Guns.ru Talks
  о животных
  Волко-собачьи гибриды.
тема закрыта

Знакомства | вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Волко-собачьи гибриды.    (просмотров: 826)
 версия для печати
Lesnik-n
posted 16-8-2007 16:04    
Много ходит на эту тему легенд. У меня скопилась достаточно большая подборка статей на эту тему (не моих), если интересно буду выкладывать постепенно.

Между волком и собакой

Ох уж эти писатели и режиссеры! Ох уж эти творческие натуры, борющиеся за гуманность и светлые идеалы! Сколько написано трогательных историй о верном волке, сколько фильмов снято! Из романа в повесть, из повести в очерк из очерка в киноленту кочует незамысловатый поучительный сюжет: человек подбирает волчонка, благодарный зверь, превратись в матерого красавца, расплачивается со своим благодетелем, защитив его либо от свирепой стаи собратьев, либо от нехороших дядей с ружьями и ножами. Дети рыдают, да что там дети, взрослые утирают скупую слезу, когда в финале окровавленный волк умирает на руках спасенного хозяина. Потом, понятное дело, потрясенный зритель (читатель) всю оставшуюся жизнь мечтает о таком же верном друге-волке. Стоит ли удивляться, что при первой же возможности он спешит реализовать мечту жизни, как только судьба посылает удобный случай. К принятию решения завести ручного волка подталкивают и многочисленные публикации в СМИ, и не менее многочисленные телесюжеты. Вот совсем недавно, в одном из утренних каналов девушка-корреспондент поведала очередную трогательную историю усыновления волчонка. Приемная мать-героиня (судя сюжету. жена очень состоятельного человека) весело играя, носится с волчонком по комнатам просторного коттеджа. Проницательный наблюдатель (не понаслышке знакомый с волками) сразу же отметит образцовый порядок, целехонькую мягкую мебель, нетронутые острыми зубками и коготками интерьеры, и тут же сделает для себя вывод; 'Ага, в отсутствие гостей с телевидения волчонок содержится явно не в доме, а где-нибудь в вольере, на задворках участка'. 'А не страшно ли вам, ведь это дикий волк -зверь?' - притворно удивляется журналистка, на что следует незамедлительный ответ: 'Да что вы, он же такой ласковый, такой лапочка, так любит свою мамочку!' Финальный кадр каждого подобного сюжета - волчонок и хозяйка (хозяин), нежно обнявшись, изображают на фотогеничных мордочках всю полноту счастья взаимной любви человека и животного.
Что будет дальше, очень легко предсказать, это безошибочно сделает любой биолог, охотовед или служащий зоопарка, работавший с волками. Вот только верить в очевидные прогнозы многие отказываются, упорно предпочитая романтические сказки.
Почитайте материал биолога Людмилы Чебыкиной, которая ни за что не агитирует и никого не предостерегает, а просто очень любит животных (волков особенно) и с удовольствием вспоминает о тех четвероногих личностях, с которыми ее сталкивала судьба, и мы продолжим разговор о том, стоит ли заводить ручного волка.
Александр Хабургаев

Мечты о волке
Кто из будущих любителей природы не читал В ДЕТСТВЕ 'Маугли' Р.Киплинга, а став чуть постарше - Белый Клык' Д.Лондона?! И кто из начинающих собаководов не мечтал о ручном волке - сильном, благородном и верном животном? Наверняка превосходящем собаку и по смелости, и по уму! Мечты, мечты:
Надо сказать, сказать, что я не являлась исключением. Окончив школу, я пошла работать в зоопарк, дрессировщиком в секцию 'Выездные животные'. Тамошние питомцы не сидели на экспозиции, а работали живыми пособиями к научно-популярным лекциям и вывозились в школы, клубы. Все они должны были уметь переносить поездку на автобусе, заходить в транспортную клетку, выходить из неё и спокойно переносить присутствие зрителей - с каким бы бурным энтузиазмом те не встречали
появление животных.
Вот тогда-то я и познакомилась со своими первыми волками и волко-собачьими гибридами.
Первая встреча - последняя встреча...
Волков в зоопарке всегда хватало. Ведь этот вид неплохо размножается в неволе. К тому же каждое лето и осень нам несли новых волчат, хотя от большинства из них зоопарк отказывался - места не хватало. Но люди, выловив зверенышей в природе, через какое-то время старались от них избавиться. Почему так происходило? Во-первых, молодые волки, обладая незаурядными способностями к исследовательской деятельности, буквально на части разбирали городскую квартиру. Ни один самый 'грызучий' щенок не мог сравниться с ними по части разрушительных последствий своих 'трудов'. Пропадая от скуки в отсутствие хозяев, они потрошили мягкую мебель и обдирали стены. Родной лес и окрестности логова наверняка предоставляли им большие возможности для реализации своих талантов. Во-вторых, к 4-6 месяцам их одолевало неодолимое стремление к вокальному усовершенствованию. К волчьему вою охотно присоединялись все окрестные собаки... Самыми восторженными почитателями певческих дарований волков становились соседи, которые, разумеется, писали жалобы во все мыслимые и немыслимые инстанции, от товарищеского суда до Гаагского международного трибунала. Что касается молодых волков, то подобное поведение для них было совершенно естественным: ведь к осени им пора собираться в семейную стаю, а вой - одно из основных средств общения между ее членами. И звери, оказавшиеся в неволе, тоскливо посылали сквозь стены свои безответные призывы... В-третьих, 'усыновленные' волчата боялись не только всех чужих людей, но и очень многих городских явлений (например, грохочущего транспорта), на которые собаки просто не обращают внимания, и приучить их ко всему этому оказывалось невозможным. В-четвертых, если человеку, прошедшему через все эти страшные испытания, хватало мужества и терпения додержать подобранного волчонка до того момента, когда наступает пора установления иерархических отношений, то его ожидал очередной сюрприз - питомец внезапно начинал 'качать права' и выяснять, кто главнее: он - или остальные члены семьи? А на проявление топорной авторитарности в виде грубой силы зверь незамедлительно отвечает тем же... Стать для собственного питомца-волка компаньоном в условиях ограниченной территории (квартиры или вольера на даче) ЕЩЕ НИКОМУ НЕ УДАВАЛОСЬ!
Волки зоопарка
Жила в зоопарке пара годовалых волков и трое волчат 4-6 месяцев. Старших - Бэти и Лобо -я приучала к себе в течение нескольких недель: по часу торчала в их клетке (в другом отсеке), разговаривала, ползала на четвереньках и играла на глазах с метлой (сама с собой), чтобы заинтересовать их этой нехитрой забавой. Я лаяла, рычала и разве что не виляла хвостом - по причине его отсутствия. В конце концов, Бэт немного расхрабрилась и принялась осторожно отнимать у меня метлу. Лобо жался к углу клетки или прятался за Бэти, наступая ей на хвост. Тогда волчица с пронзительным рычанием торопливо кусала его и вновь обращала внимание на мои старания ее развлечь. (Выражение 'пронзительное рычание' больше всего подходило к тому звуку, который она издавала: оно было не рокочуще-басистым, а яростно-дисконтовым.) Кстати, она оказалась весьма ревнива: кусала своего собрата и тогда, когда ей казалось, что ему уделяют больше внимания.
Из трех волчат (их звали Гера, Гури и Серый), Гури была самой старшей и самой дикой, а Серый -самым ручным. Он вырос именно в московской квартире. Гури подсадили к младшей паре позже всех, и Серый сразу показал ей, кто тут хозяин: со взрослым рычанием напал на новенькую и для острастки потряс за круп. Сначала Гури просто не обращала внимания на малыша, а потом, пользуясь тем, что была в два раза крупнее, просто отшвырнула его в сторону. Правда, в дальнейшем она во всем подчинялась ему (победила не физическая сила, а моральная).
У нас был и свой 'Белый Клык' - гибрид лайки и волка, по кличке Тимур. От волка он отличался крупными размерами, коричнево-подпалым окрасом и хвостом, слабо загнутым на спину, а от собаки - раскосыми зелеными глазами, широким лбом и короткими мохнатыми ушами. К людям Тим относился избирательно. Многие ему не нравились, и он рычал на них, хотя и видел каждый день. Меня он признал очень быстро и любил, когда я чесала его лобастую голову. Однажды в зоопарк заехал с фотоаппаратом мой отец. Тимуру и Бэти он понравился с первого взгляда! Волчица, на всякий случай, надула лужу, чтобы показать, что она еще маленькая, а потом, виляя хвостом, кинулась к нему ласкаться через решетку. Тимур тоже завилял хвостом и подставил почесать голову. Лобо, Серый и Гера испуганно метались по своим клеткам, а Гури забилась в домик.
Гури вообще оказалась самой дикой. И единственный несчастный случай, происшедший на моей памяти, был связан именно с ней. Девушка Нина собиралась взять Гури на лекцию и не обратила внимания, что та на редкость издергана и взвинчена до предела. Она загнала волчицу в угол и попыталась надеть на нее ошейник с цепочкой. И животное немедленно вцепилось ей в руку. Очевидно, в атаке волка было нечто настолько устрашающее, что Нина вылетела из клетки в состоянии шока и наотрез отказалась работать с волками. (Подобное состояние и мне как-то пришлось пережить после одного случая с ручным медвежонком).
Зато Серого мы наперебой выводили рано утром погулять по территории зоопарка, пока еще не было посетителей. Он вполне нормально относился к ошейнику и поводку, хотя, конечно, обучить его собачьей команде 'рядом' было невозможно. Волчонок шел, куда хотел, а мы - следовали за ним. Вот он увидел пруд с утками и припал к земле, начав подкрадываться. Вот он обнаружил яму, оставленную рабочими, и долго нюхал ее, чихая от возмущения. А вот он увидал через забор незнакомого человека и, притаившись, осторожно принялся разглядывать его через щелочку. И вдруг, услышав грохот и звон трамвая, со всех ног припустил обратно к себе в клетку.
Правда, на лекциях он вёл себя весьма степенно: выходил из клетки, вспрыгивал на стол и внимательно разглядывал зрителей- с тем же неподдельным интересом что и они - его. Но при этом старался в буквальном смысле не терять связь с дрессировщиком: держался задней лапой за карман его халата (любопытно, что также поступали и лисы - сован заднюю лапку в карман знакомого человека, боясь потерять с ним контакт и оказаться одним в этом враждебном мире).
Бэти и Лобо. когда они были маленькими, выкармливала пушистая рыжая дворняжка. И они, став почти взрослыми всякий раз оказывали ей глубокое уважение: ползали на брюхе, удивительно 'уменьшившись' в размерах, виляли хвостами, заискивающе лизали уголки губ.
Но однажды зимой с собакой произошло несчастье - она потянулась лапкой через прутья клетки за косточкой, а этого волки взрослым животным не прощаю!.. МЫ нашли собачку в сугробе, в крови. Все мышцы и сухожилия с лапки были содраны... Мы понесли ее в ветпункт, где ей ампутировали то, что осталось от лапы. Собачка держалась молодцом и легко перенесла операцию. Него нельзя сказать о нас: выйдя наружу, мы с коллегой Ниной дружно сели в сугроб и потеряли сознание. Через месяц пушистая собачка бегала так быстро, что было совершенно незаметно, что у нее три, а не четыре лапки. На волков она не обижалась, и даже ставила их на место, если те позволяли себе слишком многое, правда, лапы к ним в клетки больше не тянула.
Кроме волков, на Выездной жила пара собак динго. Как-то они принесли трех 'диньжат' (а как еще назвать щенков динго?) И мы решили познакомить малышей с волками, по очереди поднося к решетке. Реакция была однозначной: все волки, издав характерное поскуливание, выложили щенкам динго полупереваренный завтрак (как и положено в приличном волчьем семействе). И это - неполовозрелые звери, которые сами никогда не имели щенят!
Когда щенки подросли, мы стали выпускать их погулять вместе с молодыми волками под присмотром дядюшки Тима. Зверята носились по внутреннему дворику, обгрызали угол хозблока, тянули и рвали все, что плохо лежит - метлы, телогрейки. Своего великовозрастного собрата (волко-собачьего гибрида) они бесцеремонно тянули за хвост и за лапы, перепрыгивали через него и устраивали веселую свалку. Он все терпеливо сносил, а может, даже, несмотря на притворное рычание, сам получал от игры удовольствие.
К тому времени у нас появился еще один волк, вернее волчица - полугодовалая Буянка. Это было животное с бешеным темпераментом, полностью оправдывавшее свою кличку. Мы с ней особенно подружились. Хотя играла она, надо признать, весьма грубо. Ей ничего не стоило опрокинуть меня на землю или порвать одежду. Однако она обладала определенным чувством такта: никогда не причиняла настоящего вреда и, разорвав рукав, добравшись до кожи, тут же останавливалась.
Четверка из МГУ
Второй раз я встретилась с волками в МГУ, работая на кафедре высшей нервной деятельности. К сожалению, в опытах по рассудочной деятельности с волками я не участвовала: основоположник этого направления профессор, Л.В.Крушинский, к тому времени уже умер, а подопытные волки доживали свой век на почетном пансионе. Впрочем, чтобы даром хлеба не ели, время от времени волков привлекали к научно-исследовательской работе: на них изучали звуковую коммуникацию. Надо сказать, что вой волков - это нечто особенное, ни с чем не сравнимое. Бывает вой одинокого волка, призывающего своих сородичей. Бывает радостный групповой вой только что встретившихся зверей, Бывает вой - призыв к охоте или наставление волчатам. К сожалению, я никогда не слышала волчьего воя в естественных условиях. Но даже звучащий в записи он производит на меня странное впечатление: хочется непременно ответить, а когда я слышу его по телевизору и отвечаю должным образом, то живущие у меня дома собаки, немедленно приходят в крайнее возбуждение.
По правилам техники безопасности заходить в вольер к матерым волкам было категорически запрещено. Мы общались через решетку. Я угощала зверей любимым лакомством - белыми крысами, а они тянули ко мне свои носы и лапы и виляли хвостами.
Доминантам среди четверки из МГУ был серый волк Корсар. Он правил своей маленькой стаей уверенно, но мягко. Ограничивался позами угрозы, иногда хватал провинившегося зубами за морду (подобное поведение я наблюдала у кавказских и среднеазиатских овчарок), но никогда не кусал по-настоящему. Субдоминантам был более крупный и светлый зверь с голубыми, как у хаски, глазами по кличке Грей. Я доверяла всем волкам, кроме этого. Такое впечатление, что он воспринимал меня скорее как добычу и без устали 'пас', не спускал с меня странных голубых глаз. Его поведение в очередной раз подтверждало, что граница между добычей и представителем своего вида у хищника бывает весьма условной. Низкоранговым в этой компании был некрупный, но зато самый толстый волк Виген - он не упускал ни одного случая своровать лишнюю порцию. Волчица Даная, казалось, не входила в общую иерархию. Все волки-самцы относились к ней лояльно. Она была самой трусливой (брала крыс с опаской) и одновременно самой ласковой к людям: все время подставляла почесать то бок, то брюхо. Предполагалось, что она является 'супругой' Корсара. Но в один прекрасный момент она выбрала Вигена и спарилась с ним, защищая его от 'праведного' гнева доминанта!
Интересно, как волки реагировали на собак, а собаки на волков. Собаки и волки, жившие в МГУ, отлично знали друг друга и не обращали особого внимания. Большинство городских собак были не знакомы с волчьим запахом. Во всяком случае моя собака Грета обнюхивала меня по возвращении домой с работы с обычным спокойным любопытством, как если бы я вернулась из гостей, где общалась с незнакомой ей собакой.
Но однажды мне удалось напугать дворняжек на стройке, через которую я проходила. Одна из них подбежала к моим ногам и внимательно обнюхала их. После чего испуганно 'ойкнула' и мгновенно забилась под строительный вагончик. Весть о страшном запахе мгновенно распространилась среди четвероногих обитателей стройки. Теперь при виде меня они стремительно прятались кто куда, залетая даже на запретную территорию конторских помещений к удивлению рабочих и служащих.
Волки в природе
В семидесятые годы прошлого века, когда на волков охотились наиболее интенсивно, нормальная структура стай - матерые (старые волки), переярки (прошлого года) и прибылые (волчата этого года) была нарушена. Вблизи городов стали отмечать смешанные стаи, куда входили гибридные (волкособачьи) особи. Они в меньшей степени боялись людей и приносили больше вреда, нападая на домашних животных.
Я не стану в сотый раз защищать волков, утверждая, что они, являясь санитарами леса, выбраковывают больных и неполноценных животных, Это - аксиома, известная любому мало-мальски грамотному биологу, И все беды проистекают не от волков, а от бесхозяйственности: волки причиняют вред там, где скот пасется без присмотра как попало, коровники разрушаются, скотомогильники обнажаются, павших от голода животных выкидывают за околицу, а прирезанных - продают, списывая убытки на волков.
Напомню только, что волчьи популяции всегда делились на популяции дикого и антропогенного (нарушенного человеком) ландшафта. Представители первых - избегают человека и всех проявлений его деятельности, второго ... склонны к синантропизации. Последние стараются жить за счет человека, как крысы или вороны! И не обязательно, кстати, взимая с него дань скотом: такие вояки посещают помойки, охотятся на бродячих кошек им ловят крыс и голубей. Однажды в прошлом веке, по сообщениям газет, пара волков осела... на окраине Москвы, и нормально там себя чувствовала, охотясь на крыс и бродячих кошек. Правда, пару эту в конце концов все-таки застрелили, хотя она и не приносила особого вреда.
Между волком и собакой
Итак, вернёмся к началу статьи. Волк - животное, безусловно, замечательное. Но... ведь недаром история собаки насчитывпает столько миллионов лет! За такой долгий срок и собака, и человек успели приспособиться друг к другу. Бессознательно отбирая особей, доброжелательно относящихся к человеку, первобытный селекционер 'сдвинул' у предков собак гормональный серотонино-адреналовый комплекс, повлекший за собой целую цепочку биохимических изменений. Так что теперь волк и собака, хотя и родственные, но разные виды, А межвидовые скрещивания вследствие несовпадения родительских генотипов приводят к дисгенезу: нарушается эмбриональное развитие органов, животные получаются не сильными, а слабыми, с неустойчивой психикой. Современные опыты по очередному получению собаки из волка (взять хотя бы чешского волчака), вопреки рекламе в Интернете, приводят к тому, что пригодные к использованию животные получаются лишь к четвертому поколению, то есть дети ездовых лаек, повязанных волками, будут бояться нарт и людей и не будут обладать силой и выносливостью своих собачьих родителей. Точно так же молодые гибриды пастушьих собак с ослабленной, по сравнению с родителями, конституцией, станут шарахаться и от пастухов, и от собак отары, будут бояться выстрелов и с трудом поддаваться дрессировке.
Опыты по получению собако-шакальих гибридов (что возможно лишь в искусственных условиях), проводившиеся в Московском зоопарке несколько десятков лет назад с целью получения животных с лучшим, чем у собак, чутьем для работы на таможне, привели к тем же самым результатам: работать можно лишь с потомками 4-5-го поколения. Более того, шакал и собака - животные столь различные, что дети одного помета, унаследовавшие от своих родителей разные позы угрозы, подчинения или ухаживания, вообще не понимают друг друга, поскольку 'разговаривают' на разных 'языках'!
Что ни говори, на природе волк - хорошо, а дома - собака лучше!

Взаимоотношения волка и человека определить очень просто. Никогда двуногие не питали особенной любви и симпатии к четвероногим соседям, которые в свою очередь отвечали людям полной взаимностью. Любопытно, что в некоторых краях люди научились извлекать хоть какую-то выгоду от соседства с волками. Так, на Северном Кавказе сохранился обычай: разорив волчье логово (пристрелив родителей), раздавать или продавать волчат. Их охотно берут местные жители, чтобы повязать со своими собаками. Считается, что волчьи потомки гораздо сильнее, выносливее и сообразительнее. После вязки волков обычно отстреливают, так как известно, куда все время смотрит волк, сколько его не корми. К тому же в отличие от своих домашних родственников дикие псовые крайне неохотно слушаются человека, да и вообще не отличаются покладистостью. Практиковали регулярное скрещивание собак с волками и североамериканские индейцы. Там вообще сложилась очень любопытная ситуация: область распространения волка часто совпадает с ареалом койота, который оказался в буквальном смысле 'между волком и собакой'. В результате регулярных 'половых набегов' диких и домашних родственничков, популяции койотов подверглись такому генетическому смешению, что, как утверждают американские ученые, сегодня уже трудно найти чистокровного койота.
Мне не раз доводилось играть с маленькими волчатами. Они излучают такое нежное дружелюбие, что хочется немедленно прижать их к сердцу и не отпускать всю оставшуюся жизнь, жить с ними долго и счастливо и умереть непременно в один день. Потом, освободившись от их пленительных чар, начинаешь понимать, что это невозможно. На смену пьянящему счастью первой любви к дикому зверенышу приходит первый опыт мучительного 'протрезвления'. Необходимо обладать известным мужеством, чтобы заставить себя понять, что волк - не собака и НИКОГДА ЕЮ НЕ СТАНЕТ. Честь вам и хвала, если вы не задумываясь, закроете грудью от любой опасности маленького беззащитного волчонка, но гораздо большее мужество вам придется проявить потом, чтобы выдержать все неудобства вашего дальнейшего с ним сосуществовавания. Одно дело - поддаться благородному порыву, другое - мужественно нести тяжкий крест годами. Мне известны огнюдь не единичные случаи, когда ярые, искренние защитники живой природы вынуждены были принять очень непростое решение усыпить проживающего в семье волка. Матерея, зверь не оставляет попыток подниматься все выше и выше по иерархической лестнице в своей (в данном случае человеческой) среде, подавляя других ее членов (в первую очередь более слабых). В ЭТОМ СМЫСЛ ЕГО ЖИЗНИ. Легко догадаться, кто станет первой жертвой подобных иерархических восхождений - те, чьей жизнью и здоровьем вы дорожите более всего на свете (если у вас есть дети). Кроме того, в различных ситуациях срабатывают механизмы агрессии (пищевой, половой, территориальной и др.). А теперь задумайте, куда вы пристроите выросшего до размеров взрослого зверя волчонка, не доверяющего посторонним людям и не отличающегося покладистым характером? Не стоит приводить примеры, когда дикие звери действительно становились друзьями человека на всю жизнь. Во-первых, таких случаев не так много, во-вторых, приучали зверей профессиональные биологи или охотники с огромным профессиональным опытом и глубокими знаниями этологии, к тому же имеющие возможность жить со своими питомцами в дикой природе (взять, к примеру, супругов Адамсон с их прирученными львами и гепардами).
Справедливости ради замечу, что люди всегда действовали подлее и коварнее в их взаимоотношениях с дикими животными. Мне часто приходилось слышать легенды о мастерах подвывки. Так называют специалистов, способных подражать волчьему вою. Представляете, какой талант и знание малейших нюансов надо проявить, чтобы войти в диалог со зверем на равных? Опытный вабильщик (ваба - так называют процесс 'разговора' с волком на его 'языке') сразу определит, с кем он вступил в переговоры: количество, пол, иерархию в стае и даже приблизительный возраст животных. Наверное, надо очень любить волков, чтобы так досконально точно изучить их 'язык', повадки? Логичный вопрос? Только не спешите с ответом - ведь вабильщик выполняет роль провокатора (с точки зрения человеческой морали). Цель его действий - определить местонахождение зверя и 'навести' на него охотников!
Волки не проявляют подобного коварства вовсе не потому, что благороднее подлых людей, а потому, что не отступают от тех моделей поведения, которые формировались у них в течение сотен тысяч лет! Если вы набредете на логово волка, то можете беспрепятственно переловить волчат. Будьте уверены, что их родители не будут защищать потомство до последней капли крови, а преспокойно наблюдать за вашими действиями из надежного укрытия. Это не проявление трусости, а модель поведения. Логичнее в интересах воспроизводства популяции пожертвовать пометом, чтобы сохранить производителей. Так что Ракша-Сатана, несколько погорячилась, защищая Маугли от голодного Шерхана (редкий случай, когда Киплинг был не прав). Охотники прекрасно знают, что волки практически не отклоняются от известных стереотипов поведения. Потребовалось не меньше двух сотен лет, чтобы первые волки, преодо левая панический страх, стали уходить из офлаженного оклада. Правда, пока это единичные случаи. Даже самый матерый зверь не рискнет перемахнуть через флажки, разве что, трясясь, подлезет под веревкой, и понадобится не одна сотня лет, чтобы волки перестали попадаться на примитивную уловку с безобидными красными тряпочками.
Я не охотник, тем более не приходилось мне добывать волков, но очень часто я разговаривал с опытнейшими зверобоями, выпытывая интересующие меня подробности. И вот интересная деталь: многих поражало, что волки, обладающие не только отвагой, силой и ловкостью, но и глубоким знанием человеческой психологии (не зря им приписывают столько мистических качеств) пасуют перед двуногими, предпочитая по возможности не связываться даже с безоружными. Очень точно эту мысль сформулировал один старый промысловик: 'Меня всегда поражало, что самый матерый волк, который, я уверен, даже мои мысли читать умеет, впадает в панический ужас, как только человек начинает его 'прижимать'.
Есть и у волков свои уловки: так, например не принято трогать пасущийся рядом с логовом скот, чтобы не обнаружить местонахождение выводка. Правда, некоторые бестолковые переярки по молодости это табу нарушают. Но все равно человек в борьбе с волком имеет такой перевес, что при желании не оставит зверю никаких шансов. Подтвеождает эту очевидную истину факт, что во многих европейских странах ВСЕХ волков перебили не одну сотню лет назад, до появления вертолетов, электронных средств слежения и оптических прщелов. Передо мной книга В.В.Козлова 'Волк и способы его истребления' (Сельхозгиз, 1955). Достаточно бегло ее полистать, чтобы понять, насколько отработаны механизмы ведения локальных войн с 'серым разбойником'. Это не бандформирования в горной 'зеленке', которых можно 'мочить' еще двести лет, а они будут по-прежнему дурачить целую армию Великой Державы, да так, что ни одна спецслужба даже точными знаниями о количестве врагов не располагает!
Кстати, о статистике. Людмила Чебыкина затронула очень существенную проблему. Не буду утомлять вас цифрами, анализируя реальный ущерб, который наносят волки народному хозяйству страны. В литературе таких данных множество: графики, 'столбики', 'всплески' и 'спады'. Я не специалист в этой области, зато очень хорошо знаю, как готовились подобные 'отчеты' в 'верхние инстанции. Тем, кто не в курсе дела, советую пересмотреть классический фильм 'Кавказская пленница'. Учитывая, что за серьезные убытки 'крепкие хозяйственники' могли и партбилет на стол положить, можно сделать вывод, что 'шашлыка в пропасть' было выброшено немало.
Стоит ли говорить о пользе волков? Помилуйте, это все равно, что говорить о пользе солнечного света и о том, какая концентрация насколько для организма вредна. Оставим все эти профессиональные дебаты специалистам: охотоведам, зоологам, экологам и др.
Ну и последнее, ради чего писались эти строки. Любите волков, любите всей душой, как одно из творений Божьих. Любуйтесь ими в дикой природе (если повезет), изучайте их (завидую, если есть такая возможность), только не мечтайте сделать из него собаку-компаньона. Может, конечно, и получится, но лет 1000 для этого понадобится как минимум!

Александр Хабургаев 5, 2002




Сан-Саныч
posted 16-8-2007 18:24    
интересно..
Волк волком...
Мне крокодила тоже не удалось приручить..
Четыре года и впустую...
ПКпоПР
posted 17-8-2007 11:39    
Cтранно это все, хотя я полностью доверяю людям которые с этим столкнулись.
Вот например примеры из моей жизни говорят, что норку невозможно полностью одомашнить, но я видел собственными глазами норку сидящию спокойно на руках и которую спокойно гладили. Про хорей молчу вообще.
Опять же на птичке видел спокойно лежащего на руках варана. Думаю что психология варана не далеко ушла от крокодила?

Короче думается мне что нужно специалисту в своем деле попасть на определеннное животное. И тогда получиться желаемый результат.

BobbyS
posted 17-8-2007 13:57    
quote:
Originally posted by ПКпоПР:
попасть на определеннное животное. И тогда получиться желаемый результат.

Именно так - вспомним фильму под названием "Полосатый рейс". Назарова попала на любовь тигра вожака, с которым ей было проще чем с болонкой и который держал всех остальных звериков в узде. После его смерти её просто порвали.

BobbyS
posted 17-8-2007 14:12    
quote:
Originally posted by Lesnik-n:

Ох уж эти писатели и режиссеры!
человек подбирает волчонка, благодарный зверь, превратись в матерого красавца, расплачивается со своим благодетелем, защитив его либо от свирепой стаи собратьев, либо от нехороших дядей с ружьями и ножами.


Но ведь согласись - красивые фантазии.

Ох уж эти ... в качестве охраны намного лучше волка будет обычная дворняга. Нехорошему дяде без ружа с ножом один волчара не помеха. Охранная собака - это какбы био-сигнализация - периметр нарушен - поднимается истошный лай - дальше разбирайся сам.

spit
posted 17-8-2007 15:07    
Недавно под Питером два ублюдка волка и меламута удрав с охраняемого участка насмерть загрызли двухлетнего ребенка.
На питерханте есть несколько топиков заводчика гибридов волков и лаек, меня они не убедили. породой это не назовешь, чьей крови больше, к тому и ближе.

edit log

taksaAgata
posted 17-8-2007 21:45    
На днях по телевизору показывали какой-то фильм об этих помесях. Видела только короткий сюжет, как с ними занимаются проводники-кинологи то ли из милиции, то ли еще откуда. Говорили примерно такое: выносливость невероятная, нюх\зрение отличное, дрессура не сложная, но!- категорически нельзя быть уверенным в поведении этих помесей по отношению к людям (к тем же проводникам). Особенно опасны, когда находятся в "свободном полете" в лесу, в населенных пунктах - становятся просто волками плюс отутствие опасливости, присущей волкам. Т.е. не дай бо, кто такую "собачку" потеряет или выгонит за ненадобностью.

edit log

Lesnik-n
posted 20-8-2007 13:35    
а вот статья про волкособов - из "Друга"

ПЕРМСКИЙ БЕЛЫЙ КЛЫК, ИЛИ УРАЛЬСКИЕ ВОЛКОСОБЫ

В конце октября 2004 года по приглашению начальника кинологического факультета полковника С.В. Сидоренкова я был направлен в служебную командировку для обмена опытом в Пермский Военный институт ВВ МВД России. Причиной данной командировки послужило то, что во время своего визита в Санкт-Петербург С.В. Сидоренков обмолвился, что профессор кинологического факультета этого института В.М. Касимов занимается гибридизацией волков и собак, им получено несколько пометов гибридов разных поколений и имеются очень интересные экземпляры. Я сразу же загорелся желанием познакомиться с результатами этой работы поближе и, как только появилась возможность, выехал в Пермь.

Проблемой гибридизации волка с собакой с целью улучшить рабочие, в том числе и поисковые, качества служебных собак я интересуюсь очень давно и к тому времени сам планировал получить гибриды волка с собакой, чтобы вплотную заняться исследованием их поискового поведения с целью использовать этих животных в нуждах правоохранительных органов. Вместе с тем, особого энтузиазма от предвкушения 'скорой славы' не испытывал, так как понимал, что работа предстоит долгая, трудная и. возможно, безрезультатная. Из литературных источников известно, что гибридизация волка с собакой - тупиковое направление, что гибриды первого поколения всегда патологически трусливы и вообще не способны к восприятию какой-либо дрессировки, и только гибридов третьего и четвертого поколения при поглотительном скрещивании с собакой можно эффективно дрессировать и обучать работать. Таким образом, чтобы получить адекватную особь, необходимо было организовать разведение и выращивание нескольких поколений волко-собачьих гибридов в течение длительного времени и только примерно через пять лет, может быть, получить улучшенный вариант рабочей собаки. Перечисленные обстоятельства, а также отсутствие стабильной материальной базы сдерживали мое желание реализовать эту идею. Вместе с тем, мне не давал покоя опыт получения и успешного использования К.Т. Сулимовым гибридов собаки и шакала, а также те факты, очевидцем которых был я сам.
Так, в начале 70-х годов теперь уже прошлого столетия в п. Щапово Уральской области Казахской ССР директор птицефабрики по фамилии Алилеков (более полных данных я сейчас уже не помню) успешно использовал для охраны птицефабрики гибридов волка и собаки второго поколения (с 'возвратом' на собаку). Мать этих животных - гибрид волка и собаки первого поколения -действительно, была очень пуглива, но уже во втором поколении даже выращенные в питомнике особи успешно несли караульную службу. Жители Уральска с удовольствием приобретали у Алилекова таких животных и были довольны как их охранными качествами, так и послушанием. Сам я тоже 'записался в очередь' на такого щенка, но когда моя очередь подошла, я уже учился в Ленинграде.
Кроме того, в начале 80-х годов в Ленинграде у В.И. Хиврича, тогда еще только инспектора-кинолога ЦПСС ГУВД, была сука - гибрид первого поколения волка и собаки, полученная в Ленинградском зоопарке. Это животное, вопреки устоявшемуся мнению, не обнаруживало признаков страха в незнакомых ситуациях, безразлично относилось к выстрелам (хотя с детства выращивалось в условиях питомника), от нормально социализированной собаки отличалось только повышенной хитростью и сообразительностью. К сожалению, после очередной смены руководства ЦПСС ГУВД (начальство не всегда снисходительно смотрит на инициативу подчиненных) этого гибрида В.И. Хивричу пришлось из питомника убирать и пристраивать в частные руки, где животное вскоре было утрачено.
Так вот, хотя мне были известны отдельные факты положительных результатов гибридизации волка и собаки, я считал их случайными проявлениями везения (к тому же давно утраченными), вполне доверял литературным данным о бесперспективности такой гибридизации и ехал на кинологический факультет Пермского военного института ВВ МВД России хотя и с интересом, но с огромной долей скептицизма.
'Момент истины' наступил утром 19 октября 2004 года, когда я, в сопровождении Вячеслава Махмудовича Касимова, подошел к ряду вольеров с большим общим выгулом, где содержались волко-собачьи гибриды и их мать - волчица Найда. Я весь сосредоточился на животных в вольерах, чтобы не упустить ни одну деталь в их внешности и поведении. Мой сопровождающий настойчиво, многократно повторял, что главное - это с самого начала не спасовать перед зверем и вести себя спокойно и уверенно, как бы ни сложилась ситуация и как бы агрессивно ни встретили меня поначалу животные, хотя, как говорил Вячеслав Махмудович, маловероятно, что кто-нибудь из гибридов или их мать проявят агрессивность.
И вот я, в напряжении, обуреваемый противоречивыми чувствами (как бы не испугать животных и самому не испугаться), стал двигаться вдоль вольеров. Идти я старался по газону выгула, чтобы
не подходить вплотную к решетке. Профессор как гостеприимный хозяин пропустил меня вперед, чтобы я сам все увидел и оценил. Первый вольер оказался пустым. Второй - тоже. И вдруг я периферических зрением замечаю, что справа с территории выгула ко мне метнулась серая тень. В ту же секунду у моих ног оказался самый настоящий волк. Скажу честно, я даже не успел вспомнить наставлений не показывать испуга. Я только успел подумать: 'Ну, все...'
Как потом оказалось, это была волчица Найда. которая жила в будке на территории выгула и содержалась на цепи на блоке. Вячеслав Махмудович, рассказывая мне о технике безопасности в общении с его питомцами, просто не уточнил, что Найда живет не в вольере, а в будке, считая, что уж ее-то я замечу сразу. Будку я видел, натянутый трос тоже, а вот волка, спящего на осенней траве, 'я и не приметил'. Но и Найда оказалась 'не очень наблюдательной': несмотря на мой сильный испуг, она, вопреки предостережениям профессора, не только не проявила никакой агрессивности, но, наоборот, стала ласкаться и лизать мне руки. Такая реакция волчицы была обусловлена вовсе не тем, что я какой-то чудо-дрессировщик, и все звери предо мной трепещут. Просто для Найды это обычная реакция: все люди для нее - братья.
Я был кусан не раз и крепко разными собаками и знаю, что незнакомый ротвейлер или 'кавказец' довольно быстро могут сменить 'милость' на 'гнев'. Но Найда и не думала ничего менять. Сначала она облизала мне руки, а потом положила лапы мои на плечи и попыталась лизнуть лицо. В это время, видимо заметив мою 'некоторую' растерянность, мне на помощь пришел Вячеслав Махмудович и отозвал Найду. К нему она бросилась ласкаться с еще большим энтузиазмом, так как на сегодняшний день он, видимо, для нее самый любимый человек. И судя по всему, эти чувства взаимны. У собачников любовь к своим питомцам не является чем-то неординарным, это, как говорится, обычное дело. Но я все равно не могу не отметить, что волчица и ее потомство для профессора Касимова не просто экспериментальный материал - Вячеслав Махмудович искренне любит всех своих питомцев и переживает за них, как за детей. Может часами рассказывать о них, об их достоинствах и недостатках, и в его голосе без труда улавливается гордость за их достижения и некоторая ревность, когда приходится говорить об их промахах.

Мой сопровождающий рассказал, что волками он заинтересовался, когда стал изучать вопрос о происхождении собаки, а точнее о том, кто же является ее предком. В связи с этим он начал исследовать вопрос о наличии у волка как вида 'гена толерантности', или 'гена лояльности' к человеку. Из литературных источников ему было известно, что такой ген имеется примерно у 5% особей всей популяции волков, но, несмотря на довольно большое количество прирученных профессором волков, содержащихся в частных руках у жителей Перми и Пермской области, ни одно из этих животных не было толерантным к человеку. Иначе говоря, своего хозяина и его ближайшее окружение эти волки признавали и были к этим людям вполне лояльны, но посторонних либо панически боялись, либо (в лучшем случае) старались всячески избегать, а уж о желании идти на контакт с посторонним человеком не было и речи. Но Вячеслав Махмудович не прекращал поиски, и удача ему улыбнулась.
В одном из поселков Пермской области у местного охотника жила ручная волчица. Взял он ее из логова маленьким щенком. Она мирно жила у него во дворе на цепи до трех лет, никого не трогала, пока кому-то из недавно разбогатевших соседей не захотелось иметь в доме чучело волка. Предложение соседа сделать из Найды чучело охотник отверг, но, опасаясь за жизнь волчицы (так как сам он часто надолго отлучался из дома), охотник стал пытаться пристроить ее в хорошие руки. В результате Найда оказалась в Пермском институте ВВ МВД РФ.
Не то что с первых часов, а с первых же минут нахождения на территории большого питомника служебных собак в окружении большого количества сотрудников и курсантов, вышедшпх посмотреть на привезенного волка, Найда не проявила ни малейших признаков не то. чтобы страха, но даже какой-либо растерянности. Те, кто бывал в больших питомниках, знает, какой шум и гам поднимают собаки в вольерах при появлении постороннего человека, а тем более собаки. Редкие собаки (в том числе отличающиеся и смелостью, и злобой) не проявляют хотя бы растерянности, когда впервые попадают в питомник. Найда отнеслась ко всей суматохе, начавшейся при ее появлении, совершенно спокойно. Она даже никак не прореагировала на сделанную ей тут же ветврачом вакцинацию. Всем своим поведением она демонстрировала добродушие и миролюбие. Правда, дальнейшая работа с ней показала, что, если человек по отношению к ней выказывал либо страх, либо агрессивность, Найда с одного раза запоминала такого человека и проявляла к нему ярко выраженную злобу без признаков трусости, причем изменить такое ее отношение ни в одном случае не удалось.

Профессор Касимов сразу понял, что к нему в руки попал уникальный генетический материал. Первоначально он хотел создать группу волков, у которых генетически закреплена лояльность к человеку, чтобы экспериментально доказать гипотезу о том, что предком домашней собаки является именно волк, и успешное мирное и взаимовыгодное сосуществование современного волка и современного человека (как сосуществование первобытной собаки с первобытным человеком) вполне возможно. С этой целью профессор стал подыскивать Найде пару из числа прирученных волков, содержащихся у жителей Перми и Пермской области. По разным причинам в своем регионе найти волчице приемлемого жениха не удалось (у одних волков оказались гордые хозяева и принципиально не захотели спаривать своих животных с ней, а где хозяева не возражали - спасовали волки). Поэтому Найду направили к столичным женихам, а именно на базу 'Мосфильма', где имеется группа прирученных волков. Но и там, к сожалению, 'личная жизнь' у волчицы 'не сложилась'. То ли сроки пустовки не угадали, то ли по другим причинам, но она не подпустила к себе ни одного волка. Тогда, чтобы дать Найде опыт спаривания и выращивания потомства, решено
было на следующий год повязать ее с кобелем овчарки. Поскольку изначально об использовании волко-собачьих гибридов в разыскной службе речи не было, а целью эксперимента было получение особей, изначально лояльных к человеку, отбор производителя проходил по упрощенной схеме. Требовалось, чтобы во-первых, кобель не проявлял признаков трусости при неожиданной угрозе со стороны человека, но в то же время проявлял при этом ярко выраженную злобу и, во-вторых, чтобы после прекращения агрессии со стороны человека собака самостоятельно быстро успокаивалась. Другими словами, проверялась степень смелости, степень злобности и степень уравновешенности психики собаки. Поисковое поведение будущего производителя, к сожалению, никак не проверялось, но, по словам профессора Касимова, даже при таком упрощенном тестировании найти нужного кобеля овчаркиоказалось не так-то просто. В результате выбор пал на кобеля черного окраса по
кличке Барон.
От Барона и Найды в 2000 и 2001 годах было получено два помета. Довольно быстро подросшие гибриды стали известными в Перми. На Пермском телевидении их окрестили 'уральскими волкособами' и сняли о них несколько сюжетов. Кроме того, вся 'стая' гибридов снималась в детском художественном фильме в роли диких волков, загрызших пастуха.
Особенности этих животных заключались в следующем. В обоих пометах явно заметно расщепление, т.е. животные отличались и окрасами, и поведенческими особенностями. У части гибридов наблюдался окрас 'типично волчий', т.е. зонарно-серый, но у одного щенка в каждом из пометов окрас был почти черный, т.е. издалека животное казалось чисто-черным, но вблизи оказывалось, что окрас просто темно-серый. Причем в обоих пометах между окрасом особи и ее поведением прослеживается определенная взаимосвязь внешних признаков с особенностями поведения: 'черные' и в первом, и во втором помете были более пугливыми, чем большинство серых.
По степени пугливости подросшие гибриды первого помета мало чем отличались от щенков овчарки, выращенных в условиях питомника. Известно, что у всех собак, выращенных со щенячьего возраста в условиях изоляции (в частности, в питомниках), в той или иной степени проявляется повышенная осторожность, что является следствием отсутствия необходимого комплекса разнообразных раздражителей в период активного формирования психики животного.
Из первого помета в питомнике института на данный момент по разным причинам не осталось ни одного щенка. Романтичнее всего сложилась судьба у гибрида по кличке Алый. Он был обучен разыскной службе и в настоящее время с выпускником института Русланом Абакаровым проходит службу в пограничных войсках. Кстати, в период обучения Алый обнаруживал по запаху спрятанные объекты значительно быстрее чистокровных овчарок, а кроме того, улавливал запахи очень слабой концентрации, которые обычные собаки учуять не могли.
Из второго помета в питомнике живут три кобеля: Грант, Гой и Грей. Из них Грант и Гой обычного серого окраса, а Грей 'черного'. Размером они со среднюю овчарку, по складу сильно напоминают волка. Если пользоваться принятой в служебном собаководстве классификацией типов, то тип конституции крепкий-сухой, по темпераменту - сангвиники. При этом животные очень сильные и выносливые, но отнюдь не за счет объема мускулатуры, а. видимо, вследствие функциональных особенностей мышечной и нервной ткани.
Грей отличается не только окрасом, но и большей степенью осторожности, причем он проявляет ее не столько по отношению к людям (на контакт с незнакомым человеком он идет довольно легко), сколько к незнакомой обстановке. При этом хотя в незнакомой обстановке он явно теряется, но в панику не впадает, а начинает исследовать территорию, т.е. проявляет ярко выраженную ориентировочную реакцию с повышенной осторожностью (точнее, с большей степенью осторожности, чем хотелось бы видеть у служебной собаки).
Гой - это гибрид, который по поведению мало чем отличается от обычной собаки. Он всегда спокоен, доброжелателен ко всем (даже незнакомым) людям, хотя в проявлении доброжелательности достаточно сдержан. Довольно легко и без проблем поддается дрессировке по послушанию. Активно и смело преследует фигуранта при задержании, хватку делает сильную и активно борется с фигурантом, но при этом легко отпускает по команде. От хорошей овчарки работа Гоя на задержании (так же, как работа Дэзи и Дины, о которых речь пойдет ниже) отличается двумя моментами: меньшим азартом, но творческим подходом, а другими словами, какой-то деловитостью. Когда такие гибриды после нескольких хваток за рукав понимают, что фигурант все равно не сдается, они пытаются обойти подставляемый для хватки рукав и схватить за бок или за верхнюю часть спины.
То есть с таким животным, как Гой, без проблем может справиться любой начинающий дрессировщик, а смена хозяина (дрессировщика, инспектора-кинолога и т.п.) никаких существенных отклонений в его поведении не вызывает. Можно также отметить, что. несмотря на отсутствие какой-либо предварительной подготовки и специального тренинга, при длительном вольерном содержании Гой под управлением курсанта Василия Савукова занял 1-е место на соревнованиях Пермского областного клуба служебного собаководства по буксировке лыжника.
О Гранте можно говорить много. Отношение к этому животному, а точнее к вопросу: 'Нужны ли вообще такие животные?' даже у меня противоречивое, а по тону моего рассказа читатели, наверное, догадались, что я более чем поддерживаю это направление работы. Внешне Грант чуть крупнее, а скорее, просто чуть сильнее своих братьев. Когда я подходил к его вольеру, он всегда был спокоен и даже вполне дружелюбен, очень аккуратно брал из руки угощение (естественно, через решетку вольера). Но во всем его облике, неуловимых особенностях движений, взгляде чувствовался опасный зверь. И сколько бы раз я к нему ни приближался, неизменно у меня внутри холодело. Трудно точно объяснить, почему Грант получился таким. По словам профессора Касимова, Алый из первого помета тоже отличался от своих однопометников более сильным характером, но не настолько, насколько отличается Грант. Грант был единственным из всех увиденных мною гибридов, который до четырех месяцев выращивался не в питомнике, а в частных руках, и в каком направлении шло формирование его психики в этот период, сейчас уже не восстановить. Возможно, что именно в это время у него сформировались те особенности психики, которые и отличают его от остальных потомков Найды. Грант - безоговорочный лидер 'стаи'. Но эта особенность у него проявляется не только по отношению к своим сородичам, но и по отношению к человеку. При общем доброжелательном отношении к людям Грант, при возникновении конфликта с человеком, проявляет независимость и явное нежелание подчиняться физическому или психическому насилию (а дрессировка служебной собаки без такого воздействия невозможна), причем нежелание подчиняться не ограничивается простым упрямством и неисполнением требований дрессировщика: частенько Грант пытается отстаивать свое лидерство зубами.

Необходимо сделать некоторое отступление, после которого будет ясно, что даже самые крайние проявления агрессивности волко-собачънх гибридов (имеются в виду гибриды, полученные в Пермском Военном институте ВВ МВД РФ) принципиально ничем не отличается от реакции обьгчных собак в аналогичных ситуациях. Этот институт не рабочее подразделение, где профессиональные проходят службу со своими собаками, это учебное заведение, где на протяжении пяти лет курсанты изучают различные дисциплины как биологической направленности, так и сугубо военные, так как в первую очередь институт готовит именно военных специалистов. Кинологическая практика у курсантов проходит только в течение одного учебного года, после чего волко-собачьи гибриды, с которыми работали курсанты в течение этого времени, как правило, передаются курсантам младшего курса, так как гибриды справедливо рассматриваются не как будущие служебные животные, а как экспериментальный генетический материал, а заодно и как учебное пособие для выработки у закрепленных за ними курсантов навыков дрессировки.
На момент начала кинологической практики курсанты отнюдь не являются опытными дрессировщиками: зачастую их представление о воспитании и дрессировке собак почерпнуто только из учебников и лекций. Пока Грант находился в руках курсанта, который вырастил его со щенячьего возраста, он, хотя и пытался проявлять непослушание, но до серьезных инцидентов, тем более до покусов, дело не доходило, пес вполне сносно подчинялся и выполнял команды дрессировщика. Но когда в двухлетнем возрасте уже заматеревшего Гранта передали новому курсанту, возникли проблемы. Сначала все шло неплохо, пока не возникла необходимость заставить его переползать под сеткой. Грант и раньше больше всех остальных приемов не любил именно переползание. Сначала он просто отказывался идти под сеткой, но когда его все-таки заставили, он выполнил это упражнение. но после переползания неожиданно бросился на курсанта и нанес несколько серьезных покусов. В конце концов покусы зажили, но его контакт с курсантом так и не восстановился. Более того, после этого случая Грант стал бросаться и на других курсантов, пытавшихся с ним работать, хотя в повседневном общении он не проявлял какой-либо агрессивности. Иначе говоря, он был согласен дружить, но не более. Сейчас Гранту более четырех лет, осенью 2004 года у него появился новый дрессировщик - курсант Тюрбеев, который, как и многие его 'однокашники', не имеет за плечами опыта работы с собаками и у него, естественно, возникли серьезные трудности в работе с Грантом. Но в дрессировке, как и в любом серьезном деле, главное - это желание, старание и упорство, и тогда положительный результат обеспечен. Тем более, как показала практика, в руках опытного дрессировщика поведение Гранта в значительной степени меняется.


Когда с Грантом начинала работать Ольга Тебенькова, которая в свободное время оказывает курсантам шефскую помощь в работе с 'волкособами', он, хотя и с неохотой, но подчинялся ей и довольно четко выполнял команды в рамках курса послушания. Чтобы продемонстрировать своенравность пса, Ольга спровоцировала его агрессию на себя. Скажу сразу: многим злобным немецким и восточноевропейским (я не говорю о более сложных в плане подчинения породах) овчаркам хватило бы и половины тех 'издевательств', которым Ольга подвергла Гранта для того, чтобы он на нее бросился. Не прошло и минуты, как 'бунт' был подавлен и Грант снова стал выполнять команды. Ольга Тебенькова не отличается ни выдающейся физической силой, ни крепким телосложением, ни громовым голосом, ни жестким характером. Наоборот, это миниатюрная стройная девушка, спокойная и доброжелательная в общении. Просто она является призером чемпионата мира по аджилити, а тут, как говорится, комментарии излишни. Я был приятно удивлен, когда узнал, что тренером Ольги Тебеньковой является Михаил Александрович Рудашевский. Удивлен я был не тем, что его подопечная достигла таких выдающихся успехов, как раз это вполне закономерно. Просто 28 лет назад я начинал делать первые серьезные шаги в служебном собаководстве, и одним из моих первых наставников, заложивших фундамент всех моих практических навыков дрессировки и воспитания собак, был именно Миша Рудашевский (как его помнят многие питерские собаководы). Ну как тут не скажешь: 'Тесен мир!'
Почему я так подробно (может быть, и излишне подробно) описываю обстоятельства общения и работы с волко-собачьими гибридами? Причин несколько. Во-первых, пока получено еще очень малое количество особей, чтобы коротко и сухо сказать: 'Все полученные гибриды (или 20, 30, 45, 58%) лояльны к человеку, при выращивании вне питомника не проявляют признаков трусости, обладают исключительными поисковыми способностями, могут быть использованы для различных видов служб', хотя подобного рода характеристику нельзя дать ни одной породе из тех, что гордо называются служебными, так как внутри любой породы существуют особи с различными задатками и по-разному выращенные.
Во-вторых, я хочу наглядно показать, что по степени пугливости, агрессивности, дрессируемости, упрямству и управляемости 'волкособы' мало чем отличаются в худшую сторону от представителей классических служебных (используемых для розыскной службы) пород собак. Отличаются ли они в лучшую сторону по поисковым качествам, покажет время, а точнее, дальнейшая работа.
В-третьих, я не любитель декоративного собаководства, поэтому далек от мысли создавать новую породу собак, просто внешне похожих волков. Поэтому в работе пермских военных кинологов, кроме чисто научного интереса (а можно ли создать породу ручных волков?) я вижу возможность улучшить поисковые качества служебных собак. А такая работа возможна только с привлечением значительного числа единомышленников. Так вот, с одной стороны я хочу привлечь к этому делу максимальное количество энтузиастов, а с другой стороны должен предостеречь 'горячие головы', показав, что волко-собачьи гибриды - животные не простые и для работы с ними нужен достаточный опыт в воспитании и дрессировке собак. Из литературных источников известно, что гибриды волка с собакой даже 3-го поколения по рабочим качествам (остроте чутья, быстроте поиска) превосходили собак. К сожалению, сведения имеются только об охотничьем применении волко-собачьих гибридов. В настоящее время в Пермском Военном институте ВВ МВД России волко-собачьих гибридов готовят по одному из видов розыскной службы, а именно по минно-розыскной. Хотя в настоящее время это наиболее актуальное направление работы, но, на мой взгляд, не менее интересным было бы попробовать обучить волко-собачьих гибридов (особенно такого, как Грант) поиску человека по следу (все-таки волк -это хищник!).

Теперь мне хотелось бы рассказать о самых интересных (на мой взгляд) результатах работы В.М. Касимова. Вопреки всему предшествующему опыту экспериментаторов, получавших волко-собачьих гибридов, Вячеслав Махмудович не стал поглощать 'кровь волка' собакой, т.е. не стал далее скрещивать гибридов с собакой. Наоборот, он повязал волчицу Найду с ее сыном Грантом. В результате было получено несколько щенков. Двух из них я наблюдал в питомнике института, еще об одном знаю со слов В.М. Касимова. Вячеслав Махмудович рассказал, что этот третий щенок (сука) был передан в раннем возрасте в частные руки, но, к сожалению, вырос крайне трусливым. Двое других, Дина и Дэзи, практически все время росли в питомнике (Дина в возрасте от 1 до 2 месяцев некоторое время жила дома у Вячеслава Махмудовича).
Я их наблюдал в возрасте 1 года 5 месяцев. Внешне они очень сильно напоминают молодых некрупных волков. По характеру спокойные, веселые, не боящиеся к незнакомых людей. В городе свободно заходят в общественный транспорт (как, впрочем, и все остальные гибриды и их мать Найдя), равнодушны к собакам, спокойны по отношению к незнакомым людям, ласковы к детям. Движения очень легкие, точные и, вместе с тем, сильные. По словам дрессировщиков, Дина и Дэзи способны к дрессировке и очень сообразительны, хотя, как мне показалось, в опасной для себя ситуации меньше доверяют человеку, чем большинство собак, в частности, при попытке заставить их силой преодолеть опасный участок полосы препятствий подчиняться отказались. К громким звукам (произведенным в непосредственной близости выстрелам из автомата Калашникова, взрывам 400 г тротила) отношение безразличное. При выработке злобы делали неплохую хватку за рукав. Как упоминалось выше, после нескольких пусков за рукав уже не хватали, а пытались обойти фигуранта и схватить за бок или за спину. Так же, как и в случае с Гоем, я не увидел каких-либо проблем или сложностей в поведении Дины и Дэзи по сравнению с обычными собаками.
Однажды, во время съемок фильма с участием волко-собачьих гибридов, играющих волков, вся группа гибридов ушла в лес, начинающийся буквально за территорией питомника, но на следующий день все до единого вернулись.
При нахождении в группе собак гибриды явно выделяют друг друга из сообщества собак. В общении между собой показывают более разнообразное поведение по сравнению с обычными собаками. Их поведение при общении друг с другом более 'ритуализировано', как будто между собой они разговаривают на одном языке, а с собаками - на другом. Забавно было видеть, как Дина и Дэзи, выведенные из вольеров и встретившиеся после 'долгой разлуки', сначала обнюхали друг друга, потом потолкались плечами, затем лизнули друг друга в морды и только после этого начали играть.
Из собак гибриды дружат только с теми, с кем вместе росли и играли в детстве. С остальными собаками отношения у них сдержанно-независимые. Первыми на конфликт с собаками гибриды никогда не идут. Но если собака проявляет агрессивность, они не пасуют. Впрочем, большинство собак относится к гибридам с опаской, видимо, чувствуя, что здесь что-то 'нечисто'.
Восхищает пластика этих животных. Непонятное сочетание не просто силы с легкостью, а скорее, тягучести со стремительностью. Их движения напоминают больше даже не движения кошки, а полет птицы.
Справедливости ради надо заметить, что далеко не все сотрудники института с энтузиазмом и воодушевлением восприняли результаты работы профессора Касимова. Их точка зрения понятна и вполне имеет право на существование. Смысл ее сводится к следующему: зачем нам какие-то гибриды, из которых еще неизвестно, что получится, когда уже существует много специализированных служебных пород собак, хорошо зарекомендовавших себя в розыскной службе. Давайте совершенствовать эти породы, а не 'писать вилами по воде' различные сомнительные проекты.

К огромному сожалению, приходится констатировать, что в розыскной службе хорошо себя зарекомендовали не 'служебные' породы, а отдельные представители этих пород, а с подавляющим большинством представителей и немецких, и восточноевропейских овчарок, и условно-служебных лабрадоров-ретриверов и других пород профессиональные кинологи испытывают значительные трудности
и в дрессировке, и в применении. Я имею в виду не тех кинологов, которые профессионально занимаются разведением и продажей щенков, не тех, кто обслуживает частных владельцев в плане коррекции поведения их питомцев, и не тех, кто профессионально готовит собак к выставкам, а тех, кто работает с собаками в армии и правоохранительных органах и применяет их для реального поиска преступника по следу в городских условиях, для поиска взрывных устройств, наркотических средств, для поиска пострадавших под завалами и т.д. Снова хочу оговориться, что я никоим образом не хочу задеть профессиональную гордость специалистов в перечисленных выше сферах кинологической индустрии.
Во всех этих областях необходимы и имеются профессионалы высокого класса, но они занимаются бизнесом декоративного собаководства, который, впрочем, необходим, как любая сфера обслуживания населения. Просто этот бизнес, к сожалению, так же далек от практического применения собак, как художественный кинематограф от реальных боевых действий. Поэтому к призыву 'Давайте будем совершенствовать рабочие качества уже имеющихся пород' я отношусь положительно. Что ж, давайте! Только на поверку выходит, что авторы этих призывов сами совершенствовать рабочие качества пород не хотят, а предлагают это делать другим, в частности тем, кто зачем-то гибридизирует волка с собакой. На вопрос, почему же никто не занимается всерьез улучшением рабочих, в частности поисковых, качеств пород, называемых служебными, есть банальный ответ: потому, что это колоссальный дополнительный труд, который не приносит никакой, даже минимальной доплаты. Куда как проще продать щенка, который вырастет похожим на Рекса из сериала, и при этом пересказывать книжки о том, какие умные были овчарки у Карацупы, Смолина и Бушмина, а доберман Треф (правда, в 1908 году) прошел по следу убийц 150 верст. А если щенок, когда вырастет, не станет таким удачным следопытом, то все можно списать на неумелое воспитание и дрессировку.
Возвращаясь к пермским 'волкособам', хочется сказать, что любой, даже отрицательный результат этого эксперимента (точнее, его части, касающейся возможности, целесообразности и эффективности использования волко-собачьих гибридов в служебно-розыскной работе), будет результатом. Но мне все-таки кажется, что и он будет положительным. Ведь факт, что впервые в мировой практике и вопреки всему предшествующему опыту получены гибриды волка и собаки первого поколения, не проявляющие патологической пугливости, в том числе по отношению к человеку, и это не зависит от их выращивания и воспитания. Это свидетельствует о том, что все-таки у волков действительно существуют как гены, определяющие пугливость по отношению к человеку, так и гены, определяющие лояльность к нему. И у волчицы Найды ген, определяющий лояльность к человеку, присутствует.
В заключение хочется особо отметить, что, проработав в органах МВД более 20 лет и повидав всяких начальников, был приятно удивлен тем, что, несмотря на все сложности, связанные с тем, что Пермский Военный институт ВВ МВД России является специализированным учебным заведением и весь учебный процесс там довольно строго по-военному регламентирован, руководство института в лице начальника генерал-майора В.Н. Погорелова, начальника кинологического факультета полковника С.В. Сидоренкова и начальника кафедры полковника И.А. Хорошилова с пониманием относится к работе В.М Касимова и оказывает ему всяческую поддержку.

Все, кто хочет поучаствовать в совместной работе по исследованию изложенной проблемы или может представить материалы по данному вопросу, могут обращаться по адресам:
1. 614108 г. Пермь, ул. Гремячий Лог, д.1, Пермский Военный институт ВВ МВД России, Касимову Вячеславу Махмудовичу.
2.188689 Ленинградская область, Всеволожский р-н, п. Янино-1, ул. Новая, д. 20, Зональный центр кинологической службы ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ЗЦКС ГУВД), Мелёхину Николаю Сергеевичу.
Будем рады также услышать критические замечания по изложенному материалу.
Юношам, желающим получить высшее базовое кинологическое образование, рекомендую попытать счастья и поступить в Пермский Военный институт ВВ МВД России.


Николай Мелехин, ведущий специалист Зонального центра кинологической службы ГУВД С. Петербурга и Ленинградской обл.
Фото автора.
Ж-л 'Друг' для тех, кто любит собак, номера 11, 12 за 2005, 1 за 2006.

Mihoshi
posted 20-8-2007 15:35    
у моего хорошего знакомого долгое время жил гибрид волка и лайки. Собачка исключительно агресивная. Просто терминатор. Мало того зверски умная и чудовишно мстительная. Однако редко нападала без оснований. Хозяин ее 2х метровый бугай старообрядец держал в узде и использовал для охраны участска в свой деревне. Вобщем пообщавшись с Алананом я пришел к выводу что книги про милых волков звиждежь. Периодически хозяин ногами в карзачах и здоровенным ремнем обьяснял собаке что она неправа. Действовало, но не на долго. После этого к любым идеям о приручении волка или волкасобака отношусь крайне отрицательно. Собака просто нестабильна.
Lesnik-n
posted 20-8-2007 16:09    
есть интересный опыт К.Сулимова о скрещивании лаек с шакалами, его статьи попозже разместить можно, в сентябре. А по поводу волко-лаечных гибридов - есть целая глава в книге Войлочниковых "Лайки" - очень интересно, но выводы такие-же. Главный вывод - "а зачем?"
Mihoshi
posted 20-8-2007 16:32    
Сама пришла из леса. Они рядом живут большим кланом. Часто выходят к людям за едой, нападают редко ибо после одного случая деревенька хорошо прочесала лесок и перестреляла их до черта. Хорошие охотники на мелкую зверушку и сторожа очень хорошие если их *издить ногами чтоб не забывали кто главный.
Дог
posted 20-8-2007 23:41    
Стрелять не обязательно. Достаточно хорошо отлупастить.

------------------
lupus lupus homo est

Mihoshi
posted 20-8-2007 23:51    
Своих понятное дело не стреляли только диких, они опасные.
Дог
posted 21-8-2007 00:35    
Тоже по морде. Помогает 100% Только лупить надо как следует.

------------------
lupus lupus homo est

schwein
posted 21-8-2007 00:59    
У К.Лоренца в "Человек находит друга" есть много интересного на эту тему. Во всем остальном это тоже очень познавательная книжка для любителей животных. Вот: http://www.lib.ru/PSIHO/LORENC/drug.txt
в свое время прочел запоем.
"Конрад Лоренц (1903-1989) - выдающийся австрийский ученый, лауреат Нобелевской премии, один из основоположников этологии, науки о поведении животных" (с)
Дог
posted 23-8-2007 13:18    
Ну это классика. Неужели есть те, кто не читал?

------------------
lupus lupus homo est

новая тема следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  о животных
  Волко-собачьи гибриды.
guns.ru home