Guns.ru Talks
Литература и языкознание
Изба-читальня ( 1 )

тема закрыта

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
Автор
Тема: Изба-читальня
мышонок
2-8-2006 00:30 мышонок
Давайте складывать сюда найденные почиталки. Всех мастей и жанров. Желательно не очень длинные, чтоб читались удобнее.

"...Жил в одной деревне оборотень. Так-то, вообще, был добрый крестьянин, но в полнолуние становился волком и бегал по окрестностям. Наутро снова оборачивался человеком и обходил соседей.
- Никого не загрыз? - спрашивал.
- Нет, только покусал немного! - отвечали добрые соседи - и показывали: кто - руку перевязанную, кто - ногу, кто - голову.
- Что же вы в меня не стреляли-то? - возмущался оборотень.
- Мы стреляли! - отвечали добрые соседи. - Я даже попал, кажется! И я, кажется! И я!
- Сколько раз вам повторять, оборотня простой пулей не убьешь, серебряной надо!
- Да ну! - махали руками добрые соседи. - Скажешь тоже: серебряной! Что, мы, звери?!!!..."
Сергей Седов.

мышонок
2-8-2006 00:32 мышонок
Некоего раввина с утра до вечера осаждали люди, так что у него совсем не оставалось времени ни для чтения, ни для созерцания, ни для медитации. Он не знал, что делать, пока ему в голову не пришла великолепная идея. Раввин повесил на дверь записку: 'За два вопроса - сто долларов'. Конечно, с того дня свободного времени у него стало гораздо больше. Затем к нему пришел богач и сказал: 'Рабби, вот сто долларов, но не кажется ли тебе, что это слишком большая сумма за два вопроса?' На что раввин ответил: 'Кажется. А каков твой второй вопрос?'
Автор мне неизвестен
goust
2-8-2006 01:00 goust
почиталки? а что это?
мышонок
2-8-2006 01:16 мышонок
см. выше
мышонок
2-8-2006 01:53 мышонок
"...Как-то родился человек и сказал ему Ангел, встретивший его в начале жизни: не тревожься, я всегда буду рядом. Человек прожил богатую жизнь, были в ней и трудности.

Когда он умер, то снова увидел Ангела. Ангел показал ему дорогу, на которой видны были следы, - то одна пара, то две. Человек спросил, - почему оставлял ты меня на пути, - вот я вижу, что в некоторые моменты остаются одни лишь мои следы? На что Ангел ответил, - в эти моменты, - я нес тебя на руках. "
незнаюкто

goust
2-8-2006 21:55 goust
Я не пониаю, в чем разница почиталок от цитат?
мышонок
2-8-2006 22:21 мышонок
цитата - короткая фраза )
почиталки - короткие рассказики )

edit log

Laborant
3-8-2006 05:57 Laborant
Тогда правильннее было бы назвать тему "Притчи"
goust
3-8-2006 22:11 goust
Типа причи...

Плывет человек по реке на лодке и сносит его в водопад. Подплавает катер: Давай к нам а то там водопад. В ответ : нет, я праведно всегда жил, Господь не допустит что б я разбился...
Уплыл катер. А его все сносит в водопад.... Подплывает лодка, от туда кричат : давай скорее к нам, а то разобьешся!!! В ответ: нет, я преведно живу, Господь не допустит этого.... Уплыла лодка. Уже совсем близко водопад.... Подплывает водный мотоцикл: ему кричат: скорее садись ко мне, ТАМ ЖЕ ВОДОПАД!!! В ответ : нееее, Господь не позволит мне разбиться. Упал человек с водопада и разбился. Попал он в рай и встретил его там Господь. Спросил человек Господа: я же праведно всегда жил, как же ты позволил мне разбиться?
Господь ему и ответил: НО Я ЖЕ ТРИ РАЗА ЗА ТОБОЙ ЛЮДЕЙ ПОСЫЛАЛ.

мышонок
4-8-2006 01:28 мышонок
- Привет! - сказал я Семипалому Котёнку.

Котёнок был очень занят: лёжа на спине, он смачно грыз верёвочный бантик, привязанный около лежанки к решётчатой стенке клетки. Довольно большая клетка с несколькими котятами стояла на полу в зоомагазине, а я сидел возле неё на корточках и пытался привлечь к себе внимание Семипалого Котёнка.

- Привет! - повторил я.

Котёнок оторвался от своего занятия и весело посмотрел на меня.

- Привет, ага! Чего тебе?

Я: Это: - смутился я, не зная, как подступиться. - У тебя на передних лапах по семь пальцев:

- Ну да.

- И каково оно, быть семипалым?

- Нормально.

- Не мешает?

- Да вроде нет. Когда вырасту, наверное, вообще классно будет. Я с такими лапами любого кота располосую в клочья! - восторженно заявил Семипалый Котёнок и мотнул головой в сторону более взрослого котёнка-подростка, занимавшего противоположную лежанку в клетке.

- Ты не смотри, что он меня только что одолел. Он старше и сильнее. К тому же мы боролись понарошку. А вот когда я сам стану взрослым!..

- Но ты же не такой, как все. Тебя это не беспокоит?

- Не-а! Другие котята со мной играют, а старшие иногда вылизывают. Всё в порядке.

Семипалый Котёнок нетерпеливо поглядывал то на меня, то на свой хвост. В этом возрасте ловля собственного хвоста - одно из лучших занятий для котят.

- Слушай, ты чего тут торчишь? Взять меня хочешь? - поинтересовался он.

- Не могу. Там, где я сейчас живу, не разрешают держать котов.

- Жалко. А если бы разрешили, ты бы взял?

- Честно говоря, не знаю. Ты, всё-таки, семипалый:

- Дались тебе эти пальцы! Посмотри на меня. Я красивый, в меру упитанный: - тут котёнок хихикнул. - Характер своеобразный, но покладистый. Будешь меня кормить и любить - в долгу не останусь. Я же не дурак; понимаю, что людям надо. Чтобы тарахтелка-урчалка работала, и мех был чистый. Ну, ещё кое-что по мелочи:

- Извини, ты, конечно, прав, - ответил я. - Если я перееду туда, где можно держать котов, то возьму тебя с собой.

- Вот и ладно. Когда надумаешь - заходи. Если меня к тому времени не продадут, - сказал котёнок и принялся с упоением гоняться за собственным хвостом.

стибрила в жж
если кому занадобится, поделюсь автором

мышонок
7-8-2006 00:18 мышонок
Про Жизнь

- Как это - не было? - спросила я внезапно севшим голосом, - Совсем, что ли? Да у вас ошибка тут, в картотеке, посмотрите лучше!!
- Никак нет, - пожилой Ангел улыбнулся снисходительно и поправил очки в круглой оправе, - У нас тут все записано, все учтено, опять же, все под строгим оком Сами Знаете Кого. У нас за должностное преступление знаете что? - физиономия Ангела посуровела, - Про Люцифера слыхали? То-то. Моргнуть не успел - скинули. 'Оши-и-ибка'. Скажете тоже.
- Минуточку, - я попыталась взять себя в руки, - Посмотрите, пожалуйста, сюда.
Ангел благожелательно воззрился на меня поверх очков.
- И? - спросил он после секундного молчания.
- Меня, может, и нет. Но кто-то же есть? - я осторожно пошевелила кисельной субстанцией, которая теперь заменяла мне привычный земной организм. Субстанция заволновалась и пошла радужными пятнами.
- Кто-то, безусловно, есть. Но никак не NN, каковой вы изволили представиться., - Ангел тяжело вздохнул и потер лоб, - Я таких как вы перевидал - не сосчитать. И почему-то в большинстве своем - дамы. Ну, да ладно. Давайте проверять, барышня. По пунктам. С самого начала. Так?
- Давайте, - сказала я, решительно повиснув у него над плечом и изготовясь биться до последнего.
- Нуте-с, вот она, биография мадам N, - Ангел вытащил из-под стола здоровенный талмуд и сдул с него пыль, - Ab ovo, дорогая, что называется, от яйца, - он послюнявил палец и зашуршал тонкими папиросными страницами, - Ну, это все мелочи : подгузники: капризы детские: глупости всякие: личность еще не сформирована: характер не проявлен, все черновики: ну, детство и вовсе опустим, берем сознательную жизнь: а, вот! - он торжествующе поднял палец, - у вас был роман в конце десятого класса!
- Ах, какая странность, - не удержалась я, - Чтоб в шестнадцать лет - и вдруг роман!
- А вы не иронизируйте, фрейляйн, - Ангел сделал строгое лицо, - Роман развивался бурно и довольно счастливо, пока не встряла ваша подруга. И мальчика у вас, будем уж откровенны, прямо из-под носа увела. То есть не у вас, - вдруг спохватился ангел и покраснел, - а у мадмуазель NN:
- Ну, и чего? - спросила я подозрительно, - Со всеми бывает. Это что, какой-то смертный грех, который в Библию забыли записать? Мол, не отдавай ни парня своего, ни осла, ни вола:
При слове 'Библия' ангел поморщился.
- При чем тут грех, ради Бога! Достали уже со своими грехами: Следите за мыслью. Как в этой ситуации ведет себя наша N?
- Как дура себя ведет, - мрачно сказала я, смутно припоминая этот несчастный роман 'па-де-труа', - Делает вид, что ничего не произошло, шляется с ними везде, мирит их, если поссорятся:
- Вооот, - наставительно протянул Ангел, - А теперь внимательно - на меня смотреть! - как бы поступили вы, если бы жили?
- Убила бы, - слово вылетело из меня раньше, чем я успела сообразить, что говорю.
- Именно! - Ангел даже подпрыгнул на стуле, - именно! Убить бы не убили, конечно, но послали бы на три веселых буквы - это точно. А теперь вспомните - сколько таких 'романов' было в жизни у нашей мадмуазель?
- Штук пять, - вспомнила я, и мне вдруг стало паршиво.
- И все с тем же результатом, заметьте. Идем дальше. Мадмуазель попыталась поступить в университет и провалилась. Сколько не добрала?
- Полтора балла, - мне захотелось плакать.
- И зачем-то несет документы в пединститут. Там ее балл - проходной. Она поступает в этот институт. А вы? Чего в этот момент хотели вы?
- Поступать в универ до последнего, пока не поступлю, - уже едва слышно прошептала я, - Но вы и меня поймите тоже, мама так плакала, просила, боялась, что за этот год я загуляю или еще что, ну, и мне вдруг стало все равно:
- Милая моя, - ангел посмотрел на меня сочувственно, - нам здесь до лампочки, кто там у вас плакал и по какому поводу. Нас факты интересуют, самая упрямая вещь в мире. А факты у нас что-то совсем неприглядны. Зачем вы - нет, вот серьезно! - зачем тогда замуж вышли? В смысле - наша NN? Да еще и венчалась, между прочим! Она, стало быть, венчалась, а вы в это время о чем думали?!
Я молчала. Я прекрасно помнила, о чем тогда думала в душной сусальной церкви, держа в потном кулачке свечу. О том, что любовь любовью, но вся эта бодяга ненадолго, что я, может быть, пару лет протяну, не больше, а там натура моя блядская все равно перевесит, и тогда уж ты прости меня, Господи, если ты есть:
- Вот то-то, - Ангел покачал головой и перевернул страницу, - да тут у вас на каждом шагу сплошные провалы! Девочка, моя, ну, нельзя же так! В тридцать лет так хотели татуировку сделать - почему не сделали?
- Ну-у-у: - озадачилась я, - Не помню уже.
- А я вам подскажу, - Ангел нехорошо усмехнулся, - Тогдашний ваш возлюбленный был против. Примитивные, говорил, племена, да и задница с годами обвиснет. Так?
- Вам виднее, - насупилась я, хотя что-то такое было когда-то, точно же было:
- Мне-то виднее, конечно: Задница-то ваша была, а не любовника?! Хорошо, едем дальше.
Вот тут написано - тридцать пять лет, домохозяйка, проще говоря - безработная, из увлечений - разве что кулинария. Милая такая картинка получается. Вышивания гладью только не хватает. Ну, вспоминайте, вспоминайте, чего на самом деле-то хотели?!
- Вспомнила. Стрелять хотела.
- В кого стрелять?! - изумился ангел и покосился в книгу.
- В бегущую мишень. Ну, или в стационарную, без разницы, - плакать я, как выяснилось, теперь не могла, зато туманное мое тело утратило свою радужность и пошло густыми серыми волнами, - Стендовой стрельбой хотела заниматься. Петь еще хотела. Давно это было.
- Подтверждаю, - Ангел ткнул пальцем в талмуд - Вы, дорогая моя, имели ко всему этому довольно приличные способности. Богом, между прочим, данные. От рождения! Куда дели все это? Где, я вас спрашиваю, дивиденды?!
- Я не знала, что должна: - прошелестела я в ответ.
- Врете, прекрасно знали - Ангел снял очки, устало прищурился и потер переносицу, - Что ж вы все врете-то, вот напасть какая: Ладно, мадам, давайте заканчивать. Приступим к вашему распределению.
Он достал большой бланк, расправил его поверх моей биографии и начал что-то строчить.
- Как вы все не понимаете, - в голосе Ангела слышалось отчаяние, - нельзя, ну, нельзя предавать себя на каждом шагу, эдак и умереть можно раньше смерти! А это, между прочим, и есть тот самый 'грех', которого вы все так боитесь!: Всё думаете - и так сойдет: Шутка ли - каждая третья душа не свою жизнь проживает! Ведь это страшная статистика! И у всех какие-то идиотские оправдания - то мама плакала, то папа сердился, то муж был против, то дождь в тот день пошел не вовремя, то - вообще смех! - денег не было. Хомо сапиенсы, называется, эректусы: Ну, все, готово, - Ангел раздраженно откинул перо, - попрошу встать для оглашения приговора. Передо мной встать, в смысле.
Я перелетела через стол и замерла прямо перед ангелом, всем своим видом выражая вину и раскаяние. Черт его знает, может, сработает.
- Неидентифицированная Душа по обвинению в непрожитой жизни признается виновной, - Ангел посмотрел на меня с суровой жалостью, - Смягчающих обстоятельств, таких, как а) не ведала, что творила б) была физически не в состоянии реализовать или в) не верила в существование высшего разума - не выявлено. Назначается наказание в виде проживания одной и той же жизни до обнаружения себя настоящей. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Подсудимая! Вам понятен приговор?
- Нет, - я жалобно заморгала, - Это в ад, что ли?
- Ну, ада вы не заработали, детка, - усмехнулся ангел, - да и вакансий там:, - он безнадежно махнул рукой, - Пойдете в чистилище, будете проживать смоделированные ситуации, пока суд не признает вас прожившей свою жизнь. Ну, а уж будете вы там страдать или нет - это мы, извините, не в курсе, - и Ангел протянул исписанный желтый бланк, - Теперь все ясно?
- Более-менее, - я кивнула растерянно, - И куда мне теперь?
- Момент, - сказал Ангел и щелкнул пальцами. Что-то звякнуло,грохнуло и в глазах у меня потемнело:

- : одну меня не отпустят, а с тобой запросто, - услышала я знакомый голос, - И Сережка говорит - пусть она тебя отмажет на два дня, ну, Олечка, ну, милая, ты ведь поможешь, правда? Мы тебе и палатку отдельную возьмем, и вообще клево будет, представляешь, целых две ночи, костер, речка и мы втроем?
..Это был мой школьный двор, май уже и не помню какого года, пыльный душный вечер. И Ленка, красавица, с кукольным личиком и фигурой от Сандро Ботичелли - моя подружка - как всегда беззаботно щебетала мне в ухо, не замечая, как ненависть и боль медленно скручивают меня винтом, мешая дышать. Такое знакомое, такое родное-привычное ощущение... Я ведь хорошая девочка, я перетерплю все это, я буду вести себя прилично, я хорошая, хорошая, хоро:

- А пошла ты на ..й, - сказала я нежно, с садистским удовольствием наблюдая, как округляются ее фарфоровые глазки, и, чувствуя некоторую незавершенность сцены, добавила - Оба пошли к ебене матери.
:Когда разгневанный стук Ленкиных каблучков затих где-то за поворотом, я прислушалась к звенящей пустоте вокруг, и поняла, что вот прямо сейчас я, наконец, глубоко, неприлично и ненаказуемо счастлива:

опять творчество жж-юзера

edit log

мышонок
7-8-2006 00:28 мышонок
Ритуал
Среди множества легенд об изначальных языческих богах, эта - едва ли не самая практическая.
Бог спит в древнем храме. Храм запрятан в джунглях, но доступен с проводниками из числа туземцев. Запрета на посещение храма чужаками нет.
Бога можно пробудить от сна. Ритуал сложен, однако известен туземным жрецам в подробностях. Никаких двусмысленностей, все предельно четко. На стенах храма высечены поясняющие рисунки и схемы.
Экспедиция из большого мира к храму неотвратима - а как же иначе?
Сами туземцы до сих пор никогда не пытались разбудить бога. Уметь что-то - вовсе не означает непременно нуждаться в этом.
Убедить туземцев провести ритуал удается на удивление быстро. Не нуждаться в чем-то - вовсе не означает так никогда и не попробовать.
Почти весь огромный храм занят каменной выпуклостью: смеженным оком бога. Церемония длится три дня - с плясками, заклинаниями и жертвоприношениями. Долгий процесс снимается на видео. Никто не отлынивает.
В кульминационный момент выпуклость расщепляется трещиной: око бога начинает открываться. В то же мгновение все исчезает.
Бог просыпается в привычном ему Ничто. С недоумением припоминает только что снившийся диковинный сон: чудной мирок с населявшими его существами, нелепыми, но забавными. Жаль, что видение было изгнано пробуждением. Бог был бы не прочь снова увидеть нечто подобное. Позевывая, он ворочается с боку на бок в пустоте. Наконец, бог вновь засыпает, но, как назло, ему ничего больше не снится.


Aspid743
7-8-2006 18:37 Aspid743
Но только я почувствовал себя облегченным, как множество
злобных соображений начали волновать меня. И то, что такой
старой старухе надобно понимать, что она только срамит меня
своей одеждой, -- и то, что незачем ей было шляться в гимназию
с конвертом -- и то, что она заставила меня лгать, что лишила
меня возможности пригласить к себе товарищей. Я смотрел, как
она ела суп, как, поднимая ложку дрожащей рукой, проливала
часть обратно в тарелку, я смотрел на ее желтые щечки, на
морковный от горячего супа нос, видел, как она после каждого
глотка беловатым языком слизывает жир, и остро и жарко
ненавидел ее. Почувствовав, что я смотрю на нее, мать, как
всегда нежно, взглянула на меня своими выцветающими карими
глазами, положила ложку и, будто этим своим взглядом
понуждаемая хоть что-нибудь сказать, -- спросила: вкусно? Она
сказала это словно с подыгрыванием под ребенка, при этом с
вопрошающим утверждением мотнув мне седой головкой. -- Ффкюснэ,
-- сказал и я, не подтверждая и не отрицая, а передразнивая ее.
Я произнес это ффкюснэ с отвращающей гримасой, словно меня
сейчас вытошнит, и наши взгляды -- мой холодный и ненавидящий,
-- ее, теплый открытый внутрь и любящий, встретились и слились.
Это продолжалось долго, я отчетливо видел, как взгляд ее добрых
глаз тускнеет, становится недоумевающим, потом горестным, -- но
чем очевиднее становилась мне моя победа, тем менее ощутимым и
понятным казалось то чувство ненависти к этому любящему и
старому человеку, силой которого эта победа достигалась.
Вероятно, поэтому-то я и не выдержал, первым опустил глаза и
взял ложку и начал есть. Но когда внутренне примиренный, желая
сказать что-то ничего незначащее, я снова поднял голову, то уже
ничего не сказал и невольно вскочил. Одна рука матери с ложкой
супа лежала прямо на скатерти. На ладонь другой, подпертой
локтем о стол, она положила голову. Узкие губы ее, перекосив
лицо, взбирались на щеку. Из коричневых впадин закрытых глаз,
веерами тянувших морщины, текли слезы. И столько беззащитности
было в этой желтой, старенькой головке, столько незлобивого
горького горя, и столько безнадежности от этой никому не нужной
теперь ее гадкой старости, -- что я, все косясь на нее, уже
подозрительно грубым голосом сказал -- ну, не надо, -- ну,
брось, -- ведь не о чем, -- и хотел было уже прибавить --
мамочка -- и может быть даже подойти и поцеловать ее, как в
этот самый момент с внешней стороны, с коридора, нянька,
балансируя на одном валенке пнула другим в дверь и внесла
блюдо. Не знаю, для кого это уж и зачем, но только тут же я
хватил кулаком по тарелке, и болью пораненной руки и облитыми
супом брюками, окончательно уверованный в своей правоте,
справедливость которой как-то туманно подкреплялась
чрезвычайным испугом няньки, -- я, грозно выругавшись, пошел к
себе в комнату.

Вскоре после этого мать оделась, куда-то ушла и вернулась
домой лишь под вечер. Заслышав, как она прямо из передней
простукала по коридору к моей двери, постучала и спросила --
можно, -- я бросился к письменному столику. поспешно раскрыв
книгу и, сев спиной к двери, скучно сказал -- войди. Пройдя
комнату и нерешительно подойдя ко мне сбоку, причем я, будто
углубленный в книгу, видел, что она еще в шубке и в черном
своем смешном капоре, мать, вынув руку из-за пазухи, положила
мне на стол две смятых, словно желающих стыдливо уменьшиться,
пятирублевых бумажки. Погладив затем своей скрюченной ручкой
мою руку, она тихо сказала: -- Ты уж прости меня, мой мальчик.
Ты ведь хороший. Я знаю. И, погладив меня по волосам и чуть
призадумавшись, будто еще чтото хотела сказать, но, не сказав
ничего, мать на цыпочках вышла, тихонько прищелкнув за собою
дверь.


Агеев - Роман с кокаином

мышонок
21-8-2006 00:35 мышонок
"Полная Банка"

Профессор философии, стоя перед своей аудиторией, взял пятилитровую стеклянную банку и наполнил её камнями, каждый не менее трёх сантиметров в диаметре.
В конце спросил студентов, полна ли банка?
Ответили: да, полна.
Тогда он открыл банку горошка и высыпал их в большую банку, немного потряс её.
Естественно, горошек занял свободное место между камнями. Ещё раз профессор спросил студентов, полна ли банка? Ответили: да, полна.
Тогда он взял коробку, наполненную песком, и насыпал его в банку. Естественно, песок занял полностью существующее свободное место и всё закрыл.
Ещё раз профессор спросил студентов, полна ли банка? Ответили: да, и на этот раз однозначно, она полна.
Тогда из-под стола он ещё вытащил две баночки пива и вылил их в банку до последней капли, размачивая песок.
Студенты смеялись.
А сейчас я хочу, чтобы вы поняли, что банка - это ваша жизнь. Камни - это важнейшие вещи вашей жизни: семья, здоровье, друзья, свои дети - всё то,
что необходимо, чтобы ваша жизнь всё-таки оставалась полной даже в случае, если всё остальное потеряется. Горошек - это вещи, которые лично для вас стали
важными: работа, дом, автомобиль. Песок - это всё остальное, мелочи.
Если сначала наполнить банку песком, не останется места, где могли бы разместиться горошек и камни. И также в вашей жизни, если тратить всё время
и всю энергию за мелочи, не остаётся места для важнейших вещей. Занимайтесь тем, что вам приносит счастье: играйте с вашими детьми, уделяйте время
супругам, встречайтесь с друзьями. Всегда будет ещё время, чтобы поработать, заняться уборкой дома, починить и помыть автомобиль. Занимайтесь, прежде
всего, камнями, то есть самыми важными вещами в жизни; определите ваши приоритеты: остальное - это только песок.

Тогда студентка подняла руку и спросила профессора, какое значение имеет пиво?
Профессор улыбнулся.
- Я рад, что вы спросили меня об этом. Я это сделал просто, чтобы доказать вам, что, как бы ни была ваша жизнь занята, всегда есть место для пары банок пива.

kjan
21-8-2006 15:33 kjan
quote:
Originally posted by мышонок:
Назначается наказание в виде проживания одной и той же жизни до обнаружения себя настоящей. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.


это жестоко
хочу в ад. там хоть коллектив интересный

мышонок
21-8-2006 20:45 мышонок
а это и есть ад )
те, кто выполнил все задания, переходят на следующий уровень )
goust
21-8-2006 23:24 goust
Про банку с камнями, песком, горохом и пивом- старая притча.... Но надо признать, что умная, однако не бесспорная...
Red_Cat_2
22-8-2006 00:08 Red_Cat_2
А меня история с ангелом заставила очень призадуматься...

edit log

Aspid743
22-8-2006 10:45 Aspid743
я тоже срефлексировал на слово песок
тема песка или воды, тема претолстая
со вчерашнего дня навязло на зубах

----- Original Message -----

> Душа моя, Юра!
> Тебе в институте логику читали?
> У меня с утра в голове засела одна тема про кучу песка и песчинку. И от этого всего у меня началась жуткая изжога.
> Суть в том что мы имеем горку из песка или гору, бархан, пустыню Гоби.
> Из этой горы мы вынимаем песчинку, гора остаётся горой. И так до
последней.
> Не помню что пытались доказать что одна песчинка равна горе, или что с
какого то момента сообщества песчинок(?) или кондоминимум песчинок
перестаёт быть горой и становиться(?). Тяжёл я что то сегодня на голову.
>
> Примите наши уверения в ну и всякое такое.
>


Re:

Да это темы такие мутные. В институте логики не было. Была "философия" и
"история КПСС", куда я совсем не ходил, а когда по философии был
семинар
и молодая преподавательица меня вызвала отвечать, а точнее я сам вызвался
для прикола, не помню, я ей такого наплел с выдумаными на ходу цитатами
всяких заведамо малознакомых ей деятелями, что на экзамене она поставила
мне
4 автоматом. Объективно логика, знаешь ли, вещь странная. Иногда, знаешь ли, мерзко
находиться рядом с какойто жизненной справедливостью или там логикой,
какбудто едешь рядом с вонючей старухой-бомжом. Хочется пересесть в другой
вагон или вобще в другой поезд, или даже в самолет.


мышонок
23-8-2006 16:25 мышонок
Когда-то давно старый индеец рассказал своему внуку одну жизненную истину.

- Внутри каждого человека идет борьба очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло - зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь:
Другой волк представляет добро - мир, любовь, надежду, любезность, истину, доброту, верность:

Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил.
- А какой волк в конце побеждает?

Лицо старого индейца тронула едва заметная улыбка и он ответил.
- Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

Dang
23-8-2006 20:37 Dang
Однажды перед наступлением нового года эры Дзисё четверо друзей собрались в
бане-фуроси, чтобы снять усталость прошедшего дня и смыть грехи прошедшего
года. Один из них, по имени Такамасу Хирамон, был составителем календарей и
любил, как говорится, время от времени украсить свое кимоно гербами клана
Фудзивара, то есть выпить. Другой служил церемониймейстером у князя Такэда и
звался Оити Миноноскэ. Он тоже был мастер полюбоваться ранней весной, как
пролетают белые журавли над проливом Саругасима, - то есть опять же выпить.
Третий из приятелей был знаменитый борец-сумотори по имени Сумияма Синдзэн и,
как все борцы, всегда находился в готовности омочить рукав, а то и оба первой
росой с листьев пятисотлетней криптомерии - проще говоря, выпить как следует.
Четвертый подвизался на сцене театра. Но под псевдонимом Таканака Сэндзабуро
он тоже частенько после представления позволял себе понаблюдать восход полной
луны из зарослей молодого бамбука, что опять-таки означает пригубить чарку.
Распарившись в бочках с горячей водой, друзья решили предаться общему для всех
пороку. Молодой Такамасу предложил выпить трижды по три чарки нагретого сакэ.
- Холостому мужчине доступны все развлечения, - сказал он. - Но даже и ему
вечерами становится тоскливо без жены. Сегодня я твердо намерен заключить
брачный контракт с госпожой Хидаримару, что живет за Восточным храмом, и
поэтому должен быть трезв и почтителен.
- Нет! - вскричал великан Синдзэн. - Не три, а девять раз по три чарки следует
нам выпить перед тем, как начну я готовиться к состязаниям в Киото, потому что
с завтрашнего дня мой сэнсэй воспретил мне даже проходить мимо питейных
заведений.
Молодые повесы решили уважить знаменитого борца и последовали его предложению.
После двадцать седьмой чарки, когда составитель календарей уткнулся носом в
миску с соевым соусом, церемониймейстер Оити вспомнил, что кому-то из пирующих
надо отправляться в Киото. Отчего-то решили, что это именно Такамасу. Бедного
составителя календарей погрузили в проходящую в нужном направлении повозку,
заплатили вознице и растолковали ему, что избранница Такамасу живет за
Восточным храмом.
И вот, вместо того чтобы пойти к возлюбленной, живущей в родном Эдо,
несчастный отправился в Киото, где, разумеется, тоже был Восточный храм!
Очнулся Такамасу вроде бы в доме госпожи Хидаримару - те же циновки, та же
ниша в стене, те же полки с изображениями Эбису и Дайкоку. Только женщина была
другая - шея длинная, стройная, разрез глаз четкий, линия волос надо лбом
естественна и красива, зубы не вычернены, как полагается замужней женщине. На
ней три платья с короткими рукавами из двойного черного шелка с пурпурной
каймой по подолу, изнутри просвечивает вышитый золотом герб. Звать ее
Идуми-сан. Увидел Такамасу красавицу - и сразу влюбился!
Ей, по всему видать, тоже понравился славный юноша, потому что она, схватив
кисть и тушечницу, тут же начертала на своем левом рукаве стихотворение:
Хотелось бы мне,
Сидя у зеркала,
Увидеть, как в тумане,
Где закончится путь мой,
Затерявшийся в вечерней росе!
Трудно застать врасплох составителя календарей. Такамасу немедленно снял
башмак, вытащил стельку из рисовой бумаги и сразу же сочинил "ответную песню":
Хотелось бы мне
Спросить у ясеня
Или у старой сосны на горе,
Где живет та,
Которую назову единственной!
После этого, разумеется, другие объяснения в любви стали излишними.
Но не успели влюбленные, как говорится, и ног переплести, как входная дверь
отъехала в сторону и на пороге появился суженый госпожи Идуми прославленный
самурай Ипорито-но-Суке. Увидев любимую в объятиях другого, он закрыл лицо
рукавом, прошел в угол и, достав из футляра нож длиной в четыре сяку, сделал
себе сеппуку. Кровь хлынула на белые циновки, и несчастному Такамасу не
оставалось ничего другого, как вытащить из ножен катану и обезглавить
благородного самурая, чтобы облегчить его страдания.
Идуми-сан при виде безголового тела вскрикнула, но сразу же взяла себя в руки,
согрела сакэ, сменила икебану в нише, вытащила из окоченевших рук мертвого
Ипорито-но-Суке нож длиной в четыре сяку и последовала за ним, сохраняя
верность данному некогда обещанию. Такамасу Хирамон, рыдая, снес голову и ей.
Сам же он, сложив предварительно предсмертную танку, закатал кимоно и тоже
вонзил смертоносное лезвие в живот.
Узнав об этом, в далеком Эдо его суженая, госпожа Хидаримару, совершила
богатые приношения в храм Аматэрасу, раздала служанкам свои праздничные одежды
с широкими китайскими поясами на лимонного цвета подкладке, после чего велела
позвать своего престарелого дядю, чтобы он помог и ей расстаться с
опостылевшей жизнью.
Вскоре печальная весть дошла и до императорских покоев. Государь тут же
переменил наряд, надел простой охотничий кафтан, трижды прочитал вслух
стихотворение "Персик и слива молчат...", призвал к себе канцлера Фудзимори
Каматари и через него даровал оставшимся трем участникам роковой попойки
высокую честь добровольно расстаться с жизнью.
Оити Миноноскэ, Сумияма Синдзэн и Таканака Сэндзабуро, не дрогнув, выслушали
повеление государя и на третий день весны, выпив двадцать семь раз по три
чарки сакэ, выполнили его со всеми полагающимися подробностями.
Всех семерых похоронили на одном кладбище у подножия горы Муругаяма, где
лепестки алой сливы каждый год осыпаются на гранитные плиты. С тех пор туда
частенько приходят несчастные влюбленные пары, чтобы совершить ритуальное
двойное самоубийство.

М.Успенский "Время Оно"

kjan
23-8-2006 23:54 kjan

"с легким паром" нервно курит в сторонке...

мышонок
1-9-2006 13:23 мышонок
Шоу маст го он!

Поскольку тема жизни, как абсурда продолжает бередить умы моих друзей и соотечественников, вот вам, братцы, элегическая история про самый красивый абсурд, который мне когда-либо приходилось наблюдать.

Отец мой, кроме того, что был скульптором, был еще и охотником. И 'от мерзостей этого мира' сваливал в одиночку каждое лето на озеро. В самую глухую глушь. В деревню с говорящим названием Ямищи.

Собственно, и деревней-то ее назвать было сложно - так, 10 домов разной степени обветшалости, спрятанных среди дикого, болотистого леса. Плюс еще пяток новых домов, построенных дачниками из Питера, и торчащих здесь, словно вставные золотые зубы. Дачники эти составляли основу для местной набеговой экономики. Жители окрестных избушек кормились от щедрот приезжих, а зимой, когда те уезжали, выждав интеллигентную паузу, их дома вскрывали и все, что находили - пропивали. За что почему-то очень на дачников злились.

У отца там была покосившаяся избушка, гордо называвшаяся 'охотничьим домиком'. С охотой там и в вправду все было прекрасно - полное озеро уток, кабаны под окнами бродят и прочие всякие вальдшнепы в положенные сроки пролетают.

В 93-ем году пришла моя очередь спрятаться и подумать. Отец что-то лепил и пару недель избушка был свободна. Ну, я и поехал. Надо мне было.

Еды я с собой взял на 3 дня, надеясь докупить остальное в магазинчике в соседней деревне. Почему-то показалось мне, что раз в Москве уже продаются сникерсы, значит, невидимая рука рынка привела их, равно как и все прочие символы товарного изобилия, и в деревню Ямищи тоже.

Показалось мне так напрасно. Быстро выяснилось, что автолавка приезжала туда уже как неделю тому назад, и из товаров есть почему-то только веники. Но отличные и много. А еды нет никакой.

Так что я перешел на подножный корм. Оказалось, что сугубо городской я вполне себе могу выжить в болотистых джунглях окрестностей деревни Ямищи.

Жизнь пошла и впрямь фантастическая. Днем я собирал грибы, вечером соседский мальчик вынимал из них те, что есть не стоило, 'потому как сдохнешь'. Я чистил их и жарил. Ночь, черное небо, звезды, сосны и приемник 'Альпинист', прикрученный к стенке изолентой. Я чищу грибы, отмахиваюсь от комаров и жду от 'Альпиниста' откровений.

Собственно, 'Альпинист' и был те 2 недели моим единственным полноценным собеседником. Жил он своей самостоятельной жизнью, проводя большую часть вечера в напряженной охоте на несуществующие радиостанции. По эфиру он рыскал самостоятельно, без моего участия. Шлялся там среди помех, ловил след какой-нибудь станции, цеплялся за него, брел по нему и вдруг громким голосом сообщал мне о чем-то, что ухитрялось попадать в ритм к моим неторопливым размышлениям.

Радиостанций, голосами которых разговаривал 'Альпинист', в природе не существовало. Я в этом уверен. Они говорили мне удивительные и абсурдные вещи, пели песни, которых я больше никогда не слышал, сообщали новости про людей, о существовании которых я не подозревал. Даже позывных у этих радиостанций никогда не звучало. Просто вдруг среди помех, приемник 'Альпинист' находил таинственный голос, который говорил со мной и, закончив, пропадал в помехах.

Удивительное ощущение - сидишь ты на крыльце избушки на берегу озера, чистишь грибы. Ночь, ветер качает сосны, в углу тихо шипит помехами забытое радио.

И думаешь ты о том, что, в общем-то, вот так вот жить отлично, что старость свою следует провести поближе к природе и, конечно, прав был Генри Девид Торо со своим 'Уолденом'. И тут 'Альпинист' стремительно выходит из помех и очень чисто, голосом неизвестного диктора читает тебе 'Пророчество' Бродского:
'Мы будем жить с тобой на берегу,
отгородившись высоченной дамбой
от континента, в небольшом кругу,
сооруженном самодельной лампой'.
Прочитывает до конца и немедленно уходит в помехи.

И ты думаешь, что в 21 веке Господь не станет пользоваться пророками, как средством доставки откровений. Достаточно приемников 'Альпинист', прикрученных изолентой к стенам покосившихся деревенских избушек. Он подключит к ним голос Метатрона и скажет все, что считает нужным, не опасаясь, что у пророков поедет крыша, и те добавят к откровениям своей личной ахинеи.

Впрочем, все равно добавят. Когда пересказывать начнут, обязательно добавят.

Отвлекаюсь я, извините. Собственно, вот история моя.

На третий день, увидев, что дом открыт, ко мне пришли два самых ярких представителя местной флоры, два идеолога ямищенской набеговой экономики, два бесхитростных алкоголика - Кузьма Семеныч и Михаил Кузьмич. Были они друг другу отец и сын. Но кто из них был отец, а кто сын - определить не удавалось. Годы злоупотреблений стерли возрастные различия с их лиц. Оба были одинаково поношены, грязны и похмельны.

В дом мужички входили боком, приставными шагами, прижимая к груди грязные кепчонки. Тот, что был правее, размашисто сел на мою шляпу, лежавшую на стуле. Помычав, затеяли светскую беседу, бесхитростно сообщили, что мол, 3,14здато, что это ты приехал, а не отец. Потому как, папинька твой, 3,14здил нас обоих неоднократно, публично именуя швалью и попрекая отсутствием моральных принципов.

В этом я не сомневался. Отец мой своим жестким нравом был знаменит.
Но я заметил, что на протяжении всей этой светской беседы на меня они смотрели только мельком. Я их вообще, признаться, интересовал мало. Взгляд их был угрюмо сфокусирован где-то на точке расположенной слева и сзади от меня. Взгляд их был напряжен и тревожен. Я оглянулся.

На столе, над остатками моих припасов, горделиво возвышалась бутылка 'Зубровки', которую я, как человек спиртного не пьющий, взял с собой на случай медицинских нужд и сугрева.

- А, не выпить ли нам за твой приезд? - тревожно рассудили мужички.

- Не, - говорю, - братцы, мне отец строго наказывал просто так вам спиртного не наливать. Чтоб генофонд нации не портился.

Сказал, а сам физически ощутил тоску, которая выплеснулась из них в избушку. Неизбывная, вселенская, безграничная тоска.

- Мы ж сироты, - застонал вдруг стоявший то ли отец, то ли сын его. - Мамка наша уж 10 лет как померла. Вот с той поры и лютуем, не останавливаемся. Плесни, будь человеком!

- Ладно, - говорю, - сироты, чтобы все было культурно, пить будете в рамках программы 'Нефть в обмен на продовольствие'. По полстакана 'Зубровки' на рыло сейчас и остаток вечером, если добудете мне картошки.

Сироты просветлели:
- Очень это отличный у тебя план. Потому как страдаем неимоверно. Сейчас тогда похмелимся, а к вечеру с3,14здим тебе картошки в колхозе. И будешь ты жить здесь как в раю.

Зубровку они влили в себя, как 'Пепси-колу', не поморщившись. Занюхали своими кепками, и пошли 3,14здить мне 'картошечку'. Уходя, честно предупредили, что ежели до вечера не обернутся, значит, загуляли и искать их следует в соседней деревне в таком-то доме, где было у них что-то вроде клуба.

К вечеру выяснилось, что и впрямь загуляли. И что макароны у меня завтра кончатся. И что придется мне идти за своей 'картошечкой' с фонариком в соседнюю деревню.

И вот прихожу я туда. Нахожу нужный дом. Открываю. А там дым коромыслом. Сидит человек 20 высшего общества, собранных со всех окрестных деревень, и все пьяны в штрудель. Дышат 'Беломором' и смотрят на меня с искренней теплотою. Во главе стола сидит пьянющий красномордый баянист, тянет меха и наяривает про то, что кто-то с горочки спустился.

Я пытаюсь добиться от сирот выполнения достигнутых нами договоренностей. Те мычат и от контракта отказываются, ссылаясь на форс-мажор - водка и здесь как-то появилась, а бродить по полям за моей 'картошечкой' нет сил. И вот пока я обо всем этом с ними разговариваю, вижу я, что кто-то пихает баяниста в бок:

- Ну, давай уже нашу эту, : любимую. Этого: Как его?... Фреди!

А дальше, я замираю, остолбенев.
Потому что, вижу, как на окраине деревни Шелепы, в забытой Богом псковской глуши, среди болот, комаров и трактористов, пьяный в штрудель красномордый баянист достает из кармана мятую школьную тетрадку, раскрывает ее на середине, растягивает меха у баяна и вдруг громким, чистым голосом, с подлинным надрывом переживая исполняемое, поет следующие звукосочетания:

- Эмпти спейсес. Вот а ви ливин фор? Абендон плейсес. Ай гесс ви ноу зе скор.Он энд он. Дас энибади ноус вот ви а лукин фор?

Я не понимаю что происходит. Я тупо смотрю, как он разгоняется и вдруг с абсолютной искренней яростью делает припев:
- Шоу маст гоу оооооооооон! Шоу маст гоу ооооооооооон! Инсайд май хард из брейкен:

И тут только окончательно осознаю, что у меня не галлюциноз. Что красномордый баянист действительно исполняет песню 'Show must go on' с альбома 'Innuendo' группы 'Queen'.
И, как! Как исполняет!

Он был совсем не Фреди Меркьюри. Он был баянист из полупереваренной лесом деревни, но, черт возьми, он пел это про себя! Он понимал состояние человека, написавшего себе реквием, успевшего уже умереть, но перед смертью успевшего оплакать самого себя, свой страх смерти и свой уход. Успевшего с этим смириться и встать над этим.

И все 20 местных алкоголиков не понимая ни слова, как могли, старались ему подпеть.

Я взял у баяниста тетрадку. В ней печатными буквами, интеллигентной женской рукой был написан по-русски текст песни. Как оказалось, песню эту он услышал из магнитофона питерской дачницы, слушавшей целое лето хард-рок. От нее же узнал, кто такой Меркьюри и что такое группа 'Queen'. Узнал, что альбом этот написан умирающим, как последнее его предсмертное слово. Дачница эта переписала ему в тетрадку слова. Музыку подобрал сам. Сам же, как смог пересказал всю историю алкоголикам. И те прониклись.

И я проникся. Повернулся и пошел со своим фонариком по лесным дорожкам. И лег спать улыбаясь.

Утром, раздвигая туман, стоная от похмелья и мешка с 'картошечкой', ко мне пришли сироты-алкоголики.

- Е%%ть ту Люсю, - хрипели они. - Олегыч, плесни 'Зубровочки'. Страдаем неимоверно.

Я и налил. Контракт выполнен, чего ж не налить.

Через год, как мне потом сказали, баяниста того посадили. Его поймали на продаже с3,14зженых у дачников вещей. Чаще всего поминался финский топор, со слишком яркой для этих мест длинной, оранжевой ручкой.

Мне хочется думать про баяниста хорошо. Я верю, что топор он с3,41здил, все-таки у кого-то другого, а не у той интеллигентной питерской дачницы, которая научила его с надрывом петь под баян 'Show must go on'.

goust
1-9-2006 20:59 goust
Я прослезился...
bulawog
2-9-2006 10:34 bulawog
quote:
Originally posted by Dang:
...нож длиной в четыре сяку..

4 сяку - это 120 см. приблизительно. Хороший такой ножичек,подлиннее катаны...

goust
2-9-2006 22:25 goust
Да не, Костя, как раз длинная катана получается
bulawog
2-9-2006 23:07 bulawog
quote:
Originally posted by goust:
Да не, Костя, как раз длинная катана получается

Но ты подумай,как удобно такой катаной себе брюхо резать Держа за лезвие

goust
2-9-2006 23:41 goust
Это великое искусство харакири!
мышонок
6-9-2006 23:21 мышонок
Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок.
- Что еще слепить тебе? - спросил Бог.
- Слепи мне счастье, - попросил человек.

Ничего не ответил Бог, и только положил человеку в ладонь оставшийся кусочек глины.

goust
7-9-2006 00:14 goust
И он слепил себе.... пистолет
мышонок
7-9-2006 00:37 мышонок
ага, и застрелился
и родился в следующей жизни тараканом
Red_Cat_2
11-9-2006 21:38 Red_Cat_2
Мышонок, давно ничего сюда не вставляла... Найдешь что-нибудь интересненькое?
мышонок
12-9-2006 00:46 мышонок
да че-то френды молчат
как тока, так сразу
Red_Cat_2
12-9-2006 01:35 Red_Cat_2
Буду ждать.
мышонок
12-9-2006 02:10 мышонок
ну вот неплохая история
Однажды ученик спросил у своего учителя:

- Учитель, окружающий мир несет человеку благо или несчастье?

- Давай я лучше тебе расскажу историю, сказал тот.

Давным давно, когда время ещё только начиналось, а звёзды были осколками горного хрусталя, рассыпанного по небу, жил великий и очень мудрый шах, и решил он построить замок, полный чудес.

И сделал он в этом замке зал, в котором все стены, пол и потолок были обклеяны зеркалами. А стены там были устроены таким образом, что если кто-то вслух скажет "кто тут?", то тут же услышит "кто тут?""кто тут?""кто тут?"

Как-то в этот зал случайно забежала собака. И её тут же окружила стая собак - слева, справа, впереди и сзади, и даже сверху и снизу были собаки. Собаки были повсюду и вели себя так, как полагается собакам - бегали, прыгали и виляли хвостом - все они занимались своими делами и жили своими жизнями, но как только она остановилась, оглянулась и посмотрела на их, все собаки тоже остановились и посмотрели на неё.

Будучи весьма разумной собакой, она оскалилась на всякий случай, как привыкла это делать - чтобы защитить себя от этих миллионов окруживших её собак и испугать их. На всякий случай. Все собаки оскалились в ответ. Она зарычала и они зарычали ей в ответ.

После всего этого собака была уверена, что жизнь её в опасности, и стала лаять. Ей пришлось напрячься, она стала лаять изо всех сил, очень отчаянно. Но когда она залаяла, те миллионы собак тоже начали лаять. Она металась туда-сюда, кусая воздух и щёлкая зубами. И, чем больше она лаяла, тем больше отвечали ей они.

Утром эту несчастную собаку нашли мертвой. Никто не дрался с нею, вообще не было никого, кто мог бы драться, никого кроме неё. Но этого достаточно. Она погибла в борьбе с миллионами собственных отражений.

Через какое-то время в зал случайно забрел маленький ребенок. Он очень любил играть с другими детьми, и поэтому, увидев миллионы друзей, окружавших его во дворце, очень обрадовался и засмеялся.

И тогда весь огромный дворец засмеялся вместе с ним.


Red_Cat_2
12-9-2006 15:50 Red_Cat_2
Хорошая история... Спасибо, мышонок!
мышонок
12-9-2006 16:07 мышонок
да на здоровье
вот еще раскопала
Один человек занимался карате-до. Однажды он пришел к своему учителю и спросил: 'Учитель, посоветуйте, можно ли мне выступать уже в соревнованиях, я не уверен'. Учитель без колебаний ответил: 'Если не уверен, значит, нельзя. Иди еще потренируйся'.
Через некоторое время ученик снова пришел к мастеру: 'Учитель, я готов к бою, дайте мне хоть миллион соперников, от них и мокрого места не останется'. 'Нет, тебе нельзя выступать,' - ответил учитель. 'Но почему?' 'Ты слишком самоуверен. Иди еще потренируйся.'
мышонок
12-9-2006 16:12 мышонок
Однажды зимой Святой Франциск Ассизский шёл с братом Львом из Перузы в Порционкюль. Было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал Льва, который шёл впереди, и сказал ему:
- О брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни. Запиши, однако, что не в этом радость совершенная.
Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:
- И запиши ещё, брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых зрячими или будут воскрешать четырёхдневно умерших, - запиши, что и в этом не будет радости совершенной.
И пройдя ещё далее, Франциск сказал Льву:
- Запиши ещё, брат Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести души, - запиши, что и в этом нет радости совершенной.
Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:
- И ещё запиши, брат Лев, овечка божья, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звезд и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизни птиц, рыб, всех животных, людей, деревьев, камней, вод, - запиши, что и это не было радостью совершенной.
И пройдя ещё немного, Франциск опять позвал брата Льва и сказал ему:
- Запищи ещё, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа, - запиши, что и в этом не было бы радости совершенной.
Тогда Брат Лев обратился к Франциску.
- В чем же, брат Франциск радость совершенная?
И Франциск отвечал:
- А вот в чём. В том, что если когда мы прибудем в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные, попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: 'Что вы бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадёте милостыню у бедных людей, убирайтесь отсюда!' - и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся и со смирением и любовью подумаем, что привратник прав. И мокрые, холодные и голодные пробудем в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, - тогда, брат Лев, только тогда будет радость совершенная.
мышонок
15-9-2006 15:41 мышонок
Не старайся доказать своё достоинство и понизить себя до товара. Величайший опыт жизни приходит не через то, что ты делаешь, но через любовь, через медитацию.
Лао Цзы путешествовал с учениками и они пришли в лес, где сотни лесорубов рубили деревья. Целый лес был почти вырублен, исключая одно огромное дерево с тысячами ветвей. Оно было такое большое, что 10 тысяч человек могли бы сидеть в его тени. Лао Цзы попросил своих учеников пойти и поинтересоваться, почему это дерево не срублено. Они пошли и спросили лесорубов, и те сказали
- Это дерево совершенно бесполезно. Вы ничего не сможете из него сделать потому, что каждая ветка имеет так много сучьев - и ни одной прямой. Вы не можете использовать его как топливо потому, что его дым вреден для глаз. Это дерево совершенно бесполезно, вот почему мы не срубили его.
Ученики вернулись и рассказали Лао Цзы. Он засмеялся и сказал
- Походите на это дерево. Если вы полезны - вас срубят, и вы станете мебелью в каком-нибудь доме. Если вы будете красивы - вы станете товаром и вас продадут в магазине. Будьте похожи на это дерево, будьте абсолютно бесполезны и тогда вы начнёте расти большим и обширным, и тысячи людей найдут тень под вами.
Он говорил им Будьте последними. Идите по миру так, словно Вас и нет. Не будьте компетентны, не пытайтесь доказать свою значимость - это не нужно. Оставайтесь бесполезным и наслаждайтесь.
Вы оцениваете людей по их полезности. Я не говорю, что вы не должны делать ничего полезного. Делайте полезные вещи, но помните, что настоящий и величайший опыт жизни и экстаз приходят от делания бесполезного. Он приходит через поэзию, живопись, любовь, медитацию. Величайшая радость наполнит вас, только если вы способны сделать что-то, что нельзя свести к товару. Награда - духовная, внутренняя, она проявляется энергией. Итак, если вы чувствуете бесполезность - не волнуйтесь. Вы можете стать огромным деревом с большой кроной. И люди, которые вступили в полезную активность ... им так нужно иногда отдохнуть в тени.
мышонок
20-10-2006 17:17 мышонок
притча
Я попросил у Бога забрать мою гордыню и Бог сказал мне "Нет". Он сказал, что гордыню не забирают. От нее отказываются.

Я попросил Бога вылечить мою дочь, прикованную к постели, и Бог сказал мне "Нет". Он сказал, что терпение - результат испытаний. Его не дают, его заслуживают.

Я попросил Бога подарить мне счастье и Бог сказал мне "Нет". Он сказал, что дает Благословения, а буду ли счастлив, зависит от меня.

Я попросил Бога уберечь меня от боли, и Бог сказал мне "Нет". Он сказал, что страдания отделяют человека от мирских забот и приближают к Нему.

Я попросил Бога духовного роста, но Бог сказал мне "Нет". Он сказал, что дух должен вырасти сам, а Он лишь будет подрезать меня, чтобы заставить плодоносить.

Я попросил Бога помочь мне любить других так же, как Он любит меня, и Бог сказал "Наконец-то ты понял о чем надо просить".

Я попросил сил, и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня.

Я попросил мудрости, и Бог послал мне проблем, над которыми нужно ломать голову.

Я попросил мужества, и Бог послал мне опасности.

Я попросил любви и Бог послал мне нуждающихся в моей помощи.

Я попросил благ, и Бог дал мне возможности.

Я не получил ничего из того, что просил.

Я получил все, что мне было нужно.

Бог внял моим молитвам.