Guns.ru Talks
  Артиллерия
  История материальной части артиллерии ( 3 )
тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 4 :  1  2  3  4 
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   История материальной части артиллерии    (просмотров: 23417)
 версия для печати
Laborant
posted 14-3-2004 12:14    
ГЛАВА XVIII

Система 1867 г.

 54. Стволы орудий

Стволы орудий обр. 1867 г. характеризуются следующими данными:
1) нарезкой постоянной крутизны с длинной хода у пушек 70-100, у мортир 40d;
2) нарезами, суживающимися к дулу (клиновыми);
3) одиночной каморой у снаряда и заряда; у орудий 8-дм и больших калибров эксцентрической каморой (ось каморы выше оси канала; камора соединяется с остальной частью канала коническим скатом, на котором начинаются нарезы);
4) затворами клиновыми 'призматическими' у бронзовых, и цилиндро-призматическими у чугунных;
5) Обтюратором, состоящим из каморного кольца и плитки.
Снаряды снабжены свинцовой оболочкой для центрования и ведения их по нарезам.
Материал для стволов небольших калибров - бронза, крупных калибров (6-дм и больше) - сталь и редко чугун (для сухопутной крепостной артиллерии). Стволы орудий 6-дм калибра и выше скреплены кольцами. Лафеты железные. Снаряды чугунные из обыкновенного и закаленного (бронебойные) чугуна.
Название калибров сохранилось в фунтах, хотя снаряд весил раза в 21/2 - 3 раза больше.
При переходе к орудиям системы 1867 г. в осадную артиллерию были введены 12-фн (12-см) и 24-фн (15-см) пушки двух видов: длинные или тяжелые, длинною 20 - 25 d, для бомбардирования и прицельной стрельбы и короткие или облегченные, длинною 14 - 15 d, для бреширования и разрушения сооружений.
Для навесной стрельбы оставлены гладкостенные мортиры 5-пд, 2-пд и 1/2 -пд. Нарезные мортиры появляются в русской артиллерии ранее, чем в других странах. В 1860 г. была введена нарезная, заряжаемая с дула , 6-дм (1/2-пд, 15-см) мортира.


Нарезные мортиры вызывали много возражений: дальность стрельбы не увеличивалась, а кучность боя, в особенности при стрельбе уменьшенными зарядами, уменьшилась. Последнее обстоятельства объясняется тем, что крутизна нарезки была выбрана неудачно (около 40d), почему при малых зарядах скорость вращения была недостаточной, для получения снарядами устойчивого полета.
В русской артиллерии на основании опыта с 152-мм нарезной мортирой, заряжаемой с дула, при переходе к системе 1867 г. была введена 6-дм бронзовая мортира, заряжаемая с казны. Дальность стрельбы из неё при заряде в 1/13 q получалась около 4 км. Опыт войны 1877-1878 гг. показал, что этот заряд слишком велик (портились клиновые затворы), почему пришли к зарядам в 1/15q, причем получили V0 около 210 м/сек и дальность при угле возвышения 43?,5 около 2 км. Кроме 152-мм мортир в 1867 г. были введены 203-мм стальные мортиры.
На рис. 104 изображены стволы ряда орудий обр. 1867 г.
Некоторые данные орудий системы 1867 г. приведены в табл. 4.

Интересно отметить, что калибр основного орудия полевой артиллерии определен из того условия, чтобы снаряд был не тяжелее 12-фн ядра. Опыт показал, что обращение со снарядами весом около 6 кг вполне удобно и неутомительно.
Для небольшого числа береговых орудий (9-дм пушки Пермского завода) были приняты поршневые затворы, по типу затвора Трейль-де-Болье, разработанные по указанию Гадолина Пермским заводом, называвшиеся 'затворами Пермского завода'.
Эксцентрическое расположение камор в орудиях больших калибров объясняется стремлением достичь центрования снаряда, или, лучше сказать, уменьшить вредное влияние перекоса его при входе на конус, на котором начинаются нарезы. В орудиях малого калибра указанный перекос получался небольшим вследствие малой разницы в диаметрах каморы и канала, а также малой глубины нарезов, и, следовательно, и небольшого угла ската. В орудиях же больших калибров угол ската и длина его большие, почему перекос оси снаряда при восхождении снаряда на скат получался заметным и можно было опасаться заклинения снаряда. В эксцентрических каморах ось каморы была поднята вверх относительно оси канала настолько, чтобы нижняя её производящая шла по продолжению производящей цилиндра, на котором находятся донья нарезов.
Клиновые нарезы устроены для устранения или, по крайней мере, уменьшения прорыва газов в промежуток между выступом свинцовой ведущей оболочки и холостой гранью нареза, образующийся вследствие легкой сминаемости и истираемости выступов оболочки.

55. Лафеты

Для нарезных орудий, заряжаемых с дула, первоначально были приняты деревянные лафеты с увеличенным по вертикали расстоянием между осью цапф и боевой осью для возможного придания больших углов возвышения, а, следовательно, и увеличения дальности полета снарядов. Осуществлялась эта мера укреплением на станинах бронзовой надставки на лобовой части лафета. В надставке были цапфенные гнезда.

При испытаниях батарейных лафетов с надставкой для 9-фн пушки надставку срывало, почему произвели опыты, наложив эту пушку на легкий лафет 4-фн полевой пушки. Это испытание прошло удовлетворительно, и для всей полевой артиллерии был принят единый лафет 4-фн пушки с надставкой.
То обстоятельство, что надставка при стрельбе из 9-фн пушки с батарейного лафета срывалась, а при стрельбе из 4-фн пушки не срывалась, объясняется влиянием веса лафета. Батарейный лафет оказался слишком тяжелым для 9-фн пушки.
Деревянные лафеты были вскоре заменены железными 'с поворотом станин', спроектированными профессором Артиллерийской академии Фишером.
Лафет Фишера с поворотом станин состоял из двух станков: верхнего и нижнего (рис.106). Верхний мог вращаться вокруг вертикального штыря, соединявшего оба станка. Однако от этого весьма полезного и в настоящее время признаваемого совершенно необходимым поворотного механизма тогда отказались по следующим соображениям:
1) при выстреле лафет далеко откатывался, наводка полностью нарушалась и орудие приходилось после каждого выстрела наводить заново; по этой причине нельзя было рассчитывать на увеличение скорострельности;
2) лафет усложнялся и удорожался без всякой пользы;
3) при стрельбе с повернутым верхним станком нижние станины пружинили, вследствие чего увеличивалось рассеивание снарядов и
4) при крайних положениях верхнего станка вследствие наклона верхней грани нижнего станка получался заметный наклон оси цапф, что нужно было учитывать при стрельбе.

По указанным причинам решено было не исключать тех лафетов из вооружения, но изготовление их прекратить и перейти к более простому лафету, также спроектированному Фишером для полевых пушек (рис 107).
Передки и зарядные ящики, служившие при гладкостенной артиллерии, были сохранены с некоторыми лишь изменениями для укладки снарядов с целью предохранить слабые свинцовые оболочки от повреждения: а именно, снаряды укладывались в гнезда особых рам, а заряды - в ящики или кожаные сумы. Каждый снаряд зажимом надежно удерживался в раме.
Во второй половине прошлого века постепенно в артиллерии разных армий начался переход пешей артиллерии на ездящую, в которой орудийный расчет при движении рысью или при любом аллюре мог быть посажен на орудийную систему, а также на зарядные ящики. В России в 1876 г. двухколесные зарядные ящики 1845 г. (троечные запряжки, еще петровские, но с плоской крышей) были переделаны в четырехколесные (рис. 108). Переделка заключалась в том, что вместо оглобель ящик был снабжен стрелой со шкворневой воронкой, которой ящик сцеплялся со шкворнем обычного орудийного передка. На стреле укреплялся небольшой ящик для принадлежности и запасных частей.

Снаряды в нижнем отделении зарядного ящика укладывали в клетках или рамах стоя, а заряды в верхнем - лежа. Вес нагруженного ящика получался около 2200 кг и в ящике для 4-фн пушки помещалось 116 снарядов, а для 9-фн - 71 снаряд и столько же зарядов. На 4-фн пушку назначался 1 ящик, а на 9-фн 11/2 ящика.
Ящики были деревянные.
Часть батарей в войну 1877-1878 гг. была снабжена такими ящиками.
Опыт этой войны показал, что ящики 1876 г. слишком тяжелы для перевозки шестеркой лошадей, почему было решено заменить их новыми.
Для осадных пушек лафеты частью использовались прежние деревянные, частью железные, вновь построенные по проекту генерала Дядина (рис. 109), по устройству сходные с деревянными. Для стрельбы лафет устанавливался на настильной платформе из досок. Для накатывания системы применялись особые рычаги с железным заостренным концом и катком, а для придания углов поворота - деревянные гандшпуги.
Первыми действовали следующим образом: подсовывали острый конец рычага под хоботовую часть, вываживали её, пользуясь катками как опорой, и катили систему, действуя на колеса и рычаги.
Вторыми вывешивали хобот и перемещали его в стороны.
Во время Франко-прусской войны 1870 - 1871 гг. в прусской артиллерии были приняты откатные клинья для ограничения отката и самонакатывания системы после выстрела.

Высота лафета до оси цапф ствола в 4 - 5 фт. (1400 - 1700 мм) отвечала удобству обращения при заряжании орудия: удобно действовать затвором, подавать и досылать снаряды даже 24-фн калибра, весом 36 - 40 кг.

Для перевозки орудий к ним назначался двухколесный осадный передок (рис. 110) со шкворнем, на который надевалась шворневая воронка, имевшаяся в хоботовой части лафета. При перевозке ствол перекладывался в походные цапфенные гнезда лафета, благодаря чему достигалась более равномерная нагрузка на оба хода четырехколесной повозки, получавшейся при соединении лафета с передком. Грибоваль указывал, что при хороших дорогах нагрузка может быть на оба хода одинаковой, при средних, а тем более при плохих дорогах, на передний ход должно приходится 5/12 общего веса повозки и на задний - 7/12. Эти указания до настоящего времени никем не оспариваются.

Для мортир обр. 1867 г. были разработаны специальные лафеты: для 152-мм - Семеновым, а для 203-мм, такого же типа, - Кокориным. На рис. 111 изображен лафет Кокорина. Этот лафет (или станок) совсем не походил на простые лафеты гладкостенных мортир, которые состояли лишь из двух станин (бронзовых, чугунных) одной общей отливки или железных (в лафете Дорощенко), соединенных болтами с распорными подушками и имевших подушку (клин) для изменения углов возвышения. Стреляли только при углах 30, 45 и 60? (см. рис. 55). Таким простым станком для нарезных мортир удовлетвориться было нельзя.
Для заряжания гладкостенных мортир малая высота расположения их дульного среза была необходима. В нарезных орудиях, заряжаемых с казны, желательно иметь высоту оси цапф, как уже было сказано, около 1000 - 1300 мм. Заряжание мортир необходимо производить при определенном угле заряжания, близком к 0?, поэтому нужно было ввести сложный подъёмный механизм, допускавший быстрое приведение как к углу возвышения, так и к углу заряжания. Нарезные мортиры имеют большой вес (3 - 6 т) в зависимости от калибра. Поэтому необходимы особые механизмы для выполнения боковой наводки и для накатывания системы после отката. Все эти задачи разрешены в названых выше лафетах Семенова и Кокорина.
Вместо медленно действующих винтовых подъёмных механизмов, принятых в пушечных лафетах, введены в мортирных станках зубчатые дуги и стволы мортир уравновешены относительно оси цапф.
Для устойчивости станка станины его опираются на платформу довольно широкими основаниями, что, однако, при большом весе системы, делает поворот её в стороны невыполнимым или требующим весьма больших усилий.
Для поворота станков сделано следующее. Между станинами пропущен длинный поворотный брус, имеющий вид двух соединенных между собой двутавровых балок. Поворотный брус скрепляется с платформой шворнем, служащим осью вращения. Брус поддерживается четырьмя катками, продолжение осей которых проходит через шворень, благодаря чему брус легко может поворачиваться
В станинах станка укреплены три пары катков: две внутри станка и одна снаружи. Катки в хоботовой части посажены на эксцентрические оси с рычагами. Обе внутренние пары катков не касаются поворотного бруса. Но если рычаг повернуть назад, то задняя пара катков нажмется на повортный брус и приподнимет хоботовую часть лафета, лобовая же часть, вращаясь вокруг точки опоры станин опустится и, в конце концов, передние катки нажмутся на поворотный брус и весь станок повиснет на брусе. Поворот станка можно произвести довольно легко. После поворота на требуемый угол, действуя рычагами задних катков, опускают станок. Ясно, что боковая наводка выполнялась довольно грубо, но этим удовлетворялись.
Для накатывания станка его также подвешивали на поворотном брусе и катили вручную на катках. Когда были введены откатные клинья, то позади наружных катков ставили клинья и станок при откате взбегал на них. Благодаря этому происходило и ограничение длины отката и самонакатывание.
Для перевозки мортир в хоботовой части станка прикреплялась стрела с воронкой для сцепления с передком, а в лобовой части - ось с колесами; ствол перекладывался в походные гнезда станка (1).
Нарезные мортиры в осадной и крепостной артиллерии в России были введены раньше, чем в прочих государствах. Пруссия во время войны 1870 - 1871 гг. имела всего лишь четыре 8-дм мортиры, которые перевозились от крепости к крепости.

Для всех крепостных пушек, как нарезных, так и сохранившихся на вооружении гладкостенных, был принят лафет, разработанный Насветевичем, называвшийся 'низкий железный лафет'. Устройство лафета ясно видно на рис 113. Он располагался на настильной платформе, имевшей наклон вперед 3?, что служило как для ограничения отката, так и для самонакатывания. Для облегчения последнего пользовались рычагами с роликами. Высота оси цапф 4 фт, почему стрельба должна была производиться из за глубоких амбразур.

На рис. 114 представлен лафет 3-фн горной пушки.
Развитие броненосных судов и опыты боевого применения в 1855 г. под Кинбурном и во время Северо-американской войны 1861 - 1865 гг. дали толчок к развитию береговой артиллерии как в отношении увеличения калибров орудий, так и в отношении увеличения начальных скоростей снарядов. К лафетам стали предъявлять требования быстроты и плавности наводки. После Севастопольской кампании в русской артиллерии были сделаны попытки устанавливать береговые орудия на настильных платформах подобно тому, как в сухопутно-крепостной артиллерии. Лафеты проектировались из котельного железа Андреевым, Горловым, Семеновым. Последние известны под названием лафетов 'комитетского чертежа' (рис. 115).

Неудобства установки на настильных платформах как в отношении поворота в стороны, так и накатывания лафетов после выстрела уже были указаны раньше. Эти неудобства с возрастанием веса установок сказывались еще в большей степени, почему перешли к установкам на поворотных рамах.
Предполагалось, что береговые орудия будут защищены железными щитами, поэтому для получения наименьших размеров амбразур нужно было ось вращения располагать у дула. Исходя из этого, поворотные рамы были снабжены длинными стрелами, скрепленными с осью вращения впереди поворотной рамы. Вертикальные углы обстрела были небольшие. Высота оси цапф, как это вообще принято, составляла 4 фт.
Подъемный механизм дуговой.
Для ограничения отката в лафетах комитетского чертежа были приняты 'дуговые компрессоры трения'. В станинах станка внизу были сделаны вырезы, под которыми помещались массивные чугунные дуги (скобы), охватывавшие станины поворотной рамы (рис.116). В скобах помещались деревянные подушки, снабженные со стороны щек скобы железными накладками; открытой частью подушки прижимались к станинам рамы. Подушки предварительно перед выстрелом зажимались помощью винтов вручную. При откате станок откатывался на поворотной раме сначала свободно, причем поворачивал рычаг, производя добавочное нажатие подушек. Когда передняя грань вырезов станин при откате доходила до скоб, она приводила их в движение, преодолевая сопротивление трения, чем и достигалось торможение отката.
Для предотвращения соскакивания станка с поворотной рамы сквозь отверстия в станинах станка пропущен толстый канат - брюк, закрепленный передними концами на основании.
Компрессоры трения работали не вполне надежно, сопротивление их менялось от выстрела к выстрелу, сопротивления компрессоров правого и левого не были равны, почему получались перекосы и тому подобные неисправности.
Для возможного понижения этих недостатков в скобах были устроены регулирующие винты, но тем не менее это мало помогало.
При накате станок ставился силами орудийного расчета на катки подобно тому, как в станках 6-дм и 8-дм осадных мортир, и сначала катился свободно. Рычаг поворачивался кулаками станка в обратную сторону и нажатие подушек на станины поворотной рамы ослаблялось. Станок приобретал значительную скорость наката. Когда задняя грань вырезов станка ударяла при накате в скобу и тянула её с собою, то трением подушек накат замедлялся и станок более или менее плавно доходил до своего места.
Поворотным механизмом рамы служили бесконечные винты, приводившие во вращение катки, поддерживающие задний конец рамы.
Лафеты для 8-дм 9-дм пушек были устроены совершенно одинаково, как это уже описано; для 11-дм пушек сходно, но станины были не листовые, а коробчатые.
В последующих лафетах боковые компрессоры трения были заменены струнными (рис. 117 и 118). Сущность их устройства и работы заключалась в следующем. Параллельно станинам поворотной рамы в ней были укреплены железные доски - струны с промежутками между ними. В вырезах внизу станин помещалась доска, свободно лежавшая на станинах рамы. В этой доске укреплены были отрезки железных досок, составлявших гребенку. Зубцы гребенки входили в промежутки между струнами. При помощи винтов нажимали струны на зубцы гребенки. При откате происходило такое же явление, как и при боковом компрессоре: увеличивалось нажатие, станок тянул гребенку за собою и на преодоление трения расходовал энергию отката.
Самонакатывание получалось автоматически. В хоботовой части лафета помещался рычаг фигурной формы. При откате он встречал упор на поворотной раме и вследствие этого поворачивался, поворачивая катки, укрепленные в станинах на эксцентрических осях, в результате чего, как это уже было описано раньше, станок становился на четыре катка и по наклонной вперед раме накатывался. На некотором расстоянии до исходного положения рычаг автоматически освобождал катки, станок опускался своим днищем на поворотную раму и спокойно доходил до места.
Станки береговых орудий снабжались кранами для удобства обращения при заряжании орудий тяжелыми снарядами и зарядами. Снаряды подкатывались к орудию в кокорах-тележках (рис. 119-1). Со штабеля снаряды снимались бомбоносами (рис. 119-2).

Позже поворотные винтовые механизмы были заменены цепными. Цепь закреплялась концами на основании и особыми костылями удерживалась на основании по дуге круга. В задней части поворотной рамы укреплялась лебедка с цепным барабаном. Действуя лебедкой можно было цепь перематывать в ту или иную сторону, а так как концы цепи были закреплены, то поворотная рама поворачивалась, подтягиваясь, то к одному, то к другому закрепленному концу.
Неудобства этого поворотного механизма очевидны: цепь приходилось долго перематывать, пока она получит достаточное натяжение для вращения всей системы. По прекращении вращения рукоятки упругими силами цепи система будет сдвинута, наводка будет нарушена. Для ее восстановления нужно перематывать цепь, что требовало много времени.

Вся система устанавливалась на деревянном брусчатом основании, но так как дерево сравнительно скоро портится и неравномерно садится, то перешли к каменным основаниям.

На основании под катками поворотной рамы располагались дуговые рельсы.
Железные щиты не получили широкого распространения и береговые орудия начали устанавливать для стрельбы открыто через банк.


Примечания:
1. На рисунке 112 ошибочно ствол оставлен в боковых гнездах



click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge


 

 
Laborant
posted 14-3-2004 12:16    
.
click for enlarge

click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 14-3-2004 12:18    
..

click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 14-3-2004 12:21    
Глава XIX

БОЕПРИПАСЫ К ОРУДИЯМ ОБР. 1867 г.

 56. Заряды

Для заряжания пушек обр. 1867 г. менее 24-фн (152-мм) калибра и гладкостенных мортир всех калибров был принят артиллерийский порох в виде зерен неправильной формы, наибольшие размеры которых имели величину 3 - 6 мм (рис. 83-1). Состав пороха: 75% селитры, 15% угля (сильно обожженного из несмолистых пород дерева, преимущественно из ольхи) и 10% серы.
Заряды для пушек навешивались соответственно требуемой начальной скорости и высыпались в картузы. Картузы туго утряхивались, завязывались и в таком виде для полевой артиллерии помещались в жестяные футляры, а эти последние - в сумы, для возки в зарядных ящиках.
Переменные заряды для пушек и нарезных мортир изготовлялись во время стрельбы путем навешивания каждого заряда в соответствии с требованиями стрельбы.
Для орудий крупных калибров порох готовился в виде призматических шестигранных шашек с одним или семью цилиндрическими каналами. Сначала этот порох готовился из того же состава, что и артиллерийский, но в прессованном виде, а затем стали готовить с бурым углем более слабо обожженным (рис. 83-3). Благодаря форме зерен, более слабой обожженности угля и большей плотности пороха (до 1,65 - 1,7) порох горел в канале орудий медленно и более прогрессивно. Получались меньшие наибольшие давления при несколько повышенной полезной работе пороха в канале ствола. Начальную скорость у береговых пушек удалось с течением времени поднять до 1300 фт/сек (около 400 м/сек).
Призмы пороха тщательно укладывались в картузы, а затем в жестяные футляры для герметичной укупорки, что имело большое значение, в особенности в береговой артиллерии.
Средствами сообщения огня зарядам служили вытяжные трубки.

57. Снаряды

Одним из трудных вопросов при переходе к нарезной артиллерии, заряжаемой с казенной части, явился вопрос о сообщении снарядам правильного вращения, а другим - вопрос о центровании снаряда т.е. о приведении оси его фигуры в возможно полное совпадение с осью канала ствола в течение движения снаряда по каналу.
Для разрешения первого вопроса, помимо введения нарезных каналов, необходимо было устроить ведущие части на снарядах.
Работы в этом направлении Варендорфа на опытах дали наиболее хорошие результаты, почему способ ведения снарядов путем укрепления на них свинцовой оболочки и был принят. Оболочка охватывала всю цилиндрическую часть продолговатого снаряда и имела ряд поясков с диаметром большим, чем диаметр канала по нарезам. Как уже было сказано, при заряжании совмещение оси снаряда с осью канала достигалось устройством в орудиях небольших калибров концентрических камор, соединявшихся с нарезной частью канала скатом, а в более крупных (более 200 мм) - эксцентрической каморой. Пояски снаряда при заряжании упирались и в том и в другом случае в конический скат, соединявший камору с нарезной частью канала. С началом движения снаряда пояски оболочки прорезались полями и на поясках получались выступы, ведущие снаряд по нарезам, а вследствие того, что пояски имели диаметр, больший диаметра по нарезам, получалось форсирование и ось снаряда двигалась без колебаний и центровалась.
Все снаряды, кроме картечи, изготовлялись из чугуна.
Свинец, как известно, материал довольно неприязненно (если можно так выразиться) относящийся к другим материалам: ни сваривается, ни припаивается. Поэтому закрепление оболочки на корпусе снаряда представляло трудную задачу. Другого же материала для ведущих частей снарядов, применение которого не вызывало бы быстрого изнашивания бронзовых стволов, тогда не нашли.
Пришлось для закрепления свинцовой оболочки прибегнуть к устройству корпусов с поясками, прерванными в нескольких местах по производящим. Корпуса обливали свинцом в формах и свинец, проникая между поясками, охватывал их и таким путем скреплялся с корпусом снарядов. Сцепление с поясками предупреждало возможность сдергивания оболочки со снаряда, а прорези по производящим заставляли свинец, запавший в них, вращать снаряд (рис. 120-1, 3, 5).
Такой прием закрепления оболочки имел большие недостатки:
1) оболочка ненадежно закреплялась на снаряде;
2) срывание оболочки при проникании в преграду уменьшало разрушительное действие снарядов;
3) для закрепления оболочки приходилось делать стенки излишне толстыми, отчего емкость снарядов была очень мала (помещалось всего лишь 4 - 5% пороха от общего веса снаряда);
4) оболочка представляла собой мертвый груз. Свинцовые оболочки такого устройства назывались 'толстыми свинцовыми оболочками'
Только с течением времени перешли к снарядам с 'тонкой свинцовой оболочкой', когда научились припаивать свинцовую оболочку по предложению профессора Артиллерийской академии Федорова. В особенности этот прием нашел применение к бронебойным снарядам, изготовлявшимся из закаленного чугуна (рис. 120-4,5).
Были и другие приемы закрепления свинцовых оболочек. Находили применение и широкие пояски (рис. 120-2).
Наконец, к концу семидесятых годов к чугунным и стальным стволам обр. 1867 г. были приняты снаряды с тремя медными поясками.
Длина снарядов составляла 2 - 21/2 d, стенки у них были большой толщины, поэтому разрывные заряды были малы и количество пуль в шрапнелях было невелико, почему действие их не могло быть достаточно сильным.

При переходе к системе 1867 г. сохранились следующие виды снарядов по характеру их действия: гранаты и бомбы, картечные гранаты и картечи. Для гладкостенных орудий, остававшихся на вооружении, сохранились, конечно, прежние виды снарядов. Гранатами называли разрывные снаряды весом до 1 пд (16 кг) или калибром менее 42 лн (105 мм), а остальные снаряды, снаряжавшиеся только порохом, назывались бомбами.
Гранаты не обладали большой глубиной поражения, поэтому в русской артиллерии были введены предложенные Михаловским особые снаряды - шарохи, представлявшие соединение цилиндрического корпуса с головной шаровой частью, слабо скрепленных между собой. При разрыве снаряда шаровая часть отделялась, и, рикошетируя подобно ядрам, могла наносить поражение целям расположенным в глубине.
Бронебойные снаряды изготовлялись из закаленного чугуна и делались с большой толщиной стен, в наиболее тонкой части доходившей до ? d.
От зажигательных снарядов в артиллерии всех армий, кроме австрийской, отказались. В австрийской же применяли некоторое время брандкугели. В России иногда вместе с порохом помещали в снаряды кусочки зажигательного состава. Опыт не подтвердил пользы такого снаряжения тем более, что все снаряды, снаряжавшиеся порохом, обладали в достаточной мере и зажигательным действием, не исключая и картечных гранат, в особенности, как это тогда применялось, при заливке промежутков между пуль серой. После войны 1870 - 71 гг. картечные гранаты стали называть шрапнелями.
В русской артиллерии шрапнель была разработана в комиссии под руководством Шкларевича. Комиссией был выработан не только нивыгоднейший вид шрапнели, но изучено действие и выработаны приёмы стрельбы ею, сконструированы приборы для определения интервалов и высот разрыва.
Для действия по открытым целям в полевых боях была принята диафрагменная шрапнель, а по закрытым спереди целям - шрапнель с центральной каморой (рис. 120-2).

58. Трубки

Правильность полета снарядов нарезной артиллерии хотя и облегчила задачу по разработке трубок (приспособлений для своевременного разрыва снарядов), но тем не менее усовершенствование их шло сравнительно медленно. Пришлось идти ощупью. Теоретических работ до самого конца XIX в. вовсе не было. Каждый конструктор создавал свои теории, методы расчетов, исходя из практических соображений, и как будто в этой области дольше всего сохранилось кустарное отношение к делу.
Трубки, применявшиеся при гладкостенной артиллерии, были, по сути дела, дистанционными и при переходе к нарезной артиллерии применялись сначала трубки только этого вида действия.
Попытки применять при шаровых снарядах трубки ударного действия не дали положительных результатов. Опыты с трубками Мурсома и Петмана показали, что такие трубки, кроме того, небезопасны в обращении. Трубка Мурсома имела три ударника, подвешенные на трех взаимно перпендикулярных проволочках. При падении снаряда какой-нибудь из них должен был сорваться и вызвать взрыв снаряда. Трубка Петмана имела шарик, покрытый ударным составом. Шарик удерживался до смещения снаряда на цапфочках и при смещении его освобождался. Как сказано, эти и подобные им трубки ударного действия не только работали ненадежно, но и были далеко небезопасны. Этим и объясняется предпочтение им трубок с медленно горящим составом, рассчитанным на такую продолжительность горения, чтобы разрыв происходил после падения снаряда.

При введении орудий, заряжаемых с казенной части, пришлось, однако, отказаться от этих трубок, так как в этих орудиях устранялся прорыв пороховых газов вперед снаряда и нужно было придумать способ сообщения огня трубке. Помимо всего, ударные капсюли считались далеко небезопасными.
Одной из первых и довольно удовлетворительной ударной трубкой, была трубка, введенная в Пруссии в 1864 г. по предложению Неймана. Подобная же трубка была введена и в русской осадной и крепостной артиллерии (рис. 121-1).
В трубке ударник удерживался чекой. Капсюль в боевом винте возился отдельно. Перед заряжанием холостой винт трубки заменялся боевым. При вылете снаряда чека вылетала и при падении его ударник жалом накалывал капсюль.
Для полевой артиллерии у нас была принята трубка сходственного устройства (рис. 121-2); чека удерживалась на месте проволочной чекой с свинцовым грузиком, который при вылете снаряда из канала развивающейся центробежной силой выдергивал проволочные чеки. Перед заряжанием свинцовый грузик освобождался от пластыря, удерживашего его на месте при перевозке и обращении.
Во время войны 1877 - 78 гг. в этих трубках обнаружились некоторые существенные недостатки: недостаточная герметичность трубки, возможность проникания внутрь трубки сырости через чековой канал, разрушение при хранении тесьмы.
Были предприняты опыты по изысканию более соверщенной трубки. В результате у нас была выработана очень хорошая ударная трубка обр. 1884 г. (Филимонов), нащедшая применение не только после первой империалистической войны 1914 - 18 гг. как таковая, но и как составная часть взрывателей. О ней будет сказано дальше.

Действие картечных гранат, шрапнелей после падения (клевка) было весьма слабым, поэтому разработка и применение для них трубок ударного действия не имела смысла. Для шрапнелей велись разработки дистанционных трубок. Сначала пошли по испытанному пути создания трубок с продольными каналами, закрытыми пробками; на них были написаны дистанции, на которых произойдет разрыв, если вынуть данную пробку. Соответственно числу каналов было 2 - 4 установки трубки. В осадных орудиях были трубки более сложного устройства, допускавшие 6 установок через 250 м. Такие трубки применялись в войне 1870 - 71 гг.
В Австрии Брейтгауптом были разработаны трубки с кольцевым дистанционным составом (рис. 122-1,2). Они были введены ещё в 1853 г. для картечных гранат. Зажжение получалось газами боевого заряда через отверстие в поворотной крышке.
На рис. 122-3 изображена 8-сек дистанционная трубка, принятая в русской артиллерии. Зажжение состава получалось от капсюля в ударнике. Последний срывался с проволоки при смещении снаряда при выстреле.
Для установки трубки, возившейся с холостым винтом, нужно было:
1) отжать ключом гайку;
2) повернуть дистанционную часть на скомандованное деление;
3) зажать гайку, следя за тем, чтобы дистанционная часть не повернулась при этом;
4) вывинтить холостой винт;
5) достать боевой винт;
6) вынуть пробку из него;
7) закрыв отверстие винта большим пальцем, слегка встряхнуть винт для убеждения, что ударник свободен, но удерживается на чеке;
8) ввинтить боевой винт в трубку.
Очень сходного с нею устройства была введенная значительно позже 12-сек трубка (рис. 122-4).



click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 14-3-2004 12:41    
Следующую главу (по стрелковому оружию середины 19 в.) выложу не ранее начала апреля. Я тут писал в армейском разделе - верховный главнокомандующий захотел меня на сборы призвать . Так что ждите
Laborant
posted 10-4-2004 15:27    
ГЛАВА ХХ

СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ СЕРЕДИНЫ ХIХ в.

 59. Первые нарезные ружья, заряжаемые с казны

К середине XIX в. почти все армии перевооружаются нарезным, с дула заряжаемым, оружием калибра 12 - 16 мм. Только прусская армии с1840 г. ввела у себя заряжавшиеся с казны ружья игольчатой системы Дрейзе.
Помимо основного возражения против заряжания с казны - недостаток в обтюрации, приводились и другие, иногда и несущественные, возражения. Наиболее курьезными были возражения, что увеличение скорострельности ведет к бесполезной трате снарядов, быстрому их израсходованию, трудности пополнения, риску остаться без них, большой стоимости выстрелов. Наконец, высказывались опасения, что ведение огня может быть выпущено из рук командира. Поэтому испытание ружей, заряжаемых с казны, вели без серьезной программы, не ставя задачей широкое всестороннее выяснение выгод заряжания с казны. Преимущественно внимание обращалось лишь на то, насколько в этих системах устраняются недостатки ружей, заряжаемых с дула, не касаясь значения скорострельности, обращалось лишь внимание на удобство такого заряжания в различных положениях стрелка: на коне, за закрытиями и т. п.
Ясно, что при таких условиях вопрос о введении заряжаемого с казны оружия затягивался своим разрешением. Но жизнь брала свое и всюду постепенно испытывали и вводили ружья, заряжаемые с казны, не только видах удобства обращения, но и для увеличения скорострельности.
В России вели испытания двупульной системы, предложенной Жилле-Труммера - Грина. Сущность предложения сводилась к тому, что для первого выстрела оружие заряжалось патроном с двумя пулями, разделенными зарядом. Огонь заряду сообщался капсюлем (ударный замок). При выстреле передняя пуля вылетала, а вторая осаживалась на затвор и играла роль обтюратора. В дальнейшем заряжалось оружие патроном с одной пулей зарядом вперед, причем пуля-обтюратор продвигалась вперед и при выстреле вылетала, а вновь заряженная служила обтюратором и т. д.
Исправность работы такого оружия зависела от следующих условий:
1) пластичности свинца; 2) однообразия объема, в котором пуля деформировалась; 3) однообразия качеств свинца пуль и 4) соотношения объема пули с объемом, где происходит ее расплющивание.
Все эти условия были неоднообразны и могли сочетаться в различных комбинациях, что, конечно, служило источником неправильной работы пули-обтюратора. Нередко пуля при заряжании не продвигалась следующим патроном вперед и ее приходилось проталкивать шомполом или выталкивать назад. Кроме того, сохранилась необходимость сложного приема надевания капсюля на пенек на ружье.
В 1863 г. в России был принят пистолет Жилле-Труммера, а вскоре- и ружье Грина двупульной системы. Но так как обтюратор каждый раз сменялся и не мог работать исправно, то обратились к испытанию ружей с обтюратором, если так можно назвать, постоянного действия, все время находящимся в оружии и всегда готовым к своей работе.
Опыты Северо-американской войны (1861 - 1865 гг.) и Австро-прусской (1866 г.) убедили всех в большом значении скорострельности, Так трудно и долго приходилось убеждаться в необходимости основных, насущных требований к оружию.
Во время Северо-американской войны обнаружился большой недостаток вооружения и боеприпасов к нему, почему пришлось экстренно давать заказы на эти предметы снабжения, заботясь не столько об их однообразии, сколько о времени и количестве получения их. Вследствие этого на вооружении армии имелось много различных образцов ружей и боеприпасов. Таким образом накопился большой опыт с различными видами и типами оружия в настоящих боевых условиях.
Конечно, этот опыт нельзя было сразу систематизировать и изучить, поэтому в других странах проводились свои очередные опыты.
Увлекаясь успехами прусской армии в Австро-прусскую войну, во многих странах вели опыты с игольчатыми ружьями и из опасения запоздать с перевооружением вводили ружья этой системы.
Между тем опыты, обнаружив многие достоинства ружей игольчатой
системы, выявили также недостатки в обтюрации. В то же время в Северо-американскую войну определенно установились большие преимущества металлических гильз перед бумажными, иначе говоря, четко определилась необходимость перехода к унитарному патрону, полно решавшему вопрос обтюрации и устранявшему все недостатки бумажных гильз.
Но это требовало перехода к совершенно новым типам оружия, т. е. приводило к необходимости перевооружения армии.
Решение вопроса о перевооружении обычно вызывает полемику и нервозность. Желание получить на вооружение современное оружие и в скорейшем времени находится в противоречии с требованием получить оружие не только современное, но и наиболее совершенное или, по крайней мере, лучшее, чем у вероятных противников.
Выбор образца требует длительных испытаний. Как сами испытания, так в особенности заготовление нового оружия требуют больших расходов, а также и времени. А между тем имеющееся оружие годно для боя и уже имеется. Естественно возникает мысль, не говоря уже о косности и приверженности к тому, что 'хоть не ново, да благо уж готово', использования имеющихся образцов вооружения, введя в них, с целью повышения их боевых качеств, лишь некоторые не очень крупные изменения. Это сулило и быстроту выполнения и резкое уменьшение расходов и получение оружия достаточно удовлетворительного, тем более, что скорострельности, вопреки настойчивым указаниям боевых опытов, все еще не придавали
должного значения. Однако почти все, сходились на необходимости заряжания с казны, упрощавшего, приемы заряжания.
Экономические соображения, играющие, как это почти всегда бывало, первенствующую роль, побудили не переходить всецело к новым системам, а использовать имеющиеся запасы ружей. Так появились на вооружении переделанные системы из нарезных, заряжаемых с дула, в нарезные, заряжаемые с казны.
Успех пруссаков в Австро-прусской войне был приписан высоким качествам принятых у них в 1840 г. заряжаемых с казны нарезных игольчатых ружей Дрейзе, стрелявших унитарным патроном. Поэтому, как уже замечено выше, в некоторых странах производились опыты с ружьями игольчатой системы.
У этой системы капсюль находился внутри патрона.
Бумажная гильза, принятая в ружье Дрейзе, не представляла достаточно жесткого основания для капсюля и при ударе по нему бойка гильза сминалась, деформировалась, вследствие чего удар по капсюлю был ослаблен и получались осечки. Для образования жесткого основания для капсюля Дрейзе поместил, капсюль близ дна пули в специальном бумажном шпигеле, а сзади шпигеля в бумажной гильзе расположил боевой заряд (рис. 123).

Ружье снабжено было скользящим затвором. Для его открывания поворачивали рукоять справа - вверх - налево, при этом выступ рукояти, скользя по выступу замочной коробки, слегка отодвигался назад и конус затвора несколько сходил с обтюрирующего конуса казенника. Оттягивали затвор назад и венчик ударника, проходя над взводом, слегка его утапливал. При движении затвора вперед после вкладывания патрона венчик ударника упирался сзади во взвод и задерживался им, вследствие чего происходило сжатие боевой пружины. Поворотом затвора направо - вниз производилось закрывание затвора.



Рис. 124. Обтюратор в ружье Шасспо.

Для производства выстрела достаточно было нажать на спусковой крючок назад. Он, упираясь своим выступом снизу в ствольную коробку, опускался передним концом вниз и шпилькой тянул спусковую пружину со взводом. Ударник соскакивал со взвода и устремлялся вперед. Имевшаяся в передней части ударника игла прокалывала гильзу с зарядом, достигала капсюля, вследствие чего происходил выстрел.
В 1866 г. во Франции было принято игольчатое ружье Шасспо. Оно наиболее существенно отличалось от ружья Дрейзе расположением капсюля в дне патрона (что позволило уменьшить длину иглы и сделать ее прочнее) и наличием каучуковых колец, надетых на грибовидную головку затвора (как впоследствии принято у Банжа).
В 1865 г. в русской армии началось испытание игольчатых ружей Дрейзе, причем одновременно с очень высокими качествами этой системы выяснились и следующие значительные недостатки ее:
1) сильное загрязнение пороховым нагаром внутренних частей запирающего механизма, так как не было предусмотрено мер против прорыва туда газов;
2) малая прочность иглы;
3) недостаточная надежность ведения пуль по нарезам вследствие слабости ведущих частей (шпигелей);
4) необходимость частой и тщательной чистки оружия;
Вследствие этого опыты с ружьем Дрейзе у нас были прекращены и занялись опытами с игольчатым ружьем Карле. Последние опыты были проведены сравнительно с небольшим числом выстрелов и образцов и не по полной программе, поэтому, хотя винтовка Карле в марте 1867 г. и была утверждена для снабжения армии, но постепенно обнаруживались различные недочеты ее и приходилось вновь утверждать изменения; в особенности много изменений было произведено в патронах (4 раза).
Гильзы для гладкостенных и первых нарезных ружей изготовлялись из бумаги в частях войск. При наличии простых механизмов или даже при полном их отсутствии такой прием изготовления был до поры до времени допустим. С переходом же к заряжанию с казны требовалась большая точность изготовления и неизменяемость патрона во время продолжительного хранения. Бумажная гильза плохо предохраняла порох от отсыревания, с течением времени бумага перегнивала, гильзы при выстреле сгорали неполностью и загрязняли оружие, затрудняли движение пули при выстреле по каналу, что отражалось на правильности ее полета. Остатки от патрона иногда вылетали вместе с пулей, составляя как бы одно целое, и таким образом сильно разнообразили условия полета. Число недолетавших пуль доходило до 20% (1).
Бумажные патроны отличались большей сложностью устройства как вследствие стремления достигнуть обтюрации, так и для устранения трудности укрепления в них капсюля. В конце концов все-таки вполне удовлетворительных результатов получено не было. Нужно было решаться на принятие металлической гильзы, которая сулила надежные результаты.
Введение металлических патронов в Америке побудило к скорейшему их введению и в других странах, а вместе с тем к перевооружению их армий.

 60. Металлические гильзы

Как это почти всегда ранее наблюдалось, всякое крупное нововведение встречалось с недоверием, даже можно сказать враждебностью. Так же были встречены враждебно и металлические гильзы и даже самые недостатки бумажных гильз чуть ли не стали признаваться их достоинствами.
Металлические гильзы обладают следующими достоинствами, подтвержденными боевыми опытами:
1) надежно соединяют все части патрона в один унитарный патрон;
2) прекрасно обтюрируют;
3) надежно предохраняют содержимое патрона (пуля, боевой заряд, капсюль) от внешних воздействий механического или атмосферного характepa;
4) дают возможность уменьшения длины патрона, придавая пользе бутылочную форму;
5) дают надежную опору капсюлю, вследствие чего уменьшается число причин осечек;
6) упрощают устройство ударника: он может быть короче, прочнее чем игла; ход его может быть гораздо меньше, что позволяет использовать, в случае надобности, прежние ударные замки.
Эти достоинства унитарных металлических гильз сами по себе настолько велики, что могли бы оправдать переход к ним вместо бумажных. Все-таки нельзя не указать на некоторые приписываемые им и действительные недостатки:
1) большую стоимость и
2) увеличение веса патрона.
Большая стоимость отчасти окупается возможностью переснаряжения и даже стоимостью металла в негодных для переснаряжения гильзах.
Что касается увеличения веса патрона, то оно весьма значительное (до. 27 %). Например, бумажный патрон винтовки Карле весил 42,66 г, а металлический 54,18 г. Значит, носимый запас патронов приходилось
уменьшать на ¼, что само по себе недопустимо, а тем более недопустимо вследствие возрастающей скорострельности. Для справки приведем еще одну цифру, весьма интересную. Увеличение веса патрона всего на 11,52 г дает увеличение груза, подлежащего перевозке, не считая изменения веса укупорки, на 1 000 000 выстрелов на 11 520 кг (11,5 т), а расход патронов даже в войнах того времени достигал многих миллионов.
Это увеличение веса являлось наиболее серьезным возражением против металлических гильз. Но те выгоды, которые они доставляли и те, которые удалось благодаря им получить для увеличения скорострельности (магазинное и автоматическое оружие), конечно, не могли задержать их введение. С указанным же увеличением веса нужно было как то справиться, что и было достигнуто уменьшением калибра.
Наконец, как на недостаток металлических гильз указывалась невозможность изготовления патронов в войсковых частях. Этот недостаток, естественно, не может быть приписан самому изделию. Это вопрос хозяйственно-экономический, и в настоящее время, думается, он утратил всякий интерес.
Появившиеся и принятые на вооружение металлические гильзы по способу изготовления были либо цельнотянутые, либо составные. По способу расположения ударного состава (капсюлей) - кругового, бокового и центрального воспламенения (говорят также вместо воспламенения: огня или боя). Все эти виды гильз (патронов) представлены на рис. 125.
Первоначально гильзы готовились из меди, но по недостатку этого металла перешли к изготовлению их из латуни (сплав около 65 - 70% меди и 35 - 30% цинка). Устройство их видно из рисунка.
В гильзах кругового воспламенения ударный состав располагался по
окружности дна гильзы. Выгоду такого расположения видели в том, что при осечке можно патрон повернуть и произвести вновь спуск ударника, удар придется по новому месту. Но такой способ расположения ударного состава при принятом устройстве гильз, когда дно получалось путем двойного перегиба металла, имел тот недостаток, что стенки здесь очень ослаблялись и не могли выдерживать сравнительно большого заряда ударного состава . Запрессовывание ударного состава представляло большие затруднения и переснаряжение не могло производиться в войсках. Наконец, трудности представляла изоляция ударного состава от металла гильзы, вследствие чего эти материалы подвергались вредному взаимодействию.
Гильзы бокового огня не получили распространения в военном деле, почему о них говорить не будем. Гильзы центрального огня признаются
наилучшими и в настоящее время только они и применяются.

Рис. 125. Патроны:
1 - с составной гильзой Бокcepa, центрального воспламенения; 2 - цельнотянутая гильза патрона кругового воспламенения; 3 - патрон центрального воспламенения.

Таким образом, перед конструкторами ставились две задачи: переход к металлическим гильзам и к оружию уменьшенного калибра.
Первый вопрос всюду был решен в пользу металлических гильз и заряжания унитарным патроном.
Второй же вопрос требовал одновременного решения в обоих направлениях, и хотя необходимость уменьшения калибра не вызывала сомнений, тем не менее почти повсюду, по экономическим соображениям и соображениям быстроты изготовления, были введены на вооружение и переделанные ружья с металлическими патронами.

 61. Переделочные (2) ружья и их затворы

Одним из существеннейших вопросов при переходе к заряжанию с казны является разработка затвора.
С принятием металлических гильз окончательно был разрешен вопрос
обтюрации, что, хотя в значительной степени и облегчило задачу надежного запирания канала, но, с другой стороны, потребовало введения в состав затвора выбрасывающего механизма.
Опыт с игольчатыми ружьями дал образец скользящего затвора, идея которого повторяется в позднейшие времена (Бердана, Лебеля, Мосина). Однако для переделки ружей под металлический патрон появилось много конструкций с откидными затворами (Снайдера, Крика, Бердана # 1, Ремингтона), с качающимися затворами (Пибоди, Генри-Мартини), с крановыми затворами (Верндля) и скользящими (Ветерли) затворами, впоследствии вытеснившими все другие типы затворов.

Рис. 126. Откидной затвор Крнка:
1 - положение частей при закрытом затворе; 2 - вид без затвора.

Рис. 126 - 129 дают понятие об устройстве каждого из типов этих затворов.
На рис. 126 показано положение частей откидного затвора Крнка при запертом и при отделенном затворе. Вокруг оси шарнира вращается массивное тело затвора, упирающееся в запертом положении своей задней поверхностью в упоры замочной коробки и, кроме того, гранями выступов на его цилиндрической части в грани пазов на нижней грани гнезда для затвора в коробке. Внутри тела затвора помещен массивный, прочный ударник. При производстве выстрела курок с силой ударяет по головке ударника, вследствие чего последний продвигается вперед и разбивает капсюль в дне гильзы, - происходит выстрел. Курок силой пружины нажимается на ударник и тем самым и на затвор и препятствует его открыванию, - происходит замыкание затвора.
Для открывания затвора за спицу оттягивают курок, взводя в то же время боевую пружину. Во взведенном положении курок удерживается на взводе. Затем за выступ на правой стороне затвора откидывают затвор справа - вверх - налево. Затвор, падая на левую сторону, ударяет по скосу на левом конце выбрасывателя, последний поворачивается вокруг своей оси, а другой его конец выбрасывает гильзу.

Рис. 127. Качающийся затвор Пибоди:
1 - затвор; 2 - рукоятка; 3 - выбрасыватель; 4-спусковой крючок; 5 - курок.

После заряжания затвор закидывают слева - вверх - направо. Для производства выстрела нажимают на спусковой крючок, курок ударяет по ударнику - происходит выстрел и замыкание затвора. Ружье, переделанное по системе Крнка из 6-лн (15,24-мм) нарезного, заряжаемого с дула, было введено в русской армии в 1869 г. С ним русская армия воевала в Русско-турецкую войну 1877 - 1878 гг.(3).
В других видах откидных затворов откидывание производится вверх (эта система Альбина-Баранова была принята на вооружение экипажей русского флота) или назад (Ремингтона).
В виде образца качающегося затвора опишем затвор в ружье Пибоди. Вокруг осей, перпендикулярных оси канала, могут вращаться затвор и рукоятка, сцепленные между собою шипом рукояти, входящим в кулису затвора. На рисунке 127 затвор закрыт. Если повернуть рукоятку вниз - вперед, то ее шип, давя на нижнюю грань кулисы в затворе, заставит его повернуться передней частью вниз, открывая тем самым канал ствола. При падении затвор ударяет по выбрасывателю и последний выбрасывает гильзу. Обратным движением рукояти затвор закрывается. Внутри затвора помещен ударник, по которому ударяет курок при нажатии на спусковой крючок. Взвод курка производится рукоятью при открывании затвора благодаря действию тяги, шарнирно соединенной с рукоятью и кулисой с курком.
Замыкание затвора достигается как рукоятью (так как на нее при выстреле не действуют никакие поворачивающие усилия), так и курком.

Рис. 128. Крановый затвор Верндля:
1 - кран; 2 - рычаг выбрасывателя; 3 - выбрасыватель: 4 - ударник; 5 - курок.

Крановый затвор Верндля (рис. 128) по своему устройству сходен с затворами, называемыми в артиллерийских орудиях эксцентрическими. Массивный затвор цилиндрической формы с жолобом для заряжания может вращаться вокруг оси, параллельной оси канала ствола, смещенной вниз. Для его вращения на цилиндре сделан выступ. Поворотом последнего справа - вверх открывают затвор, жолоб его становится на продолжении канала ствола. В конце поворота поршня грань его паза, охватывающего конец коленчатого рычага, ударяет по этому концу рычага, отчего последний поворачивается и происходит выбрасывание гильзы. Внутри поршня помещен ударник, по которому для производства выстрела поизводится удар курком, после чего поршень замыкается.
Описание затворов скользящего типа здесь не приводим, так как о них, отчасти уже говорилось; а отчасти будет сказано далее.

 62. Уменьшение калибра ружья

Переделка ружей из нарезных, заряжаемых с дула, в заряжаемые с казны, хотя и повышала скорострельность их, но не давала повышения других боевых качеств. В то же время, как уже было сказано, вследствие принятия в большинстве переделочных систем металлических гильз увеличивался вес патронов. Это в свою очередь приводило к уменьшению числа носимых бойцом патронов по крайней мере на одну четверть, что находилось в противоречии с увеличением скорострельности, а следовательно, и увеличением расхода патронов в бою.
Единственным выходом из этого положения являлось уменьшение калибра, так как в связи с этим уменьшался вес пули, заряда и гильзы, а также уменьшалась и величина отдачи. Увеличение, затем, последней до пределов, переносимых средним бойцом, за счет увеличения заряда повышало начальную скорость пули и тем не только ослабляло вредное влияние уменьшения веса пули на ее действие, но даже повышало его.
Работы по испытанию ружей уменьшенного калибра начались одновременно с работами по переделке ружей и только экономические соображения побуждали продолжать эти работы, но от них все-таки впоследствии пришлось отказаться и перейти к изысканиям в области уменьшения калибра. Это обстоятельство привело к потере времени и к увеличению разнообразия образцов ружей, одновременно состоящих на вооружении армии.
Еще в Северо-американскую войну конфедераты в большом количестве имели на своем вооружении ружья уменьшенного калибра, которые, особенно в отношении скорострельности, зарекомендовали себя с самой лучшей стороны.
В самом конце шестидесятых и в начале семидесятых годов ружья уменьшенного (до 10,40 - 11,43 мм) калибра появляются в различных странах.
Сравнительные данные образцов ружей переделочных и уменьшенного калибра приводятся в табл. 5.
Из этой таблицы видно, что работы по переделке старых ружей и разработке новых шли одновременно, но последние, конечно, как и нужно было ожидать, победили. Считаю полезным обратить внимание на довольно близкое значение величин, характеризующих системы, принимаемые почти в одно и то же время в разных странах. Это замечание имеет общее значение для характеристики определенного типа оружия или орудия. Объясняется это однообразие характеристик тем, что тактико-технические требования для данного вида оружия одни и те же, очень близки и технические возможности их выполнения. Некоторые разности в величинах характеристик объясняются разнообразием во взглядах. Например, принятие относительно легкого снаряда вызывается стремлением получить большую настильность на малых дистанциях. Напротив, увеличение веса снаряда дает уменьшение его начальной скорости, большую крутизну траектории на малых расстояниях, но большуй отлогость на больших и т.п.

В приведенной таблице особенно резко отличается винтовка Ремингтона, у которой очень легкая пуля имеет в то же время наименьшую начальную скорость, что может быть объяснено желанием уменьшить величину отдачи.
Эта близость значений характеристик позволяет говорить о них, как об общих характеристиках оружия данного назначения и времени не говоря, к какому именно образцу они относятся. Можно их считать характеристиками винтовки, дивизионной пушки и т. д. в данное время.
Если, сопоставить характеристики переделочных и новых ружей уменьшенного калибра, то можно сделать следующие заключения в пользу последних:
1) при почти том же весе ружья пуля легче приблизительно на 30% (??1и 7и?2);
2) начальная скорость увеличена несколько более, чем на 30%;
3) поперечная нагрузка пули увеличилась на 35 - 40% (для ?1- 19,52 г/см2 и ?7 - 26,82 г/см2);
4) дальность полета, настильность и кучность боя возросли, что видно из табл. 6.

Таблица 6
Величины радиусов, вмещающих лучшую половину выстрелов

Одновременно с переходом к ружьям уменьшенного калибра отказались от пуль расширительной системы врезания в нарезы и перешли к сжимательной системе. Пули попрежнему изготовлялись из свинца путем отливки или штампования, но увеличенной длины (до 4d вместо 2½ - 3 d).
Вследствие податливости свинца, с одной стороны, и большой инерции, с другой, при смещении пули ее передняя часть осаживалась на донную и пуля, укорачиваясь по длине, увеличивалась по диаметру и надежно врезалась в нарезы. Такой прием врезания более надежен и при этом достигается более надежная обтюрация.
Повышение боевых качеств винтовок расширило сферу применения в боях ружейного огня, а, следовательно, привело к большему расходу боеприпасов. При 10 - 11-мм калибре запас носимых бойцами патронов определялся в 60 штук без особой перегрузки бойца.
Опыт войны 1877 - 1878 гг. показал, что только при большом расходе патронов могут быть достигнуты решительные результаты. Все это указывало, и весьма убедительно, на необходимость увеличения количества патронов, носимых стрелками. Естественно было прибегнуть к уже испытанному средству для достижения этого - уменьшению калибра.
С другой стороны, важное и, можно сказать, решающее значение скорострельности настойчиво указывало на необходимость ее повышения.
Эти два направления в развитии винтовки и привели к настойчивым работам по выработке новых образцов винтовок. В результате этих работ появились ружья уменьшенного до 6 - 7-мм калибра и не однозарядные, а заряжаемые одновременно сразу большим числом патронов (до 10 каждое). Такие ружья получили название магазинных ружей или иногда попросту магазинок. Подробно об этом будет изложено дальше.
В виде примера опишем устройство 4,2-лн винтовки Бердана ? 2, введенной на вооружение русской армии в 1870 г. и служившей наряду с другими видами винтовок (6-лн Карле, 6-лн Крнка).
Имелось четыре вида ружья этого образца, несущественно отличавшихся между собою, главным образом, в размерах, а следовательно, и в весе (табл. 7).

Таблица 7
Данные различных видов винтовки Бердана ? 2


На рис. 129 изображен затвор винтовки Бердана ? 2 при взведенном на боевой взвод ударнике. Если нажать назад на спусковой крючок, то
он, вращаясь вокруг оси, своим передним концом повернет шептало и последнее выйдет из сцепления со взводом; боевая пружина, сильно сжатая между головкой ударника и уступом в канале затвора, разожмется и с силой пошлет вперед ударник с трубкой затвора. Ударник ударит по капсюлю - произойдет выстрел.
Для последующего заряжания поворачивают затвор за рукоятку справа - вверх - налево. При этом гребень затвора сходит с упора ствольной коробки и затвор расцепляется с нею, а вместе с тем и со стволом. Гребень на затворе станет против продольного паза коробки. Вместе с затвором поворачивается скрепленная с ним винтом боевая личинка. В задней части личинки имеется трехгранный паз, грани которого при повороте личинки вместе с поворотом затвора нажимают на грани призматической головки ударника и тем отодвигают ударник с замочной трубкой назад, сжимая немного боевую пружину.

Рис. 129. Затвор винтовки Бердана # 2:
1- затвор; 2 - боевая личинка; 3 - ударник; 4 - замочная трубка; 5 - выбрасыватель; 6 - отражатель; 7 - шептало; 8 - спусковой крючок; 9 - защелка.

Зацеп выбрасывателя скользит по закраине гильзы.
После поворота затвора его отодвигают назад. Это движение будет остановлено упором закраины боевой личинки в задний выступ отражателя. В это время передний выступ отражателя придется несколько впереди передней части боевой личинки и отражатель, повернувшись вследствие удара по нем личинкой, ударит по гильзе, благодаря чему она будет выброшена вверх через окно в коробке
Для заряжания в окно коробки вкладывают патрон, вводя пулю в канал
ствола. Двигают затвор вперед. При этом зацеп выбрасывателя приподнимается и переходит вперед за закраину гильзы. Когда затвор достаточно продвинется, боевой взвод на замочной трубке упрется в верхний конец шептала и она, а вместе с нею и ударник, остановятся; дальнейшее движение затвора сжимает боевую пружину. Затем после упора патрона закраиной о казенный срез ствола затвор поворачивают направо; при этом выступ гребня затвора скользит по задней грани окна ствольной коробки. В конце поворота затвора его гребень (или основание рукояти) станет впереди этой грани окна, называемой плечом отдачи, и затвор сцепится со стволом. Боевая личинка повернется вместе с затвором и ее трехгранный паз станет против призматической головки ударника. Винтовка готова к выстрелу.
Если бы затвор не был окончательно повернут, то трехгранный паз в личинке был бы перекошен относительно головки ударника и при спуске головка ударника не смогла бы войти в паз и не произошел бы выстрел. При очень небольшом недовороте затвора нажатием граней головки ударника на грани паза личинки затвор может быть довернут и выстрел произойдет, но при вполне запертом затворе.
В этом затворе имеется приспособление - защелка для замыкания затвора, чтобы он не мог сам отпереться (повернуться), например, от точков, ударов, сотрясений при походе. Эта же защелка также гарантирует от производства выстрела при не вполне запертом затворе.
Для надежного прочного закрепления затвора в винтовке вместе с защелкой служит постановка его на предохранительный взвод, устроенный на замочной трубке и имеющий глубокий вырез, в который входит верхний конец шептала настолько глубоко, что поворот шептала невозможен. Для постановки на предохранительный взвод нужно, удерживая за головку замочную трубку затвора, нажать спусковой крючок и потихоньку отпускать трубку. Как только трубка начнет двигаться вперед усилие с спускового крючка надо снять.
Кроме винтовок, служивших для вооружения всех бойцов, применялись в это время (середина прошлого века) крепостные ружья калибром 8 лн с затвором Крнка. Они назначалисиь для действия по закрытиям (туры, земляные мешки, металлические щиты), применяемым при производстве осадных (саперных) работ во время осады крепости.

 63. Винтовочные прицелы

В период гладкостенного ручного оружия для прицеливания пользовались постоянной линией прицеливания, проходившей от глаза стрелка через прорезь круговой формы на казенной части ствола и вершину мушки (железной или медной), напаянную близ дульного среза на стволе. Большого внимания не уделялось ни форме мушки, ни форме прорези-целика, ни удалению последней от глаза стрелка по той причине, что все это при малой кучности боя гладкостенных ружей не имело сколько-нибудь существенного влияния. С введением нарезного оружия, при котором увеличивалась кучность и в особенности дальность боя, на эти данные пришлось обратить самое серьезное внимание.
Опыт показал, что наиболее практической формой прорези является треугольная, расширяющаяся вперед. При таком очертании лучи света, падающие на грани прорези, не дают отблеска грани в глаз, и прорезь представляется стрелку ясно очерченной. Прорезь должна быть от глаза на расстоянии ясного видения (около 25 см). Мушка также должна быть отчетливо видна через прорезь.
При установившемся общем устройстве ружей и их линейных размеров расстоянии целика от глаза определялось около 25 - 30 см, а мушки - около 75 - 100 см. Следовательно, чтобы эти части были одинаково устойчиво видны, надо делать размеры мушке пропорционально её удалению от глаза большими, т. е. приблизительно в три раза по высоте больше глубины прорези целика.
По тем же причинам, чтобы мушка не отсвечивала в глаз, ей придают форму трехгранной пирамиды, обращая основание пирамиды к глазу.
Для производства установки прицела соответственно дальности стрельбы были выработаны следующие системы прицелов: 1) пластинчатые, 2) с наклонным щитиком, 3) с вертикальным щитиком.
Пластинчатые прицелы впервые появились при введении нарезных ружей. Они представляли одну или несколько пластинок в зависимости от предельной дальности стрельбы: чем больше дальность, тем больше число пластинок (рис. 130-1). Пластинки укреплялись на стволе на осях, перпендикулярных (горизонтальных при прицеливании) оси канала ствола, вокруг которых могли поворачиваться (4). В исходном положении они прилегали к стволу, а для установки по дальности требуемая пластинка ставилась перпендикулярно оси ствола и наводка производилась через прорезь в верхней грани пластинки. Нередко ниже прорези делались дополнительные отверстия, так что пластинка давала возможность наводить на несколько различных дистанций.
Обычно расстояния между прорезями на пластинках или на одной и той же пластинке рассчитывали так, что при наводке по двум рядом стоящим прорезям дальность менялась на 100 шагов.
Эти прицелы очень компактны и не представляют угловатых выдающихся частей, что особенно важно в коннице, где они благодаря этому и получили наибольшее применение. У нас такой прицел был принят к литихскому штуцеру.
Наводка через прорези представляется удобной. Что же касается дополнительных отверстий, то они неудобны, так как стесняют поле зрения в дождливую погоду могут в той или иной мере затягиваться водяной пленкой, что отражается весьма вредно на точности наводки. Как недостаток этих прицелов указывали возможность легко перепутать и поднять не тот щитик, который нужно. Но это, конечно, возможно со всяким прицелом или иным прибором, требующим установки по шкалам, так что его нельзя признать присущим именно этой системе прицелов.
У щитиковых наклонных прицелов (рис. 130-2, 3 и 4) прорезь сделана на щитике (пластинке) так же, как и в только что описанном прицеле. Щитик может принимать различное наклонное положение, вращаясь вокруг оси перпендикулярной оси канала ствола. При изменении наклона щитика изменяется высота положения проези над осью канала ствола и, таким образом, изменяется высота прицела соответственно дальности.
Приемы установки щитиковых прицелов в различных системах ружей видны на рисунке 130. Кроме того на рис. 130 изображены прицел для 4-лн швейцарского ружья Геблера и 6-лн винтовки, для русского 8-лн крепостного ружья и для австрийской винтовки Манлихера (1886 г.).

Прицелы с вертикальными щитиками бывают двух видов: 1) с подвижным хомутиком (рис. 130-5) и 2) с двойным щитиком (рис. 130-6). Устройство их ясно из рис. 130, на котором изображены: прицел с подвижным хомутиком, принятый в русской винтовке Бердана ?2, и прицел с двойным щитиком, принятый для ружей Генри-Мартини, Лебеля и Маузера, Гра. Сделаем лишь несколько пояснений.
В первом прицеле на дистанции до 500 шагов пользуются щитиком как в прицелах с наклонными щитиками, передвигая номерник на соответсгвующую ступеньку основания. Для больших расстояний ставят щитик вертикально, причем он удерживается в этом положении пружиной, нажимающей на грань пятки щитика. Дальности первоначально были набиты до 1500 шагов. После опыта войн 1870 - 1871 гг. и 1877 - 1878 гг. дальности (но прицелу) увеличили до 2200 шагов, для чего хомутик уширили и на нем сделали прорезь сбоку, деления нанесли на щитике еще и с другой стороны и добавили мушку, расположенную ниже основной.
Эти прицелы признаются наилучшими и в настоящее время приняты с небольшими изменениями, хотя и признавались сложными.

 64. Картечницы

Из старинных орудий, стрелявших с малой скоростью ядрами, нельзя было произвести сильного действия, поразив сразу большое число целей.
Картечь давала возможность решать эти задачи более надежно, решительно.
Повидимому, этим объясяняется появление рибодекенов, органов, сорок, так как с появлением картечи орудия этого вида исчезают с полей сражения.
Во время Северо-американской войны (1860 - 1864 гг.) потребовалось, вследствие малого наличия и бойцов и вооружения, разработать орудия, которые могли бы по силе своего огня заменять большое число бойцов и, таким образом, сразу искупить оба указанные недостатка. Техника, которая безотказно и сравнительно быстро решает поставленные задачи, не замедлила разработать новый вид орудий, получивших название картечниц и скорострельных пушек, построенных по принципу рибодекенов, т. е. многоствольных орудий. Калибр стволов этих орудий был от 5 лн до 2 дм (12 - 50 мм).
Картечницы во время Северо-американской войны показали высокие боевые качества, почему они получили быстрое повсеместное распространение с ограничением лишь их калибра, согласно постановлению С.-Петербургской конвенции 1868 г., До 1 фн (400 г). На этой же конвенции было вынесено решение 'из человеколюбивых побуждений не употреблять разрывных пуль и снарядов весом менее 1 фн (400 г)', что соответствует калибру 1,5 дм (37 мм).
Во время Северо-американской войны были картечницы со стволами и в 1 дм, со скоростью стрельбы почти до 200 выстрелов в минуту, действовавшие и разрывными снарядами.
При отказе от разрывных снарядов действие этих картечниц значительно понизилось, стало менее выгодным; чем действие картечниц малого калибра (ружейного), стреляющих сплошными пулями. Так как картечницы ружейного калибра могут быть сделаны и легче и скорострельнее (до 300 выстрелов в минуту) и благодаря единству патрона с ружейным их легче снабжать, то всюду вскоре распространяются картечницы со стволами ружейного калибра, преимущественно однако под названием 'скорострельных пушек'.
В данном случае наиболее ярко сказалось правило - 'правильно называть - правильно понимать'. В самом деле, в Северо-американскую войну 'картечницы' в Америке оказали большие услуги и находили широкое применение. В Франко-прусскую войну 1870 - 1871 гг., когда картечницы были названы 'скорострельными пушками' и состояли на вооружении артиллерийских частей наряду с обыкновенными пушками, они почти, не могли найти применения, так как их как 'пушки' ставили на боевых позициях, сообразуясь с их 'пушечным званием'. Но они, обладая малой дальнобойностью и будучи бессильны против сооружений, не могли, вообще говоря, найти себе Должного применения наряду с 'артиллерийскими' орудиями. Потери же, вследствие приданной им организации и методов применения в бою, они несли в той же мере, как и 'настоящие' пушечные батареи.
На этом основании введенные в русской артиллерии в 1872 г. в виде шестых батарей в полевых бригадах 'скорострельные пушки' были изъяты из полевой артиллерии и переданы в крепости.
Надо думать, что если бы смотрели на 'картечницы' не как на 'скорострельные пушки', а как на орудия усиления пехотного огня, то они имели бы и более широкое и успешное применение во время Франко-прусской войны и их не пришлось бы 'ссылать' в крепости. Эта война дала как раз красноречивые, единичные, примеры хорошего действия 'скорострельных пушек', когда их применение случайно было правильным, соответствовавшим их боевым качествам.
Так, в бою под Марс-Латуром в 1870 г. 'скорострельная батарея' отразила атаку 38-й прусской бригады, поддержанной кавалерией, и нанесла потери ей более 50%. В сражении 1871 г. при Монсе одна французская бригада в течение целого дня выдерживала атаки 3-го прусского корпуса благодаря удачному действию ее артиллерии и в особенности трех картечниц Гатлинга, действовавших с расстояний 1000 - 1500 м и нанесших сильное поражение пруссакам.
Приводят и другие причины изъятия скорострельных пушек из воору-
жения нолевой армии и передачи их в крепости (5). 'Орудия эти явились тогда (около 1867 г.), когда европейские армии только начали перевооружаться скорострельным переделочным оружием, когда еще почти нигде не установился калибр малокалиберного оружия, когда в полевой артиллерии употреблялись пушки, стрелявшие со скоростями около 1 000 фт/сек одностенными гранатами и картечными гранатами с ударными трубками. Появление при упомянутом состоянии вооружения пехоты и артиллерии скорострельных пушек, из которых можно было выпускать до 300 пуль в минуту с такою меткостью, что при стрельбе против группы щитов, изображавших взводную колонну, почти все пули попадали в цельна расстоянии до 700 саж., не могло не обратить на себя серьезного внимания. Опыты, произведенные у нас, давали столь хорошие результаты, что у нас скорострельные пушки были введены в число полевых орудий: в каждой бригаде одна из 6 батарей была составлена из скорострельных пушек. Но усовершенствования в вооружении войск, произведенные после Франко-прусской войны 1870 г. (повсеместное распространение в пехоте малокалиберного оружия, развитие ружейной стрельбы залпами с больших расстояний, введение для шрапнелей дистанционных трубок, постепенное распространение в полевой артиллерии новых, более действительных орудий, стреляющих двустенными гранатами и т. д.), настолько уменьшили значение скорострельных пушек в полевом бою, что у нас в 1876 г. решено было вывести эти орудия из полевой артиллерии и, передать их в сухопутные крепости'.
Не буду вдаваться в подробный разбор этой цитаты, скажу лишь, что она полна противоречий и как будто стремится во чтобы то ни стало оправдать состоявшееся решение об исключении этого 'обратившего на себя серьезное внимание' и дававшего 'хорошие' результаты оружия. Если бы правильно по существу, по свойствам его назвали 'картечницей' или еще лучше 'пулеметом', так как стреляли пулями (винтовочными патронами), то, весьма вероятно, его назначили бы на службу не в артиллерию, а в пехоту, где оно и применялось бы не по названию, а соответственно своим свойствам и своему назначению.
Можно объяснить включение картечниц в артиллерию лишь недоразумением, а польза от введения картечниц в состав вооружения полевых армий была несомненной, как показал опыт Северо-американской и Франко-прусской войн, если их применяли умело, соответственно назначению. В том, что оружие не оправдало ожиданий, виноваты те, кто не изучил свойств его и не установил его назначения, т. е. тех задач, для выполнения которых оно наиболее пригодно.
Принятые в это время (1860 - 1875 гг.) в различных странах картечницы чаще всего представляли собой многоствольные (4-37 стволов) орудия, которые благодаря большому числу стволов, их креплениям и механизмам получались тяжелыми и вследствие этого совершенно безоткатными, а потому и удобными при стрельбе.
Франция одной из первых ввела у себя картечницу Монтиньи, несколько измененную Реффи, с 25 и 37 стволами (рис. 131). Эти картечницы применялись в войну 1870 - 1871 гг. Интересно отметить что весь пучок стволов охватывался сплошной бронзовой оболочкой, повидимому для придания орудию 'артиллерийского' вида, так как эта оболочка лишь утяжеляла и удорожала орудие и способствовала более сильному и скорому разогреву стволов.

К оболочке стволов была прикреплена коробка с окном. При заряжании в открытое окно вставляли сборку, в которой размещались патроны (в виде бороны) по числу и расположению стволов. Действуя рукоятью, посылали вперед затвор вместе со спусковой доской и сборкой (6). Когда патроны входили в патронники стволов, последние заряжались, затвор и сборка останавливались, ударники взводились, но рукоятка имела возможность еще несколько переместиться. При этом перемещении происходил сдвиг спусковой доски в сторону и имеющиеся в ней отверстия приходились против капсюлей патронов. Ударники в это же время спускались и происходил одновременный выстрел (залп) из всех стволов. Залпов можно было дать 5 - 6 в минуту в зависимости от сноровки в работе расчета. Действуя рукоятью в обратную сторону, отодвигали затвор с доской и сборкой назад, сборку с пустыми гильзами вынимали и заменяли новой с патронами.
В России были введены 10-ствольные 'скорострельные пушки', разработанные Горловым, и 6-ствольные - Барановским. Обе по типу американской системы Гатлинга (рис. 132).
В особой раме русских систем был укреплен вал, который помощью рукояти мог быть через посредство зубчатой передачи приведен во вращение. Вместе с валом вращались стволы, приемник и цилиндр с затвором и сходным по устройству с описанным ранее затвором винтовки Бердана ?2. Приемник заключен был в оболочку с крышкой, имеющей воронкообразное отверстие, через которое на приемник попадали патроны из магазина, емкостью 25 винтовочных патронов. Цилиндр с затворами охватывался кожухом, не принимавшим участия но вращении всей системы. Внутри кожуха имелся изогнутый паз - кулиса, в который входили головки затворов, почему затворы при вращении системы получали не только вращение вместе с цилиндром, но и продольное движение по желобам в нем. В крайнем заднем положении затвора выбрасыватель захватывал за закраину гильзы очередной патрон, а передняя грань затвора нажимала на шляпку патрона и в дальнейшем толкала патрон вперед, вдвигая в патронник ствола. Выступ на ударнике затвора упирался в заднюю грань направляющего взводящего гребня на внутренней поверхности кожуха; гребень шел по кривой постепенно сближающейся с кривой, по которой очерчена кулиса. Вследствие этого ударник отставал от движения затвора вперед и боевая пружина взводилась. Когда затвор приходил в крайнее переднее положение, патрон полностью был дослан, выступ ударника подходил к концу гребня и срывался, происходил выстрел. Затвор давлением грани кулисы отодвигался назад, гильза извлекалась и падала вниз через окно в оболочке коробки.

Действия расчета при стрельбе сводились к выполнению наводки, постановке магазинов с патронами на крышку оболочки приемника и вращению рукоятки. Скорострельность при опытном расчете из 10-ствольной 'скорострельной пушки' могла быть доведена до 250 - 300 выстрелов в минуту.
Таким образом, по числу выстрелов в минуту эта пушка равноценна почти 20 стрелкам, если стрелки ведут одиночный огонь, и 36 - 40 стрелкам при стрельбе их залпами. В этом и заключалось громадное значение картечниц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Введение нарезной артиллерии позволило разрешить один из самых больных вопросов гладкостенной артиллерии - о неправильности полета снарядов.
Достижение правильности полета снаряда не только увеличило дальность его полета и кучность боя орудия, но сделало возможным разработку ударных и дистанционных трубок. Основные принципы их устройства сохраняются и в настоящее время.
В нарезной артиллерии достигли значительного увеличения веса снаряда, его разрывного заряда, что увеличило могущество орудий.
Увеличение дальностей стрельбы потребовало разработки особых правил и приемов стрельбы, а также применения приборов для нее.
В этот подпериод начинается широкое внедрение в артиллерийскую технику новых материалов: стали, железа.
Наука, быстро развиваясь, дала основы к рациональному устройству орудийных стволов, снарядов и зарядов. Создание орудийных систем проводится на научных основаниях. Время на разработку новых образцов укорачивается, несмотря на заметное их усложнение.
В стационарных установках появляются компрессоры для ограничения
отката.
В развитии стрелкового оружия намечается и проводится в жизнь уменьшение калибра с одновременным повышением боевых качеств.
Появляются 'скорострельные пушки', преимущественно ружейного калибра, стреляющие унитарными патронами о металлической гильзой.

Примечания:

1. Федоров, Эволюция стрелкового оружия, Воениздат, 1938 г., стр. 89.
2. слово 'переделочные' - неправильно установившийся термин. Его следует понимать в смысле переделанные.
3. На вооружении армий во время войн, в особенности, больших, состоит обычно несколько, даже, вернее, много различных образцов ружей, что представляет неудобства и трудности в отношении обучения и снабжения армий. Но, тем не менее, этого избежать при постоянном прогрессе техники невозможно. Стремятся, по крайней мере, сохранить один и тот же патрон хотя бы для ружей различных образцов, а не для всех видов стрелкового оружия. Но, однако, и это не удается.
4. На рис. 130-1 средняя пластинка неподвижна.
5. Н. Потоцкий, Очерк современного состояния артиллерии, 1882 г, стр. 158.
6. В затворе помещались по числу стволов ударники с их боевыми
пружинами.


click for enlarge

click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 10-4-2004 15:31    
/
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 10-4-2004 15:35    
//
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 22-4-2004 04:39    
Б. ПОДПЕРИОД ДАЛЬНОБОЙНОЙ АРТИЛЛЕРИИ

ГЛАВА ХХI

АРТИЛЛЕРИЯ ОБР. 1877 г.

 65. Общие замечания

Артиллерия, состоявшая на вооружении полевых армий различных государств, до Франко-прусской войны обладала приблизительно следующими важнейшими боевыми данными: дальнобойностью около 4000 м и дальностью действительного огня около 1 500 м. Столь резкая разница между наибольшей дальностью и дальностью действительного огня, которая обычно равняется 2/3 наибольшей дальности, объясняется слабым действием снарядов, лучше сказать боеприпасов. Траектория не обладала, вследствие малой начальной скорости снаряда (около 300 м/сек) и малой его поперечной нагрузки, достаточной отлогостью, была довольно крутой, почему снаряды рикошетировали под большими углами и их осколки летели вверх, нанося противнику весьма малое поражение. Для удовлетворительного поражения осколками гранаты нужно, чтобы точка падения снаряда была в среднем в 3 - 4 м перед целью, что при малой кучности, даже при правильном направлении средней траектории, могло получаться крайне редко. Шрапнели были еще тоже малодействительны из-за небольшого числа пуль и недостаточной разработанности дистанционных трубок.
С другой стороны, увеличивающаяся дальность действительного ружейного огня до 1000 - 1500 шагов (600 - 900 м) и даже более при стрельбе залпами давала возможность пехоте вступать в решительную борьбу с артиллерийскими батареями.
Опыт Франко-прусской войны 1870 - 1871 гг., тем не менее, подтвердил важное значение артиллерии в бою и, можно сказать, что ни одна атака не была произведена без участия артиллерии. Пруссаки придавали весьма важное значение артиллерийской подготовке и, чтобы достичь сразу решительного действия, артиллерия с самого начала сражения вся вводилась в бой и с возможно дальних расстояний, чтобы не подвергаться губительному ружейному огню. Это заставляло противника раньше переходить в боевой порядок. Следует еще отметить большое число орудий, вышедших у пруссаков из строя вследствие разгара, что, правда, обнаружилось резко после длительной и скорой стрельбы (например, в течение четырех дней с утра до вечера), притом в зимнее время, когда вследствие холодов уход за орудиями, не мог быть особенно тщательным.
Все это настойчиво указывало на необходимость дальнейшего усовершенствования артиллерийских орудий.
Французы, воевавшие в 1870 - 1871 гг. с нарезными, заряжаемыми с дула, орудиями системы Лагита еще во время войны стали быстро изготовлять новые орудия, разработанные Реффи, о которых уже было сказано. Но это было решение, принятое в спешном порядке, а поэтому его нельзя рассматривать как такое, в котором был сделан возможно полный учет всех средств повышения боевых качеств орудий. Разработка новых орудий началась особо энергично после Франко-прусской войны 1870 - 1871гг.
Требовалось повысить начальную скорость, а поэтому улучшить качества пороха; повысить давление, а значит стенки орудия сделать более прочными и ведущие части надежными; повысить действие снарядов, следовательно, достичь правильности их движения в канале ствола и в воздухе, изменить устройство самого снаряда в направлении увеличения поперечной нагрузки, улучшения действия его и трубок. Словом, эти пути уже достаточно надежно установлены и их правильность подтверждается всем ходом развития артиллерии.
Все эти меры осуществлены при разработке новой системы орудий, которой впервые в истории развития артиллерии дано название не по техническому признаку (гладкостенная, нарезная, заряжаемая с дула), как это было прежде, а по боевой характеристике, имеющей в данной системе наиболее ярко, отчетливо выраженное достижение (например 'дальнобойная').
Это новшество, не имеющее, на первый взгляд, большого значения, на самом деле имеет важное принципиальное значение, так как выдвигает на первое место боевую характеристику и дает основание к правильному названию, а, следовательно, и правильному пониманию боевого назначения орудия, не затемняя его второстепенными признаками технического характера, как об этом уже было несколько раз говорено.
К орудиям дальнобойной артиллерии введен новый более медленно горящий порох и с более крупными, полированными зернами - крупнозернистый порох. Зерна его неправильной формы, размером 2 - 3 лн (5 - 8 мм) (см. рис. 83-1). До введения этого пороха применялся к орудиям до 6-дм (150-мм) калибра артиллерийский порох, а для более крупных - призматический порох.
С введением дальнобойной артиллерии в орудиях менее 6-дм калибра
применяли крупнозернистый порох, а в более крупных - призматический. В последнем, с целью замедления его горения, применяли уголь все менее и менее обожженный, дойдя до шоколадного по цвету, а количество серы уменьшали, и в последнее время, перед введением бездымного пороха, порoх этот готовили без серы.

 66. Устройство стволов

Для повышения прочности стен стволов орудий принята вместо бронзы сталь, Стенки стволов сделаны скрепленными: у малых калибров кожухами, у больших (начиная с 6-дм калибра) - кольцами в один, два или три слоя (1). Благодаря этим мерам давление пороховых газов орудий удалось повысить до 1700 - 2000 ат вместо ранее бывшего около 1200 ат.
Все орудия дальнобойной артиллерии снабжены цилиндро-призматическими клиновыми затворами с обтюратором Бродвела; в канале стволов имеются две каморы: зарядная и снарядная, соединяющиеся коническими скатами, между собою - задним скатом и снарядная с нарезною частью канала - передним конусом. Нарезы начинаются на заднем конусе, в который упирается при заряжании ведущий поясок снаряда; к переднему конусу подходит, но не вплотную, центрующий поясок. Нарезы - прогрессивной крутизны.

рис 133. Стволы орудий обр. 1877 г.:
1 - полевая легкая пушка; 2 - 6-дм. пушка в 120 пуд.; 3 - полевая легкая пушка к поршневым затвором.

Стволы всех орудий обр. 1877 г. были разработаны Малевским и Гарелиным - профессорами Артиллерийской академии.
На рис. 133 представлены стволы некоторых орудий обр. 1877 г. Следует отметить одно оригинальное решение устройства стволов, предложенное Колокольцовым (Обуховский завод) в семидесятых годах прошлого столетия. Опыты войн указали на недостаточность 24-фн калибра для разрушения многих фортификационных сооружений. Даже срытие брустверов и обнаружение прикрытой ими артиллерии требовало большого расхода боеприпасов. С целью облегчения решения этой задачи нужны орудия по крайней мере 200-мм калибра или еще большего. Но уже 24-фн пушки в походном положении весили около 6 т, что, при существовавшей прочности мостов на грунтовых дорогах считалось пределом. А вес только ствола 200-мм орудия, даже при небольшой длине его, получался более 6 т. Следовательно, предстояло найти такое решение, которое бы удовлетворяло и этому требованию.
Решение было найдено в устройстве разборных стволов.
Такие разборные орудия под названием одно 'свинтная 8-дм облегченная пушка' и другое 'свинтная 9-дм мортира' были в небольшом числе введены на вооружение и принимали участие в войне 1877 - 1878 гг.
Устройство их совершенно одинаково (разница лишь в размерах), почему и поясняется одним рис. 134, изображающим 9-дм мортиру. Стволы этих орудий составлены из трех частей: дульной и казенной, скрепленных кольцами, и внутренней трубы. На дульной части на заднем ее конце укреплена гайка так, что она может только вращаться на ней, но не может перемещаться продольно. На переднем конце казенной части имеется винтовая нарезка, отвечающая гайке дульной части. Свинчивая эти части, можно их надежно стянуть и они составят наружную оболочку ствола. После этого внутрь оболочки вставляют трубу, которая вдвигается сначала свободно, а затем дожимается специальным прибором, имеющим вид стержня с головкой на одном конце и винтовой нарезкой - на другом. При вдвигании трубы головка винта упирается в казенный срез трубы. На конец винта, выходящий из дульной части оболочки, навинчивают гайку. Вдвигание трубы ограничивается уступом на ней, прилегающим к уступу в канале задней части оболочки. При выталкивании трубы, наоборот, стержень вставляют с дула. После того как труба выйдет на 300 мм ее дальше вынимают вручную. Каждая операция (сборка, разборка) требует около 11/2 часа времени при работе 20 чел.

Рис. 134. Разборный ствол:
1 - дульная часть; 2 - казенная часть, '3 - гайка; 4 - труба.

Это решение опередило свое время лет на 50, и честь изобретения лейнерования стволов или стволов со свободными трубами должна быть приписана Колокольцову, разработавшему свои орудия, как сказано, в семидесятых годах прошлого столетия.
Прицелы орудий обр. 77 г. в виде прямых двойных стеблей, вдвигаемых телескопически один в другой, входят в гнезда в стенках ствола, близ казенного среза его, с правой стороны. Прицел имеет поперечную трубку, в которой перемещается помощью винта целик. Деления на прицелах в линиях (рис. 135). Мушка остроконечной формы, укрепляемая обычно на заплечике правой цапфы. У мортир прицел чаще всего в плоскости симметрии ствола. В береговых пушках имеется два прицела, расположенных по обеим сторонам ствола, а у береговых мортир - один (серединный), вставляемый в гнездо особой стойки, укрепленной приблизительно посередине длины ствола в вертикальной плоскости, проходящей через ось канала ствола; при горизонтальном положении нулевой линии прицеливания ось канала ствола получала угол 43?,5 (рис. 136).


Рис. 136. Серединный прицел
береговой мортиры.
Рис. 135. Прицел к орудиям 1877 г.

Снаряды удлинены до 21/2 - 31/4, а потом и до 41/2 калибров и имеют оживальную форму головной части. Ведущими частями служат медные пояски, вжимаемые в желобки, выточенные в корпусе снаряда и имеющие в сечении форму ласточкина хвоста. Для центрования на снарядах в месте соединения головной части с корпусом закрепляется таким же приемом как и ведущий центрующий поясок из красной меди.
Ведущие пояски имели коническую поверхность. В них выделывались кругом желобки, назначавшиеся как для облегчения врезания поясков в нарезы канала ствола, так и для помещения смазки. Смазка также облегчала врезание пояска, а главным образом служила для сбережения поверхности канала ствола и уменьшения разгара.
Центрующие пояски имели округленную поверхность. Диаметр их делали немного больше калибра, поэтому снаряд двигался по каналу ствола без колебаний; поясок несколько обстрогивался полями.


Расстояние между ведущим и центрующим поясками определялось как длина маятника, если рассматривать снаряд как маятник, подвешенный на оси, проходящей через середину ведущего пояска. При такой длине расстояния между поясками случайные колебания оси фигуры снаряда не сказывались на ведущем пояске. С этим расстоянием сообразовали расстояние между задним и передним конусами (скатами) в снарядной каморе, делая его несколько больше, чтобы при заряжании снаряд надежно упирался в задний конус ведущим пояском.


Рис. 137. Положение снаряда в каморе ствола 1877 г.:
1 - снаряд с центрующим пояском; 2 - с центрующим утолщением.

Впоследствии центрующий поясок был заменен центрующим утолщением. На рис. 137 показано положение снарядов в каморе.
Снаряды в смысле улучшения их действия значительно усовершенствованы, о чем будет сказано далее.
Благодаря всем этим мерам удалось достигнуть для полевой легкой пушки результатов, показанных в табл. 8.
Для систем других калибров и назначений численные величины будут иные, но характер их будет такой же, как и для полевой легкой пушки.
Орудия обр. 1877 г. были несколько раньше разработаны, но ко времени Русско-турецкой войны не были еще готовы и только небольшое число их (свинтные 8- и 9-дм) приняло в ней участие. В общем, в массе, артиллерия во время этой войны была вооружена орудиями системы 1867 г.
В табл. 9 приведены некоторые характеристики орудий русской даль-
нобойно артиллерии обр. 1877 г.

 67. Снаряды и трубки

По видам и назначению снаряды остались те же, что и в системе 1867 г., за исключением шарох, которые были выведены из употребления. Гранаты для полевых пушек были сконструированы вновь, причем преследовалась цель увеличить число поражающих элементов. С этой целью стенкам снаряда было придано устройство, предопределяющее разрыв их на осколки правильной формы, согласно с предложенной Камбрези Басомпьера двустенной гранатой (рис. 138). Стенки этой гранаты состоят из двух слоев: внутреннего - из ряда зубчатых колец и наружного, получающегося при заливке первого чугуном в формах. Так как чугун не сваривается, то эти слои не составляют одного целого и при разрыве легко отделяются один от другого.
Ожидалось, что при разрыве кольца будут разрушаться по тонким перемычкам между зубцами и дадут всегда одно и то же число правильных осколков. Наружная оболочка разрушается на различное число неправильных осколков. Кольца сначала складывали при изготовлении гранат так, что зубцы одного приходились над промежутками между зубцами другого, полагая, что при заливке наружного слоя его металл войдет в получающиеся таким образом углубления и что вследствие этого оболочка будет разрываться на большее число правильных осколков. Это не совсем подтвердилось опытом. С другой стороны, опыты показали, что при заливке чугун не всегда надежно заполняет упомянутые ячейки, что вредно отзывается на прочности стенок снаряда и на однообразии положения его центра тяжести. Поэтому при изготовлении гранат стали кольца перед заливкой укладывать так, чтобы зубцы колец приходились над зубцами.

Рис. 138. Снаряды к орудиям 1877~ г.:
1 - двустенная граната; 2 - шрапнель; 3 - картечь; 4 - бронебойный снаряд.
Граната полевой легкой пушки при разрыве давала около 120 осколков весом около 40 г каждый.
Устройство снарядов других видов действия, первоначально принятых к орудиям 1877 г., кроме бронебойного (4), принятого позже, поясняется рис. 138.
К орудиям системы 1877 г. были приняты сначала трубки те же, что и для орудий системы 1867 г., но затем они были заменены новыми.
Об усовершенствовании боеприпасов к орудиям обр. 1877 г. будет сказано далее.

 68. Лафеты

Лафеты в системе 1877 г. изготовлялись из листового (котельного) железа. Для полевых орудий станины штамповались с загибом листов внутрь, что придавало им большую жесткость. В осадных и крепостных лафетах жесткость станин достигалась укреплением их по краям угольниками, а в береговой артиллерии станины делались коробчатыми из листов, скрепленных между собой по всему периметру погоном.
Между собой станины чаще всего связывались болтами с распорными муфтами, но применялись и связи из листового железа, скрепляемые с листами станин заклепками.
Вся материальная часть для полевой артиллерии, кроме стволов и боеприпасов, в России была разработана нашим известным артиллеристом, питомцем Артиллерийской академии Энгельгардтом А. П., причем им внесены следующие, весьма важные, конструктивные новшества.
1. Одним из слабых мест в полевых лафетах были ходовые части,- ось с колесами. При выстреле станок с осью откатывался, а колеса, вследствие большого зазора между втулкой колеса и осью, оставались на месте. Затем происходил удар оси по колесам, что вызывало погиб оси концами вперед. Энгельгардтом введено упругое соединение оси со станком при помощи каучукового буфера (рис. 139). При откате станка ось остается некоторое время на месте; с нею остаются на месте тяги, поперечный болт, два продольных стержня и удерживаемая гайками на этих стержнях доска. Связь, откатываясь вместе со станком, двигает назад каучуковый буфер; этому движению оказывает сопротивление стоящая на месте доска, вследствие чего буфер деформируется. На эту деформацию расходуется некоторая доля энергии отката. Только после достаточного сжатия буфера, что можно регулировать поджатием гаек на продольных стержнях, поперечная доска и все части, с которыми она связана, а, следовательно, и ось придут в движение.
Когда сжатие буферов прекращается, они своей упругостью возвращают все указанные части в исходное положение, причем может произойти удар концов оси по втулкам колес в обратном направлении и погиб оси в обратную сторону, что иногда и наблюдалось. Поэтому и введено Энгельгардтом регулирование поджатия буферов путем подвинчивания гаек на стержнях.
Буфер (здесь и в других случаях) составляется из отдельных пластин или боченков, разделяемых металлическими шайбами. При сжатии буфера по длине он расползается в стороны и на преодоление трения каучука по шайбе расходуется некоторая доля энергии (отката в данном случае), которая теряется для системы. При восстановлении формы буфера опять некоторая доля его энергии расходуется на преодоление работы трения. В результате энергия, с которой упругая часть лафета с осью возвращается в исходное положение, будет меньше энергии, затраченной при откате на деформацию буфера.

Рис. 139. Полевой лафет 1877 г.:
1 - станины, 2 - связи; 3 - боевая ось; 4 - подвязь; 5 - тяги, 6 - поперечный болт; 7 - продольные стержни; 8-буфера; 9 - доска; 10 - сошник.
2. Введен, хотя и очень небольшой, сошник для ограничения длины отката. Откат, вместо 6 - 10 м, уменьшен.до 11/2 - 2 м. Получение отката менее 11/2 м считалось уже вредным для системы.
3. Подъемный механизм принят в виде двух винтов с обратной нарезкой, ввинчивающихся: наружный (вращающийся) - в матку, а внутренний (не имеющий возможности вращаться) - в наружный винт. Благодаря этому ускорялось изменение углов возвышения, так как оба винта одновременно либо ввинчивались, либо вывинчивались в зависимости от направления вращения рукоятки.
4. На храповом круге подъемного механизма закреплено кольцо с делениями, отмеченными крупными выступами со штрихами. На станине станка укреплен указатель. При повороте на одно деление круга угол орудия меняется на столько же, на сколько он изменился бы при изменении на одно деление (1 лн) прицела, уже наведенного в какую-либо точку орудия.
Это весьма интересное приспособление представляло большие выгоды, так как оно увеличивало скорострельность. При нем устранялась необходимость следующих действий (в случае необходимости изменения установки прицела, когда уже орудие наведено, например при пристрелке): а) отжатия зажимного винта прицела; б) выдвигания или вдвигания прицела, производившихся вручную, а потому мешкотных; в) зажатия винта прицела и г) выполнения наводки поворотом рукояти подъемного механизма..
Пpи наличии этого простого устройства нужно было выполнить лишь последнее действие, отсчитывая величину поворота рукояти по названному кругу. Это приспособление, конечно, можно было применять только при небольших изменениях установки прицела, как это необходимо, например, при ведении пристрелки.
5. На лафетах устроены сидения для двух номеров расчета, что впрочем не являлось новостью. Ново было их подрессоривание помощью буферов.
6. Бывшие ранее деревянные короба передков и зарядных ящиков
заменены железными, причем короба также были подрессорены буферами (рис. 140).
Заряды в жестяных футлярах укладывались в кожаные сумы. Снаряды помещались в клетках (рис. 140-3). Заряды помещались в верхнем, а снаряды в нижнем отделениях коробов передка и зарядного ящика.
Энгельгардтом разработаны повозки обоза, лазаретные линейки, словом, вся материальная часть полевой артиллерии. Все повозки - на каучуковых рессорах. Введение в артиллерии подрессоривания было сделано впервые. В этом большая заслуга Энгельгардта. Подрессоривание увеличивает легкость на ходу и содействует лучшему сохранению в исправности перевозимого груза, что в особенности важно для боеприпасов.
Во всех повозках, в том числе и передках, введены упругие (буферные) соединения вальков для постромок с повозкой, так называемые сберегатели лошадей, предложенные Себером еще в шестидесятых годах прошлого столетия.
Лафеты осадной и крепостной артиллерии были разработаны с учетом указаний боевого опыта многочисленных осад крепостей в войну
1870 - 1871 гг. Эти указания сводились, в основном, к следующему.
Амбразуры представляют ясно видимую цель, обнаруживают внутренность батареи, ограничивают обстрел орудий; засыпка их землею вследствие действия вражеских снарядов вынуждает прекращать огонь. Кроме того, искусственная обшивка амбразур затрудняет их устройство и ремонт. Амбразуры повреждаются огнем собственных орудий.
Из этих недостатков батарей с амбразурами сделали выводы о необходимости изменить конструкцию артиллерийских систем так, чтобы амбразуры не страдали или были не нужны.
Пошли по второму пути. Признавая, что укрытие орудий и орудийного расчета необходимо и что оно достигается лучше по мере увеличения высоты бруствера, сделали вывод, что следует увеличить высоту бруствера с 6 фт до 8 - 9 фт (с 2 м до. 3 м) и, следовательно, увеличить высоту линии огня орудий, т. е. высоту лафетов, до 6 фт (2 м). Так как стрельба осадных батарей ведется на сравнительно большие расстояния и угол возвышения получается не менее 10 - 15?, то в бруствере такой высоты можно будет делать не глубокие амбразуры, а лишь ложбины в направлении стрельбы. Для возможности же выполнения наводки надо устроить на лафете площадку на достаточной высоте, чтобы наводчик мог визировать на цель.


Таким образом, устройство орудия, его лафета подчинили прежде всего удобству устройства фортификационных сооружений (осадных батарей и в некоторой степени укрытия), а не назначению и боевым требованиям к орудию. Такая неправильная установка, конечно, привела к конструкции лафетов, хотя удовлетворившей всем поставленным требованиям, но ценою отказа от удовлетворения многих основных требований рационального конструирования артиллерийской системы с точки зрения ее боевого назначения.
Весьма и весьма примечательно, что при решении столь важного вопроса требования устройства батарей были поставлены выше требований к устройству тех орудий, для которых батареи строятся. Приходится об этом говорить потому, что такое подчинение интересов артиллерии интересам фортификации после осады Севастополя в 1854 - 1855 гг. укрепилось в практике. Фортификаторы строили крепости и другие укрепления, а артиллеристы должны были приспосабливаться к их сооружениям при разработке артиллерийских систем. Вследствие этого получалось немало уродливых артиллерийских конструкций, например: лафеты, разработанные для
осадных пушек обр. 1877 г., скрывающиеся лафеты и т. д. Нельзя обойти молчанием факт приспособления превосходно разработанных 152-мм береговых пушек Кане для установки на береговых батареях, приведший к уменьшению скорострельности из-за неудобства ее обслуживания.

Рис. 141. Высокий осадный и крепостной лафет обр. 1877 г.:
1 - станок; 2 - боевая ось; 3 - походное цапфенное,гнездо; 4 - площадка для наводчика; 5 - прицельные линейки.


Говоря таким образом, я отнюдь не отрицаю (и не могу даже этого подумать) пользы фортификационных оборонительных сооружений, но хочу провести ту мысль, что интересы артиллерии должны быть поставлены на первый план, так как орудие может и должно работать при всяких условиях местности, а не только из-за закрытий. Закрытия нужны и будут возводиться по мере возможности и наличных средств и времени. Уже поэтому закрытия не могут иметь первостепенной роли. Другое дело специальные сооружения: капониры, башни и тому подобные сооружения, или в настоящее время танки, самолеты. К орудиям, назначаемым для их вооружения, могут и должны быть предъявлены особые требования и они будут и должны учитываться конструкторами-артиллеристами, но отнюдь не в ущерб основным артиллерийским требованиям. Для пушек осадной артиллерии были разработаны Семеновым высокие осадные и крепостные лафеты обр. 1877 г. и 1878 г., известные под названием лафетов 'комитетского чертежа'.
Устройство лафета легко понять по рис. 141.
Для стрельбы орудие устанавливалось на деревянной 'настильной платформе', состоявшей из брусьев (лежней), укладывавшихся вдоль выбранного направления стрельбы (параллельно директрисе стрельбы), с прикрепленными к ним поперек досками. Платформа делалась таких размеров чтобы орудие получало угол горизонтального обстрела 30? и не могло с нее при откате скатиться. В случае необходимости получения большего угла обстрела прибавлялись доски к платформе или даже смыкали две платформы вместе.
При настилке платформы лежни располагали так, чтобы колеса лафета не приходились над ними, а были между ними. Делалось это для смягчения действия отдачи на колеса и ось, так как доски под колесами прогибались.
Для ограничения отката и самонакатывания системы назначались откатные клинья длиной 8 фт (около 21/2 м), которые на некотором расстоянии устанавливались позади колес в плоскости обода.
Установка клиньев требовала большого навыка, так как при неумелой установке, без учета всех обстоятельств, лафет мог соскочить при откате с клиньев в сторону или перекатиться через них, мог получиться слишком энергичный накат с сильным ударом по опорному поперечному брусу, укреплявшемуся впереди платформы именно для ограничения наката.
При установке клиньев надо было выбирать удаление их от колес, сообразуясь с состоянием платформы (сухая ли она, мокрая, обледенелая, покрытая песком и т. д.) и с углом возвышения (ближе к колесам при больших углах возвышения и пр.). Нужно было учитывать даже то обстоятельство, что вследствие реакции давления ведущего пояска левая цапфа нажимает на лафет, а, значит, левое колесо сильнее нажимает на платформу и больше прогибает настильную доску платформы, в результате чего левое колесо выше подпрыгивает, и что для учета этого явления надо левый клин ставить несколько ближе.
Помимо перечисленных затруднений в обращении клинья представляли большой груз - вес двух клиньев около 1/2 т (8 - 10%) веса системы без платформы).
Для возможности наводчику выполнять прямую наводку на лафете близ хобота устроена площадка. Наводчик при наводке не укрыт, так что полное укрытие всех номеров расчета все-таки не достигнуто.
Для мортир были оставлены лафеты, разработанные Семеновым и Кокориным для орудий обр. 1867 г

Рис. 142. Береговой лафет для 11-дм пушки обр. 1877 г.:
1 - станок из коробчатых станин; 2 - поворотная рама; 3 - цепной поворотный механизм; 4 - гидравлический тормоз отката (принят впоследствии); 5 - буфера, удерживаюшие станок в случае увеличенного отката.

Лафеты осадной артиллерии служили и в крепостной артиллерии. На-
ряду с ними в крепостях служили лафеты Насветевича и станки для гладкостенных мортир, описанные ранее.
Лафеты береговой артиллерии в сущности сохранили прежнее устройство. Изменения коснулись деталей устройства: станины станка коробчатые, введены автоматически действующие приспособления для постановки станка, на катки в конце отката и опускания с них на дно станка при накате с, целью торможения наката (рис. 142).

Примечания:

1. Исключение составляет 42-лн пушка обр. 1877 г., скрепленная также одним слоем колец. Батарейная пушка, также 42-лн, скреплена кожухом.


click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 22-4-2004 04:46    
,
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 22-4-2004 04:51    
Эту главу я уже выкладывал здесь. На старом месте удалил, а здесь выложил повторно, чтобы не нарушать целостности изложения книги.
click for enlarge
Laborant
posted 28-4-2004 18:51    
ГЛАВА ХХII

РАЗВИТИЕ ДАЛЬНОБОЙНОЙ АРТИЛЛЕРИИ К КОНЦУ XIX в.

 69. Применение сильно взрывчатых веществ

Первым сильно взрывчатым веществом, получившим широкое применение в артиллерии, была гремучая ртуть. Как уже было сказано, она сначала применялась в виде составной части в ударных составах, затем в чистом виде - в различного вида капсюлях и широко применяется в настоящее время для этих же целей.
Другим веществом является пироксилин, изобретенный Шенбейном в
1846 г. Еще в конце пятидесятых и начале шестидесятых годов прошлого столетия в Австрии было предложено применить пироксилин как метательное вещество, для чего в фабрикацию пироксилина введена была дополнительная операция: хлопку придавался вид нитей, затем его вываривали в поташе для очищения от жиров и уже после этого подвергали нитрации. Из пироксилина, приготовленного таким образом, по методу Ленка, изготовляли заряды в виде мотков, которые вкладывались в деревянные футляры.
Опыты оказались настолько удачными, что в Австрии в 1862 г. было решено ввести 'пироксилиновую артиллерию' (1) и уже успели заготовить материальную часть на 30 полевых батарей. Но неожиданный взрыв магазина с 2000 пд (32000 кг) пироксилина привел к заключению о ненадежности пироксилиновых зарядов и 'пироксилиновой' артиллерии, что вынудило от введения этой артиллерии отказаться.
Но отказаться от применения столь сильного вещества в военном деле
было нельзя.
В восьмидесятых годах прошлого столетия начали применять пироксилин для подрывных работ и, наконец, для снаряжения снарядов. Применение пироксилина для снаряжения снарядов представляло большие выгоды по сравнению с селитро-серо-угольным порохом. Плотность его в прессованном виде: сухого - 1,4, влажного - 1,2, а гравиметрическая плотность пороха около 1. Следовательно, при данном объеме полости снаряда пироксилина войдет в нее на 20 - 40% больше, чем пороха. Фугасное действие пироксилина раза в три больше. Таким образом, можно ожидать, что снаряды, снаряженные пироксилином, при прочих равных условиях, будут действовать в 3 - 3½ раза сильнее снарядов, снаряженных порохом.
Начинаются деятельные работы по применению пироксилина к снаряжению снарядов. К концу XIX ст. такое снаряжение было разработано: были введены фугасные пироксилиновые бомбы, а также начали применять пироксилин для снаряжения бронебойных снарядов. Для снаряжения снарядов пироксилин готовился в виде дисков определенных размеров, так рассчитанных, чтобы ими было удобно снаряжать снаряды (так называемый лекальный пироксилин).
Произведенные многочисленные опыты со снарядами, снаряженными пироксилином, подтвердили его высокие качества как взрывчатого вещества и обнаружили в то же время и некоторые недостатки.
Безоблачность взрыва затрудняла наблюдение места падения снарядов. Облако дыма получалось лишь в случае неполного взрыва (черное) или в случае попадания в преграду, способную давать окраску облаку (например кирпичные сооружения). Этот недостаток не имел впрочем особо важного значения, так как путем прибавки дымообразующих веществ легко было получить наблюдаемые разрывы снарядов. Гораздо важнее недостатки пироксилина, так сказать, служебного порядка. Пироксилин требует условий для сохранения им определенной влажности и определенных качеств, исключающих возможности разложения. Пироксилин поражается плесенью и портится грызунами. Кроме того, при понижении температуры вода в пироксилине, замерзая, расширяется и шашки пироксилина увеличиваются; при повышении же температуры замерзшая вода оттаивает, уменьшается в объеме, а пироксилин не возвращается к своим первоначальным размерам, вследствие чего шашки становятся непригодными к снаряжению.
Для предохранения от всех этих обстоятельств за пироксилином требуется тщательный уход и наблюдение, что возможно при хранении в помещениях отдельно от снарядов, а это сопряжено с риском неготовности боеприпасов при мобилизации. Поэтому, как только появились другие вещества, не имевшие всех указанных недостатков, от пироксилина для снаряжения снарядов отказались, перейдя к мелиниту, тротилу и другим веществам. Но опыт с пироксилином дал указания по выработке снарядных корпусов и взрывателей, благодаря чему облегчился переход к снаряжению снарядов новыми взрывчатыми веществами.
Снаряды, снаряженные сильно взрывчатыми веществами, разрываясь в канале орудийного ствола, разрушали его, что представляло собой большую опасность. Для уменьшения этой опасности стали применять при изготовлении орудийных стволов никелевую сталь, более тягучую. При разрыве бризантной гранаты в канале ствола из никелевой стали ствол получал раздутие, но в большинстве случаев не разрушался.
Селитро-серо-угольный порох, будучи зернистым, легко перемещался внутри оболочки снаряда, вследствие чего давление на стенки ее при выстреле было сравнительно велико. Были случаи, когда порох при выстреле спрессовывался у дна снаряда в плотную лепешку и отказывал в действии, а иногда горел, не взрываясь. Вследствие этого снаряды нельзя было делать длинными или приходилось делать в них перегородки, разделявшие разрывной заряд на части по длине, как например в снарядах 6-дм полевой мортиры. При пироксилиновом снаряжении можно было удлинять снаряды до 4 - 4½ калибров и более, если только не нарушалась устойчивость полета снаряда.

Применение сильно взрывчатых веществ резко увеличило могущество артиллерии, позволяя вес и вести успешную борьбу с самыми прочными фортификационными сооружениями, построенными из появившегося в это же время нового строительного материала - бетона.
Над применением сильно взрывчатых веществ к снаряжению снарядов у нас в рассматриваемое время работали Бабушкин, Панпушко, Максимов, Гельфрейх и др. Испытания по разработке снарядов велись на Главном артиллерийском полигоне, а по изучению их действия по различного видa сооружениям (2) - в Кронштадте и в Николаеве.
Уже было замечено, что порох постепенно усовершенствовали в видах получения большей начальной скорости снаряда при малом повышении давления. Порох усовершенствовали, применяя все более слабообожженный уголь и уменьшая содержание серы, а также придавая ему форму крупнозернистую и призматическую.
Такой порох отличался большей медленностью горения, почему приходилось стволы орудий удлинять.
Первым таким длинным орудием (длиною35 d) была 42-лн (107-мм) пушка обр. 1877 г. Однако вследствие некоторых неточностей или, лучше сказать ошибочности желаемый результат V0 = 2000 ф/сек (600 м/сек) не был достигнут. Удалось его достигнуть в 11-дм (280-мм) и 13½-дм (335-мм) пушках, длиною 35 d (обр. 1887 г., введенных в береговую артиллерию), с принятием для них призматического пороха с одним каналом, изготовленного с шоколадным/углем и почти без серы.
Введение шоколадного пороха позволило повысить баллистические данные береговых орудий обр. 1877 г. и 1867 г. В последних, впрочем, не только за счет пороха, но и за счет существенных изменений в конструкции снарядов, а именно вместо свинцовой оболочки к ним были приняты такие же ведущие части и вообще все устройство снарядов, о как и к орудиям обр. 1877 г. (Рис. 143). При заряжании такими снарядами снаряд продвигался до упора в начало нарезов пояском, а не передней частью свинцовой оболочки, как было раньше, почему зарядная камора увеличилась и можно было увеличить, без опасения повышения давления, заряд и начальную скорость. Характеристики этих орудий стали такими же, как и орудий обр. 1877 г. Скорость у тех и других поднялась до 1600 фт/сек (около 500 м/сек).

 70. Усовершенствование снарядов

К орудиям системы 1877 г., вскоре после ее введения, начали изготовлять снаряды не только из чугуна (обыкновенного, а для бронебойных - закаленного) но и из стали.
Сталь вследствие более высоких механических качеств позволяла уменьшать толщину стен корпуса, несмотря на увеличение длины снаряда и веса его снаряжения.
Вместо центрующего пояска стали делать на корпусе снаряда, в месте
соединения его цилиндрической части с оживальной формы головной частью, центрующее утолщение, которое, как показал опыт, давало центрование не менее надежно, чем центрующий поясок. Получалась выгода в упрощении изготовления и упрочении головной части снаряда,- не нужно было вытачивать желобки для пояска, сильно ослаблявшие стенки снаряда, в особенности принимая во внимание их малую толщину.
Фугасные снаряды и шрапнельные стаканы получались путем протяжки, а бронебойные - путем проковки с дальнейшими механическими и термическими приемами обработки.
Особый интерес представляет развитие бронебойных снарядов в связи с быстрым прогрессом броневого дела.
Как известно, броненосные корабли в виде плавучих батарей впервые появились под Кинбурном в 1855 г. Эти батареи имели железную броню толщиною 4 дм (100 мм). Снаряды обыкновенного чугуна раскалывались при попадании в эту броню, не причиняя ей существенных повреждений.
Введение снарядов (ядер) закаленного чугуна, а также чугунных обкованных несколько улучшило положение, но не вполне радикально. Во всяком случае, броню стали утолщать и в 1874 г. общая толщина броневого пояса достигла 24 дм (610 мм). Несмотря на переход артиллерии к стрельбе тяжелыми снарядами из закаленного чугуна успех получался незначительный, а существовавший порох с черным углем не позволял повысить начальную скорость, да и свинцовая оболочка снарядов тоже. Поэтому единственным средством, как это было и при гладкостенной артиллерии, для увеличения пробивного действия снарядов было увеличение калибров. В России дошли до 11 дм (280 мм), а в некоторых странах почти до 18 дм (точно 17,7 дм или 445 мм). Только появление пороха с бурым, а затем и шоколадным углем позволило удержаться на прежнем калибре орудий, хотя у на
с появились и 13½-дм пушки.
Вместо железных плит появляются сталежелезные плиты (3) (компаунд), затем стальные, сталеникелевые. Артиллерия вновь должна была изыскивать средства для борьбы с ними. Появляются стальные снаряды сначала литые, затем кованые, кованые и снаружи и изнутри, стальные снаряды из специальной стали, вследствие чего артиллерия берет снова перевес.
Гарвей изобретает способ получения цементированной брони, так сказать, естественного компаунда. Артиллерия отстала. Но ненадолго. Макаров предлагает снабжать бронебойные снаряды наконечниками, колпаками. Такие снаряды пробивают броню процентов на 15 - 20 более толстую.

В дальнейшем изобретение бездымного пороха дало возможность резко повысить начальную скорость и настолько уйти вперед по сравнению с прогрессом в изготовлении брони, что артиллерия не только справлялась с новой броней Круппа, но был поставлен на очередь вопрос об уменьшении калибра береговых и судовых орудий, от которых требовалось высокое пробивное действие.
Можно заметить, что прогресс бронепробивания идет как по пути увеличения веса снаряда, улучшения его устройства, так и по пути увеличения скорости и ни от одного из этих путей никоим образом нельзя отступать или отказываться.
История показывает: пока стреляли. шаровыми снарядами (а начальную их скорость нельзя было увеличить) увеличивали калибры и в период гладкостенной артиллерии доходили до калибров чудовищных (22 - 25-дм, 500 - 620-мм).
С переходом к чугунным снарядам калибры уменьшили, но необходимость борьбы с судами флота привела к новому увеличению калибров. To же наблюдаем с переходом к бездымному пороху. Было решено перейти к 10-дм калибру и даже перешли, но ненадолго.
Это дает основание настойчиво утверждать: не следует увлекаться односторонними решениями, а надо использовать все возможности для увеличения могущества и тогда действительно ничто не устоит против могучего артиллерийского выстрела.
При выборе компромиссного решения надо тщательно продумать, чему отдать предпочтение и чем поступиться. С точки зрения вопроса о бронебойном действии мне представляется, что поступаться калибром едва ли было бы правильно. Идти на малый калибр (малый вес снаряда) можно лишь при уверенности, что стрельба будет вестись на малых расстояниях и что вследствие этого можно рассчитывать на попадание не только в цель, но и в желаемую точку ее. А такой уверенности быть не может.
Нa рис. 144 представлены снаряды к орудиям 1877 г., принятые в девяностых годах прошлого столетия.

 71. Развитие трубок

Ударные трубки обр. 1874 г. для полевых орудий, описанные ранее, давали значительное число отказов (в среднем до 4%) и обладали недостатками, также указанными ранее.
Во французской трубке весьма простого устройства (рис. 141-1) все эти недостатки отсутствовали. Коробка трубки, будучи замкнутой со всех сторон и не имея отверстий, хорошо предохраняет трубку от внешних влияний. Отсутствие чек упрощает обращение с ней.
При выстреле оседающий цилиндр, оседая, распрямляет изогнутые лапки предохранителя и сцепляется с ударником. В таком взведенном положении части трубки остаются во время полета снаряда. От продвижения ударника на полете вперед он удерживается предохранительной пружиной.
При падении на преграду ударник, преодолев сопротивление предохранительной пружины, продвигается вперед и капсюль накалывается на жало.
У нас была разработана Филимоновым, как об этом уже упоминалось, очень хорошая ударная трубка обр. 1884 г. (рис. 145-2).
Все части трубки собраны в латунной коробке. При окончательном снаряжении снаряда трубка ввинчивается в головное очко снаряда. Для безопасности оседающий цилиндр с жалом удерживается на чеке. Перед заряжанием чека выдергивается, а оседающий цилиндр удерживается в своем верхнем помещении пружинным лапчатым предохранителем, опирающимся на перегородку коробки. При смещении снаряда при выстреле оседающий цилиндр по инерции отстает от движения трубки и, преодолев сопротивление лапчатого предохранителя, переходит в среднее помещение коробки трубки, причем прямые лапки предохранителя упрутся в перегородку коробки с задней ее стороны и воспрепятствуют цилиндру проскочить обратно в переднее помещение. Проскакивание это может произойти как вследствие тормозящего действия (которому цилиндр не подвергается)
силы сопротивления воздуха на снаряд, так и вследствие действия упругого удара его о перегородку. С переходом цилиндра в среднее помещение коробки расстояние между жалом цилиндра и капсюлем ударника заметно уменьшалось, благодаря чему трубка становилась более чувствительной, быстродействующей, так как для прохождения этого расстояния потребуется меньше времени.
Ударник удерживается во время полета снаряда в заднем положении предохранительной пружиной.
При встрече с преградой произойдет уменьшение скорости движения снаряда и ударник, преодолев по инерции сопротивление предохранительной пружины, наколется капсюлем ударного состава на жало оседающего цилиндра; получится луч огня, который через отверстие в дне коробки сообщится разрывному заряду снаряда.
Эта трубка основательно была продумана во всех деталях и работала очень хорошо. В ней предусмотрены различного рода предохранители и она с точки зрения оснований устройства трубок не утратила своего значения и в настоящее время.
Единственный ее недочет - наличие чеки - не вызывал особых нареканий и чеки в трубках находят себе применение и в настоящее время.
На рис. 145-3 изображена донная ударная трубка, ввинчиваемая в очко, устроенное в дне снаряда. Она устроена так же, как описанная раньше французская трубка. Для воспрепятствования пороховым газам проникнуть внутрь снаряда под головку донного винта, в который ввинчена трубка, подложено свинцовое кольцо.
Дистанционные трубки с расположением дистанционного состава в кольцах получили наиболее широкое распространение. Только французская артиллерия применяла дистанционную трубку с дистанционным составом, расположенным в канале трубки, идущем по винтовой линии.


Изменение времени горения трубок достигается либо путем обнажения дистанционного состава, заключенного в оболочку - кишку (Франция, Италия), либо путем передачи луча огня с обнаженной поверхности дистанционного состава через очко. Последний способ очень широко распространен.
Первый прием темпирования (установки трубки) невыгоден тем, что проколотая трубка не может быть переустановлена и не может быть допущена к перевозке. Раз установленную трубку непременно надо немедленно израсходовать.

Рис. 146. Дистанционные трубки.
1 - 12-сек. трубка двойного действия;
2-28-сек. трубка двойного действия,

Развитие дистанционных трубок шло по пути улучшения их действия, точности работы и сохранения ими их качеств при хранении, как и во всех других предметах материальной части артиллерии, и еще в направлении увеличения продолжительности их действия, а значит увеличения дальности разрывов.
Для увеличения продолжительности времени горения трубки некоторые видели единственное средство только в увеличении диаметра дистанционной части (4). В действительности, для этого мог бы найти применение медленно горящий дистанционный состав и расположение его в нескольких дистанционных кольцах, к чему впоследствии и пришли.
Для полевых орудий обр. 1877 г. у нас была принята 12-сек. дистанционная трубка, устройство и действие которой понятно из рис. 146-1. Для установки трубки особым ключом отвинчивают гайку, поворачивают дистанционное кольцо на требуемую установку, зажимают гайку, выдергивают чеку. Для орудий нашей осадной и крепостной артиллерии были разработаны 16-сек. и 28-сек. трубки (рис. 146-2) по такой же принципиальной схеме, но конечно отличающиеся деталями устройства. Были, между прочим, введены трубки с кишкой (по итальянскому образцу), в которых установка достигалась прорезанием кишки помощью ножа, имевшегося в трубке. Нож удаляли особым ключом. Темпирование путем прорезания кишки с дистанционным составом представляет следующие неудобства: а) при прорезании состав может обнажиться на протяжении большем, чем ширина ножа, что повлечет за собой разнообразие времен горения трубок и б) раз установленная трубка должна быть непременно выстрелена с приданной установкой, изменить установку нельзя. Но состав в кишке хорошо предохраняется от отсыревания. В это же время предлагались проекты механических дистанционных трубок, но они не дали хороших результатов, поэтому о них пока говорить не будем.

 72. Усовершенствование лафетов

Наиболее крупным новшеством в лафетах осадной, крепостной и береговой артиллерии была разработка Дурлаховым гидравлических тормозов системы 'конического канала' для ограничения длины отката системы.
Эти тормозы (их тогда называли компрессорами) были прежде всего введены для высоких осадных и крепостных лафетов обр. 1877 г. и 1878 г. Вскоре они были приняты и приспособлены к лафетам береговой артиллерии вместо боковых (скобчатых) и струнных компрессоров. В дальнейшем системы разрабатывались только с гидравлическими тормозами.
Благодаря принятию к лафетам oбp. 1877 и 1878 гг. гидравлических тормозов откат был уменьшен до 4 фт (1 300 мм), что дало возможность укоротить платформы, отказаться от длинных, тяжелых откатных клиньев, заменив их короткими 4-фт клиньями для самонакатывания системы.
Гидравлический тормоз отката передним концом прикреплялся к вертикальному штырю, в свою очередь, помощью обоймы укрепленному на среднем лежне платформы. Штырь должен быть под серединою боевой оси, чтобы колеса могли свободно поворачиваться. Задний конец тормоза (его шток) скреплялся особым сцепом с хоботом лафета.
В береговую артиллерию в 1877 г. были введены вновь 11-дм (280-мм) береговые мортиры, для которых были предложены лафеты систем Энгельгардта, Рассказова, Креля и Кокорина.
Первые три системы хотя представляли много оригинального и интересного с точки зрения развития изобретательской мысли, но на опытах обнаружили некоторые недочеты и две из них (Энгельгардта и Креля) были отвергнуты. Лафеты Рассказова хотя и были приняты, но их дальнейший заказ был прекращен и окончательно остановились на лафетах Кокорина.
Лафетов Рассказова было изготовлено всего 8 штук.
Оригинальностью их устройства является расположение поворотной рамы наклонно под углом верхних ее направляющих в 37?,5 к горизонту. Передняя часть рамы опиралась помощью катков на бетонную (каменную) тумбу, а хоботовая опиралась на опущенную относительно тумбы площадку посредством катков. В станинах станка были устроены гидравлические тормозы отката. Накатники в виде колонок пружин Бельвилля располагались сзади станин станка и упирались в эти станины передними концами, а задними концами пружины упирались в упоры на станинах поворотной рамы.
Лафет Кокорина, в общем, имеет много сходного с лафетами для 11-дм (280-мм) пушек обр. 1877 г. В нем введены изменения, обусловленные большой величиной вертикальной слагающей отдачи и эти изменения оказались настолько рациональными и практичными, что постепенно они были (конечно, не целиком, а с некоторыми изменениями, обусловленными общим устройством системы) введены и в других системах береговых и осадных орудий.
Лобовая часть поворотной рамы опирается на особый клепаный цилиндрический барабан, опирающийся на тумбу основания через посредство 'кроны' катков. Крона состоит из двух концентрических колец, между которыми на осях, направленных в центр колец, укреплено большое число катков, а не два катка, как было раньше. Благодаря введению кроны катков действие вертикальной слагающей отдачи распределяется на большое число точек опоры, поворот же совершается легко. Центр тяжести системы расположен почти над осью барабана, несколько отнесен к хоботу, вследствие чего и задние катки поворотной рамы нагружены не очень сильно, что также содействует легкости и плавности работы поворотного механизма.
Так как ось вращения в горизонтальной плоскости в этой системе расположена под лобовой частью поворотной рамы, то не было надобности в особой тумбе и стреле, как это было в предшествующих системах. Вследствие этого установка занимала меньше места и могла быть приближена к брустверу, система могла быть лучше укрыта.
Для наводчика в хоботовой части поворотной рамы устроена площадка.
Эти наиболее крупные нововведения были применены при переделке в девяностых годах прошлого столетия лафетов 9- и 11-дм пушек 1867 и 1877 гг. в 'лафеты большого вертикального обстрела', в целях повышения дальнобойности, а также и для вновь введенных 9-дм легких мортир.
В это же время были разработаны и введены на вооружение лафеты (Маркевича) для 8-дм легких пушек и мортир обр. 1877 г., в общем сходные с высокими осадными и крепостными лафетами, с тою лишь разницей, что для сбережения оси под нею была шарнирно укреплена на лафете особая рама. При выстреле колеса прогибали доски платформы и лафет опирался на раму.

 73. Скрывающиеся лафеты и установки

Мысль об укрытии орудийного расчета и материальной части от поражения занимала не только инженеров-фортификаторов, но и артиллерийских конструкторов. В этом видна тенденция придать орудиям характер и оборонительный, защитный.
Мысль эта развивалась в направлении разработки скрывающихся лафетов и скрывающихся установок еще в середине XIX в.
Под первым понимают лафеты, в которых ствол соединяется с лафетом особыми частями - рычагами. После выстрела действием отдачи рычаги поворачивались и ствол опускался, а нижние концы подымали противовес или сжимали пружины или воздух. В опущенном положении ствол удерживался каким-либо тормозным приспособлением. Орудие заряжалось и по возможности наводилось, причем орудийный расчет и орудие были укрыты высоким бруствером. После заряжания тормозное приспособление отпускалось и силою противовеса или упругостью пружины или воздуха ствол поднимался и можно было вести стрельбу поверх бруствера.
Под скрывающимися установками понимают опускание всей орудийной системы в колодезь или другое укрытие, где орудие заряжали и наводили. Для выстрела вся установка поднималась помощью механизмов, приводимых в движение людьми или паровой машиной.
Скрывающиеся установки не получили распространения. Скрывающиеся лафеты хотя и были заказаны и поступили на службу, но от них вскоре отказались.
Одним из первых скрывающихся лафетов был лафет, предложенный Монкриффом в 1858 г. Сущность его устройства следующая:
На цапфах, помещаемых в цапфенных гнездах орудийного станка обычного типа, могут качаться рычаги. На верхнем конце рычагов имеются цапфенные гнезда для - цапф ствола. Нижние концы рычагов снабжены противовесами, почти уравнивающими моменты обоих плеч рычагов. Момент противовеса в поднятом, почти вертикальном положении рычагов, больше момента ствола; вследствие этого ствол для выстрела удерживается на большой высоте. При выстреле рычаги благодаря действию отдачи вращаются назад и ствол опускается, сохраняя параллельное положение оси канала, так как казенная часть его поддерживается рамой, параллельной рычагам, могущей вращаться на цапфах станка и ствола.
В нижнем положении момент веса ствола больше.момента противове-
сов, почему ствол и остается в этом нижнем положении. После заряжания достаточно приложить к рычагам небольшое усилие и поднять орудие.
По этой идее у нас были разработаны скрывающиеся лафеты Рассказова и введены для 107- и 152-мм пушек обр. 1877 г. B этих лафетах противовесы были заменены колонками бельвиллевских пружин. Когда орудие после выстрела опустится, оно автоматически застопоривается в нижнем положении. После заряжания его расстопоривают, ствол поднимается на высоту 9 фт (около 3 м) и можно стрелять поверх 8-фт (около 2,6 м) бруствера. Основанием для рычагов служил лафет для осадных орудий обр. 1867 г.
Впоследствии механическое затормаживание орудия в нижнем положении было заменено Дурлаховым гидравлическим. Лафеты эти получили название лафетов Дурлахова.
Но как первые, так и вторые не вполне оправдали себя как с точки зрения получения должного укрытия, так и в отношении удобства и точности стрельбы с них.
Конечно, лафеты эти позволяли вести стрельбу из-за высокого бруствера, доставляя хорошее укрытие. Но во время заряжания и наводки орудия, когда ствол, опускаясь, отходит в то же время назад, орудийный расчет должен отойти от бруствера, вследствие чего угол укрытия получается почти такой же, как в работе орудийного расчета при орудиях на высоких осадных и крепостных лафетах обр. 1877 и 1878 гг., стоявших близко к внутренней крутости бруствера.
Для возможности выполнения боковой наводки были укреплены зеркала на цапфах ствола и рычагов (получался перископ).
При стрельбе и наводке лафеты оказались зыбкими, ствол на длинных
рычагах качался, обслуживание было более затруднительным, чем простых лафетов 1877 г., почему от скрывающихся лафетов у нас отказались. Да и в других странах они не получили распространения.
Скрывающиеся установки по проекту Паукера, профессора нашей Инженерной академии (умер в 1882 г.), были у нас введены в семидесятых годах прошлого столетия для 11-дм береговых пушек в Кронштадте. Сущность их устройства заключается в том, что обычная орудийная установка установлена не на каменном или брусчатом неподвижном основании, а на подвижной платформе, опущенной в колодец. В этом колодце орудие заряжается и даже может быть грубо наведено. В нужный момент орудие поднимается и из него производят выстрел. Действием отдачи орудие вновь опускается. Подъем установок облегчается противовесами. Были предложения передвигать орудия в сторону в укрытие.
В Осовце и на Березанских (1912 г.) опытах были испытаны скрывающиеся установки для 57-мм и 76-мм пушек.
Первая, разработанная Крассовским, была скрыта в нише под бруствером. При открывании дверей ниши орудие поднималось над бруствером. Вторая опускалась в трубу диаметром менее 1 м. 3а все время опытов эта установка не получила повреждений.
Не отрицая остроумия в разрешении вопросов о скрывающихся лафетах и установках, можно, однако, сомневаться в их целесообразности и практичности, а между тем усложнение обслуживания, увеличение стоимости слишком значительны. Кроме того, они (эти установки), если и имеют преимущество в укрытии, то лишь от прицельного огня. От навесного огня они не спасают, а разрывы фугасных и осколочных снарядов на них действуют губительнее.
Более надежно об укрытии, не понижая боевых качеств орудия, peшают вопрос броневые, башенные установки. Этому вопросу было много уделено внимания в конце прошлого века. В результате опытов и полемики вопрос нельзя сказать, чтобы получил окончательное, вполне определенное решение. Для береговых батарей он решается в пользу башенных установок, а в прочих (крепостных и укрепленных районах) такие установки применяются по мере возможности.
Наконец, к скрывающимся установкам некоторые (5) относят артиллерийские установки на железнодорожных платформах - железнодорожные установки. Если такое мнение в те времена, может быть, и было справедливым, то в настоящее время с ним нельзя согласиться.
Впервые железнодорожные установки появились в войну за независимость США в составе союзной армии в бою при Ричмонде (29.6.1862 г.) и именно как подвижные батареи, а не скрывающиеся. С тех пор этот вопрос неоднократно возникал, не получая определенного разрешения.
Железнодорожные установки приобрели во время войны 1914- 1918 гг. значение могучего артиллерийского кулака, обладающего огромной стратегической подвижностью. Во время первой империалистической войны такие установки перебрасывались на расстояния более тысячи километров (с французского на итальянский фронт). В рассматриваемый отрезок времени у нас была введена батарея железнодорожных 152-мм гаубиц Пенье-Кане, но по неумению оценить ее значение, после ряда перебросок ее из крепости в крепость, о ней забыли и вопрос надолго заглох.

 74. Полевые мортиры

По мере совершенствования артиллерии увеличиваются расстояния между противниками на поле боя, все чаще и чаще прибегают к устройству различных инженерных сооружений для защиты от огня противника как людей, так и материальной части. С увеличением длины фронтов и глубины боевых порядков несомненно на поле боя будут находиться в большом числе лощины, возвышенности, овраги и разного рода местные предметы, доставляющие войскам укрытие и защиту. Настильные траектории полевых пушек не всегда будут в состоянии достигать цели при указанных условиях. Вследствие этого неоднократно делались попытки ввести в полевую артиллерию орудия навесного действия. Густав Адольф, Петр I и ряд последующих полководцев применяли в полевых боях навесный огонь из мортир, правда, не в очень широком размере. Но, тем не менее, опыт указывал на многие недостатки не самого огня, а орудий - мортир, применявшихся для этого. В самом деле, мортиры того времени с их весьма примитивными станками, с необходимостью устройства платформ, мешкотными приемами стрельбы не могли удовлетворять требованиям полевых боев, где нужна быстрота маневрирования, неожиданное открытие огня и к тому же скорого. По всем этим причинам от применения в полевых боях мортир приходилось отказываться.
С переходом к нарезной артиллерии необходимость в навесном огне в полевых боях, несмотря на резкое повышение могущества снарядов, не отпала. Думали решить эту задачу стрельбою из коротких пушек, стреляя уменьшенными зарядами. Но при уменьшенных зарядах получалась малая кучность боя и действие картечных снарядов при малых скоростях было слабым вследствие малой скорости пуль. Граната же, зарываясь в землю, давала весьма слабое осколочное действие. Пушки оказывались хорошими лишь при стрельбе полным зарядом, как это и следует из их назначения.
Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг., в которой турки часто прибегали к устройству сильных и весьма искусных укреплений и закрытий, подтвердила большим числом примеров (Плевна, Горный Дубняк) настоятельную необходимость в орудиях навесного огня. Батарейные пушки не были в состоянии бороться с подобными укреплениями. Разработка полевых орудий навесного действия, удовлетворяющих требованиям применения их в маневренных боях, велась во многих странах. Но стремление итти по проторенной дорожке, а не искать новых путей для разрешения вопроса во всей полноте, заново не приводило к удовлетворительным результатам.
После произведенных опытов (в 1880 г. и позже) стрельбы по укреплениям с установленными в них болванками, на которых отчетливо выяснилось преимущество навесного огня 6-Дм (152-мм) мортиры по сравнению с батарейной пушкой, было решено у нас ввести в полевую артиллерию 6-Дм полевую мортиру со следующими данными: вес - как полевой пушки, начальная скорость 760 фт/сек. (около 230 м/сек), вес снаряда около 75 фн (30 кг).
Представленные образцы (Крупп) оказались неудовлетворительными в отношении подвижности и в особенности в отношении скорости и удобства перехода из боевого положения в походное и обратно, так как требовалась настилка платформ. За решение этой трудной задачи взялся наш артиллерийский генерал Энгельгардт А. П.
Трудность решения состояла в борьбе с действием отдачи, особенно ее вертикальной слагающей при стрельбе под большими углами возвышения. Да и горизонтальная слагающая при малых углах возвышения вызывала немало затруднений. В самом деле, при большом весе снаряда и малом весе ствола (15 - 20 снарядов) скорость отката последнего получалась очень большой, вследствие чего и откат системы получался большой. Всякие препятствия откату системы вызывали сильные прыжки, уклонения в сторону, почему восстановление первоначального положения орудия требовало много времени.
Энгельгардт со всеми этими трудностями справился и в 1885 г. у нас, впервые во всем мире, была введена в полевую артиллерию '6-дм полевая мортира'.
Для поглощения части вертикальной слагающей отдачи на ход, как на наиболее слабую часть системы, ось соединяется со станком, как это видно из рис. 147, двумя колонками буферов. При выстреле станок, опускаясь, тянет стержни, а вместе с ними и гайки с шайбами на их верхних концах. Вследствие этого буфера, надетые на стержни, сжимаются между шайбами и осью. Буфера, деформируясь, поглотят долю энергии отката и действие на ось будет ослаблено. Затем буфера восстановят свою форму и система примет первоначальный вид.

Рис. 147. 6-дм полевая мортира:
1 - станок; 2 - боевая ось; 3 - стержень; 4 - буфера; 6 - тумба

Для той же цели - уменьшения действия выстрела на ход, а также и вообще на систему,- служит тумба, шарнирно подвешенная в лобовой части станка. Внизу тумба охватывается опорой, имеющей сравнительно большую поверхность. Опора связана с тумбой так, что тумба может двигаться в ней в вертикальном направлении. Между подошвой тумбы и опорой проложены каучуковые пластины. При выстреле, лафет, опускаясь вниз, вожмет тумбу в опору и сожмет буфера.
При разжатии буферов после выстрела лафет получает толчок снизу вверх и довольно сильно подпрыгивает.
Хобот лафета имеет округленную форму и сравнительно большую опорную поверхность, почему откат встречает небольшое сопротивление. При стрельбе под большими углами возвышения откат получается небольшим, а при малых углах - большим и сопровождается прыжками, как вследствие неровностей местности, так и вследствие действия буферов.
В системе 6-дм полевой мортиры отметим еще следующие нововведения; 1) подъемный механизм в целях скорейшего приведения к углу заряжания сделан весьма быстро действующим; 2) прицел выдвигается из гнезда не вручную, что представляло неудобства, а при помощи подъемного механизма прицела; 3) прицел качающийся с поперечным уровнем для учета наклона осп цапф.
К мортире была принята бомба (граната) и шрапнель.
Бомба стальная с чугунной рифлеванной внутри для увеличения числа
осколков головкой и с перегородкой внутри для уменьшения высоты порохового столба (рис. 144-1). Разрывной заряд - 12 фн (5 кг) крупнозернистого пороха. При попадании на 1 м ниже верхнего ската бруствера бомба давала в бруствере толщиною около 4 м сквозную брешь шириною поверху около 2 м. Шрапнель вмещала 700 пуль весом около 20 г каждая. При навесной стрельбе пули шрапнели поражают болванки, установленные у внутренней крутости бруствера.
В числе возражений не только против 6-дм полевой мортиры, а вообще полевых мортир, всегда выставлялись: малая скорострельность, трудность снабжения их боеприпасами вследствие большого их веса и быстрая утомляемость по этой же причине орудийного расчета.
Трудность снабжения, хотя и не была преодолена Энгельгардтом окончательно, но значительно уменьшена разработкой передков и зарядных ящиков новой - кузовной системы, вместо применявшихся (также разработанных им) ящиков рамных систем. Благодаря этому полезная нагрузка зарядных ящиков была доведена до 50% общего их веса, вместо бывших ранее в зарядных ящиках полевых пушек 35 - 40%.
Сущность устройства этих систем зарядных ящиков заключается в следующем. В рамной системе короб с боеприпасами крепится на прочной раме из углового железа, к которой также крепятся ходовые и тяговые части. В кузовной системе короб представляет кузов достаточно прочный, к которому крепятся ходовые и тяговые части. Нечего, я думаю, и говорить, что повозки подрессорены буферами, как это было принято Энгельгардтом в зарядных ящиках обр. 1877 г. (рис. 140).
6-дм полевые мортиры принимали, несмотря на небольшую их дальнобойность (менее 4000м), участие в Русско-японской войне 1904 - 05 гг. и своим могучим снарядом, снаряжаемым уже тогда мелинитом, оказывали помощь войскам, в особенности в борьбе за населенные пункты, так как полевая артиллерия, не имея гранат, была почти бессильна даже для борьбы с такими укрытиями, как китайские фанзы.
Полевые мортиры были введены только в русской артиллерии. В других странах этот вопрос не получил окончательного решения. В Германии решили организовать подвижные отделения осадных парков, преобразованных потом в корпусную артиллерию. В эти подвижные отделения были назначены четыре 21-см мортиры и шесть 15-см гаубиц, переделанных из бронзовых 12-фн пушек приемом вставления в них стальной трубы (6).
Эти орудия мало удовлетворяли требованиям маневренности, но, во всяком случае, могли быть сравнительно скоро доставлены на участок фронта, где в них встречалась надобность.
По такому же пути как и в других отношениях вслед за Германией пошла и Австрия
Кроме того, в Германии для поражения живых закрытых целей были введены бризантные гранаты, дававшие весьма большой угол разлета осколков. Даже при стрельбе из пушек угол падения осколков нижней части снопа их достигал 70?. Но эти снаряды обладали слишком малыми плотностью снопа осколков и глубиною поражения малым числом убойных осколков, требовали очень точного положения средней точки разрывов и малого рассеивания их, так как небольшие отклонения в этих величинах сказывались резким понижением поражения.

Примечания:

1) Если артиллерийское орудие рассматривать исключительно как машину для получения энергии, то название 'пироксилиновой' вполне законно. Нами уже неоднократно подчеркивалось, что артиллерийские орудия - машины специального назначения и что назначение должно
прежде всего входить в определение или название наших орудий: 'дивизионная', 'полковая', 'противотанковая'. A род и вид источника энергии в орудии, как машине, с точки зрения названия не имеют значения.
2) Во главе комиссии, руководившей опытами, стояли инженеры-фортификаторы; почему испытывавшиеся снаряды нередко назывались 'бомбы-торпедо'.
3) Восьмидесятые годы прошлого столетия. 4) Потоцкий, Очерк современного состояния артиллерии, СПБ, 1882 г., стр. 60.
5) Нилус, История артиллерии, Отд. 2, изд. II, стр. 259
6) Такой способ переделки бронзовых и частью чугунных орудий довольно широко применялся всюду для обновления (модернизации) орудий.

click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 16-5-2004 13:02    

ГЛАВА XXIII

СТРЕЛЬБА АРТИЛЛЕРИИ

 75. Стрельба полевой артиллерии

Заряжание орудий обр. 1877 г. требовало следующих действий:
1) открывания затвора;
2) подготовки и установки трубки;
3) пробанивания канала ствола;
4) вкладывания в канал ствола снаряда и досылки его до упора в задний конус ведущим пояском, вкладывания и досылки заряда;
5) закрывания затвора;
6) прокалывания картуза заряда протравником для облегчения проникания луча огня к заряду и для прочистки запального канала от смазки и посторонних тел;
7) вставления в запальный канал вытяжной трубки.
Прицеливание требовало: 1) грубого придания направления оси канала ствола на цель с помощью правила и 2) установки прицела или квадранта. Установка прицела, вследствие расположения прицела близ казенного среза ствола, не могла быть произведена одновременно с большинством приемов заряжания, установке же квадранта заряжание не мешало.
При помощи подъемного механизма придавали угол возвышения визируя через прорезь целика и вершину мушки на цель. Для боковой наводки рукою давались условные знаки правильному.
В случае, если цель не видна наводчику (1), то приблизительно в створе орудие - цель устанавливали две вехи (два кола, две шашки). Затем, визируя обратно на вехи, устанавливали банник или третью веху на месте установки орудия и подкатывали орудие к этой последней вехе так, чтобы мушка пришлась сзади вехи. Убирали эту веху и наводили орудие по двум ранее установленным вешкам. Таким образом выполняли горизонтальную наводку. Угол возвышения в этом случае придавали по квадранту.
Так как наводка при помощи квадранта производилась медленнее, чем по прицелу, то, наведя в первый раз орудие по квадранту, производили его отмечание (2) по 'искусственной точке наводки', которую специально устанавливали (если не было на местности подходящей точки) так, чтобы в нее можно было бы навести линию прицеливания, не трогая орудия, а лишь двигая прицел и целик.

Рис. 148. Дальномер Мартюшева.

После выполнения наводки в запальный канал вставлялась вытяжная трубка (рис. 150). За ее петлю зацепляли крючок вытяжного шнура и дергая за шнур производили выстрел.
Коленчатые вытяжные трубки (рис. 150-б и в) назначались для полевой артиллерии, а прямая (рис. 150-а) для орудий осадной и крепостной, у которых запальный канал идет по оси канала.
Действие этих трубок состоит в том, что при дергании за шнур воспламенялся терочный состав (на рисунках показан черным) и зажигал зерненый порох в трубке. Луч огня передавался заряду.
Трубка, изображенная на рис. 150-б, обычно вылетала из запального канала при выстреле и отражалась особой чашкой вперед. Прямая трубка малой петлей зацеплялась за крючок на клинке и оставалась на месте. Трубка (рис. 150-в) оставалась на шнуре.
После выстрела орудие накатывали на прежнее место и при полученных установках прицела и целика наводили в ту же точку, вследствие чего орудие занимало свое положение до выстрела.
Для определения расстояний применялись дальномеры с разбивкой базы на местности, что требовало немало времени, так как обычно прибор устанавливался последовательно на обоих концах базы. Были известны и самобазные дальномеры, но они обладали малой точностью (до 4%). Также применялись дальномеры типа стадий и основанные на измерении промежутка времени между световым эффектом выстрела неприятельского орудия и улавливанием звука этого выстрела. Дальномеров было много типов и видов, но, можно сказать, все они очень мало применялись в полевой артиллерии, пользовались главным образом глазомером. В крепостной артиллерии широко пользовались дальномерами.
На рис. 148 изображена схема дальномера Мартюшева. При пользовании прибор устанавливали и одна из его труб перекрестием наводилась в цель. На продолжении оптической оси трубы, перпендикулярной к наведенной, устанавливался второй такой же прибор. База АВ постоянная для измерения расстояний до 4 000 саж. и равна 50 фт, для больших же расстояний - 100 фт.
После установки прибора в точке В его трубу наводили в ту же точку цели и, визируя в другую трубу на рейку первого прибора, прочитывали дальность.
Если база была непостоянной, то дальность могли подсчитать по формуле АС = АВ2/АД
Для наблюдения пользовались биноклями простыми, не стереоскопическими, тогда еще неизвестными.
Стрельбу вели по правилам стрельбы, основательно и полно разработанным Шкларевичем, пользуясь таблицами стрельбы.

 76. Стрельба осадной и крепостной артиллерии

Виды стрельбы сохранились те же, что и в период гладкостенной артиллерии, но со следующими изменениями. От прицельно- и навесно-рикошетной стрельбы отказались вовсе. Бреширование путем борозд было заменено сначала перекидной стрельбой (способ демолирования), а с введением фугасных снарядов, снаряженных сильно взрывчатыми веществами,- преимущественно навесной стрельбой, к чему также обязывало понижение эскарпов.

Рис. 149. Перекидной выстрел.


Для демонтирования нашел применение и навесный огонь. Вообще, с увеличением могущества снарядов, снаряженных сильно взрывчатым веществом, навесный огонь получил более широкое развитие и применение.
Для лучшего укрытия эскарпа от разрушения артиллерией его стали опускать ниже местного горизонта. Вследствие этого угол укрытия увеличился; с другой стороны, брешь-батареи уже не представлялось возможности, из-за увеличения силы и дальности огня крепостной артиллерии, устанавливать так близко от брешируемого верка, как в эпоху гладкостенной артиллерии и нельзя было поэтому рассчитывать на такую высокую точность стрельбы. Для разрушения вертикальной преграды нужно стрелять с возможно большей начальной скоростью и так, чтобы касательная к траектории в точке падения была возможно ближе к нормали к преграде. Все это приводит к необходимости стрелять наибольшим зарядом. Однако при этом траектория может оказаться слишком отлогой и снаряд при выбранной дальности упадет выше цели. Для понижения точки падения в этих условиях надо увеличить угол падения, чего можно достигнуть уменьшением начальной скорости, следовательно, уменьшением заряда. Это уменьшение заряда надо подобрать так, чтобы угол падения был не меньше угла укрытия определяемого профилем укрепления, но возможно мало отличался от этого последнего (рис. 149).
Таким образом, сущность перекидной стрельбы сводилась к подысканию для стрельбы заряда, соответственно дальности и требуемому углу падения. В целях облегчения этой работы были составлены для орудий, ведущих перекидную стрельбу, специальные таблицы 'перекидной стрельбы' для очень большого числа зарядов и с изменением дальности через 25 саж, тогда как обычно дальности менялись в таблицах стрельбы через 100 саж.
Стрельба производилась по правилам стрельбы, весьма сходным с правилами стрельбы полевой артиллерии.
Заряжание также выполнялось приемами полевой артиллерии.
Добавлялись лишь некоторые приемы, вызываемые значительным весом снарядов и зарядов.
Снаряды подносились в кокорах с ручками (рис. 150-2), кокорах-носилках, а особо тяжелые подвозились в кокорах-тележках (150-3). На время заряжания кокоры навешивались на крюки в казенной части ствола.
Для перекрывания неровностей клинового (затворного) гнезда перед заряжанием в каналы вкладывалась зарядная труба, впоследствии замененная лотком.
Наводка во многом отличалась от наводки орудий в полевой артиллерии, так как стреляли главным образом по невидимой цели.
Приведем некоторые приемы наводки орудий в осадной и крепостной артиллерии. Вертикальная наводка не представляла каких-либо особенностей; пользовались прицелом и квадрантом (рис. 151), преимущественно последним.
Боковую наводку придавали помощью линеек, укрепленных в лобовой и хоботовой частях лафета так, что они почти касались нижним ребром платформы (рис. 141). Средние деления приходились в вертикальной плоскости, проходящей через ось канала ствола. На платформе по директрисе стрельбы прочерчивалась линия. Если установить орудие так, что основные деления обеих линеек придутся над чертой, то плоскость стрельбы будет направлена по директрисе. Повернув хобот так, чтобы над чертой на платформе пришлось скомандованное деление, поворачивали орудие на требуемый угол. Однако при этом могло сместиться относительно черты основное деление передней линейки. Для учета этого смещения, если оно было в ту же сторону, куда отсчитывались деления на задней линейке, его величину прибавляли, если в обратную - вычитали.

Рис. 151. Квадрант,

Этот прием наводки не обладал достаточной точностью и не мог давать изменения углов наводки в широких пределах. Для больших углов нужно было проводить новую директрису.
В девяностых годах прошлого столетия был введен прицельный угломер, представлявший собой транспортир больших размеров (рис. 152). Для отмечания на нем требуемых углов вокруг оси в центре дуги транспортира вращалась линейка, которую можно было установить на требуемом угле и закрепить барашком. Впереди орудия в направлении директрисы стрельбы вбивался кол, на котором закреплялась обойма с базным бруском или просто 'базой'. Базный брусок мог в обойме двигаться продольно и вращаться вместе с верхней частью обоймы. Перед стрельбой 'выправляли базы', т. е. придавали им требуемое направление. Для наводки угломер линейкой, установленной на требуемый угол, прикладывался к двум шпенькам на базе, основание транспортира при этом получало некоторое направление. К этому основанию подкатывалось орудие так, чтобы укрепленные на станинах в лобовой части лафета планки коснулись основания угломера - наводка будет при этом выполнена. Деления на транспортире нанесены в градусах. Точность отсчета - 4 мин., т. е. приблизительно тысячная. Позже был введен оптический гониометр (угломер) с зеркальцем, который мог применяться способом, сходным с только что описанным, или мог для наводки устанавливаться на стволе орудия, для чего на последнем укреплялся особый рельс (рис. 153).
В первом случае впереди орудия на деревянных кольях укреплялся горизонтально рельс - база, перпендикулярно директрисе стрельбы. На верхней грани рельса выбран паз треугольного сечения.

Рис. 152. Прицельный угломер.

В лобовой части лафета имеются крючки, на которые можно повесить зеркало с помощью цапф. В гониометре и в зеркале имеются поворотные механизмы, позволяющие придавать установки зеркалу и оптической трубе гониометра. Цена делений 4 мин., число делений 5400, основное 2700.
Если гониометр и зеркало установлены на основные деления и гониометр установлен пятками в паз рельса и удерживается вертикально, что определяется по шаровому уровню, гониометра, а зеркало висит вертикально, то, передвигая гониометр по рельсу и поворачивая систему орудия, можно добиться того, что вертикальный штрих трубы гониометра будет служить продолжением изображения белой черты щитика трубы в зеркале (рис. 154). Когда совпадение достигнуто, то ось канала ствола направлена по директрисе, перпендикулярно рельсу.
Изменив установку зеркала, получим изменение направления отражения белой черты гониометра (рис. 154-2). Чтобы добиться ее совпадения с вертикальным штрихом перекрестия трубы гониометра придется поворачивать орудие (рис. 154-3). В этом и состоит боковая наводка орудия в данном случае.

Рис. 153, 1 - гониометр; 2 - зеркало к гониометру.

При установке гониометра на рельсе, укрепленном на стволе, наводку производят, как и всяким другим угломером, меняя установки трубы и наводя ее в точку наводки.
В крепостной артиллерии для возможности сосредоточения огня нескольких батарей по одной цели применялся планшет, разграфленный на квадраты. Квадраты занумерованы и установки прицельных приспособлений для стрельбы по целям, находящимся в каком-либо квадрате, определены для каждой батареи заблаговременно. Батареи, могущие вести огонь по данному квадрату, записаны. Этот метод стрельбы называется 'стрельба по планам местности'.
Положение цели определялось путем засечки из двух или трех наблюдательных пунктов. Наблюдатели снабжались 'наблюдательными треугольниками', представляющими дуговой сектор с алидадой, вращающейся вокруг оси в центре дуги сектора (рис. 155).

Рис. 154. Наводка при помощи гониометра:
1 - исходное положение; 2 - поворот зеркала; 3 - положение наведенного орудия.

На дуге укреплена шкала, а на конце алидады - указатель. На алидаде имеются визирные приспособления, визированием через которые алидаду наводят в желаемую точку и по дуге, обращенной к наблюдателю, прочитывают показание, Точность отсчетов 4 мин., как и в других приборах. Наблюдательные пункты связываются телефоном.
Получив засечку и определив номер квадрата, направляют в него огонь требуемого числа орудий или батарей.
Стрельбу вели обычно с двумя наблюдателями, по общеизвестным правилам.
Кроме наблюдательных треугольников в осадной и крепостной артиллерии применялись зрительные трубы большой и малой силы и, конечно, бинокли.

 77. Стрельба береговой артиллерии

Береговая артиллерия до Великой Октябрьской социалистической революции включалась в состав сухопутных вооруженных сил и разработка материальной части ее, методов стрельбы и боевого применения всецело находилось в ведении сухопутного артиллерийского ведомства. Поэтому здесь уделяется место и этим вопросам.
В эпоху гладкостенной артиллерии и в начальный период нарезной стрельба по кораблям флота велась прямой наводкой без учета каких-либо поправок. Это было допустимо, так как дальности стрельбы были невелики, корабли становились для боя на якори. Такой прием стрельбы давал довольно хорошие результаты.
С увеличением дальности стрельбы и с применением кораблями маневрирования перед береговыми батареями, и притом с большими скоростями, ограничиться столь простыми приемами стрельбы стало невозможно, так как не удавалось получить осязательных результатов. Дальности и направления быстро менялись и менялись не только от выстрела к выстрелу, но и за время полета снаряда. Необходимо было все это учитывать. Это привело к необходимости вести стрельбу при помощи дальномеров. У нас появились дальномеры Петрушевского в конце шестидесятых годов прошлого столетия и Прищепенко (1886 г.).
Вероятность попадания в корабль была небольшой, почему для получения попадания нужно было сделать большое число выстрелов и одновременно, так как при разновременной стрельбе условия будут для каждого выстрела слишком резко разниться между собою. Для повышения успеха стрельбы Петрушевским был разработан 'метод сосредоточенной стрельбы береговой артиллерии при помощи индикатора Петрушевского'. Сущность этого метода сходна с методом стрельбы сухопутной и крепостной артиллерии 'по планам местности'.
На концах базы устанавливаются приборы (рис. 156): 1) на одном конце планшет с двумя линейками: визирной и засекающей, могущими вращаться вокруг вертикальных осей, укрепленных на концах базы, отложенной в некотором масштабе; 2) на другом конце планшет с визирной линейкой, вращающейся вокруг оси, изображающей этот конец базы. При наводке в выбранную точку на цели с обоих концов базы получается засечка и координаты цели (номер квадрата) передаются тем батареям, которые могут направить огонь в эту цель.
Сообщение между концами базы телефонное.
Необходимые поправки вводились при помощи таблиц стрельбы, в соответствии с дальностью стрельбы (временем полета), скоростью и направлением движения цели и направлением и скоростью ветра. Направление и скорость движения цели определялись путем определения положения ее в двух точках через заданный промежуток времени (например, 10 сек.) и проложением по этим точкам на планшете курса корабля. Направление и скорость ветра определялись обычными приемами и при помощи метеорологических приборов.
Дальномер Прищепенко относится к типу вертикальнобазных дальномеров. Оптическая труба дальномера может вращаться вокруг вертикальной оси для измерения углов в горизонтальной плоскости и вокруг горизонтальных цапф для измерения углов в вертикальной плоскости. Последнее вращение достигается перемещением помощью винта клина, на который посредством ролика опирается основание трубы.
Поверхности клина придано такое очертание, что при перемещении клина в угол наклона трубы вводятся поправки на сферичность поверхности моря и средняя поправка на рефракцию светового луча.


Изменение уровня моря (величины базы) учитывается тем, что шкалы дальностей для разных уровней моря нанесены на цилиндре и поворотом последнего можно в прорезь прибора поставить соответствующую шкалу.
Точность измерения зависит от величины базы и не превосходит 1 % дальности.
В дальнейшем прием сосредоточенной стрельбы береговых батарей был усовершенствован нашим артиллеристом Шмид-фон-дер-Лауницем в восьмидесятых - девяностых годах прошлого столетия. Были разработаны два метода стрельбы: 'по дистанции' и 'по времени'. Все данные для стрельбы и в том и другом способе определялись с помощью горизонтальнобазного дальномера, разработанного этим же артиллеристом (рис. 158 изображает прибор основного пункта, на другом конце базы - прибор без засекающей линейки).
По показаниям дальномеров определялся путь корабля и на его пути намечалась точка, в которую цель придет через заданный промежуток времени. Батареи, введя все поправки для получения попаданий в эту точку - 'точку встречи', ждут лишь момента для выстрела. Момент для выстрела в первом способе определяется моментом достижения целью некоторой дистанции, выбранной на пути корабля с таким расчетом, что снаряды, выстреленные в момент ее достижения кораблем, и корабль сойдутся в намеченной точке - 'точке встречи'.
При втором способе момент выстрела выбирается на столько раньше, чтобы опять-таки получить падения снарядов в 'точку встречи' в то
время, когда туда придет и цель.
Боевой опыт показывает, что войска переносят довольно большие потери, не теряя боевой устойчивости, если эти потери причиняются им в течение длительного промежутка времени, и быстро ее теряют, если даже сравнительно небольшие потери причиняются в короткий промежуток времени.

Рис. 158. Дальномер Лауница (один из приборов).

Опыт как в отношении войск, так и сооружений дает еще и такое указание: разрушение, причиняемое одновременно попадающими снарядами, гораздо больше, чем разрушение, причиняемое тем же числом снарядов, но разновременно попадающими.
Исходя из этого наш артиллерист Де-Шариер разработал весьма остроумный прибор - дальномер, дававший возможность сосредоточить на данной цели огонь очень большого числа батарей и произвести не залп, а выстрелы из них с таким расчетом, чтобы снаряды падали у цели одновременно. Эффект такой стрельбы на опытах мирного времени был поразителен. Этот прибор, однако, по крайней сложности его 'настройки' распространения не получил. Собственно, способы стрельбы 'по дистанции' и 'по времени' решают эту задачу гораздо проще. Недостатком последних способов является телефонная связь, связывающая на каждом наблюдаемом пункте и батарее одновременно 3 - 4 пары телефонистов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Система артиллерии впервые получает название не по техническому признаку, а по тактическому. Это весьма показательно: указывается направление дальнейшего развития, дается не только правильное название системы, но и основание к названию орудий и их частей.
В самом деле, вместо названий орудий только лишь по калибру в титул орудия вводятся дополнительные определения боевого тактического характера: 'полевая легкая' или просто 'легкая' пушка, 'батарейная'
пушка, 'высокий осадный и крепостной лафет. и т. п. (3).
Стволы всех орудий скрепленные, с нарезкой прогрессивной крутизны.
Все элементы артиллерийских систем получают дальнейшее усовершенствование.
Снаряды начинают изготовлять из стали, увеличивая их длину и придавая более заостренную (оживальную) форму головной части. Вес разрывного заряда увеличивается. Для снаряжения применяются, наряду с селитро-серо-угольным порохом, сильно взрывчатые вещества. Вырабатывается шрапнель.
Лафеты всех видов начинают снабжать некоторыми противооткатными
приспособлениями (от очень небольших сошников в полевой артиллерии до гидравлических тормозов отката, в других видах артиллерии).
Разрабатываются скрывающиеся лафеты, скрывающиеся броневые установки и подвижные броневые системы для мелкокалиберной артиллерии.
Довольно широкое развитие получают различного рода вспомогательные приборы и приспособления: краны, подъемы, лебедки, переносные и перекладные железные дороги. Намечается механизация артиллерии.
В особенности крупный шаг вперед отмечается в развитии приборов для стрельбы: дальномеров, угломеров, планшетов, индикаторных приборов, биноклей, труб и т. д.
Для ведения стрельбы разработаны хорошие 'Правила стрельбы'. Стрельба по невидимой цели получает широкое развитие на теоретических основаниях. Навесный огонь находит более широкое применение. При стрельбе учитывают отступления от нормальных, табличных условий.


Примечания:

1) Позиции выбирались открытые. Однако могло случиться что одному или нескольким орудиям цель не была видна (закрыта каким-либо местным предметом). При отходе же от орудия назад или вперед она становилась видной и створную линию можно было провесить.
2) Этот термин введен значительно позднее, после введения угломера в начале текущего столетия. 3) Мне представляется весьма важным называть вещи по их назначению, а не по каким-то побочным, случайным признакам. Тогда у нас не было бы ничего незначащих и непонятных названий, вроде: 'инерционный предохранитель', 'контрпредохранитель' или, даже, наконец 'блямба'. Я уже указывал на необходимость установления названия термина в соответствии с назначением, а не по каким-то случайным признакам.




click for enlarge
click for enlarge

click for enlarge

Laborant
posted 16-5-2004 13:05    
.
click for enlarge

click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
1870Russia
posted 26-6-2004 03:20    
Ни у кого нет каких-нибудь данных по бронепробиваемости орудий поколения 1860/70-х?
Слоняра
posted 26-6-2004 17:09    
Например

'11-дм пушка обр. 1867г. бронебойным снарядом со свинцовой оболочкой с малой дистанции могла пробить 305-мм броню. Это было подтверждено на стрельбах по борту английского броненосца на полигоне.
При стрельбе из 11-дм пушки обр.1867г. бронебойными снарядами с медными поясками бронепробиваемость возросла до 360мм у дула и 280мм на дистанции 2 км. Соответственно 11-дм пушки обр.1977г пробивали у дула броню 420 мм, а 280-мм броню на дистанции 5 км.'

'6-дм пушка обр.1877г
Стальная сплошная бомба
Дист, м, __ у дула___1067___2134___3200
Угол 90___190______150____127____112
Угол 75___168______132____112____99.'

Echo
posted 26-6-2004 20:01    
quote:
Originally posted by Слоняра:
При стрельбе из 11-дм пушки обр.1867г. бронебойными снарядами с медными поясками бронепробиваемость возросла до 360мм у дула и 280мм на дистанции 2 км. Соответственно 11-дм пушки обр.1977г пробивали у дула броню 420 мм, а 280-мм броню на дистанции 5 км.

Тип брони не указывается ? И как тогда мерили , принципы видать , сильно от нынешних отличались . Судя по цифрам - стреляли по железной броне ? Вроде французы так считали - стреляли по железной броне , а потом коэффициентами получали требуемые цифры по стали и т.д.

Student
posted 27-6-2004 02:06    
Стеляли при принятии обеих систем по железной броне. Стале-железный компаунд, "гарвеевская броня", появились немного позднее. Крупповская броня. т. е. монолитная с цементированным наружным слоем, появилась еще позднее (ближе к середине 80-х, насколько помню). Причем прогресс брони вызван именно повсеместным принятием нарезной артиллерии - лет пятнадцать-двадцать, с Севастопольских времен, железную броню ядра упорно не брали (чего стоит поединок "Меримака" и "Монитора" в гражданскую войну в США - стреляли, а потопить или серьезно повредить друг друга не смогли - кратковременная победа "щита" над "мечем").
А вот на долю орудий обр. 1877 года выпало все - и железо, и компаунд, и крупповская броня. Но это было немного потом.
Кстати, в 1868-м году на Волковом Поле стреляли из 11 дм. пушки Круппа по собранному специально отсеку "Геркулеса" с броней в 9 дм (229 мм). Снаряд с 640 метров пробил броню, 12 дм тиковую подкладку, "рубашку" в дюйм (железо), брус из дерева 9 дм, и улетел в поле. Деформации снаряда не было.
По стали было скромнее, конечно же.
1870Russia
posted 27-6-2004 16:37    
То что надо, огромное спасибо.

Это я делаю калькулятор тогдашних пушек (для военно-исторических игр), может выйдет более-менее толково. Кому интересно - моё мыло:
serger@i.com.ua

Student
posted 28-6-2004 02:19    
Вкратце и без претензии на полноту по видам судовой брони. (вся 'цыфирь' из http://abakus.narod.ru/varyag/chem/sily.htm )
Железная броня. Простое котельное железо, примененное для обшивки корпуса. Удовлетворительная стойкость против ядер и снарядов малого калибра или с небольшой скоростью полета. К 80-90 гг. девятнадцатого века вышла из употребления.
Стале-железная броня по крайней мере в 2-2.5 раза менее стойка по сравнению с крупповской, но на 25 % превосходит железную броню. Представляет слоистую конструкцию - внешняя сторона сталь (нелегированная), внутренняя - железо, не допускавшее раскола стальной плиты и разлета осколков брони при отколах. Последнее применение имела на старых кораблях в русско-японскую войну. Неспособна противостоять современным снарядам.
Гарвеевская слабее крупповской в 1.25 раза. Фактически представляет собой первую удачную попытку создания специальной монолитной брони. В составе присадки никеля и хрома. Не цементированная. Уступает более позднему изобретению - крупповской 'цементированной броне'.
Крупповская броня из легированной стали, термообработка внешнего слоя - 'цементирование'. Таким образом лицевая сторона твердая, имеет высокую сопротивляемость, однако и большую хрупкость. Изнаночная сторона, более мягкая, играет роль 'подушки', подобно железу в компаунде. Однако засчет монолитности и лучшего качества имеет гораздо большую стойкость.
Я по флоту скорее любитель, чем эксперт. А по броненосным судам читайте тут http://li-k.narod.ru/brb.htm Сорри, я уже слегка в оффтоп ушел.
Кстати, господа модераторы, убедительная просьба: 'поделить' топик на большее кол-во страничек - любая из трех грузится ну о-о-очень долго!
С уважением, Студент

  всего страниц: 4 :  1  2  3  4 

новая тема
следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Артиллерия
  История материальной части артиллерии ( 3 )
guns.ru home