Guns.ru Talks
  Армейский Раздел
  Вопрос по подготовке боевиков (бункера, схроны, подземные ходы) ( 17 )
тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 17 :  1  2  3 ... 14  15  16  17 
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Вопрос по подготовке боевиков (бункера, схроны, подземные ходы)    (просмотров: 6096)
 версия для печати
M ifu
posted 30-3-2009 22:09        первое сообщение в теме:
перемещено в Литература по оружию


В Кабардино-балкарии был случай, убили охотников:
http://forum.guns.ru/forummessage/14/259846.html

Поясните мне два момента, пожалуйста:

1.

quote:
никто на блиндаж не напарывался он от дороги метров 800 вниз к речке ,отлично замаскирован ,набит газовыми плитами и двухярусными шконками натоптана тропа к речке (обнаружен в последнюю очередь с телами егерей в нем)

это реально так замаскироваться?

2.

quote:
о мотивах:
версий масса но субъективное мнение таково - зеленка заканчивалась и блиндаж нужно было бросать а т. к. каждую неделю по одному и тому же маршруту егеря возили охотников ,останавливаясь на одном и том же месте то "матерые" решили убить сразу несколько зайцев - замазать кровью молодое пополнение (которое все лето готовили в онном блиндаже и близлежащих окрестностях )

Чему в таких условиях можно научить?
И чему боевиков учат? (И дополнение - чему учили в афганистане, к примеру.)
Я думал что основное - это типа бег)физподготовка) и практические навыки стрельбы, но там это невозможно. В отличии от афганистана, к примеру. А что остаётся - навыки маскировки и теория, которую удобнее изучать и дома...
Так что боевики там делали?

edit log

kvantun
posted 13-6-2009 19:24    
ГЕНЕРАЛ ЗИМА НЕ ЗАСТАНЕТ ВРАСПЛОХ

Отечественные и зарубежные военные специалисты считают, что в ближайшем обозримом будущем войны на истощение потеряют всякий смысл, а самая современная военная техника и вооружение отойдут на второй план. Вместо массовых армий появятся компактные вооруженные силы высокой мобильности с новым потенциалом. Причем, как показывает опыт истории, снижение угрозы возникновения всеобщей ядерной войны и <мировой> обычной войны самым непосредственным образом влияет на повышение уровня региональной конфликтности в различных районах мира. Отсюда - усиление опасности возникновения скоротечных локальных войн и вооруженных конфликтов за спорные территории, в результате этнических противоречий, на почве <исторической несправедливости и т. п. Поэтому в современных условиях изучение и обобщение опыта участия советских и российских войск в войнах и военных конфликтах XX столетия приобретает не только теоретическое, но и практическое значение.


ОПЫТ Красной Армии в годы Великой Отечественной войны по борьбе с холодом и методы обогревания личного состава войск в зимних условиях заслуживают более серьезного к себе отношения, чем сегодня, поскольку многие проблемы, характерные для пехотинцев тогда, и в настоящее время, спустя шесть десятилетий после окончания войны, остаются такими же актуальными как для Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения, спецслужб и правоохранительных органов.
Анализ материалов, обобщающих опыт борьбы с холодом; методы обогревания личного состава войск в зимних условиях; меры утепления боевых фортификационных сооружений и необоронительных построек, а также отдых войск зимой вне населенных пунктов в годы Великой Отечественной войны, собранные полковником медицинской службы Н. Бункиным, подполковником медицинской службы Гребенниковым, майором Н. Харламовым и капитаном Б. Бречко для доклада на одном из совещаний руководящего состава РККА, проведенных сразу после окончания войны, позволяют сделать ряд выводов.

ИСТОРИЯ войн изобилует примерами, когда низкая температура воздуха являлась одним из существенных факторов, которые определяли исход той или иной операции и даже целой военной кампании. Так, всем памятны результаты влияния морозов на ускорение разгрома и изгнание из России остатков наполеоновских полчищ в Отечественной войне 1812 года. B Первую мировую войну всего за один день, 13 декабря 1914 года, десятый корпус турецкой армии на склонах Алла-Икпар потерял замерзшими до 10 000 человек, т. е. 50 процентов своего состава.. В той же войне замерзли или вышли из строя от обморожения десятки тысяч солдат итальянской армии, а потери германской армии составили несколько сот тысяч человек. Немцы вынуждены были развернуть сеть специальных госпиталей для лечения своих солдат и офицеров, отморозивших конечности и другие части тела.
В зимней кампании 1941/1942 г. на советско-германском фронте гитлеровская пропаганда явно преувеличила роль <генерала зимы> в поражениях своей армии. Хотя главная причина этих поражений общеизвестна: она заключалась в авантюризме стратегического плана немцев, в их недооценке мощи Советских Вооруженных сил. Однако несомненно и то, что морозы оказали на это определенное влияние. Гитлеровцы намеревались закончить войну молниеносно, в течение несколько недель, и потому не подготовились к зиме. B результате войска захватчиков понесли большой урон от обморожений, в частности в период cвoего позорно провалившегося наступления на Москву.
В истории войн и военных кампаний также неоднократно отмечались факты, когда воюющие стороны несли потери в людях не только в районах суровой зимы, но и в южных странах, где преобладает мягкий теплый климат. Так, в войне 1845 года в Алжире в одной из отступавших колонн французских колониальных войск за два дня погибло от холода более 10 процентов всего состава.
Известны многочисленные случаи, когда войска испытывали на себе воздействие холода в конце зимы - начале весны. Обморожения, а иногда полное замерзание наблюдались и при температуре, равной нулю, и даже при 2-3 градусах тепла.
Типичное массовое обморожение военного времени, так называемая <траншейная стопа>, чаще всего возникает именно при небольших морозах или при отсутствии их, если бойцы долго находятся в мокрой обуви, живут в сырых неотапливаемых помещениях или траншеях (откуда и берет свое название этот вид заболеваний).
Обморожения в конце зимы и ранней весной являются следствием двух причин. Первая из них - чисто физического порядка. Каждый по личному опыту знает, что не столько страшен сухой мороз, сколько влажность (мокрый снег, сырая обувь и одежда). А в этот период погода очень изменчива - оттепели часто сменяются заморозками (особенно ночью). Даже и сам тающий снег по своим физическим свойствам представляет серьезную угрозу для организма. Тающий снег отнимает особенно много тепла за счет скрытой теплоты плавления.
Вторая причина - психологического порядка. Обычно в конце зимы, когда минует пора сильных морозов, в войсках заметно ослабляется внимание к осуществлению простейших мер защиты от холода. Такой беспечности коварная предвесенняя погода не прощает и жестоко мстит тем, кто не защищает себя от обморожений.
Говоря о неблагоприятном влиянии холода, нельзя упускать из виду, что оно выражается не только в крайних проявлениях - в обморожениях, которые сразу выводят из строя бойцов либо в той или иной мере снижают их боеспособность. Надо помнить и о том, что длительное воздействие низкой температуры на человека (переохлаждение тела) вызывает простудные заболевания. А от них войска обычно несут большие потери. Достаточно сказать, что в Первую мировую войну в весенне-зимних кампаниях германская армия теряла от простудных заболеваний около 12 процентов личного состава.
Bce cкaзанное выше настоятельно требует принимать практические меры для предупреждения обморожения в сильные холода и при действиях войск в глубоком и мокром снегу (весной), а также в горах.
Как же бойцу защитить себя от холода?
Прежде всего имеет значение соответствующее обмундирование. Наша Родина снабжает своих защитников воем необходимым для действий зимой: бойцы и офицеры исправно получают теплое белье, зимнюю верхнюю и нижнюю одежду, обувь. Многое значит и привычка к холоду. Воины Красной Армии были приучены к действиям в суровых зимних условиях.
Но было бы ошибкой пренебрегать опасностями воздействия низкой температуры, надеясь на теплую одежду и природную закалку наших людей. Очень важно научить бойцов бороться с холодом, предупреждать обморожения и переохлаждения в любых условиях боевой обстановки, при любой погоде. Крайне желательно также привить сержантам и красноармейцам навыки самоконтроля, умение распознавать признаки обморожения и оказывать самопомощь и взаимопомощь при его появлении.
Здесь нужна систематическая повседневная работа офицера, требующая не меньшей настойчивости, чем, скажем, при выработке у бойца навыков в обращении на морозе с автоматическим оружием. Тщательный и постоянный контроль за выполнением инструкций по уходу за одеждой и обувью, за выполнением указаний о предупреждении обморожений, наконец, практический инструктаж на случаи, требующие особых мер, - основа этой работы.
Советские офицеры имеют немалый опыт в этой области. Например, младший лейтенант тов. Клюшников делился своим боевым опытом:
<На фронте я практически убедился, какое огромное значение имеет забота офицера о зимнем быте бойцов. Борьба с обморожениями первое время мне казалась мелочью, не стоящей того, чтобы о ней много говорить. Когда я читал в газетах советы о том, как готовиться к зимнему маршу, как подгонять обувь и навертывать портянки, то говорил себе: неужели взрослым людям нужно напоминать о такая истинах? Жизнь показала, что обморожения могут явиться, следствием даже мелочей.
Боец, имеющий теплую одежду, не гарантирован от обморожения, если не следит за собой на марше или на посту. Как только начинаешь ощущать потерю чувствительности пальцев, не жди каких-либо особых мер со стороны, а проявляй собственную сообразительность.
Когда начались морозы, я проверил у подчиненных состояние обуви, путем обмена между бойцами добился хорошей пригонки ее каждому по ноге. Все мои подчиненные были обеспечены просторной обувью. Затем я лично прочел бойцам памятку о мерах борьбы с обморожениями и разъяснил, что требуется от каждого. На эту же тему со взводом беседовал врач и санитарный инструктор. Кроме того, каждодневно я и командиры отделений тщательно проверяли готовность бойцов.
Моему подразделению предстояло совершить многокилометровый марш. Я вызвал командиров отделений и проинструктировал их. Каждому красноармейцу было приказано просушить портянки и суконные стельки, вкладываемые в ботинки. За полчаса до выхода командиры отделений проверили, правильно ли обулись и оделись красноармейцы. Такая подготовка обеспечила успех марша. Несмотря на сильный мороз, не было ни одного даже незначительного обморожения... >
Младший лейтенант Клюшников правильно подчеркивает важность внимания к <мелочам>. Именно пренебрежение <мелочами> при подготовке к боевым действиям в зимних условиях нередко является причиной больших неприятностей.
Прививая бойцам навыки в борьбе с холодом или проверяя готовность подразделения к выполнению боевой задачи, командиру всегда обязательно нужно учитывать условия, в которых действие низкой температуры усиливается. К таким условиям, в первую очередь, относится влажность. Влажность резко увеличивает отдачу в окружающий воздух внутреннего тепла нашего тела. Этим объясняется быстрое охлаждение его и возникновение обморожений даже при небольшом морозе, во влажном воздухе, а также во влажной одежде или сырой обуви.
Поэтому нужно внушить личному составу необходимость повседневно ухаживать за своей обувью (смазка, сушка), а также использовать малейшую возможность для просушки портянок, рукавиц и обмундировання. Действие низкой температуры особенно усиливается при движении воздуха. Ветер как бы <выдувает> слой более теплого воздуха, окружающий наше тело и тем самым способствует его охлаждению. Поэтому необходимо приучить бойцов беречь тепло, правильно используя все защитные свойства одежды (подгонка, пришитые пуговицы и крючки), избегать переохлаждения, выбирая укрытое от ветра место на привале.
Для предотвращения обморожений на марше при большом морозе с ветром, движение выгоднее совершать в сомкнутых строях, а также производить периодическую смену головных и фланговых бойцов в колонне, идущих с наветренной стороны.
Регулирование постоянной температуры в нашем организме происходит за счет изменений теплоотдачи и теплопроизводства. При низкой температуре воздуха организм уменьшает выделение тепла наружу путем сокращения (сжатия) кровеносных сосудов кожи. Одновременно в организме увеличивается производство тепла за счет усиления обмена веществ, причем это является главным в поддержании нормальной температуры тела.
Указанное обстоятельство играет решающую роль для применения практических приемов согревания военнослужащих на морозе, особенно в тех случаях, когда боевая обстановка исключает возможность их обогрева в населенных пунктах или у огня в полевых укрытиях.
Интенсивность обмена веществ, т. е. количество производимого тепла в организме, зависит от многих условий. Так, ночью, и особенно во время сна, обмен веществ в нашем теле значительно сокращается. Это значит, что в ночное время переохлаждение и даже замерзание людей более вероятно. Чтобы исключить возможность простудных заболеваний, офицерам рекомендуется не позволять бойцам засыпать на привалах после ночного марша, обеспечивать их теплым питьем и т. п.
Большое значение для увеличения выработки тепла в организме имеет прием пищи, как фактор, влияющий на изменение обмена веществ в организме. В состоянии голода защитные свойства организма от холода резко снижаются. Поэтому во всех случаях, когда выполнение боевой задачи связано с длительным пребыванием людей на морозе, их перед отправлением следует сытно накормить и обеспечить продуктами высокой калорийности. При ощущении замерзания, особенно когда оно связано с чувством голода, хорошо помогает прием даже небольшой дозы пищи - жира или нескольких кусков сахара. Горячая пища, разумеется, будет лучшим средством согревания.
Прекрасно согревает человека горячий чай (лучше сладкий). Надо обеспечить бойцов таким питьем по возможности во всех случаях, когда выполнение боевой задачи связано с длительным пребыванием людей в морозную погоду на месте, без движения.
Хорошее действие отказывает и своевременный прием небольших порций водки (до 100 г), особенно одновременно с пищей. Однако это средство ни в коем случае не должно применяться на привалах, во время марша и перед заступлением на пост.
В образовании тепла участвуют в той или иной мере многие органы нашего тела. Но главную роль играют мышцы. Они производят две трети всего тепла, вырабатываемого организмом. Следовательно, от интенсивности мышечной работы, по существу, зависит весь баланс теплопроизводства организма. Усиленная физическая работа вызывает в организме излишки тепла, даже при очень большом морозе, и наоборот, отсутствие такой работы в этих условиях ведет к быстрому охлаждению тела.
Вот почему в борьбе с вредным воздействием холода большое значение имеет продуманное снабжение бойцов одеждой и обувью, в соответствии с предстоящей мышечной paбoтой при выполнении боевой задачи (более легкая одежда на марше, более теплая при заступлении на пост и т. д.)
Различного рода движения, физические упражнения могут также явиться хорошим средством согревания бойцов в тех случаях, когда отсутствие или недостаток мышечной работы обусловливает преобладание теплоотдачи над теплопроизводством в организме, т. е. когда наступает охлаждение. Так бывает, например, при длительном стоянии на посту, при переброске подразделений на автомашинах, при длительной езде верхом и т. д. Периодическое применение согревающих движений в этих условиях обязательно.
Под действием холода суживаются просветы кровеносных сосудов в охлаждаемой части тела, что ведет к нарушению в ней кровообращения. Поэтому очень важно, чтобы согревающие движения выполнялись большими группами мышц, причем энергично (что обеспечит производство большего количества тепла) и одновременно. Такими согревающими движениями являются: энергичный бег; широкие размахивания и вращения рук без сгибания их в локтях; широкие маятникообразные размахивания ногами без сгибания их в коленях и т. п.
Бойцов надо учить применять согревающие движения и пользоваться ими при ознобе и угрозе обморожения (например ног). Это поможет избежать общего переохлаждения тела и простудных заболевший.
Особенно важно командирам подразделений наблюдать за тем, чтобы бойцы применяли согревающие упражнения в ночное время, помня, что сильное переохлаждение само собой вызывает большую сонливость и тем самым создает опасность обморожений и даже замерзаний.

ОПЫТ Великой Отечественной войны показал, что зимой, во время длительного нахождения в обороне или же в наступлении, почти все виды боевых сооружений, где находился личный состав, стали тем или иным способом обогревать. Кроме того, для жилья и хозяйственных надобностей строились полевые необоронительные постройки.
В случае нахождения советских войск в обороне возводимые для обогревания личного состава необоронительные постройки по своему виду и конструкции были самыми различными: щели, подбрустверные блиндажи и ниши, палатки, шалаши, заслоны. В сооружениях надземного или котлованного типа обычно утеплялись перекрытия; входы, стены, полы, нары, потолки, ступени.
Материалом для утепления служили: дерево (доски, жерди), солома, камыш, хворост, листва деревьев или мелкие ветки хвойных деревьев, мох, дерн, глина (особенно жирная), льняные очесы, строительный войлок, толь, рогожа, а иногда и бывшие в употреблении, негодные для дальнейшего использования шинели, одеяла.
Утепление перекрытия постройки производилось путем укладки над верхним рядом бревен (в качестве теплоизоляционного слоя) слоя соломы, хвои, листвы или мха толщиной до 16-20 см. На изоляционный слой укладывался небольшой слой жирной глины. Глину тщательно утрамбовывали и засыпали землей. Для отепления входов двери обивали войлоком, рогожей, матами из соломы или камыша; стены утепляли матами, сплетенными из соломы, камыша, мелкого хвороста, хвои и т. д. Маты крепили к стенкам деревянными костылями. Для утепления пола, нар и ступенек использовали маты, сплетенные из хвороста, хвои, камыша.
Таким образом утеплялись постройки и боевые сооружения и достигалась возможность укрывать личный состав от ветра, снегопада и т. д. Для дальнейшего же повышения температуры использовались табельные нагревательные приборы (чугунные и железные печи). Применялись также печи из кирпича (особенно для утепления помещений командных пунктов), грунтовые печи и камины (для обогревания землянок, сооружений дежурных подразделений, расположенных вблизи переднего края) и некоторые другие виды нагревательных приборов.
Короткое время пребывания частей и подразделений в исходном положении и ходе наступления не всегда позволяло установить печи в сооружениях и постройках. Поэтому обогревание красноармейцев в этих условиях осуществлялось в первую очередь путем снабжения их теплым обмундированием. Укрытиями для войск на биваке зимой могли служить снежные пещеры, норы, круглые и четырехугольные снежные убежища без костров, а также укрытия с дополнительным источником тепла: вырывались ямы. Для защиты от ветра и снега, при наличии времени устанавливались палатки, строились из жердей и веток заслоны-экраны и односкатные шалаши, которые засыпались снегом. Простые по своему устройству, эти укрытия давали бойцам возможность отдохнуть, восстановить свои силы. При возможности красноармейцы разводили костры (клеточные охотничьи <надья> и <ракотулет> ), что давало возможность обогревать личный состав.
...Снег упруго поскрипывает под ногами красноармейцев. Морозно. Ветрено. Несмотря на быструю ходьбу, зимняя стужа пробирает солдат до костей. К тому же бойцы сильно утомлены многочасовым переходом. Близится вечер. Пора дать людям отдых, обогреть их, накормить. Но где и как расположиться на ночлег, если вблизи нет ни леса, ни деревушки?
С такими условиями часто приходилось сталкиваться нашим войскам зимой. После большого марша или длительного преследования врага батальон (полк), как правило, получал наконец-то возможность отдохнуть. Между тем враг на пути сжег все селения. Приходилось располагаться биваком под открытым небом.
Эти трудности еще больше увеличивались, когда советские войска находились вблизи противника.
Как же можно было организовать отдых своих войск зимой при бивачном расположении?
Ответ на этот вопрос дает опыт наших подразделений, которые, размещаясь на ночлег вне населенных пунктов, умело преодолевали трудности, устраивались с возможными в таких условиях удобствами. Выбирая то или иное место для бивака, командир должен был учитывать, удобно ли оно для обороны и хорошо ли замаскировано, защищено ли от ветра, имеются ли там водоисточники, топливо, подручные материалы для устройства простейших укрытий от холода. Этим условиям более всего отвечали хвойные леса, рощи, густые кустарники и камыши.
При отсутствии же леса войска располагались на отдых в низинах, балках или оврагах. Места биваков сначала разведывались и только затем указывались подразделениям. От каждого подразделения для разведки высылались квартирьеры, а также саперы и рабочая команда. В обязанности рабочей команды входила расчистка от снега путей подхода, заготовка материала для укрытий и костров, а также подготовка мест для размещения техники, обоза и лошадей.
Прибывающий на бивак личный состав подразделений, как бы он ни был утомлен, прежде всего оборудовал позиции для круговой обороны района отдыха, а уже потом приступал к постройке укрытий от холода. Если была возможность, эти виды работ было целесообразно производить одновременно.
Можно более подробно рассмотреть основные типы простейших укрытий для обогревания и отдыха (ночлега) войск при их бивачном расположении в открытом поле.
Снежная пещера. Такая пещера устраивалась в большом наносном сугробе, где снег слежался и сделался твердым. Для подстилки можно использовать хвою, солому, ветки кустарника, брезент. В пещере размещались 6-8 человек. На постройку ее затрачивалось 45-60 минут. Вход в пещеру закрывался, а вверху делалась отдушина для вентиляции. Обогревание в этом случае шло за счет собственной теплоотдачи бойцов, располагающихся в пещере.
Снежная нора. Укрытие этого вида отрывалось непосредственно в снегу (желательно было выбирать для этого узкую складку местности, шириной не более 2 метров) и рассчитано на 4-6 человек. На устройство такого укрытия требовалось не более 1-1,5 часа. Каркас крыши выполнялся из подручного материала: лыж или жердей длиной 2,5 метра и толщиной 6-8 cм. Сверху каркас прикрывали плащ-палаткой и засыпали снетом. Внутри такого укрытия за счет собственной теплоотдачи бойцов поддерживалась температура от + 3 до + 5 градусов по Цельсию.
Снежное убежище. Это укрытие (круглое или четырехугольное) строили из брусьев и слежавшегося снега. Вход в убежище делали внизу, а вверху устраивалось отверстие для вентиляции. Верх желательно было засыпать снегом и полить водой.
Снежная (круглая) яма. Это укрытие можно устраивать в рыхлом снегу. Снег, выбираемый из ямы, использовался для сооружения кольцевого вала. На постройку такого укрытия затрачивали всего 20-30 минут; в нем можно было разместить до 20 человек. Если имелись дрова или хворост, то в центре ямы раскладывался костер, причем отдыхающие бойцы должны были ложиться ногами к центру ямы (к костру). В качестве подстилки для лежания в этом случае использовался любой мягкий подручный материал (толщина подстилки 10-15 см).
Односкатный шалаш. Этот шалаш весьма прост но своему устройству. Рисунок дает о нем достаточно ясное представление, и описывать его нет необходимости.
Заслон-экран. Такой заслон представлял собой укрытие от ветра и в сочетании с костром служил и для обогревания людей. Это укрытие рассчитано на 6-8 человек. Устройство заслона очень несложно. Силами 6-8 человек его можно построить его за 2 часа. С помощью лыж, лыжных палок или жердей выполнялся навес, который покрывали полотнищами палаток. С боков также спускали палаточные полотнища. В глубине укрытия устраивали лежанку, снаружи разжигали костер. Заслон-экран, отражая лучистую теплоту от костра, позволял хорошо обогреть находящихся в укрытии людей.
Ночлег обоза организуется так, чтобы костры обогревали одновременно и бойцов-повозочных и конский состав.
Таковы основные типы простейших укрытий, устраиваемых на биваке в открытом поле.
После отдыха, перед выступлением, бойцы под наблюдением офицеров обязательно должны были уничтожить все следы своего пребывания на биваке.

Сергей МОНЕТЧИКОВ

edit log

kvantun
posted 13-6-2009 19:29    
ЛЫЖНИКИ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

В феврале 1945 года в Наркомате обороны СССР подробно обсуждали выполнение разведывательными подразделениями специальных заданий в поисках, засадах, налетах, в разведке боем, во время действий в глубоком неприятельском тылу, в том числе и лыжными партиями (разведывательными группами). С сообщением по теме <Глубокая разведка на лыжах> выступил ряд офицеров войсковой разведки Разведывательного управления Наркомата обороны СССР, в том числе подполковник Ф. Макурин, детально проанализировавший свой непосредственный боевой опыт, полученный в ходе боев на Волховском фронте.


В ЗИМНЕЕ время года на заснеженной местности небольшая разведывательная партия (группа) лыжников способна быстро преодолевать значительные дистанции. Так, практикой установлено, что хорошо подготовленные и натренированные лыжники при благоприятной погоде проходят в походной форме до 60 км в сутки, сохраняя при этом боеспособность. Благодаря этому разведчики-лыжники могут проникать в расположение противника на большую глубину. А если к тому же личный состав обучен действовать скрытно, то он с успехом выполняет задачи по разведке в тылу врага. Вдали от линии фронта количество вражеских войск обычно невелико, да и бдительность их слабее. Это намного облегчает действия нашей глубокой разведки.
Однако наряду с этим, действия на лыжах в тылу противника сопряжены с известными трудностями. Перед командиром разведгруппы прежде всего возникает вопрос: как перейти линию фронта, если в боевых порядках обороняющихся отсутствуют неприкрытые или слабо защищенные промежутки; если оборона противника, особенно ее передний край, насыщена различными инженерными препятствиями, преодолеть которые трудно не только на лыжах, но и без лыж? Не менее сложна маскировка путей движения лыжников-разведчиков, мест их отдыха и обогревания. Ведь противник, узнав о появлении нашего разведоргана в своем тылу, постарается как можно быстрее установить его местонахождение, захватить разведчиков в плен или уничтожить, а если это не удастся - воспрепятствовать их дальнейшим действиям.
Немалые трудности представляет обеспечение боеприпасами и продовольствием разведывательного органа, действующего значительное время в отрыве от своих войск. Дело в том, что личный состав разведгруппы во избежание перегрузки не сможет взять с собой много патронов и продуктов питания.
В том случае, когда разведчикам-лыжникам ставится задача - наряду с добычей разведывательных данных захватить пленных, нелегким делом является конвоирование их. Если они будут захвачены раньше, чем разведгруппа выполнит основную задачу, то для доставки этих пленных к месту назначения понадобится выделить специальных людей, тогда как состав разведгруппы может быть и без того ограничен. Переход линии фронта потребует большого напряжения, настороженности: конвоируемые могут попытаться привлечь внимание своих солдат, находящихся на переднем крае, а это может помешать разведчикам доставить пленных в наше расположение.
Нельзя также упускать из виду, что зимой противник может замаскировать свои заграждения снегом. А это затруднит их обнаружение. Следовательно, разведчики-лыжники должны иметь навык в обнаружении таких заграждений.
Перечисленные трудности сопутствуют действиям разведгрупп зимой в условиях стабильной обороны и в маневренных формах боя (при успешном наступлении, при преследовании отступающего противника). Все это требует от штабов войсковых частей и соединений особенно тщательной организации глубокой лыжной разведки.


Тренировка разведгруппы

ПОДГОТОВКА личного состава разведгруппы для действий в тылу противника включает в себя тренировку в преодолении (обнаружении) противопехотных препятствий (проволоки, завалов, мин) на лыжах и без них; в ходьбе на лыжах по ровной, пересеченной и сильно пересеченной местности; в ведении огня лыжниками из-за укрытий и без них; в стрельбе с места и на ходу, сидя, стоя, лежа, с колена; в скрытном передвижении из одного района (пункта) в другой днем и ночью (в том числе в маскировке и запутывании следов); в действиях из засад и налетах; в ведении наблюдения; в выборе и оборудовании места отдыха для обогревания и ночлега вне населенного пункта.

Для практического изучения перечисленных вопросов понадобится до 10 суток. Если же личный состав обучен способам действий с лыж, то срок тренировки может быть сокращен до 4-6 суток.
Серьезное значение при подготовке разведчика-лыжника имеет подбор лыж: они должны быть вполне исправными и соответствовать размеру, массе и росту бойца, а также характеру местности. Обмундирование разведчика должно быть хорошо пригнанным, теплым, легким, свободным, не ограничивающим шаг и размах рук. Наиболее удобной одеждой является ватная куртка, ватные брюки (по возможности белого цвета) и шапка-ушанка. Вместо валеных сапог лучше надевать просторные ботинки. У маскировочного костюма брюки и рубашка должны быть раздельными. Разведчику необходимо иметь вещевой мешок для переноски продуктов и боеприпасов. Количество продуктов питания берется исходя из расчета времени действий в тылу противника; при этом предпочтение отдается продуктам малого объема и массы, но обладающим большой калорийностью (сухари, концентраты, сливочное масло или сало-шпиг, сахар). Для разогревания пищи следует обеспечивать разведчика 3-4 банками сухого спирта.
Вооружать разведчика целесообразно пистолетом-пулеметом (с 2-3 снаряженными магазинами и 200 патронами в вещевом мешке); 5-6 ручными гранатами; 1-2 противотанковыми или противопехотными минами и ножом.
Общая масса нагрузки разведчика не должна сильно влиять на скорость его передвижения или вызывать быструю усталость.

Через линию фронта

КАК УЖЕ отмечалось, переход линии фронта разведчиками-лыжниками в начале выполнения задачи, а также при возвращении в свое расположение представляет нелегкое дело. Поэтому выбору места перехода следует уделить самое серьезное внимание. Для этого необходимо тщательно изучить местность и оборону на участке, где намечен переход.
Наиболее выгодными участками в этом отношении являются разрывы в боевых порядках, т. е. не прикрытые живой силой промежутки (труднодоступные места: озера, болота и т. п., где противник не ожидает наших активных действий) и открытые фланги. По времени переход целесообразно производить ночью; по условиям погоды (как днем, так и ночью) - в туман, пургу, снегопад, когда след от лыж быстро заносится снегом.
Однако переход линии фронта не всегда происходит в благоприятных условиях. Бывает так, что широкие разрывы (промежутки) в боевых порядках и открытые фланги отсутствуют, погода стоит тихая. Тогда для преодоления переднего края вражеской обороны приходится ограничиваться одной (или несколькими) небольшой брешью в нем, через которую разведгруппа просачивается, расчленяясь на мелкие группы. Бойцы идут без лыж (неся их в руках), применяясь к местности, используя воронки и т. п. В особо трудных условиях возможна переброска лыжников на самолетах с последующей высадкой их на парашютах; обратно же они возвращаются на лыжах.
При подготовке к рейду необходимо также продумать, какую помощь могут оказать части, через боевые порядки которых разведподразделение (в полном составе или группами) будет проходить линию фронта или которые оно будет обходить с фланга (с этими частями необходимо установить связь); получить в штабе, организующем разведку, переговорные или сигнальные таблицы для поддержания связи с начальником, выславшим разведгруппу (если она необходима), и для связи с самолетами (командиру разведгруппы надо заранее указать, в каких случаях и по достижении каких рубежей ему предоставляется право вступать в связь с авиацией и ставить ей задачу); подготовить карту, не делая, однако, на ней никаких надписей, и изучить по карте район предстоящих действий, используя для этого ранее полученные данные о противнике и учтя последние изменения, происшедшие на местности; произвести расчет движения; ориентировочно установить места сбора в тылу противника, если разведывательная партия переходит линию фронта отдельными небольшими группами; намечать районы, выгодные для устройства засад и организации наблюдения, а также маршруты (не менее двух), по которым разведподразделение будет возвращаться; получить на несколько дней (в зависимости от продолжительности действий) пропуск и отзыв и установить условные знаки для отличия своих войск от противника (последнее необходимо во время наступления наших частей). Наконец, до выхода в рейд необходимо проверить готовность разведчиков-лыжников к выполнению задачи.

Способы действий разведчиков

ОСНОВНЫМИ способами действий разведывательных групп в тылу противника являются: налеты на небольшие штабы, отдельные объекты крупных штабов, склады, незначительные по численности гарнизоны населенных пунктов и другие объекты; засады на путях движения противника для захвата в плен офицеров, связных, отдельных солдат (и небольших групп); нападения на колонны с целью нанесения им потерь в живой силе и технике, а также задержки движения, захвата пленных; наблюдение за путями движения противника, за гарнизонами населенных пунктов, занятых им, и за другими объектами; минирование, а при благоприятных условиях - и подрыв дорог, мостов.

Во всех случаях выбор того или иного способа действий определяется обстановкой, силой и составом разведоргана, а также его задачей.
Сила и состав разведгруппы, а также глубина разведки зависят от поставленной задачи и времени, отведенного на ее выполнение. Боевой опыт показал, что для разведки на лыжах во вражеском тылу целесообразно высылать подразделение численностью от 15 до 30 человек. Такой состав наиболее подвижен, менее подвержен огневому воздействию противника и сможет легче уйти от преследования; при этом также достигается лучшая маскировка путей движения (лыжней) и районов расположения. Срок действий разведгруппы, считая от времени перехода линии фронта до момента возвращения в свою часть, 2-3 суток. Глубина разведки колеблется от 6-7 до 20-30 км.
При действиях в тылу противника возможны встречи с ним не только во время нападения на объект, но и в пути следования (днем и ночью). Поэтому по мере продвижения через каждые 4-5 км нужно устанавливать сборные пункты (основные и запасные), места которых указывать всему личному составу заблаговременно. Однако после нападения из засад или налета на объект во избежание преследования следует отходить немедленно, не задерживаясь в сборных пунктах. Эти пункты ни в коем случае нельзя превращать в места отдыха после боя; они предназначены для того, чтобы командир привел личный состав в порядок и разведгруппа снова была готова к бою.
Разведчики, производя налеты и нападения из засад, как правило, действуют без лыж. На этот период рекомендуется оставлять лыжи в определенных местах, с учетом положения противника и направления предстоящего отхода после нападения (лучше всего в ближайшем из намеченных для сбора разведчиков пунктов). Для охраны лыж целесообразно выделять не менее 2-3 бойцов. На них же попутно возлагают обязанность наблюдать за действиями своей разведгруппы и противника.
Объем и характер задач, выполняемых разведгруппой, зависят от ее силы и состава, а также от глубины проникновения в тыл противника и способов действий. Практика показала, что разведгруппа может выполнять следующие задачи: захватывать пленных и документы; определять места расположения штабов, узлов связи и складов; совершать налеты на небольшие штабы и отдельные объекты крупных штабов с целью их разгрома; уточнять и выявлять районы скопления войск противника, определять их численность, боевой состав и принадлежность (нумерацию); наблюдать за передвижением неприятельских войск; уточнять НП, а также расположение огневых позиций артиллерии и минометов; разведывать наличие и степень оборудования тыловых оборонительных рубежей и отсечных позиций; устанавливать на важных участках направление и проходимость грунтовых, шоссейных и железных дорог, состояние мостов, порядок их охраны; организовывать засады и диверсии на дорогах, мостах, переправах; устраивать повреждения на линиях связи и т. д.

Маскировка, организация обогрева и отдыха

В УСЛОВИЯХ, когда разведгруппа действует на значительном удалении от своих войск, почти невозможно оказание ей помощи (за исключением авиации). Поэтому от всего личного состава разведоргана, и особенно от ее командира, требуется изобретательность, хитрость, тщательная маскировка для того, чтобы обмануть, ввести в заблуждение противника.
Всеми доступными способами лыжники стремятся скрыть от противника действительное направление своего пути после перехода линии фронта, при передвижении во вражеском расположении и особенно после нападения из засады и налета. Насколько серьезное значение придают немцы зимой появлению новых следов в своем тылу, видно из следующего документа верховного командования германской армии: <С большим недоверием следует относиться ко всякому чужому следу. Он может быть намеренно проложен противником и навести на засаду или быть минированным>.
Учитывая это, наши лыжники должны не только хорошо маскировать свои следы, но и вообще скрывать от врага свое присутствие в его тылу. Можно рекомендовать следующие меры маскировки, с применением которых достигается скрытность и внезапность действий. Так, при выходе в расположение противника необходимо двигаться первоначально по накатанным дорогам, преимущественно ночью. Для запутывания следов полезно не переходить с одной стороны дороги на другую перпендикулярно ее направлению, а пройти возможно большее расстояние по дороге, если она хорошо накатана, и только после этого перейти на другую сторону. Кроме того, целесообразно делать ложные следы. Например, многие лыжники-разведчики советуют прокладывать лыжни в сторону от основного пути, в ряде направлений, пересекая их в различных местах несколько раз и образуя петли. Вполне оправдывает себя также заметание следов.
При передвижении во вражеском тылу небольшой разведгруппы все лыжники должны стремиться использовать одни и те же следы от палок. Это лишит немцев возможности определить численность разведгруппы по указанным следам. В тех случаях, когда противнику удастся обнаружить наших лыжников и начать преследование их, желательно минировать лыжню и устраивать на путях отхода засады, оставляя в них минимальное количество разведчиков, обеспечивая тем самым своевременный отход основного состава разведгруппы.
Перечисленные способы маскировки являются далеко не исчерпывающими. Выбирая тот или иной прием, следует исходить из сложившейся обстановки, избегая шаблона.
На территории, занятой противником, особенно на территории фашистской Германии, разведчики-лыжники должны уклоняться от встречи с местным населением, общаясь с ним только в крайне необходимых случаях, да и то с большой осторожностью. Естественно, о расположении на отдых в немецких населенных пунктах не может быть и речи. В пургу и сильный мороз для ночлега и обогревания выгодно размещаться в больших лесных массивах или использовать для этого отдельные постройки в лесу, глубокие балки с зарослями, т. е. выбирать такие пункты и районы, которые бы осложняли наблюдение со стороны противника, являлись для него труднопреодолимым препятствием и исключали внезапность его нападения.
Организуя отдых с ночевкой, разведчики устраивают в снегу при помощи веток простейшие укрытия (шалаши), обкладывая их снегом с внешней стороны; внутри таких шалашей разводят небольшие костры или зажигают сухой спирт в банках; для подстилки используют хвойные ветви. На время отдыха личного состава командир РП обязан выделять дневальных, которые во избежание обмораживания спящих бойцов переворачивали бы их через каждые 15-20 минут с одной стороны на другую. Оружие должно быть у разведчиков постоянно при себе.
Mecто бивака лыжников должно охраняться специально выделенными постами, в том числе подвижными. Посты необходимо иметь на удалении, позволяющем своевременно предупредить отдыхающих о приближении противника и изготовиться к бою.

Передача донесений, доставка пленных

ДЛЯ СВОЕВРЕМЕННОГО получения данных о противнике от действующего разведоргана его снабжают такими средствами связи, которые обеспечивали бы быстроту и надежность передачи донесений.
Отправка донесений посыльными (связными) через линию фронта зачастую довольно затруднительна, причем это средство передачи очень медленное и приводит к запоздалой доставке посланных донесений, вследствие чего последние теряют свою ценность. Сами же связные нередко не смогут возвратиться в состав разведгруппы, так как не в состоянии найти место его расположения. В результате исключается возможность постановки разведгруппе дополнительных задач, а сама группа лишается части сил в лице высланных связных.
Поэтому для связи разведгруппы с выславшим его штабом лучше всего оправдывает себя радио. Особенно удобна рация типа <Север>. Она позволяет свободно передавать открытый и закодированный текст и, кроме того, легка и проста в обращении. Этим же требованиям отвечает и радиостанция <РБ>.
В маневренных видах боя связь разведгруппы с выславшим ее штабом, кроме радио, успешно осуществляется и путем посылки связных. Боевая практика знает немало примеров, когда посыльные легко проникали через боевые порядки отступающего противника или разрывы в его обороне, образовавшиеся благодаря успешному наступлению наших войск.
Донесения могут передаваться и через свою разведывательную авиацию, действующую над районом ведения разведки лыжниками, но для этого понадобится заранее согласовать с ней сигналы связи, опознавания, способы передачи донесений и т. д.
Связь внутри разведгруппы (ядра с дозорами во время движения, с наблюдательными пунктами при остановках и т. д.) целесообразно поддерживать не звуковыми, а зрительными сигналами, установленными командиром разведгруппы и известными всему составу ее. Днем и ночью дозоры могут удаляться от ядра на дистанцию зрительной связи.
В случае, если разведгруппе поручают захват пленных, желательно в состав ее включать разведчиков, знающих язык противника, для допроса захваченных пленных немедленно после доставки их в пункты сбора. В первую очередь эвакуируются взятые в плен офицеры, особенно штабные. Остальные пленные эвакуируются тогда, когда даваемые ими показания представляют определенную ценность или число их невелико. Вражеские солдаты и офицеры, сдавшиеся в плен без боя, эвакуируются одновременно с возвращением всей разведгруппы.
Для эвакуации и переброски через линию фронта языков выделяются 3-4 разведчика на 8-10 пленных; при эвакуации одного пленного необходимо выделить не менее двух разведчиков. Переход линии фронта при доставке пленных производится в заранее намеченных пунктах, о чем свои войска должны быть своевременно предупреждены.

На лыжах - в тыл противника

ДЛЯ УТОЧНЕНИЯ путей движения противника, глубины расположения его боевых порядков и захвата пленных решено было на одном из участков 59-й армии Волховского фронта выбросить в тыл немцев лыжную разведывательную партию (группу) из 22 человек во главе с младшим лейтенантом Лобаревым. Положение сторон к моменту действий разведчиков показано на схеме 1.
В продолжение трех дней участники разведки изучали наблюдением оборону немцев, их поведение. В результате было установлено, что некоторые участки на переднем крае противника ночью прикрывались только отдельными патрулями, причем ширина этих участков в отдельных местах достигала 500-600 м.
В ночь на 6 февраля 1944 года шел обильный снегопад. Воспользовавшись этим, разведгруппа на лыжах перешла через один из наиболее слабо прикрытых участков и, не замеченная противником, смело углубилась в его расположение. В течение дня лыжники, укрываясь в болотах, поросших кустарником, с нескольких НП вели наблюдение, изучая глубину обороны врага и пути движения в его тыловом районе.
В ночь на 9 февраля разведгруппа, выдвинувшись по кустарнику к дороге Иванисово - Тупичино, организовала на этой дороге засаду. Около двух часов ночи дозоры, высланные в направлении Иванисово, донесли о движении из Иванисово на Тупичино санной упряжки. Получив это донесение, младший лейтенант Лобарев расположил разведгруппу в боевом порядке с северной стороны дороги, в 10-20 м от нее. Как только упряжка приблизилась, разведчики без выстрелов атаковали находившихся в санях немцев. Два вражеских солдата были уничтожены во время схватки, а следовавший с ними унтер-офицер 112-го пехотного полка немцев, направлявшийся в Тупичино, был захвачен в плен.

Захватив пленного, разведгруппа немедленно отошла в район сбора; шедший снег замаскировал следы разведчиков. В ту же ночь разведгруппа, двигаясь другим маршрутом, возвратилась в свое расположение. О месте и времени перехода разведчиками линии фронта наши части заранее были предупреждены.
При передвижении в тылу противника и в период возвращения командир разведгруппы высылал дозоры (по 2 человека) вперед и на один из наиболее угрожаемых флангов, причем ядро двигалось по лыжне головного дозора, следовавшего на удалении зрительной связи. Дороги, встречавшиеся на пути следования разведгруппы, пересекались не под прямым углом, а в том порядке, как указано на схеме 1.
Успешные действия разведгруппы в разобранном примере объясняются прежде всего тем, что она внимательно изучила оборону противника и правильно выбрала место перехода линии фронта. Продвигалась разведгруппа по различным участкам местности, проходя при этом значительные расстояния в ограниченное время, тщательно маскируя маршрут своего движения и пункты остановок.
На другом участке 8-й армии Волховского фронта из-за плохих метеоусловий длительное время не представлялось возможным вести воздушную разведку, что затрудняло выявление районов расположения резервов противника, наличие промежуточных оборонительных рубежей и т. д. Тогда решили в тыл противника заслать лыжную разведгруппу из 15 человек под командованием лейтенанта Дема. Ей ставилась задача проникнуть через передний край обороны немцев в районе станции Тигода (см. схему 2), выйти им в тыл и установить наличие резервов в районе Липовик, Черемная Гора, Любань, характер оборонительных сооружений противника по западному берегу р. Тигода в районе восточнее Любань, а также подтвердить ранее имевшиеся данные о постройке противником узкоколейной железной дороги на участке Тур, Липовик, Любань. Отобранные в состав разведгруппы разведчики в течение пяти дней проводили тренировочные занятия по ходьбе на лыжах и одновременно отрабатывали приемы скрытых действий в тылу противника.
B ночь на 21 января 1944 года, используя сильный ветер и снегопад, разведгруппа, не замеченная немцами, перешла передний край обороны между двумя огневыми точками в районе южнее станции Тигода и углубилась в расположение противника. Линию фронта разведчики преодолели ползком группами по 5 человек.
В период с 21 января до исхода дня 22 января разведгруппа, действуя скрытно, вела разведку в тылу противника. Основным способом разведки было наблюдение. Большие лесные массивы и болота позволили разведгруппе продвигаться не только ночью, но и днем. Движение производилось главным образом параллельно дорогам, без выхода на них (маршрут движения разведгруппы показан на схеме 2).
Разведгруппе лейтенанта Дема удалось установить, что в районе Любань скопилось до полка немецкой пехоты. По западному берегу p.Тигода были отрыты отдельные, не занятые противником окопы. Кроме того, подтвердились данные о постройке немцами узкоколейной железной дороги и скоплении до батальона пехоты в районе Меневша, а также сосредоточении там до 30 автомашин.
В ночь на 23 января разведгруппа без потерь перешла линию фронта в районе Зеленцы и возвратилась в свое расположение. В течение двух с лишним cуток разведгруппа, действуя в тылу противника, прошла до 70 км, успешно выполнив поставленную ей задачу.


Выводы

В ХОДЕ Великой Отечественной войны полностью подтвердилась целесообразность организации и проведения лыжной войсковой разведки в тылу противника. Обладая большой подвижностью и маневренностью, разведгруппы, действующие на лыжах, показали, что в очень ограниченные сроки могут выполнять сложные разведывательные задачи во всех видах боя, особенно в подвижных. Следовательно, к высылке подобных разведгрупп выгодно прибегать при любом возможном случае.
Сергей МОНЕТЧИКОВ


click for enlarge 200 X 263  45,1 Kb picture
click for enlarge 200 X 392  50,9 Kb picture
click for enlarge 440 X 303  58,5 Kb picture
click for enlarge 440 X 299  83,1 Kb picture

kvantun
posted 13-6-2009 19:34    
РАЗВЕДКА ПРИ ЛИКВИДАЦИИ ОКРУЖЕННЫХ ВОЙСК ПРОТИВНИКА

Опираясь на значительный боевой опыт, наработанный в ходе войны, Главное управление боевой подготовки (ГУБП) сухопутных войск Красной Армии взялось за коренное усовершенствование вопросов обеспечения обучения пехоты, в том числе и войсковой разведки. Еще не успели отгреметь последние выстрелы на территории Третьего рейха, а уже летом 1945 г. в Москве состоялось совещание, посвященное рассмотрению всех проблем, стоящих перед общевойсковыми командирами, где очень подробно обсуждалось выполнение разведывательными подразделениями специальных заданий в поисках, засадах, в разведке боем, во время действий в глубоком неприятельском тылу. С сообщениями выступил ряд офицеров войсковой разведки Разведывательного управления Наркомата обороны СССР, в том числе гвардии майор А. Голиков.


ГВАРДИИ майор А. Голиков поделился своим непосредственным боевым опытом, полученным во время проведения опера-ции <Багратион> по освобождению Белоруссии летом 1944 года.
В районе восточнее и юго-восточнее Минска войсками 2-го Белорусского фронта во взаимодействии с войсками 1-го и 3-го Белорусских фронтов к исходу 31 июля 1944 года были полностью окружены остатки 23 разбитых немецких дивизий из состава 4-й, 9-й и 3-й танковой армий. Основные группировки противника находились: одна, под руководством командира 16-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Дитриха фон Мюллера, - в районе Волма и в лесах восточнее Волма; другая, под руководством командира 27-го армейского корпуса 4-й армии группы армий <Центр> генерала пехоты Пауля Фелькерса (осуществлявшего координацию действий всех окруженных войск), - в районе Юрздыка, Гребенка и в лесах северо-западнее Гребенка. В других районах было окружено еще до пяти небольших группировок. Общее число войск противника, очутившихся в котле, достигало 60 000 солдат и офицеров.
Трудно было ожидать, что такие крупные силы врага, даже находясь в окружении, сложат оружие без боя. Действительно, по данным нашей войсковой разведки стало известно, что генерал Фелькерс решил пробиться в юго-западном направлении, соединиться с отступающими частями и планомерно отойти на наиболее выгодный рубеж, где и сдержать наше наступление до выхода из котла остальных группировок. Со свойственной немцам педантичностью Фелькерс разработал детальный план вывода своих войск из окружения, предусмотрев все мелочи, которые, по его мнению, могли бы повлиять на выполнение этого плана. Не учел гитлеровский генерал лишь одного - возможных действий войск Красной Армии. Это-то и решило судьбу вражеских группировок.
В борьбе за уничтожение окруженных вой-ск видную роль сыграла наша разведка. Она регулярно обеспечивала командиров соединений и частей необходимыми данными, способствовавшими принятию правильных решений в целях быстрейшей ликвидации немецких войск.
Задачи, решаемые войсковой разведкой в этот период, были весьма многообразны. После того как кольцо было замкнуто и окруженный противник расчленен на несколько группировок, разведорганы уточняли их силы, состав, вооружение и наличие боеприпасов, вскрывали замыслы, особенно ближайшие, разведывали стыки и фланги, районы посадки транспортных самолетов. Еще более сложные задачи решала наша разведка в дальнейшем. Немцы предприняли несколько попыток вырваться из окружения. Чтобы скрыть направление движения главных сил, они часто оставляли небольшие, но довольно сильные арьергарды, задачей которых было сдерживать наступление советских войск и дать возможность оторваться своим главным силам. В этих условиях значение нашей разведки особенно возрастало. Своими действиями она должна была выявлять, на каких участках, какими силами и в какое время противник готовит прорыв кольца окружения, каков боевой порядок, частей прорыва и т.д.
Все эти сведения наше командование своевременно получало от войсковой разведки. Основными методами ее действий являлись засады, поиски, высылка мелких разведывательных партий в расположение врага и на параллельные пути следования немцев, пытающихся прорваться из окружения, а также офицерская разведка.


На подступах к Минску. Лето 1944 года

ЗАСАДЫ

НАИБОЛЕЕ действенным способом разведки в период ликвидации нашими войсками окруженных группировок и разрозненных групп противника оказались действия из засад. Засады устраивались на дорогах, по которым немцы стремились вырваться из котла, в населенных пунктах, у переправ и т.д.
Лишенные боеприпасов и продовольствия, немецкие генералы, офицеры и солдаты намеревались выходить из окружения глухими лесными дорогами. Но все попытки врага путать свои следы и менять направление своего движения ни к чему не приводили: гитлеровцы везде наталкивались на наших разведчиков. В поисках продовольствия вражеские солдаты и офицеры шли в деревни грабить местное население - там их встречали засады. Когда немцы устремлялись к переправам - здесь их поджидали наши разведчики. Одним словом, ловушки были везде, где могли бы появиться подразделения и части окруженных войск. Засады устраивались также и в тылу противника с целью деморализации и рассеивания его сосредоточившихся групп, колонн и захвата их остатков в плен. Засады всегда давали положительные результаты.
Хорошо организованной засадой в районе Столюбово был взят в плен офицер, который дал важные показания о расположении группировок немецких войок, окруженных восточнее Минска. Он также уточнил, какие части вошли в эти группировки, и сообщил маршрут движения каждой из них. Эти данные помогли нашему командованию лучше спланировать действия по разгрому и уничтожению вражеских группировок, оказавшихся в котле.
Разведывательная группа лейтенанта Михайлова из состава разведывательного взвода одного из стрелковых полков 26-й гвардейской стрелковой дивизии (11-я гвардейская армия) наблюдением 7 июля установила, что большая колонна немецких солдат и офицеров продвигалась глухой дорогой, идущей между топкими болотами в общем направлении на Дзержинск. Командир полка, получив эти данные, отдал лейтенанту Михайлову приказ - выйти из района своего расположения (Юнцевщина) в район Заболотье (6 км восточнее Дзержинска) и организовать здесь засаду, чтобы до подхода основных сил части задержать противника на тактически невыгодном для него рубеже (схема 1). Лейтенант Михайлов, у которого было всего четыре автоматчика и один ручной пулемет, тотчас же выступил в путь наперерез вражеской колонне, обгоняя ее слева. Едва только разведчики вышли к перекрестку дорог западнее деревни Кули и залегли, как вражеская колонна показалась на северной окраине Кули. Лейтенант спокойно поджидал приближения немцев, рассчитывая использовать преимущество внезапности нападения.

Схема 1

Когда вражеская колонна подошла примерно на 100 метров, Михайлов дал команду: <По фашистам огонь!> Заработал пулемет, затрещали автоматы. Впереди идущие немцы падали как подкошенные, устилая своими трупами подступы к перекрестку дорог. Остальные гитлеровцы устремились к болоту восточней Кули. Воспользовавшись паникой среди немцев, разведчики настойчиво преследовали их огнем. То и дело, меняя свои огневые позиции, они создавали видимость, что перекресток дорог обороняет сильный заслон.
В этой короткой огневой схватке было уничтожено много немецких солдат и офицеров. Пока офицеры противника приводили восточнее Кули в порядок остатки своей колонны, из района деревни Павелково (5 км севернее деревни Антосино) к месту схватки разведчиков с немцами форсированным маршем спешил стрелковый батальон полка. Наш батальон подоспел как раз к тому моменту, когда противник пытался с боем прорваться в западном направлении. Командир батальона, атакуя немцев двумя ротами во фланг с севера (со стороны деревни Плеваки), одну роту бросил в обход перекрестка дорог для нанесения удара с юга (со стороны Кули). Солдаты и офицеры противника, очутившись в ловушке, не принимая боя, сложили оружие. Через некоторое время отважные разведчики лейтенанта Михайлова конвоировали в тыл большую колонну пленных, в захвате которых они сыграли первостепенную роль.
Еще один пример действия войсковой разведки во время проведения операции <Багратион>. 6 июля командир разведывательной роты 64-й стрелковой дивизии получил задачу: с двумя взводами выступить в разведку и установить, имеется ли противник в районе деревень Застенок и Большое Сциклево; при наличии противника определить его силы, вооружение и направление движения.
Уяснив задачу, командир роты выделил взводы, осведомился о состоянии здоровья каждого разведчика, осмотрел вооружение, распределил обязанности, после чего выступил по указанному маршруту в общем направлении на деревню Застенок. Один из дозоpов, выйдя на южную опушку рощи <А> (схема 2), заметил на опушке рощи <Б> в северной ее части группу немцев. Старший дозора отправил донесение командиру роты, а сам вместе с дозорными продолжал движение к роще <Б>.


Схема 2

Пройдя эту рощу, разведчики обнаружили, как немецкие солдаты в одиночку и небольшими группами перебегали через шоссе Минск - Могилев и сосредоточивались в роще восточнее Большое Сциклево. Тщательным наблюдением разведчики установили, что в этом районе уже скопилось не менее 500 немцев.
Получив очередное донесение и лично проверив данные, командир разведроты немедленно доложил обо всем в штаб дивизии. В своем донесении он указал на то, что решил организовать у шоссе засаду с целью перерезать путь отступления вражеским войскам в юго-западном направлении и задержать их до подхода наших подразделений.
Осуществлению этого замысла командиром роты способствовали действия командира 64-й стрелковой дивизии, решившего немедленно атаковать и уничтожить вражескую группу в районе Большего Сциклево.
Ядро разведоргана, пройдя не замеченным противником открытое место юго-западнее застенок, вышло к роще <Г>. Командир роты расположил один взвод на опушке рощи <Г> и одно отделение - левее на высотке. Остальных разведчиков (резерв) он отвел в кустарник неподалеку от района расположения взвода. Разведчики, находившиеся в засаде, были настолько осторожны, что немцы, перебегая через шоссе в 100 м от них, не замечали их.
В то время как разведорган располагался в засаде, командир 64-й стрелковой дивизии выслал стрелковый полк для уничтожения противника. Вскоре наблюдатели-разведчики заметили подход нашей колонны к деревне Ахимово. Здесь колонна разделилась на две части, и первая часть (батальон) устремилась прямо к роще <В>, а вторая, большая часть - в обход рощи <Б>.
Первая колонна с севера подошла к роще, в которой находились немцы, и стала теснить их на юго-восток. У шоссе стали появляться одна за другой вражеские группы. Но их встречали здесь организованным огнем разведчики. Немцы растерялись и устремились сначала назад, а потом в восточном направлении, однако там уже развернулись главные силы полка, которые ударом во фланг опрокинули противника.
Бой был скоротечным. Деморализованные гитлеровцы вскоре прекратили сопротивление. Свыше 500 вражеских солдат и офицеров было взято в плен. И это - результат хорошо организованной разведки. Особо следует отметить действия разведчиков из засады: преградив путь отхода противнику, они тем самым облегчили полку выполнение поставленной ему задачи.


ПОИСК

ПРАКТИКА показала, что разведывательные партии в маневренных условиях боя выгодно высылать для наблюдения за передвижением войск противника, за районами их сосредоточения, для установления мест расположения штабов, складов, узлов связи, подготавливаемых промежуточных оборонительных рубежей, для разведки дорог и обходных путей, ведущих в тыл обороняющемуся противнику, и для перехвата отступающих колонн.
В деятельности разведывательных партий при окружении и ликвидации окруженных войск противника восточнее и юго-восточное Минска имелись некоторые особенности; они заключались в том, что маршруты войск противника беспрерывно менялись, между его арьергардными подразделениями образовались большие разрывы. Это позволяло разведчикам беспрепятственно выходить в тыл обороняющихся. Однако в таких условиях штабу трудно было утверждать, где же именно в данное время находится противник. От разведывательной партии требовалось сначала найти противника, а потом уже действовать по захвату пленных или документов, наблюдать за направлением движения вражеских колонн или следить за районом их временной остановки.
На подготовку к поиску при этом отводилось не 2 - 4 дня, как это делалось при жесткой обороне, а 3, максимум 6 часов светлого времени. Иначе, если медлить с подготовкой, противник может ускользнуть из поля зрения разведчиков, и там, где он был обнаружен, его может не оказаться.
Приведем пример, показывающий действия разведывательной партии при поиске в период ликвидации окруженных группировок противника. По имевшимся данным, в районе Деревна появилась большая группа немцев. Эта группа не стояла на одном месте, а периодически передвигалась в западном направлении, меняла направление. Требовалось проверить месторасположение противника в указанном районе и установить основное направление его движения, численный состав и вооружение группы, замысел командования этой группы и моральное состояние ее солдат и офицеров, т.е. их способность к дальнейшему сопротивлению.
Для получения этих данных нужно было захватить пленных. Командиру разведывательной роты 250-й стрелковой дивизии было приказано организовать поиск, на подготовку которого предоставлялось 3 часа светлого времени. Действовать надо было быстро, решительно и инициативно. Учтя это, командир роты спланировал свои действия, рассчитывая на внезапность. По получении задачи он сразу же выдвинул один взвод к роще, где сосредоточивались немцы, и установил за ней наблюдение.
Однако ввиду того что противник все время перемещался с места на место поставленная взводу задача вскоре была частично изменена: ему было приказано двигаться параллельно отступающей колонне, следя за всеми ее перемещениями. Спустя некоторое время разведчики установили, что одно из пехотных подразделений расположилось в лощине неподалеку от опушки рощи, по-видимому, оно было оставлено для прикрытия отхода главных сил. Командир разведроты решил в сумерках атаковать противника. До наступления темноты оставалось 1,5 - 2 часа. Этого было вполне достаточно для подтягивания второго взвода роты. В назначенный срок второй взвод подошел к месту расположения противника на дистанцию броска в атаку с противоположной стороны по отношению первого взвода.
По сигналу командира роты оба взвода с двух сторон атаковали немцев. Атака была настолько стремительной, что противник не успел даже принять боевой порядок. B короткой схватке было истреблено много немцев и около 100 солдат и офицеров взято в плен. В результате допроса пленных удалось получить необходимые сведения о находящейся в лесу вражеской группе.

Белоруссия, немцы отступают. Лето 1944 года

ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

КАК УЖЕ сказано выше, окруженные вражеские войска всячески стремились вырваться из котла и присоединиться к своим основным силам. Они пытались пробиться на запад с боем и без боя, организованно и разрозненно. От нашей разведки требовалось тщательно наблюдать за передвижением противника, чтобы не упустить его из поля зрения и не дать ему возможности оторваться от преследующих войск.
Для выполнения этой задачи создавались подвижные отряды и мелкие разведывательные группы параллельного преследования колонн и групп врага. Нередко такие отряды и группы сажались на автомашины и на коней. В обязанность их входило систематически вести наблюдение за передвигающимися колоннами и группами немцев, устанавливать районы их сосредоточения, места дневок, привалов и т.д. и обо всем замеченном своевременно доносить командованию.
Подвижные разведывательные органы справлялись со своими задачами, а это позволяло нашему командованию своевременно нацеливать части на уничтожение противника в тех районах, где он меньше всего ожидал появления советских войск.
Так, например, разведывательной группе 371-й стрелковой дивизии в составе 15 человек (на лошадях) 5 июля была поставлена задача осмотреть лес севернее поселка Абчак и проследить там за передвижением противника. Выдвинувшись в указанный район, разведчики заметили выходящие из леса две колонны немецких войск: первая состояла из 300 солдат с тремя минометами и двумя орудиями, а вторая - из 250 солдат с одним самоходным орудием и двумя минометами. Обе колонны продвигались в юго-западном направлении.
Разведчики, установив наличие и направление движения вражеских войск, отправили донесение в штаб дивизии, а сами продолжали двигаться по бездорожью параллельно колоннам противника. Через каждые два часа командир разведгруппы направлял посыльных в свой штаб с донесением о месте нахождения немцев. Командир дивизии, получив первое донесение, немедленно перебросил на машинах одну часть в юго-западном направлении, приказав этой части преградить путь движения противнику. Другие подразделения были направлены для фронтального преследования вражеских колонн.
Колонны немцев, встретившись с нашей частью, расположившейся у них на пути, приняли бой, но в это время подоспели подразделения, преследовавшие вражеские войска, и нанесли им удар с тыла. С фланга же по немцам открыли огонь разведчики, наблюдавшие за движением противника. Немцы оказались в ловушке. Они в панике метались то вперед, то назад, везде наталкиваясь на наши войска. В конечном итоге значительная часть гитлеровцев, видя бесцельность дальнейшего сопротивления, сдалась в плен.
Успех был обеспечен хорошо проведенной разведкой, действовавшей на пути, параллельном следованию немцев. Командир 371-й стрелковой дивизии, правильно используя полученные разведданные, своевременно принял решение на разгром и уничтожение вражеских колонн.
Не менее поучителен также пример действий разведывательной группы под командованием сержанта Савичева.
Противник, стремившийся выйти из котла, своими арьергардами оказывал сильное огневое сопротивление нашим преследующим войскам. Между тем части 330-й стрелковой дивизии, сжимая кольцо окружения, продолжали теснить немцев и, сбив их с указанного рубежа, стремительно продвигались вперед. Но и командир дивизии и его штаб точно не знали сил и вооружения отступающих и, особенно, есть ли у них танки и самоходные орудия. Не было известно также главное направление отхода вражеских колонн.
Разведгруппе из взвода пешей разведки одного из стрелковых полков 330-й стрелковой дивизии было приказано, продвигаясь параллельно отступающему, зайти к нему в тыл (вернее, опередить его), установить главное направление отхода немцев, их силы, состав, в частности, наличие у них танков и самоходной артиллерии. Кроме того, разведгруппе была поставлена задача захватить пленных.
Подготовкой разведгруппы руководил офицер разведки полка капитан Могилин, который подобрал группу разведчиков в составе 6 человек, назначив командиром ее сержанта Савичева. Разведгруппы была вооружена пистолетами-пулеметами, каждому выдали по три ручных гранаты Ф-1 и по одной противотанковой гранате РПГ-43. Кроме того, разведчики получили компасы, бинокль.
После этого капитан Могилин лично вывел разведгруппу на западную окраину Шевки, ориентировал ее, указал разведчикам, где противник и куда он отходит. Затем поставил задачу: под покровом темноты обойти по ржи и лесу обороняющиеся арьергардные подразделения немцев и выйти на северо-западную окраину Пожарки, откуда установить наблюдение за противником, двигающимся по большаку Волковыск - Верейки; в дальнейшем продвигаться параллельно отступающему и, установив его численность, наличие танков и самоходной артиллерии, захватить пленных, а затем присоединиться к своей части.
В 24 часа 15 июля разведывательная партия выступила в указанном ей направлении и, продвигаясь по бездорожью, к 4 часам следующего дня достигла окраины Пожарки, опередив колонну противника. Вскоре на большаке показались немцы. Тщательно маскируясь во ржи, в 50 м от дороги, по которой шли вражеские подразделения, разведчики установили их численность, вооружение, наличие и количество танков и бронетранспортеров. Сержант Савичев, наблюдая в бинокль, заметил на рукавах немецких солдат нашивки с изображением дубового листа. Это заинтересовало его: до сего времени он не встречал таких эмблем. Сержант приказал разведчикам захватить пленных. Спустя некоторое время рядовой Чирков доложил, что из деревни идут два солдата с такими эмблемами. Все насторожились. Подпустив обоих немцев на близкое расстояние, разведчики направили на них в упор автоматы. Перепуганные солдаты были схвачены и обезоружены. Сержант Савичев, поручив трем разведчикам охранять пленных, сам продолжал вести наблюдение за проходящими группами противника.
Вскоре подошли передовые подразделения стрелкового полка, от которого действовала разведгруппа сержанта Савичева. Сержант доложил командиру результаты своего наблюдения, а пленных отправил в штаб. Пленные дали ценные показания. Они входили в состав отдельного истребительного батальона <Дубовые листья>, сформированного из команд, несших службу по борьбе с партизанами; 12 июля этому батальону была поставлена задача занять оборону по р. Шара и прикрывать отступление разбитого в предыдущих боях одного из полков 12-й танковой дивизии.
Данные разведки были использованы старшим командиром и помогли ему принять правильное решение на уничтожение отступающего противника.

Добьем фашистского зверя в его собственной берлоге! 1944 год


ВОЙСКОВАЯ разведка сыграла исключительно важную роль в период боев восточнее и юго-восточнее Минска. Ее органами было захвачено немало ценных документов, взято много пленных, среди них - генералы и старшие офицеры.
Наряду с положительными сторонами в организации войсковой разведки серьезным недостатком явилось отсутствие в разведподразделениях, особенно в полковом звене, радиостанций. Это иногда приводило к тому, что важные разведывательные данные доходили до командования с большим опозданием и подчас теряли свою ценность.
Практика показала также необходимость обеспечивать разведподразделения (особенно разведроты дивизий) средствами передвижения (машинами, мотоциклами, лошадьми), выделяя эти средства за счет хозяйственных подразделений и автомобильных батальонов.

Сергей МОНЕТЧИКОВ



click for enlarge 440 X 286  53,0 Kb picture
click for enlarge 440 X 323  63,9 Kb picture
click for enlarge 440 X 410  79,2 Kb picture
click for enlarge 440 X 411  98,1 Kb picture
click for enlarge 440 X 256  69,6 Kb picture
click for enlarge 440 X 281  64,2 Kb picture

kvantun
posted 13-6-2009 19:39    
Штурм города-крепости Кенигсберг

В последние годы в нашей стране достаточно много рассуждают об использовании воинами Российской армии боевого опыта Великой Отечественной войны. Однако многие из этих публикаций как в периодической, так и в непериодической печати, основанные, как правило, лишь на воспоминаниях фронтовиков, зачастую не могут в полном объеме дать подлинную информацию. И здесь может помочь сухой, беспристрастный язык документов.


ВЕЛИКАЯ Отечественная война со всей очевидностью показала, что боевые действия в городах и населенных пунктах нашли самое широкое применение и что их характер разительно отличается от характера боевых действий в обычных условиях. До самого недавнего времени считалось, что в случае возможности использования ядерного оружия бой в городе потерял свое значение, тем более что современные войска стали мобильными, а их боевые действия характеризуются широким маневром, обходами и охватами. Однако если это в некоторой степени и справедливо в отношении мелких населенных пунктов, то оборона средних и крупных городов в современной войне продолжает играть существенную роль. Наличие в городах крупных строений из кирпича, камня, железобетона позволяет в кратчайшие сроки организовать прочную оборону, устойчивую в противотанковом, противоартиллерийском и противовоздушном отношении. Этому же благоприятствует широко развитая сеть различных подземных сооружений: коллекторов, канализационных стоков, подвалов, а в крупных городах - и тоннелей метро. Кровопролитные бои с грузинскими оккупантами, которые пришлось вести в августе 2008 года в городе Цхинвал частям и подразделениям Российской армии, самым непосредственным образом подтверждают это.
В марте - апреле 1945 года при подготовке к последнему, решающему штурму Берлина в штабах 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов был проведен ряд совещаний офицеров штабов армий и корпусов, посвященных обсуждению всех аспектов и проблем боевой подготовки советских войск для ведения боевых действий в условиях широко развитых мегаполисов на территории Германии. Ярким примером ведения такого рода боевых действий являлось овладение Красной Армией Кенигсбергом, одним из самых мощно укрепленных немецких городов-крепостей.
До участников этих совещаний был доведен отчет командующего 11-й гвардейской армией 3-го Белорусского фронта Героя Советского Союза гвардии генерал-полковника Кузьмы Галицкого, с детальной разборкой боевого опыта, полученного нашими войсками в ходе овладения Кенигсбергом, который обороняли часть немецкой оперативной группировки <Земаланд> и его гарнизон (всего свыше 130 000 человек; примерно 4000 орудий и минометов; 108 танков; 170 самолетов).
Боевой опыт штурма крупных городов советской пехотой на заключительном этапе Великой Отечественной войны, обобщенный в этом отчете, представляет несомненный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для того времени, и сегодня, спустя почти 65 лет после окончания войны, остаются такими же актуальными как для Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения, спецслужб и правоохранительных органов.
После упорных уличных боев войска Красной Армии 9 апреля штурмом овладели столицей Восточной Пруссии - городом и крепостью Кенигсберг, важным узлом обороны немцев на побережье Балтийского моря.
Опыт, накопленный советскими войсками в этих боях, позволяет сделать некоторые выводы, относящиеся к теории и практике борьбы за крупные города.
Как известно, в прошлых войнах укрепленные города и крепости, особенно в пограничной полосе, являлись основными элементами обороны. В связи с огромным развитием к середине ХХ столетия мощных средств разрушения - тяжелой артиллерии и авиации, широким насыщением войск танками укрепленные города и крепости частично утратили свое прежнее значение в обороне. Однако и к 1945 году они продолжали еще оставаться очень важными тактическими и оперативными узлами сопротивления.
Кроме того, при обороне крупных городов противник исходил также из их экономической важности, стремясь удержать в своих руках важнейшие промышленные предприятия, обслуживающие нужды фронта.
Подготавливая к обороне крупный город, немцы, как правило, создавали систему оборонительных рубежей еще на дальних подступах к нему. Так, в боях за Кенигсберг нашим войскам пришлось, не считая нескольких промежуточных позиций, преодолеть три мощные оборонительные полосы, в том числе так называемую <линию Дайме> (в 40 км от города), оборудованную по последнему слову фортификации. Непосредственно на подступах к городу советские части встретили два мощных пояса обороны и два промежуточных рубежа.
Система обороны внутри города строилась в зависимости от имеющегося времени, численности гарнизона и характера планировки города.
По планировке большинство крупных европейских городов можно было разделить на три типичные группы:
а) города с радиально-кольцевой планировкой, наиболее удобной для построения обороны; к ним относилось большинство старых городов, строившихся в свое время как крепости;
б) города новейшей постройки с параллельной (прямоугольной) планировкой;
в) города с произвольной планировкой.
Укрепления городов с радиально-кольцевым расположением улиц представляли ряд концентрических рубежей, более устойчивых по мере приближения к центру. Резервы противник, как правило, располагал в центральной части города и использовал их по внутренним операционным линиям. Укрепления городов с параллельной планировкой состояли из нескольких параллельных рубежей. При этом плотность обороны на всех участках была более или менее равномерна. В городах с произвольной планировкой создавались отдельные укрепленные пункты с таким расчетом, чтобы сплошной фронт не нарушался даже в случае потери части города.

Кенигсберг принадлежал к типу городов со смешанной планировкой. Центральная его часть была построена еще в 1525-году и по своему характеру более подходила к радиально-кольцевой системе. Северные пригороды имели в основном параллельную планировку, а южные - произвольную. В соответствии с этим организация обороны противника в разных районах города была неодинакова.
В 6-7 км от центра города, по линии окружного шоссе, проходил так называемый внешний пояс Кенигсбергского укрепленного района, состоявший из 12 основных и 3 добавочных фортов, системы пулеметных дотов и дзотов, полевых позиций, сплошных проволочных заграждений, противотанковых рвов и комбинированных минных полей.
Форты были расположены один от другого на расстоянии 3-4 км. Они имели между собой огневую связь и соединялись траншеями, а на отдельных участках - сплошным противотанковым рвом шириной 6-10 м и глубиной до 3 м. Каждый форт имел большое количество артиллерийских и пулеметных капониров и полукапониров, вал с открытыми стрелковыми позициями и огневыми позициями для противотанковой и полевой артиллерии. Центральное сооружение служило для укрытия гарнизона, для хранения боеприпасов и т. д. Каждый форт был рассчитан на гарнизон численностью в 150-200 человек, 12-15 орудий различных калибров. Все форты опоясывались сплошным противотанковым рвом шириной 20-25 м и глубиной 7-10 м.
На непосредственных подступах к центральной части города, по окружной улице, проходил внутренний пояс обороны, состоявший из траншей полного профиля и 24 земляных фортов. Форты внутреннего пояса соединялись между собой противотанковыми рвами, наполовину наполненными водой.
Между внешним и внутренним поясами обороны, по окраинам пригородов, противником были подготовлены два промежуточных оборонительных рубежа, каждый из 1-2 линий траншей, дотов, дзотов, прикрытых на отдельных участках проволочными заграждениями и минными полями.
Основу обороны внутри города и его пригородов составляли опорные пункты, связанные между собой перекрестным огнем и прикрытые мощными противопехотными и противотанковыми препятствиями. При этом основные опорные пункты были созданы на перекрестках улиц, в наиболее прочных, приспособленных к обороне каменных зданиях. Промежутки между опорными пунктами закрывались надолбами, баррикадами и завалами из различных материалов.
Несколько опорных пунктов, находившихся между собой в огневой связи, составляли узлы обороны, которые, в свою очередь, группировались в оборонительные рубежи.
Система огня организовывалась немцами путем приспособления зданий к ведению из них кинжального пулеметного и орудийного огня. При этом станковые пулеметы и артиллерийские орудия в основном располагались в нижних этажах, а минометы, ручные пулеметы, автоматчики и гранатометчики - в верхних.


Особенности ведения боя в городе

ВСЯКИЙ бой требует от наступающего величайшего напряжения всех моральных и физических сил. Тем большего напряжения требовал бой за овладение крупным населенным пунктом. Характер пригородной местности вызывал необходимость в изменении обычных методов борьбы, требовал значительной затраты сил, средств и времени для преодоления сравнительно незначительного пространства. Высокие дома, узкие улицы и переулки крайне стесняли обзор и обстрел, усложняя действия всех родов войск, особенно артиллерии и танков, затрудняли управление боем, ограничивая возможность применения крупных сил пехоты и танков.
Бой в городе неизбежно распадался на ряд отдельных столкновений, исход которых часто решался самостоятельными, инициативными действиями небольших подразделений штурмовых отрядов.
Кроме того, в ходе боя за город приходилось встречать разнообразные виды инженерных сооружений и заграждений, подготовленных противником в короткий срок на базе имеющихся каменных строений и подручных материалов. Это замедляло темп наступления и до минимума ограничивало возможности маневра живой силой и техникой.
Поэтому при наступлении на город обычные методы боевых действий не приводили к успеху. Для взятия Кенигсберга пришлось применять иные тактические приемы и способы борьбы, наиболее соответствовавшие сложившимся условиям.
В чем же заключались новые способы борьбы, каковы были основные особенности применения различных родов войск в уличных боях?

Пехота

ОПЫТ штурма Кенигсберга показывает, что основное место в боевых порядках пехоты должны занимать штурмовые отряды. Они сравнительно легче проникают в боевые порядки противника, расчленяют их, дезорганизуют оборону и прокладывают дорогу главным силам.
Состав штурмового отряда зависел от характера построек и характера обороны противника в городе. Как показал опыт, эти отряды целесообразно создавать в составе одной стрелковой роты (50-60 человек), усиленной одним - двумя 45 мм противотанковыми орудиями обр. 1942 года, двумя 76 мм орудиями полковой артиллерии обр. 1927 или 1943 года, одним - двумя 76 мм дивизионными орудиями ЗИС-3 обр. 1942 года, одной 122 мм гаубицей М-30 обр. 1938 года, одним - двумя танками (или самоходными артиллерийскими установками), взводом станковых пулеметов, взводом 82 мм батальонных минометов обр. 1937 года, отделением (взводом) саперов и отделением (взводом) огнеметчиков.

По характеру выполняемых задач штурмовые отряды делились на группы:
а) атакующую (одна - две) - в составе 20-26 стрелков, автоматчиков, ручных пулеметчиков, огнеметчиков и отделения саперов;
б) закрепления - в составе 8-10 стрелков, взвода станковых пулеметов, 1-2 артиллерийских орудий и отделения саперов;
в) огневую - в составе артиллерийских подразделений, взвода 82 мм минометов, танков и самоходных установок;
г) резерва - в составе 10-15 стрелков, нескольких станковых пулеметов и 1-2 артиллерийских орудий.
Таким образом, штурмовой отряд как бы состоял из двух частей: одна, активно действующая впереди (атакующие группы), имевшая легкое стрелковое вооружение (автоматы, огнеметы, гранаты, винтовки), и вторая, поддерживающая действия первой, имевшая тяжелые виды оружия (пулеметы, пушки, минометы и т. д.).
Атакующая группа (группы), в зависимости от объекта атаки, могла делиться на подгруппы, каждая в составе 4-6 человек.

Артиллерия

ВАЖНЕЙШУЮ роль в артиллерийском обеспечении боя за город сыграли орудия прямой наводки. Сюда относятся артиллерийские орудия штурмовых групп, орудия сопровождения пехоты и специальные противотанковые орудия, выделенные для борьбы с танками и самоходными артиллерийскими установками противника.
Для стрельбы прямой наводкой применялись орудия полковой и дивизионной артиллерии. Они маневренны (в особенности 76 мм полковая пушка обр. 1943 г. или 76 мм дивизионное орудие ЗИС-3 обр. 1942 года) и достаточно легки (в боевом положении их свободно передвигают бойцы расчета).
Однако для ведения огня по прочным каменным строениям эти пушки малоэффективны. Поэтому широко применялись 122 мм корпусная пушка А-19 и 122 мм гаубица М-30 обр. 1938 года, а для разрушения особенно прочных сооружений - 152 мм гаубица Д-1 обр. 1943 года и 152 мм пушка-гаубица МЛ-20 обр. 1931/37 года. Из орудий этих систем можно вести огонь прямой наводкой с дистанций 1200-1500 м.
Кроме групп поддержки пехоты и орудий штурмовых отрядов, создавались также группы корпусной и армейской артиллерии. Эта артиллерия вела борьбу с артиллерией и минометами противника, расположенными как внутри населенного пункта, так и вне его, отражала контратаки пехоты и танков, разрушала опорные пункты и инженерные сооружения.

Танки

ОПЫТ боев указывает на необходимость эшелонировать танковые части на большую глубину, создавая два - три эшелона.
Первый эшелон, танки прорыва, использовался непосредственно в штурмовых отрядах. При этом танки действовали в большинстве случаев поодиночке (или парами) - один за другим. В уличном бою, в отличие от полевой обстановки, танк подвергается большей опасности. Он может быть выведен из строя выстрелом из замаскированной пушки, подожжен бутылками с горючей смесью, подбит противотанковой гранатой или же может подорваться на мине, заложенной где-нибудь под булыжником. Поэтому для прикрытия каждого танка необходимо выделять автоматчиков, которые могли бы своевременно обнаружить замаскированную противотанковую пушку и предупредить о ней экипаж, не допустить уничтожения танка истребителями противника. Кроме того, каждому танку следует придавать двух саперов, которые помогли бы ему преодолеть препятствия.
В бою танки первого эшелона ведут огонь, постепенно продвигаясь вдоль стен домов и пробивая путь пехоте. Если пехота идет вперед, танк движется за ней, оказывая огневую поддержку. Если пехота останавливается, танк подавляет мешающие ей огневые точки. В составе штурмового отряда выгоднее иметь два танка (или танк и самоходное орудие): один из них продвигается, а другой обеспечивает его огнем.
Второй эшелон, танки развития успеха, использовались для захвата и удержания важных объектов. В состав второго эшелона обычно выделялась танковая рота (батальон), которая подчинялась непосредственно командиру стрелковой дивизии. Этот эшелон вводился в бой на том участке, где наши подразделения имели наибольший успех, где противотанковая оборона противника к тому времени была уже расстроена. В некоторых случаях танки второго эшелона могут быть применены и для поддержки танков первого эшелона - в составе штурмовых групп.
Третий эшелон, танки резерва, обычно находился в руках командира корпуса или командующего армией. Этот эшелон, исходя из обстановки, выполнял наиболее ответственные задачи в глубине города. При определенных условиях танковый резерв мог быть брошен в обход города на глубину 2-3, а иногда и до 5 км.
В первый эшелон, как правило, назначались тяжелые танки и тяжелые самоходные орудия. Во втором и третьем эшелонах использовались средние танки и самоходные орудия, обладающие большой маневренностью.

Авиация

В БОЮ за Кенигсберг правильное использование авиации сыграло решающую роль в успехе штурма. Действиям авиации предшествовала тщательная воздушная разведка, которая установила объекты атаки, вскрыла систему противовоздушной обороны, определила подходы и наиболее выгодные направления атаки.
Боевые действия авиации, как и артиллерии, в борьбе за город обычно разделялись на два этапа: предварительное разрушение и разрушение в период штурма.
Авиационная подготовка наступления на город состояла из ряда сосредоточенных массированных ударов по всей глубине обороны с целью уничтожения живой силы, разрушения наиболее сильных опорных пунктов и подавления активно действующих артиллерийских и минометных батарей.
Разрушение основных опорных пунктов производилось бомбардировщиками с пикирования. Штурмовики на бреющем полете сопровождали пехоту на направлении главного удара.
В период непосредственной борьбы за город штурмовая и бомбардировочная авиация последовательными ударами подавляла артиллерию и опорные пункты в глубине, затрудняя противнику маневрирование живой силой, не допуская накапливания танков и пехоты.
При этом авиация наносила не кратковременные удары, а продолжительное время штурмовала наземные укрепления и открыто расположенную живую силу противника.

Саперы

БОЛЬШАЯ часть саперных подразделений в боях за город действовала совместно со штурмовыми отрядами. Основные задачи саперов этих подразделений - разграждение препятствий, закрепление, подрыв занятых противником домов и т. д.
Для выполнения таких задач каждый саперный взвод, действующий в составе штурмового отряда, снабжался средствами разграждения, сосредоточенными и кумулятивными зарядами, противотанковыми минами, ломами, <кошками>, топорами и т. д.
Часть саперов придавалась танкам и частично артиллерийским батареям, для обеспечения продвижения последних за боевыми порядками пехоты.
Остальные саперные подразделения использовались для выполнения армейских задач.
Фугасные и ранцевые огнеметы, а также зажигательные бутылки и ручные дымовые гранаты как средства ближнего боя в городе приобрели очень большое значение. При помощи этих средств, и в частности огнеметов, можно было легко выжить противника из различных укрытий, чего часто нельзя сделать танками и артиллерийским огнем.
Подразделения фугасных огнеметов в состав штурмовых отрядов не включались; они используются командирами стрелковых дивизий для закрепления захваченных рубежей на основных направлениях. Для усиления групп закрепления штурмовых отрядов выделялись специальные подвижные группы ФОГ (по 8-10 огнеметов в каждой).
Ранцевые огнеметы применяются исключительно в штурмовых отрядах (атакующих группах и группах закрепления).

Подготовка к бою за город

ОСОБЕННОСТИ применения различных родов войск в бою за город обусловили и многообразие форм боевой подготовки войск. При этом особое внимание обращалось на обучение штурмовых отрядов. В ходе этих занятий личный состав учился метать гранаты в окна, вверх, вниз; пользоваться шанцевым инструментом; переползать и стремительно перебегать от укрытия к укрытию; преодолевать препятствия; перепрыгивать через рвы и заборы; быстро влезать в окна домов; вести рукопашный бой в укрепленных зданиях; применять взрывчатые вещества; блокировать и уничтожать огневые точки; штурмовать укрепленные кварталы и дома с улицы и с обходом по дворам, огородам; продвигаться через проломы в стенах; быстро превращать захваченный дом или квартал в мощный опорный пункт; форсировать на подручных переправочных средствах водные преграды в городе.
При этом основной упор делался на отработку вопросов взаимодействия между группами штурмового отряда и внутри групп.
Тактические занятия штурмовых подразделений проводились на специально оборудованных учебных полях. Эти поля, в зависимости от условий, как правило, имели оборонительный рубеж, состоявший из 1-2 линий траншей; проволочных заграждений и минных полей; населенный пункт с прочными каменными строениями и 2-3 опорных пункта для отработки приемов боя в глубине.
Подразделения учились атаке на глубину 3-4 км с выходом на противоположную окраину населенного пункта и закреплением на ней. После занятий проводился разбор, на котором группам практически показывали, как нужно выполнять тот или иной прием или маневр.
Обучение штурмовых отрядов проводилось на основе специально разработанной инструкции по штурму города и крепости Кенигсберг и по форсированию р. Прегель в черте города.
Артиллерийские подразделения в подготовительный период в основном обучались использованию орудий в специфических условиях боя в населенном пункте; самостоятельному решению огневых задач, возникающих в уличном бою; ведению огня прямой наводкой по ближним целям; непрерывному сопровождению пехоты огнем и колесами; быстрому сосредоточению массированного огня на необходимых направлениях.
Танковые подразделения и подразделения самоходной артиллерии отрабатывали приемы преодоления всех видов препятствий; способы разрушения уличных баррикад; учились непрерывному сопровождению пехоты огнем и гусеницами.
Саперы тренировались в проделывании проходов в различных препятствиях; в блокировке и уничтожении дотов; в подрыве крупных каменных строений и т. д.
Огнеметчики учились выжигать живую силу противника из траншей, домов; проводить огнеметание по атакующим танкам противника.
:В Кенигсберге наиболее сильно укрепленными районами являлись Розенау, Авайден, Шпайхерсдорф, Понарт, Праппельн. Поэтому главный удар решено было нанести в промежутки между ними - в направлении на крепость, с тем чтобы расколоть фронт противника на две части, изолировать один узел сопротивления от другого, а затем уничтожить их гарнизоны по частям. Эта идея вполне себя оправдала. Наши войска, прорвав оборону на внешнем обводе Кенигсбергского укрепленного района, стремительным броском вышли в нескольких местах к р. Прегель, раздробив тем самым группировку врага на отдельные разрозненные части, которые впоследствии были уничтожены.
Вторым важным вопросом в планировании боя за город является построение боевого порядка с учетом особенностей данного населенного пункта. Основное требование к построению боевого порядка - эшелонирование его на значительную глубину. Объединения строились, как правило, в два - три эшелона, дивизии - в линию, полки - в два или три эшелона.
Во всех случаях командиры (особенно командиры полков и батальонов) должны были иметь у себя сильные противотанковые и общие резервы.
Такое построение боевого порядка обеспечило необходимое непрерывное наращивание усилий на главном направлении, что, в свою очередь, давало возможность быстро развить наметившийся успех или локализовать попытку противника нанести контрудар.
Каждый батальон для наступления получал обычно одну - две улицы; каждый штурмовой отряд овладевал одной улицей (или кварталом).
:Особое внимание обращалось на организацию взаимодействия пехоты и танков с авиацией. Во время штурма города десятки очагов пожара, взрывы, разрывы своих снарядов и снарядов противника сильно затрудняют ориентировку летного состава в воздухе. Чтобы исключить возможность поражения своих войск, в штурмовых отрядах были подготовлены (на специальных сборах) отделения авиасигнальщиков. В состав этих отделений назначались наиболее развитые и расторопные красноармейцы, которые хорошо понимали значение сигналов и умели их подавать.
Во время боя на наблюдательных пунктах командиров стрелковых соединений находились представители от авиачастей, которые своевременно нацеливали авиацию на те или иные объекты.

Бой за овладение городом

ПРОРЫВ внешнего пояса обороны. За исключением атаки фортов, прорыв внешнего пояса обороны существенно ничем не отличался от прорыва заранее подготовленной оборонительной полосы.
Блокировка и уничтожение фортов производились следующим образом. За несколько дней до начала наступления форты разрушались огнем артиллерии особой мощности и крупными бомбами авиации; в день атаки они подвергались повторному огневому воздействию артиллерии и бомбежке с воздуха, а к концу артподготовки задымлялись дымовыми снарядами и минами.
С началом атаки советская пехота начала обходить форты, оставляя для их блокирования подразделения (от батальона до роты) и специальные средства для систематического поддержания дымовой завесы и непрерывного огневого воздействия. В дальнейшем оставленные для блокирования форта подразделения, сковав огнем капониры и полукапониры и предварительно подорвав крутость рва, с тыльной стороны врывались в расположение форта.
После занятия наземных сооружений все их входы, выходы и амбразуры закупоривались путем подрыва сосредоточенных зарядов ВВ. Тем самым наши подразделения лишали противника возможности к длительному сопротивлению. Бой обычно заканчивался либо уничтожением гарнизона, либо пленением его.
Так, например, был взят форт N 8 (Кальген), прикрывавший подступы к Кенигсбергу с юго-запада. Блокировка и атака этого форта стрелковым батальоном проведены в течение суток. В бою было взято до 150 пленных и захвачено 12 орудий.
Остальные форты обычно сдавались на первый или второй день блокады.
После преодоления укреплений внешнего пояса обороны стрелковые подразделения, не задерживаясь в траншеях, продолжали решительное продвижение вслед за огнем своей артиллерии.
Уничтожение уцелевших групп противника в траншеях и различных сооружениях внешнего пояса возлагалось на батальоны вторых и третьих эшелонов.
Орудия сопровождения и минометы передвигались перекатами на удалении 200-500 м вслед за стрелковыми цепями батальонов первого эшелона.
Танки непосредственной поддержки пехоты и самоходные артиллерийские установки, при наличии в обороне противника противотанкового рва, вводились в бой после преодоления его пехотой. В дальнейшем они выполняли задачи по уничтожению огневых точек и живой силы противника и по обеспечению безостановочного движения стрелковых подразделений. Второй эшелон танков и самоходных артиллерийских установок двигался в 300-400 м от первого, поддерживая его огнем.
Ранцевые огнеметчики с началом атаки двигались вслед за саперами и своим огнем поддерживали действия групп разграждения. При встрече с долговременной огневой точкой противника огнеметчики под прикрытием огня стрелков выдвигались вперед и производили огнеметание по амбразурам. В дальнейшем, следуя впереди стрелков, огнеметчики короткими выстрелами выжигали живую силу противника из траншей и укрытий.

Уличный бой в городе

ПРИ ПОДХОДЕ к городу стрелковые подразделения первого эшелона и танки непосредственной поддержки пехоты всеми мерами попытались с ходу овладеть окраиной. В случае организованного сопротивления противника овладение окраиной производилось после предварительной короткой подготовки: дополнительной разведки, устройства проходов, огневой обработки объектов атаки, организации боя.
Организуя бой, командование сначала намечало исходный рубеж для атаки, скрытно выводило сюда пехоту и ее огневые средства, строило боевой порядок, подтягивались танки, устанавливались на огневых позициях орудия прямой наводки, проделывались проходы в препятствиях, затем ставились задачи стрелковым подразделениям, танкам и артиллерии, организовывалось взаимодействие родов войск.
После короткой, но тщательной подготовки орудия прямой наводки: поддерживающая артиллерия, танки и самоходные орудия по установленному сигналу с места открывали огонь по выявленным огневым точкам, амбразурам, окнам и стенам домов с целью их разрушения. Штурмовые отряды решительно атаковали окраину, стремительно выдвигаясь к крайним строениям, и после гранатного боя овладевали ими. Овладев окраиной, штурмовые отряды продолжали продвигаться в глубину города, просачиваться через дворы, сады, парки, переулки и т. д.
Как показал опыт боев, наступление штурмовых отрядов внутри города может проводиться двумя способами:
а) атакой укрепленных зданий и кварталов с улицы и одновременно обходом их по огородам, садам, паркам, дворам;
б) атакой укрепленного квартала с улицы и одновременно через проломы в стенах.
Примером действий по первому способу может служить атака одного из штурмовых отрядов под командованием подполковника Кривича.
Штурмовому отряду предстояло занять здание Кенигсбергского городского театра. Когда отряд подошел к театру, 45 мм орудия и орудия полковой артиллерии открыли огонь по огневым точкам на подступах к зданию и по окнам нижних этажей. Дивизионная артиллерия бронебойными снарядами разрушала стены нижних этажей, а 122 мм орудия, танки и самоходные артиллерийские установки вели огонь по верхним этажам, вынуждая противника спуститься вниз. Обстрел продолжался в течение 10-20 минут. Это время пехота использовала для занятия исходного положения в 50-100 м от объекта атаки; саперы успели проделать проходы в заграждениях и баррикадах.
По окончании огневого налета пехота, преодолевая препятствия, через окна, двери и проломы в стенах (забросав их предварительно гранатами) с разных сторон ворвалась в ближайшие комнаты здания и уничтожила гарнизон.
Одна из атакующих групп, наступавшая через прилегающий к театру сад, подорвав несколько дверей, ворвалась в здание через черный ход. В дальнейшем атакующие группы, двигаясь навстречу друг другу, последовательно очищали одну комнату за другой. Для того чтобы сделать проход в каждую следующую комнату, бойцы взламывали двери или подрывали их гранатами. После этого в проделанный пролом они бросали гранаты, а огнеметчики пускали струю огня, заставляя противника сдаться или отойти в соседнюю комнату.
Действуя так, атакующие группы в течение часа полностью очистили нижний этаж театра, уничтожив при этом до 200 солдат и захватив 250 пленных.
Овладев нижним этажом, штурмовой отряд приступил к очистке следующих этажей и подвальных помещений. Здесь главную роль сыграли огнеметчики. Они под прикрытием огня автоматчиков проникали на этажи по лестничным клеткам, производили струеметание сначала холодной смесью, а затем делали короткий <огневой выстрел>, создавая тем самым очаги пожара и вынуждая противника складывать оружие.
Группа закрепления штурмового отряда ворвалась в здание театра непосредственно вслед за атакующими группами и немедленно приступила к очистке занятых помещений и к приведению их в оборонительное состояние. Огневая группа в это время вела огонь по огневым точкам, расположенным в незанятых этажах театра, а также по соседним зданиям, не допуская огневого воздействия и контратак противника.
Атака вторым способом применялась, главным образом, в центральной части города, где отсутствовали сады, огороды и промежутки между отдельными домами, в связи с чем отпадала возможность атаки зданий с черного хода.

Форсирование рек и каналов

ФОРСИРОВАНИЕ рек и каналов в черте крупного города имело свои специфические особенности. Наличие построек на берегу, занятом нашими частями, позволило приблизить исходные районы на 100-150 м к линии отвала и обеспечить укрытие войск от огня противника. Исходная линия была вынесена на рубеж крайних домов, т. е. приближена к реке на 50-60 м. Большое количество различных материалов облегчило возможность быстрой постройки подручных переправочных средств.
С другой стороны, противник, используя высокие здания, организовал на переднем крае многоярусную оборону, расположив огневые средства в нижних и верхних этажах.
Стрельба нашей артиллерии с закрытых позиций была почти невозможна, приходилось выдвигать большую часть орудий всех калибров на прямую наводку. Отвесные и часто одетые бетоном берега чрезвычайно затрудняли спуск на воду переправочных средств, посадку и высадку войск, требовали для этого специального оборудования.
Близость переднего края обороны противника (50-60 м от берега) исключила возможность накапливания наших подразделений для атаки после высадки их на противоположном берегу. Атака чаще проводилась мелкими группами сразу же после форсирования водной преграды.
При форсировании р. Прегель советским войскам пришлось столкнуться со всеми этими особенностями. Форсирование проводилось или с ходу, на плечах отступающего противника, - частично по захваченным мостам, частично на местных переправочных средствах, или после короткой подготовки, если противнику удавалось заранее разрушить мосты, уничтожить или затопить плавучие средства и организовать оборону по берегу реки.

Закрепление

ПОСЛЕ овладения отдельными зданиями и кварталами наступающие подразделения тут же приводили их в оборонительное состояние. Каменные постройки усиливались и приспосабливались к обороне (особенно на окраинах, обращенных к противнику). В занятых кварталах создавались опорные пункты с круговой обороной, назначались коменданты, ответственные за их удержание.
Для закрепления зданий и кварталов, особенно к исходу дня, командир батальона (полка) обязан был провести следующую работу:
а) уточнить расположение занятых зданий и кварталов и определить достигнутый подразделениями рубеж;
б) организовать оборону рубежа, создав систему огня и установив различные фортификационные и взрывные заграждения; при этом широко применялись подразделения фугасных огнеметов, огнеметчики расстанавливались с таким расчетом, чтобы подходы к занятым домам прикрывались двухслойным огнем;
в) поставить задачи стрелковым подразделениям по закреплению рубежа и захваченных зданий;
г) поставить задачи приданным танкам (их выгоднее всего использовать в разрушенных строениях в качестве неподвижных огневых точек);
д) организовать наблюдение за противником и установить сильное боевое охранение;
е) пополнить запасы продовольствия и боеприпасов в подразделениях;
ж) провести тщательный осмотр и разминирование занятых строений.
НА ОСНОВЕ вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
1. В крупном населенном пункте недостаточно только окружить противника, ибо современные средства обороны в условиях города делают ее чрезвычайно устойчивой. После окружения города необходимо немедленно приступить к уничтожению гарнизона, памятуя, что каждый день и каждый час промедления позволят врагу усилить оборону. Наряду с этим следует также учитывать, что излишняя торопливость не менее вредна: штурм города без тщательной подготовки может окончиться безуспешно и приведет к напрасным жертвам.
2. В бою за город необходима всесторонняя и хорошо налаженная разведка, так как трудность наблюдения и закрытый характер местности не позволяют атакующим обнаруживать огневые точки, расположенные в глубине обороны.
3. При планировании боя нужно исходить из основного принципа - расчленить боевой порядок противника, изолировать узлы его сопротивления и уничтожить их порознь.
4. Обычные боевые порядки в городском бою себя не оправдывают. Наступающие подразделения, действуя в промежутках между опорными пунктами, вынуждены дробиться на мелкие самостоятельные группы. Поэтому основной единицей в боях за города является штурмовой отряд.
5. Штурмовые отряды должны действовать смело и решительно, не обращая внимания на очаги сопротивления противника, остающиеся у них в тылу и на флангах. Ликвидацию этих очагов нужно возлагать на подразделения второго эшелона.
6. В уличном бою необходимо иметь сильные резервы для парирования ударов противника, а также для непрерывного пополнения штурмовых подразделений.
7. Управление боем в городе усложняется, связь работает неустойчиво. Это обязывает начальников находиться близко к передовым подразделениям, чтобы точнее ставить им задачи и непрерывно влиять на ход всего боя. Разумную инициативу подчиненных следует всемерно поощрять - в городском бою она приобретает решающее значение.
8. Организации и подготовке боя за город должно уделяться исключительное внимание командиров всех степеней (до командира взвода включительно).
Евгений ГРОЙСМАН
Сергей КОЗЛОВ


kvantun
posted 13-6-2009 19:54    
<Малая война>: принцип классицизма.

Десять лет боевых действий в зоне Северного Кавказа еще раз наглядно подтвердили тот факт, что всякая "малая война", вне зависимости от специфических местных условий, ведется и развивается по объективным законам, что, в свою очередь, означает, что стратегия и тактика противопартизанских и противоповстанческих действий также подчиняются определенным законам.

ДО НЕДАВНЕГО времени партизанская борьба была своего рода пасынком ортодоксальной военной науки. Одной из причин этого было высокомерное презрение многих высоких чинов из среды профессиональных военных к хаотичным партизанским отрядам.
"Да что могут сделать эти мужики в широких штанах против такой силы?" - риторически спросил однажды главный советский военный советник в Афганистане, глядя на боевой краснозвездный вертолет. Это было еще в 1979-м, когда только-только появились первые отряды моджахедов. Теперь-то мы знаем, что эти "мужики" смогли многое - гораздо больше, чем тогда кто-либо мог предположить. И вся стратегическая мощь "ограниченного контингента" советских войск оказалась практически бессильна перед жалкими кучками неграмотных крестьян с охотничьими ружьями системы "карамультук". А потом крестьян стало в горах очень много, они набрались боевого опыта и сменили дробовики на "стингеры":
Главный парадокс "малой войны" заключается в том, что каждый раз, когда в очередной раз регулярная армия оказывается вынужденной воевать с партизанами, она оказывается не просто неготовой к такой войне, а буквально ошеломлена тем, что противник заставляет играть "не по правилам". И многие увенчанные высокими звездами генералы становятся в укоризненную позу персонажа известной картины "Лористон в ставке Кутузова": ребята, что же вы играете не по правилам!..
О "малой войне" говорили очень много, но сказали очень мало. Поэтому есть смысл вспомнить некоторых "классиков" партизанской войны, чтобы понять: действительно, все это уже было, почему же тогда армейские генералы снова и снова смотрят на теорию партизанства с таким недоумением и высокомерием, как, извините, солдат на вошь?.. А ведь небезызвестный Лоуренс Аравийский был сто раз прав, когда говорил: "Имея за собой боевой опыт на протяжении двух тысяч лет, мы не имеем никаких оправданий тому факту, что, сражаясь, мы сражаемся недостаточно хорошо".

В основе военных действий лежит разум.

Карл фон Клаузевиц (1830 г.)
ПРЕЖДЕ чем говорить о самом предмете "малой войны" и способах борьбы с партизанами, определимся с терминологией. Мы часто употребляем такие понятия, как стратегия и тактика, но редко задумываемся над тем, что, собственно, эти слова означают.
В военной терминологии под стратегией обычно понимается изучение и определение намеченных задач по ведению войны и военных действий, а также разработка на этой основе общих форм и способов для решения данных задач.
В то же время тактика означает практический способ решения стратегических целей и задач. Тактика подчинена стратегии и служит для достижения целей, которые стратегия ставит перед ней. При этом на каждом этапе борьбы требуется применять средства более гибкие и изменчивые, чем те, что рассчитаны на достижение конечной цели.
На "большой" войне партизан проповедует одну стратегию - находясь во вражеском тылу, отрезать его от источников снабжения. Эмпирическим путем к такому выводу пришел еще знаменитый Денис Давыдов в 1812 году. Вот очень известная, много раз повторенная, но не утратившая своей важности цитата из его "Военных записок": "Партизанская война состоит не в весьма дробных, не в первостепенных предприятиях, ибо занимается не сожжением одного или двух амбаров, не сорванием пикетов и не нанесением прямых ударов главным силам неприятеля. Она объемлет и пересекает все протяжение путей, от тыла противной армии до того пространства земли, которое определено на снабжение ее войсками, пропитанием и зарядами, чрез, что заграждая течение источника ее сил и существования, она подвергает ее ударам своей армии обессиленною, обезоруженною и лишенною спасительных уз подчиненности". Соответственно, тактика партизан той эпохи выглядела таким образом: "Надобно один раз навсегда знать, что лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной, причиняющее неизвестность о месте, где она находится, и неусыпная осторожность часовых и разъездных, ее охраняющих; что партию отрезать нет возможности, - и держаться русской пословицы: убить да уйти - вот сущность тактической обязанности партизана".
В самом деле, важнейшими принципами партизанской войны являются расчетливость и осторожность. В то же время эти принципы не имеют ничего общего с пассивностью, как очень часто совершенно ошибочно полагают те кадровые военные, которым приходится бороться с партизанами. Повстанцы формируют свою "армию" постепенно и очень рационально, не создавая ничего лишнего или бесполезного, зато все имеющиеся силы и средства с максимальной эффективностью обращают для своей пользы. Более того, сама природа "малой войны" заставляет и современного повстанца отказаться от соблазна иметь тяжелое вооружение, если оно переводит бойца в подчиненное положение, поэтому партизану больше подходит легкий миномет, чем РСЗО, а снайперская винтовка будет более эффективна, чем станковый пулемет.
Впрочем, бесчисленные "национально-освободительные" войны XX столетия демонстрируют партизанство несколько иного типа. Об этом писал еще сам команданте Че в своей культовой работе "Партизанская война": "Говоря о партизанской войне, надо различать два ее типа. Один является формой борьбы, дополняющей операции огромных регулярных армий. Таковы, например, были действия украинских партизанских отрядов в Советском Союзе: Нас интересует другой тип вооруженных отрядов - те, которые успешно борются против существующей колониальной или неколониальной власти и создаются как единственная основа борьбы, ведущейся в сельских районах". Сегодня именно такой тип партизанской войны выходит на первый план.

Горе той армии, которая с неуважением отнесется к партизанской войне. Трудно предрешить будущее, но внимательное изучение прошлого заставляет в конечном выводе признать за партизанской войной великое значение в настоящих войнах.

Ф. Гершельман, полковник российского Генштаба (1885 г.)
С АНТИЧНЫХ времен и до наших дней на всякой войне под эффективностью понимается максимально быстрая победа с минимумом жертв и разрушений, иначе говоря - не увеличение социальной энтропии. Тогда почему же столь часто вполне сильные и хорошо вооруженные армии классического типа оказываются неэффективными не только против противника такого же типа, но и против немногочисленных и слабо вооруженных партизан?
Дело в том, что всякая современная регулярная армия действует на основе планового подхода: детально планируются операции, подробно расписываются действия каждого подразделения, определяются время маршей и рубежи атак и т.д. Ограничение инициативы рамками уставов и громоздкая иерархическая система подчинения делают всякую армию классического типа в большей или меньшей степени инертной. Некоторые военные историки вообще полагают, что военное дело как искусство закончилось в XVIII столетии, когда практически все ведущие европейские государства постепенно перешли на принцип всеобщей воинской повинности.
В то же время философия партизанской войны подразумевает диаметрально противоположный подход к решению стратегических и тактических задач. Знаменитый Лоуренс Аравийский (Т. Э. Лоуренс), британский разведчик и ученый-востоковед, блестящий теоретик и практик "малой войны", организовавший и фактически возглавивший борьбу арабских племен в тылу турецких войск во время Первой мировой войны, знал, безусловно, о чем говорит, когда подводил некоторые итоги своих действий. Вспоминая свои партизанские рейды по турецким тылам, он писал: "За исключением редких стечений обстоятельств, мы никогда не оборонялись. Объяснялось это превосходно налаженной разведкой. Мы всегда могли рассчитывать на проведение наших операций наверняка. В этом отношении главной действующей силой являлась голова полководца, и его знание неприятеля должно было быть безошибочным. Для того чтобы хорошо наладить разведку, нам пришлось проявить усилий больше, чем какому бы то ни было штабу, который я знал".
Относительно же стратегии и тактики "малой войны" "Эмир Динамит", как его называли арабы, считал так: "Моя обязанность заключалась в осуществлении командования. Я попытался вскрыть значение этого слова и проанализировать его как с точки зрения стратегии - цели войны, так и с точки зрения тактики. В каждой из них я нашел те же элементы: один - алгебраический, другой - биологический и третий - психологический.
В применении к арабам алгебраический фактор играл роль прежде всего в отношении той территории, которую мы хотели завоевать:
Вторым фактором был фактор биологический - фактор критического момента, фактор жизни и смерти, или, правильней, фактор износа. Военные философы превратили этот фактор в искусство, а один из его вопросов - "кровопускание" - подняли до уровня принципа. При всевозможных оценках его основой являлся изменчивый фактор - человек: Турецкая армия отличалась тем, что в ней не хватало военных материалов и они были дороги, людей же было больше. Следовательно, нашей целью являлось не уничтожение турецкой армии, а уничтожение ее недостаточной материальной части. Гибель моста или железной дороги, пулемета или орудия для нас была выгоднее, чем смерть турок. Арабская армия должна была беречь и людей, и материалы - людей потому, что они, будучи иррегулярными воинами, были не единицами, а индивидуумами, а потеря индивидуума подобна камню, брошенному в воду: он может сделать лишь на короткое время отверстие, но от него расходятся, постепенно замирая, круги. Мы не могли позволить себе иметь большие потери:
Война - слишком серьезное дело, чтобы его доверять генералам.

Жорж Клемансо, премьер-министр Франции в годы Первой мировой войны
Третьим фактором, который необходимо было учитывать, являлся фактор психологический. Мы должны подготовить сознание людей к условиям боя так же тщательно и точно, как другие офицеры подготавливали их физическую сторону, и не только сознание наших людей, но и сознание противника, поскольку это окажется возможным, а также сознание народа, поддерживающего нас за линией фронта, и неприятельской стороны, ожидающей приговора, и нейтральных государств, следящих за нашими действиями".
Размышления Лоуренса о "малой войне" интересны и ценны прежде всего тем, что он, не будучи профессиональным военным (а значит, не будучи зашорен уставами и инструкциями), но зато тщательно изучив в свое время классические труды по военному искусству от Морица Саксонского до Клаузевица, после долгих размышлений выработал для себя наиболее рациональный и эффективный способ ведения войны. Как показали дальнейшие события, именно такой стиль ведения войны (британский военный теоретик и историк Б. Лиддел-Гарт позже назовет это направление "стратегией непрямых действий") оказался самым верным в сложившихся обстоятельствах. Неизвестно, читал ли Лоуренс записки Дениса Давыдова, но он, по сути, пришел к тем же выводам, что и поэт-партизан 1812 года.
Государство всегда и всюду признавало только такой способ ведения войны, при котором победа достигалась главным образом предварительным накапливанием сил и средств, созданием максимально возможного превосходства, а затем сосредоточенным наваливанием всей этой собранной мощью на противника и решительным разгромом его основных сил в одном или нескольких открытых сражениях - пусть даже ценой огромных потерь среди собственных войск.
Обычно считается, что хорошо организованная, обученная и обеспеченная "в соответствии со штатной положенностью" регулярная армия, способная противостоять равноценному противнику, тем более должна суметь справиться с плохо вооруженным, не обученным и зачастую вовсе не организованным гражданским населением, ведущим партизанскую борьбу. Но боевая практика показывает, что даже превосходящего по силам регулярного противника разбить несравненно легче, чем "обуздать стихию восстания и партизанской войны", используя традиционные приемы и способы борьбы, которым, естественно, только и могут обучаться обычные войска. Показательно, что Наполеон, признанный большинством историков как величайший военный реформатор и полководец, самые яркие и эффектные победы одержал над самыми сильными регулярными армиями Европы, но зато самые чувствительные поражения потерпел от малочисленных иррегулярных отрядов партизан-самоучек.
На войне, ведущейся обычными средствами и стандартными способами, штабами при планировании операций за основу берется лишь столкновение двух многочисленных армий, при этом от индивидуальных действий отдельных солдат и офицеров практически ничего не зависит. В условиях же "малой войны", напротив, противоборство в основе своей сведено на уровень индивидуального взаимодействия личностей, здесь идет борьба не машин и технологий, а живых людей. Соответственно, именно личностные качества бойцов имеют решающее значение.
Ключевым моментом в партизанской борьбе является неожиданность удара, а также непрерывность операций: противник не должен иметь возможности прийти в себя, накопить силы и сориентироваться для ответного удара или маневра.
Все вышесказанное относится как к тактике партизан, так и к тем, кому приходится с ними бороться.

ХАРАКТЕРНОЙ чертой для большинства конфликтов низкой интенсивности стало следующее: конечный успех борьбы партизан постепенно вырастал из фактической оккупации территории и ответного разрастания "малой войны". При этом наблюдается четкая закономерность: чем полнее осуществлялась оккупация, тем масштабнее и эффективнее был ответ повстанцев. И вот что интересно: действия регулярных войск, вынужденных бороться с повстанцами, всегда - всегда! - развивались по одному и тому же сценарию. Там, куда входили войска вторжения, возникало партизанское движение, имевшее мелкоочаговый характер, соответственно, боевые столкновения между повстанцами и армией были очень сильно разобщены в пространстве. Это не может не затруднять действия регулярных войск, по своей природе предназначенных для ведения войны по единому оперативному плану и под единым управлением. Кроме того, части и подразделения привыкли воевать в полном составе и предписанных уставом боевых порядках, поэтому множественные мелкие очаги сопротивления не позволяют полностью реализовать по назначению боевой потенциал войск. Но и это еще не все. Регулярные войска, находящиеся на захваченной территории, независимо от своего желания, оказываются вынуждены переключаться на выполнение вовсе им не свойственных функций, таких, как охрана военных и гражданских объектов, проведение полицейских и гуманитарных операций среди гражданского населения и т.д.
Российская армия в конце 1994 года была по решению правительства введена на территорию Чечни и в результате оказалась в роли классического агрессора и оккупанта.
То, что мы сегодня наблюдаем на территории Чеченской республики, не является чем-то новым в истории. Здесь уже имеет место повстанчество, выродившееся в терроризм. Националистический терроризм преследует цель путем устрашения вытеснить другую нацию, избавиться от ее власти, иногда - захватить ее имущество и землю, а в ряде случаев - отстоять свое национальное достоинство и достояние. Нужно иметь в виду, что во многих случаях националистам нужны трупы соплеменников, много трупов: тогда возникнет вражда и ненависть к государственной власти и "главной" нации, а отделение и образование самостоятельного государства начинает представляться единственно возможным способом спасения своего этноса, который сплачивается для защиты от общего врага.
Вожди чеченских сепаратистов уже в 1994-1995 годах прекрасно понимали, что их небольшая полупартизанская армия не имеет ровно никаких шансов одолеть российские войска. Соответственно, главная ставка была сделана на резко отрицательное общественное мнение по отношению к чеченской войне в России и за рубежом как реакцию на гибель мирного населения. Эта реакция должна была заставить российское правительство пойти навстречу требованиям сепаратистов. Можно даже сказать, что в тот момент имел место своеобразный террор против чеченского народа, организованный главарями сепаратистов и осуществленный руками российских военных, а "демократическая общественность" стала невольной соучастницей.

Гверилья сурова и жестока. Гверильясы всегда действуют разрозненно - в этом их тактика. Подвижность, отличная разведка, внезапность, хитрость и уловка - в природе гверильясов, изменяющейся лишь в деталях от столетия к столетию. Сильная держава (сторона) не всегда справляется с гверильей.

М. А. Дробов. "Малая война".
Партизанство и диверсии" (1931 г.)
С ТОЧКИ зрения исследователей "малой войны", сильными сторонами партизан являются разведка, использование местных условий, хорошая осведомленность, нестандартная тактика действий, решительность и дисциплина.
Разведка играет в условиях "малой войны" очень важную роль, поскольку обеспечивает партизан текущей информацией о расположении войск противника, его численном составе, реальной боеспособности и наиболее уязвимых местах. Для всякой парамилитарной формации повстанческого типа скрытность является важнейшим элементом выживания - вот почему агентуре государственных силовых структур так трудно проникнуть в ряды партизан.
Относительно использования местных условий нужно сказать следующее. Повстанцы почти всегда имеют возможность смешиваться с местным населением, что вполне очевидно, поскольку они являются его составной частью. Естественно, что это обстоятельство увеличивает возможность партизан действовать скрытно. Поэтому при организации и проведении противоповстанческих мероприятий очень важно отделить партизан от местного населения. Наилучшим образом это достигается при помощи жесткого режимно-пропускного контроля за перемещением населения и распределением всевозможных ресурсов.
Хорошее знание партизанами особенностей местности является их очень сильным преимуществом - оно дает им возможность осуществить эффективный психологический прессинг на местное население. Однако именно это сильное преимущество можно нейтрализовать путем налаживания хороших отношений правительственных войск с этим самым местным населением. Если же добавлением к этому служит создание местных противоповстанческих отрядов, постоянно находящихся в районе проведения операций, то эффективность контрпартизанской борьбы существенно увеличивается.
Полевые командиры, руководители и идеологи повстанцев чаще всего достаточно хорошо подготовлены в идеологическом плане, неплохо обучены в плане тактики и техники партизанской войны, они в большинстве случаев имеют решительность и готовность до конца отстаивать интересы своего дела. Но очень многие рядовые члены отрядов такими качествами как раз не обладают, а потому сравнительно легко поддаются психологической обработке - особенно в тех случаях, когда боевая обстановка складывается для них неблагоприятно.
Повстанцы всех времен и всех стран используют самый широкий спектр тактических действий от обычного саботажа и террора до приемов классической войны. Это позволяет им в зависимости от обстановки варьировать активность своей деятельности. При этом временной фактор при подготовке и проведении операций не является решающим.
Еще одним из преимуществ партизан по сравнению с солдатами регулярной армии является способность терпеть всевозможные тяготы и лишения, связанные с их боевой жизнью и деятельностью. Будучи в большинстве местными жителями, повстанцы хорошо приспосабливаются и адаптируются практически к любым обстоятельствам.
Однако партизаны имеют и свои слабые стороны. Прежде всего многочисленные трудности со снабжением и вербовкой личного состава серьезно ограничивают боевые возможности партизан. Используя это обстоятельство, противоповстанческие силы обычно стремятся в первую очередь уничтожить именно базы снабжения и блокировать маршруты, по которым партизанам доставляются оружие и продовольствие. Если же правительственными силами одновременно проводятся непрекращающиеся беспокоящие контрпартизанские операции, выматывающие и наносящие урон в живой силе, то эти обстоятельства могут значительно повысить уровень дезертирства среди повстанцев.
Далее. Партизанская жизнь во все времена представляет собой постоянную физическую опасность и лишения, а если добавить сюда еще хроническую нехватку личного состава, страх за свою жизнь и жизнь близких, страх перед возможностью оказаться когда-нибудь под трибуналом, то получаем значительный хронический стресс, ослабляющий волю к борьбе. Соответственно, демонстративно хорошее обращение правительственных войск с пленными в ряде случаев является очень сильным побудительным мотивом для дезертирства из рядов партизан, даже превышая страх понести наказание за совершенные преступления.
Помимо этого, неизбежная слабость повстанцев в области обеспечения своей безопасности не только требует привлечения значительных сил и средств, но и замедляет ответную реакцию их на действия правительственных сил. Другим уязвимым местом партизан всех времен и народов является поддержка их местным населением - в случае отсутствия такой поддержки боевая эффективность партизан очень сильно падает.


ЕСЛИ обратиться к истории "малых войн" ХХ века, то видно, что первыми, кому пришлось столкнуться с массовым и хорошо организованным партизанским движением, оказались немцы. В период Второй мировой войны на территории Украины и Белоруссии, а также в некоторых западных областях Центральной России под руководством коммунистической партии Советского Союза и советского военного руководства было развернуто широкомасштабное партизанское сопротивление немецко-фашистским войскам. Крупным просчетом военного руководства Германии была недооценка реальных боевых возможностей партизанских отрядов, действующих в тылу оккупационных войск. Кроме того, нацистская верхушка во главе с Гитлером была уверена, что недовольство русского населения советской властью и запугивание его массовыми казнями коммунистов окажутся достаточными мерами для поддержания "нового порядка" на оккупированных территориях. Как известно, эти расчеты не оправдались.
Тем не менее генеральный штаб вермахта подошел к проблеме борьбы с партизанами (не только в СССР, но и в европейских странах, где действовало движение Сопротивления) вполне основательно и серьезно. Основные положения тактики контрпартизанских действий принадлежат именно немцам и являются в этой области почти каноническими.
6 мая 1944 года в действие было введено наставление для вооруженных сил Германии "Боевые действия против партизан". Этот документ готовился немцами очень тщательно, в разработке его принимали участие такие органы верховного командования, как оперативный отдел генерального штаба сухопутных войск, оперативный отдел штаба ВВС, отдел военной контрразведки, военно-транспортное управление и другие учреждения. Немецкое наставление было призвано организовать борьбу с партизанами и систематизировать ее методы. Несмотря на некоторые недостатки (не говоря о том, что оно безнадежно опоздало с выходом - к этому времени германская армия уже практически оставила территорию СССР и ей вообще было не до борьбы с партизанами), это наставление, по мнению некоторых исследователей, является классическим руководством по ведению контрпартизанской борьбы, поэтому остановимся на нем подробнее.
Опыт немцев показывает, что необходимо иметь прекрасную разведку для сбора сведений о партизанах. Согласно немецкому наставлению, командир, возглавляющий действия против партизан, обязан добывать необходимые разведывательные сведения. Обычно он располагает данными, собранными и проверенными пунктами сбора сведений. Когда этих данных недостаточно, он должен пополнить их своими собственными сведениями, которые он добывает всеми доступными способами, и прежде всего через тайных агентов. Этот метод всегда себя оправдывал как наиболее простой и безобидный. Тайные агенты немцев и разведчики партизан выполняли аналогичные задачи. Однако первые сталкивались в своей работе со значительно большими трудностями: так, им нелегко было проникать к партизанам, им было труднее добывать сведения, и, если они сами не состояли в отряде, они не могли приближаться к партизанским объектам. В результате добываемые ими сведения чаще всего основывались на слухах, а не на данных личного наблюдения. В силу всех этих причин тайные агенты вряд ли могли стать для немцев единственным источником информации.
Для целей разведки немцы использовали также тихоходные самолеты, особенно геликоптеры. Но это средство не всегда себя оправдывало, поскольку в случаях, когда самолеты редко летали над районами действий партизан, внезапное появление геликоптера не могло не послужить для партизан предупреждением о готовящихся против них действиях. Поэтому немцы использовали самолеты для разведки только в том случае, если партизаны находились в районах, над которыми проходили постоянные авиалинии, или же когда партизанские отряды были достаточно большими; в последнем случае можно было бы предположить, что партизаны скорее предпочтут дать бой, чем уйдут из этого района.
Взрывай в тылу врага мосты, железнодорожное полотно, шоссейные дороги, плотины, склады, мастерские. Устанавливай мины-ловушки где только возможно: на дорогах, у речных переправ, в зданиях, которые неприятель может занять под штаб или жилье: Стремись к тому, чтобы при взрыве больше уничтожилось людей и машин неприятеля.

"Спутник партизана" (1942 г.)
Наконец, немцы использовали для разведки ягдкоманды. В этом случае они были уверены, что добытые ими сведения всегда основывались на непосредственном наблюдении. Но поскольку нельзя было рассчитывать, что ягдкоманды останутся незамеченными, их использовали только против крупных партизанских отрядов или же тогда, когда в данном районе находилось много партизан.
Результаты предварительной разведки должны были дополняться сведениями войсковой разведки, проводимой на всех этапах боя и на всех участках.
По наставлению, во время боя перед разведкой стоят следующие задачи:
а) обнаружить все скрытые силы противника;
б) своевременно обнаружить любые попытки партизан незаметно выйти из боя или прорваться через наши боевые порядки;
в) предотвратить возможность внезапной атаки или нападения из засады;
г) разведать позиции противника и наилучшие к ним подходы.
Эти задачи аналогичны задачам, стоящим перед разведкой регулярных боевых частей. Наставление указывает также на целесообразность использования для этих целей ягдкоманд. В соответствии с общепринятыми правилами допрос пленных наставление рассматривает как один из лучших способов получения сведений. Наставление специально предлагает прибегать к допросу пленных как способу получения сведений об организации партизанских отрядов и об их средствах связи. Допрос должен быть произведен на месте, в ходе боя.
Основным тактическим приемом немцев в борьбе против партизан было окружение. И этот тактический прием вполне себя оправдал. Как указывается в наставлении, его осуществление требует крупных сил, но зато обеспечивает решающий успех.
Однако в тех случаях, когда для осуществления окружения не хватало сил или времени или же характер местности не позволял выбрать этот вид боя, немцы старались уничтожить партизан посредством внезапной атаки и последующего преследования.
И наконец, одной из форм борьбы было использование ягдкоманд. Считалось, что ягдкоманды более всего способны препятствовать созданию партизанских отрядов и нарушать их коммуникации.
Кстати, ягдкоманды появились в немецкой армии еще в 1942 году. Причем нужно отметить: ягдкоманды не являлись спецподразделениями в современном понимании этого слова, а всего лишь временными подразделениями военного периода. В августе того года была принята изданная главным командованием "Специальная инструкция о ягдкомандах". В этой инструкции, в частности, говорилось: "Для борьбы с партизанами, помимо крупных частей, следует использовать также мелкие, хорошо оснащенные и вооруженные отряды - ягдкоманды, - которые должны выполнять небольшие, но важные боевые задачи.
Интересно, что уже после окончания войны бывший генерал вермахта Э. Миддельдорф в своей книге "Тактика в Русской кампании", говоря о методике борьбы с партизанами, писал, что при подборе в ягдкоманды командиров и солдат "требуется совершенно иной подход, чем при формировании боевых подразделений. Лучшими бойцами в борьбе с партизанами чаще всего бывали так называемые "отчаянные" солдаты, в характеристиках которых можно было найти замечание "не поддающийся воспитанию". Для борьбы с партизанами не обязательна хорошая военная подготовка. Здесь нужен инстинкт, навыки человека, близкого к природе. Поэтому наиболее подготовленными солдатами для борьбы с партизанскими отрядами были охотники, лесники, лесные рабочие".
Можно поспорить с немецким генералом относительно некоторых моментов, но в целом главные качества потенциальных "борцов с партизанами" подмечены верно.
Примечательно, что прямо противоположный результат, которого на первом этапе войны немцы добились репрессиями и жестокостями по отношению к мирному населению оккупированных областей, заставил авторов включить следующий пункт в их наставление: "В борьбе против партизанских отрядов особую важность приобретает отношение к нам населения. Партизанские отряды не могут существовать в течение сколько-нибудь длительного времени среди населения, которое поддерживает с нами хорошие отношения... Административные власти своим справедливым обращением, последовательным и энергичным руководством, настойчивой и целенаправленной разъяснительной работой обязаны добиться того, чтобы население поддерживало с нами нормальные отношения:".
Между прочим, пример гитлеровцев в этом отношении весьма показателен: как известно, ни одна армия за всю историю еще не выиграла войны с партизанами, но если при этом регулярная армия пыталась выместить зло на мирном населении, то тем самым только усугубляла свое положение.
Кстати, опыт многочисленных "малых войн" показывает, что, воюя с повстанцами и партизанами, регулярные армии не столько воевали, сколько учились воевать, методом проб и ошибок подбирая способы для эффективной борьбы со своим непонятным и непредсказуемым противником.

Дураки говорят, что они учатся на собственном опыте, а я предпочитаю учиться на опыте других.

Отто фон Бисмарк, германский
государственный канцлер (XIX в.)
ТЕМА партизанского движения в годы Великой Отечественной войны - это отдельный разговор. Об этом уже много написано и сказано, достаточно вспомнить книги Старинова, Вершигоры, Ковпака, Андрианова и других. По мнению большинства исследователей, весь опыт партизанской войны этого исторического периода говорит о том, что специальные войсковые формирования, действующие партизанскими методами совместно с местными партизанами, опирающиеся на всевозможную помощь и поддержку населения, представляют суть партизанской борьбы. А с точки зрения организации и реализации основных стратегических задач, такая "малая война" предстает как планомерное развертывание на базе войсковых спецподразделений партизанских структур и последовательное их преобразование в войсковые специальные подразделения - в этом диалектика партизанской войны.
Но не будем забывать о том, что "малая война" включает в себя не только собственно партизанство, но и борьбу с ним. О том, что советским чекистам в 1940-1950-е годы пришлось активно противостоять националистическим движениям, развернувшимся на территории Прибалтики и Западной Украины, слышали многие. А многие ли знают, что происходило в то же время на Северном Кавказе? Сегодня мы прочно увязываем понятия "Кавказ" и "терроризм", а тогда Кавказ считался только "всенародной здравницей". В то же время здесь тоже было, мягко говоря, неспокойно. Так, в докладной записке Управления внутренних войск НКВД Северо-Кавказского округа от 5 апреля 1944 года говорилось: ":Деятельность бандгрупп характеризовалась большой активностью. Бандиты стремились удержать за собой целые районы и сохранить в них фашистский порядок. Для достижения этого бандгруппы объединялись в крупные группировки численностью в несколько сот человек с единым руководством. Тактика действий бандгрупп в этот период характеризовалась подготовкой рубежей обороны с выставлением на дальних подступах охранения и засады, хорошей организацией разведки путем наблюдения с господствующих высот и через своих родственников-пособников; при благоприятной для бандгрупп обстановке они принимали открытый бой с войсковыми подразделениями, стремясь нанести возможно большой урон нашим войскам; широко применяли прием окружения и уничтожения мелких подразделений, используя вхождение подразделений в глубокие ущелья, устраивая засады в них и на тропах в виде огневых мешков, часто ложными перебежками наводили бойцов на свои засады; устраивали засады, которые пропускали разведку и охранение и обрушивались сильным огнем на колонны, нанося нашим войскам большой урон; при окружении банды бандиты занимали круговую оборону и вели упорный бой. В случаях, когда они убеждались в преимуществе на стороне действующих против них частей и подразделений, банды, стремясь уклониться от боя, с наступлением темноты рассыпались и, используя знание местности, скрывались поодиночке или мелкими группами; учитывая создавшуюся обстановку, для разгрома указанных бандформирований было организовано и проведено несколько крупных чекистско-войсковых операций с привлечением большого количества войск, в результате чего главные бандгруппы были разгромлены. Однако в ходе этих операций наши войска имели потери в живой силе и технике, а ряд операций успеха не имел.
...В соответствии с этим в тактике борьбы с ними лучшие результаты дают засады и секреты, создаваемые гарнизонами на вероятных путях движения бандитов, взаимодействующие с активными действиями разведывательно-поисковых групп".
В ходе войны на Северном Кавказе чрезвычайно ухудшилась криминогенная ситуация (впрочем, это было характерно не только для этого района). По данным отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР, в 1941-1943 годах по Союзу было ликвидировано 9161 вооруженная группа (54 130 человек), из них на Северном Кавказе 963 группы (13,5%) - 17 563 человека (32,5%). В первой половине 1944 г. по Союзу было пресечено действие 1727 подобных формирований (10 994 человека), из них на Северном Кавказе - соответственно 145 (8,4%) и 3144 (28,6%).
При планировании летнего наступления 1942 года командование вермахта очень надеялось на реализацию плана "Кавказ", согласно которому ожидалось, что народы Северного Кавказа окажут содействие немецким войскам. В ходе осуществления этого плана германские спецслужбы неоднократно производили заброску разведывательно-диверсионных групп, в задачу которых входила в том числе и вербовка местного населения. Однако массового перехода народов Северного Кавказа на сторону противника не произошло, что признавало и немецкое командование. К началу 1943 года Северный Кавказ был в основном освобожден от оккупантов. В то же время советское руководство серьезно опасалось возможной измены в своем тылу - отсюда и возник план массовой депортации народов Кавказа.
Действительно, вспыхнули как минимум два восстания в Чечне и Ингушетии - сперва зимой 1940 года, а затем зимой 1942 года. Об этих восстаниях известно крайне мало, но совершенно очевидно, что они были достаточно серьезными для того, чтобы родить планы геноцида народов Чечни и Ингушетии путем высылки в Сибирь и Казахстан, что и произошло в феврале 1944 года. Эта акция коснулась примерно 600 тыс. человек, неизвестное число из которых были отправлены в концлагеря. Отдельные представители северокавказских народностей также были депортированы, общее число высланных достигло 800 тысяч. Чечено-Ингушская Республика была ликвидирована. Однако, несмотря на все эти меры, по некоторым советским источникам, бои в горных районах продолжались вплоть до 1947 года.
Если отбросить в сторону естественные человеческие эмоции и объективно взглянуть на методику борьбы с вооруженными повстанцами, которую практиковали на территории Кавказа советские внутренние войска и органы НКВД, то видно, что работу свою они делали вполне профессионально и грамотно.
Как известно, благодаря активным и продуманным действиям тогдашних советских силовых структур с бандитизмом на Северном Кавказе было покончено намного раньше, чем в Прибалтике и на Западной Украине.

В ТЕЧЕНИЕ ХХ века советская, а потом и российская армия трижды наступала на одни и те же грабли - на Карельском перешейке, в Афганистане и в Чечне. Правда, в Финляндии не было повстанчества в чистом виде, оно просто не успело возникнуть - у Сталина хватило ума отказаться от идеи сделать Финляндию советской республикой, но все остальные черты "малой войны" здесь налицо.
Справедливости ради нужно еще раз подчеркнуть, что всякая другая регулярная армия с большей или меньшей долей вероятности оказалась бы в аналогичной ситуации. Тем не менее пора бы уже начать учиться хотя бы на своих ошибках, если уж нас ничему не научили чужие. Неужели кровь русского солдата стала настолько дешевой, что даже десять лет чеченской войны ничему не учат политиков и генералов?

Олег РЯЗАНОВ

kvantun
posted 13-6-2009 19:59    
Вертолетно-тактические группы и борьба с ними

Обе американские войны против Ирака (1990 г. и 2003 г.), кроме политических, имели четко выраженные военные цели - реализация на практике концепции <воздушно-наземная операция> (ВНО).

В ходе ВНО, проводимой в 1990 году с целью освобождения захваченного Ираком Кувейта, основное поражение группировке войск Ирака было нанесено авиацией многонациональных сил (МНС). В 2003 году в ходе операции США и Великобритании против Ирака основную задачу по разгрому его вооруженных сил выполняли сухопутные войска коалиции. При подготовке вторжения силы психологических операций США выполнили комплекс мероприятий по дезинформации противника. Основные международные телевизионные каналы США и Великобритании (СNN, ВВС и др.) день и ночь детально демонстрировали эпизоды операции "Буря в пустыне", вплоть до раскрытия особенностей тактики ночных огневых ударов вертолетами огневой поддержки АН-64 "Апач". Цель пропагандистской кампании - убедить высшее военное командование Ирака в том, что и вторая война пойдет тем же путем, что и первая, - была достигнута. В результате Ирак для снижения эффективности воздушных ударов противника рассредоточил свои сухопутные войска поротно. В этом и состояла основная стратегическая ошибка высшего военного руководства Ирака. Американцы, не изобретая велосипед, один к одному применили стратегию блицкрига, использованную немецко-фашистскими войсками на Восточном фронте в 1941 году. Те же танковые клинья, то же превосходство в воздухе только на другом, более современном технологическом уровне. Такая стратегия позволила коалиции в кратчайшее время разгромить рассредоточенные соединения и части сухопутных войск Ирака, не сумевшие провести ни одного серьезного контрудара.
Но оставим стратегию. Предлагаю рассмотреть тактику действий передовых подразделений сухопутных войск (СВ) США. Развернутая в зоне Персидского залива сухопутная группировка войск коалиции не превышала численности СВ Ирака, но при полном господстве в воздухе ее качественный уровень превосходил войска Ирака на несколько порядков. Прежде всего в средствах связи и электронных коммуникаций, огневой мощи сухопутных войск. Основу огневой мощи СВ США составляет полевая артиллерия и армейская авиация. Именно им при тесном взаимодействии с разведывательными, механизированными и танковыми подразделениями была отведена решающая роль в разгроме противника в 2003 году. Группировка тактической авиации США, развернутая в зоне Персидского залива, значительно уступала аналогичной группировке, развернутой против Ирака тринадцатью годами ранее.
В 2003 году, опираясь на дезинформацию противника относительно характера его действий, Ирак построил оборону по принципу обороны в полосе обеспечения оперативной группировки войск. Она имела очаговый характер. Районы обороны батальонов составляли ротные опорные пункты, которые не предназначались для длительного удержания занимаемых позиций. Каждая рота готовила несколько опорных пунктов, оборонительных позиций или огневых рубежей. Для прорыва такой обороны как нельзя лучше подходила тактика действий батальонных тактических групп (БТГ).
Действия БТГ СВ США в полосе обеспечения обороны противника аналогичны действиям передовых отрядов дивизий ВС РФ, предусмотренных боевым уставом сухопутных войск. Заслуживает внимания организация разведки и боевые действия разведывательных подразделений сухопутных войск США. В частности, действия вертолетно-тактических групп (ВТГ) по разведке и уничтожению противника в интересах наступающих СВ США. ВТГ- по сути, аналог российских головных походных застав, предусмотренных БУ СВ.
США и их союзники также применяют ВТГ для доразведки и уничтожения повстанцев и РДГ противника.
Учитывая то, что действия ВТГ сыграли в войне 2003 года решающую роль, рассмотрим их более подробно.


ВЕРТОЛЕТНО-ТАКТИЧЕСКАЯ ГРУППА
Вертолетно-тактическая группа представляет собой ротную тактическую группу (РТГ), усиленную вертолетами армейской авиации. ВТГ предназначена для вскрытия обороны противника и выполнения ограниченных боевых задач по его уничтожению в полосе обеспечения обороняющихся войск, а также в глубине прорванной обороны.
При построении боевого порядка ВТГ создаются воздушный и наземный элементы боевого порядка.
Наземный элемент боевого порядка состоит из боевого разведывательного дозора (БРД) и основных сил РТГ.
В дивизии СВ США в боевой разведдозор ВТГ назначается усиленный разведывательный взвод разведбата бригады армейской авиации, а для создания РТГ - усиленная рота.
В армейском корпусе США ротная тактическая группа создается на основе танковой роты бронекавалерийского полка, а в БРД назначается танковый взвод этой роты.
Основу вооружения разведывательного и общевойскового подразделений вертолетно-тактической группы США составляют танки М-1А "Абрамс", БМП М-2 "Брэдли", БРМ М-3, а также легкобронированные автомобили "Хаммер", на которых устанавливается 7,62-мм или 12,7-мм пулемет либо 40-мм автоматический гранатомет. Для непосредственной артиллерийской поддержки ВТГ может усиливаться 60- и 82-мм минометами, а иногда и 106,7-мм самоходными минометами.
Воздушный элемент боевого порядка включает разведывательные вертолеты ОН-58 "Кайова" и ОН-6 "Кейюс" с различной разведывательной аппаратурой, противотанковые вертолеты и вертолеты огневой поддержки АН-64А "Апач" и АН-1А "Кобра".


СРЕДСТВА ОГНЕВОГО ПОРАЖЕНИЯ
Основными противотанковыми средствами ВТГ являются противотанковые вертолеты АН-64А, несущие от восьми до двенадцати ПТУР "Хэллфайр", вертолеты огневой поддержки АН-1А "Кобра-Тоу", имеющие на внешней подвеске до 8 ПТУР "Тоу".
К наземным противотанковым средствам относятся самоходные ПТРК "Тоу-2", установленные на базе БТР М113 и автомобиля "Хаммер", а также ПТУР, установленные на БМП М-2 и БРМ-М-3, в боекомплекте которых по 4-7 ракет и переносные ПТРК "Дракон". Личный состав также вооружен реактивными противотанковыми гранатами.

Общую огневую поддержку действий ВТГ осуществляет дивизионная артиллерия и тактическая авиация.
В состав подразделений артиллерии дивизии входят 240-мм реактивные системы залпового огня (РСЗО), а также 155-мм самоходные гаубицы М-109А3 или М-109А6 "Паладин". В 2003 году в Ираке американские войска широко применяли 155-мм буксируемые гаубицы, что было обусловлено их большей "мобильностью" при авиапереброске на Средний Восток.
В составе групп тактической авиации применялись главным образом штурмовики А-10А, тактические истребители F-16A и палубные F/А-18.
При действиях в Ираке американцы исключали вероятность воздушного противодействия. Но в соответствии с их боевыми наставлениями для отражения воздушного нападения БРД усиливается расчетами ПЗРК "Стингер" или ЗРК "Эвенджер" (ЗРК "Стингер" на базе автомобиля "Хаммер").


ЗАДАЧИ
Перед вертолетной тактической группой в наступлении стоят задачи по разведке противника, не вскрытого другими видами разведки, уточнение и проверка их данных по инженерной и химической разведке маршрутов выдвижения войск.
При обнаружении противника ВТГ должна сковать его боем для последующего разгрома средствами старшего начальника. При возникновении встречного боя ВТГ обеспечивает развертывание авангарда дивизии и основных сил. После нанесения поражения противнику на вертолетную тактическую группу ложится задача его преследования.
Кроме того, перед ВТГ могут ставить задачи по захвату важных объектов, ключевых участков местности, а также площадок для высадки тактического воздушного десанта.


ТАКТИКА ДЕЙСТВИЙ ВТГ ПРОТИВ РЕГУЛЯРНЫХ ВОЙСК ПРОТИВНИКА
Тактические нормативы
В составе усиленного разведывательного взвода, назначенного в боевой разведдозор, может находиться от 3 до 6 машин. БРД на бронетехнике и автомобилях передвигается боевым порядком "в колонну", а в пустынях - в боевую линию. При движении в колонну в голове движется дозор или боевая разведывательная машина М-3, а на участках вероятного минирования местности танк М-1А, оснащенный минным тралом. За дозором не далее 50-100 м следуют остальные машины. Дистанция между машинами БРД не превышает 50 м. Основные силы вертолетной тактической группы, состоящие из 10-15 машин, следуют в колонну по одному на удалении 400-1000 м от БРД. Расстояние между машинами в колонне основных сил составляет 25-50 м, а при угрозе воздушного нападения и запылении местности может увеличиваться до 100 м.
На открытой местности ВТГ ведет разведку со скоростью 25-40 км/час, а на закрытой местности - 1,5-5 км/час. Средняя суточная глубина продвижения ВТГ, в зависимости от условий местности и боевой обстановки, может составлять от нескольких километров в оазисах, районах орошаемого земледелия, жилой застройки или других участках закрытой местности и до 50 км/час на открытой местности.
Разведывательный вертолет и вертолеты огневой поддержки в ходе выдвижения ВТГ осуществляли воздушное патрулирование местности, совершая полет по кругу или восьмеркой над порядками РТГ. Основная задача вертолетов - ведение разведки противника на флангах и по направлению движения БРД на глубину визуального наблюдения. При оборудовании вертолетов РЛС разведки наземных целей дальность увеличивалась на глубину их разведки. При этом вертолеты не залетали далее дозорной машины. По мере расхода топлива вертолеты сменялись вновь прибывшими.


ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ СИЛАМИ ДОЗОРОВ И ПОСТОВ
Для проверки подозрительных мест с дозорной машины спешивались парные дозорные и осматривали их. Иногда из состава БРД выделялся пеший патруль в составе 4-8 военнослужащих для осмотра подозрительных мест на прилегающей местности.
В Ираке глубина суточного продвижения ВТГ составляла от нескольких километров в густонаселенных районах до 80-120 км на открытой местности. При преодолении ВТГ закрытых участков местности на разведанных маршрутах от ВТГ выделялись сторожевые посты (СП) в составе экипажа БРМ или автомобиля "Хаммер". СП прикрывали маршрут движения до подхода авангарда или сил, от кого выделялась ВТГ. Сторожевые посты, как правило, выставлялись на перекрестках дорог, вблизи строений, зарослей кустарника, садов, виноградников, высокорослых сельскохозяйственных культур, камыша и прочих мест вероятного нападения противника. В большинстве случаев сторожевые посты подвергались кратковременному обстрелу со стороны иракцев.


ПОРЯДОК ДЕЙСТВИЙ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ С ПРОТИВНИКОМ
Если боевому РД не ставилась задача сковать обнаруженного противника огнем, он обходил вскрытые опорные пункты противника. В большинстве случаев ВТГ уклонялись от навязываемого иракцами боя. Техника укрывалась от возможного огня противотанковых средств, личный состав спешивался и занимал позиции для наблюдения за противником. По взглядам командования США основная задача разведывательных подразделений - это вскрытие противника. Вскрыв боевые порядки противника, БРД с выгодного рубежа или участка местности вел разведку наблюдением, готовя данные для огня артиллерии и авиации. При этом отдельные огневые средства и подразделения могли вести по противнику огонь и наводить вертолеты.
При обнаружении противника вертолетами в стороне от маршрута движения ВТГ и вне зоны досягаемости огня его доразведка осуществлялась перенацеливанием ВТГ или силами и средствами старшего начальника.
При внезапном нападении противника американцы занимали позиции и наводили вертолеты, которые с расстояния не менее 1800-2000 метров подавляли огневые точки противника, обеспечивая развертывание основных наземных сил ВТГ. В точке зависания каждый вертолет находился не более одной минуты. Совершив 1-2 пуска ПТУР или несколько залпов из пушки или НАР, вертолет менял точку зависания.
Разведывательный вертолет во время боя совершал полет параллельно линии соприкосновения в тылу наземных сил. Для корректирования огня артиллерии и наведения авиации, а также для подсветки целей для удара высокоточными боеприпасами разведывательный вертолет зависал в одной точке на минимальной высоте, маскируясь за деревьями, зданиями или складками местности.


ОГНЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ
С началом боя огневое воздействие на противника постоянно увеличивалось по мере вступления в бой огневых средств ВТГ, полевой артиллерии, армейской и тактической авиации.
На среднепересеченной местности максимальное огневое воздействие на противника вертолетно-тактическая группа может оказать не ранее чем через 15-20 минут. Это время обычно необходимо для уточнения обстановки, постановки боевых задач, выдвижения огневых средств на огневые рубежи и их развертывания на позициях, целеуказания и корректирования огня. Нанесение удара авиацией в зависимости от удаления мест ее базирования можно ожидать в течение одного - полутора часов. Время может сократиться до 15 минут, если в воздухе находится дежурная пара или звено.
Непрерывность огневого поражения противника достигалась комплексным применением всех огневых средств от самолетов ТА до РПГ. Основная роль в уничтожении бронетанковой техники и артиллерии Ирака с воздуха отводилась вертолетам огневой поддержки. Их применение в ходе боя не ограничивало огонь артиллерии, в отличие от тактической авиации.
Завершение разгрома противника осуществляется подошедшими БТГ или тактическим воздушным десантом (ТакВД) в ходе общевойскового наступательного боя.
По мере вступления в бой БТГ вертолетная тактическая группа выходит из боя, восстанавливает боеготовность или ведет разведку маршрутов отхода противника и подхода его резервов.
Если в ходе боя ситуация выходила из-под контроля, ВТГ выходила из боя под прикрытием дымов, аэрозолей, артиллерии и авиации, которые наносили удары как по вскрытым, так и по вероятным позициям противника.
С появлением в ВТГ значительных потерь дальнейшая разведка велась наблюдением и ее техническими видами.
Малочисленные подразделения противника, обнаруженные ВТГ на марше или на необорудованных позициях, уничтожались самостоятельно или блокировались огнем с фронта. Боевой разведывательный дозор в таких случаях, как правило, совершал охват противника и устраивал засаду на пути его вероятного отхода.


ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ДЕЙСТВИЙ ПО БОРЬБЕ С ДИВЕРСАНТАМИ И ПАРТИЗАНАМИ
Для обнаружения, блокирования и уничтожения повстанцев может назначаться боевой разведдозор или рейдовый отряд. При этом действия рейдового отряда могут вестись как самостоятельно, так и совместно с подразделениями военной полиции и сил специальных операций (ССО). По тактике действий они не отличаются от действий ВТГ, но в этом случае в его составе создается аэромобильный резерв (АМРез)в составе взвода- роты от сил специальных операций. Личный состав аэромобильного резерва располагается на вертолетной площадке в 15-30-минутной готовности к вылету.
АМРез в составе роты может усиливаться одним-двумя расчетами 60-мм или 81-мм минометов, крупнокалиберными пулеметами и автоматическими гранатометами и другими средствами огневой поддержки пехоты, в т.ч. и средствами целеуказания для наведения авиации и высокоточных боеприпасов.
В зависимости от степени контроля местности, осуществляемого войсками, состава и характера действий противника может изменяться и состав наземного элемента боевого порядка вертолетно-тактической группы. Для борьбы с повстанцами или РДГ в состав ВТГ, как правило, не входят танки и ограничено количество БМП. Вместо бронетехники используются автомобили повышенной проходимости "Хаммер" с различным вооружением.
Если местонахождение партизан или ДРГ установлено, его блокирование осуществляется скрытно выдвинувшимися подразделениями ССО или их высадкой с вертолетов в непосредственной близости от противника.
Поиск, блокирование и уничтожение невыявленных партизан и ДРГ ведется аналогично тому, как действует ВТГ в полосе обеспечения, но разведывательные вертолеты, взаимодействуя с наземными силами, осуществляют более широкий поиск противника внутри района разведки.
В тылу своих войск и на контролируемой войсками территории поиск противника может осуществляться патрулированием местности вертолетами с десантом на борту. В состав вертолетной патрульной группы, помимо вертолетов общего назначения, обычно включаются разведывательные вертолеты, вертолеты огневой поддержки, всего не более четырех машин.
После выявления и блокирования повстанцев или диверсантов для максимального поражения и "подавления воли к сопротивлению" по ним наносится удар авиацией и артиллерией. Огонь артиллерии корректируется с борта вертолета, зависшего на минимальной высоте.
Если уничтожение противника силами рейдового отряда или ВТГ затруднительно, его уничтожают ударами авиации и артиллерии или высадкой тактического воздушного десанта(ТакВД).
Вертолеты огневой поддержки не входят в зону высадки десанта, а осуществляют его поддержку из положения зависания на удалении от площадки высадки до 2000 м для возможности ведения прицельного огня из бортовых пушек.
Площадки десантирования выбираются на минимально безопасном для десанта расстоянии от огня противника. Подлет к площадке десантирования осуществляется на минимальной высоте с использованием складок местности. Для прикрытия площадки десантирования используется огонь бортовых пулеметов и автоматического гранатомета. Также десант ведет огонь с борта вертолета и после высадки.
Для огневого поражения повстанцев и диверсантов может применяться самолет специального назначения С-130А "Комбат Тэллон" из состава ССО ВВС США. Он создан на базе транспортного самолета С-130 "Геркулес" специально для огневой поддержки подразделений ССО США, действующих в отрыве от основных сил в условиях слабой ПВО и противодействия противника в воздухе.


СПОСОБЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ВЕРТОЛЕТНО-ТАКТИЧЕСКОЙ ГРУППЕ
Оценивая боевые действия в Ираке, иностранные военные специалисты пришли к выводу, что иракцы совершили ряд просчетов, связанных в первую очередь с тем, что не сумели гибко отреагировать на применяемую американцами тактику. Иракские военные имели потенциальную возможность значительно ослабить эффективность действий ВТГ как против регулярных подразделений, так и против партизан. Грамотными и своевременными действиями войск в полосе обеспечения и при прорыве обороны можно не только замедлить наступление противника, но и разгромить его, а развед-группы могут выйти из блокированного района.
Исходя из основной задачи по обнаружению и сковыванию противника, командир ВТГ вступает в бой, только если уверен в возможности применения достаточных сил и средств.
Для того чтобы не дать сковать себя боем и в последующем уничтожить, обороняющиеся после нанесения противнику максимально возможного поражения под прикрытием дымов (аэрозолей), заградительного огня артиллерии и действий своих вертолетов скрытно отходят на запасной рубеж. При этом главное - оторваться от преследования противника.
Если же ВТГ не смогла обнаружить противника на позициях или в засаде, то она сама попадает под его огонь, до 60 минут не владеет обстановкой в полной мере и вынуждена вести навязанный ей противником бой. Далее все развивается по обычному сценарию, если только ВТГ не меняет своего маршрута или не понесла серьезных потерь, после чего она выйдет из боя. Но так или иначе, она выполнила задачу по вскрытию противника.


ПОДГОТОВКА В ОБОРОНЕ
Располагая знанием местности и достаточным временем, обороняющиеся имеют возможность организовать эффективное противодействие ВТГ. При этом основные усилия должны быть направлены на противодействие разведке противника и борьбу с ВТГ.
Для противодействия разведке противника следует применять маскировку и обман, борьбу с разведгруппами и мероприятия РЭБ.
Для противодействия свободному передвижению противника следует минировать вероятные маршруты его выдвижения.
Борьба с вертолетно-тактическими группами осуществляется в рамках проведения оборонительной операции и имеет своей конечной целью срыв планов наступления противника и его последующий разгром.
Исходя из особенностей действий ВТГ, обороняющиеся войска в первую очередь должны эффективно использовать маскирующие и защитные свойства местности, затрудняющие противнику своевременное их обнаружение. Для максимального поражения противника использовать огневые мешки. Прикрывать фланги опорных пунктов рот и стыки между опорными пунктами взводов огнем поддерживающей артиллерии и установкой МВЗ, выставлением боевого охранения перед фронтом, на флангах и в тылу опорных пунктов на удалении их эффективного огневого прикрытия. Борьба с ВТГ должна осуществляться мотопехотными и танковыми ротами, усиленными расчетами ПЗРК, в занимаемых ими опорных пунктах, огневыми засадами усиленных мотопехотных и разведывательных взводов, а также засадами ПВО.
Для своевременного обнаружения ВТГ и предотвращения деятельности наземной разведки противника не только выставлять боевое охранение в виде секретов, НП и постов подслушивания на вероятных направлениях ее действий, но и устанавливать датчики РСА в сочетании с минированием. Высылать от подразделений разведывательные органы для корректирования огня артиллерии и наведения авиации, проведения огневых засад, засад ПВО и отвлекающих действий.


С НАЧАЛОМ БОЯ
После обнаружения порядков ВТГ основная задача обороняющихся - помешать разведке и вертолетам противника вскрыть истинные очертания переднего края и мест РОП.
Огневое поражение ВТГ начинается с момента досягаемости ее огневыми средствами старшего начальника, подрывом управляемых мин и дистанционным минированием, действиями из засад, а также своими огневыми средствами с временных позиций и быстрой их сменой после затаивания. Для максимального поражения противнику следует применять демонстративные действия для заманивания противника в огневые мешки. Наиболее важными целями считаются вертолеты. Для воспрепятствования им должен вестись беспокоящий огонь минометами и снайперами.

При подходе ВТГ к опорным пунктам или к огневому рубежу засады по ее боевым элементам внезапно открывается огонь из всего оружия. Одновременно производится подрыв управляемых по проводам мин и фугасов. Блокировав противника на труднопроходимом участке, обороняющиеся могут разгромить ВТГ своими силами или с привлечением резерва.
Если противник не смог выявить элементы боевого порядка обороняющихся, наиболее эффективным способом разгрома ВТГ может быть беспрепятственный пропуск противника вглубь с последующим его уничтожением подготовленной атакой во фланг. Именно так в январе 2003 года была уничтожена ВТГ морской пехоты США в окрестностях города Басра.


РАЗВЕДКА И БОЕВОЕ ОХРАНЕНИЕ
Разведывательные подразделения обороняющихся могут уничтожать сторожевые посты, выделяемые от разведывательного подразделения ВТГ для прикрытия разведанных маршрутов движения. В ходе очередных смен вертолетов на маршрутах полета также могут организовываться засады ПВО. Они могут уничтожать отдельные отставшие или вышедшие из строя машины и отдельные разведдозоры противника, действующие на флангах ВТГ.
С началом огневого боя подразделения боевого охранения, действующие в стыках и на флангах и не связанные с противником боем, не допуская обхода разведывательным подразделением ВТГ опорных пунктов обороняющихся подразделений, должны самостоятельно вступать с ними в бой, искусственно увеличивая протяженность линии боевого соприкосновения.


ЗНАНИЕ ТАКТИКИ ПРОТИВНИКА
Внезапное прекращение артиллерийского и минометного огня противника в ходе боя является сигналом подготовки противником воздушного удара самолетами тактической авиации. С прекращением огня артиллерии и минометов противника все зенитные средства должны переводиться в готовность N1, а личный состав, не участвующий в отражении воздушного противника, должен занимать укрытия.
Если ВТГ противника обошла опорный пункт обороняющихся войск, после чего он подвергся артиллерийскому обстрелу или авиационному удару противника, то наиболее целесообразным действием обороняющихся в полосе обеспечения будет отход на новый рубеж, осуществляемый с разрешения старшего командира. При смене рубежа особое внимание уделяется ведению разведки воздушного противника и проведению контрзасадных мероприятий. Смена оборонительных рубежей должна осуществляться поротно, а в отдельных случаях и повзводно с максимальной скоростью и на увеличенных дистанциях между машинами.
Вертолетно-тактические группы, вклинившиеся в оборону иракских войск в полосе обеспечения, следовало уничтожать огнем артиллерии и авиации. Использование для их уничтожения общевойсковых подразделений, с выдвижением их из глубины обороны, нецелесообразно - они были бы обнаружены техническими средствами разведки противника и уничтожены его авиацией и ВТО еще на марше или при развертывании.
Задача обороняющегося подразделения в полосе обеспечения заключается в нанесении ВТГ противника внезапного огневого поражения в оборонительном бою или из засады и последующем стремительном отходе на новый подготовленный оборонительный рубеж.


ЕСЛИ ОБОРОНА ПРОРВАНА
При бое в глубине прорванной противником основной полосы обороны ВТГ должна уничтожаться стремительной контратакой усиленного мотопехотного или танкового батальона с последующим его переходом к обороне. Переход контратакующих подразделений к обороне с занятием выгодного рубежа позволит отразить наступление батальонной или бригадной тактической группы, следующей за ВТГ.
Если проведение контратаки не представляется возможным, то ВТГ противника следовало уничтожать огнем обороняющихся подразделений с занимаемых ими позиций. Следует напомнить: при развитии успеха в глубине прорванной обороны основу ВТГ будут составлять общевойсковые и разведывательные подразделения, действующие на танках М1А "Абрамс", БРМ М-3 и БМП М-2 "Бредли", и противотанковые вертолеты АН-64 "Апач". По своей боевой эффективности такое подразделение значительно превосходит, например, усиленную мотопехотную роту. Сосредоточивая основные усилия на узком направлении, не более 300 м по фронту, ВТГ в короткий промежуток времени создает огневое превосходство и обладает высокими боевыми возможностями для овладения взводным опорным пунктом. Овладение одним из взводных опорных пунктов позволяет ВТГ, при одноэшелонном построении обороны роты, прорвать оборону ротного опорного пункта. Дальнейшее продолжение активных наступательных действий ВТГ не по силам и возможно только после ввода в бой резерва или авангарда дивизии, наступающих ротных и батальонных тактических групп.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключение хочется заметить, что как в первой, так и во второй войне в зоне Персидского залива американцы действовали нестандартно, отрабатывая новые способы ведения войны, активно задействуя весь спектр воздействия на противника, на всем этапе проведения операции, от подготовки до завершения силовой фазы и создания органов военной администрации, что соответствует концепции ВНО. Нельзя не отметить все возрастающую роль психологических операций, проводимых силами специальных операций ВС США. Росту эффективности психологического воздействия способствуют растущие возможности доведения информации до противника, к которым в первую очередь можно отнести Интернет и телевещание с использованием космических спутников. Из приведенного примера видно, что психологические операции, проводимые США, были направлены не только на подрыв морального состояния противодействующей стороны, но и на эффективный обман его и дезинформирование относительно реальных военных планов. Именно это и позволило эффективно применять тактику ВТГ.
В то же время, как и ранее, костность мышления командования высшего и среднего уровня ВС Ирака, неспособность оперативно проанализировать особенности боевых действий, проводимых американцами в ходе наступления, и адекватно отреагировать на новую тактику противника привели к поражению в войне. Учитывая скоротечность современных боевых действий, следует понимать, что у руководства противоборствующей стороны нет запаса времени, которым оно располагало 50 и даже 20 лет назад.
Прошедшие боевые действия также наглядно продемонстрировали, что время широкомасштабного применения войск в современной войне совсем не закончилось, как это утверждают некоторые исследователи. Локальные конфликты и партизанские войны вовсе не вытеснили и не исключили вероятность развязывания широкомасштабных боевых действий.
Но, как и предполагалось, победа американцев в открытом военном противодействии вовсе не означала конечной победы именно из-за нарастания повстанческих действий.

Валентин АЛЕКСАНДРОВ
Под редакцией Сергея КОЗЛОВА

kvantun
posted 13-6-2009 20:02    
Снайперы в "малой войне"

ПО РЯДУ причин понятия <малая война> и <терроризм> идут рядом, поэтому нужно рассмотреть проблему и с этой точки зрения. Применение снайперского оружия террористическими организациями имеет гораздо более глубокие традиции, чем обычно принято считать. Задолго до убийства Джона Кеннеди и появления боевиков-<кукушек> ИРА, стреляющих по английским патрулям с крыш Белфаста, немецкий анархист Иоганн Мост (автор знаменитой в свое время книги <Революционная война> и изобретатель бомбы в виде почтовой посылки) в статье <Советы террористам> (1884 год) считал необходимым формирование высокопрофессиональных мастеров-снайперов, которые должны использовать оружие против <командиров буржуазии>.

В ряде случаев высокоточное оружие используется так называемыми <безыдейными> террористами - <сумасшедшими стрелками>. 1 августа 1966 года 25-летний студент университета, бывший морской пехотинец Чарльз Уитмен убил свою мать и жену, а затем, забравшись на площадку для наблюдения на башне городского парка, начал расстреливать прохожих. С высоты 70 метров университетский городок Остин (штат Техас) представлял собой идеальное стрельбище. За два с половиной часа (пока несколько полицейских не смогли добраться до террориста и застрелить его) Уитмен убил 16 и ранил 31 человека. При себе обезумевший стрелок имел три винтовки, дробовик, револьвер, пистолет и более 700 патронов.

Аналогичный случай произошел в августе 1974 года в Новом Орлеане. Бывший моряк Джеймс Эссекс, вооруженный винтовкой с оптическим прицелом, в течение 11 часов оборонялся от полиции на крыше отеля. Он смог застрелить 7 человек и ранить 21, пока полицейский вертолет не уничтожил его огнем из пулемета. К сожалению, подобные случаи уже давно не исключение.

До сих пор острым остается вопрос о безопасности высших руководителей государств. К сожалению, нужно констатировать, что на все 100 процентов защитить главу государства не может ни одна служба безопасности. В конечном итоге, все меры по охране VIP при массовых мероприятиях (например, во время пресловутого <общения с народом>, вошедшее в моду после М. Горбачева) сводятся к профилактике возможных покушений: на высотных зданиях выставляются посты наблюдения, проверяются квартиры близлежащих домов, а жильцам запрещают открывать окна. Это может отпугнуть только осторожного профессионала, работающего за деньги, а не за идею. Психопатам и фанатикам (а таких среди покушающихся более 60 процентов) такие преграды не помеха: они полностью увлечены идеей убийства и не думают о своей жизни.

Действие, как известно, рождает противодействие. Поэтому для противодействия террористам давно и с большим успехом используются снайперы антитеррора. Одной из первых операций с использованием снайперов антитеррористического подразделения стало освобождение заложников в Джибути (февраль 1976 года). Тогда террористы из Фронта освобождения Сомали захватили французский школьный автобус, в котором помимо водителя и учителя находилось двадцать восемь детей. Группа захвата национальной жандармерии под командой лейтенанта Кристиана Пруто вскоре прибыла на место события. Боевики требовали вывода французских войск из колонии Джибути, угрожая в противном случае убить заложников. Четверо снайперов взяли под прицел автобус, еще двое контролировали сомалийский военный пост, находившийся неподалеку. После нескольких часов ожидания лейтенант Пруто убедился, что переговоры ни к чему не приведут, и отдал снайперам приказ на открытие огня. Четверо террористов были уничтожены в течение нескольких секунд, при этом каждый получил не менее двух пуль. Пятый боевик оказался вне зоны поражения и успел открыть огонь из автомата, убив одного и ранив пятерых заложников. Он был уничтожен во время штурма автобуса. Тем не менее эта операция считается одной из наиболее удачных, поскольку все террористы были нейтрализованы, а потери среди заложников - минимальны.

Снайперская война в Чечне

В ходе первых же вооруженных столкновений на территории Чеченской республики зимой 1994 - 1995 годов выявилась практически полная неподготовленность российских войск к снайперской войне. Во время боев в Чечне в 1995 - 1996 годах более 26 процентов ранений военнослужащих федеральных войск составляли пулевые ранения. По утверждению некоторых очевидцев, в боях за Грозный в 8-м армейском корпусе на начало января 1995 года снайперским огнем была уничтожена большая часть офицеров в звене <взвод - рота>.

К обороне города вообще и к снайперской войне, в частности, чеченские боевики готовились заранее: были оборудованы и подготовлены позиции, налажена связь, скоординированы действия и отработана тактика. Времени для подготовки у боевиков было достаточно, оружия тоже хватало: уходя из Чечни, армия в числе другого оружия оставила 533 снайперские винтовки СВД. Чеченские снайперы работали очень грамотно, качественно и жестоко. Чаще всего снайперские пары служили основой мобильных огневых групп, куда кроме снайперов входили два автоматчика, пулеметчик и гранатометчик.

Наша пехота оказалась абсолютно не готова к снайперской войне в городе. Известен случай, когда пехотный полковник отправил целую мотострелковую роту <поймать> сильно досаждавшего снайпера: <Он где-то вон там сидит>.

Однако не везде забыли боевой опыт Великой Отечественной войны. В полку спецназа ВДВ при подготовке к командировке в Чечню было создано несколько снайперских групп. Волгоградский корпус генерала Рохлина во время боев в центре Грозного в день терял от снайперского огня до 30 человек, а после того как там поработали снайперы спецназа воздушно-десантных войск, потери сократились до двух человек в день. Уже к началу февраля большинство дудаевских снайперов-профессионалов было уничтожено - об этом свидетельствовал прежде всего изменившийся характер ранений военнослужащих федеральных войск.

Тем не менее опыт первого месяца боев показал, что наши солдаты были вынуждены вновь начинать с нуля и ценой своей крови учиться тому, чему их должны были бы научить задолго до боев.

По окончании первой чеченской наше военное руководство сделало вполне логичный вывод, что снайперская война была проиграна. Около полувека Российские Вооруженные силы не имели специальных учебных подразделений для снайперов, вследствие чего был утрачен опыт их тактического применения. В войсках нет ни вооружения, отвечающего современным требованиям, ни снаряжения для войскового снайпера.

Наглядным подтверждением того, насколько большую эффективность имеют профессионально подготовленные снайперские кадры, может служить боевая практика личного состава российского снайперского учебного центра <К-43>. Это учебное подразделение было создано в сентябре 1999 года. Для комплектования снайперской школы в ее распоряжение из округов были направлены офицеры, наиболее подготовленные в области снайпинга. Отобранные военнослужащие прошли 6-месячную подготовку и получили корочки снайпера-инструктора. Основная задача учебной роты - подготовка инструкторов для снайперских школ в военных округах, разработка учебных программ и углубленное развитие тактических действий одиночных снайперов и снайперских групп в различных видах боевых действий.

В учебной роте учатся и солдаты срочной службы, прошедшие жесткий квалификационный отбор. <К-43> регулярно отправляет своих учеников для прохождения боевой стажировки в горячие точки. По сообщениям средств массовой информации, под Бамутом в ходе контртеррористической операции в Чеченской республике снайперы уничтожили с полсотни боевиков, вывели из строя 8 единиц техники. Во время штурма Грозного весной 2000 года этим подразделением уничтожен 51 боевик, выведено из строя 20 единиц техники. За весь период боевых действий весной-летом 2000 года российские стрелки ликвидировали 28 чеченских снайперов, сохранив тем самым жизни десяткам солдат.

В плане развития тактики чеченская война дала очень много, теперь важно не растерять оплаченный кровью боевой опыт. Одной из специфических черт боев в Северо-Кавказском регионе является массовое использование снайперов в партизанской войне. Во время боевых действий в Дагестане и Чечне (1999-2000 гг.) масштаб и эффективность их действий были такими, что российские военные справедливо говорили о <снайперской войне>. Чеченские стрелки использовали не только штатное оружие российского производства (СВД и ВСС), но и автоматы, оснащенные оптикой, а также спортивные винтовки, приспособленные для снайпинга.

Типовое вооружение отделения боевиков, состоящего из 9-10 человек, составляют 6 автоматов Калашникова различных модификаций (7,62-мм АКМ или АКМС), 1 ручной или единый пулемет (7,62-мм РПК, 5,45-мм РПК-74 или 7,62-мм ПКМ), 1 гранатомет РПГ-7, 4-5 гранатометов одноразового использования (РПГ-18, РПГ-22 или РПГ-26) и одна снайперская винтовка СВД.

Основными способами боевых действий незаконных вооруженных формирований являются обстрелы гарнизонов, сторожевых застав, КПП и постов охранения; проведение нападений (налетов); устройство засад; совершение диверсионных и террористических актов; захват важных объектов и заложников.

При проведении обстрелов выделяются группы численностью от 10 до 50 человек. Чаще всего обстрелы проводятся ночью, с использованием всех видов вооружения, имеющихся в наличии, в том числе и снайперского.

Засады, как правило, проводятся на дорогах или вероятных путях движения федеральных войск с целью уничтожения личного состава, захвата пленных, вооружения и материальных средств; снайперские группы обычно входят в состав огневой группы, обеспечивающей поражение живой силы и уничтожение техники, и группы, препятствующей маневру противника.

В ходе боевых действий на территории республики Дагестан (август-сентябрь 1999 года) чеченскими боевиками практиковался захват господствующих высот, наиболее выгодных маршрутов, перевалов и расположение там дальнобойных огневых средств, в том числе и снайперов. Часто применялись малые огневые группы, состоящие из минометного расчета, гранатометчика и снайперской пары. Снайперы при этом вели огонь под прикрытием звуков от минометных и гранатометных выстрелов из пещер и других укрытий. При осуществлении отхода боевики использовали сводные огневые группы прикрытия - 1-2 минометных расчета, 2 расчета крупнокалиберных пулеметов, 2 снайпера, 2 гранатометчика, 1-2 расчета АГС-17.

Чуть позднее, при ведении боевых действий на территории Чеченской республики (октябрь 1999 года) незаконные вооруженные формирования применяли методы партизанской войны. Так же как и во время первого чеченского конфликта 1994 - 1996 гг., не вступая в непосредственное соприкосновение с федеральными силами, НВФ предпочитали действовать малыми группами по 3-5 человек, включающими гранатометчика, снайпера, пулеметчика и 1-2 автоматчиков. В эту группу во многих случаях включались и саперы, минировавшие позицию после ухода группы. Принцип их действий очень простой: основная группа открывает огонь (иногда даже не прицельный) по объекту федеральных сил, а снайпер под прикрытием шума боя выбирает цели и уничтожает их.

Боевики не рассчитывали больше на результаты, довольствуясь короткими, но частыми и успешными обстрелами без потерь со своей стороны. Снайперы при этом часто занимали позиции на деревьях. Невдалеке от стрелков (по кругу или квадрату лесного массива) располагались наблюдатели, которые вскрывали цели и наводили на них огонь снайперов.

Особое внимание обращает на себя тактика действий так называемых <боевых троек>, состоящих из снайпера, гранатометчика и автоматчика. Этот метод ведения боя был отработан чеченскими боевиками еще во время первого штурма Грозного зимой 1995 года. На местности такая тройка располагается рассредоточенно. Автоматчик начинает бой, обстреливая противника и тем самым вызывая огонь на себя; снайпер выявляет огневые точки, обозначившие себя огнем, и уничтожает их; гранатометчик, используя шум боя как прикрытие, поражает бронетехнику и автотранспорт.

При обороне участка, непосредственно перед началом артподготовки федеральных сил или при ударах авиации, группы боевиков делали быстрый рывок в сторону российских войск в безопасную зону и скрывались на местности. После начала атаки федеральных войск боевики расстреливали солдат почти в упор - с расстояния 100-150 метров. При этом снайперы стремились в первые минуты боя уничтожить командный состав и наиболее активных солдат и сержантов, чтобы посеять панику.

Наиболее эффективно снайперские группы применяются боевиками при ведении боя в населенном пункте. Прежде всего они выводят из строя офицеров, водителей и радистов. Каждый снайпер действует под прикрытием пяти-шести боевиков, один из которых, как минимум, является гранатометчиком. Позиции для стрельбы обычно выбираются по классическому принципу - на средних этажах зданий, в глубине комнат. Широко используются проломы в стенах домов. Автоматчики занимают нижние этажи, а гранатометчики располагаются на верхнем уровне.

Очень распространен среди чеченских снайперов прием, когда для уничтожения как можно большего количества людей он сначала <подстреливает> одного военнослужащего (обычно ранение в конечность), затем таким же образом обездвиживает пришедших к нему на помощь товарищей и в конце концов методично добивает всех.

Использовались и снайперы-одиночки. Эти люди, как правило, профессионалы, заранее детально планировали свои действия, выбирая наиболее выгодные малозаметные позиции на чердаках и верхних этажах домов (чаще в угловых квартирах - оттуда удобно вести огонь в нескольких направлениях). На подготовленных позициях оборудовались тайники с оружием и боеприпасами.

В качестве еще одной характерной особенности войны в Чечне нужно отметить применение боевиками специального снайперского оружия российского производства - крупнокалиберной винтовки ОСВ-96 и бесшумных винтовок ВСС и ВСК-94.

Перспективы

ДлЯ российских силовиков главная проблема сегодня заключается в необходимости тщательного анализа накопленного опыта ведения боевых действий малыми тактическими подразделениями в условиях локальной войны. Должны быть внесены существенные изменения в боевые уставы, наставления и методические рекомендации. Причем это касается не только снайперов. Американцы, наш бывший потенциальный противник, подошли к этой проблеме вполне серьезно. Достаточно посмотреть на выдержки из полевых инструкций армии США, чтобы понять, насколько мы отстали. И дело здесь совсем не в том, у кого более сильные стрелки или более крутые винтовки. Просто у нас практически повсеместно снайпинг двигают энтузиасты, на свой страх и риск, не имея ни финансирования, ни поддержки сверху. Особенно важной в приведенном ниже тексте является та его часть, которая касается обязанностей <офицера, использующего снайперов>: нужно не только подготовить отличных <сверхметких стрелков>, но и научить командный состав грамотно их использовать. Подготовка снайперов

(Извлечение из наставления армии США FM 23-10) 1-2. БОЕВАЯ ЗАДАЧА

Первостепенная задача снайпера в бою заключается в поддержке боевых операций за счет обеспечения точного огня по избранным целям на больших расстояниях. Посредством этого снайпер создает потери во вражеских войсках, замедляет передвижение противника, запугивает вражеских солдат, снижает боевой дух и добавляет беспорядок в их действия. Вторичная задача снайпера заключается в сборе и передаче информации на поле боя.

Хорошо тренированный снайпер, вкупе с присущей его оружию и боеприпасам точностью, представляет собой разносторонний род войск поддержки для пехотного командования. Значимость снайпера не может быть измерена просто числом потерь, которые он наносит противнику. Осознание присутствия снайпера внушает страх элементам вражеских войск и оказывает влияние на их решения и действия. Снайпер усиливает огневую мощь подразделения и увеличивает количество различных способов уничтожения и беспокойства противника. Является ли снайпер штатным или приданным, он будет обеспечивать это подразделение дополнительным огнем поддержки. Роль снайпера уникальна в том смысле, что это единственный способ, которым подразделение может поразить точечные цели на расстояниях, превышающих эффективную дальность служебного стрелкового вооружения. Эта роль становится более значимой, когда цель окопалась или располагается среди гражданских лиц, или во время миссий по устранению нарушений общественного порядка. Огонь автоматического оружия в таких операциях может привести к ранениям или убийствам людей, не участвующих в боевых действиях.

Снайперы используются на всех уровнях конфликта. Это включает обычную оборонительную и наступательную схватку, в которой прецизионная стрельба ведется на большие расстояния. Это также включает боевые патрулирования, засады, контрснайперские операции, элементы передового наблюдения, военные операции в городской местности и отступательные операции, в которых снайперы являются частью сил, остающихся в контакте с противником, или сил второго эшелона.

1-3. ОРГАНИЗАЦИЯ

В дивизиях легкой пехоты снайперское подразделение включает в себя шесть батальонных разведчиков, организованных в три команды по два человека. Они могут выполнять двойные задачи, в зависимости от необходимости. В батальонах мотопехоты подразделение снайперов состоит из двух стрелков (одна команда), располагающихся в штабе каждой стрелковой роты. Командир определяет задачи и приоритеты целей для каждой команды и может прикомандировать или передать команду под оперативное управление роты или взвода. В некоторых специализированных подразделениях снайперы могут быть организованы в соответствии с требованиями тактической ситуации.

А) Команды снайперов должны централизованно управляться командиром или офицером, использующим снайперов. Этот офицер (ОИС) ответствен за командование и управление снайперами, закрепленными за подразделением. В подразделениях легкой пехоты офицером, использующим снайперов, будет командир разведвзвода или взводный сержант. В тяжелых или механизированных подразделениях офицером, использующим снайперов, будет командир роты или старший помощник командира.

Обязанности в области ответственности ОИС следующие:
- консультирование командира подразделения по поводу использования снайперов;
- издание приказов командирам команд;
- определение боевых задач и способов использования снайперов;
- координация снайперской команды и командира подразделения;
- инструктаж командира подразделения и командиров команд;
- разбор задачи с командиром подразделения и командирами команд;
- тренировка команд.

Б) Командир снайперской команды отвечает за виды ежедневной деятельности снайперской команды. Его области ответственности включают:
- принятие на себя обязанностей ОИС, которые имеют отношение к команде, в случае его отсутствия;
- тренировку команды;
- издание необходимых приказов команде;
- подготовку к боевым заданиям;
- управление командой во время боевого задания.

В) Снайперы работают и тренируются в командах, состоящих из двух человек. Основные обязанности одного человека - это обязанности снайпера, тогда как другой служит наблюдателем. Оружие снайпера представляет собой снайперскую оружейную систему. Наблюдатель имеет стандартную служебную винтовку, которая обеспечивает команде более мощный огонь на подавление и защиту. При установке устройства ночного видения возможности снайперских команд в ночных условиях увеличиваются.

Олег Рязанов

kvantun
posted 13-6-2009 20:07    
Афганские грабли в небе Чечни.

КОГДА ГРЯНЕТ ГРОМ:

Не устаешь удивляться, насколько верны русские пословицы. "Гром не грянет, мужик не перекрестится" - как нельзя лучше отражает ситуацию вокруг участившихся случаев уничтожения винтокрылых машин в небе Чечни. Безусловно, самый громкий факт - катастрофа транспортного вертолета Ми-26, который был сбит 19 августа 2002 года из ПЗРК под Ханкалой. Как установило следствие, боевики заняли позицию в разрушенном доме и поразили следовавший из Моздока вертолет на подлете к главной базе в Чечне. Машина упала и загорелась на минном поле, что затруднило эвакуацию людей. В результате погибло 127 человек.
И началось. Ах, откуда у боевиков такие современные зенитные средства? А тут и еще несколько вертолетов сбили. Все! Трагедия! Апокалипсис какой-то! Но возникает вопрос, а почему молчали раньше? Ведь вертушки и прежде сбивали. Но если провести анализ количества сбитых летательных аппаратов за период второй чеченской, можно отметить, что вертолеты в 60 процентах случаев были сбиты стрелковым оружием. И ничего. Никто даже ни гу-гу! Немало вертушек упали также самостоятельно, без чьей-либо помощи. Просто от старости. Машины, летающие в Чечне, давно выработали свой ресурс.
И тоже все нормально. Конечно, ПЗРК - тема скандальная. Здесь можно руки нагреть на жареных фактах. Однако справедливости ради и безопасности для стоит задуматься, в чем же причина столь высоких потерь. Ведь если сложить все вертолеты, которые Российские Вооруженные силы потеряли в Чечне, то окажется, что это около двух вертолетных полков.
Давайте разделим причины падения вертолетов на четыре основные группы: а) технические, б) ошибки управления, допущенные экипажем, в) огонь стрелкового оружия, г) попадание ракет ПЗРК.
Начнем с банального - технические причины.
Хоть, на первый взгляд, это и не очень интересно. Уверяю, что это только на первый взгляд. Еще в середине восьмидесятых, во время войны в Афганистане, такие факты имели место. И были не единичны. Так, например, в конце 1985 года в Шарджое упал вертолет Ми-24 из состава эскадрильи, приписанной к 22-й бригаде специального назначения. Не вдаваясь в технические подробности причины, поскольку, не будучи специалистом, боюсь что-то напутать, сообщаю, что беда заключалась в том, что вал, идущий от двигателя к хвостовому винту, должен был при вращении иметь допустимый люфт в несколько сантиметров. Кажется, в пределах 3-4. Однако в связи с износом машины он был намного больше. И техники докладывали об этом командованию. Однако из-за дефицита вертолетов машину держали в строю. В результате вал пошел вразнос и в полете обрубил хвостовую балку.
При проверке оказалось, что вертушка уже давно выработала свой ресурс. И не только эта машина. Около шестидесяти процентов машин, летавших в Афгане, по словам техников, тоже выходили свой ресурс и нуждались в замене. Но:менять было не на что. Как рассказали те же техники, в США при разработке вертолета каждый узел имеет расчетный коэффициент прочности (надежности), составляющий 1- 1, 5. В СССР технику делали особо надежную, потому и коэффициент надежности отдельных узлов достигал 10. Расчетный ресурс машин занижен искусственно. Зная это, при необходимости, машины оставляют в строю, но: далее очень трудно прогнозировать, когда и что у нее откажет.
Данная информация меня тогда очень удивила. Ведь это было почти двадцать лет назад, когда СССР был "как планета". Что же можно сказать о тех машинах, которые рубят лопастями чеченское небо? Ми-8 и Ми-24 давно устарели как морально, так и физически, им минимум по 25 лет. Специалисты признают, что 100 процентов парка винтокрылых машин выработали свой ресурс. Но продолжают летать, поскольку обновлять этот парк нечем. Что же удивительного в том, что старые машины ломаются? Они и летают-то только на человеческом факторе авиационных механиков и мастерстве пилотов.

ОШИБКИ УПРАВЛЕНИЯ, ДОПУЩЕННЫЕ ЭКИПАЖЕМ

Теперь о мастерстве пилотов. О нем, собственно, говорить сложно, учитывая, что на начало второй кампании налет пилотов составлял до двадцати часов в год. Вспомните, что творится на российских дорогах весной, когда на них появляются пресловутые "подснежники". А ведь здесь не автомобиль, а боевой вертолет. Логика совершенствования навыков проста - чем больше летаешь, тем лучше летаешь. В Афгане некоторые пилоты жаловались на недостаток часов практических полетов в учебной программе, на отсутствие сложных пилотных заданий, позволяющих пилоту приобрести навыки управления в экстремальных ситуациях. В современных условиях не до жиру, дали бы программу вылетать. Нищенское финансирование - причина весьма слабого профессионализма пилотов. Страна, живущая за счет нефтедолларов, не способна обеспечить свои Вооруженные силы топливом для поддержания необходимого уровня боевой готовности. О высоком уровне я уже не заикаюсь. Вопросы технического и тылового обеспечения подразделений ВВС вообще не выдерживают никакой критики.
Нет, и в Афганистане далеко не все были асами. Но средний уровень пилотирования был неплохим. Год-два назад в Чечне то, что было средним уровнем, стало высшим пилотажем - в сложных погодных условиях и в горах летать умели единицы. Отсюда и невысокая эффективность применения армейской авиации в боевых условиях. Трагедия, связанная с падением Ми-26, унесшая жизни более ста человек, сильно изменила ситуацию. Но только в Чечне, хотя и на том спасибо. В настоящее время в Чечне воюют, сменяя друг друга, всего два вертолетных полка МО. Поэтому мастерство пилотов сильно возросло. Однако если подумать о проблеме в масштабе Вооруженных сил, то она остается прежней. И это подтверждает факт потери вертолета ФПС. 3 февраля 2003 года вертолет Ми-24 ФПС России с тремя членами экипажа вылетел в селение Тусхорой. Из-за плохой видимости вертолет был вынужден повернуть назад, на подлете к Ханкале связь с ним была утрачена. О судьбе экипажа ничего не известно. Да и мастерство пилотов полков Министерства обороны, воюющих в Чечне, повышается за счет других пилотов Северо-Кавказского военного округа. На войну уходит практически все топливо, выделяемое округу для обеспечения выполнения программы боевой подготовки воздушной армии, входящей в его состав.

ОГОНЬ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ

Доля потерь вертолетов от огня стрелкового оружия самая высокая. Во всяком случае, выше, нежели от применения переносных зенитно-ракетных комплексов. И это не удивительно, на войне как на войне. Как правило, вертушки попадают под огонь стрелкового оружия на взлете или посадке с неподготовленных площадок или при выполнении полета на предельно малой высоте. В этой ситуации уберечься можно, только усилив меры безопасности. Например, в Афганистане перед посадкой транспортной "восьмерки" проходили сопровождающие их "двадцатьчетверки" и долбили все, что подозрительно шевелится. Кроме того, и наземные войска всячески стремились обеспечить безопасность вертолета, понимая, что это их спасение или спасение чьей-то жизни при эвакуации раненого. Перед высадкой групп спецназначения вертушки перестраивались, и вперед проходили боевые вертолеты. Это, во-первых, маскировало место высадки. Создавалось впечатление, что никто не высаживался, поскольку после высадки "восьмерки" сразу же пристраивались за Ми-24. А во-вторых, боевые вертолеты проверяли безопасность предполагаемой площадки.
В современных условиях о такой роскоши никто и не мечтает. То, что в Афганистане было даже теоретически невозможно, в Чечне еще недавно - серые будни. Транспортные вертолеты без прикрытия в воздух не поднимались. Острый дефицит вертолетов в Чечне не позволял соблюдать элементарные меры безопасности, которые были отработаны до автоматизма в период афганской войны. Даже ВПШГ - воздушно-поисково-штурмовые группы вылетали на облет в усеченно-кастрированном варианте - один вертолет Ми-8 и одна "двадцатьчетверка".
Конечно, и в Афганистане "духи" валили вертушки из стрелкового оружия. Был, например, такой случай на дороге Кандагар - Шахри - Сафа. По вертолету с досмотровой группой под командованием старшего лейтенанта Гусева из развалин был сделан выстрел из РПГ-7. Счастье, что граната попала в пакет НУРСов и серьезного вреда вертолету не причинила. Просто повезло. Дело в другом. Отчаянный стрелок огнем сопровождавших боевых вертолетов моментально был отправлен к гуриям. И так было всегда. Вертолет, на котором я шел на высадку, был обстрелян из автоматов двумя душманами, прятавшимися в русле. Поскольку полет проходил на предельно малой высоте, мы имели все шансы быть подбитыми. И, наверное, так бы и было, если бы "духи" не торопились, а имели возможность спокойно ударить из двух стволов в хвост. Но в том-то и дело, что у них для этого не было ни времени, ни возможности. После первых очередей их накрыли вертушки сопровождения. Бить же по одиночной, беззащитной вертушке - развлечение, как в тире. При этом без всякого риска для жизни стрелка.
После августа 2002 года, когда на проблему обратили внимание на самом верху, в Чечне произошли существенные изменения. Транспортные вертолеты сейчас обязательно сопровождаются боевыми вертолетами. А "восьмерку" со спецназом, совершающим облет, прикрывает пара "двадцатьчетверок".
Не менее уязвим летательный аппарат во время взлета или посадки на аэродром. Именно поэтому во всем мире бойцов спецподразделений учат организовывать засады вблизи аэродромов или их ближних приводов, на курсах использующихся для взлета и посадки машины.
Ведь именно вблизи Ханкалы и подбили несколько вертушек, включая и эпохальный Ми-26. Причина недостаточных мер безопасности - наше российское разгильдяйство и надежда на авось.
После августовской трагедии были ужесточены правила полетов. Как заявил представитель командования, предприняты дополнительные меры по предотвращению возможного поражения вертолетов и самолетов из ПЗРК. С 1 ноября 2002 года авиация сухопутных войск введена в состав ВВС. Это решение принято после потери еще двух вертолетов в Чечне. Данная мера позволила сделать более четкой и эффективной систему управления авиацией, выполняющей боевые задачи в небе над Чечней.
Все это здорово, вот только жаль, что для выполнения элементарных мер безопасности потребовались четыре года войны и столь серьезные потери.

С ПОМОЩЬЮ ПЗРК

Первое применение ПЗРК ("Стрела -2м") в ходе второй кампании было отмечено в 1999 году в районе села Толстой-Юрт по самолету Су-24. С тех пор факты применения боевиками ПЗРК отмечались не единожды. Вот только некоторые сообщения прошлого года. 27 января 2003 года вертолет Ми-8 потерпел катастрофу в восьми километрах от станицы Шелковская. Установлено, что вертолет взорвался в воздухе. Все 14 человек, находившихся на борту, погибли, в том числе замминистра внутренних дел РФ по Южному федеральному округу Михаил Рудченко, другие представители командования МВД РФ.
31 августа 2003 года над горами Чечни в двух километрах южнее селения Месхеты был сбит боевой вертолет Ми-24, прикрывавший транспортник Ми-8 с военнослужащими и продуктами на борту. Оба вертолетчика - капитаны Николай Володин и Александр Блохин - погибли при падении в ущелье.
Доля потерь авиации в Чечне от применения ПЗРК существенно возросла в 2002-2003 годах.
Безусловно, ПЗРК - оружие высокоэффективное, особенно против вертолетов. Не зря же в Афганистане, где за счет применения армейской авиации мы имели неоспоримое превосходство в воздухе, столько шума наделали поставки моджахедам партии американских "Стингеров". Принцип действия ПЗРК прост. При включении пускового устройства гирополукомпас раскручивает инфракрасную головку самонаведения, и она начинает осуществлять поиск источника теплового излучения. Чем источник активнее, тем вероятнее, что головка захватит его. Задача оператора - сопровождать цель и при загорании красной сигнальной лампочки, которая свидетельствует о захвате цели, осуществить пуск. Далее ракета должна все сделать самостоятельно. Предпочтительным условием при ведении огня является стрельба на догонных курсах, поскольку ракета в этом случае практически не меняет своего курса и следует за целью. Источником тепла является двигатель летательного аппарата. Однако непосредственно в сопло ракета залетает редко. Чаще она взрывается в непосредственной близости от цели, а осколочно-фугасная боевая часть ракеты наносит поражение летающему объекту. Но и против такого оружия есть противодействие. Пилоты самолетов осуществляют противоракетный маневр, резко изменяя направление полета. Ракета ПЗРК не всегда успевает за самолетом и теряет его из виду. Другой прием - это уход в сторону солнца, которое является более мощным источником тепла, и снова противоракетный маневр. В Афганистане под хвостом каждой вертушки (кроме Ми-6) висел хитрый прибор, напоминающий средних размеров котел. Имел он доброе название "Липа", и принцип действия его мне неизвестен. Он позволял защититься от ПЗРК, каким-то образом рассеивая тепловое излучение, идущее от машины. Ну и самые известные и распространенные тепловые ловушки - ППИ-2. По сути, это обычные пиропатроны, которые отстреливаются при возникновении угрозы пуска ракеты ПЗРК или при ее запуске с совершением противоракетного маневра. Имея высокую температуру горения, они способны увести ракету на себя.
Поразительно то, что даже эти довольно старые средства в Чечне применялись не всегда, ввиду элементарного отсутствия на складах.

ОТКУДА У БОЕВИКОВ ПЗРК?

Теперь о том, насколько велика угроза применения ПЗРК и откуда они у боевиков. Именно эта тема активно муссировалась в прессе и других СМИ. Если проанализировать версии, как ПЗРК попадают к боевикам, мы увидим следующую картину:
- ПЗРК остались в Чечне после вывода с ее территории российских войск вместе с другим оружием;
- ПЗРК воруют с российских военных складов и продают боевикам;
- ПЗРК воруют непосредственно с завода-изготовителя;
- часть проданных за границу ПЗРК отправляют не туда, а прямиком чеченским сепаратистам;
- ПЗРК доставляют из бывших республик Союза, где они также остались на складах;
- ПЗРК закупают за границей и доставляют в Чечню.
Начнем с тех запасов, которые остались на складах в Чечне. Возьму на себя смелость утверждать, что некорректно говорить о сотнях штук, хранившихся на складах. Ведь если бы этих зенитных средств было столько, то и фактов применения их в первой чеченской было бы столько же. Уничтожив на земле все летательные аппараты, имевшиеся у Дудаева, российская авиация добилась абсолютного превосходства в воздухе. Превосходства, которое, судя по особой охоте за летчиками в первую чеченскую, очень сильно досаждало боевикам. Заверения в том, что из-за системы опознавания "свой-чужой" боевики не могли делать пуски ПЗРК по российским самолетам - не более чем элементарное незнание матчасти. В Чечне было достаточно бывших профессиональных военных, которые могли рассказать и показать, как переключением тумблера отключается система опознавания. Собственно, при таком количестве (пишут о 150 комплексах) можно было найти этот тумблер "методом научного тыка". После этого, учитывая, как тщательно готовились боевики к боям с Российской армией, можно с уверенностью сказать, что засад ПВО было бы организовано не меньше, чем на дорогах. Цифры скорее всего на порядок меньше. Как утверждают компетентные источники, в Чечне было не более полутора десятков ПЗРК, однако не устаревшие "Стрела" и "Стрела-2м", а современные "Иглы". Кстати, только ПЗРК "Игла" (из российских) имеет систему опознавания "свой-чужой". На настоящий момент они либо использованы, либо пришли в негодность. Техника это довольно чуткая и требует особых условий хранения. От длительного хранения в тайниках и схронах ПЗРК выходят из строя.
Теперь на любимую тему журналистов - воровство с российских военных складов.
Безусловно, эти факты имеют место. Так, например, год назад в ходе плановой проверки был выявлен, наверное, самый массовый случай хищения ПЗРК с флотских складов. Бывший офицер воинской части похитил 10 комплексов, правда, реализовать их не успел. Однако, несмотря на имеющие место отдельные факты, рассматривать всерьез хищение оружия с российских складов как надежный канал снабжения боевиков ПЗРК вряд ли стоит. Уж больно это хлопотное дело - украсть оружие на севере страны, чтобы потом везти его через всю Россию на юг. В самой же Чечне в войсках ПЗРК отсутствуют за ненадобностью.
Может быть, переносные зенитно-ракетные комплексы воруют прямо с предприятия? Однако проведенные проверки исключают такую возможность. Но вот интересная версия. Оружие, предназначенное для поставки в какую-нибудь "банановую" страну, туда не отправляют, а отправляют в Чечню боевикам. Само собой, что все в доле. Версия, безусловно, довольно интересная: для детективов карманного формата. Конечно, теоретически в нашей стране может происходить все, что угодно. Но чтобы делать такие предположения, надо иметь хоть какие-то, пусть даже косвенные, факты. Утверждения же о том, что, раз никто и ничего распутать не может, значит, нити ведут на самый верх, не вызывают доверия. Согласитесь, что, следуя такой логике, можно договориться до чего угодно.
Тогда, может быть, оружие доставляют из арсеналов ближнего зарубежья? И здесь действительно появляется предмет разговора, поскольку Грузия на самом деле осуществляла поставки оружия со своих складов боевикам ряда полевых командиров по дороге, идущей на Итум-Кале, пока ее не перекрыли российские военные. Достаточно вспомнить факт подрыва автомобиля, груженного преимущественно ПТУРами из арсеналов ВС Грузии, на грузинском пограничном посту в 1999 году.
Есть данные и о прямых поставках этого оружия с военных складов вооруженных сил Грузии для снабжения боевиков Гелаева, базировавшихся в Панкисси, и боевиков. Боевики получили новые партии ПЗРК из Грузии в конце июля 2003 года. Во время боев с бандой гелаевского командира Хасана российские пограничники и спецназ ГРУ Минобороны захватили шесть ПЗРК "Игла", которые экстремисты переправляли через границу. Не исключено, что часть зенитных комплексов все же была доставлена в отряды, действующие на равнине и в предгорьях Чечни. Однако специалисты предполагают, что в ходе доставки в сложных горных условиях "Иглы" могли быть повреждены и сейчас к применению не пригодны.
И до этого ПЗРК "Игла" российского производства также попадали в Чечню с грузинских военных баз, где их выкупали или похищали для боевиков и впоследствии перепродавали им. Так, еще в июне 2003 года в одном из тайников в Чечне разведчики обнаружили партию "Игл". Как выяснилось, эти ПЗРК в свое время находились на вооружении в частях Закавказского военного округа, а затем при разделе военного имущества бывшего Союза были переданы грузинской армии. Скорее всего, боевики просто приобрели оружие у грузинских военных.
На самом деле любое партизанское движение опирается на помощь внутри страны и на помощь извне. И совсем нет разницы, поступают ли боевикам ПЗРК со складов Грузии, Украины и Азербайджана или их закупают за границей. Это все можно квалифицировать как иностранные поставки оружия боевикам.
И если с Грузией граница хоть как-то контролируется в силу того, что долгое время в Панкисси базировался недавно уничтоженный Гелаев, то с Азербайджаном граница охраняется символически.
Алгоритм поставок несложен. Спонсоры из Саудовской Аравии и Ирана закупают на международном военном рынке ПЗРК как производства Китая и некоторых других стран, так и российского производства, изготовленные на экспорт. От обычных они отличаются только отсутствием системы опознавания "свой-чужой". Приобретенные комплексы доставляются в район Южного Азербайджана, находящегося на территории Ирана и граничащего с Республикой Азербайджан. Здесь в основном проживают этнические азербайджанцы. Граница с Ираном практически бесконтрольна, и родственники, проживающие по обе стороны границы, без проблем ходят друг к другу в гости. Поэтому перемещение комплексов на территорию собственно Азербайджана не вызывает никаких трудностей. Первые пробные партии оружия были доставлены по этому каналу в конце 2000 года. А в начале 2001 года полевым командирам Чечни было доставлено не менее 50 единиц ПЗРК. В дальнейшем, с марта по июнь 2001 года, в несколько партий, было переброшено еще порядка восьмидесяти единиц. При этом боевикам они достались дешевле, чем стоят на международном рынке, поскольку им пришлось оплатить только услуги по доставке этого оружия в Чечню, остальные расходы взяли на себя спонсоры.
Третий канал - турецкие компании, торгующие оружием, которые через посредников заключают договоры о покупке оружия. Далее действует та же схема доставки. Либо через Грузию, либо через Иран и Азербайджан.
Приведенные примеры взяты из иностранных источников. Однако, по оценкам российских военных специалистов, они скорее всего ниже в несколько раз. Объясняется это тем, что на приобретении оружия боевики делают свой личный бизнес, договариваясь с продавцом о том, что, приобретая якобы 20 ПЗРК, они реально купят только 5. Остальные деньги оставляют себе, выплачивая продавцу премию за молчание и подтверждение факта покупки 20 комплексов.


КТО УЧИТ ОПЕРАТОРОВ

По данным российского военного командования, на вооружении боевиков, которые обучались сбивать российские самолеты и вертолеты в тренировочных лагерях Грузии, находится как минимум 10 ПЗРК. Это подтверждают и показания пленных, которые сообщили, что по приказу Масхадова созданы специальные группы, ведущие охоту за вертолетами и самолетами федеральных сил.
Несмотря на это, переносные зенитно-ракетные комплексы в отрядах боевиков не являются широко распространенным оружием. Они имеются на вооружении отрядов наиболее влиятельных полевых командиров. Ими вооружают, как правило, только специалистов-наемников из числа арабов или чеченских боевиков, прошедших специальную подготовку.
Однако специалистов среди чеченцев мало, а те, что имеются, не отличаются высокими профессиональными навыками. Так, например, в банде Гелаева был только один оператор ПЗРК Абу Град, аварец чеченского происхождения, прошедший обучение в грузинских учебных центрах. Именно он и подбил Ми-24 в ходе боев гелаевцев в Ингушетии. Гелаев за сбитый вертолет подарил ему личный пистолет CZ. В декабре 2003 года он был убит.
Учат боевиков обращению с зенитными комплексами и в Азербайджане. Здесь учеба организована турецкими офицерами-инструкторами, занимающимися обучением военных Азербайджана.
Что касается наемников, то уровень их подготовки высок. Так, например, почти все пуски в Грозном производились из разрушенных зданий, а это совсем не просто. Одно дело делать пуск с крыши здания, совсем другое - стрелять с промежуточных этажей. Судя по почерку, можно с уверенностью сказать, что операторы ПЗРК проходили подготовку где-то в Ливане или Афганистане.

ПОДВОДЯ ИТОГ

В чечне Российская армия ведет контрпартизанскую войну. Роль армейской авиации в ней трудно переоценить, особенно если действия идут в горных условиях. И то количество вертолетов, которое имеется в распоряжении Объединенной группировки, явно недостаточно.
Новейшие вертолеты, поражающие российских и иностранных посетителей аэрокосмических салонов своими возможностями, в Чечне не работают. Вооруженные силы России способны их закупать весьма ограниченными партиями. Насколько мне известно, в настоящее время на вооружении Российской армии находится не более двенадцати вертолетов Ка-50. А ведь именно этот вертолет наиболее эффективен в горной Чечне.
Безусловно, после августа 2002 года ситуация с применением армейской авиации несколько улучшилась. Усилены меры безопасности вокруг Ханкалы. Руководство армейской авиации теперь сведено под единое командование. Но и существующая система подчинения не без изъяна. Например, все вертолеты подчинены командующему Объединенной группировкой. А наиболее активные действия против боевиков идут в горах силами горной группировки, в состав которой входят подразделения спецназначения, несущие основную нагрузку в этой борьбе на своих плечах. Своей авиации у командующего горной группировкой нет. Поэтому операции против боевиков в горах обеспечиваются вертолетами по остаточному принципу. Например, на днях один мой товарищ, вернувшийся из Чечни, рассказал, что, как и в Афганистане на начальном этапе, когда у спецназа не было своих вертолетов, обеспечивать боевые действия вертолетами приходится за счет личных контактов. Доходит до абсурда. Вертолетчики сначала выполняют задачу по доставке какого-то груза, а затем занимаются высадкой или эвакуацией группы специального назначения. Опыт Афганистана, где у спецназа были свои вертолетные подразделения, по-прежнему игнорируется, несмотря на то, что эффективность действий спецназа с их появлением резко возросла. Беда все та же. Нет вертолетов, нет подготовленных пилотов.
Безусловно, необходимо перекрыть доставку ПЗРК в Чечню из-за рубежа. Собственно, этим и занимаются сейчас пограничники и спецназ ГРУ, перекрывая в горах возможные караванные маршруты. Но, даже исключив их поставку, нельзя быть уверенным, что очередной вертолет, перевозящий личный состав, не рухнет на землю просто от старости.
Сергей КОЗЛОВ


kvantun
posted 13-6-2009 20:16    
Граната для войскового разведчика

Еще не успели отгреметь последние выстрелы в Европе, как в июне 1945 года состоялось совещание начальников разведывательных управлений фронтов и разведывательных отделов армий Группы советских оккупационных войск в Германии, посвященное обсуждению всех аспектов и проблем, стоящих перед службой войсковой разведки. На этом совещании с докладом выступил и один из старших офицеров Разведуправления 1-го Украинского фронта гвардии подполковник М.Косарев. Он выдвинул целый ряд предложений по дальнейшему улучшению деятельности войсковой разведки, в том числе и по созданию специального вооружения, снаряжения и обмундирования для разведывательных подразделений. Боевой опыт советской службы войсковой разведки периода Великой Отечественной войны, обобщенный в докладе Косарева, представляет несомненный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для армейских разведчиков того времени, и сегодня, спустя почти 60 лет после окончания войны, остаются такими же актуальными для разведывательных частей и подразделений Российской армии, частей и подразделений специального назначения спецслужб и правоохранительных органов.
Как только наши войска в июле 1944 года заняли Сандомирский плацдарм, противник, оборонявшийся перед фронтом 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта, произвел перегруппировку своих войск. Командованию армии срочно потребовались данные о том, какие немецкие части стоят на одном из участков перед ее фронтом. С этой целью в разведку был выделен стрелковый взвод. Командир взвода разбил свое подразделение на подгруппы и вооружил их в соответствии с поставленными перед ними задачами. Подгруппа разграждения в составе 5 человек имела 5 пистолетов-пулеметов, 10 ручных гранат, ножницы для резки проволоки и миноискатели. Штурмовая подгруппа из 8 человек была вооружена пистолетами-пулеметами и гранатами. Подгруппа обеспечения, также состоявшая из 8 человек, была вооружена 4 пистолетами-пулеметами, 3 винтовками, в том числе 1 снайперской, 16 ручными гранатами и ручным пулеметом.

Решительность бойцов разведывательной партии, имевших это вооружение и действовавших по четко продуманному плану, сделала свое дело. Разведчики захватили важные документы и пленного, который дал нужные сведения о перегруппировке.

Наряду с рейдами в тыл противника, хорошие результаты давал такой способ разведки, как засады. Вооружение засад всегда было очень разнообразным. Чаще всего оно состояло из винтовок, пистолетов-пулеметов, гранат, ножей, кинжалов. Так, например, одна из разведывательных групп в составе 10 человек имела на вооружении 7 пистолетов-пулеметов ППШ/ППС, 3 винтовки обр. 1891/30 гг., 30 ручных гранат РГД-33, РГ-42 и Ф-1, 10 ножей и кинжалов. Иногда разведчиков снабжали ручными пулеметами ДП, противопехотными (ПОМЗ-2, ПМД-6) и противотанковыми (ТМ-41, ТМД-44 и ТМД-Б) минами. При устройстве засад на коммуникациях противника разведчикам кроме того выдавали еще и противотанковые гранаты РПГ-40 и РПГ-43 для подрыва автомашин и бронетехники. Однако это вооружение относится только к специальным разведподразделениям. В тех же случаях, когда засады устраивались силами стрелковых подразделений, вооружение засад было более мощным. Разведчики располагали станковыми и ручными пулеметами, противотанковыми ружьями, минометами, а действия засады поддерживались кроме того огнем артиллерии и тяжелого пехотного оружия других подразделений. Такое разнообразие вооружения вполне объяснимо. Разведчикам, находящимся в засаде, необходимо быть готовыми к встрече с любым противником, уметь вести достаточно мощный огонь с различных дистанций. Это тем более важно, что в ряде случаев обстановка исключает возможность использования ручного пулемета и вызывает необходимость стрелять только из винтовок (например по убегающим солдатам врага, которых требуется не уничтожить, а ранить и пленить). Поэтому группе разведчиков в 10 человек необходимо иметь на вооружении 2-3 винтовки, в том числе как минимум одну снайперскую.

Наряду с другими способами разведки в годы Великой Отечественной войны в Красной Армии широко практиковалась засылка в тыл врага разведывательных партий ("охотников") численностью 10-15 человек каждая. Эти партии также вооружали пистолетами-пулеметами, винтовками, гранатами и ножами. Иногда их вооружение дополняли минами, толовыми шашками, бутылками с горючей жидкостью, ножницами для резки проволоки, веревками, а также полотнищами для связи с самолетами. В "охотничью" партию включали 1-2 радистов, артиллериста-наблюдателя, нескольких саперов и химиков со специальным вооружением.
Практика показала: хотя "охотники" и предпочитали иметь автоматическое оружие, но нуждались они и в карабинах (винтовках). Если в партию входило 10-15 разведчиков, то на ее вооружении требовалось иметь 10-12 пистолетов-пулеметов и 3-5 винтовок. "Охотничьим" партиям часто нужны были ручные пулеметы, но они брали с собой их очень редко, так как ручной пулемет Дегтярева (ДП) имел значительную массу и большие габариты, а патроны после первых выстрелов лежали в магазине неплотно, и при движении разведчика создавали шум, демаскируя "охотников".
На основании рассмотренных примеров Косарев делает вывод о том, что вооружение разведчиков не должно являться постоянным. Оно менялось и будет меняться в зависимости от задач, специфических условий обстановки и особенно времени действий. Так, если разведчики действовали днем, их автоматическое оружие следовало обязательно дополнять винтовками (карабинами). При ведении же разведки ночью на вооружении необходимо было иметь только личное оружие (пистолеты или револьверы), пистолеты-пулеметы, гранаты и ножи, поскольку ночью разведчики вести прицельный огонь или огонь на дальние дистанции все равно не смогут.
В годы Великой Отечественной войны на вооружении разведывательных подразделений Красной Армии состояли магазинная винтовка обр. 1891/30 гг. и ее варианты: карабины обр. 1938 г. и обр. 1944 г. с несъемно-откидным штыком, а также самозарядная винтовка Токарева (СВТ-40). Самым удобным оружием являлся карабин обр. 1944 г. с несъемно-откидным штыком.
Наряду с винтовками, разведчики широко использовали и новые образцы автоматического оружия, каким являлись пистолеты-пулеметы. В Красной Армии в годы войны на вооружении состояли три образца этого оружия: 7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева обр. 1940 г. (ППД), 7,62-мм пистолет-пулемет системы Шпагина обр. 1941 г. (ППШ) и 7,62-мм пистолет-пулемет системы Судаева обр. 1943 г. (ППС). Их преимущество перед магазинными винтовками состояло в том, что они в кратчайшее время могли обеспечить очень плотный непрерывный огонь. Общий недостаток, присущий всем трем образцам, - небольшая прицельная дальность (до 200 м) и малая эффективность огня. Пистолеты-пулеметы главным образом деморализовали, подавляли противника огнем, но процент поражения от огня из этого оружия был крайне мал.

Наряду со стрелковым оружием разведчикам требовались и ручные гранаты, причем, как правило, не оборонительные, а наступательные. Самой подходящей из существующих образцов ручных гранат в разведке была признана наступательная граната РГ-42. По мнению Косарева, специально для разведчиков требовалось создать ручную гранату, по форме похожую на Ф-1, но без чугунной рубашки (только через сорок лет это было осуществлено при разработке комплекса ручных гранат РГО и РГН).
Кроме пистолетов-пулеметов, винтовок и гранат, разведчикам также требовалось и холодное оружие. Причем Косарев считал, что этим образцом должно стать не штатное оружие разведчиков в годы войны - армейский нож обр. 1940 г., а кинжал. Преимущество кинжала состоит в том, что он имеет обоюдоострый клинок, который к тому же длиннее клинка армейского ножа, а именно это позволяет легче поразить противника и в случае необходимости отбить его удар. К тому же удар кинжала почти всегда смертелен.

Итак, по мнению М.Косарева, основными видами оружия разведчиков должны были стать автоматы, карабины, гранаты и кинжалы. Все вышеперечисленное вооружение применимо для использования всеми видами войсковой разведки.
Необходимо сказать и о вооружении разведчиков-наблюдателей. Как известно, наблюдение исключает ведение активных боевых действий. Поэтому наблюдателям требовался лишь пистолет-пулемет, предназначенный для самообороны. Кроме того, они должны иметь мощные 10-12-кратные бинокли, сигнальный пистолет с комплектом сигнальных ракет, и, по возможности, полевой телефон. Располагая перечисленным вооружением и снаряжением, разведчик-наблюдатель смог бы указать обнаруженные им цели, а при необходимости - и с успехом защитить себя.
В своем докладе Косарев уделил значительное внимание и вопросам обмундирования и снаряжения разведывательных групп. Обмундирование и снаряжение разведчиков должно быть легким, прочным, удобным, а зимой - и теплым. Самым оптимальным вариантом верхней одежды для разведчика считалась куртка типа "венгерка" (укороченная куртка на ватной подстежке с воротником-стойкой, обшитая снаружи плотной брезентовой тканью, - прообраз современной полевой утепленной куртки бушлата). Это легкая и теплая одежда, которая хорошо облегала талию и не стесняла бойца во время движения. "Венгерка" имела два больших нагрудных кармана, которые могли заменить патронные сумки и давали возможность спрятать найденные или отобранные у противника документы и т.п.
Зимой разведчикам лучше всего выдавать ватные брюки, сшитые, как и "венгерка", из материала, употребляемого для изготовления плащ-палаток. Летние брюки требуются обычного типа, с той лишь разницей, что должны иметь не два кармана, а четыре.

Обувь разведчика, как и его костюм, должна быть легкой, прочной, удобной и теплой. Зимой требуется обеспечить разведчиков валенками со специальными галошами. Для разведывательных подразделений 1-го Украинского фронта их делали из резиновых камер автомобильных колес. Летом разведчиков необходимо одевать в кожаные сапоги, но ни в коем случае не в ботинки с обмотками. В разведывательных подразделениях всегда должен иметься постоянный запас специальной обуви (для действий в лесу - легкие спортивные туфли на кожаной подошве; в болотистой местности - резиновые сапоги; для действий на твердом грунте, асфальтовых мостовых, деревянных мостах, в зданиях - веревочные чуни, надеваемые поверх сапог и препятствующие скольжению обуви на гладких поверхностях).

Разведчику необходимо иметь широкий кожаный ремень с приспособлениями для переноски ручных гранат и кинжала. Один или два запасных магазина для пистолета-пулемета можно носить в кармане куртки или брюк. Оправдала себя и практика ношения магазинов на лямках, перекинутых через плечо и закрепленных на поясном ремне тремя антабками. На поясном ремне разведчикам рекомендовали не носить никаких предметов (в том числе и подсумки), кроме сумок для гранат и ножа. Плечевыми и нагрудными ремнями снабжать разведчиков также было нежелательно, поскольку ремни затрудняли не только движение, но и дыхание, особенно при беге, при действиях в горах.
По мнению Косарева, вооружение, обмундирование и снаряжение разведчика должны были весить не более 9,7 кг. Эта масса складывалась из следующего: вооружение (ППС с тремя магазинами, две гранаты РГ-42, нож) - 6,21 кг, обмундирование и снаряжение - 3,45 кг.
Таким, по мнению фронтовиков, прошедших самую суровую войну ХХ столетия, должны были стать вооружение, обмундирование и снаряжение войскового разведчика. Некоторые пожелания, высказанные в том далеком 1945 году, были осуществлены уже вскоре после окончания войны. Однако нашим читателям на своем собственном опыте довелось испытать, насколько несовершенным является их вооружение, обмундирование и снаряжение. И если вопрос создания специального оружия для войсковой разведки был частично решен к концу 60-х годов, то, к великому сожалению, вплотную к решению проблем создания специального обмундирования и снаряжения в нашей армии приступили сравнительно недавно.
Сергей МОНЕТЧИКОВ


kvantun
posted 13-6-2009 20:19    
Штурмовые группы в Берлинской операции

Опыт действий штурмовых групп, впервые использованных в столь широких масштабах в ходе тяжелейших боев за Берлин, и сегодня, спустя почти 60 лет после окончания войны, остается актуальным.
Бойцы 8-й гвардейской армии под командованием дважды Героя Советского Союза генерал-полковника В.Чуйкова, имея за плечами богатейший опыт боев в Сталинграде, в 1945 году овладели многими десятками больших и малых городов, в том числе такими мощными опорными пунктами обороны немцев, как Лодзь, Познань, крепость Кюстрин и другие. Гвардейцы Чуйкова умело вели уличные бои и в Берлине, вместе с войсками других соединений в короткий срок разгромив и заставив капитулировать его гарнизон.
По опыту боев Великой Отечественной войны, во время наступления на большой город стрелковая дивизия со средствами усиления обычно получает район; усиленный стрелковый полк - несколько кварталов или улиц; усиленный стрелковый батальон - квартал или одну улицу. Основным подразделением в городском бою является усиленный стрелковый батальон. В 8-й гвардейской армии он получил название штурмового отряда. Состав штурмовых отрядов и групп - величина не постоянная и, как правило, зависела от характера атакуемого объекта, силы и сопротивления противника, значения объекта атаки.
Из состава стрелкового батальона его командир организует штурмовые группы, усиливает их огневыми средствами и нацеливает на объекты, подлежащие штурму; он же в процессе наступления выделяет из своего резерва новые штурмовые группы, заменяет действующие и тем самым достигает непрерывности штурма.
Оправдал себя следующий состав штурмового отряда: пехотный батальон, взвод или рота саперов, взвод или рота автоматчиков, один-два взвода крупнокалиберных пулеметов (ДШК), отделение или взвод ранцевых огнеметов, одна-две роты танков (или батарей САУ), батарея 120-мм минометов, взвод 45-м орудий, взвод 76-мм орудий полковой артиллерии (ПА), один-два дивизиона 76-мм орудий дивизионной артиллерии (ДА). Кроме того, если требовала обстановка, штурмовому отряду придавались батареи 152-мм и 203-мм орудий и 160-мм тяжелых минометов, а также батареи гвардейских минометов (РСЗО).
Из состава штурмового отряда создавали 3-6 штурмовых групп, группу обеспечения (усиления), в которую входили приданные отряду средства (часть из них придается штурмовым группам), и резерв (взвод или рота), предназначенный для выделения дополнительных штурмовых групп, замены действующих групп и закрепления успеха.
Основой штурма города является штурмовая группа. Она представляет собой главную и решающую организационную единицу в городском бою. От ее боеспособности и действий всецело зависит успех. Каждая штурмовая группа имеет свою частную задачу. Она своими средствами способна разрушить здание, поджечь его, взорвать, уничтожить живую силу внутри здания, захватить объект и закрепить его за собой. От успешных действий штурмовых групп зависит выполнение задачи части и соединения.
Состав штурмовой группы определяется характером выполняемой задачи и атакуемого объекта. Группа может состоять из взвода или роты пехоты, отделения или взвода станковых пулеметов, одного-двух пулеметов ДШК, одного-двух саперных отделений, трех-восьми ранцевых огнеметов, двух-трех химиков, снабженных средствами зажигания и задымления, отделения ПТР, четырех-шести 45-мм и 76-мм орудий (а иногда орудий и более крупных калибров - 122 мм или 152 мм), взвода или роты танков (взвода или батареи самоходных установок).
В свою очередь, штурмовая группа делится на штурмующие подгруппы, подгруппу обеспечения (усиления) и резерв.
Из своего состава штурмовая группа выделяет:
1. Два штурмующих отделения. Они представляют основу всей штурмовой группы, первыми врываются в здание с разных точек исходного положения, ведут бой внутри объекта, истребляют противника, проходят все здание (каждое отделение - по отведенному ему участку). Штурмующая подгруппа состоит из отделения стрелков или автоматчиков, нескольких огнеметчиков, саперов, химиков (дымовиков). Вооружение подгруппы: ручной пулемет, пистолеты-пулеметы, винтовки, гранаты, бутылки с горючей смесью, трофейные <фаустпатроны>, огнеметы, ножи, тол и термитные шашки.
2. Обеспечивающее отделение (огневая группа). Ее назначение - обеспечить штурмующим подгруппам возможность ворваться в объект, подавить наиболее активные огневые точки и уничтожить противника, отступающего из атакованного объекта, отсечным огнем на флангах и в глубине окаймлять объект атаки, воспрещать огневое воздействие противника на наступающего, не допускать контратак противника и обеспечить огневое взаимодействие между штурмовыми группами. Подгруппа обеспечения (усиления) состоит из приданных средств (станковые пулеметы, пулеметы ДШК, орудия, танки или самоходные установки). Ее вооружение: станковые пулеметы и пулеметы ДШК, ружья ПТР, снайперские винтовки, минометы и орудия.
3. Резерв - используется для развития успеха там, где он наметился, или для усиления штурмующих отделений, для блокировки, для закрепления захваченных объектов. Его вооружение аналогично вооружению штурмующих отделений. Резерв состоит из отделения или взвода стрелков.
Сложный состав штурмовой группы порождал и сложность взаимодействия входящих в него пехоты, артиллерии, танков, саперов и других специалистов. Каждый из них, выполняя свою задачу, оказывал помощь остальным, но в основном все они должны были работать на пехоту, которая одна способна ворваться в дом и в рукопашном бою истребить врага. Общая картина взаимодействия схематически может быть выражена в следующей последовательности.
До броска штурмовых групп в атаку артиллерии и танкам необходимо было огнем по окнам первых этажей и подвалов уничтожить или подавить огневые средства противника. Поэтому первой начинала бой приданная штурмовому отряду (группе) артиллерия, которая, выдвинувшись на открытые позиции, открывала огонь по амбразурам и окнам атакуемого здания, она же пробивала отверстия в стенах домов и в баррикадах для прохода пехоты. В это же время остающаяся в руках старшего начальника артиллерия вступала в единоборство с вражеской, а минометы своим навесным огнем обрушивались на атакуемый объект сверху. Одновременно артиллерия отсекала противника на флангах атакуемого объекта и в глубине. После захвата объектов на окраине города танки, САУ, пулеметы, ПТР немедленно брали под обстрел улицу и переулки в районе квартала, намеченного для атаки. Это затрудняло противнику организацию контратак и в то же время способствовало более быстрому развитию успеха штурмовых групп. Во время обстрела улицы и переулков из танковых пушек и самоходных установок приданные штурмовому отряду артиллерийские орудия выдвигались вперед и открывали огонь, освобождая танки и САУ для сопровождения пехоты. Кроме того, выдвижение штурмовых групп, танков, САУ к объектам атаки происходило под прикрытием огня станковых пулеметов и пулеметов ДШК, которые устанавливали в окнах верхних этажей ранее занятых зданий. Огонь велся через головы своих войск. Серьезное внимание уделялось также прикрытию танков и самоходных установок от действия истребителей танков противника. Под прикрытием артиллерийского и пулеметного огня танки и САУ подходили вплотную к объекту атаки и своим огнем поражали ожившие и вновь обнаруженные огневые точки или корпусом закрывали амбразуры вражеских пулеметов.
После этого штурмовые группы переходили в атаку. Пехота броском выдвигалась к объекту атаки, забрасывала его гранатами и зажигательными бутылками, огнем пистолетов-пулеметов обстреливала гарнизон объекта. Через окна, двери, амбразуры и через проломы в стенах пехотинцы врывались в опорный пункт, по сигналу пехоты артиллерия переносила огонь на окаймление объекта атаки, воспрещая возможность контратак противника. В случае упорного сопротивления противника в бой вступали огнеметчики, создавая очаги пожара, выкуривая гарнизон противника, обеспечивая пехоте проникновение в глубь обороны и окончательное уничтожение противника.
Саперы расширяли проходы в стенах зданий, а очень часто упреждали пехоту и подрывом стен устраивали проходы в здание.
Наиболее трудным и опасным являлся бой внутри зданий. Поэтому уделялось особое внимание организации взаимодействия непосредственно в самой штурмовой группе. В то время, когда штурмующие отделения, проникнув в здание, стремились броском выйти на противоположную часть здания и начать атаку следующих объектов, обеспечивающее отделение прочесывало объект, уничтожая остатки гарнизона противника, вслед за чем выдвигалось за штурмовыми отделениями. Резерв окончательно очищал здание в готовности либо закрепиться в нем, либо следовать за штурмовой группой, содействуя ей в овладении следующими объектами.
Во время боя внутри здания малейшее промедление или нерасторопность могли стоить бойцу жизни. Поэтому перед началом боев за Берлин офицеры всех без исключения частей и подразделений 8-й гвардейской армии внушали своим подчиненным следующие правила боя:
<1. Ворвавшись в дом, не зевай, действуй быстро, решительно, глуши противника всем, что имеешь под рукой.
2. Прежде чем ворваться в комнату, брось туда гранату. Если противник засел в подвале, применяй зажигательные бутылки или огнеметы.
3. Поднимаясь по лестничной клетке на верхние этажи, бросай перед собой дымовые гранаты и прочесывай площадки огнем из автомата. С площадки на площадку поднимайся броском.
4. Очутившись на следующем этаже, сразу же врывайся в квартиру. Если дверь заперта, подвесь к дверной ручке гранату и, отбежав, подорви ее. От взрыва гранаты дверь разлетится в щепки, а стоящие за дверью вражеские солдаты будут оглушены. Бой в здании ведется без передышки до полного уничтожения противника.
5. Если верхние этажи уже очищены, а в подвале еще находится враг, причем вход в подвал закрыт и туда нельзя бросить гранату или зажигательную бутылку, то, не раздумывая долго, открой пожарные или водопроводные краны: вода, проникнув в подвал, затопит сопротивляющихся.
6. Для перехода из одного дома в другой (соседний) или из одной квартиры в другую стены подрывай толом. Используй для этого также трофейные фаустпатроны>.
Разумеется, усвоением вышеперечисленных правил не исчерпывалась подготовка личного состава штурмовой группы. В перерывах между боями командиры постоянно учили своих бойцов способам штурма в различных условиях, воспитывали у них инициативу и смекалку.
Старшие офицеры, в свою очередь, требовали от командиров штурмовых групп, чтобы во время атаки и боя внутри здания они стремились: полностью изолировать здание, лишив противника возможности подвести резервы извне, и не позволить осажденному гарнизону уйти из штурмуемого здания; своевременно поддерживать ведущих бой в здании бойцов силами своего резерва и средствами усиления, чтобы уничтожение противника и закрепление захваченного здания шло одновременно; лично руководить очисткой здания и готовить штурмующие подгруппы и средства усиления для штурма следующих зданий.
Аксиомой являлись следующие положения: <Командир штурмовой группы - организатор и руководитель боя в населенном пункте, он осуществляет взаимодействие и конкретно руководит всеми родами войск, входящими в его группу, или общением с приданными и поддерживающими средствами способствует слаженному действию всей группы. Гибкость его управления и разумное использование всех родов войск обеспечит быстрое выполнение заданий с наименьшими потерями, ему не следует придерживаться первоначального плана, так как в ходе боя много неожиданностей, отсюда личное наблюдение за ходом боя подскажет ему наиболее правильное решение в интересах выполнения задачи. Командир штурмовой группы должен быть всегда готовым маневрировать своими средствами, широко применять маневр на обход атакуемого объекта и наносить удары во фланги и в тыл сопротивляющегося гарнизона. Принимая решение на бой, командир штурмовой группы должен избегать принятия шаблонного решения на атаку. В каждом случае решение будет зависеть от характера объекта и организации его обороны, численности гарнизона и системы огня не только атакуемого объекта, но и соседних с ним>.
Как показал опыт, бой в городе не терпит перерыва. Захватив одно здание и даже не очистив его полностью, необходимо было сразу же начинать штурм следующих зданий. Это позволяло лишить противника возможности разобраться в сложившейся обстановке и подготовиться к отпору.
В дальнейшем штурмовые группы, взаимодействуя с танками и самоходными установками, смело вклинивались в глубину квартала, не опасаясь того, что <клин> может быть срезан у основания. Резерв штурмового отряда помогал не только закрепить, но и расширить пробитую в обороне брешь. Командиры штурмовых групп стремились поддерживать прочную связь с командиром штурмового отряда, постоянно информируя его об обстановке.
Сильно укрепленные здания с большим гарнизоном советские бойцы стремились отсечь огнем от других зданий и поджигать. Для этого использовали орудия, огнеметы, зажигательные бутылки, трофейные фаустпатроны. Весьма эффективным средством оказались снаряды гвардейских минометов. Были случаи, когда расчеты гвардейских минометов втаскивали в занятый дом снаряды и, не снимая укупорки, выстреливали их в атакуемое здание. Снаряд легко пробивал стену и, разорвавшись внутри здания, зажигал его. Оставшиеся в живых немцы, как правило, поспешно оставляли горящий дом.
Ограниченность наблюдения в городе требовала наличия широкой сети офицерских наблюдательных пунктов. Кроме основных КНП, был организован еще ряд вспомогательных наблюдательных пунктов и пунктов подслушивания. Связь этих пунктов с командирами и штабами частей и соединений поддерживали по телефону и радио, а также посредством пеших посыльных и офицеров связи. Связь внутри штурмовых групп и командиров штурмовых групп с отрядом осуществлялась, главным образом, через пеших посыльных и при помощи ракет. Для этого были заранее разработаны единые сигналы. Чтобы иметь возможность быстро реагировать на изменения обстановки, командиры частей и соединений постоянно находились вблизи боевых порядков своих войск.
Войска 8-й гвардейской армии, использовав накопленный за три года войны колоссальный боевой опыт, с помощью штурмовых групп успешно выполнили поставленную задачу, с минимальными потерями овладев в апреле - мае 1945 года рядом сильно укрепленных районов и узлов сопротивления в Берлине.
Сергей МОНЕТЧИКОВ

kvantun
posted 13-6-2009 20:24    
Алгебра и геометрия на поле боя


Длина танка составляет примерно 7 м, и он виден под углом 10 градусов. Длина радиуса приблизительно равна длине дуги в 60 градусов. Значит, от солдата до танка расстояние 6х7=42 м.
Одним из условий эффективного ведения огня является постоянное наблюдение за полем боя, которое позволяет своевременно обнаружить противника. Однако чтобы уничтожить врага метким выстрелом, недостаточно его увидеть, необходимо еще определить, на каком он расстоянии. На это нацелена теория и практика огневой подготовки военнослужащих Вооруженных сил и правоохранительных органов. Так, в приказе министра внутренних дел РФ N 524 от 28 августа 1998 года указано, что Курс стрельб КС-98 <предназначен для обучения сотрудников ОВД умелому владению, применению и использованию оружия при выполнении оперативно-служебных задач в условиях, приближенных к реальным>.
У стрелка, будь то на поле боя или на учебных стрельбах, постоянно возникают перед открытием огня вопросы: <Сколько метров до цели? Какой поставить прицел?> И только получив ответы на эти вопросы, стрелок может установить прицел, выбрать точку прицеливания и открыть огонь по цели.

Таблица видимости подвижных целей

Таблица видимости неподвижных целей
Удаление цели от огневой позиции, как правило, определяют по карте, при помощи оптических приборов, подручных средств и т.д. Способ определения расстояния по карте доступен лишь командному составу, поскольку сержанты и рядовые не имеют карт. Не всегда у них имеются и оптические приборы. Кроме того, если даже у военнослужащего и есть бинокль, то для определения дистанции понадобится делать вычисления, что в напряженной обстановке боя трудноосуществимо.
В нашей армии и правоохранительных органах широко распространены разнообразные способы определения расстояния до цели для правильной установки прицела, и в первую очередь по формуле <тысячной>: Д = Вх1000/У, где Д - дальность до предмета в метрах; В - высота или ширина предмета в метрах; У - угол, под которым виден предмет в <тысячных>. Например, танк противника высотой 2,8 м виден под углом 0-05: Д = 2,8х1000/5 = 550 м. В этом случае практикуется применение подручных предметов (например, спичечной коробки, карандаша, патрона) с заранее известной угловой величиной. Так, если вытянуть на уровне глаз правую руку и смотреть на лежащую перед стрелком местность, то ширина четырех согнутых пальцев закроет на местности расстояние, равное 100 <тысячным>. Один указательный палец закроет 33 <тысячных>, средний или безымянный - 35 <тысячных>, большой - 40 <тысячных>, мизинец - 25 <тысячных>. С учетом этих цифр, можно определять углы и расстояния буквально голыми руками. Можно измерять расстояние до цели по патронам. Гильза 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона для СВД и ПКМ по ширине донца имеет 20, по ширине гильзы - 18, а по ширине дульца гильзы - 13 <тысячных>. Пуля по ширине своей средней части закрывает 8 <тысячных>. Длина пули от дульца гильзы до вершинки - 35 <тысячных>. Спичечная коробка по длине закрывает 90, по ширине - 60, а по толщине - 30 <тысячных>. Спичка по длине закрывает 85, а по толщине - 3,5 <тысячных>. Но для перевода этих угловых величин в метры необходимо производить дополнительные вычисления. Однако, если с ручкой и блокнотом или же с калькулятором, сидя у себя за столом, такое вычисление произвести нетрудно, то в окопе или развалинах дома в прямой видимости противника для этого нет ни времени, ни удобств.
Второй распространенный способ определения расстояния до цели - по кроющей величине мушки (КВМ): Д = КВМ/3х1000, где определить расстояние можно путем совмещения ширины мушки с шириной цели, а дальность характеризуется расстоянием по фронту, накрываемым мушкой. На расстоянии 100 м эта величина равна 30 см и пропорционально увеличивается с удалением цели от стрелка. Кроющая величина прорези в два раза больше кроющей величины мушки. Например, мушка накрывает автомобиль ВАЗ-2109, шириной 165 см: Д5/3х1000 = 550 м. Но применение этого способа не составляет труда лишь тогда, когда цель неподвижна и можно без помех совмещать ширину мушки с шириной цели.

Способ определения дальности по "тысячным".
Указанные способы не всегда удобны и практичны. Поэтому сегодня, спустя почти шестьдесят лет после окончания Великой Отечественной войны, есть смысл обратиться к значительному боевому опыту, наработанному в ходе войны Главным управлением боевой подготовки сухопутных войск Красной Армии совместно со Стрелковым тактическим комитетом. В годы Великой Отечественной в процессе огневой подготовки бойцов и командиров наиболее часто для определения дальности использовался глазомерный способ. Во-первых, путем сравнения с известной дальностью до ориентира или местного предмета. Во-вторых, по отрезкам местности, которые хорошо запечатлелись в зрительной памяти стрелка. Это был более приемлемый в бою способ определения расстояний путем мысленного (зрительного) откладывания на местности заученных отрезков длины. Правда, и этот способ имел свои отрицательные стороны. Во-первых, не всегда стрелок имел возможность видеть всю впередилежащую местность. Во-вторых, по мере удаления цели откладывать мысленно отрезки длины на местности становится все труднее, поэтому в определении расстояния возможны ошибки. Кроме того, подобный глазомерный способ определения дальности до цели напрямую зависит от индивидуальных особенностей каждого стрелка.

Для измерения расстояния до мелких целей снайпер пользуется половиной базы оптического прицела ПУ
Одним из наиболее оптимальных был признан способ определения расстояния по степени видимости и кажущейся величине цели.
Известно, что любой предмет с разных дистанций виден по-разному. На близком расстоянии видны мелкие детали. Затем, по мере удаления предмета, они как бы стираются, и можно различать лишь более крупные детали. Наконец, и крупные детали стираются, остается видимым лишь общий контур предмета. Эти три этапа видимости предметов имеют свои, так называемые промежуточные рубежи, на которых видны какие-либо характерные детали предмета, а другие не различимы. Отсюда - определенная закономерность степени видимости предмета на разных расстояниях. Зная эту закономерность видимости каждого предмета, стрелок может точно определить расстояние до него.
Например, снайпер ясно распознает у противника очертание головы и плеч. Зная, что это возможно не далее как с 400 м, он ставит соответствующий прицел и ведет огонь. Обнаружив вражеского солдата, у которого можно различить лишь общий контур туловища, снайпер меняет прицел, исходя из того, что цель удалена не менее чем на 600 м.

Примерные размеры человека:
- голова в каске - 30 см;
- погрудная фигура - 50 см;
- поясная фигура - 105 см.
Предлагаемый способ не требовал каких-либо приборов и производства вычислений. Он являлся одинаково удобным для определения расстояний до приближающихся и удаляющихся целей. Для определения расстояний брали лишь те цели и предметы, которые всегда имели некоторое постоянство в размерах и форме: человек, собака, танк, автомашина, мотоцикл, проволочное заграждение, телеграфная линия. Многократными опытами, проведенными в годы войны офицерами Стрелково-тактического комитета и курсов <Выстрел>, было однозначно установлено: зная степень видимости перечисленных предметов, можно достаточно точно определить расстояния до них на местности любого рельефа.
На основании проведенных опытов выработаны таблицы степени видимости предметов на различных расстояниях. Эти таблицы были очень простыми, они вполне могли быть легко усвоены каждым стрелком.
Конечно, не у всех людей зрение одинаковое. Поэтому в процессе огневой подготовки в годы войны от каждого офицера и солдата требовали самостоятельного составления подобных таблиц. Для лучшего усвоения этих таблиц рекомендовали провести несколько практических занятий, на которых путем показа перечисленных предметов военнослужащим прививали навыки в быстром определении расстояний до них по степени видимости этих предметов.

Предметы, по которым снайпер может измерять углы
В процессе обучения, на показательных занятиях всегда требовали, чтобы такие цели, как человек, собака, танк, автомашина или мотоцикл, двигались в сторону обучающихся. На некоторое время эти цели задерживались на рубежах, отстоящих друг от друга на 100 м, после чего проходили по фронту 20-30 м. Это позволяло стрелкам ознакомиться со степенью видимости целей во всех положениях.
Обучающимся военнослужащим рекомендовали иметь при себе готовые таблицы и сравнивать указанные в них данные с действительностью. Или же самим, зная расстояния до рубежей, заносить свои наблюдения на бумагу при достижении целями каждого рубежа.
На занятиях по определению расстояний видимости неподвижных предметов (целей) обучающиеся постепенно приближались к предмету (цели) и на каждом рубеже записывали результаты своих наблюдений. Если же у них имелись готовые таблицы, то, достигнув каждого рубежа, они на практике проверяли приведенные в таблице данные и должны были запомнить их.
Овладев этим простым способом определения расстояний до движущихся и неподвижных предметов, стрелки могли быстро и точно определять дистанцию стрельбы и устанавливать на основании этого соответствующий прицел.

Таблица 1. СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ ЧЕЛОВЕКА
СТОЯ ЛЕЖА В ДВИЖЕНИИ РАССТОЯНИЕ
Видны линии глаз, сумок и обуви Распознаются детали оружия, виден поясной ремень. Можно определить, чем вооружен человек Распознаются детали оружия До 100 м
Видны кисти рук, лямка противогаза Виден цвет лица Видны малая саперная лопата и противогаз До 150 м
Различается цвет лица, головной убор Видны очертание головы и плеч Видны кисти рук, очертания головыи плеч; можно отличить по оружию стрелка от ручного пулеметчика От 200 до 300
Видны очертания головы и плеч Видно движение рук человека идущего; виден предмет в руках идущего, но что именно - разглядеть нельзя До 400 м
Отличается голова от туловища Видно движение рук человека идущего; отличается куртка от шинели До 500 м
Отличается туловище от головы в каске; видно туловище в его общем контуре Видно движение ног человека, идущего без шинели фронтально До 600 м
Видно движение ног, идущего без шинели под острым углом человека До 700 м
Можно с уверенностью сказать, что это человек Видно движение человека До 800 м


Таблица 2. СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ ПЕРЕБЕГАЮЩЕЙ СОБАКИ
СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ РАССТОЯНИЕ
Распознаются уши собаки До 100 м
Распознаются голова, хвост и масть До 200 м
Распознаются ноги собаки, бегущей вдоль фронта До 300 м
Распознается движение собаки До 700 м


Таблица 3. СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ ГРУЗОВОГО АВТОМОБИЛЯ
СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ РАССТОЯНИЕ
Виден бампер До 100 м
Видны фары До 200 м
Видна кабина До 300 м
Различается кузов автомобиля, радиатор До 400 м
Видны крылья До 500 м
Видны колеса До 700 м
Видны колеса и кабина у автомашины До 800 м
Можно различить автомобиль (грузовой от легкового) До 1000 м


Таблица 4. СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ ТАНКА И МОТОЦИКЛА В ДВИЖЕНИИ
ТАНК МОТОЦИКЛ РАССТОЯНИЕ
Видны звенья гусеницы и крюк буксирного троса Видны колесные втулки До 100 м
Виден лобовой пулемет Виден бензобак До 200 м
Различаются гусеницы Видна люлька До 300 м
Видна штыревая антенна Видны колеса До 400 м
Можно сосчитать катки До 500 м
Видна группа катков ходовой части Распознается мотоцикл в целом До 600 м
Распознается башня
Виден ствол танковой пушки До 900 м
До 1000 м


Таблица 5. СТЕПЕНЬ ВИДИМОСТИ ТЕЛЕГРАФНОЙ ЛИНИИ И ПРОВОЛОЧНОГО ЗАГРАЖДЕНИЯ
ТЕЛЕГРАФНАЯ ЛИНИЯ ПРОВОЛОЧНОЕ ЗАГРАЖДЕНИЕ В ТРИ КОЛА РАССТОЯНИЕ
Можно сосчитать провода Распознаются отдельные нити проволоки До 100 м
Видны изоляторы Видны колья До 300 м
Видны провода, но сосчитать их нельзя До 500 м
Виден общий контур проволочного заграждения До 600 м


Сергей МОНЕТЧИКОВ


click for enlarge 300 X 217  23,8 Kb picture
click for enlarge 130 X 382  11,4 Kb picture
click for enlarge 140 X 452  16,1 Kb picture
click for enlarge 300 X 121   8,9 Kb picture
click for enlarge 350 X 190  12,9 Kb picture



перемещено в Литература по оружию
  всего страниц: 17 :  1  2  3 ... 14  15  16  17 

новая тема
следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Армейский Раздел
  Вопрос по подготовке боевиков (бункера, схроны, подземные ходы) ( 17 )
guns.ru home