Guns.ru Talks
  Артиллерия
  История материальной части артиллерии ( 2 )
тема закрыта

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 4 :  1  2  3  4 
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   История материальной части артиллерии    (просмотров: 23417)
 версия для печати
Laborant
posted 16-1-2004 09:07    
еще картинки к 10 главе


click for enlarge
click for enlarge

 

 
Laborant
posted 16-1-2004 09:11    
снова картинки к 10 главе
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 16-1-2004 09:15    
и напоследок
click for enlarge
Laborant
posted 21-1-2004 10:36    
ГЛАВА XI


БОЕВЫЕ ПРИПАСЫ ГЛАДКОСТЕННОЙ АРТИЛЛЕРИИ


 29. Порох и заряды


Вначале порох готовился в виде порошка (мякоти) из измельченных селитры, серы и угля. Применение порошкообразного пороха представляло немало затруднений: а) при зачерпывании заряда шуфлою и подноске его к орудию часть пороха терялась; б) порох рассыпался при движении шуфлы по каналу ствола (в случае заряжания с дула); в) при перевозке и без того недостаточная однородность состава нарушалась, так как вещества, вследствие тряски, распределялись по удельному весу. Применение отдельных камор заряжания устраняло в известной степени некоторые из этих неудобств.
Замечательным усовершенствованием в изготовлении пороха является придание ему комковатого строения (в начале XV в.). Это способствовало большему однообразию зарядов и качеств пороха и уменьшало его потерю.
Но порох, благодаря малому содержанию селитры и сравнительно большому количеству серы, был слаб. Только для орудий малого калибра и для заполнения запальных (затравочных) каналов изготовляли более сильный порох с большим содержанием селитры. Затравочный порох применялся в виде мякоти, а впоследствии - в виде мелких зерен.
Одна из рукописей первой половины XV в. дает интересные данные
о порохе того времени (1).
Порох составлялся из четырех, пяти, шести частей (56 - 66%) селитры, двух частей (28 - 22%) серы и одной части (16 - 12%) угля. Уголь добывался обжиганием в пекарных печах сосны или липы без сучьев. Составные части измельчались деревянными пестами, а затем
пороховую массу сжимали в комья в небольших сосудах и сушили. Далее комья размалывали на мелкие кусочки.
В рукописи высказываются такие утверждения:
'Сила пороха происходит от жара серы и холода селитры, которые терпеть не могут друг друга'. 'Не огонь, а пар гонит камень из орудия', '2 фн пороха в комьях действуют сильнее, чем 3 фн мякоти'.
С разработкой ручного оружия перешли к зерненому пороху, так как заряжание его порохом в виде мякоти и комков представляло большие неудобства. Зерненый порох получался из комков более плотного строения. Кусочкам этих комков, получающимся их раздроблением, придавали более однообразную форму и величину.
В XVII в. уже повсеместно применяется зерненый порох. Вследствие большей силы зерненого пороха боевой заряд уменьшается и вместо зарядов равных весу ядра берут заряд около 1/3 q.
В это же время начинают применять кое-где картузы для зарядов, но преимущественно для заряжания пользуются шуфлой. Картузы постепенно находят все более и более широкое применение и в XVIII в., можно сказать, всюду и ко всем орудиям заряды помещаются в картузах. Применение картузов привело к некоторому повышению однообразия выстрелов и к увеличению скорострельности. Впрочем, против последней было много возражений, так как, увеличивался расход пороха. Требовалось стрелять не скоро, но 'цельно' - хорошо, точно прицелено.
В одном приказе Суворов требовал: 'Артиллеристам быть приученным к скорострельной стрельбе, но в действии сие только служит для проворного заряжения. На неприятеля пальбу производить весьма цельно, реже и не понапрасну, дабы зарядов всегда много оставалось. Отнюдь не расстреляться и не привесть себя в опасность' (2).
С начала XIX в. до введения нарезной артиллерии применялся для всех орудий один сорт пороха - 'артиллерийский', с размером зерен неправильной формы около 21/2 мм.
Для ружей был принят сначала мушкетный порох, а потом специально
ружейный, более мелкий (1/2 - 1 мм).

 30. Средства сообщения огня зарядам

В первых, по их изобретении, орудиях сообщение огня заряду производилось помощью металлического прута, накаленного на жаровне или костре. Накаленный конец прута подкосился к затравочному каналу. При стрельбе из мортир разрывными снарядами прут (или впоследствии фитиль) сначала подносился к трубке бомбы, а затем - к затравочному каналу; такой прием стрельбы назывался стрельбой 'двойным огнем'.
Для удобства обращения фитиль укреплялся в особой железной оправке. Последняя укреплялась на длинном древке, так что сообщающий огонь заряду не мог быть задет откатывающейся назад системой орудия. Принадлежность, которой пользовались для укрепления фитиля и сообщения огня, называлось жагрою или пальником. Во второй половине XVII в. фитиль был заменен 'палительными свечами'. Палительные свечи представляли собою трубки из плотной бумаги, наполненные горючим составом. Они имели то преимущество перед фитилем, что менее подвергались затуханию и более надежно сообщали огонь. Но они были сравнительно дороги. В дальнейшем для сообщения огня стали во второй половине XVIII в. применять 'скорострельные трубки'. Последние изготовлялись либо из тростника, либо из гусиных перьев, наполненных пороховым составом.
На верхней части трубки делалась чашечка, наполнявшаяся также мякотью. Для предохранения мякоти от отсыревания концы трубки заклеивались бумагой. Трубка вставлялась для производства выстрела в затравочный канал ствола. Огонь трубке сообщался попрежнему фитилем или палительной свечой.
В ХVIII в. применялись скорострельные металлические трубки. При Лихтенштейне (вторая половина XVIII в.) в Австрии были введены металлические трубки с бронзовой дробинкой. При действии трубки дробинка пробивала картуз заряда, чем обеспечивалось более надежное сообщение огня и устранялся прием 'протравливания', т. е. предварительного прокалывания картуза заряда проволочным прутом для облегчения воспламенения заряда.
В середине XIX в. появились вытяжные трубки с фрикционными (терочными) и ударными составами, имеющиеся и по настоящее время на вооружении для некоторых орудий.

 31. Снаряды

Ядрами называются сплошные шаровые снаряды из какого-либо материала: камня, свинца, железа, чугуна, зажигательной массы и т. п.
После введения нарезной артиллерии это название сохранилось для сплошных снарядов орудий небольших калибров (37-мм).
Сначала для орудий малого калибра применялись железные и свинцовые ядра, для более крупных - каменные. При назначении последних для действия по стенам их скрепляли железными обручами. Иногда каменные ядра обливали свинцом в видах придания им более правильной формы, увеличения веса, а также для сбережения поверхности канала ствола.
С широким распространением в начале ХV в. чугунного литья ядра начали готовить из этого материала отливкой. Ядра же из других материалов выходят из употребления. Для усиления действия ядер вели стрельбу калеными ядрами, доводя нагрев до темновишневого цвета. Известны случаи применения каленых каменных ядер в конце XIV в.
Стрельба калеными ядрами на Руси стала впервые известна около середины ХVI в. В 1578 г. Иван Грозный писал Стефану Баторию: 'наши послы едут к тебе с мирным словом, а ты жжешь Луки калеными ядрами изобретением новым бесчеловечным' (3).
Таким образом, каленые ядра помимо действия, свойственного вообще ядрам, отличались и зажигательным действием. Хорошо было действие каленых ядер по судам флота. Сожжение и уничтожение Нахимовым турецкого флота в Синопе 18.9.1853 г. в известной мере может быть приписано действию каленых ядер, книпелей, но преимущественно взрывам.
По мере распространения снаряжаемых снарядов ядра постепенно утрачивали свое значение. Однако, с появлением в середине прошлого века бронированных судов, против брони которых разрывные снаряды были почти недействительны, пришлось прибегнуть к ядрам из закаленного чугуна. Они применялись при обороне Севастополя в 1854 - 1855 гг.
Зажигательные снаряды появляются почти одновременно с зарождением артиллерии вообще (невробаллистической). Уже в XIV в. известно применение специальных зажигательных снарядов в огнестрельных орудиях - зажигательных ядер. Они были весьма разнообразного устройства. Основной частью их служило ядро зажигательного или светящего состава, уложенного в какую-либо оболочку: мешок, плотную сетку, обмотку из веревок или, наконец, металлические каркасы.
Зажигательный состав изготовлялся из селитры и серы, с прибавкою для связи пакли, шерсти и смолы, Для облегчения и надежности зажжения состава в нем высверливались луночки, заполняемые порохом и закрываемые потом, для предохранения от отсыревания, пластырем.
Форму зажигательные снаряды имели разнообразную: шаровую, эллипсоидальную, цилиндрическую или фонаря (рис. 61).
К зажигательным снарядам относятся и каленые ядра.
Бросались зажигательные снаряды из орудий (преимущественно мортир) луками и даже вручную.
Для того, чтобы противник не мог подойти и потушить снаряд, внутрь
ядра вставлялись куски металлических трубок калибра ружейных стволов, заряженные. пулями и зарядами пороха. Эти 'теремки', как их называли, производили время от времени выстрелы.

Светящие снаряды имели сходное устройство с зажигательными снарядами и даже снаряжались тем же составом, но без связующих веществ, а с прибавлением антимония или соединений мышьяка 'для яркости света'.
С появлением полых снарядов, отлитых из чугуна, появился и новый вид зажигательных снарядов. Они состояли из чугунной оболочки, снабженной отверстиями, через которые снаряд заполнялся зажигательным составом. При горении состава внутри снаряда получалось повышенное давление, вследствие чего из отверстий вылетали струи огня, более надежно зажигавшие. Такие снаряды, называвшиеся брандкугелями, было трудно погасить.
На рис. 61 показаны снаряды зажигательного и светящего действия. В середине прошлого века был предложен генералом русской службы
Рейнталем светящий снаряд сходный с ? 2. Такие снаряды применяли
в Севастопольской кампании и даже при обороне Порт-Артура, бросая их из 1/2-пд мортир. На верхнем поддоне снаряда делалось шаровой формы углубление, в которое вкладывалась и скреплялась с каркасом 3-фн гранатка, так что снаряд давал и картечное действие.
Для поражения живой силы противника орудие вслед за зарядом заряжалось камнями ('каменная картечь') или кусочками металла, гвоздями ('ежовый выстрел'). В таком виде представляется нам прародительница картечи. Для стрельбы назначались особые орудия - камнеметы, но стреляли 'картечью' и из других орудий - мортир и гаубиц.
В дальнейшем начинают изготовлять картечь из пуль свинцовых, железных, помещая их в мешки с деревянным поддоном и оплетая веревками ('вязанная картечь'); такая картечь имела вид 'виноградной кисти' или 'еловой шишки' (рис. 62).
Картечь применялась преимущественно в крепостных боях. В полевой
войне ее применение было крайне редко, Во время Испано-нидерландской войны (1568 - 1600 гг.) уже применялась картечь со свинцовыми пулями. Во время Тридцатилетней войны (1618 - 1648 гг.) картечь нашла широкое применение и в полевых боях и даже стала главным снарядом артиллерии. К этому времени она была значительно усовершенствована. Мушкетные пули помещались в деревянных или жестяных оболочках. К ним привязывался заряд в картузе; получалось нечто вроде унитарного патрона, заряжание ускорилось. Картуз заряда изготовлялся из бумаги, полотна, пергамента. Последний материал считался наиболее удовлетворительным, так как не горел, легко выбрасывался при выстреле из канала ствола, не прилипая к стенкам. В XVII же веке появляется гранатная картечь. В первой половине XIX в. она была введена на вооружение, главным образом, для мортир больших калибров.
Совершенствуясь, картечь постепенно приняла современный вид металлической оболочки, с металлическими поддонами. В оболочку (жестянку) укладывались пули.

Вопрос о наивыгоднейших пулях как по материалу, так и по размерам, подвергся специальному изучению. Опыт показал, что свинцовые пули
сильно деформируются и даже слипаются при выстреле и не рикошетируют, почему дальность картечного огня невелика. Чугунные пули не имели этих недостатков, но иногда раскалывались и портили стенки стволов. Железные пули выгоднее чугунных, но их трудно изготовлять путем ковки. В начале XIX в. с введением металлических поддонов и деревянных шпиглей, уменьшавших раскалывание чугунных пуль, были приняты чугунные пули и дальность картечного огня возросла до 300 саж. (около 650 м).
Опыты также показали, что каждому калибру пуль отвечает своя наивыгоднейшая дальность наилучшего поражения. Это привело к разработке нескольких типов картечи для данного орудия. Но это разнообразие представило большое неудобство как в производстве стрельбы, так и в снабжении боеприпасами, почему остановились лишь на двух типах: дальней картечи - с пулями весом 40 золотников (около 160 г) и ближней - 10 золотников (40 г), причем для некоторых орудий ограничились лишь одним типом.
Из мортир стреляли навесной картечью (жестянка не имела верхней
крышки и заполнялась пулями после того, как была вложена в канал мортиры) и настильной обычного устройства. В качестве навесной картечи пользовались каменной картечью, представлявшей собой плетеную открытую корзину с полушарным деревянным дном, заполняемую камнями после вложения в канал мортиры.
Пули в картечах обычно пересыпались сухими опилками.
Картечь была принята для всех орудий, даже берегового вооружения для действия по высаживающимся войскам и шлюпкам.
В конце прошлого столетия пули картечей полевой артиллерии изготовлялись из цинка.
Разрывные снаряды появляются в глубокой древности в виде горшков и кувшинов, которые бросались вручите в противника. Кроме кувшинов применялись ручные гранаты, изготовляемые из металлов (железа, меди). В светящих снарядах, применявшихся в первых огнестрельных орудиях, устраивались теремки или включались гранаткп, что тоже можно рассматривать как начало разрывных снарядов.
Командир крепости Жемапп в Нидерландах предложил железную гpaнату, которую подвергли испытанию в 1603 г. в Антверпене. Однако опыты эти не дали положительных результатов, так как трубки (4) были несовершенны и за отсутствием знаний не умели подойти к разрешению этого вопроса.
Впервые разрывные снаряды были применены в бою французами при осаде города Ламот в 1634 г.
Разрывные снаряды получают широкое распространение лишь и концу
XVII в.
Прежде всего их приняли для мортир, где получается малое давление пороховых газов и не возникает больших опасений разбития снаряда при выстреле, а затем - и для гаубиц. С улучшением чугунного литья разрывные снаряды применяют в конце ХVIII в. и для пушек.
По принятой в то время терминологии разрывные снаряды весом до пуда назывались гранатами, а более пуда - бомбами.
Эти снаряды получались отливкой из чугуна с внутренней полостью концентричной наружной поверхности и очком для трубки. Толщина стен делалась в 1/6 - 1/8 d. Раньше делалось утолщение стенок снаряда на части, противоположной очку. Этим утолщением думали достигнуть прочности стенок в той части их, на которую действуют газы боевого заряда, и возможности увеличения боевых зарядов и начальных скоростей, а так же предполагалось, что снаряды будут падать на землю этой утолщенной частью и тем будет устранено затухание трубок. При заряжании такими снарядами, как и вообще всеми разрывными снарядами, снаряд досылался в канал трубкой вперед, а утолщенной частью стен - к заряду. Однако такое устройство снарядов не оправдало ожидаемых выгод и от них отказались. Снаряды с эксцентрическим положением внутренней полости относительно наружной поверхности, напротив, нашли применение, о чем будет сказано дальше. Вес гранат при толщине стен в 1/6 d был приблизительно равен 2/3 веса ядра.
Предлагались гранаты с рифлеваной внутренней поверхностью для разрыва стенок гранаты на более правильные осколки. Но это предложение не получило распространения, хотя представляется вполне целесообразным. Эта мысль была впоследствии осуществлена в бомбах для 6-дм полевой мортиры в восьмидесятых годах прошлого столетия.
Для облегчения обращения со снарядами, в особенности больших калибров, в них делались ушки. В пушечных снарядах эти ушки были утоплены ниже наружной поверхности, чтобы не мешать заряжанию и свободному движению снаряда по каналу; в мортирных снарядах ушки отливались заодно с корпусом снаряда и возвышались над поверхностью снаряда, что при малой длине каналов мортир не представляло неудобств и не вызывало никаких опасений.
Для того, чтобы при заряжании снаряд не лёг трубкой к заряду, что могло вызвать разрыв снаряда в канале орудия, к снаряду прикрепляли либо шпигли из дерева или папки, либо веревочные венки. При заряжании орудия снаряд вкладывался в канал стороною со шпиглем или венком.
Гранаты снаряжались артиллерийским порохом. Перед наполнением порохом предварительно через очко вливали растопленную смолу в корпус и старались ею покрыть ровным слоем всю внутреннюю поверхность его. Делали это с целью закрыть раковины, трещины, которые могли оказаться в стенках корпуса, и тем предохранить разрывной заряд от преждевременного воспламенения и от отсыревания (5). При насыпании разрывного заряда им не заполняли всей пустоты корпуса снаряда как для так и потому, что предполагали получить большее число осколков при более легком разрыве снаряда. Часто вместе с разрывным зарядом в бомбы помещали куски зажигательного состава.
Гранаты и бомбы, как уже было сказано, находили применение и для
действия по судам флота.

Рис. 63. Гранаты и бомбы:
1 - граната для мортир; 2 - для пушек; 3 - картечная граната; 4 - бомба на бомбоносе ;5- ручная граната.

Гранаты небольших калибров применялись для стрельбы из орудий больших калибров, преимущественно 2- и 5-пд мортир, для чего гранаты укладывали в несколько рядов в особую оболочку из жести. Трубки всех гранат соединялись стопинами. При выстреле стопины сообщали огонь трубкам гранаток и, они разрывались на полете или при падении. Действие таких 'гранатных картечей' было очень хорошим (рис. 62-5, стр. 107).
Кроме гранат, назначенных для стрельбы из орудий, были ручные гранаты 3-фн калибра (рис, 63-5). Перед бросанием сначала поджигали трубку, что, однако, было далеко небезопасным. С распространением в пятидесятых годах прошлого столетия терочных составов к ручным гранатам были введены браслеты с длинной петлей. Карабин петли сцеплялся с ушками терочного приспособления гранаты. При бросании последней петля вытягивалась и терка выдергивалась, Метание требовало искусства и навыка.

рис 64. 1 - книпель и 2 - цепное ядро.
Рис..65. Картечные гранаты:
1 - обыкновенная, 2 - Боксера.

Корабли парусного деревянного флота представляли, как цели, довольно слабое сопротивление; в особенности легко уязвимы были паруса, мачты, реи и множество канатов, служивших растяжками для мачт, для подъема и спуска парусов и т. п. Между тем, ядра в бортах кораблей делали круглые пробоины, сравнительно легко 'запластыриваемые'; канаты, паруса от ядер страдали мало; мачты при непосредственном попадании в них могли быть повалены, что являлось серьезным повреждением, но прямые попадания в мачты имели случайный характер.
Все эти недостатки ядер пытались устранить принятием снарядов длинных, захватывающих большие участки цели, делающих в бортах большие 'рваные' пробоины, которые трудно запластырить. Такими снарядами явились книпели и цепные ядра (рис. 64). Эти снаряды конечно могли причинять кораблям серьезные повреждения, но полет их был крайне неправилен и потому ими можно было действовать лишь на небольших расстояниях.
В 1803 г. офицер английской службы Шрапнель предложил снаряжать гранатные корпуса мушкетными пулями и тем положил начало снарядам, получившим весьма широкое распространение. Снаряды были разработаны и получили название 'картечных гранат' (рис. 65). Эти снаряды снабжались дистанционными трубками. Первые опыты были произведены в 1803 г., а первое боевое применение картечные гранаты (шрапнели) нашли в Веймарском сражении в 1808 г. Их применению и действию была приписана победа англичан над французами.

Рис. 66. Ракеты:
1 - боевая ракета; 2 - светящая ракета; 3 - станок для спуска ракет; 4 - стрелы ракеты по рукописи конца XIII в.

Название 'шрапнель' вместо 'картечной гранаты' снаряд получил
лишь с введением нарезной артиллерии.
Действие картечных гранат до разработки хороших дистанционных трубок было довольно слабым, чем и объясняется медленное их распространение. Наибольших успехов в этом отношении достигли в Швеции и Норвегии. Некоторые даже указывают, что впервые мысль о снаряжении гpaнат пулями возникла в этих государствах ранее чем в Англии, а именно в 1800 г. (6).
Для снаряжения картечных гранат применялись мушкетные пули, помещаемые в корпус гранаты вместе с порохом. Картечные гранаты снабжались трубками деревянными, прирезаемыми заблаговременно на дистанции 800, 1000 и 1200 шагов. Снаряды с каждой установкой трубки возились в особых ящиках, имевших каждый особую окраску.
В тридцатых годах прошлого столетия велись успешные опыты по разработке и шрапнели и трубки к ней. Довольно удачно разрешил эту задачу английский артиллерист Боксер. Разработанная им картечная граната изображена на рис. 65-2. Как видно, пули отделены от разрывного заряда перегородкой. Для насыпания пуль в корпусе снаряда сделано специальное отверстие. Стенки корпуса для более надежного его разрыва слабым зарядом снабжены желобками. Пули из сплава четырех частей свинца и одной части сурьмы (твердый свинец).
Картечная граната, введенная в России в 1840 г., представляла корпус обычной гранаты, наполненный обычными ружейными пулями и порохом. После заполнения корпуса в очко впрессовывалась папковая втулка с очком для свинцовой дистанционной трубки. Втулка необходима была для уменьшения размеров трубки, уменьшить же размер очка было нельзя, так как в него не проходили бы пули при снаряжении снаряда. Стенки близ очка утолщались для более надежного укрепления трубки. Картечные гранаты снабжались шпигелями.

 32. Ракеты

Ракеты (рис. 66) были известны в глубокой древности, но их применение было сравнительно ограничено, а с введением огнестрельного оружия оно и вовсе прекратилось.
В конце ХVIII в. при завоевании Индии англичане сильно терпели от индийских ракет, которыми между прочим были взорваны 4 зарядных ящика. Это побудило англичан установить у себя производство боевых ракет.
Конгрев ввел усовершенствования:
а) укрепление хвостов по направлению оси ракет,
б) укрепление в ракетах ядер и гранат,
в) устройство специально зажигательных ракет и
г) увеличение дальности до 1000р саж. (2 200 м) вместо 200 саж.
В 1809 г. англичане выпустили по Копенгагену около 40000 зажигательных ракет, до 6000 с гранатами и около 5000 с ядрами. С этих пор применение в боях ракет возрастает и возрастает их дальность полета. Так в Севастопольскую кампанию французы достигли дальности полета ракет даже до 3500 саж. (около 8000 м). Боевые ракеты широко применялись русской армией в Кавказских войнах. Впоследствии для боевого применения сохранились светящие и сигнальные ракеты.
Длинные хвосты ракет представляли неудобство при обращении с ними и увеличивали вес, поэтому производились многочисленные и даже удачные опыты с бесхвостовыми ракетами со стабилизаторами и ракетами, вращающимися благодаря выпуску газов по наклонным каналам. Однако эти ракеты не были приняты.
В настоящее время реактивный принцип, на котором основывалось устройство ракет, широко используется для движения снарядов, спускаемых с особых станков; Реактивные снаряды привлекают все большее внимание и быстро совершенствуются.

 33. Трубки

Трубками в артиллерии называют приборы для своевременного взрыва разрывного заряда в снаряде.
Первые по времени применения трубки изготовлялись из древесных пород, не дающих трещин, или, по крайней мере, трудно растрескивающихся (рис. 67). Они имели наружную поверхность слабо выраженной конической формы с цилиндрическим каналом по оси. В толстом конце трубки выделывалась чашечка, которая, как и осевой канал, заполнялась медленно горящим составом мякоти; кроме того, в чашечку укладывались стопины.
Перед заряжанием от тонкого конца трубки отрезали часть соотвественно дистанции - трубка 'прирезывалась' и вставлялась в очко снаряда (были, однако, трубки, прирезанные заблаговременно).

Рис. 67. Трубки:
1 - деревянная трубка; 2 - трубка Боксера.
Так как состав горел недостаточно правильно, а 'прирезание' было неточным, то разрывы редко получались на требуемом расстоянии.
В трубке Боксера эти недостатки были устранены только частично
В ней было проделано три продольных канала. Осевой канал заполнялся
дистанционным составом, а боковые - порохом. Выходной, наружный конец последних каналов закрывался пробкой из глины для устранения возможности воспламенения пороха газами боевого заряда. Боковые каналы сообщались с наружной поверхностью трубки поперечными каналами. Они тоже заполнялись порохом и закупоривались глиной. Каждое отверстие боковых каналов обозначалось цифрой, указывающей продолжительность горения дистанционного состава от начала его горения до данного поперечного канала. Перед заряжанием требуемая пробка высверливалась особым прибором, которым также просверливалась перегородка между данным боковым каналом и осевым. После этого трубка вдавливалась в очко снаряда. При выстреле газами боевого заряда зажигалась заготовка в чашечке, зажигался дистанционный состав и, когда огонь доходил до просверленного бокового отверстия, воспламенялся порох в боковом канале и луч огня передавался разрывному заряду.
Эти трубки оказались настолько удовлетворительными, что с небольшими изменениями они служили и по введении нарезной артиллерии. Изменения эти состояли в введении ударника, капсюля ударного состава и предохранительной чеки.
Эта схема устройства дистанционной трубки сохраняется и в настоящее время. Прием установки трубки (темпирования) путем прокалывания сохраняется и теперь во Франции.

Примечания:

1. Нилус, История артиллерии, отд. 1, стр. 53 и следующие.
2. Осипов, Суворов, стр. 94.
3. Бранденбург, Каталог, ч. I, стр. 74
4. Приспособления для своевременного разрыва снаряда.
5. С введением в начале текущего столетия корпусов чугунных и из сталистого чугуна в дне их делается углубление, в которое запрессовывается пластинка красной меди. Назначение её то же, что и покрытие смолою внутренней поверхности гранат.
6. Онисим Михайлов в своем 'Уставе ратных и пушечных дел' в ст. 364 говорит о снаряжении снарядов порохом и 'грановитым железным дробом' по горсти дроба на фунт пороха. Так что едва ли справедливо приписывать честь изобретения картечных гранат Шрапнелю или шведам и норвежцам.

Laborant
posted 21-1-2004 10:37    
Глава 11. Картинки
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 21-1-2004 10:40    
ещё
click for enlarge
Mower_man
posted 21-1-2004 12:13    
поясните момент - запальные трубки в разрывных снарядах поджигались ДО выстрела (двойной огонь) или поджигались от метательного заряда?

И как были сделаны пыжи, отделяющие ядро от заряда (из чего) или их вообще небыло?

Laborant
posted 22-1-2004 18:50    
А кто ж его знает, как эти трубки пожигались.
Лично я думаю, что при стрельбе из мортир должны были стрелять двойным огнём (ствол короткий - мала вероятность, что трубка успеет зажечься от пороховых газов, а поджечь вручную удобно, опять же из за короткого ствола), а пушки, гаубицы, единороги стреляли так.
Остальное см. ниже...
Laborant
posted 22-1-2004 18:51    

ГЛАВА ХII


СТРЕЛЬБА ГЛАДКОСТЕННОИ АРТИЛЛЕРИИ


 34. Заряжание орудий


Орудия до конца XV в. не имели заранее приготовленных зарядов. При заряжании с казны заряд насыпался в отдельную камору и в камору затем вставлялась деревянная пробка. В орудиях, заряжаемых с дула, заряд отмеривался шуфлою (рис. 68-3) и на ней досылался до дна канала, Затем шуфла поворачивалась на 180? и слегка встряхивалась, чтобы высыпался из нее весь порох. Для получения должной величины заряда это повторялось несколько раз. По некоторым указаниям заряд в длинных бескаморных орудиях Должен занимать по длине канала 3 калибра. Заряд прибивался прибойником до тех пор, пока не показывался из запального канала. Затем досылалась деревянная втулка длиною в 1 калибр. Снаряд свободно вкатывался в канал
ствола или. его досылали прибойником и зазоры между снарядом и каналом забивались навощенной или смоленой веревкой при помощи деревянных клиньев.
При заряжании калеными ядрами вслед за зарядом досылался пыж из дерева или тряпок, а потом пыжи из мокрых тряпок, дерна и затем уже ядро. Зазоры не забивались веревками из опасения, что за время этой работы может произойти выстрел.
При заряжании градом (кусками камня, железа) на деревянную втулку накладывались камни, которые иногда разделялись на слои глиняными пыжами.
Вскоре в эти приемы заряжания были внесены изменения, а именно, канал орудия предварительно пробанивался банником (рис. 68-1), колодка которого была покрыта овчиною. Затем досылали шуфлою первую часть заряда, прибивали прибойником, затем досылали следующие порции заряда. Дославши пыж, пробанивали орудие, чтобы снять порох, который мог просыпаться на стенки канала и не был собран пыжом, и затем уже досылали снаряд, обернутый промасленными тряпками и паклей.
Заряжание требовало много длительных, мешкотных операций, а потому, скорострельность была очень небольшой. Имеются указания, что из крупных орудий во время осад едва успевали сделать 4 выстрела в день.
Однако это указание не полно, быть может по ходу дела и не требовалось чаще стрелять.
С XV в. заряды помещаются в картузах из какой-либо ткани (1), бумаги или пергамента.
С применением картузов отпали некоторые действия по заряжанию орудий (прибивание зарядов, досылка втулок, пробанивание после этого канала), что конечно повлекло за собой значительное увеличение скорострельности. Но именно это обстоятельство - увеличение скорострельности - приводило к возвращению к старым приемам заряжании шуфлою, чтобы уменьшить расход пороха и 'втуне не изнуряти' его. Прибавились приемы опудривания трубок мякотью из мякотницы и прокалывание заряда протравником для более легкого зажжения заряда.
В остальном приемы заряжания сохранились, как описано, до введения
нарезной артиллерии.
Картуз из бумаги изготовлялся так: бумагу наматывали на оправку- болван цилиндрической формы и склеивали. После просушки снимали и приклеивали дно. В готовую гильзу насыпали заряд, вкладывали паклю и затем шпигель. В выемку шпигеля вкладывали снаряд и привязывали его к гильзе. Картузы из материи проклеивались специальным клеем для предохранения пороха от отсыревания.

 35. Принадлежность

В связи с заряжанием орудий и их разряжанием применялась следубщая принадлежность (рис. 68).
Банники сначала с овчинной щеткой, а с начала XIX в.- щетинной. На другом конце банника укреплялась деревянная колодка прибойника для досылки снарядов (рис. 68-1). В орудиях больших калибров прибойник представлял отдельный предмет. Это особенно было нужно в том случае, когда банник снабжался ручкой на конце древка для того, чтобы им можно было действовать, стоя не перед дулом, а несколько в стороне. При случайном взрыве банящий номер мог потерять руку, а не лишиться жизни, как это могло быть при баннике без особой ручки.

Рис. 68. Принадлежность
1 - овчинные банники с прибойниками; 2-банник с прибойнком в виде цепа; 3-шуфла; 4 -птичий язык; 5 протравники; 6 - пальник; 7 - скребок.
При банении полагалось закрывать пальцем запальный канал для скорейшего и более надежного потухания остатков тлеющего картуза. Для предохранения пальца от ожогов на него надевали кожаный напальник. Для снимания нагара, налипавшего на стенки канала и не удаленного при банении, применялся скребок.


Рис. 70. Наводка мортир.

На рис. 68 видны предметы принадлежности:
а) для заряжания - банники, прибойники, шуфла и протравник,
б) для сообщения огня - протравник и пальник;
в) для чистки канала - банник и скребок;
г) для разряжания орудия - птичий язык.
Для прицеливания орудий служили прицелы в вице прямых брусков с делениями в линиях и мушка. Линия прицеливания располагалась в плоскости, перпендикулярной оси цапф и проходящей через ось канала ствола. Наверху стебля прицела укреплялся щиток либо с прорезью либо с небольшой дырочкой для визирования через них на вершину мушки.
Делались прицелы либо навесные, качающиеся (по предложению Кабанова), либо закреплявшиеся на стволе (по предложению Бестужева -- см. рис. 52). Последние были проще в обращении (устранялись приемы по навеске и сниманию их с орудия).
Для рикошетной и навесной стрельбы имелись специальные длинные складные прицелы. Последние состояли из сдвижных планок.
Применялись и квадранты с отвесом и с уровнем (рис. 69).
Наводка пушек, гаубиц, единорогов исключительно прямая.
Для стрельбы из мортир применялась наводка и по невидимой цели. Выполнялась она следующим образом. На бруствере батареи в створе орудие - цель устанавливались тонкие колья или шомполы (рис. 70). Затем сзади орудия устанавливалась тренога с отвесом, для устранения качания которого его гиря опускалась в ведро или в баклагу с водой. Нить отвеса устанавливали в створе шомполов и, наконец, передвигая мортиру, приводили нанесенную на стволе ее белую линию в створ отвес - задний шомпол. Угол возвышения придавали либо квадрантом либо поворотом подушки подъемного механизма. Последняя представляла призму многогранного сечения, причем грани составляли с горизонтом углы соответственно: одна 30?, другая 45? и третья 60?; прочие грани не имели определенного угла наклона. На грань с требуемым углом наклона опускалась дульная часть мортиры и тем самым ей был придан надлежащий угол возвышения.

 36. Производство стрельбы

Стрельба полевой артиллерии производилась исключительно прямой наводкой ядрами, гранатами и картечными гранатами. На близкие дистанции, менее 250 саж. (500 м), стреляли картечью.
Ядра, рикошетируя, наносили поражения не только в месте первого падения, но и в местах последующих падений, почему ими выгодно было стрелять по глубоким компактным построениям противника - каре, вход войск или выход из дефиле.
Гранаты применялись для действия по более тонким строям, по войскам в укрытиях, для действия по артиллерии.
Картечь - для самообороны, для действия по атакующему противнику. Пока картечь давала поражения на расстояниях больших, чем действительный ружейный огонь, она находила широкое применение. С середины прошлого века ружейный огонь наносил уже серьезные поражения с расстояний 300 и даже 400 саж. (600 - 850 м), почему применение картечи сокращается.
При выходе из боя применяли стрельбу на отвозе. Орудие в боевом положении привязывалось к передку при помощи длинного каната (метров 10 - 12) и, таким образом, медленно двигалось. На ходу его заряжали и, по готовности и в подходящее время, стреляли.
Позволю себе привести пример стрельбы с отвозом.
В сражении под Аустерлицем 20.II.1805 г. наша артиллерия отступала, отстреливаясь на отвозах. У орудия, которым командовал подпоручик Демидов, лопнул отвоз, орудие остановилось. Залпом вражеской пехоты весь орудийный расчет был выведен из строя. Демидов выхватил шпагу и с этим оружием пытался защищать доверенное ему орудие. Подъехавший к этому месту Наполеон спас храбреца от неминуемой смерти - от окруживших Демидова французов.
Этот пример, хотя мало дает в смысле иллюстрации способа стрельбы с отвозом, который и так ясен, но он ярко блещет героизмом артиллеристов, что, думается, здесь вполне уместен.
Боевые опыты показывают, что наблюдался следующий прием отражения атак даже кавалерийских. Батарея лихо выносится вперед навстречу атакующему, быстро поворачивает кругом, снимается с передков и немедленно в упор производит залп картечью. Этот прием отражения атаки обычно сопровождался успехом.
В том же бою под Аустерлицем преображенцы и семеновцы вынуждены были отступать. На помощь им подоспели части гвардейской кавалерии с конной ротой полковника Костенецкого. Рота открыла скорый огонь, а кавалерия понеслась в атаку. Противник был опрокинут, но наши части натолкнулись на батальон французской пехоты в полной боевой готовности, который не замедлил открыть сильный ружейный огонь. В эту критическую минуту Костенецкий выделяет 4 орудия под командой капитана Козена, которые незамедлительно вынеслись вперед и, подскакав к вражескому батальону настолько 'близко, что были видны лица неприятеля',
сделали пять выстрелов картечью. Французский батальон был разгромлен, а конница довершила его окончательное поражение.
Наконец, известен такой случай отражения кавалерийской атаки артиллерией, имевший место в Бородинском бою. Одна наша батарея была атакована польскими уланами. Батарея расстреляла все боеприпасы но не растерялась. Атака была отбита, но врукопашную. Оружием служили банники и прочая принадлежность. Случившийся здесь доблестный генерал Костенецкий, отличавшийся огромною силою и богатырским ростом, тоже кинулся в атаку и обломал в этой схватке два банника. Рассказывают, что на основании этого Костенецкий просил Александра I впредь снабжать конные артиллерийские роты железными банниками, на что Александр I ответил: 'железные банники у меня могут быть, но откуда взять Костенецких, чтобы владеть ими'.
Действия под крепостями во многих войнах имели преобладающее значение. В XIV - XVI столетиях войны почти исключительно велись за овладение замками, городами, которые все были укреплены.
С течением времени увеличивающаяся сила артиллерии, с одной стороны, а с другой - увеличение площадей, занимаемых городами, и малое значение большинства из них в политическом и военном отношении привели к тому, что укреплять стали лишь некоторые города. В таких городах устраивались крепости, возводившиеся по всем правилам военно-инженерной науки.
Обычно в каждой крепости устраивалась центральная ограда - цитадель - с более или менее широкою системою фортификационных сооружений. В плане цитадель имела вид многоугольника. Линии, соединяющие две соседние вершины многоугольника, составляли линию полигона. На линии полигона возводились укрепленные фронты, имевшие следующие начертания: бастионный фронт, полигональный, кремальерный и тенальный.
В профили укрепления имели следующее начертание: вал из земли, ров, крутость которого поддерживались обычно кирпичными стенками толщиною 8 - 10 фут (21/2 - 3 м). Ближайшая к валу стенка называлась эскарпом, другая контрэскарпом. Впереди контрэскарпа располагались: прикрытый путь, банкет для стрелков и бруствер, называвшийся гласисом. Гласис подводился под огонь защитников главного вала. За бруствером последнего располагалась на насыпях-барбетах артиллерия, а на банкетах - стрелки. За главным валом проходила военная дорога и, наконец, размещалась внутренняя часть цитадели, на которой сосредоточивались склады, казармы, жилые дома и пр. Под валом устраивались казармы для гарнизона, защищенные кирпичными сводами и толщею земли вала.
Бастионный фронт (рис..71-1) давал впереди лежащей местности хорошую перекрестную оборону как артиллерийскую, так и стрелковую. Для того, чтобы движение противника по направлению равноделящей исходящего угла бастиона было небезопасным (так как по этому направлению - направлению капитали (2) - могло стрелять, собственно говоря, одно орудие, установленное в этом углу, бастиона) впереди куртины устраивались оборонительные сооружения (равелины), которые либо охватывались общим гласисом со всею цитаделью либо выносились за него и имели свой собственный гласис.
Полигональный фронт (рис. 71-2), такого же профиля как и бастионный, почти совпадал с линией полигона, составляя обычно тупой угол, обращенный вершиною к центру цитадели.
При угле более остром получался тенальный фронт (рис. 71-3).
Кремальерный фронт (рис. 71-4) тоже почти совпадал с линией полигона, но имел несколько небольших изломов линии. Эти изломы и фланки бастионного фронта и особые постройки в углу полигонального фронта или под фланками назначались для установки на них, или в особых в них прочных сооружениях - казематах, орудий для продольного обстреливания рвов, чтобы сделать переход через ров невозможным или весьма затруднительным.
При таком характере устройства крепостей артиллерия осаждающего должна была решать следующие задачи в общей системе атаки крепости.
1. Производство общего обстрела центра крепости с целью уничтожения складов, распространения пожаров, морального воздействия на жителей и гарнизон. Такое общее обстреливание называется бомбардированием. Цель, подвергаемая бомбардированию, имеет большие размеры и так как
всякий падающий внутри крепости снаряд в известной степени выполняет свое назначение, то для бомбардирования следует назначать орудия особенно дальнобойные, хотя бы и не очень большого могущества. В период гладкостенной артиллерии наиболее дальнобойными были мортиры, так как пушкам по слабости деревянных лафетов нельзя было придавать больших углов возвышения. Для бомбардирования назначались 2-пд и 5-пд мортиры. Снаряды этих мортир, падая на сооружения, разрушали даже самые прочные из них, и, кроме того, обладали зажигательным и картечным действием. Наряду с ними могли бомбардировать и 24-фн и даже 12-фи пушки при наибольшем заряде.
Бомбардирование нередко вызывало падение крепости, в особенности если в ней население было многочисленным.

Рис. 71. Крепостные фронты:
1 - бастионный; 2 - полигональный; 3 - тенальный; 4 - кремальерный

2. Если бомбардирование не приводило к желаемым результатам, то приступали к уничтожению вооружения крепости, вели артиллерийскую борьбу. Стрельба по артиллерии производилась непосредственно по орудиям, видимым либо поверх бруствера (банка) или в амбразуре, либо анфиладным огнем (вдоль вала). В последнем случае рекомендовалось вести навесно-рикошетную стрельбу (рис. 72-1). Стрельба по сбиванию орудий называлась демонтированием. Таким образом, демонтирование могло быть, фронтальным, анфиладным и навесно-рикошетным.
Выполнение последнего вида демонтирования требовало подбора заряда и угла возвышения, отвечающих расположению цели и виду укреплений поэтому оно требовало большого искусства.
3. Наиболее решительным действием против крепости был штурм.
Суворов предпочитал штурм другим видам действий против крепости (блокада, бомбардирование и постепенная или правильная атака), но штурм должен быть весьма тщательно подготовлен, произведен внезапно и одновременно во многих местах. В случае неудачи штурмующие войска несут огромные потери в весьма короткий промежуток времени, что сильно понижает дух войск. Действие артиллерии при штурме сходно с действиями полевой артиллерии.
4. При ведении постепенной или 'правильной атаки' войска осаждавшего постепенно приближаются к крепостным веркам. Во время этого сближения артиллерия разрушает казармы, казематы, уничтожает артиллерию и живую силу, отражает вылазки из крепости.
Наконец, все-таки для взятия крепости приходится прибегать к штурму. Задачей артиллерии при подготовке штурма является разрушение эскарпа и контрэскарпа для образования в них бреши и удобного прохода внутрь крепостной ограды и уничтожения фланговой обороны рвов.
5. Для разрушения эскарпа производят стрельбу, называемую брешированием. Батареи бреширования обыкновенно располагались на гласисе - 'батареи венчания гласиса', т. е. на расстоянии от брешируемой стены около 100 м. На таком расстоянии даже орудия гладкостенной артиллерии могли вести весьма точный огонь - класть снаряд к снаряду. Поэтому, по предложению известного французского артиллериста Пиобера, для бреширования применялся 'способ проделывания борозд', заключавшийся в том, что проделывали сначала сплошную сквозную пробоину в эскарпе горизонтально на высоте около 1/3 от дна рва, длинною метров 20. Если стена не обваливалась после этого, то от концов борозды делали две вертикальных борозды, идя снизу вверх. По обрушении стены, если она не разламывалась на сравнительно небольшие куски, ее разбивали выстрелами, а земляную насыпь сбивали снарядами, чтобы засыпать обломки стены. По получении бреши (3) осыпавшаяся стена и земля частью закрывали обстрел орудий, фланкирующих ров. Но тем не менее уничтожение фланговой обороны было необходимо. Оно достигалось анфиладным огнем вдоль рва по амбразурам фланкирующих ров орудий. Если расположить анфиладные батареи не удавалось, фланговая оборона рвов уничтожалась стрельбой 'а бриколь', - стреляли по эскарпу с таким расчетом, чтобы снаряд, рикошетируя, попадал в амбразуру фланкирующей ров постройки.
Стрельба крепостной артиллерии сводилась к демонтированию, уничтожению саперных работ атаки и ее живой силы.

Рис. 72. Стрельба артиллерии:
навесно-рикошетное демонтирование (сверху) и бреширование.

Береговая артиллерия организовалась в виде ряда батарей с таким расчетом, чтобы по кораблям, атакующим крепость, можно было сосредоточить огонь возможно большего числа орудий. На вооружение назначались 24-фн, 60-фн и бомбические пушки, карронады и мортиры.
Стрельба производилась прямой наводкой. Так как корабли, действуя по крепости, становились чаще всего на якорь, то стрельба из орудий береговых батарей не представляла больших затруднений и сопровождалась обычно успехом.
В случае высокого расположения батарей корабли подходили очень близко к берегу и стрельба по ним становилась невозможной, так как станки большей частью не допускали стрельбы при углах склонения. Выход был найден в устройстве особых станков для 'склонительной стрельбы'.

Примечания:

1. Но от картузов часто отказывались и возвращались к отмериванию зарядов шуфлою.
2. На рис. 71-1 эти равноделящие - капитали ограничивают рисунок справа и слева.
3. Получение бреши в крепостном валу считалось настолько значительным событием, что комендант имел право после этого сдать крепость.

Laborant
posted 22-1-2004 18:52    
картинки к главе 12
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 27-1-2004 04:52    
ГЛАВА ХIII


РУЧНОЕ ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ


 37. Мушкеты


Среди первых огнестрельных орудий имеются образцы весьма малого калибра и небольшого веса, из которых могли вести огонь, удерживая оружие в руках. Так можно объяснить появление ручного огнестрельного оружия. Успешное применение такого оружия привело к необходимости его усовершенствования как с точки зрения увеличения его действительности, так и удобства обслуживания и вооружения им возможно большего числа бойцов.
Стволы малого калибра вследствие низкого развития техники вначале заряжались не с казны, а с дула.
Прототипом такого устройства могли послужить модфа и отдельные каморы заряжания.
Вскоре к этим стволам приспосабливают ложу.
Заряжание оружия малого калибра представляло некоторые трудности. Поэтому при отливке бронзовых стволов для облегчения заряжания стали делать стволы с коническими каналами и большим основанием у дула.
Оружие обслуживали два человека: один являлся как бы станком для оружия и наводчиком, а другой сообщал огонь заряду. Для уменьшения
действия отдачи на стрелка к стволу прикреплялся крюк, которым оружие зацеплялось за какой-нибудь предмет.
Эти первые виды ручного оружия назывались аркебузами и ручными
кулевринами.
Действие такого оружия было слабо, почему наряду с ним применяли не только луки, превосходившие их по силе и скорострельности, но даже и пращи. Кроме того, первые образцы ручного огнестрельного оружия давали, часто осечки, а в дождливую погоду из них нельзя было вести огонь, так как затравка, будучи расположена вверху, заливалась каплями дождя.
Работы над усовершенствованием ручного оружия быстро устранили эти недостатки: начали делать затравку сбоку, приделали для помещения затравки из пороха полку, сделали над полкой крышку и, наконец, в конце XV в. был изобретен фитильный замок. Так появилось первое довольно совершенное ручное оружие, получившее название мушкет (рис.73).
Фитильный замок позволял обходиться без помощника, сообщавшего огонь в аркебузах. Этот замок состоял из курка (рычага), между губками которого укреплялся кусок тлеющего фитиля. Курок удерживался до момента выстрела во взведенном положении. Для производства выстрела курок спускали и тлеющий фитиль падал на затравку.
Мушкеты начала ХVIв. имели следующие данные: калибр 21,6 мм, вес оружия 8,2 - 10,2 кг, вес пули около 50 г, оружие снабжалось фитильным замком.
Вес оружия, как видно, был велик, поэтому для поддержания его в положении для выстрела служила особая подставка с вилкой. Для уменьшения действия отдачи на стрелка последний снабжался кожаной подушкой, которая носилась на правом плече. Для обслуживания мушкетов выбирались наиболее сильные люди, так как по весу и силе отдачи не всякий мог обращаться с мушкетами.

Рис. 73. Мушкетер с мушкетом:
1 - курок с фитилем; 2 - подставка; 3 - перевязь с зарядами
в коробочках (берендейках); 4 - мешочек с пулями; 5 - мешо-
чек (натруска) с затравочным порохом.

К мушкетам для досылки заряда и пули полагались деревянные шомполы (у сержантов - железные, на случай застревания пули в канале мушкета). Мушкетеры имели перевязь, носившуюся через левое плечо. К этой перевязи подвешивались заряды в особых коробочках (берендейках), в одной из коробочек помещался затравочный порох и мешочек с пулями.
Наряду с этим тяжелым оружием в начале XVI в. начинают применяться пистолеты, также с фитильными замками.
Фитильные замки (рис. 74-1) обладали большими недостатками: а) держать фитиль постоянно тлеющим было небезопасно, так как это могло служить причиной неожиданного воспламенения затравки и выстрела;

б) в дождливое время происходили частые осечки и фитиль мог даже и не зажигаться; в) стрельба была малоскорострельной, так как из опасения неожиданного выстрела зажженный фитиль закрепляли в курке лишь после подготовки мушкета к выстрелу; г) фитиль после выстрела нужно было гасить.
Значительным усовершенствованием мушкетов явилось изобретение, в 1520 г. в Нюренберге немецкого или колесцового замка (1).
В сущности устройство колесцовых замков (рис. 74-2) сходно с кремневыми зажигалками, распространившимися в последнее время. Стальное колесцо с насечкой по его ободу заводится, закручивая спиральную (часовую) пружину. Удерживается оно на взводе шпеньком, западающим в вырез на нем.
После завода пружины на затравочную полку насыпается затравка пороха и на колесцо опускается курок, в губках которого зажат кремень. Курок посредством пружины нажимает кремень на колесцо. Для производства выстрела спусковым крючком отодвигали шпенек, часовая пружина приводила колесцо в быстрое вращение и оно высекало искры из кремня.
Этот замок был значительно совершеннее фитильного, но был сложен, требовал тщательной выделки, почему он был дорог и поэтому медленно распространялся (2).

 38. Ружье и нарезные карабины

Как сказано, мушкеты, вследствие их большого веса и большой отдачи, не могли быть приняты для вооружения всех бойцов. Поэтому часть пехоты была вооружена мушкетами (мушкетеры), а часть пиками (пикинеры).
В начале XVII в. в видах возможности вооружения всех бойцов огнестрельным оружием Густав Адольф уменьшил калибр мушкетов до 17,8 мм (7 лн), вес до 5 кг, вес пули до 25,6 г и в этом виде мушкеты стали называть ружьями. К ружьям были приняты железные шомполы и своего рода патроны, в которых пуля и заряд соединялись в одно целое помощью бумажной гильзы.
Эти нововведения быстро были приняты в армиях различных государств и вся пехота начала вооружаться ружьями. Пикинеры упраздняются, тем более, что в 1640 г. в Испании в г. Байоне был изобретен штык в виде клинка с цилиндрической ручкой, вкладывавшейся в дульную часть ствола при переходе к рукопашному бою. На время стрельбы штык (байонет, а у нас при Петре 1 - багинет) отделялся от ружья.
Вскоре после изобретения штыка Вобан предложил закреплять его на дульной части ружья помощью трубки. Этот прием сохранился в ружьях многих армий и в настоящее время. В некоторых системах ружей штык укрепляется вдвиганием имеющегося на нем T-образного выступа, в соответствующий паз на ружье (рис. 10-5).
Дальнейшее усовершенствование ружья состояло в замене колесцового замка кремневым (рис. 74-3), впервые введенным во Франции в 1717 г. (изобретен в Испании). В таком виде, лишь с небольшими изменениями в деталях, кремневые ружья просуществовали на вооружении почти до середины прошлого века.
Все части кремневого замка собирались на замочной доске, а именно:
полка, на которую при заряжании насыпалось небольшое количество пороха (затравка), крышка полки - огниво, нажимаемое пружиной на полку, курок с зажатым в губах кремнем, также побуждаемый пружиной нажиматься на полку.
К кремневому ружью был принят патрон, состоявший из бумажной гильзы. В гильзу плотно входила свинцовая пуля, а за нею помещался
заряд пороха. После этого свободная часть гильзы загибалась так, чтобы порох не мог высыпаться.
Для заряжания ружья взводили курок и огниво, причем их пружины получали большое напряжение, стремившееся вернуть эти части в исходное положение. Ружье при этом удерживалось приблизительно горизонтально в левой руке. Правой рукой вынимали патрон и по команде 'скуси патрон' откусывали загнутый конец гильзы, обнажали порох и часть его - затравку высыпали на полку. Закрывали огниво и ставили ружье вертикально, высыпали остальной заряд в дуло, гильзу комкали и посылали ее пулей вверх в канал ружья. Скомканная гильза играла роль пыжа, собирающего пороховые зерна, которые могли прилипнуть к стенкам канала. Дошедшую до места пулю прибивали двумя несильными ударами шомпола, благодаря чему гильза раздавалась, плотно прилегала к стенкам канала и удерживала пулю на месте.
Для производства выстрела ружье поднималось для прицеливания и по команде 'пли' нажимался спусковой крючок, курок кремнем сильно ударял по выгнутой части - лицу огнива и, вследствие большого сопротивления пружины огнива, последнее медленно поднималось, почему острый край кремня сострагивал с лица огнива частицы стали, накаливавшиеся отсильного трения, а также могли получаться искры от кремня. Эти накаленные частицы производили воспламенение затравки.
Вследствие ненадежности ни фитильного, ни кремневого замков, в Испании были предложены двухкурковые замки и фитильные и кремневые.
Дальность стрельбы из кремневых ружей достигала 300 - 350 шагов.
С изобретением капсюлей в виде металлических колпачков перешли в сороковых годах XIX в. к ружьям с ударным замком или ударным ружьям (рис. 74-4). В этих ружьях был устроен пенек с каналом, проходящим внутрь ствола. Для производства выстрела курок оттягивался, причем напрягалась пружина. Во взведенном положении курок удерживался на взводе. На пенек надевался капсюль. При нажатии на спусковой крючок курок ударял по капсюлю, последний взрывался и луч огня передавался заряду.
Введение ударных ружей было значительным усовершенствованием, так как отпала необходимость отсыпать часть заряда в виде затравки на полку. Вследствие этого ускорилось заряжание и уменьшилось рассеивание, так как заряды стали более однообразными.
Недостатком новых ружей были мелкие размеры капсюлей, что представляло немалые трудности при вынимании их из сумок и надевании на пеньки, в особенности в холодную пору года.
В начале ХVIII в. были приняты в некоторых государствах (Франция) на вооружение отдельных рот - карабинерных - нарезные карабины с нарезами, идущими по винтовой линии. Карабины имели по 4 нареза. Пули загонялась в нарезы ударами шомпола.

Примечания:
1. Название приспособления 'замком' можно объяснить не тем, что он запирал что-либо, а тем, что замыкал огневую линию к заряду.
2. Как на один из недостатков колесцового замка часто указывают на потерю ключа для завода пружины. Если этот упрек справедлив, то
нужно только удивляться недостатку изобретательности или простой догадки. Ведь так, кажется, просто прикрепить ключ к ружью веревкой,
ремешком.


click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 3-2-2004 11:01    
ГЛАВА XIV


МЕРЫ К ПОВЫШЕНИЮ ПРАВИЛЬНОСТИ ПОЛЕТА СНАРЯДОВ
ГЛАДКОСТЕННОЙ АРТИЛЛЕРИИ


 39. Общие замечания


Гладкостенные орудия отличались крайне малою кучностью боя. И это было крупнейшим их недостатком. Причиной малой кучности боя являлось неправильное движение снарядов по каналу ствола. В самом деле, вследствие значительного зазора между поверхностью снаряда и поверхностью канала ствола снаряд при заряжании ложился на какую-либо точку поверхности канала, могущую лежать даже не в вертикальной плоскости проходящей через ось канала. Просвет между поверхностями канала и снаряда получался неравномерной величины и наибольшая его величина была со стороны, противоположной точке опоры снаряда на поверхность канала.
Пороховые газы, устремляясь в этот просвет (рис. 75), нажимают снаряд на стенки ствола по направлению p (1), а стенки давят на снаряд в направлении противоположном и в то же время равнодействующая давления пороховых газов двигает снаряд. В результате центр тяжести снаряда двигается по какому-то направлению в плоскости сил p и P. Несомненно произойдет удар снаряда о поверхность канала в какой-то точке А . Здесь происходит приблизительно то же самое. Снаряд, ударившись, отражается но под действием движущей силы пороховых газов двигается вперед и, следовательно, в дальнейшем ударяется о стенки ствола в какой-либо точке В. При каждом ударе происходит задержка поступательного движения в точке удара и, таким образом, снаряд получает вращение вокруг оси, проходящей через центр его тяжести.
В окончательном выводе скажем, что снаряд из канала гладкостенного орудия вылетал по направлению, не совпадающему с осью канала ствола и получал вращение в неизвестном направлении и при каждом выстрела разные направления как полета, вращения, так и оси вращения.

Рис. 75. Схема движения снаряда по каналу гладкостенного орудия.

Этими обстоятельствами помимо других (разнообразие начальных скоростей, весов снарядов) и объясняется малая кучность боя гладкостенной артиллерии.
Для уменьшения рассеивания снарядов стремились устранить хотя бы разнообразие вращения, имеющее серьезное значение. С этой целью предлагались эксцентрические каморы и снаряды: регулированные, эксцентрические, продолговатые и сплюснутые, дискоидальные. Некоторые из этих предложений были приняты.

 40 Эксцентрические каморы

Эксцентрические каморы были предложены бельгийцем Терсеном и в 1867 г. подверглись испытанию в России на предмет принятия их для 2-пд мортир. На опытах ось каморы была расположена выше оси канала

Рис. 76. Эксцентрическая камора.

(рис. 76). Считали, что равнодействующая давления пороховых газов проходя выше центра тяжести снаряда, который, как предполагалось, совпадал с центром его фигуры, даст пару, вращающую снаряд вокруг горизонтальной оси передней его стороной: сверху - вперед - вниз - назад.
Эти ожидания не оправдались, что было объяснено малым эксцентриситетом оси каморы. Но даже и при значительном смещении оси каморы эффект мог бы получиться, и то незначительный, при стрельбе из мортир. В орудиях же с длинными каналами, когда снаряд ударяется о стенки канала, вращение его может измениться. Давление после смещения снаряда распространяется на всю заднюю поверхность снаряда, а не на часть ее, определяемую продолжением каморы. Кроме того, в чугунных снарядах вследствие недостаточного однообразия структуры металла центр их тяжести обычно не совпадал с центром фигуры.


 41. Регулированные и эксцентрические снаряды


Влияние разнообразия вращения снарядов на рассеивание и причины, вызывающие это вращение, были указаны Робинсом еще в 1746 г. Но полное объяснение значения однообразия направления вращения для увеличения правильности полета снарядов было установлено спустя 100 лет Магнусом. Тем не менее, попытки воспользоваться несовпадением центров тяжести снарядов с центрами их фигуры для получения определенного вращения снарядов начались в конце ХVIII в.
Несовпадение этих центров могло получаться вследствие неоднородности материала снарядов и неправильного расположения (не концентрического) внутренней пустоты относительно наружной поверхности снаряда.
Для установления, с какой стороны приходится центр тяжести относительно центра фигуры, определяли 'легкий полюс' снаряда, опуская снаряд в ртуть. Снаряд, плавая в ртути, располагался центром тяжести вниз, а кверху обращался 'легким полюсом'. Верхнюю точку снаряда в плавающем его положении отмечали краской.
Располагая снаряд при заряжании легким полюсом вверх или вниз, можно было получить определенное вращение снаряда во время полета вокруг оси, близкой к горизонтальной в зависимости от точности заряжания. Относительно большая точность положения снаряда могла быть получена в орудиях небольшой длины. Поэтому стрельба регулированными снарядами применялась только для гаубиц.
Однако эксцентриситет, так сказать, естественный, получающийся сам собою при изготовлении снарядов, был слишком мал, почему и эффект
был недостаточный. Это побудило готовить снаряды с эксцентрическим расположением внутренней пустоты, изготовлять снаряды с большим эксцентриситетом. Такие снаряды получили название 'эксцентрических', а снаряды с отмеченным 'легким полюсом' назывались 'регулированными'.
В тридцатых годах прошлого столетия в Пруссии для 7-фн по каменному весу гаубицы начали изготовлять гранаты с эллипсоидальной внутренней пустотой, причем центр ее удаляли от центра фигуры снаряда, насколько это позволяла прочность стенок снаряда. Линия центров, проходящая через центр тяжести и центр фигуры, была перпендикулярна оси очка для трубки. При заряжании линии центров располагалась по возможности вертикально, Опыт показал, что при стрельбе, при угле возвышения и расположении 'легкого полюса' внизу, граната из названной гаубицы летела на 1300 шагов, а при расположении 'легкого полюса' вверху - на 500 шагов. Так сказывался на полете гранат эффект Магнуса. При стрельбе при том и другом расположении 'легкого полюса' при заряжании кучность боя была значительно лучше, чем при стрельбе обыкновенной концентрической гранатой. Мало того, при стрельбе на расстояния, не превосходящие 1,5 км, эксцентрические гранаты имели преимущества перед первыми нарезными орудиями в крутизне траектории. Их траектории на этих расстояниях были отложе, когда заряжали 'легким полюсом' вниз.

 42. Продолговатые снаряды

Были предложения стрелять из гладкостенных орудий цилиндрическими снарядами с округленной передней поверхностью. Ожидалось, что снаряды при стрельбе не получат никакого вращения, а, следовательно, причина разнообразия их вращения и их полетов будет устранена и кучность боя увеличится. Но так как при этом было упущено из внимания, что продолговатые снаряды получают на полете в воздухе вращение вследствие действия сопротивления воздуха и летят весьма неправильно, то эта мера и не была принята. В пятидесятых годах прошлого столетия Неслер предложил для гладкоствольных ружей пулю цилиндро-полушарную, с выемкой в донной части. Опыты с пулей Неслера дали удовлетворительные результаты и такая пуля была принята для 7-лн ружей русской армии. Удовлетворительность результатов опытов с пулей Неслера объясняется следующими двумя обстоятельствами: а) газы боевого заряда, попадая в выемку пули, расширяли тонкие стены ее и тем устраняли прорыв газов между пулей и стенками канала, и пуля шла по каналу без колебаний, б) центр тяжести пули располагался близ головной ее части и ее донная часть служила как. бы стабилизатором.

 43. Сплюснутые (дискоидальные) снаряды

Хотя эксцентрические снаряды давали удовлетворительные результаты, но полет их все-таки не мог быть достаточно устойчивым, так как масса снаряда была симметрична лишь относительно линии центров, а вращение происходило вокруг оси, близкой к перпендикуляру к этой линии, относительно которой масса снаряда расположена несимметрично и следовательно ось вращения не может быть устойчивой.
Для получения устойчивого движения снаряда некоторые изобретатели
предложили в середине прошлого века орудия, стреляющие сплюснутыми или дискоидальными снарядами.
Капитан русской артиллерии Шлипенбах, бельгийский артиллерист
Пюйт, англичанин Вулькомб предложили дискоидальные снаряды со сквозными отверстиями для получения эксцентриситета. Главное преимущество этих снарядов они видели в увеличении поперечной нагрузки и большой пробивной силе снарядов (2) в особенности по броневым кораблям, тогда только что появившимся. Однако этим снарядам свойственны недостатки всех эксцентрических снарядов.
С. Роберто написал исследование о движении сплюснутых снарядов изданное в 1857 г. в нем он описывает следующие мероприятия, благодаря которым сплюснутые снаряды могут получить правильное вращение.
1. На снаряде укрепляется свинцовый пояс, а в канале ствола вдоль верхней производящей делается либо прямой нарез, либо зубчатая рейка с зубцами, идущими поперек оси канала. Вследствие большего сопротивления движению снаряда в верхней части снаряд получает при движении по каналу вращение передней частью снизу - вперед - вверх - назад. Для более надежного нажатия на верхнюю часть снаряда предлагалось cдeлать еще два нареза в орудии, не параллельные оси канала, а слегка поднимающиеся к дулу, а на снаряде - две цапфы, оси которых совпадают с осью вращения. При заряжании цапфы снаряда вводились в нарезы. При движении снаряда по каналу цапфы его приподнимали, вследствие чего снаряд нажимался на верхнюю производящую канала.
2. На снаряде эксцентрично относительно оси вращения укрепляются на общей оси цапфы, а на боковых поверхностях канала делаются желоба по циклоиде, которую описывают цапфы при качении снаряда по верхней производящей канала ствола.
3. Снаряд гладкий сплюснутый, - а ось канала орудия очерчена по дуге круга, обращенной вогнутостью вниз.
Такие орудия и снаряды были построены (3). Опыты, произведенные с ними, показали, что при небольших углах возвышения дальности превосходили дальности для безвоздушного пространства. Однако все эти предложения в отношении дискоидальных снарядов не разрешали вопроса о том, по направлению какой оси снаряд падает на преграду, а, следовательно, не устраняли и трудности разработки трубок для них.
Кроме того, емкость снарядов была малой, вследствие чего разрывное
действие их было более слабым, чем шаровых.
К тому же следует сказать, что скорость вращения сплюснутых снарядов зависит от динамических условий (силы трения), которые изменяются в зависимости от условий движения, а не от конструктивных геометрических, заранее обусловленных причин.
По всем этим причинам, а главное в связи с переходом к нарезной артиллерии, опыты с такими орудиями были прекращены.

Примечания:

1. Это нажатие даже после сравнительно небольшого числа выстрелов сказывалось образованием вмятины - 'логова' - в стенке канала.
2. На опытах кольцевой снаряд Шлипенбаха пробил на расстоянии 200 м щит из двух слоев 250-мм деревянных брусьев. Снаряд Пюйта весом около 3 кг при начальной скорости около 500 м/сек и угле возвышения 1? давал дальность около 2 600 м.
3. Образцы их хранились в Историческом артиллерийском музее Красной Армии в Ленинграде. Орудия спроектированы разными лицами (Андрианов, Мясоедов). Испытаны Маиевским и Вышнеградским.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В течение более 500 лет просуществовала гладкостенная артиллерия. Из орудий, которые не могли cоcтязaтьcя сначала с метательными машинами, она быстро выросла в могучее средство как при нападении, так и при обороне. Общими причинами, толкавшими артиллерию по пути прогресса, были: а) развитие науки и техники, б) переход от ремесленного способа производства к мануфактурному и фабричному, в) переход к новым формам государственного устройства (от феодального к объединению в крупные государственные организмы) и г) богатые боевые опыты, давшие указания о тех требованиях, которым должна удовлетворить артиллерия как в организационном, так и в техническом отношении. Период гладкостенной артиллерии оставил по себе богатое наследство:
1) выработана стройная организация и разделение артиллерии на виды;
2) установлены типы орудий соответственно боевым задачам;
3) выработан большой арсенал снарядов различных назначений и видов действия;
4) разработаны методы стрельбы и положено начало разработке приборов для стрельбы (прицелы, квадранты);
5) разработаны подъемные механизмы, а в системах крепостных и бeреговых - и поворотные механизмы;
6) намечены пути борьбы с откатом и меры для получения самонакатывания;
7) разработаны приемы перевозки орудий и боеприпасов;
8) подтверждены направления, уже не раз указанные в предыдущие эпохи и периоды, по которым должно идти развитие системы орудия в видах увеличения его, действительности;
9) положено начало артиллерийской науки и образования.
В 1808 году в России начинает издаваться 'Артиллерийский журнал', имевший огромное значение в поднятии интереса к артиллерийской науке и распространении артиллерийских знаний.
Все усовершенствования в области артиллерии проводятся в жизнь после тщательного изучения, рассмотрения и испытания Артиллерийским комитетом, учрежденным в 1805 г. В этот период, 25 ноября (8.12) 1820 г., учреждено Михайловское артиллерийское училище с офицерскими при нем классами, послужившими зерном, из которого развилась Артиллерийская академия. Уже ко второй половине XIX в. многие питомцы этого заведения приобрели известность на поприще артиллерийской науки и артиллерийской техники (Маиевский,
Гадолин, Шишков, Петрушевский, Резвой, Фаддеев, Константинов и др.).
В многочисленных войнах выработаны приемы применения артиллерии в бою; артиллерия покрыла себя неувядаемой славой и заняла почетное место в ряду других видов войск.


Laborant
posted 6-2-2004 20:29    
ОТДЕЛ ШЕСТОЙ


ПЕРИОД НАРЕЗНОЙ АРТИЛЛЕРИИ


А. Подпериод разработки нарезных систем

ГЛАВА ХV


НАРЕЗНОЕ ОРУЖИЕ, ЗАРЯЖАЕМОЕ С ДУЛА


 44. Первое нарезное оружие


Нарезное оружие эпизодически появлялось в разные периоды развития огнестрельного оружия. Нарезы иногда имели прямолинейное начертание, параллельное оси канала ствола, а иногда шли по винтовой линии ('винтовальные орудия'). Появление нарезного оружия отмечают уже в XV в. Так, Пиобер приписывает изобретение прямых нарезов Гаспару Польнеру из Вены (в 1498 г.), а винтовых - Коллеру в Нюренберге, умершему в 1520 г. Другие указывают еще более раннюю дату появления нарезов, а именно в 1440 г.
Как бы то ни было, имеется немало памятников нарезного оружия, появлявшегося разновременно задолго до того, как написаны были первые научные работы по этому вопросу. Появление нарезного оружия значительно опередило его широкое практическое применение в середине XIX в.
Иногда же нарезное оружие получало довольно широкое распространение. Так во Франции при Людовике XIV (1638 - 1715 гг.) были введены карабины с винтовыми нарезами для вооружения рот 'карабинщиков' в каждом конном полку. В войсках Наполеона унтер-офицеры некоторых пехотных частей были вооружены 6-лн карабинами обр. 1793 г. Однако, вследствие трудности забивания пули, заряжание карабинов было слишком медленное, почему унтер-офицеры нередко бросали карабины и стреляли из обыкновенных ружей.
Польза прямых нарезов объяснялась большими удобствами досылки пули, так как пороховой нагар находил в них свободное помещение. Это обстоятельство, будучи достаточным для объяснения прямых нарезов, мало дает для понимания пользы винтовых нарезов. К сожалению, документальных данных нет.
Первое небольшое сочинение о пользе нарезов написано академиком Российской Академии Наук Лейтманом (в 1728 г.). Робинс в 1746 г. объяснил пользу нарезов, идущих по винтовой линии, тем, что пуля (снаряд) получает правильное однообразное вращение вокруг оси канала ствола оружия.
Из предыдущего изложения развития гладкостенной артиллерии нетрудно усмотреть, что мысль, высказанная Робинсом, постепенно проникала в умы и принимались разные меры для достижения однообразного вращения снарядов при стрельбе из гладкостенных орудий.
Вполне естественно возникла мысль обратить в нарезные состоявшие на вооружении гладкоствольные ружья. Предстояло разрешить задачу, как достигнуть врезания в нарезы шаровой пули, входящей в канал с большим зазором.
В 1826 г., во Франции, Дельвинь предложил делать камору для боевого заряда меньшего диаметра, чем калибр ружья (рис. 77-1). Вследствие этого у каморы образовался уступ. Свободно входившая в канал ружья пуля останавливалась на уступе и ее ударами шомпола осаживали, она расплющивалась и входила в нарезы. Хотя цель таким устройством достигалась, но результаты были только удовлетворительными. В самом деле, нельзя было ожидать равномерного осаживания пули; после осаживания пуля получала неправильную форму и поперечная нагрузка уменьшалась.
Лучшие результаты получались в стержневых ружьях, предложенных Тувененом. В донной части канала укреплялся стержень, заостренный в передней части (рис. 77-2). В пространстве между стержнем и стенками канала получалась камора для заряда. При заряжании досылали пулю и прибивали ее несколькими ударами шомпола. Пуля, осаживаясь на стержне, получала продолговатую форму с выемкой в донной части, получалось нечто вроде пули Неслера.
Это предложение было принято во Франции и в 1846 г. были введены стержневые карабины (1). Они требовали тщательного заряжания, определенного числа ударов шомпола и определенной силы. При хорошем заряжании карабины давали очень хорошие результаты. Недостатками карабинов, как впрочем всех ружей, заряжаемых с дула, являлись: трудность и мешкотность заряжания, невозможность заряжания в положении с колена, а тем более лежа, и большие трудности разряжания.
Одновременно с Тувененом Минье предложил продолговатую пулю с
выемкой в донной части. Пороховые газы, давя на тонкие стенки выемки, расширяли их, и пуля врезалась в нарезы. Но вследствие того, что опыты со стержневыми штуцерами дали хорошие результаты, предложение Минье не привлекло особого внимания.
В Англии в это же время велись опыты над ружьем с двумя нарезами и пулями сначала шаровой с ведущим ободком, входившим при заряжании в нарезы, а затем с продолговатой пулей с двумя ведущими выступами.


Рис. 77. Нарезные, заряжаемые с дула ружья:
1-Дельвиня; 2--Тувенена.

Последняя система карабинов была принята в 1843 г. на вооружении стрелковых батальонов в России. Штуцерами 1843 г. вооружались отдельные лучшие стрелки ('штуцерные') и в пехотных полках. Эти штуцеры, по месту изготовления назывались литихским (рис. 78). Нарезами стенки были ослаблены. Для упрочнения их пришлось утолстить, что увеличило вес ружья. Чтобы уменьшить вес, укоротили ствол. Но это вызвало неудобство стрельбы из двухшереножного строя. Вследствие малой длины карабина к нему приняли длинный штык в виде тесака. Наконец пуля была чувствительна к расстрелу (2) и приемы заряжания представляли затруднения. По всем этим причинам распространение этих штуцеров было ограничено.
В пятидесятых годах прошлого столетия широкое распространение получили пули Минье с чашечкой. В выемке пули помещалась коническая железная чашечка (или деревянная или даже глиняная пробка), не доходившая до дна выемки (рис.79). При выстреле легкая чашечка получала большее ускорение чем пуля, входила внутрь углубления, расширяла стенки пули, в результате чего пуля врезалась в нарезы. Пули с таким способом врезания в нарезы получили название расширительных.
Опыт показал, что пули и без чашечки, но при надлежаще выбранном зазоре, хорошо врезаются в нарезы и имеют правильный полет.

Принятие пуль расширительной системы значительно упростило приемы заряжания, ничем не отличавшиеся от заряжания гладкоствольных ружей (3). Благодаря этому нарезное оружие с пулей Минье стало быстро распространяться и вытеснило все предыдущие предложения нарезных, заряжаемых с дула ружей.
Нарезные штуцеры и ружья обладали такою же кучностью боя на,
1200 шагов, как гладкоствольные на 300.
В видах экономических стали переделывать состоявшие на вооружении 7-лн (17,8 мм) ружья в нарезные, заряжаемые с дула.


Рис. 79. Пуля Минье
В середине Х1Х в. всюду были приняты для вооружения 7-лн нарезные, заряжаемые с дула ружья с ударным замком, кроме стрелковых частей, вооруженных штуцерами с несколько укороченным стволом.
В русской армии к началу Восточной войны (1853 - 1856 гг.) нарезными ружьями и частью штуцерами были вооружены только стрелковые батальоны. В пехотных полках в каждом батальоне было по 24 штуцерников. Затем число штуцерников было к 1855 г. увеличено до 26 на каждую роту. Ружья применялись 7-лн (17,8 мм), с пулей бельгийской- с выемкой, весом 12 золотников (51 г), а к штуцерам изготовлялись пули с двумя выступами, весом 13,5 золотника (56 г).
Резкое увеличение (почти в 2 раза) веса продолговатой пули по сравнению с шаровой привело к тому, что при сохранении начальной скорости пули (450 м/сек) отдача получалась слишком большой, непосильной для стрелков. Пришлось уменьшить начальную скорость пули до 300 м/сек, но вследствие этого уменьшилась отлогость траектории пули на близких расстояниях. Для повышения отлогости необходимо было увеличить начальную скорость, что возможно лишь при уменьшении веса пули, иначе говоря,- при уменьшении калибра.
В России, как и во многих других странах, в середине прошлого века
остановились на 6-лн (15,2-мм) калибре, при котором вес пули мало отличался от веса пуль 7-лн гладкоствольного ружья и сохранялась начальная скорость пуль 7-лн ружья. Уменьшение калибра имело еще то важное значение, что число носимых стрелком патронов, упавшее с 60 до 40 при переходе к 7-лн заряжаемому с дула нарезному ружью, увеличилось до прежнего размера.
Швейцария пошла на очень резкое уменьшение калибра (до 4 лн), причем число носимых стрелком патронов возросло до 100. Однако ни одно из европейских государств не последовало этому примеру, так как заряжание ружей столь малого калибра и заваривание швов стволов представляло особые трудности.
В России в 1856 г. была принята 6-лн винтовка с пулей Минье с чашечкой. Пуля при выстреле хорошо заполняла нарезы при зазоре, не превосходившем 3 точек (1,2 мм). Начальная скорость составляла 1200 фт/сек (360 м/сек), вес пули - 8 золотников (34 г), нарезов было от 3 до 6, длина хода - 100 калибров, вес ружья - 12 фн (4,9 кг). Вследствие увеличившейся до 1 200 шагов дальности стрельбы были введены прицелы: наклонные (Россия) и рамка с хомутиком (Англия, Австрия).

 45. Нарезные орудия, заряжаемые с дула

Развитие нарезных артиллерийских орудий шло приблизительно тем же путем, что и ружей. Однако была и существенная разница: первое нарезное орудие, предложенное Кавалли, заряжалось с казны.
Кавалли, офицер сардинской артиллерии, работал и как конструктор как теоретик. Он задался целью спроектировать 30-фн пушку для установки в казематах. Ограниченность места в каземате побудила его как к разработке заряжания с казны, так и к разработке приспособлений для ограничения отката. Вместе с тем, разрабатывая новое орудие, он, конечно, не мог пройти мимо основного недостатка гладкостенной артиллерии- неправильности полета ее снарядов.
Кавалли изобрел клиновой затвор, причем для обтюрации предложил медное кольцо и высказал мысль, что надежная обтюрация достигается, когда нажимаются -небольшие поверхности, так как между ними, благодаря более легкой их пригонке, легче достичь плотного и равномерного нажатия. Об этом дальше будет сказано подробнее.
30-фн пушка Кавалли была изготовлена (в 1846 г.) из чугуна, и в канале её были проделаны два глубоких нареза. Снаряд яйцевидной формы имел два выступа, которыми шел по нарезам ствола и получал вращение. Особых мер для центрования снаряда принято не было, поэтому при выстреле снаряд мог в канале ствола перекашиваться. Перекашивание снаряда и высокое давление на боевую грань нареза при наличии лишь двух выступов служили причиной разрыва стволов.
Для ограничения отката лафет устанавливался на упругой брусчатой платформе. При выстреле брусья прогибались и энергия отката расходовалась на изгиб брусьев и частью на преодоление трения на их опорах. Первая часть энергии возвращалась в виде энергии наката, вторая же для системы орудия была потерянной.
Опыты с орудиями своей системы Кавали производил на Окерском заводе Варендорфа в Швеции.
Так как опыты в общем были не удачны, то они были прекращены.
После этих опытов обнаружилось два течения. Некоторые заводы и изобретатели продолжали поиски по заряжанию орудия с казны; другие же, считая, повидимому, это дело безнадежным, стали предлагать нарезные орудия, заряжаемые с дула. Последнее течение господствовало во Франции и вскоре (в 1847 г.) система нарезной артиллерии, заряжаемой с дула, была введена во Франции.
Над разработкой заряжания с казны особенно настойчиво работали в Пруссии и, хотя несколько позже французов (в 1858 г.), немцы приняли на вооружение нарезную артиллерию, но заряжаемую с казенной части.
Как сказано, неудача с орудиями, заряжаемыми с казны, побудила искать решение вопроса о правильности полета снаряда в орудиях, заряжаемых с дула.
Решение вопроса о правильности полета снаряда, поскольку оно зависело от начальных условий движения его, движения по каналу, упирается в центрование снаряда в канале ствола и в сообщение ему правильного вращения. При разработке орудий, заряжаемых с дула, достижение этих двух целей, вследствие необходимости иметь некоторый достаточный зазор для удобства заряжания, представляло немалые затруднения.
Во Франции, по предложению Тамизье, комиссия Лагита приняла систему орудий с нарезами, имеющими ведущую грань наклонной, или иначе, систему нарезов с 'наклонной гранью'.
Устройство этих нарезов показано на рис. 80-1,2. Снаряды имели на своём корпусе выступы, подобные сечению нарезов, но меньшие по размерам. Диаметр снаряда также был меньше калибра орудия, причем, кстати сказать, под калибром стали понимать диаметр канала ствола по полям. Нарезов в орудии делали обычно шесть.
При движении снаряда по каналу боевая грань давала реакцию, перпендикулярную наклонной грани. Эту силу можно разложить по направлению радиуса и по перпендикуляру к нему, иначе говоря, по касательной к окружности данного сечения канала. Первая сила двигает снаряд по направлению к центру окружности сечения, т. е. к оси канала. Так как такие силы реакции прикладываются к граням всех выступов на снаряде, то в результате снаряд центруется. Силы же, направленные по касательным, производят вращение снаряда.
Выступы на снарядах изготовлялись из цинка и имели цилиндрическую форму. Изготовленные цилиндры вдавливались в гнезда на корпусе снаряда, после чего их выступающие части обтачивались по форме нареза в орудии. Сначала передние выступы делали так, чтобы они при движении снаряда по каналу как при заряжании, так и при выстреле двигались по полям, а затем стали делать их как и ведущие выступы.

Рис.80
1 - нарезы к орудиям Лагита; 2 - снаряд к орудиям Лагита;
3 - нарезы к орудиям Ленка.

Нарезы были постоянной крутизны с длиной хода нарезов 60-100 d. Один из нарезов (обычно нижний) к дну канала суживался настолько, что идущие по нему при заряжании выступы несколько обжимались гранями нареза. Делалось это для предупреждения удара выступов о боевые грани при смещении снаряда, что являлось неизбежным при сравнительно большом зазоре между выступом и нарезами, необходимом для заряжания. Очень сходны по идее нарезы, предложенные Ленком (Австрия). Выступы на снарядах делались по всей длине цилиндрической части снаряда (рис. 80-3).
Нарезы системы Лагита были приняты и в русской артиллерии, но только для бронзовых орудий, так как чугунные орудия не выдерживали больших нормальных (радиальных) давлений выступов снаряда и часто разрывались. Для чугунных орудий были приняты разветвляющиеся нарезы Армстронга (рис. 81).
Система нарезных с дула заряжаемых орудий в России называется часто системой 1863 г.
В системе нарезов, предложенных Армстронгом (английский заводчик), указанный выше недостаток (4) нарезов с наклонной боевой гранью был устранен. Каждый нарез Армстронга состоял по существу из двух, соединенных вместе, нарезов: глубокого и мелкого. Цинковые выступы снаряда при заряжании шли по глубоким нарезам с большим зазором. Близ заряда выступы скошенной гранью глубокого нареза направлялись в узкий нарез такой же глубины, как глубокая часть нареза. Узкий нарез составлял продолжение мелкого нареза, благодаря чему выступ при движении снаряда нажимался на ведущую грань нареза. Эта глубокая узкая часть нареза впереди выступов снаряда, когда он был дослан в канал, соединялась с остальной (мелкой) частью нареза наклонной плоскостью.

Рис. 81. Разветвляющиеся нарезы Армстронга

При выстреле все выступы по этим наклонным плоскостям поднимались на дно мелкого нареза плотно почти без зазоров, благодаря чему достигалось некоторое центрование снаряда. К дулу глубина мелкой части нареза несколько уменьшалась, благодаря чему снаряд получал более полное центрование. Близ дула снаряд получал даже некоторое форсирование и, стало быть, вполне центровался. Наклонная боевая грань мелкого нареза давлением на выступ сообщала снаряду вращение.
Стенка ствола почти не испытывала при этой нарезке нормальных давлений от выступов на снаряде, вследствие чего даже чугунные стволы оказывались достаточно прочными в отношении сил, возникающих при движении снаряда по каналу в месте соприкосновения выступа снаряда с гранями и дном нареза.
Надежное центрование снарядов требовало особой тщательности и точности отделки как выступов на снаряде, так и поверхностей нарезов, что представляло немалые трудности.
Кроме разветвляющихся нарезов, в Англо были предложены Витвортом стволы с каналами, имеющими сечение в виде правильного многоугольника обычно шестиугольника. Весь же канал имел форму прямой призмы, скрученной вокруг своей оси, причем углы призмы были несколько скруглены. Снаряды к этим орудиям имели такой же формы боковую поверхность корпуса, а донная и головная части снарядов были оживальной, нередко усеченной формы (рис. 82). Поверхности канала и снаряда отделывались очень точно, отчего при движении снаряда по каналу соприкосновение их граней происходило на большой поверхности и удельное давление между ними было небольшой величины, чем обеспечивалась прочность стенок ствола.


.
Рис. 82. Система нарезов Витворта.

Малое давление между поверхностями канала и снаряда позволяло без всяких опасений делать 'нарезку' большой крутизны - до 20 калибров длиной, а это, в свою очередь, допускало увеличение длины снаряда до 6 d, тогда как при предыдущих видах нарезки длина снарядов не превосходила. 21/2 d.
Таким образом, система Витворта представляла большой интерес, так как она позволяла в значительной степени повысить могущество орудий за счет увеличения веса снаряда.
Однако большие технические трудности изготовления орудий системы Витворта ограничили их распространение. Франция приобрела небольшое количество таких орудий, в Турции же были приняты горные пушки Витворта, которые принимали участие в Русско-турецкой войне 1877 г.
К идее Витворта в двадцатых годах текущего столетия вернулся известный французский артиллерист Шарбонье. Произведенные им опыты показали, что из 'полигональных' орудий можно стрелять снарядами длиной до 10 d и раза в два более тяжелыми. Однако трудности производства таких орудий и снарядов, даже при современном высоком состоянии техники, препятствуют распространению полигональных орудий, но опыты с ними все же производятся.
Система Ланкастера по существу сходна с системой Витворта. Канал представляет поверхность цилиндра эллиптического сечения, скрученного вокруг оси. Ведущих граней в, таком канале нет, а есть по существу две винтовые линии, на которые нажимаются две производящие корпуса снаряда, также эллиптического сечения. Получающееся вследствие этого очень большое удельное давление приводило к разрывам стволов орудий.
Орудия системы Ланкастера, введенные на вооружение в Англии, скоро были изъяты. Между прочим, 68-фн орудиями Ланкастера были вооружены пароходы, бомбардировавшие в Севастополе (17.9.1854 г.) наши береговые батареи.
При переделке гладкостенных орудий в нарезные естественно калибры орудий оставались без изменения. Этим объясняется первоначальное сохранение одних и тех же весовых калибров, несмотря на изменение системы устройства орудий.
В полевой артиллерии при выборе калибра с переходом к новым системам калибры стали изменяться, сохраняя, однако, постоянство веса снаряда - 12 фн (артиллерийских), что приблизительно составляет около 6,5 кг. Такой вес снаряда не вызывал затруднений при обращении с ним.
Но это не значит, что с течением времени не вводились орудия новых калибров в соответствии с выдвижением новых задач для артиллерии.

Примечания:

1. Впоследствии к ружьям Тувенена применялись продолговатые пули.
2. Расстрел - увеличение диаметра канала по мере увеличения числа выстрелов.
3. Интересно отметить, что принято говорить о ружьях 'гладкоствольные', а об орудиях 'гладкостенные'. Объяснить трудно, чем это вызывается и трудно сказать, что правильнее, но первое как будто говорит только о наружной или внутренней поверхности, ствола, а второе - вообще о стенках ствола, т. e. и наружной и внутренней его поверхности. При таком понимании правильнее говорить 'гладкостенное орудие'.
4. Большое нормальное давление.



click for enlarge

Laborant
posted 6-2-2004 20:32    
Ещё каринки к 15 главе


Охотник
posted 8-2-2004 11:31    
При Кресси и Пуатье в сражении участвовали Английские, а не Шотландские лучники. Шотландцы вообще не имели хороших лучников, предпочитая преодолеть простреливаемое пространство как можно быстрее и вступить в рукопашную схватку. Шотландцев очень раздражали Английские лучники, поэтому пленным лучникам Шотландйы часто отрубали пальцы на правой руке, и отпускли с Богом.
Laborant
posted 1-3-2004 12:10    
ГЛАВА XVI

ВЛИЯНИЕ ВВЕДЕНИЯ НАРЕЗОВ НА КОНСТРУКЦИЮ ОРУДИЙ

 46. Общие замечания

Введенные на вооружение некоторых государств (Франция, Англия, Россия) нарезные, заряжаемые с дула, орудия показали следующие выгоды их по сравнению с гладкостенными орудиями.
При одном и том же калибре снаряды получались в 2,5 раза тяжелее, чем ядро. Снаряды получали правильный полет и определенное, заданное вращение. Вследствие этого и увеличения поперечной нагрузки дальность действительного огня и кучность боя увеличились в 2 - 4 раза.
Однако увеличение веса снаряда при том же заряде вызвало большое
увеличение давления, почему пришлось уменьшить заряд - вместо 1/5 до 1/10, а следовательно, уменьшить начальную скорость - вместо 450 м/сек до 335 м/сек.
Разработка трубок вследствие правильности полета снарядов постоянно вершиной вперед была облегчена.
Действие снарядов как вследствие их большого веса, так и увеличения вeca снаряжения резко повысилось.
Но все рассмотренные системы нарезных, заряжаемых с дула, орудий, как и других, не рассмотренных (Ленка, швейцарская), имели крупный недостаток - прорыв пороховых газов в зазоры между поверхностью снаряда и поверхностью канала, что понижало полезную работу пороховых газов. А так как потеря газов была разной при каждом выстреле, то понижалась и кучность боя. Все это побуждало искать более удовлетворительного решения вопроса и привело к повсеместному переходу к системе орудий, заряжаемых с казенной части.
Следует добавить, что нарезная, с дула заряжаемая артиллерия принимала участие в Восточной (1853 - 1856 гг.) войне и в войне 1859 г. Австрии, с одной стороны, и Италии и Франции, с другой. В этой последней войне французская артиллерия была вооружена нарезными орудиями системы Лагита.
Успех французских войск в этой войне во многом зависел от более высоких качеств нарезной артиллерии по сравнению с гладкостенной.
При опытах и на службе нарезных орудий обнаружилось, что в их каналах развиваются непомерно большие давления, как следствие резкого увеличения веса снаряда. Понижение веса заряда, сопряженное с уменьшением начальной скорости снаряда - важнейшего фактора для повышения боевых качеств орудий, конечно, нельзя было признать рациональным. Кроме того, необходимо было устранить вредное влияние зазора между снарядом и поверхностью канала. Поэтому перед артиллерийской наукой и военной промышленностью стал вопрос о конструировании могучих орудий
при надежности их стен.
С этой целью:
1) подыскивался новый материал для изготовления стволов и лафетов;
2) разрабатывался вопрос о строении стен стволов в целях повышения их прочности;
3) проводились работы по усовершенствованию пороха;
4) разрабатывались затворы орудий для возможности заряжания с казны.
Бурный рост науки, техники и промышленности в первой половине прошлого века содействовал также быстрому прогрессу в области артиллерийской науки и техники.
Благодаря этому поставленные задачи были сравнительно быстро и удачно разрешены и к концу шестидесятых годов прошлого столетия почти все государства перевооружили свою артиллерию нарезными, заряжаемыми с казенной части, орудиями (в России - орудиями системы 1867 г.).

 47. Материалы для изготовления стволов

Как уже известно, для изготовления орудийных стволов применялись до середины прошлого века (иначе говоря, в период гладкостенной артиллерии) бронза и чугун. Снаряды изготовлялись из различных материалов, но главным образом из чугуна; лафеты - из дерева, за исключением укрепляющих их железных частей.
При переходе к нарезным орудиям бронза и в особенности чугун в старой их выработке мало удовлетворяли возросшим требованиям к орудийному металлу. Поэтому всюду производились опыты с наиболее подходящим для этого материалом и, прежде всего, с давно уже применяемыми металлами, с технологией которых достаточно были знакомы, в надежде улучшить их качество, т. е. с чугуном и бронзой.
В Америке Родман предложил отливать чугунные орудия с внутренним охлаждением и наружным подогреванием. В результате ствол получал такое строение стен, при котором внутренние их слои, остывая ранее, стягивались наружными более поздно остывавшими слоями, а последние оставались растянутыми. Следовательно, давление пороховых газов при выстреле должно было уничтожить сначала сжатие внутренних слоев и затем их растягивать, насколько это допустимо прочностью материала. Слои стен, более удаленные от оси канала ствола, испытывали давления, постепенно уменьшающиеся по мере их удаления от оси канала, так как давление произвело уже работу по растяжению предшествующих слоев. Поэтому их предварительное растяжение, полученное при изготовлении ствола, не представлялось для них опасным.
Одновременно Армстронг предложил особый способ для изготовления стволов орудий из сварочного железа. Как известно, сварочное железо состоит из волокон чистого железа, разделенных шлаковыми включениями. Вследствие этого железо лучше сопротивляется нагрузкам, направленным вдоль волокон, и хуже - при их направлении поперек. Исходя из этого, Армстронг приготовлял орудия следующим способом.
Из пакета железа вытягивалась полоса прямоугольного сечения и в горячем виде навивалась на оправку, причем так, чтобы навиваемые кольца тесно соприкасались друг с другом. Спираль снималась с оправки и проковывалась при варовом нагреве и по длине и по толщине. В результате обработки получалась труба. Волокна металла были направлены по окружности и хорошо противостояли тангенциальным и радиальным напряжениям, возникавшим в стенках ствола при выстреле. Осевые же напряжения, вообще говоря, бывают невелики. Железные стволы, изготовленные по методу Армстронга оказались прочнее витвортовских, изготовленных из стали, и просуществовали в Англии на вооружении до восьмидесятых годов XIX в.
В это же время начались изыскания над применением для изготовления орудийных стволов литой стали. Особенно настойчиво и плодотворно работали в этом направлении Обухов и Аносов (в России), Витворт (в Англии) и Крупп (в Германии). Аносов еще в сороковых годах XIX в. изготовил из литой некованой стали пушку, которая, впрочем, разорвалась при первых выстрелах. В 1860 г. Обухов на Златоустовском заводе отлил стальную гладкостенную 12-фн пушку, которая выдержала около 4000 выстрелов так же хорошо, как и пушка Круппа. Однако, в дальнейшем опыты были не столь удачны.
Особое значение имело применение стали для орудий береговой и морской артиллерии, и главнейшие, обширные опыты производились всюду именно над отливкой стальных орудий крупного калибра (230, 280 мм).
В 1864 г. в России было приступлено к постройке заводов Пермского и Обуховского (ныне завод 'Большевик') для отливки стальных орудий крупного калибра. До установления на этих заводах производства поставщиком стальных орудий для русской артиллерии был германский завод Круппа в Эссене. Однако стволы орудий готовились по проектам наших известных артиллеристов Маиевского и Гадолина, питомцев Артиллерийской академии.
Опыты начались с орудиями 8-дм и 9-дм, заряжаемыми с дула.
Как показал опыт, стволы быстро разгорались и рвались: 8-дм после 109 выстрелов, а 9-дм при 66 выстреле. Это привело к необходимости перейти к заряжанию с казны и делать стенки стволов скрепленными.
Витворт изготовил орудийные стволы из расплавленной стали, прессованной в жидком виде сильными прессами.
Наряду с этим, почти одновременно, в России Лавров, в Австрии Ухациус и в Италии Россет предложили способ изготовления стволов из бронзы высоких качеств. Сущность этого способа состояла в том, что через канал ствола протягивали пологие конусы, наибольший диаметр которых был несколько больше диаметра канала. В результате такой обработки внутренние слои стенок ствола близ поверхности канала получали наклеп и механические качества металла этих слоев резко повышались.
Более удаленные слои получали лишь упругие деформации и благодаря развившимся в этих слоях упругим силам сжимали внутренние слои. Получалось то же, что и в стенках чугунных орудий, отлитых по способу Родмана.
Опыты показали, что так изготовленные стволы обладали большой прочностью и живучестью. В России, однако, несмотря на хорошие результаты опытов, изготовление стволов из сталебронзы (так называли металл, обработанный указанным путем) не получило распространения вследствие перехода к стали. В Австрии орудия небольших калибров до войны 1914 - 1918 гг. готовились из бронзы по способу Ухациуса.

 48. Меры для увеличения прочности стволов

Вопрос о прочности орудийных стволов имеет особо важное значение для орудий больших калибров, орудий берегового вооружения и судовой артиллерии. От этих орудий требуется большая скорость снаряда, что можно получить при большом боевом заряде. С другой стороны, тяжелый снаряд также вызывает повышение давления.
В береговой артиллерии, как и в других видах ее, перешли к нарезным орудиям, заряжаемым с дула, но стволы оказались мало прочными. Поэтому, чтобы не останавливаться на малой начальной скорости, пришлось скреплять чугунный ствол стальными кольцами. Так поступили французы со своими переделанными в нарезные (в 1840 г.) 30-фн пушками, заряжаемыми с дула.
В 1858 г. во Франции начали изготовлять скрепленные стальными кольцами чугунные пушки, заряжаемые с казны. К ним был принят поршневой затвор Трейль-де-Болье.
Но начальные скорости снаряда в этих орудиях нельзя было получить выше, приблизительно, 340 м/сек. Это явно не удовлетворяло требованиям, тем более, что суда стали покрывать железной броней (предложение Пексана).
Намечались два пути к, увеличению начальной скорости: изменение качеств пороха и увеличение прочности стен ствола.
Первый путь привел к выработке медленно и прогрессивно горящих порохов. По предложению Родмана пороха стали готовить в виде шестигранных призм с одним или семью каналами (рис. 83-3). Сильно обожженный уголь начали заменять более слабо обожженным. Этими мерами удалось получить порох медленно горящий, а форма пороховых зерен предопределила некоторую прогрессивность горения.

Рис. 83. Пороха:
1 - артиллерийский; 2 - крупнозернистый; 3 - призматический.

Для орудий малых калибров, менее 6-дм (152-мм) калибра, порох стали готовить в виде более крупных зерен с большой плотностью вещества близ поверхности (рис. 83-2).
Что касается упрочения стен ствола, то им стали придавать слоистое строение, причем каждый последующий слой надевался на предыдущий с натяжением, а сам, стягивая внутренний, несколько растягивался. Эти напряжения металла в каждом слое требовалось так рассчитать, чтобы они ни в одном слое не превосходили предела упругости материала. Для этого нужно было выработать правильную теорию.
Такую теорию впервые дал профессор Артиллерийской академии Гадолин, изложив ее в своем мемуаре, опубликованном в 1861 г. под заглавием 'Теория сопротивления орудий, скрепленных кольцами'.
На основании теории, предложенной Гадолиным, были спроектированы наши береговые орудия, которые сначала изготовлялись у Круппа, а затем на Пермском и Обуховском заводах. По этой же теории рассчитывались скрепленные стволы наших орудий почти до конца прошлого столетия.

 49. Материалы для изготовления лафетов

Для изготовления лафетов (колод) применялось исключительно дерево с железными оковками в наиболее ответственных местах (1).
Дерево плохо выдерживает хранение, подвергается гниению, особенно на береговых батареях, и представляется вообще мало прочным. Достоинствами дерева являются: его дешевизна, возможность широкого ремонта плотниками и большая распространенность.
Вследствие указанных недостатков дерева вместо него стали применять железо, когда последнее благодаря упрощению и ускорению его выплавки получило широкое распространение.
В России первый железный лафет Венгловского был введен в 1846 г. для орудий береговых батарей и вооружения крепостей. Лафет изготовлялся из кованого в виде брусков железа.
Устройство лафета понятно из рис. 84. Лафет располагался на поворотной раме, которая устанавливалась на деревянном брусчатом основании. Для боковой наводки всей системы лафет и поворотная рама поворачивались вокруг шворня вручную. Роль подъемного механизма выполнял винт, ввинчивавшийся в неподвижную матку при помощи костыля в его головке.
Винт был не качающимся, что при небольшой величине углов им придаваемых не сказывалось особо вредно на его прочности. Интересно, что в лафете не было наметок на цапфах. Ствол орудия весил 100 - 150 снарядов, а поэтому скорость отдачи была невелика и особых опасений, что орудие слетит с лафета, не возникало.

Рис. 84. Лафет Венгловского
При выстреле лафет откатывался на катках по верхней, наклонной вперед, поверхности поворотной рамы. Этот наклон служил как для ограничения отката, так и для самонакатывания лафета. Во избежание соскакивания лафета с поворотной рамы при откате или накате были сделаны на поворотной раме упоры.
В полевой артиллерии первый железный (из прокатного железа) лафет, спроектированный Безаком, был принят вскоре после Восточной войны. Любопытно отметить, что Безак стремился сохранить форму и размеры деревянных лафетов 1845 г., почему спроектировал станины коробчатой формы. Сделано это было для того, чтобы железные лафеты по внешнему виду не отличались от деревянных (?).
В дальнейшем, до введения дальнобойной артиллерии (в 1877 г.), лафеты изготовлялись из прокатного котельного железа. Колеса были деревянные. Снаряды готовились из чугуна.

Примечания:

1. Иногда оковки фигурного вида применялись как украшения. В особенности были богаты такими украшениями колоды русской артиллерии второй половины XVII ст.

click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 12-3-2004 19:57    
ГЛАВА ХVII


ЗАТВОРЫ

 50. Общие замечания


Нарезные орудия, заряжаемые с дула, обладали тем крупным недостатком, что у них получался значительный прорыв пороховых газов в зазор между снарядом и поверхностью канала. Устранить этот недостаток можно было, только приняв заряжание с казны.
Поэтому неоднократно пытались перейти к такого рода заряжанию. Однако попытки не давали вполне надежных результатов, были разрозненны и конструкторы даже едва ли сознавали или ясно представляли себе те требования, которые должны быть предъявлены к затворам, как ответственным механизмам орудийного ствола. Только после накопления опытного материала и некоторого его обобщения появляются конструкции затворов, построенных на научных началах (1).
В ? 9 'Артиллерийского журнала' за 1868 г. на стр. 1448 помещено интересное письмо президента консистории и ландрата графа Меллинто, адресованное на имя Аракчеева, 'об изобретении заряжаний opyдия с казны посредством надежного способа. Одним только движением пушка раскрывается и заряжается в одну секунду...' 'делается это даже в темноте безошибочно...' 'делает пушка вдвое больше выстрелов против обыкновенной'. Это было предложено Томасом Диамати в Риме.
Подробности этого предложения в отношении его осуществления, испытания и т. п. неизвестны, но интересны сами по себе требования, предъявляемые в письме к затворам: надежность, быстрота, простота и удобство обращения с ними.
Началом научной разработки затворов следует считать работы Кавалли, офицера сардинской артиллерии. В 1846 г. он предложил 30-фн нарезную пушку, заряжаемую с казны, которая была построена Окерским заводом в Швеции и подверглась испытаниям в 1846 - 1847 гг.
В дальнейшем были разработаны затворы Армстронгом, Витвортом,
Варендорфом и другими. Затвор Варендорфа был принят у нас для 30-фн пушек, состоявших в небольшом числе на вооружении береговых батарей.
Опыт с этими и другими пушками, заряжаемыми с казны, показал значительные их преимущества перед пушками, заряжаемыми с дула, заключающиеся в: а) устранении прорыва пороховых газов вперед снаряда; б) надежном центровании снаряда и в) удобстве заряжания и обращения с орудием, особенно из-за закрытий или из закрытых помещений.
По этим соображениям принципиально было решено перейти к системе орудий, заряжаемых с казенной части. Окончательное решение задерживалось из-за отсутствия надежных обтюрирующих приспособлений.
У нас большим сторонником заряжания с казны был Баранцев, стоявший тогда во главе артиллерии. Благодаря его настояниям, как только был выработан достаточно удовлетворительный обтюратор, немедленно ввели систему орудий, заряжаемых с казны. Они получили название 'орудия образца 1867 г.'.
Следует заметить, что раньше слово 'система' или даже 'образец' имело более широкое значение, чем теперь. Слово 'образец' относилось исключительно к стволу, который собственно и составлял 'орудие'; все орудия данного образца были устроены сходственным образом: с одинаковым устройством каналов и типов затворов. Такое понимание слов 'система' или 'образец' сохранилось до 1877 г. Орудия, введенные в этом году, все были устроены сходным образом, также как и орудия обр. 1867 г.

 51. Опыты по разработке затворов

Затвор Кавалли (рис. 85) имеет вид клина, снабженного с левой стороны ручкой, напоминающей скобу, а с правой - рамкой, изогнутой по форме снаряда. Рамка служит для наравления снаряда при заряжании, а также для более удобного открывания и закрывания затвора. Выдвижение затвора при его открывании ограничивается цепочкой, прикрепленной одним концом к стволу, а другим к затвору.
Для достижения обтюрации в выемку, находящуюся в передней грани клинового гнезда в стволе, впрессована медная втулка, несколько выступающая назад из своего гнезда. После досылки заряда для полу-
чения более надежной обтюрации в канал ствола вставлялась чугунная плитка. При закрывании клина он плотно досылал плитку и
нажимал на задний кольцевой срез втулки. Этим нажатием и имелось в виду достигнуть надежной обтюрации, плитка лишь содействовала этому.
При выстреле клин удерживался в гнезде трением.
Несмотря на некоторую степень совершенства затвора Кавалли и на наличие специальных обтюрирующих частей, все-таки надежной обтюрации в нем не было.
Кавалли в своих работах, между прочим, высказал мнение, что для надежности обтюрации обтюрирующие поверхности не должны иметь больших размеров. Это указание не утратило своего значения и по настоящее время.
Затвор Армстронга (1854 г.) является значительным шагом вперед по сравнению с затвором Кавалли.
Большой надежности запирания стремились достигнуть не только тем, что затвор зажимался в гнезде трубчатым винтом (рис. 86), но и тем, что этот винт охватывал выступ на задней грани клина. Однако при этом не было учтено, что давление клина на винт распределяется на малой поверхности, вследствие чего удельное давление получалось очень большим и наблюдались случаи выбрасывания клина.
После ряда попыток обтюрация была достигнута довольно удовлетворительно следующим образом. В гнездо в стволе вставлялось медное кольцо фигурного сечения так, что его грань выступала назад за переднюю грань клинового отверстия. На выступающую часть клина надевалось также медное кольцо. При завинчивании трубчатого винта оба медные кольца сильно нажимали друг на друга.
Труба винта имела диаметр, равный зарядной каморе, что облегчало заряжание орудия.
Клин двигался в вертикальном гнезде в стволе, поэтому открывание затвора требовало значительных усилий даже при небольшом калибре орудия. Подобные затворы были разработаны для орудий не свыше 7-дм (178-мм) калибра.
Запальный канал устроен в клине, а не в стенке ствола, как это было при затворе Кавалли (2).
Затворы Армстронга оказались недостаточно надежными (бывали случаи выбрасывания), почему от них отказались и приняли в Англии орудия Армстронга же, но заряжаемые с дула.
Затвор Варендорфа (1858 г.) представляет комбинацию поршневого и клинового затворов (рис. 87).
Здесь, собственно, запирает канал ствола поршень, составляющий одно целое с длинным прямоугольного сечения хвостом, оканчивающимся на заднем конце винтом. В хвосте имеется эллиптическое отверстие, через которое и отверстия в стенках ствола при запертом затворе проходит засов. Хвост проходит через отверстие рамы, скрепленной шарнирно со стволом.
На рис. 87 затвор изображен в запертом положении, причем поршень навинчиванием воротка на винт хвоста оттянут назад и плотно нажал передней гранью отверстия в хвосте на засов.
Для открывания затвора нужно:
1) свинтить на 1 - 2 оборота вороток, отчего нажатие между гранью
окна и засовом ослабнет;

2) выдвинуть вправо засов до отказа, при этом засов выйдет из отверстия в хвосте поршня и его левый конец войдет в отверстие в правой стенке ствола;
3) за ручки воротка вытягивать из ствола поршень, пока поршень не войдет в раму;
4) повернуть весь затвор вокруг оси шарнира рамы вправо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке: 1) повернуть затвор до прилегания переднего среза рамы к казенному срезу ствола; 2) вдвинуть поршень до отказа в канал ствола; 3) задвинуть засов и 4) воротком оттянуть поршень назад, чтобы передняя грань отверстия в хвосте сильно нажалась на засов. При сильном нажатии этих частей предупреждается возможность их ударов при выстреле.
Затвор, как видно, требует много приемов для открывания и закрывания, но удерживается в стволе надежно.
Для достижения обтюрации на переднем конце поршня укреплялось разрезное стальное кольцо треугольного сечения. Вследствие отодвигания поршня при закрывании затвора назад, а также и наличия пропила в кольце оно работало недостаточно удовлетворительно. Поэтому были в качестве обтюраторов приняты прессованные из картона и кожи поддоны в виде чашечки или, лучше сказать, блюдца. 0ни прикреплялись к дну заряда. При выстреле они расправлялись и плотно закрывали промежутки между поршнем и стенками каморы.
Затворы Варендорфа, как уже сказано выше, были приняты в очень небольшом числе в России для 30-фн пушек.
Затвор Энгштрома (3) интересен как образчик первого поршневого затвора, скрепление которого со стволом достигается боевыми выступами, заходящими в пазы затворного гнезда ствола. Этот прием скрепления, как известно, является для поршневых затворов основным по настоящее время, с тою лишь разницей, что боевые выступы в орудийных затворах представляют секторы с винтовой: нарезкой. В ружейных затворах боевые выступы сходны с выступами затвора Энгштрома. Поршень затвора во многом напоминает поршень затвора Варендорфа.
Устройство затвора Энгштрома поясняется рис. 88. Поршень снабжен хвостом или стержнем, проходящим сквозь отверстие в раме. Последняя шарнирно соединена со стволом. На конце стержня, выходящем из рамы, надета рукоятка.
Для открывания затвора нужно поршень, действуя на рукоять, повернуть слева - вверх - направо. Поворот ограничивается тем, что боевые выступы поршня упрутся в грани продольных пазов в стенках ствола и сами выступы поршня станут против этих пазов. Затем поршень вытягивают назад до упора поршня в дно рамы, вследствие чего рама вместе с поршнем поворачивается вокруг оси шарнира и затвор открывается.
Закрывание затвора производится в обратном порядке.
Пазы для боевых выступов поршня перпендикулярны оси канала ствола, почему при выстреле не появляются усилия, стремящиеся повернуть поршень, а это означает, что поршень надежно удерживается в гнезде ствола при выстреле. Однако нет никаких указаний, дающих возможность судить о том, что поршень повернут на всю длину боевых выступов, почему возможно произвести выстрел при недовернутом поршне и недостаточном сцеплении его выступов с выступами в стволе.
Обтюратор - разрезное, треугольного сечения, кольцо, как и в затворе Варендорфа.

Рис. 88. Затвор Энгштрома:
1 - ствол; 2 - поршень, 3 - стержень; 4 - рукоять; 5 - рамка.

Затвор Витворта (1864 г.) представляет интересную конструкцию как бы обратного поршня (рис. 89). Казенная часть ствола снабжена винтовой нарезкой, на которую навинчивается затвор, вращающийся в раме, шарнирно скрепленной со стволом. На затворе укреплена на оси рукоять, поворот которой ограничивается двумя упорами на затворе.
Для открывания затвора нужно рукоять энергично повернуть справа-вверх - налево, чтобы произошел сильный удар рукояти по левому упору затвора. Это необходимо для первоначального смещения затвора, которое требует большого усилия. Когда затвор повернулся, вращая рукоять в том же направлении, свинчивают его со ствола. После этого поворачивают весь затвор назад - направо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке. В конце навинчивания затвора нужно рукоятью сделать несколько энергичных ударов по правому упору затвора, чтобы получить надежное закрывание последнего.
Для обтюрации к заряду прикреплялся оловянный поддон, нечто вроде гильзы. Этот поддон частью расплавлялся, почему извлечение его после выстрела из канала ствола представляло некоторые затруднения и замедляло стрельбу. Для обтюрации применялись также просальники (любрифрикаторы) из кожи или прессованного картона, пропитанные салом. Действовали они также не вполне удовлетворительно.
Помимо недостатков в обтюрации затвор для открывания и закрывания требовал большого числа оборотов его, что уменьшало скорострельность. Затвор иногда перекашивался в раме и тогда его вращение было невозможно, приходилось вручную направлять затвор на навинтованную часть ствола.
По этим причинам от такого затвора отказались и в Англии перешли к испытанному приему заряжания с дула.

 52. Затворы клиновые

Затворы, разработанные Кавалли и Армстронгом, относятся к типу клиновых затворов. Но в них не было достигнуто ни должной обтюрации, ни надежности закрывания; были случаи выбрасывания затвора. Поэтому эти затворы не получили распространения и в Англии перешли к заряжанию с дула, а в Пруссии, хотя перешли к заряжанию с казны, приняли затвор Варендорфа, на заводе которого вел работы Кавалли, но этот затвор не мог считаться вполне удовлетворительным.
Первым достаточно удовлетворительным клиновым затвором был затвор механика Крейнера, предложенный им в 1860 г. Этот затвор оказался настолько простым в обращении, надежным в отношении закрепления в гнезде и обтюрации, что был принят в Пруссии и в России для орудий обр. 1867 г. небольших калибров: до 24-фн (152-мм) включительно.
Затвор (рис. 90) представляет призму прямоугольного сечения, разрезанную вдоль плоскостью, наклонной к передней грани призмы. В одной из частей призмы закреплен своей шейкой винт с рукоятью, а в другой сделано навинтованное гнездо, в которое ввинчен этот винт.

Рис. 90. Затвор Крейнера:
1 - ствол; 2 - передний клин; 3 - задний клин; 4 - зажимной винт; 5 - рукоять; 6 - прорезь; 7- шайба; 8 - крючок; 9 - плитка; 10 - каморное кольцо; 11 - задержка

При вращении винта части клина (собственно, призмы, но они действуют наклонной гранью, как клин) скользят одна по другой. При закрывании клина его размер по оси канала увеличивается, благодаря чему получается сильное нажатие его граней - и передней и задней - на грани затворного гнезда. При открывании, наоборот, этот размер клина уменьшается и передняя грань его отходит от передней грани клинового гнезда. Передняя грань отходит, так как задняя часть клина имеет направляющий выступ, скользящий в направляющем пазу в гнезде клина. Вследствие уменьшения сказанного размера выдвигание клина производится легко. В клине сделано сквозное отверстие, которое при открытом клине становится на продолжении канала ствола и все неровности затворного гнезда закрываются стенками отверстии, благодаря чему досылка снаряда и заряда происходит беспрепятственно.
На верхнем рисунке клин изображен в тот момент, когда его части уже приведены в положение для открывания и нужно его только вытянуть из ствола, или в тот момент, когда клин вдвинут, но еще части его не сдвинуты одна относительно другой.
Для дальнейшего открывания клина, соответственно его положению на рисунке, нужно клин за рукоятку вытянуть влево. Задержка ограничивает выдвигание клина своим упором в правую грань паза в клине, причем снарядное отверстие клина становится точно на продолжении канала ствола.
Закрывание клина, производится так: действуя на рукоять вдвигают клин в гнездо до плотного прилегания шайбы к стволу; вращают рукоять слева - вверх - направо, причем с нею вращается и шайба; ее несрезанный край подходит под крючок и она теряет возможность отхода от орудия, вследствие чего винт получает в шайбе опору и толкает заднюю часть
клина вправо. Клин, раздвигаясь, плотно прилегает к передней и задней граням клинового отверстия.
Собственно, передняя грань клина вся целиком не прижимается к грани гнезда. Нажатие происходит лишь между обтюрирующими поверхностями каморного кольца и плитки.
Этот обтюратор в виде каморного кольца и плитки был предложен Бродвелом в Америке (рис. 91). У каморного кольца наружная поверхность имеет форму шарового пояса, внутренняя фигурная и задняя - плоская. В сечении кольцо имеет вид клюва. Центр шаровой поверхности находится на оси канала ствола позади передней грани гнезда для клина.
Каморное кольцо помещается в специальном для него гнезде в стволе, причем размеры рассчитаны так, что каморное кольцо выступает из своего гнезда несколько назад.
В гнездо в передней грани клина вкладывается круглая плитка с ободком несколько большей ширины, чем задний срез каморного кольца. Плитка выступает вперед из своего гнезда. Вследствие этого при вдвигании и зажимании клина нажатие происходит только между плиткой и каморным кольцом.
В поршневых затворах при применении обтюратора Бродвела на передней части поршня или на особой добавочной части так же как на
плитке делается ободок. Каморное же кольцо помещается в гнезде ствола так же, как и при клиновых затворах. Так как поверхность нажимающихся частей невелика, то удельное давление на ней будет значительное.

Рис. 91. Обтюратор Бродвела.
1 - ствол,2 - клин; 3 - каморное кольцо; 4 - плитка.
Рис. 92. Обтюратор Бродвела в бронзовых орудиях:
1 - ствол; 2 - клин; 3 - плитка; 4 - каморное кольцо; 5 - втулка.


При выстреле каморное кольцо давлением пороховых газов нажимается и на плитку и на стенки ствола и тем закрывает выход газам.
Прорыв пороховых газов между каморным кольцом и стенками ствола, как показывает опыт, случается редко, а между плиткой и каморным кольцом - сравнительно часто. Для устранения или уменьшения вредных последствий этого прорыва на задней грани каморного кольца делают 2 - 3 кольцевых желобка. Прорвавшиеся газы, распространяясь по жолобку, теряют свою упругость и дальше, чаще всего, не, прорываются.
Эти обтюрирующне части требовалось по возможности после каждого выстрела смазывать салом. Пригонка стального кольца к бронзовому стволу представляла затруднение; поэтому в такой ствол вставлялась стальная втулка, игравшая роль плитки, а каморное кольцо помещалось в стальной плитке в клине (рис. 92).
Затвор Крейнера был принят в Пруссии и к некоторым орудиям обр. 1867 г. нашей артиллерии. В Пруссии (в 1864 г.) перешли к другому затвору, тоже в виде клина прямоугольного сечения, названному по преемственности также призматическим, хотя он имел форму пирамиды. В русской артиллерии в 1867 г. ввели 'призматический' клиновой затвор Круппа более простой, чем затвор Крейнера и не сложнее прусского затвора 1864 г. Его устройство ясно из рис. 93.
Клинья, имеющие прямоугольное сечение, представляют известную опасность в смысле отрыва заклиновой части.
В самом деле, при некоторой неточности в работе по изготовлению клина и гнезда для него в стволе клин может перекоситься в гнезде и, стало быть, не прилегать задней своей гранью к задней грани клинового гнезда, как это в грубом виде представлено на рис. 94. В таком случае, давление будет передаваться заклиновой части по ребру клина и удельное давление будет слишком большим, что и будет причиной отрыва заклиновой части.

Рис. 93. Призматический клиновой затвор орудия обр. 1867 г.
1 - ствол;2 - клин; 3 - зажимной винт; 4 - рукоять.
Рис. 94. Неправильное положение призматического клина в гнезде.

Для устранения этого недостатка Крупп разработал затворы с цилиндро-призматическими клиньями, которые были приняты в русской артиллерии цля чугунных и стальных орудий обр. 1867 г. и для всех орудий обр. 1877 г. с некоторыми отличиями для орудий разных калибров по сравнению с изображенным на рис. 95 затвором для полевых орудий.
На рис. 95 клин изображен в запертом положении. Для его открывания нужно:
1. Поднять за крючок защелку, замыкающую затвор. При подъеме защелки ее выступ выйдет из гнезда на рукояти, закрепленной на стебле зажимного винта, вследствие чего поворт рукояти и винта станет возможным.
2. Повернуть рукоять сзади - вверх - вперед на 180?. Вследствие этого зажимной винт повернется, его витки будут вывинчиваться из полуматки, выделанной в стенке ствола, и винт, упираясь в лицевую доску, сдвинет клин влево. В конце поворота рукояти выступ на ней упрется в выступ на клине и дальнейший поворот рукояти станет невозможен.
В это время зажимной винт повернется своими срезанными винтами к матке в стволе; таким образом, сцепление винта со стволом нарушится.
3. Выдвинуть клин влево до упора нижнего конца задержки клина в правую грань паза на клине. В это время зарядное отверстие клина станет на продолжение канала ствола, и орудие готово будет для заряжания. При выдвигании и вдвигании клина в гнездо в стволе он направляющими на нем выступами, скользящими по пазам в стенках ствола, нажимается задней своей цилиндрической поверхностью на цилиндрическую поверхность затворного гнезда. Ось этих цилиндрических поверхностей наклонна к оси канала ствола, почему при выдвигании клина его передняя грань будет отходить от передней грани клинового гнезда, а при вдвигании будет приближаться к ней и в конце при повороте винта получится сильное нажатие плитки на каморное кольцо.

рис. 95. Цилиндро-призматический клиновой затвор орудий обр. 1877 г.
1 - ствол; 2 - клин; 3 - каморное кольцо; 4 - плитка; 5 - зажимной винт; 6 - рукоять; 7 - задержка; 8 - паз; 9 - защелка; 10 - пружина защелки; 11 - медное обтюрирующее колечко.

Защелка в поднятом и опущенном положениях удерживается пружиной. Запальный канал проходит наклонно по особому стержню, вставленному в клин, и по замочной задержке. Для устранения прорыва пороховых газов между замочной задержкой и стенками ствола в клине помещается медное колечко треугольного сечения.
Этот затвор по сравнению с ранее описанными клиновыми затворами
имеет следующие преимущества:
1) введено замыкание затвора помощью защелки, предупреждающее поворот рукояти;
2) при перекашивании клина в гнезде прилегание цилиндрической поверхности клина к поверхности клинового гнезда все-таки происходит не по линии, как в призматических затворах, а на значительной поверхности и отрыв заклиновой части менее вероятен; 3) для открывания или закрывания затвора зажимной винт достаточно повернуть на пол-оборота, что ускоряет работу;
4) при не вполне запертом затворе запальный канал в клине не совпадает с каналом замочной задержки, почему луч огня не может перейти к заряду, вследствие чего нельзя произвести выстрела при вполне закрытом клине.
Подобного устройства клиновые затворы с небольшими изменениями были приняты для орудий до 152-мм калибра включительно. В орудиях больших калибров вес клина доходит до 1 т и движение его вручную без специальных механизмов становится невозможным. Поэтому в этих орудиях устроены специальные зажимные приспособления для надежного нажатия плитки на каморное кольцо, а для движения - зажимные и ходовые винты.

 53. Затворы поршневые

В 1858 г. Трейль-де-Болье предложил поршневой затвор, который и был принят во Франции для 16-см пушек.
Затвор Трейль-де-Болье является прототипом для поршневых затворов всех последующих конструкций. По этой же идее и даже сходно по конструкции был разработан на Пермском заводе, по указаниям профессора Артиллерийской академии Гадолина, затвор, который был принят для 9-дм (228-мм) пушек обр. 1867 г. под названием 'затвор Пермского завода'.
На рис. 96 изображен затвор Пермского завода. Поршень снабжен треугольной винтовой нарезкой, простроганной в трех местах, благодаря чему при повороте поршня лишь на одну шестую долю окружности получается сцепление витков поршня с витками затворного гнезда на половине длины окружности. Этим достигается быстрота работы с затвором.
Для открывания затвора нужно, действуя рычагом, поршень повернуть сверху налево. Так как это требует большого усилия, то на верхнем конце рычага укреплен рычажок, вращающийся на оси. На верхнем крае казенного среза ствола выделана зубчатая дуга. Вставляя нижний конец рычажка между зубьями дуги, можно развить требуемое усилие для первоначального поворота поршня при открывании или достичь сильного зажатия поршня при закрывании. Сместив несколько поршень при открывании, дальнейший его поворот производят, действуя непосредственно на рукоятку рычага. Когда поворот поршня будет закончен, его вытягивают из затворного гнезда за скобу, составляющую одно целое с рычагом. При выдвигании поршень скользит по салазкам, удерживаемым на месте защелкой. В конце выдвигания поршня защелка поворачивается (а если бы не повернулась, ее можно оттянуть за кольцо на ней), салазки расцепляются со стволом и весь затвор поворачивается вокруг оси шарнира салазок слева направо.

Для перекрытия витков и пазов затворного гнезда с целью удобного направления снаряда и заряда в затворное гнездо перед заряжанием вкладывается жолоб. Посла заряжания жолоб убирают.
Закрывание затвора производится в обратном порядке.
Обтюратором служит каморное кольцо и плитка Бродвела. Во французской артиллерии обтюратором служила стальная чашка (блюдце), прикрепленная и передней грани поршня. Действием давления пороховых газов ее края плотно прижимались к стенкам ствола и закрывали выход газов в зазоры между поршнем и затворным гнездом.
Во Франко-прусскую войну французская артиллерия была снабжена орудиями системы Лагита, заряжаемыми с дула. Недостатки этой артиллерии по сравнению с прусскими орудиями, заряжаемыми с казны, и большая потеря орудий вынудили французов спешно разработать новую систему орудий, заряжаемых с казны. Эту задачу довольно успешно выполнил Реффи, разработав поршневой затвор к бронзовым стволам. Во время осады Парижа было изготовлено несколько сот таких орудий.
Гнездо для затвора было устроено не непосредственно в стенках ствола, а в стальном казеннике; ввинченном в гнездо в стенках ствола, что вызывалось трудностью пригонки сложных частей из стали и бронзы.
На рис. 97 изображен затвор Реффи в запертом положении. Для открывания затвора необходимо:
1. Повернуть за рукоять поршень справа - вверх - налево на 1/6 долю окружности. Поворот поршня как при открывании, так и закрывании затвора ограничивается стопором, входящим своей пяткой в паз на поршне.
2. Вытянуть поршень из затворного гнезда и рамы, действуя рукоятью и скобой. Выдвигание поршня ограничивается тем же стопором, скользящим своей пяткой по продольному участку паза на поршне. При окончании выдвигания поршня он сомкнется с рамой особым стопором, сидящим в специальном для него гнезде в раме и под действием пружины заскакивающим в углубление на поршне, которое в этот момент к нему подойдет.
3. Повернуть весь затвор вокруг оси шарнира рамы слева направо.
Закрывание затвора производится в обратном порядке, причем, когда рама плотно приляжет к казенному срезу ствола, стопор, смыкающий поршень с рамой, будет вытолкнут наклонной гранью углубления в поршне и вдвигание поршня станет возможным. В то, же время другой конец стопора войдет в выемку в стенке ствола и сомкнет раму с поршнем, что необходимо для удержания рамы на месте при выдвигании поршня из гнезда в орудии, так как иначе рама могла бы перекоситься и выдвигание поршня было бы невозможным.
Запальник канал проходит в поршне наклонно к его оси.
Обтюратором в затворе Реффи служила жестяная гильза, стенки которой были покрыты несколькими слоями бумаги. Дно гильзы составляла медная чашка с картонным кольцом, служившим для соединения дна с корпусом гильзы. В дне гильзы сделано отверстие для пропуска луча огня от вытяжной трубки. Это отверстие закрывалось двумя пластинками; в наружной было отверстие для пропуска луча огня, а во внутренней несколько отверстий, расположенных по сторонам, в центре же находилось утолщение (сосок). При выстреле луч огня проходил по этим отверстиям и сообщал огонь заряду. Когда же развивалось давление, внутренняя пластинка отодвигалась назад и своим соском закрывала отверстие в первой пластинке. Таким образом, достигалось устранение прорыва
пороховых газов через запальный канал.

Рис. 97. Затвор Реффи:
1 - ствол; 2 - поршень; 3 - рама; 4 - стопор, '5 - паз; 6 - запальный канал; 7 - рукоять.
Рис. 98. Обтюратор Банжа.

На передней плоскости поршня была сделана насечка, в которую вдавливалось при выстреле дно гильзы. Таким путем гильза сцепялась с поршнем и при выдвигании последнего гильза извлекалась из канала ствола. Однако это не всегда удавалось и приходилось гильзу извлекать какими-либо приспособлениями.
Очень сходно, но более совершенно, в особенности в отношении обтюрации, устроен затвор, предложенный французским артиллеристом Банжем. Этот затвор был введен во французской артиллерии в 1877 г.
Как уже замечено, затвор очень сходен по устройству с затвором
Реффи. Особенностью затвора является разработанный Банжем пластичный обтюратор, который находит широкое применение и в настоящее время в орудиях, стреляющих зарядами, помещенными в картузах.
На рис. 98 изображен продольный разрез запертого затвора Банжа. В поршне сделан сквозной канал, через который проходит хвост грибовидного стержня. Между шляпкой грибовидного стержня и передней плоскостью поршня вкладываются детали обтюратора:
1) асбестовая подушка - обтюратор, представляющая чехол из парусины, наполненный смесью асбеста с бараньим или говяжьим несоленым салом и спресованная под давлением 3500 - 5500 кг/см' (при прессовании подушке одновременно придается необходимая форма);
2) оловянные чашки или желобчатые кольца для упрочения оболочки, предохранения ее от прожигания пороховыми газами и облегчения отлипания обтюратора от стенок ствола;
3) три стальных кольца: два разрезных у наружных краев обтюратора и одно цельное у задней поверхности его на хвосте стержня; назначение этих колец - препятствовать продавливанию подушки в зазоры между грибом и стенками ствола, поршнем и стенками ствола и между хвостом стержня и поршнем; разрезные кольца в то же время содействуют лучшей обтюрации.
Предлагая свой обтюратор, Банж высказал, между прочим, общий принцип правильной, надежной работы обтюратора: давление между обтюрирующими поверхностями должно быть больше, чем давление внутри канала ствола. Этот принцип вместе с принципом, указанным Кавалли, что обтюрирующие поверхности должны быть небольших размеров, сохраняет свою силу и по настоящее время.
Принцип Банжа в его обтюраторе осуществляется довольно полно. Давление пороховых газов воспринимается большой поверхностью гриба, а передается, при условии, что давление в пластической массе распределяется во все стороны одинаково, лишь узкой кольцевой обтюрирующей поверхностью в месте прилегания подушки к стенкам ствола. Это последнее давление может быть увеличено предварительным поджатием обтюратора. Благодаря этому обтюраторы Банжа работают очень хорошо и выдерживают большое число выстрелов. Хорошей работой обтюраторов Банжа объясняется их широкое распространение.
Банк произвел многочисленные опыты с разными материалами для изготовления своих обтюраторов (каучук, воск, мыло, сало), в результате которых он остановился на асбесте с салом, признанном наилучшим. В настоящее время с появлением орудий, в которых давление пороховых газов получается до 4000 - 4500 кг/см2 и более, вместо бывших около 2000 кг/см2, обнаруживаются некоторые недостатки указанной смеси. Изыскания в этой области ведутся.
Грибовидный стержень, двигаясь под давлением пороховых газов назад, получает значительные ускорения. Когда произойдет остановка стержня вследствие полного сжатия обтюратора, хвост стержня, продолжая по инерции движение назад, может оторваться и вылететь из орудия. Для предупреждения этого канал для хвоста в поршне имеет уступ. Равным образом и хвост имеет уступ. В случае отрыва хвоста эти уступы прилягут друг к другу и хвост не будет иметь возможности продолжать движение назад.
Весьма большой интерес не только в отношении затворов, но и в других областях представляют работы Барановского (1846 - 1879 гг.), являющегося крупным новатором. Здесь рассмотрим его работы, касающиеся только устройства затворов, а о прочих будет сказано в своем месте.
Один из первых затворов Барановского (1874 г.) сходен по идее с затвором Энгштрома с той разницей, что боевые выступы расположены в задней части затвора, а не в передней.
При повороте поршня за рукоятку для открывания затвора взводится ударник, подобно тому, как это происходило в винтовке 1891 г. После поворота затвор с гильзой вытягивается. Последняя падает через нижнее окно ствола. При повороте затвора при закрывании происходит спуск ударника и выстрел. Этот затвор, хотя и оригинален, но, как видно, не является вполне самостоятель ой конструкцией.
Прием заряжания артиллерийских орудий унитарным патроном Барановским предложен впервые. Предлагавшиеся гильзы Витвортом, Реффи назначались исключительно для обтюрации.

Рис. 99. Затвор Барановского:
1-ствол; 2-поршень; 3-рама; 4-рукоять; 5-спусковой крючок; 7-взвод; 8-ось спускового крючка; 9-выступ; 10-коробка; 11-выбрасыватель; 12-гильза патрона.

Другой затвор Барановского также для 2,5-дм (60-мм) пушки, назначавшейся и состоявшей на вооружении судов флота, представляет новую, совершенно оригинальную конструкцию, в которой удовлетворены все требования, предъявляемые к затворам скорострельных орудий, кроме разве предохранителя на случай затяжных выстрелов. Необходимость последнего, однако, не является насущной и в английской артиллерии они во многих системах отсутствуют.

Рис. 100. Патрон к орудию системы Барановского.

Затвор поршневой, с двумя нарезными секторами и двумя гладкими. На рис. 99 (вид сверху) затвор изображен в запертом положении. Затвор не только заперт, но и замкнут. Для открывания оттягивают ударник за ушко x назад, в результате выступ ушка выходит из пазов в раме z и рукояти y, происходит размыкание этих частей и станет возможным поворот поршня, затем поворачивают рукоять, а вместе с ней и поршень и отпускают ударник. В конце поворота рукояти ее кольцо выступом будет скользить по скошенной грани o рамы, поршень слегка сдвинется назад и его дальнейшее вытягивание из гнезда будет незатруднительным. Вместе с вытягиванием поршня извлекается из канала ствола гильза. В конце выдвигания поршня он вместе с рамой поворачивается вокруг оси шарнира и отходит влево. Гильза вынимается руками. После открывания затвора производится заряжание унитарным патроном.
При закрывании поршень с рамой поворачиваются и вдвигаемый поршень досылает патрон в камору, а выбрасыватель захватывает зацепом закраину гильзы. Далее поршень поворачивают, действуя на рукоять, при этом наклонная грань паза w в кольце рукояти выжмет из него выступ s спускового крючка 7, отчего последний повернется вокруг своей оси p и его выступ (взвод) r станет впереди грани отверстия q в ударнике,- ударник останется на взводе.
Для производства выстрела спусковой крючок поворачиваю вправо помощью шнура. При повороте спусковой крючок взводом r оттягивает ударник назад, боевая пружина сжимается. При достаточном повороте взвод r выходит из окна q в ударнике и ударник силою сжатой боевой пружины будет послан вперед,- произойдет выстрел.
Если затвор не вполне закрыт, пазы y на рукояти и z на раме не совпадут, а, значит, выступ a ударника не сможет зайти в них т. е. ударник не сможет податься вперед и выстрел не произойдет. Для этой же цели служит выступ k спускового крючка и паз на раме v. При недовернутом затворе паз не подойдет под выступ 4 и последний, опираясь на раму, не позволит спусковому крючку повернуться.
Таким образом, в этом затворе Барановского введены следующие новые механизмы:
1) не допускающие производства выстрела, пока затвор не вполне закрыт;
2) замыкающие при спуске ударника затвор'который не может открыться.
Такие механизмы признаются необходимыми и в настоящее время.
Кроме того, для уменьшения нагрузки на винтовые секторы поршня в передней части поршня сделаны боевые выступы, сцепляющиеся при закрытом затворе с гранями пазов в стенках ствола.

Рис. 101. Схема затвора Велена.

В затворе нет предохранителя на случай затяжных выстрелов, как об этом уже было сказано; он появляется впервые в 1897 г. в французской скорострельной пушке, т. е. спустя лет 25.
Как видно, описанный затвор является для своего времени весьма совершенным. В нем осуществлены все важнейшие требования к затворам скорострельных орудий. Приемы разрешения их в затворе Барановского повторяются, правда, в несколько измененном виде и в современных затворах.
Поршневые затворы, подобные описанным, имеют тот недостаток, что сцепление витков поршня с витками в затворном гнезде происходит на очень малой длине окружности, вообще говоря, менее ее половины. Вследствие этого поршень приходится делать сравнительно длинным и тяжелым, что затрудняет обращение с ним.
Для устранения этих недостатков Велен предложил делать поршни со ступенчатыми витками, как это видно на рис. 101 для поршня с двумя ступеньками, но можно делать и делают и трехступенчатыми. При устройстве поршня по схеме, представленной на рис. 101, достаточно поршень повернуть на 1/12 долю окружности, как произойдет сцепление витков на 2/3 длины окружности. Предложение Велена представляет следующие выгоды:
1) вследствие сцепления витков поршня с витками затворного гнезда на большей длине поршень может быть меньшей длины;
2) поворот поршня нужно производить на небольшой угол, в 2 - 3 раза меньший, чем при обычном устройстве поршня.
Вообще же поршневые затворы описанного устройства имеют следующие недостатки:
1) давление пороховых газов направлено туда же, куда выдвигается : затвор;
2) затвор при открывании целиком выходит из затворного гнезда, по- этому необходимо устройство надежного приспособления для его удержания при стволе и направления в канал ствола при закрывании;
3) затворное гнездо, через которое при заряжании должны пройти снаряд и заряд, имеет много впадин и выступов, почему необходимо. устраивать (в особенности в орудиях средних и больших калибров) особые части, перекрывающие эти неровности;
4) отведенный от ствола затвор имеет большой момент веса, вследствие чего получается перекашивание его в раме, а рамы - на оси ее шарнира;
5) при больших углах возвышения после поворота поршня затвор сам открывается и падает, а затем, если его не держать все время, он опускается и мешает заряжанию; для удержания затвора в открытом положении необходимо значительное усилие; при закрывании затвор сам падает, а затем его приходится с большим усилием подымать и с большим трудом вводить в затворное гнездо.
Для устранения всех этих недостатков приходится применять различные механизмы, что усложняет устройство затвора, утяжеляет его, ослабляет прочность ствола, так как для помещения этих добавочных механизмов необходимо делать в стенках ствола пазы, отверстия, гнезда и пр.
Все эти недостатки отпадают в устройстве поршневых затворов, эксцентрически расположенных относительно оси канала ствола. Такие затворы носят название эксцентрических, хотя они по существу поршневые и их следовало бы называть 'поршневыми эксцентрическими затворами'.
Поршневой эксцентрический затвор был предложен Норденфельтом и впервые применен в 75-мм французской пушке 1897 г.
Поршень всегда, как в закрытом, так и в открытом положении, целиком находится в своем гнезде ствола. Гнездо это расположено в особой утолщенной части ствола и его ось приходится зализ нижней производящей канала ствола. На рис, 102 затвор изображен в запертом и замкнутом положении, при этом массивная часть поршня закрывает канал ствола, а зарядное отверстие приходится внизу.
Для открывания затвора при первом заряжании (рис. 103) необходимо нажать пальцем вперед на инерционное тело 5, расположенное в рукоятке. Инерционное тело своим выступом повернет защелку 3 и ее выступ выйдет из паза на казенном срезе ствола - поршень будет разомкнут со стволом. Собачка 6 заскочит в вырез рукояти и удержит защелку в отведенном назад положении. После выстрела размыкание производится автоматически и прием утапливания инерционного тела при открывании затвора отпадает. Далее поворачивают поршень за рукоятку справа - вверх - налево до упора ее в ставень. Поршень будет повернут на требуемый угол и зарядное отверстие станет против канала. Зарядное отверстие имеет гладкую поверхность, почему заряжание происходит без затруднений.

При поворачивании поршня палец собачки проходит над целиком, который поднимает палец, собачка освобождает защелку и последняя пластинчатoй пружиной 4 будет нажата на казенный срез ствола.
Для закрывания затвора поворачивают за рукоять поршень в обратную сторону. Поворот поршня будет ограничен упором рукояти в выступ на казенном срезе ствола. В это же время защелка под действием пластинчатой пружины заскочит в паз на стволе, - затвор будет закрыт и замкнут.
В описываемом эксцентрическом затворе витки поршня не имеют длины всей окружности; часть их вырезана зарядным отверстием. Но имеются эксцентрические затворы с нарезкой по всей длине окружности, например у австрийской 105-мм гаубицы обр. 1898 г. дивизионной артиллерии.
Эксцентрический затвор постоянно находится в своем гнезде в стволе. Усилие для открывания и закрывания постоянное, почти не изменяется с изменением угла возвышения.
Для производства выстрела тянут грушу вправо и вниз, шнур поворачивает при этом молоток, который имеющимся на нем зубчатым сектором потянет рейку. Последняя сжимает боевую пружину. Когда грушу отпустят, сжатая боевая пружина потянет рейку обратно, эта последняя повернет молоток, который с силой ударит по ударнику; ударник ударит по капсюлю в дне гильзы, - произойдет выстрел и откат ствола. Инерционное тело в рукояти сдвинется относительно ствола вперед и произведет размыкание затвора. Если бы выстрел не произошел, не произошло бы и отката и размыкания затвора и последний нельзя было бы открыть без нажатия на инерционое тело.
Это приспособление составляет 'предохранитель на случай затяжных выстрелов'. Смысл его устройства состоит в следующем. Иногда при стрельбе получаются затяжные выстрелы, когда выстрел происходит не тотчас же после спуска молотка (ударника), а несколько задерживается, затягивается. Номер же, действующий затвором при скорой стрельбе, торопится открыть затвор и может случиться, что выстрел произойдет во время открывания затвора или после его открывания. В первом случае произойдет выбрасывание затвора и возможно разрушение ствола. Во втором случае разрушения менее вероятны, но гильза и часть газов будут выброшены назад. И в том и другом случае возможны человеческие жертвы. Предохранитель на случай затяжных выстрелов, не позволяя открыть затвор до тех пор, пока выстрел не произошел, предупреждает указанные вредные последствия.
Выбрасывание гильзы происходит вследствие удара грани паза на передней грани поршня по кулаку на оси выбрасывателя. От этого удара поворачиваются кулак, ось и выбрасыватель. Последний своими зацепами действует на закраину гильзы и тем самым выбрасывает ее из канала.
Достоинством описанного затвора является еще и то, что расположением зарядного отверстия и выбором его формы поршень в запертом положении может быть вполне уравновешен. Принимая во внимание, что остальная часть ствола симметрична, весь ствол при этом затворе может быть вполне уравновешен относительно оси канала. Это особенно важно для вьючной артиллерии.
На этом очерк развития затвора закончу, возвращусь к вопросу об устройстве затворов при рассмотрении различных систем и образцов артиллерийских орудий.


Примечания:

1. Подробнее этот вопрос изложен в работе автора, помещенной в т. XXI Известий Артиллерийской академии за 1936 г.
2. Интересно отметить, что русские неизвестные мастера еще во второй половине XVII в. также делали запальные каналы в клине.
3. Затвор был испытан в 1858 г.


click for enlarge
click for enlarge

click for enlarge
click for enlarge

Laborant
posted 12-3-2004 20:02    
.
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
click for enlarge
Laborant
posted 12-3-2004 20:06    
..

click for enlarge
Laborant
posted 14-3-2004 12:12    
Нижеследующие 2е главы я уже здесь выкладывал. Выкладываю повторно, дабы не нарушать цельности изложения.

  всего страниц: 4 :  1  2  3  4 

новая тема
следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Артиллерия
  История материальной части артиллерии ( 2 )
guns.ru home