Guns.ru Talks
  Текущие новости ПВО и ПРО
  Геннадий Муратшин: 'Наши квалификация и опыт еще нужны Отечеству'
тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Геннадий Муратшин: 'Наши квалификация и опыт еще нужны Отечеству'    (просмотров: 1)
 версия для печати
Said_PVO
posted 28-12-2004 08:51    
Геннадий Муратшин: 'Наши квалификация и опыт еще нужны Отечеству'

На днях сотрудники Научно-производственного предприятия 'Старт' узнали, что генеральный директор НПП Геннадий Михайлович Муратшин избран член-корреспондентом Российской академии ракетных и артиллерийских наук. Это известие совпало со знаменательной датой в истории 'Старта' - 55-летием со дня основания предприятия.

'Старт' - известная фирма среди тех, кто имеет дело с ракетной техникой. Ее специалисты разработали множество уникальных образцов ракетной и космической техники. Как и другие предприятия оборонного комплекса, НПП 'Старт' в начале 90-х переживал не самые лучшие времена. Сегодня его положение достаточно устойчиво: регулярно осуществляются поставки продукции на экспорт, по гособоронзаказу, не прекращаются разработки новых образцов боевой техники. Об этом - интервью с генеральным директором НПП 'Старт' кандидатом технических наук, членом-корреспондентом РАРАН Геннадием Муратшиным.

- Геннадий Михайлович, непосвященный человек, услышав название вашего предприятия - 'Старт', наверняка сделает вывод, что его коллектив разрабатывает стартовые системы ракетных комплексов. Мне кажется, это не совсем так.

- В определенном смысле это правильно, но все-таки номенклатура наших изделий, а значит и разработок гораздо больше. Прежде чем ракета уйдет со стартовой установки, ее надо подготовить. Технология подготовки зависит от сложности изделия, от того, ампулизирована она или нет, множества других характеристик. Были времена, например, когда перед пуском ее заправляли топливом. Кроме того, ракету необходимо доставить к стартовой позиции, погрузить на пусковую установку и так далее. То есть речь идет о наземном комплексе в целом, в котором наше предприятие обеспечивает практически все необходимые подготовительные операции перед стартом ракеты. А это значит, мы создаем, помимо стартовых установок, транспортные, транспортно-заряжающие, заправочные средства и другое технологическое оборудование, обеспечивающее готовность к пуску.

Если же говорить о стартовых системах, то действительно довелось делать их немало. К примеру, пусковая установка для крылатых ракет наземного базирования.

- Это машина с рельефометрическими характеристиками КБ 'Новатор'?

- Да, это ракета с уникальными боевыми возможностями. Так вот, мы проектируем и выпускаем конечный продукт - стартовые установки, в которых объединены многие системы комплекса, увязываем разнообразные механизмы, электронику, радиотехнические устройства в единое целое. Словом, наша продукция это, с одной стороны, - стартовые установки, с другой - все, что обеспечивает подготовку ракеты к старту.

- Впечатляет перечень изделий НПП 'Старт' - его сотрудники принимали участие в разработке комплексов едва ли не всех классов ракет, кроме баллистических. 'Старт' давал дорогу в жизнь (или в небо?) зенитным комплексам (ЗРК), реактивным системам залпового огня (РСЗО), крылатым ракетам. Как складывалась, Геннадий Михайлович, такая обширная тематика предприятия?

- Вы, наверное, знаете притчу Зенона Кретонского о встрече с человеком, который нес на плечах быка. 'Как ты управляешься с таким дородным быком?' - спросили его. И услышали в ответ: 'Я начал носить его еще теленочком'.

Нечто подобное происходило со 'Стартом'. У его истоков в 'почтовом ящике' собралась хорошая команда молодых специалистов, инициативных, ищущих. А 'критическая масса' талантливых людей рано или поздно детонирует.

С чего все начиналось? С установки РБУ-2500 (МС-1), предназначенной для надводных кораблей. Она стреляла глубинными бомбами.

- Это реактивная бомбометная установка?

- Совершенно верно. И предназначалась она для уничтожения подводных лодок противника. Это работа была сдана флоту в 1956-1958 годах, а сотрудники предприятия получили тогда первые государственные награды.

Далее возникла необходимость создания подвижных комплексов ПВО, которые бы сопровождали войска и обеспечивали их защиту с воздуха. Первая ракета для этого была создана под руководством главного конструктора КБ 'Новатор' Льва Вениаминовича Люльева. Я благодарен судьбе, что мне в качестве главного инженера довелось работать почти 10 лет с этим великим человеком. Эта ракета, уникальная по многим параметрам, предназначалась для первого войскового комплекса 'Круг'.

Для такого принципиально нового оружия потребовались новые мобильные средства транспортировки и погрузки. Транспортно-заряжающая машина, разработанная 'Стартом' для 'Круга', стала первой из последующего большого семейства подобной техники.

Потом последовала система 'Куб', очень интересная, на мой взгляд, с точки зрения оригинальных технических решений, в ней заложенных. Для 'Куба' 'Старт' разработал и пусковую установку, и транспортно-заряжающую машину и вообще весь комплекс наземного обслуживания.

Со временем задачи усложнялись. Не могу не назвать в связи с этим 'трехсотку', для которого 'Новатор' создал лучшие в мире ракеты для защиты не только от самолетов, но и от ракет. Пусковые установки для комплекса С-300В с двумя и четырьмя транспортно-пусковыми контейнерами разработал 'Старт'.

Помимо этого, совершенствовались системы залпового огня. Морские 'Грады' - тоже родились на 'Старте'. Реактивный снаряд проектировался в тульском ГНПП 'Сплав', а пусковую создавали на нашем предприятии.

С Военно-Морским Флотом 'Старт' вообще довольно много сотрудничал. К примеру, установка 'Ураган' для защиты кораблей от атак с воздуха. Это без преувеличения уникальная установка. Ее боекомплект расположен в подпалубном пространстве, 24 ракеты на специальных барабанах. Причем пусковая установка заряжается автоматически. Интервал стрельбы 5 пусков в минуту.

И конечно, отдельная тема - это техническая позиция космического корабля 'Буран'. Она была предназначена для послеполетного обслуживания 'челнока'. Для нее было создано несколько десятков единиц специального оборудования.

- Геннадий Михайлович, раз уж мы упомянули Льва Вениаминовича Люльева, не могу не расспросить о совместных работах с 'новаторцами'. Мне кажется, что большая часть созданных на 'Старте' машин так или иначе связана именно с КБ Люльева?

- Вы правы, наши фирмы всегда тесно сотрудничали. В результате были созданы пусковые установки для систем ПВО и ПРО, для запуска крылатых ракет.

Большинство заказов ВВС также выполнялись совместно с 'Новатором'. Многопозиционная катапультная установка 'Старта' (МКУ) размещается в фюзеляже стратегических бомбардировщиков и несет шесть крылатых ракет КБ 'Новатор'. Ту-95МС располагает одной такой установкой. Ту-160 - двумя.

Но были разработки и других комплексов с ракетами московских фирм, прежде всего КБ 'Факел'. Это - 'Тор', С-300 ПМУ и другие.

- Насколько я знаю авторский коллектив за разработку МКУ был отмечен Ленинской премией?

- Да, Ленинскую премию получил руководитель предприятия А. Яскин. А большая группа сотрудников предприятия была отмечена государственными наградами.

Ну, а потом были весьма дерзкие проекты. К примеру, 'Старт' участвовал в работах по переводу авиации на альтернативные виды топлива - водород и природный газ. Надо было разработать наземную базу для их хранения, заправки. Здесь 'Старт' активно сотрудничал с КБ Туполева.

Кстати, жидкий водород предполагалось использовать не только в авиации. В эпоху 'звездных войн' разрабатывался авиакосмический корабль, стартующий с самолета, для уничтожения орбитальных целей. Наземный комплекс оборудования также проектировался на 'Старте'.

В общем, подводя итог, можно сказать, 'Старт' - многопрофильное предприятие, работавшее с ракетными системами во всех 'стихиях' - на суше, на море, в воздухе и даже в космосе.

Когда начался развал оборонной отрасли, которую, я уверен, разрушали сознательно и целенаправленно, начались проблемы и у нашего предприятия. Практически исчез госзаказ. Да еще американская инспекция 'села' к нам на 13 лет.

- Вы же были в списке предприятий, подпавших под контроль со стороны США по договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1988 года?

- Да, мы оказались единственным уральским предприятием в этом списке. Видимо нас выбрали неслучайно. Это был тот ключевой узел, поразив который, можно было многое вывести из строя. Под уничтожение по договору тогда попал комплекс 'Рельеф'.

Надо было выживать, добывать средства к существованию. Осмотревшись вокруг и поняв, чем мы можем быть полезны тем, кто имел средства и мог стать потенциальным заказчиком, мы начали разработки востребованной гражданской продукции.

- Например:

- Например, машины для лесопераработки. Первый в этом ряду - пресс для изготовления бруса из отходов лесопиления. Мы выпускали его серийно, пока не 'взлетели' цены на металл, электричество, транспорт.

Дальше - машины для заготовки и распиловки древесины. Еще одно направление - пищевые технологии. Мы, кстати, выбирая конверсионную продукцию, исходили в то время из такой философии: надо создавать оборудование для обеспечения жизненно важных потребностей человека. К примеру, человек не может обойтись без пищи - и мы начали работать в этом секторе машиностроения: создали оборудование для моментального замораживания овощей. Применили в агрегатах жидкий азот.

Мы поработали и на металлургическую промышленность, и на железнодорожный транспорт, и на другие отрасли. Все это оборудование создавалось благодаря мощному научно-техническому потенциалу. Надо было сохранить кадры, не растратить наработки и создавать действительно конкурентоспособную продукцию.

- Как вы считаете, Геннадий Михайлович, вот этот самый потенциал предприятия сохранить удалось?

- В основном, да.

- Возникает вопрос - за счет чего?

- А вот за счет того, что мозгам 'не дали простаивать'. Находили интересную работу для творческих людей, а это очень важно. Казалось бы, простые механизмы для заготовки леса: Ничего подобного. Там есть своя специфика. Освоение этих новых для нас сфер на основе применения отработанных ранее технологий в какой-то мере поддерживало конструкторскую форму, давало заработок. И еще наш спаситель - опытное производство.

Другая положительная тенденция, который выручила многих оборонщиков, - это появившаяся возможность экспорта вооружения. С 1996 года мы прорвались на внешний рынок, потому что оружия на 'Старте' было сделано столько: Мы, кстати, находились в более выгодном положении, чем многие предприятия ОПК, поскольку не были ориентированы на серийный выпуск определенного вида продукции. Серийное производство не гибко по своей природе. Мы же обладали уникальным опытным производством и способностью генерировать нестандартные технические решения, так как все, что мы делали, мы зачастую делали впервые.

Поэтому, как только появился экспорт, часть выручки сразу направили на модернизацию ранее созданной техники с учетом того, что может потребоваться завтра. Мы отслеживаем тенденции развития оружия в мире и можем прогнозировать, чем будут заниматься наши конкуренты в Англии, во Франции и, конечно, в Штатах.

- Старое оружие продается, а научно-технический задел используется в разработках новой техники. Так должно быть!

- Естественно. Мы анализируем тот поток информации по вооружению, который есть в мире. И можем проследить, в каком направлении движется мысль оружейников. Сегодня имеющиеся в НПП 'Старт' наработки уже реализуются в интересах российской армии, авиации и флота. Потому некоторый оптимизм в наших взглядах на будущее присутствует.

- Возникает вопрос, который, по-моему, не очень поднимался, но, тем не менее, очень важен для понимания финансового состояния оборонного предприятия. Допустим, продан комплекс С-300. В его изготовлении принимали участие десятки предприятий. Как распределяется доход от продажи военной техники?

- Это, может быть, даже для нас тайна. Есть стоимость контракта, и каждое предприятие защищает свои затраты. Повлиять на распределение поступившей суммы мы не можем. Все нити внешней торговли оружием сходятся к государственному посреднику 'Рособо-ронэкспорт'. А заглядывать через плечо к кому-то, чтобы узнать, сколько получает партнер? Во-первых, это неприлично. Во-вторых, от этого мало проку. У каждого свои технологии защиты своего вклада в экспортную поставку.

- То есть вы сами определяете стоимость своих работ?

- Совершенно верно. Мы предъявляем заказчику калькуляцию, где указаны затраты на материалы, заработная плата сотрудников, другие расходы. И ту незначительную прибыль, которую удается получить, используем на нужды предприятия, на опытно-конструкторские разработки.

- Геннадий Михайлович, от конверсионной тематики 'Старту' никуда не деться. Каково, по вашему, должно быть соотношение оборонной и гражданской техники на вашем предприятии?

- Готов смириться с соотношением 50 на 50. Я понимаю, что сегодня российская армия перевооружается не столь интенсивно, как хотелось бы. Наша техника, в частности, для ПВО, конкурентоспособна. И на этом мы можем поддерживать свой потенциал. Так вот, на 50 процентов я согласен, а меньше половины, видимо, не рационально. Просто наши специалисты способны на большее.

- Не секрет, что утрачены многие кооперационные связи. Многие поставщики комплектующих изделий или прекратили их производство, или сами развалились. Как НПП 'Старт' выходил из такого положения?

- Нам в основном приходилось иметь дело с поставщиками гидравлической аппаратуры. И мы видим падение качества этих изделий. Многие механизмы мы зачастую вынуждены разбирать и доводить до ума своими силами. Так что, выбирая поставщика, мы разбираемся в его проблемах, оказываем посильную техническую помощь.

- Геннадий Михайлович, теперь вопрос личного свойства. Я узнал, что ваш стаж в научно-производственной деятельности - 50 лет, что недавно вас избрали членом-корреспондентом РАРАН. Для вас, как конструктора, каждая новая разработка дорога. И все же, какая самая памятная или, может быть, самая интересная?

- Первые шаги в ракетостроении я сделал в КБ Люльева. Мы проектировали без преувеличения 'новаторские' ракеты. Начинали фактически с нуля, и многое приходилось делать впервые в мировой практике. Если говорить о 'Старте', здесь, на мой взгляд, особенно значимы наши корабельные пусковые установки нового поколения для ПВО, новые катапульты для вооружения самолетов. Я бы сказал, что они тоже на грани возможного, и потому интересны. Ответственность колоссальная! Понимаешь, что не имеешь права ошибиться. Слишком малы финансовые ресурсы.

Чрезвычайно интересны пусковые установки для самолетов КБ Сухого пятого поколения. Использование ранее традиционных решений ограничено. Задачи усложнились и от 'Старта' требуется создание качественно новой 'думающей' конструкции с использованием вычислительной техники.

- А помните свое первое задание в КБ Люльева?

- Я работал тогда в отделе математического моделирования. Разрабатывался комплекс 'Круг'. И мне было поручено исследовать процессы отделения периферийных ускорителей первой ступени ракеты 3М8. Задача состояла в том, чтобы обеспечить во избежание воздействия возмущений на ракету, строго одновременное отделение всех четырех ускорителей.

А вообще моя конструкторская работа началась еще в 1953 году в КБ гидрогенераторов Уралэлектротяжмаша, где мне довелось поработать после окончания техникума. Это было время, когда создавались гидрогенераторы для крупнейших ГЭС страны.

- И, завершая разговор, хочется спросить о перспективах. Каковы они у 'Старта'? Проблем в экономике много, это понятно. Какими разработками, каким интеллектуальным потенциалом обладает сегодня ваше предприятие?

- По нынешним временам не отстать от уровня зарубежных конкурентов - большое достижение. Мы удерживаем марку, лидирующие позиции в части стартового оборудования, которое традиционно разрабатывается на предприятии. Это все сложнее и сложнее, поскольку вложить в свое будущее столько средств, сколько надо, мы пока не можем. Опытно-конструкторские работы бюджетом не финансируются. И производственная, и конструкторская база срочно нуждаются в обновлении. Обеспечить необходимые темпы этой архиважной работы за счет собственной прибыли, к сожалению, пока не удается.

Множество наших работ защищены патентами, их количество в последнее время все увеличивается. И мы этим гордимся. Мы вернулись к нашей основной работе, ради которой и создавалось это предприятие, и для выполнения которой мы располагаем серьезным интеллектуальным потенциалом.

Активно вовлекаем в работу молодежь, которая все охотнее приходит на предприятие. Полагаем, сплав опыта и энергии молодости дадут хорошие плоды.

- Геннадий Михайлович, 'Старт' уверенно смотрит в будущее?

- 55 лет - не возраст для предприятия. Особенно для такого, у которого потенциал для создания военной техники возрастает. Хорошо зарекомендовавшее себя в прошлом НПП 'Старт' сохранило возможности и дальше создавать современную надежную боевую технику. Мы многое можем. И уверен, наши квалификация и опыт нужны Отечеству, ради безопасности которого мы готовы работать и дальше.


Андрей ДУНЯШИН
При перепечатке материалов ссылка на www.oblgazeta.ru обязательна.
Телефон редакции: (343) 355-26-67
E-mail редакции: web@oblgazeta.ru

новая тема следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Текущие новости ПВО и ПРО
  Геннадий Муратшин: 'Наши квалификация и опыт еще нужны Отечеству'
guns.ru home