрелы.
Я, Александра, Эффест, Алексей, Олег со своими и Эристарх, отступаем к соборной площади. Саша, подняв с земли арбалет, отправляет стрелу в кого-то сзади.
Встретившись с Николаем в дверях, мы вместе побежали по коридору. С нами идет, оглядываясь Эристарх. Неожиданно, сбоку выскочили два агота, размахивая косыми саблями. Дракон, мгновенно отреагировав, перехватил одного из них, отбросив вверх, на стену. Второго он схватил, и несколько раз тряханув, с размаху ударил о пол. Сашка долго оглядывалась, смотря на полуживого солдата, который пытался подняться.
'Забудь, забудь': -твердил я, мысленно обращаясь к ней. 'Он напал на дракона, любой должен понимать, что имеет дело с безжалостным хищником'.
Мы спустились по лестнице, и оказались в затемненном квадратном зале. Эффест открыл замаскированную дверь, в которую мы все прошли. Эристарху, пришлось пригнуться, но он легко вошел. Видимо, предполагалось, что этим путем можно провести лошадь.
Узкий тоннель спускался вниз. Мы быстро шли вперед, гулким эхом, под сводом, раздавались шаги.

Темно. Среди складок склона слышны стоны раненых. Я высунулся из кустов, осмотреться. Вокруг, около трехсот воинов, половина раненных. Саша, стоит в нерешительности, и смотрит на все это. За деревьями, в долине, горит Эристак. Дракон, сел на задние лапы, и задумался. Я впервые видел его в таком виде. Он был очень опечален, кажется, пребывал, даже, в нерешительности. Эффест стоял рядом, и тоже смотрел на город.
-Что будем делать? -Спросил Николай Александрович.
-Думаю, надо скрытно отходить в сторону Саары. -Сказал Арестор. -Их очень много. Я не знаю, отстоим ли мы город. Пока наши вроде держатся.
-Будем идти в Москву. -Задумчиво произнес Николай Александрович.
-Что? -Удивился Эффест.
-Андрей, ведь Москва ваша столица?
-Да.
-Почему?
-Ее брали только однажды, за всю, девятисотлетнюю историю. И то, в тот раз ее сдали, чтобы избежать потерь и разрушений. Город стоял всегда.
-Почему? -Недоумевал Николай. -Что ты имел в виду, когда сказал, что это твой город?
-Кажется, каждый защитник думает так. Я чувствую, что у него есть сила быть для каждого, быть для любого именно своим. -Ответила Александра. -Наверное, потому он неприступен.
-Пусть будет так. -Сказал Владыка. -Командовать будем из Москвы.

* * *

Ночь, неподвижная тишина. Темно, низкие облака. Лес затих в мокром тумане, кажется, он вымер. Дракон выгнул шею, застыл, готовясь к прыжку. Он резко приподнялся, бесшумно продвинулся на метр, и снова остановился. По верхушкам деревьев прокатился легкий ветерок, олень замер, поднимая голову. Эристарх, выпрыгнув из-за деревьев, попал ему в шею. Сшиб с ног, сжимая хватку.
Я, проснувшись, вскочил, осматриваясь вокруг. Едва горевший костер ничего не освещал. Так и не поняв причины моего пробуждения, я повернулся к шатру. Она спит, а меня что-то подняло.
В кустах послышался шум, потом появился Эристарх, который тащил что-то за собой.

* * *
28 апреля.
3 ч. 52 м.

-Похоже, этот острог тоже захватили. -Сказал Эффест.
-Как его могут захватить на нашей территории? -Недоумевала Саша.
-Понятия не имею. Но это не наши.
Я посмотрел на стены, которые едва были видны. Заметил только одного часового. С такого расстояния, я не мог определить кто он.
-Этот опорный пункт приграничных патрулей был построен недавно. -Говорил Эффест. -Рассчитан на семьдесят солдат. Надо бы обойти его.
-Еще бы: -Согласился Алексей. -Нас, всего семеро.
-Семеро: -Задумчиво произнес Олег. -Не всего, а целых.
-Да: -Задумался я.
Саша вопросительно уставилась на меня, ожидая пояснений. Минуту молчания, прервал Эффест.
-Что же вы предлагаете, раз так настроены?
-Кажется, для четкой формулировки не хватает информации.
-Стоп, стоп, вы что, хотите напасть на них? Это похоже на безумие. Удивился Леша.
-Не совсем. -Возразил я.
Я, прищурившись, смотрел на этот острог, прикидывая, как туда проникнуть.
-Только ты сможешь сделать это. -Начала думать Саша.
-Только я.
Я осторожно пробрался среди деревьев. Попробовал залезть по стене, но это не получилось. Когти не держали меня на ней. Некоторое время, я возился под стеной, ища подходящий путь наверх. За спиной я чувствовал пристальные взгляды своих. Забрался, улегся наверху, осторожно высовываюсь и разглядываю постройки острога. Здесь не больше двадцати воинов. Где же остальные???
'Эффест, где могут быть остальные?' -Обратился к нему я.
'Крупный отряд идет на восток, расстояние до острога, шесть миль. Наверное, они пошли патрулировать, или обобрать соседнюю деревню'.
Тихо пробравшись среди бочек по площадке, я оказался у стен склада. Под его крышей, было слуховое окно. Туда-то я и залез. Спрыгнул с балки, сломав шею часовому, и прислушался. Здесь никого, впереди коридор, дальше, кажется, лестница, за ней, несколько орков, все спят. Я прошел туда, и сел у закрытой двери, за которой находился кто-то. Он лежит один, в большой спальне. Кто это может быть?
'Конечно же, главный'. -Прочитал мои мысли Эффест.
Я выбрался на крышу, некоторое время грыз и царапал деревянную раму, чтобы можно было пролезть. Теперь, оказавшись внутри, я сел перед кроватью, на которой храпел здоровенный мужик. Мои мысли смешались, впервые надо было убить спящего.

Сижу вот, и думаю, глядя на свои лапы, лоснящиеся в лунном свете. Я впервые, увы, понял, что суть моя и сила в том, что я в нужное время в нужном месте. Главное то, что я непредсказуем, что меня не остановит никакая армия. Я осознал сейчас, что сделал тогда в шатре Стаса. Ведь все увенчалось успехом только оттого, что никто меня там не ждал. Мой успех в том, что никто обо мне ничего не знает, поэтому, недооценивают меня. А тем временем, я добиваюсь чего-то, иду, терплю неудачи, поражения, в чем-то побеждаю: Никто не будет бояться меня, брать в счет, завидовать или сострадать, ведь я признаюсь во всем, только своей любви! Пускай только она знает меня, я могу плакать, и она не упрекнет меня в этом, ибо понимает, какого мне.
-Господи, Саша:
-'Где ты?' -Нежно спрашивает она.
-Здесь, в его комнате. Я убрал всех часовых. Только знаешь, что-то не могу я разобраться с главным. Он спит.
'Мы решили спалить их, к чертовой матери!' -Сказала Сашка.
'Милая, это так грубо: Ладно, я разберусь с ним'.
Некоторое время я искал, как зажечь свет. Проверив свой клинок, я поискал его оружие. Зажег свет, и взяв ведро с водой, выплеснул все на спящего. С дикими ругательствами он вскочил, ругаясь по-своему.
-Ты по-русски. -Сказал я, кидая ему меч.
-Ты кто такой?
-Дед пихто, бабка с пулеметом:
-С чем? -Протянул он.
Рванувшись к нему, я нанес первый удар, который, он как-то вяло отбил. Второй удар, он отбивал уже более резво, понимая, что я не шучу. Теперь нападал он. Я увернулся, что привело его в ярость. Он двигался все быстрее и быстрее. Еще чуть-чуть, и я пожалею о том, что не убил его спящим.
Серия его молниеносных, сильных ударов, отодвинула меня на два метра назад. Теперь я нападал. С безумными глазами, он отмахивался, приседая и отступая. Отбросив его клинок, поставленный против моего, я ударил рукоятью, попав в переносицу. Добил, когда он падал.

* * *


Южнее Эристака 107 миль.
Эднийск.
Новая столица Эднии (бывшего Золотого Альянса).


Не спалось ему в новом дворце. Ему казалось, что призраки прежних хозяев, остались здесь и измываются над ним. Поднявшись, он вышел на балкон. Его мучил единственный вопрос, от которого он не мог заснуть. Откуда он знает ее? Откуда он знает его? Что-то ведьмы напутали с его памятью, перемещая сюда. Он никак не мог вспомнить что было, что произошло: В памяти, вспышками отпечатался его занесенный меч. Он нащупал в кармане медальон, и оказался здесь. Что произошло? Было ли это, или все, просто ночные кошмары? Это было слишком давно, кто это, почему так молод, если это он: Но лицо рассекла ему, точно, она. Как же эти времена взаимосвязаны? Надо найти его и ее, и избавиться, уже навсегда. Ему впервые показалось, что он сходит с ума. Ему показалось, что он помнит то, чего еще не было. Надо было больше денег заплатить ведьмам. Теперь все придется исправлять. Теперь надо идти и просто сделать все самому. Как он успел здесь понять, он не слишком хороший воин, она, кстати, тоже.

* * *
02 мая. 00ч. 43м

Граница Саарской губернии.
Лагерь Главы Белого Альянса.

Глаза, сами собой открылись. Я очнулся, встрепенувшись, чувствуя непомерную массу энергии. Она, сразу проснулась.
-Что случилось?
-У нас беда.
Я почувствовал, как она напряглась. Осторожно высунувшись из шатра, я огляделся. Эристарх лежал, положив морду на лапы.
-Ты кого-нибудь, чувствуешь?
-Да. Не пойму, что-то неправильно.
-Ладно.
Я медленно продвигаюсь вперед, удивляясь тому, как светится и играет огнями мой клинок. Вовремя поднимаю его, потому, что в него попадает мелькнувшее молнией, лезвие. Из тьмы появляется он, ударяя на этот раз, сильнее. Меня отбрасывает назад, я чувствую ранение, весь сжимаюсь, пытаясь отразить его удар. Вместо этого, приходится уворачиваться. Я приседаю, стараясь что-то сделать, пытаюсь ударить, и попадаю, когда он, с плеча, отправляет Сашку в траву. Она не встает, и он поворачивается ко мне, ломая мою защиту. Теперь я понял, насколько он сильнее, я отступаю, а его снова сшибает Эристарх, давая мне время встать. Урмух отпрыгивает к ней, хватает ее подмышку, и исчезает в темноте. Я поднимаюсь, и бегу вслед. Я ищу, не понимая, куда он делся. В какой-то момент мне пришло в голову, переключиться в мой мир.
Вот он! Я мчусь, бегу, лечу за ним. Вот он, впереди, я чувствую его, я вот-вот нагоню: Вот: Выскочив на дорогу, я попадаю под машину. Реальность опрокинулась. Все исчезло.


Николай Александрович слушал Эффеста. Рядом сидел подавленный Эристарх.
-Я не могу поверить. -Сказал он. -Не могу: Не могу.
-Алескар едва жив. Его надо искать в мире машин. Ее след потерян там же. Вероятно, Урмух забрал ее на Митир.
* * *


В холоде ночи, хор голосов,
Звонким, высоким, светом с небес.
Гулом до дрожи, колоколов,
Таинство в царстве туманных завес.

Страх и опасность, узкий карниз,
Пропасть, вершины и скалы вокруг.
Тьма, неизвестность, падение вниз,
Капли под сводом мерцающий звук.

Страшная магия темных богов,
Яд и огонь, и смертельный удар.
Ужас и боль безобидных слов,
Ядерный этим оставят загар.

Муки, мучения, смерть без конца,
Жестокость, безумие, в жизни, во всем.
В красавице, память в свете лица.
В сознании сон невозможный, в моем.

В железных, холодных решетках кошмар,
Темница, и в холоде, камни и скрип.
Один, одиночества страшный пожар,
Молчу, я терплю, и молчу, но охрип.

Во имя, за это, за свет и любовь,
За жизнь, за мечты, за надежду во мне.
За счастье и веру, сражаюсь, и вновь,
Все живо, трепещет, живет в тишине.

И честь, и достоинство - все сохранить,
И верность, что свято, что дорого мне.
Простить, пощадить, и опять полюбить,
Ведь хватит, достаточно, полно, вполне.

Москва. 1998 год.

edit log

  всего страниц: 3 :  1  2  3 

новая тема
следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Литература и языкознание
  Первое серьезное произведение ( 1 )
guns.ru home