Guns.ru Talks
  Текущие новости ПВО и ПРО
  АФРИКАНСКОЕ САФАРИ ПО-РУССКИ.
тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   АФРИКАНСКОЕ САФАРИ ПО-РУССКИ.     (просмотров: 1)
 версия для печати
Said_PVO
posted 5-1-2003 11:23    
АФРИКАНСКОЕ САФАРИ ПО-РУССКИ.

Клуб ветеранов локальных войн и вооруженных конфликтов

Группа реактивных МиГов с бомбами и ракетами на пилонах стремительно скользила над пустыней, едва не задевая вершины песчаных барханов. Когда до цели - аэродрома противника оставались считанные минуты, с земли в их сторону, сотрясая воздух, понеслись ракеты зенитных ракетных комплексов "Печора" и "Волга"...

К сожалению, это не кадры из фантастического фильма и не учения на южном полигоне. Это было наяву, 25 лет тому назад, в древней африканской стране Ливии. Здесь в вооруженном противоборстве впервые были применены с обеих сторон новейшие образцы советской боевой техники: самолеты МиГ-21, ЗРК С-125, С-75, ЗСУ "Шилка", ПЗРК "Стрела"...

По опубликованным данным, СССР экспортировал свыше 400 комплексов С-125 "Печора" в 35 стран мира, в том числе 60 в Египет, Ливию и Индию. Не менее распространен в мире и советский ЗРК С-75 (экспортный вариант "Волга"), 800 комплексов которого были поставлены в 27 государств. В большинстве из них они до сих пор состоят на вооружении национальных армий, по-прежнему представляя собой грозное оружие.

"Красная звезда" неоднократно рассказывала о том, как применялись, проходили испытания боем эти комплексы в Китае, на Кубе, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке, на Балканах. Теперь же речь впервые пойдет об Африке. Непосредственными свидетелями и участниками тех событий были советские военные специалисты.

Нефть и политика

В тот далекий теперь уже от нас 1977 год Советский Союз готовился торжественно отметить 60-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Готовились к своим национальным праздникам в Северной Африке и его давние и новые союзники, партнеры. 23 июля исполнялась 25-я годовщина революции в Арабской Республике Египет (АРЕ), а 1 сентября отмечалось 8-летие революции в Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии. Правда, на тот момент советско-египетские отношения, в отличие от советско-ливийских, были омрачены односторонними действиями тогдашнего президента АРЕ Анвара Садата. Сменив на посту умершего Гамаль Абдель Насера - активного сторонника дружбы с СССР, Садат взял курс на сближение с США и Израилем. По его настоянию в июле 1972 г. страну спешно покинули 15 тыс. советских военных советников и специалистов, их постепенно заменили американские эксперты. Помощь русских, правда, понадобилась на начальном этапе Октябрьской войны 1973 года. А уже через 4 года, и снова в одностороннем порядке, было прекращено действие Договора о дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом. Логическими шагами на данном пути египетского руководства стало, как известно, подписание в дальнейшем, в сентябре 1978 г., кэмп-дэвидских соглашений с Вашингтоном и Тель-Авивом и сепаратного мирного договора (март 1979 г.).

Стремление Садата взять на себя непосильную ношу лидера в арабском мире не могло не отразиться на его отношениях с соседними странами Африки и Ближнего Востока и прежде всего на отношениях с Ливией.

Это государство (с 1.09.1969 г. Ливийская Арабская Республика - ЛАР) после прихода к власти лидера революции полковника Муамара Каддафи провозгласило курс на сближение с СССР и другими соцстранами, достижение арабского единства (юнионизм). После того, как под государственный контроль была поставлена добыча нефти - основного источника доходов от экспортных продаж, производство "черного золота" в 1977 г. достигло около 100 млн. тонн, из которых 93,6 млн. тонн шли на экспорт. Забегая вперед, отметим, что богатства ливийской земли не могли не раздражать новых египетских союзников и Садата, в распоряжении которого природных нефтяных ресурсов на тот момент было почти на треть меньше (около 40 млн. т, 10 из которых составлял экспорт).

В рамках курса юнионизма в Триполи еще в декабре 1969 г. состоялась встреча М. Каддафи, президента Египта Г. Насера и премьер-министра Судана Дж. Нимейры. В результате была подписана "Триполийская хартия", содержавшая идею объединения трех государств. В ноябре следующего года три страны подписали Каирскую декларацию о создании Федерации Арабских Республик. Однако далеко идущие объединительные планы осуществлены не были. Особую сдержанность в вопросах объединения проявил Садат. Любые попытки ливийского руководства ускорить объединительные процессы Египтом блокировались, а к осени 1973 г. вообще привели к заметному осложнению в ливийско-египетских отношениях.

Одновременно Ливия предпринимала попытки объединения с Тунисом и Алжиром. Выступая за поддержку Палестинского движения сопротивления, в ходе Октябрьской войны 1973 г. она активно выступила на стороне Египта и Сирии, оказав им военную, финансовую (до 700 млн. долларов) и другую поддержку.

Последовательный и независимый курс М. Каддафи вызывал недовольство, подогреваемое извне США, и у оппозиции внутри страны. В июне 1975 г. во время военного парада была совершена неудачная попытка обстрелять трибуну, на которой находился лидер революции. А в следующем месяце группа реакционных офицеров во главе с О. Мохейши предприняла попытку военного переворота, которая была пресечена. Руководители заговорщиков бежали за границу, в том числе в соседний Египет.

Новый пик обострения отношений между соседями пришелся на весну 1976 г., когда Египет, а затем Тунис и Судан, обвинили Ливию в организации и финансировании их внутренних оппозиционных кругов. Наряду с усилением пропагандистской кампании против Египта и Туниса ливийское правительство провело сокращение числа египетских и тунисских рабочих и служащих, ранее составлявших два самых крупных отряда иностранной рабочей силы в стране (соответственно свыше 200 тыс. и около 80 тыс. человек). В июле Каир и Хартум выдвинули прямые обвинения против Триполи в поддержке неудачной попытки переворота против суданского руководителя Нимейры. Уже в августе 1976 г. началась концентрация египетских войск на ливийской границе.

В декабре того же года М. Каддафи впервые побывал с официальным визитом в Москве, что серьезно продвинуло ливийско-советские отношения. Эти отношения начали последовательно развиваться, в том числе в военной области, начиная с весны 1970 г. В результате 2 марта 1977 г. прежнее название страны - ЛАР - было заменено на новое - Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (СНЛАД).

Напряженность же в ливийско-египетских отношениях продолжала нарастать. В апреле 1977 г. в ливийском городе Бенгази были казнены "подготовленные в Египте", как утверждалось, организаторы террористических актов, имевших место 1 сентября 1976 г. Вслед за этим в ходе массовых антиегипетских демонстраций их участниками было занято отделение "бюро по связям" (генконсульство) АРЕ в Бенгази. Инцидент послужил примером для захвата аналогичного представительства Ливии в Александрии. Вдоль границы, разделяющей оба государства, стали концентрироваться группировки национальных вооруженных сил. Период с конца весны до середины лета 1977 г. был самым тревожным. 26 июля в западной печати появился ряд публикаций, проливших свет на действия сторон в эти дни. Корреспондент лондонской газеты "Файнэншл таймс" передал из Каира, что есть довольно убедительные свидетельства "длительной подготовки к нападению, осуществлявшейся Египтом в период до возникновения конфликта". Американская "Нью-Йорк таймс" подчеркнула, "что египетское руководство планировало этот удар на май, но его осуществление было отложено в связи с "утечкой информации". Французская же газета "Фигаро" конкретизировала планы так: "Военная операция против Ливии была готова еще месяц назад. Однако в правительстве Египта до настоящего времени шла борьба двух тенденций - за и против нападения".

Советские военные специалисты, выполнявшие на тот момент свой воинский и интернациональный долг в Ливии, подноготной назревавших событий не знали, хотя о многом догадывались.

На острие удара

Рассказывает бывший специалист по ЗРК С-125 подполковник запаса Владимир Марков (г. Евпатория):

"В октябре 1975 года совместно с другими специалистами по ЗРК "Печора" я был направлен в Ливию. По прибытии мы вначале находились в Триполи, а затем нас перебросили в Бенгази, где мы должны были постоянно находиться в составе группы бенгазийской группировки ПВО. Уже в это время ливийско-египетские отношения были напряженными.

В Ливии на тот момент работали около 600 тыс. египтян в различных сферах народного хозяйства. Некоторые трудились по контракту, но в основном неофициально. Дело в том, что границы как таковой между соседними государствами не было. Многие египтяне ее нелегально пересекали и устраивались на работу. В результате обострения отношений именно этих нелегалов и стали силой выдворять из страны ливийские власти. Это еще больше накалило обстановку.

В феврале 1976 г. нашу группу специалистов перебросили в г. Тобрук, что в 120 км от ливийско-египетской границы. Здесь мы выполняли срочную задачу по развертыванию группировки ПВО, прикрывавшей военно-воздушную базу.

Часть наших специалистов проживала в городской гостинице, а часть с семьями - в специально отстроенных коттеджах вблизи базы. Рядом с нами проживали и французские военные, обслуживавшие технику и вооружение на аэродроме (истребители "Мираж" и ЗРК "Кроталь". - Авт.).

Начиная с мая 1977 г., ливийско-египетские противоречия достигли критической отметки. С обеих сторон к границе стягивались сухопутные войска и авиация. ВВС Ливии перебрасывались на базы в Бенгази и Тобрук. По всему было видно, что идет усиленная подготовка к боевым действиям. Характерно, что с нами на эту тему бесед не было.

Если раньше из-за сильной жары мы трудились с раннего утра до обеда, то теперь группу перевели на усиленный режим работы с 7.00 до 18.00, иногда работали и по ночам...

В июне объемы переброски боевой техники и личного состава к границе через Тобрук еще более возросли. В один из дней во второй половине июля 1977 г. мы обратили внимание на то, что французы, проживавшие по соседству в таких же коттеджах, спешно загрузили свои вещи в автомобили и начали уезжать..."

Рассказывает бывший специалист по зенитным ракетам подполковник запаса Николай Скулаков (г. Брест):

"Изучать ракеты комплексов С-25, С-75, С-125 и С-200мне приходилось в сержантской школе в г. Калуге, затем в Ярославском военно-техническом училище Войск ПВО страны и в Минском высшем инженерном радиотехническом училище. Ракеты для стрельб ЗРК С-75 и С-200 я готовил на полигонах. Так что в Ливии, куда был командирован в конце сентября 1976 г., знаний хватало. 28 сентября свое сорокалетие я с сослуживцами отмечал в тобрукской гостинице, довольствуясь "пепси-колой" (в Ливии "сухой" закон. - Авт.).

Через два месяца мы приступили к работе в бригаде, которая включала в себя два дивизиона ЗРК С-75, два дивизиона ЗРК С-125 и два технических дивизиона. Для обнаружения самолетов противника в состав бригады входили и РЛС. В одном из технических дивизионов, имевшем сокращенный состав под командой ливийского сержанта, я выполнял обязанности по проверке состояния ракет. Интересно, что все дивизионные сооружения, как вспомогательные, так и основные, построили из железобетона египтяне. (Они же до конца 1973 г. выполняли роли военных советников в Ливийской армии. - Авт.) Позиции имели обвалования высотой 1,5 - 2 метра и боевое охранение в составе двух "Шилок" и двух танков.

Хорошо помню, как в мае 1977 г. радиостанции агентства Рейтер сообщили о возможном вторжении египетских войск в Ливию с целью захвата нефтепровода и г. Тобрук. Советское радио таких сообщений не передавало...

22 июля, как обычно, в 6 утра, я вышел на зарядку и заметил, что машины соседа - французского специалиста по "Миражам" на обычном месте нет. Дверь на его виллу была заперта. Значит, семья уехала. Придя домой, я рассказал супруге о том, что французы покинули Тобрук, и что, по всей видимости, конфликт неизбежен. Поэтому ей необходимо собрать вещи и быть готовой к отправке..."

Рассказывает бывший военный специалист по автоматизированным системам управления ракетных комплексов (АСУРК) подполковник запаса Владимир Нартов (г. Москва):

"В Тобрук я попал в феврале 1977 г. старшим техником по АСУРК-1М из знаменитого подмосковного 236-го гвардейского ордена Ленина Кировско-Путиловского зенитно-ракетного полка ПВО. Его личный состав отличился в годы Великой Отечественной войны, а потом успешно решал задачи по противодействию США во Вьетнаме.

В то время в Ливии было достаточно много советских военных и гражданских специалистов. Офицеры и прапорщики ПВО были разбросаны по пяти бригадам: в Триполи, Бенгази, Дерни, в Тобруке и где-то в пустыне. К нашей бригаде были прикомандированы заводчане из Ленинграда и из Кунцевского головного производственно-технического предприятия. Последних возглавлял Борис Асетров. На КП и в дивизионах со мной вместе работали капитан Виктор Калинин из Ворошиловграда, старший лейтенант Юрий Соловьев из Минска, капитан Тимофей Канайкин, старший лейтенант Владимир Мохнабров из Нарвы, подполковник Григорий Сорока из Архангельска. Старшим при ливийской бригаде под командованием капитана Юсофа был бывший замкомандира тбилисской бригады. Звали полковника Иван Игнатьевич. Фамилию, к сожалению, забыл. А главным инженером был подполковник Валерий Семенов. Переводчиками служили старшие лейтенанты Владимир Андреев из Ленинграда и Михаил Шергилов из Москвы.

Бригада располагалась в 30 км от города. На аэродроме базировались транспортные "Геркулесы", истребители "Мираж", МиГ-21, разобранные МиГ-25, истребители-бомбардировщики Су-22. Из иностранных военных у ливийцев кроме нас находились пакистанцы (дежурили на станциях) и французы (специалисты по "Миражам" и РЛС "Волекс"). В городе трудились немцы, чехи, поляки, болгары. Последние обслуживали бельгийские дизельные двигатели. Кстати, как раз перед началом событий все иностранцы уехали, кроме нас и болгар. Это еще выше подняло наш авторитет в глазах ливийцев..."

Отмеченные войной

Из сообщений ТАСС ("Красная звезда" от 23-24.07.1977 г.):

"Каир. 22 июля. Официальный военный представитель АРЕ заявил, что 21 июля произошло вооруженное столкновение между войсками Египта и Ливии в районе границы между двумя странами.

Триполи. Как сообщил официальный представитель Ливии, египетские вооруженные силы захватили ливийский приграничный пункт Мусаид. В результате нападения имеются жертвы среди мирного населения. ВВС Египта подвергли бомбардировке ливийский населенный пункт Бардия...

Каир. 23 июля. ...Здесь официально объявлено, что египетские войска, принимавшие участие в пограничных инцидентах с Ливией, покинули ливийскую территорию. Вместе с тем египетский военный представитель заявил, что вчера во второй половине дня египетские ВВС атаковали ливийскую военно-воздушную базу "Гамаль Абдель Насер" в Эль-Адеме..."

По рассказам советских военных специалистов, в первый же день конфликта, 21 июля, египетские бронетанковые части при поддержке авиации и артиллерии пересекли границу с Ливией на фронте шириной до 15 км и углубились на ливийскую территорию на 5 километров. Первыми в бой с ними вступили подразделения народной милиции СНЛАД. Затем к боевым действиям подключились ливийские дивизионы реактивной артиллерии БМ-21 "Град", уничтожившие до батальона танков противника. В ходе встречного боя несколько танков Т-72 потеряли и ливийцы.

В своей речи 22 июля Садат прямо указал, что его вооруженные силы оккупируют ливийский город Мусаид и что этими действиями он преподносит урок Ливии. Позже, 3 августа, выступая в Народном собрании страны, премьер-министр АРЕ Салем заявит, что "Египет не претендует на ливийскую территорию, но не потерпит сосредоточения войск какого-либо иностранного государства вблизи своей границы".

Ныне из опубликованных источников известно, что одной из причин конфликта со стороны Египта были документы израильской разведки "Моссад", переданные египетской стороне, о якобы готовящемся Ливией заговоре против Садата с целью его устранения.

Конфликт стремительно набирал обороты. По сообщению члена генерального секретариата Всеобщего народного конгресса Ливии А.С. Джеллуда, в этих событиях "были замешаны и ВВС США". А 26 июля в израильской газете "Едиот ахронот" появилось сообщение со ссылкой на военные круги о начале переброски по договоренности с Каиром части израильских войск с Синайского фронта на западный фронт против Ливии.

В. Марков: "22 июля мы как обычно, в рабочем режиме, проверили технику и вооружение и к 18.00 собрались в штабе бригады для отъезда в гостиницу и коттеджи. И вдруг увидели большую группу истребителей, летевших в стороны базы ВВС Тобрука. Впоследствии выяснится, что в общей сложности налет осуществляли 24 египетских "Миража" и МиГ-21. Самолеты летели парами с трех направлений с интервалом 20 - 40 секунд на предельно малых высотах от 30 до 50 метров. Вначале мы их приняли за ливийские. Но когда над аэродромом появилось множество парашютов, а затем последовали мощные взрывы фугасных авиабомб, поняли, что это египтяне наносят удар по военно-воздушной базе. Средства ПВО бригады были застигнуты врасплох и предпринять ничего не успели. Очевидно, египетская разведка заранее установила, что именно в это время советские специалисты разъезжаются по домам. Как оказалось, объектами удара были: ВПП, рулежные дорожки, автомобили-заправщики, спортивные самолеты, располагавшиеся на открытых пространствах, КДП и боевые самолеты. Но последние находились в железобетонных укрытиях и поэтому не пострадали.

Наши семьи - женщины и дети - в это время были в коттеджах, что располагались всего в 500-700 м от базы. Можете представить, какое впечатление произвели современные реактивные истребители, проносившиеся буквально над крышами, и последовавшие затем взрывы бомб?! В коттеджах вырывало двери, сыпались стекла окон...

Налет длился буквально несколько минут. Находясь в штабе части, мы ничего не могли сделать. Возможно, это было к лучшему. Включив станции разведки, находившиеся в управлении бригады, наши специалисты определили, что самолеты противника удаляются и в воздухе новых целей нет.

После этого мы разбились на группы по 2-3 человека и разъехались на огневые позиции ЗРК "Печора" и "Волга", где включили и проверили матчасть, организовали совместное круглосуточное дежурство в ожидании новых налетов..."

Н. Скулаков: "Когда налетели египтяне, ливийские военнослужащие по обыкновению пили чай. О времени чаепития хорошо было известно разведке противника.

Намного позже, когда ливийцы захватили первых сбитых египетских летчиков, те, выступая по ливийскому телевидению, рассказали о тактике их действий. Оказывается, все они в 1973 г., в период Октябрьской войны, были на тобрукской авиабазе инструкторами и готовили здесь по взаимной договоренности правительств обеих сторон своих летчиков. Поэтому хорошо знали аэродром и прилегающую к нему местность.

Налеты выполнялись на малых и предельно малых высотах. Самолеты заходили со стороны моря. Затем шли по лощине, простиравшейся от египетской границы до авиабазы. На дальности 27-30 км от объектов ударов набирали высоту и с трех направлении группами их атаковали. Благодаря такой тактике истребители-бомбардировщики долгое время оставались невидимыми для ливийских РЛС.

Советские специалисты, в том числе мои товарищи Виктор Фоменко, Иван Донченко, Александр Брагин, Михаил Леонов, Владимир Тушкевич, Геннадий Труфанов и др., разъехались по дивизионам для оказания помощи ливийцам в организации боевой работы. Я отправился в технический дивизион ЗРКС-75..."

В. Нартов: "Когда мы увидели над авиабазой парашюты, некоторым показалось, что это воздушный десант. Но взрывы бомб заблуждение рассеяли. Еще накануне для эвакуации мы подготовили три КрАЗа, в которых находились бочки с водой, топливом, ящики с галетами. Ливийцы выдали нам автоматы Калашникова. Сразу после налета мне было поручено отвезти семьи с вещами на советское грузовое судно. Но в порту мы находились недолго: на левой стороне бухты размещались нефтеналивные танки, которые в случае новых налетов могли поднять весь город и порт на воздух. Пришлось отправляться в Бенгази. В помощь мне ливийцы выделили, помимо водителя, двух своих спецназовцев. Утром наш автобус прибыл в бригаду, где местный командир вызвал транспортный "Боинг", который и переправил женщин и детей в Триполи, в гостиницу. Ночью я отправился в обратный путь..."

Из воспоминаний бывшего Старшего группы советских военных специалистов в Ливии генерал-майора в отставке Николая Тараненко (г. Киев):

"Летом 1977 года я прибыл в Триполи из Житомира, где служил в должности первого заместителя командующего танковой армией. Задача, которую получил на инструктаже от начальника Генштаба Н. Огаркова, звучала так: обеспечить прибытие в Ливию советской боевой техники и ее эффективное освоение ливийцами. Дополнительно маршал сказал: "Вам поручается задание государственной важности: предотвратить войну. Действуйте в соответствии с обстановкой".

СССР поставлял в то время в Ливию огромное количество новейших образцов техники, которых не было на вооружении даже во многих советских частях. Наши специалисты небольшими группами были разбросаны по всей стране, зачастую не имея связи с посольством. На тот момент их численность составляла около 350 военнослужащих. Представители КГБ и военной разведки были в том же положении.

Через несколько дней после моего знакомства с послом Анатолием Анисимовым и первых встреч с Муамаром Каддафи и министром обороны Джабером ко мне приехал командующий войсками ПВО Ливии Джума Ават Идрис и пригласил на свой командный пункт. Оказалось, что, по данным ливийской разведки, завтра в 10.00 ожидается налет египетской авиации на авиабазу в Тобруке. Мне настоятельно предлагалось взять на себя руководство отражением этой воздушной атаки.

Что делать? Запрашивать разрешение Москвы бессмысленно. Пока будет дан ответ на мою шифровку, пройдет двое суток. Созвонился со всеми своими специалистами. Оказалось, что советники из других стран несколько дней тому назад уехали с военных баз в Триполи и Бенгази.Отдал приказ - привести в боевую готовность все средства ПВО. Но строго-настрого предупредил: ракеты наводить самим, но кнопку пуска должны нажимать ливийцы..."

В. Марков: "Ночь с 22 на 23 июля прошла в напряженном ожидании. Налетов больше не было. Утром в 10.00 наши специалисты обнаружили на экранах РЛС группу целей в составе четырех самолетов, заходивших со стороны моря. Как только первые два из них приблизились к дальней границе зоны поражения ЗРК, сразу с двух комплексов - "Печоры" и "Волги" были произведены пуски ракет. Обнаружив их, египетские летчики попытались осуществить противоракетные маневры в разные стороны, но были сбиты. Вторая пара, не заходя в зону поражения ЗРК, развернулась и ушла в сторону границы..."

Из сообщения ТАСС ("Красная звезда" от 24.07.1977 г.):

"Триполи. 23 июля. По заявлению официального ливийского представителя, сегодня египетская авиация предприняла налеты на ливийские города Тобрук, Куфра, Бардия, Джагбуб и Мусаид. Части ливийской противовоздушной обороны, сообщил представитель, сбили 8 египетских самолетов... "

Н. Скулаков: "Египтяне, заметив пуски ракет, стали катапультироваться. Но из-за малой высоты один пилот разбился, другой выжил и был пленен ливийскими военнослужащими.

Приблизительно в 16.00 того же дня было замечено появление на высоте 1,5 км еще одного самолета противника, очевидно, разведчика. По нему были выпущены по одной ракете из двух дивизионов "Волги". Цель была уничтожена. По мере уменьшения количества ракет организовали подготовку новых. Наш сокращенный расчет доукомплектовали только на следующее утро, 24 июля, за счет пополнения прибывшего из бенгазийской и триполийской бригад..."

В. Марков: "Мы продолжали дежурить на своих боевых постах посменно круглосуточно с включенной матчастью. 24 июля примерно в 12.07 Михаил Михненок, дежуривший на "Печоре", обнаружил на экране группу целей из 16 самолетов "Мираж" и МиГ-21.

Они летели парами на предельно малых высотах 30-50 м по трем направлениям. Тут же были оповещены все комплексы и проведены мероприятия по подготовке к пуску ракет. Как только первая пара противника вошла в зону поражения ЗРК С-125, были выпущены 2 ракеты, которые достигли целей. Остальные египетские летчики, увидев это, стали беспорядочно выполнять маневры с набором высоты, освобождаться от бомб и покидать район боевых действий.

Вот тут-то все комплексы бригады и стали производить самостоятельный захват целей и вести их обстрел как вдогон, так и на встречных курсах. Кроме "Печор" и "Волг", были задействованы другие ливийские средства ПВО: ПЗРК "Стрела-1", ЗСУ 23-4 "Шилка"...

В результате боя комплексы "Печора" и "Волга" сбили 9 самолетов, "Шилка" и "Стрела" - по одному. Два катапультировавшихся египетских летчика, чьи самолеты были сбиты ракетами вдогон, попали в плен. Среди них был и подполковник - командир эскадрильи..."

Рассказывает бывший специалист по РЛС майор запаса Алексей Дудченко (г. Киев):

"Во время всех налетов я находился на станции П-14, которая располагалась на высотке, на небольшом удалении от бригады и авиабазы. Ливийцы вели все цели, а мы обеспечивали устойчивую работу техники и оборудования. На соседней П-37 работал мой товарищ капитан Дмитрий Петецкий. 24 июля был случай, когда одной ракетой "Печоры" сбили сразу два истребителя-бомбардировщика. Ведущий, обнаружив старт ракеты, катапультировался, а самолет без управления тут же "клюнул" вниз. В это время станция наведения ЗРК цель потеряла. Операторы качнули лучом и захватили вторую цель - ведомого. Перенацелили ракету, и она ее уничтожила. Первый же самолет разбился о землю.

По рассказам, позже где-то в пустыне, на юге, ливийцы сбили египетский бомбардировщик Ту-16..."

В. Нартов: "Вернувшись на базу, я застал новый налет египтян. Находился на КП, который располагался в сооружении из заливного железобетона с высоким ограждением и выдерживал прямое попадание 500-килограммовой бомбы. На моих глазах "Шилка" буквально изрешетила огнем "Мираж", и он еще в воздухе развалился. Только я поднялся из укрытия, как прямо над моей головой пролетела ракета "Стрелы". Ливиец выстрелил из ПЗРК и сбил пролетавший на малой высоте истребитель-бомбардировщик...".

В. Марков: "25 июля в 16.00 наши средства разведки обнаружили отвлекающую группу самолетов противника, барражировавшую вдоль границы. Спустя несколько минут на экранах РЛС появились новые цели - две группы по два самолета, которые пытались нанести удар по объектам ливийских ПВО. Пусками ракет с комплексов "Печора" и "Волга" 2 истребителя-бомбардировщика были сбиты, 2 других, выполнив противоракетный маневр, ушли. Вечером того же дня пленные египетские летчики, выступая по ливийскому телевидению отметили, что в трех налетах они потеряли 15 самолетов и лучших своих пилотов, призвали своих сослуживцев отказаться от налетов на Ливию, имевшую сильную ПВО.

Характерно, что во всех налетах помехи не применялись. Это существенно упрощало задачу наших средств ПВО, позволяло им вести активные боевые действия. Несмотря на высокие, до +50 градусов по Цельсию, температуры отказов советской техники и вооружения не было.

После 25 июля египтяне налетов больше не предпринимали. В результате ударов с воздуха по позициям дивизионов у ливийцев оказались поврежденными несколько единиц техники и вооружения. Жертв среди личного состава и среди наших военных специалистов не было.

Мы же еще более двух месяцев круглосуточно несли боевое дежурство на станциях в ожидании возможных атак противника. По окончании срока командировки ливийцы предлагали нам продлить его. Но мы отказались..."

Н. Скулаков: "25 июля 200-килограммовые бомбы вновь сбрасывались на парашютах. Все они были советского производства. Это мы установили по их фрагментам, осколкам. Позже вместе с обломками самолетов их демонстрировали М. Каддафи и иностранным журналистам на плацу бригады.

Наш технический дивизион должен был прикрывать французский ЗРК "Кроталь", по ввиду отсутствия французов он не стрелял. В результате у нас египтяне повредили одну ракету.

Владимир Марков рассказывал, что в других местах "Кроталь" стрелял. Но эффективность его была нулевой. Ни одна из ракет цели не достигла.

По итогам конфликта наш старший и главный инженер были награждены орденами Красной Звезды, некоторые офицеры - медалями. Мне о том времени напоминает медаль "За боевые заслуги"..."

* * *

27 июля 1977 года пятидневная посредническая миссия председателя Исполкома Организации освобождения Палестины Я. Арафата и президента Алжира X. Бумедьена по умиротворению Каира и Триполи увенчалась успехом. Садат приказал своим вооруженным силам прекратить все виды боевых действий против Ливии.

Конфликт закончился для Египта потерей, по некоторым данным, 37 самолетов. 9 летчиков попали к ливийцам в плен . Обмен пленными на ливийско-египетской границе состоялся через месяц - 26 августа...

Муамар Каддафи лично поздравил советских военных специалистов "с победой", поблагодарил "за исполнение своего долга" и назвал русских "истинными друзьями ливийского народа". В качестве награды вопреки местным законам им было выдано несколько ящиков виски. Праздновать так уж праздновать...

Андрей ПОЧТАРЕВ, кандидат исторических наук. АФРИКАНСКОЕ САФАРИ ПО-РУССКИ. // Красная звезда (Москва).- 28.12.2002.- 240.- C.4

новая тема следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Текущие новости ПВО и ПРО
  АФРИКАНСКОЕ САФАРИ ПО-РУССКИ.
guns.ru home