Guns.ru Talks
  Историческое холодное оружие
  Нож которого не было? [засапожный] ( 60 )

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 64 :  1  2  3 ... 57  58  59  60  61  62  63  64 
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Нож которого не было? [засапожный]
  версия для печати
buchmen
8-7-2013 22:01 buchmen        первое сообщение в теме:

Большая статья о "засапожном ноже". Понимаю, что уже много раз терто-перетерто, но думаю, многие в ней найдут нечто новое для себя.
http://ivan-kirpichev.ru/?p=284

edit log


 

 
Arabat
19-11-2015 12:28 Arabat    

Дык, такое и посейчас случается, скажем, в Италии. Не было узаконенного государственного языка, но были диалекты отдельных территорий, в общем-то, достаточно близкие друг другу, раз с трудом, но все-таки понимались.
вольгаст
19-11-2015 12:39 вольгаст    

\\Написанное в Новгородчине с трудом читалось на Киевщине, изложенное во Пскопщине с трудом понималось во Твери...\\

Все, что писалось в Твери прекрасно понималось и в Киеве, и в Новгороде. Точно так же, как и сегодня мы можем прекрасно прочесть и понять тексты, что писались в этих городах в те времена.


\\Если тема интересна - могу несколько поспособствовать материалами и авторами.\\

А вот это уже интереснее. Скиньте ссылку, пожалуйста.

Esky
19-11-2015 12:58 Esky    

quote:
Originally posted by вольгаст:

А вот это уже интереснее. Скиньте ссылку, пожалуйста.



Со ссылками я не дружу. Могу залить материалы на обменник или еще как...Для начала вполне достаточно (именно для начала)
Виноградов В. В. Избранные труды. История русского литературного языка. М., 1978.

edit log

Arabat
19-11-2015 13:06 Arabat    

Итак, предварительные выводы:
а) народ был образованный и пишущий (писем сохранилось много);
б) письма, как это обычно и бывает, писались не на общегосударственном языке, а на соответствующих диалектах;
в) друг друга понимали, стало быть это были диалекты одного языка, а не разных.
Картина довольно типичная. В Европиях тоже примерно так и было. Там, правда, письма еще и на латыни иногда писали.
Esky
19-11-2015 13:28 Esky    

Русский язык относится к восточной группе славянских языков. Язык восточных славян отличался от языков других ветвей славянства целым рядом особенностей.
1) фонетических (таковы, например, полногласие: молоко, борода, берег и т. п.; звуки ч на месте более древних тj, ж - на месте dj: свеча, межа и т. д.);
2) грамматических (например, в образовании отдельных падежей имен сущ.: iь - первоначально носовое - в формах род. пад. ед. ч. и вин. п. мн. ч. от слов женского мягкого склонения на я; iь - в вин. пад. мн. ч. имен сущ, муж. рода типа конь и др. под.; в образовании разных падежей ед. ч. местоименного или членного склонения имен прилагательных; в образовании основ разных глагольных форм, например имперфекта, в образовании формы причастия наст. вр. и т. п.);
3) лексических (ср., например, употребление таких слов, как глаз, ковер, плуг, волога 'жир', паволока, клюка 'хитрость', окорок, пором, копытце 'обувь', горшек, тяжа, хорошав 'величав', щюпати и т. п.).
Таким образом, археологические данные, показания языка, ономастика, топонимика и свидетельства о международных - особенно торговых - связях Южной России с древнейших времен дают основание построить историю этой страны на представлении о многовековом непрерывном преемстве ее сложной культурной жизни. Культура Киевской Руси вырастает на синтезе разнообразных традиций многовековой культуры, отчасти унаследованных от славянских родичей, отчасти выработанных в условиях самостоятельной жизни восточного славянства. Киевская Русь была первой значительной попыткой разрешить задачу связи черноморской и прибалтийской культур в относительно устойчивой политической организации; все предыдущие государства Южной Руси сметены ходом исторической жизни, а восточное славянство на более широкой базе основало вековую непрерывную работу над объединением Восточно-Европейской равнины и создало Европейскую Россию.
Следуя летописцу, историческим свидетельствам иностранных (например, арабских) писателей и опираясь на факты языка, историки русской культуры и русского языка (А. А. Шахматов, Е. Ф. Карский, Е. Ф. Будде, А. Е. Пресняков и др.) создали теорию деления русских племен на три основные этнолингвистические группы, тяготевшие к разным культурным центрам и находившиеся в сфере распространения разных культур. Первоначальная летопись (так называемая "Несторова"), которая является главным источником исторических соображений о расселении восточнославянских племен по Восточно-Европейской равнине, не дает вполне ясной картины племенного расслоения восточных славян.
У подножья Карпат сидели хорваты белые, на юго-восток от них, в бассейне Днестра, - уличи и тиверцы (быть может, смешанное население днестровского побережья), они "приседяху" даже и до Черного моря; на север и запад от этих племен жили в бассейне верхнего течения Западного Буга, а также правых притоков Припяти - бужане (позднее называвшиеся волынянами); по среднему течению Днепра сели поляне; их соседи к северу, занимавшие лесное пространство между правобережным днепровским предстепьем и Припятью, были древляне. На левом берегу Днепра, по Суле, Семи и Десне, располагались северяне, восточные поселения которых доходили до Донецкого бассейна. Большинство исследователей объединяет эти племена в южнорусскую группу, отличавшуюся общими языковыми особенностями - при наличии частных диалектальных различий.
К севернорусской группе племен принадлежали кривичи, сидевшие на верховьях Волги, Днепра и Западной Двины и разделявшиеся на кривичей полоцких, смоленских и псковских, и словене (новгородские), сидевшие в бассейне Ильменя и Волхова.
К IX в. кривичи заняли север до Финского залива, а в начале X в. уже владели верхним течением Волги до Ярославля, Ростово-Суздальскою и Муромскою областями, захватив многие пункты по нижнему течению р. Оки и северо-западный угол Рязанской области (В. А. Городцов).
Гораздо более неясен вопрос о восточнорусской или среднерусской группе славянских племен и говоров. В летописном обзоре восточнославянских племен названы не все эти племена, а лишь главнейшие. Мелкие деления их (например: лучане, семичи, куряне и др.) оставлены без упоминания. Это обстоятельство, по мнению акад. Шахматова, "необходимо иметь в виду в особенности при разрешении вопроса о юго-востоке совр. России, о бассейне реки Дона", где сидели славяне уже во времена хазарского владычества. Позднее, переселяясь с Дона, они смешиваются в бассейне р. Оки с вятичами. Их язык Шахматов определяет как восточнорусское или степное (акающее) наречие.
Таким образом, кроме славянского населения, двигавшегося из бассейна Дона, среднерусскую или восточнорусскую группу племен в собственном смысле составляли дреговичи, сидевшие за Припятью до самой Западной Двины, радимичи - по Сожу и вятичи - в бассейне Оки, по-видимому, по верхнему и среднему ее течению.
В X в. вятичи колонизуют оба берега р. Оки, от Коломны до впадения и, вероятно, даже до владений касимовских кривичей. Вся же площадь их распространения включала в себя Тульскую область, Калужскую, южную часть Московской, центральную и западную части Рязанской области.
Восточные славянские племена, отличаясь друг от друга обычаями, степенью культуры и ее характером, обнаруживали большие различия и в языке. Объединяясь в политические союзы, сталкиваясь на разных путях колонизационных передвижений, племена смешивались между собою, смешивались и их наречия, говоры. Так, северяне, достигши до устьев Дона, а затем - под напором тюркских кочевников - вверх по Дону перейдя в бассейн Оки, встречаются тут с ранее пришедшими сюда кривичами. Вятичи распространяются к северу от Оки на Волгу и, оттесняя кривичей, смешиваются с ними.
Все же вопрос об особенностях племенных наречий и говоров восточного славянства до сих пор остается не вполне ясным. Уже в русской письменности XI в. рельефно выступают диалектальные отличия в говорах отдельных областей. Новгородские памятники XI в. отражают смешение ч и ц, близость iь к и и некоторые другие черты севернорусской фонетики и морфологии. К новгородскому говору был близок говор полоцко-смоленский. Гораздо позже (в памятниках XIII-XIV вв.) засвидетельствованы своеобразные особенности псковского говора (смешение ш - с, ж - з, мена ч и ц и др.). Эти говоры (новгородский, псковский и полоцко-смоленско-витебский) соответствовали племенным объединениям словен и кривичей. Эта группа говоров северо-западного угла древней России явно обособлялась от остальных восточнославянских говоров особенностями фонетического и грамматического строя. Отмечались и своеобразия их словаря, а также некоторая близость их лексики к западнославянским языкам. Таковы, например, севернорусизмы: прилагательное сторовый вм. здоровый (ср. сторовье), которое находит себе параллели в кашубско-словенских и лужицких говорах, обрин из обрим (ср. древне-польск. obrzym); имена Ян, нередкое в Новг. I Летописи, Матей (там же, ср. чешское Matej), Домаш и нек. др. Были указаны проф. Н. М. Петровским "целых два разряда личных имен, свойственных в России почти исключительно новгородской области и своими суффиксами близких к таким, которые среди нерусского славянства употреблялись в подавляющем большинстве случаев на западе и сравнительно редко на юге" (Н. М. Петровский). Эти личные имена с суффиксом е,ta, распространенные преимущественно у западных славян (например, новг. Петрята, Гюрята и т. п.), а также имена и прозвища с не вполне привычным для русского уха сочетанием -хн- (например: Смехно, Прохно, Вахно, Жирохно, Олухно и т. п. уменьшительные и ласкательные имена).
Гораздо более спорным является вопрос о языковых особенностях других древних племенных, а позднее, в X-XI вв., государственно-областных объединений и делений восточного славянства. Акад. А. И. Соболевский, обособляя северо-западную ветвь (Новгород, Псков и Полоцко-Смоленскую землю), считал прочие говоры древнейшей эпохи - говоры южной, западной и северо-восточной части древней Руси - "почти тождественными": все их отличительные черты заключались в различной звуковой окраске очень немногих слов (дъжжъ и дъжчъ) и в различных окончаниях очень немногих форм (Юсме и Юсмо). На самом же деле диалектальное дробление и тут было резче и разнообразнее.
Esky
19-11-2015 13:33 Esky    

Процесс перевода памятников византийской и западноевропейской латинской литературы на старославянский язык сопровождался творчеством новых слов для передачи новых идей и образов или приспособлением старых слов к выражению отвлеченных понятий. Переводились сочинения церковно-богослужебные, догматические, исторические, научные, поэтические. "Славянский язык, на долю которого выпало сразу воспринять такое накопленное веками наследство чужой культуры, вышел из этого испытания с большою для себя честью. Его словарный запас оказался настолько обширным, что и труднейшие тексты не останавливали переводчиков" (акад. В. М. Истрин).
Письменность на славянском языке укрепилась на Руси в X в. Но древнейшие письменные памятники русского языка датируются XI в. Русский письменный язык древнейшего периода развивается в двух направлениях. С одной стороны, вырабатывается и эволюционирует, вбирая в себя элементы живой речи восточных славян, русская разновидность старославянского языка, славяно-русский литературный язык (так называемый церковнославянский язык). С другой стороны, старославянской системой письменного изображения, старославянской азбукой пользуется русский государственно-деловой язык, тесно связанный с живыми наречиями восточного славянства и почти свободный от церковнославянских элементов в кругу бытовой и государственной практики. Есть вполне определенные указания на то, что уже в XI в. возникло это двуязычие.
В XI-XII вв. было очень живо сознание различий между общеславянским литературным ("церковнославянским") и живым русским языком. Так, переводчик Хроники Георгия Амартола иногда сопоставляет литературные славянские и русские бытовые обозначения: "седмиць рекше недiьли нашьскы"; "общимь - нашимь гласомь-повознымь'". Ср. в Хронике Георгия Синкелла: "врачь еже есть цiьлитель"; "епилипсиею яже кручиною усушаеть".
Историки русской культуры намечают в начальной истории славянорусского языка два периода: один - до половины XI в., характеризуется тесными литературно-языковыми связями древней Руси не только с южным, но и с западнославянским миром; другой - с половины XI в., когда произошел слом в системе христианского мировоззрения русского духовенства и правящих классов в сторону византийского ригоризма и аскетизма, отличается сильным ростом византийско-болгарского влияния.
Даже в самой летописи имеется ряд слов и выражений, сближающих ее с паннонскими житиями и с остатками древнейшей чешской письменности. Такие слова, как папежь, оплатъкъ, перегъбы, сустуги, кмети и т. п., могли и не путешествовать предварительно в Болгарию. Целый ряд других слов встречающихся в древнейших памятниках русских, также может быть оправдан западнославянским употреблением, например цесарь (а не кесарь), греческий (а не 'ellenikos), груденъ, вежа, дружина, заповедь, неприязнь (дьявол, inimicus), поганый, палата, правая вера и т. п.
Акад. В. М. Истрин допускал возможность участия западных славян в развитии древнерусской письменности и для более позднего времени, до XI в. Так, естественно предположить, что при организации переводческого дела при Ярославе были вызваны для помощи южные, а может быть, и западные славяне.
[Ср. западнославянизмы в русском переводе Хроники Георгия Амартола: выклонитися (в значении 'высунуться'), мукарь (в значении 'мучитель'); образьник (ср. чеш. obraznik); пискуп - 'епископ'; чесновитъкъ - 'чеснок'; ячьмыкъ; крижъма и др.].
Однако подавляющее большинство литературных памятников, сохранившихся от Руси киевского периода, отражает византийско-болгарское влияние.
В церковнославянском яаыке был широко распространен принцип калькирования, буквального перевода греческих слов. Этим путем язык обогащался множеством отвлеченных понятий и научных терминов. Например беззаконие (anomia), бездушие (apsykhia), богословие (theologia), совесть (syneidesis), согласие (symphonia), предтеча (prodromos), предатель (prodotes) и др.
Однако слов бытовых, обозначающих обыденные отношения повседневной жизни, в этот литературный язык проникало мало вследствие однообразного характера начальной славянской письменности, замыкавшейся в круге житий и поучений. Исторические и повествовательные сочинения, где чаще можно было встретить этого рода словарный материал, играли второстепенную роль. Например, в древнерусских памятниках встречаются такие народные слова, как окорок, улица, мясник, мошница, насад, кочан, лавица, кадь, шелк, лохань, зобати 'есть', насочити 'найти', уранитися 'рано встать', земець, корста 'гроб', мовница, наговорити (в значении 'наклеветать'), обложити (об осаде), осада, пуща, пополошитися (ср. всполошиться) и мн. др. под.Интересно, что в языке "Русской правды" (по древнейшему списку 1282 г.) наблюдается почти полное отсутствие церковнославянизмов. Очевидно, письменная передача лишь закрепила готовый, обработанный устный текст: кодификация произошла в живой речи, а не на письме (А. А. Шахматов). Писцы княжеской канцелярии в то время на Руси еще не успели выработать строго стилизованного на церковнославянский лад письменно-делового языка (хотя они и учились грамоте по церковнославянским книгам).
Из других стилистических пластов русской речи ярче всего отражается в языке "Слова" лексика и фразеология военно-дружинного рыцарского быта, общая с летописной. Всести на конь, ездить в стремени, пить шеломом Дон, итти на суд божий, стати на болони, изломити копье свое, добыть копьем, стоять за обиду, потоптать полки, ходить по трупью, аки по мосту, повоевать жизнь, пожечь всю жизнь и другие подобные летописные выражения почти буквально повторяются в "Слове".
Кроме военной терминологии и фразеологии, в "Слове" с чрезвычайной выразительностью использованы выражения и образы охотничьего диалекта (например: дотечаше; Коли сокол в мытех бывает, высоко птиц възбивает, не дает гнiьзда своего в обиду и др.).
Характерно также, что третью цепь образов и выражений, соединенную в языке "Слова" с военной фразеологией, составляет терминология земледельческого быта (На Немизiь снопы стелют головами, молотят чепи харалужными, на тоцiь живот кладут, вiьют душу от тiьла. Немизiь кровави брезiь не бологом бяхутъ посiьяни, посiьяни костьми русских сынов).
Черты сельского народного быта, послужившие автору образами для кровавой битвы, показывают, как глубоко корни "Слова" тянутся к русской народности.
Большое число старых русизмов в дошедшем до нас тексте "Слова о полку Игореве" заставляет предполагать, что они принадлежат первоначальному тексту "Слова" и что там русизмов было значительно больше, чем в мусин-пушкинском списке XV-XVI вв., т. е. что язык "Слова о полку Игореве" не отличался резко от живой русской речи XII в. и от устной народной поэзии того времени. Даже образы, уже укрепившиеся в строе русской книжной речи той эпохи, в "Слове о полку Игореве" имеют народно-поэтическую форму. Например, в переводной повести Иосифа Флавия - Стрiьлы на нiь лiьтахоу, акы дождь; в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях - идяху стрiьлы, аки дождь; в "Слове" - итти дождю стрiьлами.
Однако при всей близости языка "Слова" в народной поэзии очень явственна связь его и со славяно-русским языком и со стилями византийской литературы.
Так, в сопоставлении: Боян же, братие, не десять соколов на стадо лебедiьй пущаше, нъ своя вiьщiа пръсты на живая струны въскладаше; они же сами князем славу рокотаху - нельзя не усмотреть связи с церковнославянскими глоссариями, в которых раскрывалось образное значение выражений и символов псалтыри. Например, в Изборнике XIII в.: струны-персти. Ср. в "Слове о пророцЬх": Глаголаше Давид, сiьдя в преисподнемъ адiь, накладая многоочитая персты на живыя струны.
К литературно-книжной фразеологии принадлежат такие выражения "Слова", как истягну ум крiьпостию своею и поостри сердце своего мужеством; храбрая мысль носит ваш ум на дiьло; растiькашется мыслию по древу; ср. скача, славию, по мыслену древу и др. под.
Самый зачин "Слова о полку Игореве" и название Бонна "пЬснотворцем" (греч. odopoios) находит параллели в одном из слов Кирилла Туровского, блестящего церковного писателя конца XII в. Сопоставление поэтического языка "Слова о полку Игореве" с лексикой и фразеологией древнего перевода библейских книг, произведенное акад. В. Н. Перетцем, обнаружило заметную зависимость "Слова" от семантики церковно-библейской речи в отдельных выражениях и образах.
Esky
19-11-2015 13:34 Esky    

Вместе с тем в языке "Слова" отражается влияние византийской литературы. В Киевской дружинной Руси XII в. были уже мужи хитры книгам и учению, существовала уже развитая литературно-повествовательная школа, которая с ясным и непосредственным разумением относилась к "еллинской словесности" и обладала своеобразным стилем, который ярко сказывается как в летописях, так и в переводе Флавия, в "Девгеньевом деянии" и в других воинских повестях. Литературный стиль этой школы, кроме византийской письменности, обязан своим происхождением предшествовавшему эпическому направлению дружинной литературы и источнику живого языка русского, народного.
Даже в кругу охотничьей лексики и охотничьих образов "Слова о полку Игореве" отмечены акад. В. Ф. Миллером следы византийского влияния.
Показательны и такие грецизмы "Слова": паполома и пардуже 'гнездо' в изображении сна Святослава.
Кроме того, в языке "Слова" встречаются и тюркизмы, например (по указанию проф. П. М. Мелиоранского) бусый (ср. половецк. boxag - 'серо-белый'), коган, кощей, ногата, харалуг, чага и др.
Таким образом, в эпоху Киевской Руси русский литературный язык быстро развивается в двух направлениях: язык народный обогащается художественным опытом книжной литературы; язык славяно-русский проникается стихией живой восточнославянской речи. Промежуточное положение между этими двумя разновидностями древнерусской литературной речи занимает деловой язык, язык грамот и договоров.
Язык грамот далеко не всегда отражал непосредственно живую речь. В разных типах грамот с течением времени вырабатывались свои застывшие формулы, далекие от живого языка. Эти формулы повторялись иногда из века в век, хотя уже давно не соответствовали современному состоянию бытовой речи.
Стиль русских переводов с греческого, относящихся ко времени не позднее начала XIII в., ярко показывает, на какой высоте находилась литературная образованность Киевской Руси. На этих переводах лежит печать сознательного и самостоятельного отношения к оригиналам, далекая от тех механических переложений, какими нередко являлись юго-славянские переводы. Особенно ярок и выразителен стиль "воинских повестей". Была тщательно разработана терминология и фразеология военной техники; был создан богатый арсенал образов, символов и поэтических картин боя и воинских подвигов; сложились тонкие художественные приемы изображения доблестных рыцарских чувств и патриотических настроений. В переводах встречаются, для придания большей картинности и ясности мысли, такие фразеологические вставки, которым нет соответствий в оригинале.
Эта высокая культура русского языка, основанная на взаимодействии народных восточнославянских и книжных славяно-русских ("церковнославянских") элементов, передается и последующей литературе Северо-Восточной Руси (ср., например, язык "Слова о погибели русской земли", XIII в.).
Но в общем в период, предшествовавший образованию Московского царства (XI-XIV вв. - века пергамена), спрос на книжную мирскую поэзию был очень ограничен безграмотностью низших слоев общества, далеко еще не сполна приведенных к христианству. Письменность, оказываясь преимуществом христианизированных классов - духовенства (монашеского на своих верхах) и княжеско-боярской и дружинной среды, чаще всего служила орудием новой веры. Эстетику мирянина, поскольку она не удовлетворялась церковью, питало устное, песенно-сказочное творчество. Но и для эпоса, и для новеллы отсутствовала живая потребность в передаче на письмо. Литературное писание было "священно". Господствующая стихия в древнерусской письменности - это публицистика на религиозной подкладке. Развитие публицистической речи было связано с ростом византийского влияния на славяно-русский язык.
VMI
19-11-2015 15:59 VMI    

Как-то никакой крамолы не углядел...(старался)
Esky
19-11-2015 16:08 Esky    

quote:
Originally posted by VMI:

Как-то никакой крамолы не углядел...(старался)



Это не из серии "крамольных"))Позволил себе сделать совершенно хаотично выдержки из виноградова.
Хотя и тут вполне все доступно к пониманию - все отправные точки для дальнейших поисков имеются....

edit log

вольгаст
19-11-2015 16:25 вольгаст    

Хотелось бы углядеть примеры крайней различности говоров северо-западного(Смоленск, Полоцк, Новгород, Псков), восточного(Тверь, Москва, Ярославль) и южного(нынешняя Украина). В тексте этого нет.

Даже в 16-17 веках руський шляхтич из Киева, писал письмо на языке вполне понятном современному русскому школьнику, я уже не говорю про отписки какого-нибудь дьяка или воеводы из Пскова.

edit log

вольгаст
19-11-2015 16:31 вольгаст    

Что же удивительного в том, что в "Слове..." встречаются тюркские, западнославянские слова? Ныне если написать подобную военную повесть на русском языке, то в ее тексте будет куда большее количество иностранных заимствований.

edit log

VMI
19-11-2015 16:32 VMI    

Читал как-то в записках смоленского дьяка,что из гарнизона оставленного в Смоленске после его возвращения под руку Москвы по русски говорили 2-3 человека..
Arabat
19-11-2015 16:35 Arabat    

quote:
Письменность, оказываясь преимуществом христианизированных классов - духовенства (монашеского на своих верхах) и княжеско-боярской и дружинной среды, чаще всего служила орудием новой веры. Эстетику мирянина, поскольку она не удовлетворялась церковью, питало устное, песенно-сказочное творчество.

Хотелось бы понять, как это сочетается со сравнительно малым количеством церковной литературы, зато с большим количеством писем, написанных явно не боярами.
вольгаст
19-11-2015 16:35 вольгаст    

Так может гарнизон тот состоял из татарской хоругви и роты шотландцев Георга Лермонта?

А говорящими мовой рускую, были тот дьяк, да воевода.

edit log

Arabat
19-11-2015 16:37 Arabat    

quote:
Читал как-то в записках смоленского дьяка,что из гарнизона оставленного в Смоленске после его возвращения под руку Москвы по русски говорили 2-3 человека..

А по каковски они говорили?
А вообще-то, я не понял. Это значит, что оставили русский гарнизон, а он за пару лет разучился по-русски говорить? Или речь идет о литовском гарнизоне?

edit log

VMI
19-11-2015 16:50 VMI    

Речь о гарнизоне оставленном ВасилиемIII

edit log

вольгаст
19-11-2015 16:55 вольгаст    

Вот, возьмем один из образцов украинской литературы XVI века:

СЛОВО ЕДНОГО СТАРОГО КАРПАТОРУСКОГО БОЯРА ИМЕНЕМ ГОРЗОВА...


Любезный сыне! Других же сто годов наступило, як проклятый враг и поган любезное наше отечество и край мучит и пустошит. Кольки труда и б?ды для уволенiя его славн? наши предкове сносили, отде того явн? знакы, висящей розличной на ст?н? великой зброй. И я в том же трудячися ослаб и постарив, но буди хвала всемогущему богу нужны до того сила утроб? обновилися и войского искусства и збройного обходу, там при боку моем научив есь, де я на с?дой голов?, плечах, руках и ногах ужасн? удары достав. Онде возьми сей жел?зный нагрудник и шапку и сами закрыт, хоть лиш тилко неприятелей уб?й, килко наших рубных знаков ?сть. На д?да карабин и саблю. И с того сдалеку стр?ляй, а пр?йдучи на близь, саблею обома руками рубай и обороняйся, поки будеш мочи. Еднак у всем мудро поступай, и ни наглый и наремный, ни слепо дерзкий не будь. И спочатку не так неприятеля погуби, як его познати, и удары хитро отбити желай, а потому як ти на руку упадеся, легко его убити возможеш. С коней возьми с?рого, котрый уже больше раз хитрость свою показав, а на помощ и слугу Ломихащю Гриця и Триколу Павла як искусных, мудрых и кр?пких в збройном обход? мужей. Посему молодцю, с?вшу на коня и отходящу: 'Лети, любезное чадо! Лети! Чу?ш, звиняща труба зове тя на м?сто славы! Бог да благословит твои поступки, а я щирою молитвою и желан?ем добрым буду ти на помощь. Иди и за нашу вольность и слободу или погинь, или с нев славен и предкам твоим равен повернися. Тогды, як тя тилко увижу, радостно очи мои замкну и в гроб спокойнов душев зайду'.
----------
Что тут непонятного для человека учившего русский язык в Пскове или в Суздале????

edit log

вольгаст
19-11-2015 16:56 вольгаст    

Литовский гарнизон так же говорил руськой мовою.
Arabat
19-11-2015 17:21 Arabat    

В общем, что-то тут нечисто то ли с гарнизоном, то ли с дьяком.
Mower_man
19-11-2015 17:59 Mower_man    

quote:
Изначально написано вольгаст:
Вот, возьмем один из образцов украинской литературы XVI века:

СЛОВО ?ДНОГО СТАРОГО КАРПАТОРУСКОГО БОЯРА ИМЕНЕМ ГОРЗОВА...


Если покопаться в языках западных южных славян, можно много нового узнать о русском могучем. Вполне себе истоки, изначальный вкус слов/корней смаковать начинаешь, понимаешь о языке больше.

к примеру, у сербов "лук и стрела" так и звучит, как в русском
а у словенцев стрела и лук - "лОк и пущчице", от пущчать (пускать, т.е. "пустица" было бы)... вот тебе и корень откуда "пушка" а попробуй назад отмотать.

Огромное количество "первоосновных" слов с первой гласной "О", (рОка - нОга) а у нас замены на "У"канье (рУка - нОга и т.д.) без понятной системы. Украинский сильно ближе к "корням" имхо.

  всего страниц: 64 :  1  2  3 ... 57  58  59  60  61  62  63  64 

следующая тема | предыдущая тема

похожие темы
 Нож"Русский засапожный"(каким я его вижу!) Мастерская
 К вопросу о " Русском засапожном ноже" Мастерская

  Guns.ru Talks
  Историческое холодное оружие
  Нож которого не было? [засапожный] ( 60 )
guns.ru home