Guns.ru Talks
Короткоствол без границ
Снова про войну ( 1 )

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 2 :  1  2 
Автор
Тема: Снова про войну
Майор
12-8-2018 22:48 Майор
Записано Светлана Алексиевич
Из книги -
'Время секонд хэнд'

- Всю жизнь руки по швам! Не смел пикнуть. Теперь расскажу:

В детстве: как себя помню: я боялся потерять папу: Пап забирали ночью, и они исчезали в никуда. Так пропал мамин родной брат Феликс: Музыкант. Его взяли за глупость: за ерунду: В магазине он громко сказал жене: 'Вот уже двадцать лет советской власти, а приличных штанов в продаже нет'. Сейчас пишут, что все были против: А я скажу, что народ поддерживал посадки. Взять нашу маму: У нее сидел брат, а она говорила: 'С нашим Феликсом произошла ошибка. Должны разобраться. Но сажать надо, вон сколько безобразий творится вокруг'. Народ поддерживал: Война! После войны я боялся вспоминать войну: Свою войну: Хотел в партию вступить - не приняли: 'Какой ты коммунист, если ты был в гетто?'. Молчал: молчал:
Была в нашем партизанском отряде Розочка, красивая еврейская девочка, книжки с собой возила. Шестнадцать лет. Командиры спали с ней по очереди: 'У нее там еще детские волосики: Ха-ха:'. Розочка забеременела: Отвели подальше в лес и пристрелили, как собачку. Дети рождались, - понятное дело, полный лес здоровых мужиков. Практика была такая: ребенок родится - его сразу отдают в деревню. На хутор. А кто возьмет еврейское дитя? Евреи рожать не имели права. Я вернулся с задания: 'Где Розочка?' - 'А тебе что? Этой нет - другую найдут'. Сотни евреев, убежавших из гетто, бродили по лесам. Крестьяне их ловили, выдавали немцам за пуд муки, за килограмм сахара. Напишите: я долго молчал: Еврей всю жизнь чего-то боится. Куда бы камень ни упал, но еврея заденет.
Уйти из горящего Минска мы не успели из-за бабушки: Бабушка видела немцев в 18-м году и всех убеждала, что немцы - культурная нация и мирных людей они не тронут. У них в доме квартировал немецкий офицер, каждый вечер он играл на пианино. Мама начала сомневаться: уходить - не уходить? Из-за этого пианино, конечно: Так мы потеряли много времени. Немецкие мотоциклисты въехали в город. Какие-то люди в вышитых сорочках встречали их с хлебом-солью. С радостью. Нашлось много людей, которые думали: вот пришли немцы, и начнется нормальная жизнь. Многие ненавидели Сталина и перестали это скрывать. В первые дни войны было столько нового и непонятного:
Слово 'жид' я услышал в первые дни войны: Наши соседи начали стучать нам в дверь и кричать: 'Всё, жиды, конец вам! За Христа ответите!'. Я был советский мальчик. Окончил пять классов, мне двенадцать лет. Я не мог понять, что они говорят. Почему они так говорят? Я и сейчас этого не понимаю: У нас семья была смешанная: папа - еврей, мама - русская. Мы праздновали Пасху, но особенным образом: мама говорила, что сегодня день рождения хорошего человека. Пекла пирог. А на Пейсах (когда Господь помиловал евреев) отец приносил от бабушки мацу. Но время было такое, что это никак не афишировалось: надо было молчать:
Мама пришила нам всем желтые звезды: Несколько дней никто не мог выйти из дома. Было стыдно: Я уже старый, но я помню это чувство: Как было стыдно: Всюду в городе валялись листовки: 'Ликвидируйте комиссаров и жидов', 'Спасите Россию от власти жидобольшевиков'. Одну листовку подсунули нам под дверь: Скоро: да: Поползли слухи: американские евреи собирают золото, чтобы выкупить всех евреев и перевезти в Америку. Немцы любят порядок и не любят евреев, поэтому евреям придется пережить войну в гетто: Люди искали смысл в том, что происходит: какую-то нить: Даже ад человек хочет понять. Помню: Я хорошо помню, как мы переселялись в гетто. Тысячи евреев шли по городу: с детьми, с подушками: Я взял с собой, это смешно, свою коллекцию бабочек. Это смешно сейчас: Минчане высыпали на тротуары: одни смотрели на нас с любопытством, другие со злорадством, но некоторые стояли заплаканные. Я мало оглядывался по сторонам, я боялся увидеть кого-нибудь из знакомых мальчиков. Было стыдно: постоянное чувство стыда помню:

Мама сняла с руки обручальное кольцо, завернула в носовой платок и сказала, куда идти. Я пролез ночью под проволокой: В условленном месте меня ждала женщина, я отдал ей кольцо, а она насыпала мне муки. Утром мы увидели, что вместо муки я принес мел. Побелку. Так ушло мамино кольцо. Других дорогих вещей у нас не было: Стали пухнуть от голода: Возле гетто дежурили крестьяне с большими мешками. День и ночь. Ждали очередного погрома. Когда евреев увозили на расстрел, их впускали грабить покинутые дома. Полицаи искали дорогие вещи, а крестьяне складывали в мешки все, что находили. 'Вам уже ничего не надо будет', - говорили они нам.
Однажды гетто притихло, как перед погромом. Хотя не раздалось ни одного выстрела. В тот день не стреляли: Машины: много машин: Из машин выгружались дети в хороших костюмчиках и ботиночках, женщины в белых передниках, мужчины с дорогими чемоданами. Шикарные были чемоданы! Все говорили по-немецки. Конвоиры и охранники растерялись, особенно полицаи, они не кричали, никого не били дубинками, не спускали с поводков рычащих собак. Спектакль: театр: Это было похоже на спектакль: В этот же день мы узнали, что это привезли евреев из Европы. Их стали звать 'гамбургские' евреи, потому что большинство из них прибыло из Гамбурга. Они были дисциплинированные, послушные. Не хитрили, не обманывали охрану, не прятались в тайниках: они были обречены: На нас они смотрели свысока. Мы бедные, плохо одетые. Мы другие: не говорили по-немецки:

Всех их расстреляли. Десятки тысяч 'гамбургских' евреев:

Этот день: всё как в тумане: Как нас выгнали из дома? Как везли? Помню большое поле возле леса: Выбрали сильных мужчин и приказали им рыть две ямы. Глубокие. А мы стояли и ждали. Первыми маленьких детей побросали в одну яму: и стали закапывать: Родители не плакали и не просили. Была тишина. Почему, спросите? Я думал: Если на человека напал волк, человек же не будет его просить, умолять оставить ему жизнь. Или дикий кабан напал: Немцы заглядывали в яму и смеялись, бросали туда конфеты. Полицаи пьяные в стельку: у них полные карманы часов: Закопали детей: И приказали всем прыгать в другую яму. Стоим мама, папа, я и сестренка. Подошла наша очередь: Немец, который командовал, он понял, что мама русская, и показал рукой: 'А ты иди'. Папа кричит маме: 'Беги!'. А мама цеплялась за папу, за меня: 'Я с вами'. Мы все ее отталкивали: просили уйти: Мама первая прыгнула в яму:

Это всё, что я помню: Пришел в сознание от того, что кто-то сильно ударил меня по ноге чем-то острым. От боли я вскрикнул. Услышал шепот: 'А тут один живой'. Мужики с лопатами рылись в яме и снимали с убитых сапоги, ботинки: все, что можно было снять: Помогли мне вылезти наверх. Я сел на край ямы и ждал: ждал: Шел дождь. Земля была теплая-теплая. Мне отрезали кусок хлеба: 'Беги, жиденок. Может, спасешься'.

Деревня была пустая: Ни одного человека, а дома целые. Хотелось есть, но попросить было не у кого. Так и ходил один. На дороге то резиновый бот валяется, то галоши: косынка: За церковью увидел обгоревших людей. Черные трупы. Пахло бензином и жареным: Убежал назад в лес. Питался грибами и ягодами. Один раз встретил старика, который заготавливал дрова. Старик дал мне два яйца. 'В деревню, - предупредил, - не заходи. Мужики скрутят и сдадут в комендатуру. Недавно двух жидовочек так поймали'.

Однажды заснул и проснулся от выстрела над головой. Вскочил: 'Немцы?'. На конях сидели молодые хлопцы. Партизаны! Они посмеялись и стали спорить между собой: 'А жиденыш нам зачем? Давай:' - 'Пускай командир решает'. Привели меня в отряд, посадили в отдельную землянку. Поставили часового: Вызвали на допрос: 'Как ты оказался в расположении отряда? Кто послал?' - 'Никто меня не посылал. Я из расстрельной ямы вылез'. - 'А может, ты шпион?' Дали два раза по морде и кинули назад в землянку. К вечеру впихнули ко мне еще двоих молодых мужчин, тоже евреев, были они в хороших кожаных куртках. От них я узнал, что евреев в отряд без оружия не берут. Если нет оружия, то надо принести золото. Золотую вещь. У них были с собой золотые часы и портсигар - даже показали мне, - они требовали встречи с командиром. Скоро их увели. Больше я их никогда не встречал: А золотой портсигар увидел потом у нашего командира: и кожаную куртку: Меня спас папин знакомый, дядя Яша. Он был сапожник, а сапожники ценились в отряде, как врачи. Я стал ему помогать:

Первый совет дяди Яши: 'Поменяй фамилию'. Моя фамилия Фридман: Я стал Ломейко: Второй совет: 'Молчи. А то получишь пулю в спину. За еврея никто отвечать не будет'. Так оно и было: Война - это болото, легко влезть и трудно вылезти. Другая еврейская поговорка: когда дует сильный ветер, выше всего поднимается мусор. Нацистская пропаганда заразила всех, партизаны были антисемитски настроены. Нас, евреев, было в отряде одиннадцать человек: потом пять: Специально при нас заводились разговоры: 'Ну какие вы вояки? Вас, как овец, ведут на убой:', 'Жиды трусливые:'. Я молчал. Был у меня боевой друг, отчаянный парень: Давид Гринберг: он им отвечал. Спорил. Его убили выстрелом в спину. Я знаю, кто убил. Сегодня он герой - ходит с орденами. Геройствует! Двоих евреев убили якобы за сон на посту: Еще одного - за новенький парабеллум: позавидовали: Куда бежать? В гетто? Я хотел защищать Родину: отомстить за родных: А Родина? У партизанских командиров были секретные инструкции из Москвы: евреям не доверять, в отряд не брать, уничтожать. Нас считали предателями. Теперь мы об этом узнали благодаря перестройке.

Человека жалко: А как лошади умирают? Лошадь не прячется, как другие животные: собака там, кошка, корова и та убегает, лошадь стоит и ждет, когда ее убьют. Тяжелая картина: В кино кавалеристы несутся с гиком и с шашкой над головой. Бред! Фантазия! В нашем отряде одно время были кавалеристы, их быстро расформировали. Лошади не могут идти по сугробам, тем более скакать, они застревают в сугробах, а у немцев мотоциклы - двухколесные, трехколесные, зимой они ставили их на лыжи. Ездили и с хохотом расстреливали и наших лошадей, и всадников. Красивых лошадей могли пожалеть, видно, среди немцев было немало деревенских парней:

Приказ: сжечь хату полицая: Вместе с семьей: Семья большая: жена, трое детей, дед, баба. Ночью окружили их: забили дверь гвоздями: Облили керосином и подожгли. Кричали они там, голосили. Мальчишка лезет через окно: Один партизан хотел его пристрелить, а другой не дал. Закинули назад в костер. Мне четырнадцать лет: Я ничего не понимаю: Всё, что я смог - запомнил это. И вот рассказал: Не люблю слова 'герой': героев на войне нет: Если человек взял в руки оружие, он уже не будет хорошим. У него не получится.

Помню блокаду: Немцы решили очистить свои тылы и бросили дивизии СС против партизан. Навешали фонарей на парашютах и бомбили нас день и ночь. После бомбежки - минометный обстрел. Отряд уходил небольшими группами, раненых увозили с собой, но закрывали им рот, а лошадям надевали специальные намордники. Бросали все, бросали домашний скот, а он бежал за людьми. Коровы, овечки: Приходилось расстреливать: Немцы подошли близко, так близко, что уже слышны были их голоса: 'о мутер, о мутер': запах сигарет: У каждого из нас хранился последний патрон: Но умереть никогда не опоздаешь. Ночью мы: трое нас осталось из группы прикрытия: вспороли брюхо убитым лошадям, выкинули все оттуда, и сами туда залезли. Просидели так двое суток, слышали, как немцы ходили туда-сюда. Постреливали. Наконец наступила полная тишина. Тогда мы вылезли: все в крови, в кишках: в говне: Полоумные. Ночь: Луна светит:

Птицы, я вам скажу, нам тоже помогали: Сорока услышит чужого человека - обязательно закричит. Подаст сигнал. К нам они привыкли, а немцы пахли по-другому: у них одеколон, душистое мыло, сигареты, шинели из отличного солдатского сукна: и хорошо смазанные сапоги: У нас самодельный табак, обмотки, лапти из воловьей шкуры, прикрученные к ногам ремешками. У них шерстяное нательное белье: Мертвых мы раздевали до трусов! Собаки грызли их лица, руки. Даже животных втянули в войну:

Много лет прошло: полвека: А ее не забыл: эту женщину: У нее было двое детей. Маленьких. Она спрятала в погребе раненого партизана. Кто-то донес: Семью повесили посредине деревни. Детей первыми: Как она кричала! Так люди не кричат: так звери кричат: Должен ли человек идти на такие жертвы? Я не знаю. (Молчит.) Пишут сейчас о войне те, кто там не был. Я не читаю: Вы не обижайтесь, но я не читаю:

Минск освободили: Для меня война кончилась, в армию по возрасту не взяли. Пятнадцать лет. Где жить? В нашей квартире поселились чужие люди. Гнали меня: 'Жид пархатый:'. Ничего не хотели отдавать: ни квартиры, ни вещей. Привыкли к мысли, что евреи не вернутся никогда:

Dalian
13-8-2018 00:11 Dalian
Спасибо.
dim99
13-8-2018 04:37 dim99
.
Foxbat
13-8-2018 16:27 Foxbat
Текст говорит сам за себя, не надо его отягощать комментариями.

Тесть, еврей, тоже партизанил, и рассказывал очень похожее.

CanTire
15-8-2018 10:46 CanTire
.
В Израйле как-то разговорился с совладельцем заводика, где работал - еврей из Югославии, тоже был партизаном. В отряде, кроме него, был еще только один еврей, и их посылали на самые опасные задания. И если одному из них нужна была помощь, помогал ему только другой еврей, никто больше...
LOCARUS
15-8-2018 10:51 LOCARUS
В эту тему рекомендую немецкий фильм "Наши матери, наши отцы". Там про компанию друзей-берлинцев из трёх парней (один - еврей) и двух девушек. Очень задушевный фильм, и про партизан есть, конкретно - польских. Всё время сдерживали позывы расстрелять своего боевого товарища, просто за то что он еврей.
mokus
15-8-2018 12:04 mokus
Ну да - поляки они такие - начал карьеру в зондер команде, а закончил папой римским
Strelezz
15-8-2018 12:50 Strelezz
quote:
Изначально написано Foxbat:
Текст говорит сам за себя, не надо его отягощать комментариями.

Тесть, еврей, тоже партизанил, и рассказывал очень похожее.

Бабуля рассказывала :
Во время войны , в их поселке прятали еврейку с детьми. Кто-то сдал .
Немцы поставили вопрос ребром - "Сдаешь кто тебя прятал - будешь жить" . Она сдала.
Всех .
По итогу , все в одной могиле и оказались .

Врала наверное бабуля …

Улыбнуло про Самые Опасные Задания . У партизан вообще были безопасные ? Мой дед ушел с группой просто подорвать жд . И вся группа - как в воду .

В Белоруссии с 41 по 45й погиб каждый третий житель . Если чо .
Но почему-то мировой кинематограф эта тема нифига не волнует

edit log

Strelezz
15-8-2018 12:54 Strelezz
quote:
Изначально написано LOCARUS:
В эту тему рекомендую немецкий фильм "Наши матери, наши отцы". Там про компанию друзей-берлинцев из трёх парней (один - еврей) и двух девушек. Очень задушевный фильм, и про партизан есть, конкретно - польских. Всё время сдерживали позывы расстрелять своего боевого товарища, просто за то что он еврей.


Очень рекомендую фильм "Бесславные ублюдки" .
Там правдиво показано , как евреи убили гитлера и разгромили 3й рейх

edit log

2 Иваныч Баский
15-8-2018 12:55 2 Иваныч Баский
quote:
Originally posted by LOCARUS:

рекомендую немецкий фильм "Наши матери, наши отцы".


Фильм классный. Смотрел два раза. В первый раз как фильм, второй раз как реконструкцию мундиров и техники)))
Konstantin Nsk
15-8-2018 13:10 Konstantin Nsk
quote:
Изначально написано CanTire:
.
В отряде, кроме него, был еще только один еврей, и их посылали на самые опасные задания. И если одному из них нужна была помощь, помогал ему только другой еврей, никто больше...

Может быть к ним так относились, потому что Гитлер был тоже немножко еврей (по бабушке)?

LOCARUS
15-8-2018 13:19 LOCARUS
Стрелец, вот Фоксбат правильно написал насчёт комментов. Я не удержался, а Вы - будьте лучше меня и удержитесь.
Я русский до мозга костей, и никто из моих предков не был замешан в притеснении евреев (насколько мне известно), и как бы мне и дела быть не должно до всего этого. Но мне даже представить страшно тот ужас, который испытывали эти несчастные. Буквально же земля под ногами горела у людей. Это как сейчас на территории под контролем ИГИЛ быть христианином. Ты для них не то чтобы не человек, ты даже не волк - волка боятся и уважают, в своём роде. А тут отношение как к тараканам. Нельзя так к людям, кто бы они ни были. И к врагам-то так нельзя.
Strelezz
15-8-2018 13:21 Strelezz
quote:
Изначально написано LOCARUS:
Стрелец, вот Фоксбат правильно написал насчёт комментов. Я не удержался, а Вы - будьте лучше меня и удержитесь.
Я русский до мозга костей, и никто из моих предков не был замешан в притеснении евреев (насколько мне известно), и как бы мне и дела быть не должно до всего этого. Но мне даже представить страшно тот ужас, который испытывали эти несчастные. Буквально же земля под ногами горела у людей. Это как сейчас на территории под контролем ИГИЛ быть христианином. Ты для них не то чтобы не человек, ты даже не волк - волка боятся и уважают, в своём роде. А тут отношение как к тараканам. Нельзя так к людям, кто бы они ни были. И к врагам-то так нельзя.


Знаете , меня слегка коробит , когда о Второй Мировой говорят как о великой еврейской трагедии на фоне незначительных неприятностей других народов

sbk
15-8-2018 13:29 sbk
quote:
Originally posted by Майор:

У партизанских командиров были секретные инструкции из Москвы: евреям не доверять, в отряд не брать, уничтожать.


Идиотский злобный рагульский бред.
LOCARUS
15-8-2018 13:42 LOCARUS
Меня много от чего коробит, на самом деле. У каждого народа была в той войне своя трагедия, и у немецкого в том числе. Особенность еврейской - в том, что:
- их обманом лишили возможности защищать свои интересы, одни - наращивая репрессии медленно и поэтапно, другие - успокаивая тем, что всё это лишь временный трудности
- не было государственного образования, которое бы сформировало военную силу для защиты интересов народа
- они ассоциировались с иудейской верой, вне зависимости от своего реального вероисповедания или атеизма
- слишком многие евреи были реально замешаны в осуществлении переворота 1917 года и последующем ужасном терроре, и всё еврейство ассоциировалось с этими ублюдками.
Русские имели своё (ну как бы своё, конечно) государство, поляки имели своё до войны (то есть костяк польской партизанщины составили боевые офицеры), украинцы имели когда-то (недолго, но всё же) и мечтали о
его восстановлении. Надежда лучше чем ничего. А о чём мечтали евреи? Спастись. Никакой организационной структуры, никакого намёка на контуры будущего государства. Лидера нет никакого, хотя бы где-то далеко в немецкой тюрьме, как Бандера у украинцев. Короткие локальные вспышки сопротивления - это максимум на что они были способны тогда. Типичные некомбатанты, жертвы войны в чистом виде. Я про европейских евреев, советские-то воевали. Причём сознавая, что если русским плохо будет в случае чего возвращаться из немецкого плена, то им - возвращаться не придётся вовсе...
ArielB
15-8-2018 13:46 ArielB
Муж моей покойной тетки , чемпион Белоруссии по нескольким видам легкой атлетики, в 41-м был заброшен в Минск, организовывать партизанщину.
На входе в город его увидел его лучший друг, уже в полицайской форме. Сразу заорал :» Держи жида-коммуниста!». Повесили.

Семья знакомых сбежала из Минского гетто. По дороге ( разные сани), жена попалась и вернули ее в гетто, а оттуда в концлагеря. Но выжила. Муж же как-то добрался до еврейского партизанского отряда, что его спасло: в белорусских евреям резали животы и оставляли труп с запиской «Я нёс яд партизанам»

А в гетто его жизнь два раза спасли немцы: один охранник прошептал ему не выходить, когда приказывали учителям, инженерам и врачам сделать шаг вперёд, а выйти как каменщик. « Интеллигентов» же расстреляли в тот же день.Он строил немцам нынешний Дом Правительства. Командир -немец распознал немедленно, что он кирпича в жизни в руках не держал, позвал к себе, заставил признаться, что на самом деле инженер, сказал «Я тоже» и каждый день оставлял ему буханку хлеба.

Другая семья знакомых своего 2-летнего сына перебросила из гетто через забор из колючей проволоки какой-то проходящей незнакомой белорусской крестьянке. Та взяла. Родители потом тоже сбежали в тот же еврейский отряд, все влились в Красную Армию в 44-м. Отец после войны пару лет ездил по сёлам, искал сына и нашёл. Эта женщина стала членом семьи. Я ее помню у них дома : выросший сын звал свою мать и эту женщину «мамой».

Война это фантасмагория. «Такого не может быть» не существует.

edit log

ArielB
15-8-2018 14:10 ArielB
Strelezz:
Никто не преуменьшает ужасов войны для поляков, украинцев, белоруссов , русских и пр.

Евреи просто уникальная ситуация: их резали не за сопротивление, а просто за то, что евреи. И резали их немцы-оккупанты и сами оккупированные местные. В Прибалтике и в Зап. Украине их массово убивали ещё ДО того, как немцы вошли.

Вы вполне вправе говорить о трагедиях своего народа, и я скорблю по ним вместе с Вами. Я говорю о своём..

Wop
16-8-2018 00:50 Wop
Спасибо за наводку.
Купил книгу, прочитаю.
DIDI
16-8-2018 01:37 DIDI
quote:
Изначально написано mokus:
Ну да - поляки они такие - начал карьеру в зондер команде, а закончил папой римским

И кто из поляков начал карьеру в зондер команде?
Если про Иоанна Павла второго,то Карол с 39го он работал накменоломне,с 40го на химическом заводе в 41м поступил в духовную семинарию.
Если про про Бенедикта 16го ,то он не поляк а немец.Иозеф был членом Гитлерюгенда,но тогда ими все немецкие дети были,как в СССР пионеры.С 1944го был зачислен в противовоздушную оборону,опять-же его призвали,это когда с 17лет начали в конце войны..Он Геррманию не покидал за время второй мировой войны.

Egor A.Izotov
16-8-2018 11:47 Egor A.Izotov
quote:
Изначально написано sbk:

Идиотский злобный рагульский бред.

У всех инструкций, даже у "совершенно секретных", издаваемых в перечисленном количестве экземпляров, есть масса параметров, по которым можно их установить.

"Секретные" инструкции для командиров партизанских отрядов - это, мягко говоря, слегка феерично, поскольку несть числа этих отрядов было немцами уничтожено, и эти инструкции, существуй они в реальности, вне всякого сомнения были бы подобраны и помещены в архивы SD и Geheime Staatspolizei. Есть ли они там? Публиковались ли?..
Я вот, например, даже в шизофреничные совершенно 90-е - не встречал таких документов, хотя "еврейским вопросом", как еврей сам - интересовался более чем тщательно.

Скажу более того, мой дед, еврей и иудей "в законе", Духовный Самуил Абрамович - оттрубил всю войну (и до нее, и после) в органах госбезопасности, в 1941-43 - в УОО НКВД СССР, затем в ГУКР НКО СССР, и никаких "противопоказаний к службе", даже зимой 52-53-го (а евреи знают, что это было за время) - не имел. А это вам не партизанский отряд в неполную роту, в лесах Украины.

Я не спорю, дерьма в те годы хватало везде, и партизаны были очень разными, и далеко не все из них были ангелами с крылышками. Уж какими бывают иные "авторитетные народные вожаки" - мне рассказывать не надо, в 14-15гг насмотрелся вдоволь. Однако в приведенном тексте не хватает, на мой взгляд, самоходной мясорубки из подвалов Лубянки. А так - вполне годно.

  всего страниц: 2 :  1  2