вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  всего страниц: 5 :  1  2  3  4  5 
Автор
Тема: Лось
sagra
30-1-2014 11:20 sagra
Миграции, или сезонные перемещения животных на значительные расстояния, - явление чрезвычайно интересное в биологии лосей, механизм которого не всегда однозначен. Тем не менее сам факт наличия миграций в той или иной местности и знание поведения лосей в этот период способствует удачному промыслу охотника.

Миграции лосей наблюдаются во всех географических районах страны: на севере европейской части, в Приуралье, в бассейнах Оби, Енисея, в Якутии и на Дальнем

Востоке. Причины миграций кое-где установлены достаточно точно.

В районе Лапландского заповедника, например, известно несколько сравнительно малоснежных мест, куда стекаются лоси со всей округи. Этот же фактор обусловливает возникновение миграций и на всем Среднем и Южном Урале и в Западной Сибири.

В районе Северного Предуралья, изучавшегося нами более 10 лет, механизм возникновения миграций несколько иной. Миграции лосей в бассейне Верхней Печоры вызываются не столько глубиной снежного покрова, сколько состоянием кормовой базы, запасами кормов на единицу площади. В этом нет ничего необычного. Бели это было бы не так, т. е. если бы миграции вызывались не состоянием кормовой базы, а лишь глубиной снежного покрова, при чрезмерной мощности которого лосям трудно, а порой и невозможно передвигаться, то регулярные сезонные миграции или перемещения лосей наблюдались бы всегда, даже при малой их численности. На самом же деле при низкой численности лоси не мигрируют. Так, массовые миграции лосей на Северном Урале известны давно. Последние такие передвижения лосей наблюдались в начале века, затем в связи с резким сокращением численности лосей прекратились и возникли вновь через несколько десятилетий, когда численность лосей в названном районе вновь значительно возросла.


Миграции лосей в районе Северного Предуралья начинаются лишь тогда, когда имеющиеся пастбища уже не могут прокормить все возросшее поголовье. В связи с этим, как только снег покроет травянистую и кустар-ничковую растительность, уменьшив ассортимент и обилие лосиных кормов, сразу же возникают миграции, поскольку емкость зимних пастбищ значительно ниже летних. Лоси устремляются не в более малоснежные районы, а прежде всего в более кормные. Нередко, правда, менее снежные ~ участки угодий бывают одновременно и более кормными, часты, однако, и случаи, когда более кормные пастбища размещены в зоне более глубокого снега.

Особенность кормового поведения лося заключается в минимальной нагрузке на пастбища. В противном случае он очень быстро уничтожил бы скудные таежные пастбища и превратился бы либо в лесостепное животное, либо вымер. Ни того, ни другого не случилось именно потому, что этот лесной исполин очень деликатно кормится, стараясь обкусывать веточки у неповрежденных или мало поврежденных деревьев и кустарников. По-видимому, побеги, отрастающие на многократно обкусанных ветвях, имеют несколько иной химизм, менее приятный или вовсе неприятный вкус. Это-то и является, видимо, главной причиной, направляющей лосей на поиски новых, неоскудненных пастбищ. Как только такие пастбища отыскиваются, странствия лосей прекращаются.

В какой-то мере вынуждают лосей к передвижению от лучших угодий к худшим неумеренная промысловая нагрузка или сплошь и рядом наблюдающаяся плохая организация ежегодного добывания определенной части этих зверей, вызывающая многодневное преследование сохатых, сопровождающееся излишним шумом и неэффективной стрельбой. Влияют на подвижку лосей и хищники, особенно волки.

Протяженность миграций лосей различна, от нескольких десятков до нескольких сотен километров в одну сторону. В печорской тайге, например размах сезонных миграций достигает 300 км.

Миграции лосей отличаются постоянством: из года в год они проходят по одним и тем же путям.
В печорской тайге, например, лоси мигрируют в двух направлениях: с севера на юг, в условиях сосновых боров, и с востока на запад, в предгорья Северного Урала, в условиях елово-пихтовой тайги. Факт миграций в меридианальном и широтном направлениях вызывается, вероятно, наследственно закрепленной спецификой питания. Лоси, мигрирующие в боровом районе, привыкли зимой кормиться преобладающим здесь сосново-березовым подростом, лоси же предгорного и горного района - пихтой и рябиной, также преобладающими в темно-хвойной тайге. Но вот что интересно, имея разные зимние пастбища, лоси из борового и темно-хвойного участков пользуются общими летними пастбищами, но сохраняют при этом генетическую изоляцию, проводя гон на уже обособленных участках.

Скорость передвижения лосей в период миграций да, пожалуй, и в любое другое время, удивительно мала. Когда лоси не напуганы, они идут только шагом со средней скоростью 1,5 - 2,0 км/ч, на ходу часто останавливаются, хватают снег, обкусывают побеги, прислушиваются. Лось, идущий рысью, что наблюдается редко - в случаях грозящей ему опасности и в период гона - доводит скорость до 7 - 10 км/ч. По мелкому снегу и по чернотропу преследуемый лось может бежать рысью несколько часов без значительного отдыха.

Молодняк (лоси 1,5 и 2,5 лет) обоего пола, а также большинство взрослых самцов при этом не возвращаются, как правило, на старое место, лосихи с лосятами как бы далеко их не загнали на 2-й или 3-й день обязательно возвращаются на свой участок. Лишь постоянное или длительное преследование вынуждает их покинуть излюбленный участок. С повышением глубины снега лоси сужают пути передвижения и все чаще перемещаются по тропам, где могут формироваться временные группы мигрирующих зверей. В морозную погоду лоси проходят за сутки в среднем значительно больше, чем в мягкую снежную погоду.

Немигрирующие лоси более активны в мягкую погоду и пассивны в морозную, мигрирующие же наоборот: пассивны в мягкую погоду и активны в морозную. Но как только мигрирующие лоси заканчивают перекочевку, активность их в зависимости от температуры воздуха, резко меняется: в мягкую погоду они кормятся, а в морозную лежат, сокращая теплоотдачу тела за счет термоизоляционного слоя снега. В период же миграции повышенную теплоотдачу тела лоси компенсируют вырабатываемым при движении мышечным теплом.

Весенняя миграция лосей проходит теми же путями, что и осенне-зимняя, но в обратном направлении. Начинается она как только снег осядет до 50 - 60 см. Первыми трогаются в путь быки, как наиболее сильные и выносливые звери. Заканчивают миграцию стельные лосихи и лосихи с новорожденными лосятами, а также лоси-годовики. Осенне-зимнюю миграцию начинают лосихи с лосятами и молодняк обоего пола, заканчивают крупные быки и яловые лосихи. Осенью, в первый период миграции лоси движутся в одиночку и небольшими группами, а к концу миграции - группами и лишь по тропам, весной наблюдается обратная картина. Сначала лоси движутся по нескольку особей вместе, след в след, помогая друг другу прокладывать дорогу в толще снега, а к концу миграции, после стаивания снега, когда они перестают нуждаться во взаимопомощи, - отдельными небольшими группами и в одиночку.

Часть лосей весной не возвращается в места летнего нагула и остается на местах зимовок. Этим обеспечивается естественное расселение на новых территориях, нарушение межпопуляцион-ной изоляции и замедление процессов дивергенции и микроэволюции, а также частичное растворение проявляющихся приспособительных особенностей к определенным условиям существования. При этом действуют многообразные приспособительные механизмы, способствующие выживанию лосей даже при резко изменяющихся условиях существования.

Миграции лосей - признак неблагополучия в популяции, вызванный перенаселением и, в этой связи, истощением кормовой базы. В местах, где существуют сезонные миграции лосей, необходимо резко повысить нормы разового изъятия лосей, чтобы как можно быстрее привести в соответствие емкость зимних лосиных пастбищ с численностью этих животных. Практически, промысловую нагрузку следует повышать до тех пор, пока сезонные миграции не прекратятся.


click for enlarge 340 X 475  68.3 Kb picture

REDS*
30-1-2014 12:31 REDS*
Сергей! Ты бы подвел все к нашей географии и своим наблюдениям, а то и ответить не знаю что.
sagra
30-1-2014 14:07 sagra
quote:
Originally posted by REDS*:

Сергей! Ты бы подвел все к нашей географии и своим наблюдениям


Так , Андрей, вроде и так всё понятно.Если бы, не было миграции , лось бы кончился как вид.Меня с подвигло на это, просмотр темы про лося на е1.
Да и охотясь на данный вид , постоянно читаю о нём, в данном регионе и просматриваю архивы.Собираю карты миграционного пути на Урале.
Пермский исход один из самых крупных в России.Практически на третьем месте с такими как Вологодский , Ярославский, Печёрский бассейн.В Балтии лось прёт через Псковскую область, вплоть до Рыбинского бассейна...Фины искусственно восстанавливая -останавливают.У нас он традиционно сваливается в Висим.Потом поднимается к Северу Тюмени , круги вновь к Комякам. При том , при всём, половина остаются на той, или иной кормовой площадке.Половина возвращается.В основном это Отёлые и молодые телушки...



REDS*
30-1-2014 21:27 REDS*
Попробую высказать свои наблюдения. Давайте вспомним как себя ведут пернатые. Как холод так сойка и свиристель. Все непросто так. Животина хочет есть. Животина экономит свою энергию на отыскание корма.Чем меньше шевелишься тем меньше ты тратишь каллорий. Рыба когда идет на нерест то ее малая часть остается в местах нереста,как бы заполняя свободную часть ареала. Мы не учим ту же лайку поиску у нее это врожденное и на генетическом уровне. Мы только подкрепляем и улучшаем эти качества путем дрессуры. Вывод:
Природа не ДУРА и знает какие бреши нужно заполнить а лось как вид стремиться эти бреши занять.
Так-то С.А. я сказал то что и ты выразил но только маленько по другому.
Андрей Медведь
31-1-2014 05:41 Андрей Медведь
Мне показалось что автор зашел в логический тупик. С одной стороны
quote:
Originally posted by sagra:

Этим обеспечивается естественное расселение на новых территориях, нарушение межпопуляцион-ной изоляции и замедление процессов дивергенции и микроэволюции, а также частичное растворение проявляющихся приспособительных особенностей к определенным условиям существования. При этом действуют многообразные приспособительные механизмы, способствующие выживанию лосей даже при резко изменяющихся условиях существования.


С другой же, по выводам автора
quote:
Originally posted by sagra:

Миграции лосей - признак неблагополучия в популяции, вызванный перенаселением и, в этой связи, истощением кормовой базы. В местах, где существуют сезонные миграции лосей, необходимо резко повысить нормы разового изъятия лосей, чтобы как можно быстрее привести в соответствие емкость зимних лосиных пастбищ с численностью этих животных. Практически, промысловую нагрузку следует повышать до тех пор, пока сезонные миграции не прекратятся.

И сдается мне, что последний пунктик притянут за уши, ради заготовителя.
bondik66rus
31-1-2014 09:06 bondik66rus
неплохо бы копирайт на авторство пометить, интересно, чья статья.
sagra
31-1-2014 10:58 sagra
quote:
Originally posted by bondik66rus:

неплохо бы копирайт на авторство пометить, интересно, чья статья.


Надо поискать...Я просто находил и интересные статьи копировал в спец папку.
Для себя чисто.Потом просматривал и среди многих , нашёл её.
Решил что данная трактовка будет интересна.Но посмотрю кто, всё равно.
sagra
31-1-2014 11:05 sagra
Есть ещё мужики, другая трактовка миграции .Тоже научно-исследовательский подход.
И тоже путём наблюдения.Тут упор делается на снежные зимы , то-есть на толщину снежного покрова.В основном данные исследование основаны на анализе
исторических справок.Но корень всё же думаю один и это ПИЩА..
Собственно, сами посмотрите:


Сезонные миграции млекопитающих,
вызываемые снежным покровом


Если вся пища съедена или истреблена суровым временем года,
либо укрылась в недоступные места, или прикрыта глубоким слоем снега,
то животное, которое питается этой пищей и не хочет умереть с гололу,
должно отыскивать ее в более отдаленных местах.
А. Миддендорф, 1865


Миддендорф, оставивший большое количество очень точных наблюдений, сделавший немало обобщений, в главах своего большого труда, касающихся миграций, уделил особое внимание млекопитающим. После него у нас никто не пытался сделать такую же сводку по вопросу о кочевках зверей, хотя явление это заслуживает самого пристального внимания и с теоретической и с чисто практической точl2;и з;рения. Распростран;енное увлечение работами над миграциями птиц как бы отодвинуло на второй план интерес к изучению аналогичных явлений у млекопитающих. Я думаю, что по одному этому небольшая сводка, касающаяся миграций, вызываемых наличием снежного покрова и связанными с ним трудностями добывания корма, будет вполне своевременной.
Миддендорф (1869) различал 'кочевание вверх и вниз по горам' (вертикальные миграции) и кочевание по равнинам (миграции горизонтальные). Каменные бараны, серны, олени, косули, зайцы и лисицы, по его словам, спускаются с гор в долины на более или менее длительный срок, чтобы на лето снова подняться в верхние пояса. 'Страны света тут ничего не значат; нередко животные на зиму; уходят к северу. Богатые снегом местности или, особенно, снежные горы обыкновенно явно усиливают кочевание с гор... Поэтому даже на северней окраине азиатского плоскогорья, т. е. в южной Сибири как на Становом, так и на Саянском хребтах или на Алтае, горные животные, например косули, на зиму почти постоянно уходят в долины не к югу, а к северу, на западной же окраине - к западу, и даже под 52? с. ш. к югу они тысячами переправляются через реки, соображаясь с направлением горного хребта, как например, на южной покатости Станового хребта...'. Строгое разграничение вертикальных и горизонтальных миграций млекопитающих на практике удается далеко не всегда, сезонные перекочевки одного типа часто переходят в движение другого типа. Поэтому я буду рассматривать их для каждого вида животных вместе.
Не случайно, что в приведенной цитате Миддендорф взял, как один из примеров сибирский подвид косули. Сезонные миграции отчетливо выражены у этой формы, так как среди других наших оленей она является одной из наиболее мелких. Поэтому косуля в большей степени зависит зимой от мощности снежного покрова как неблагоприятного фактора. Возможно, что ее высокая численность, а также доступность для наблюдения облегчают регистрацию перекочевок. Из европейской части СССР, где численность косули невелика, в настоящее время сведений об ее сезонных миграциях не имеется.
Сабанеев (1872) имел возможность наблюдать большие перекочевки косуль на Урале. 'Количество козлов на юго-западном и юго-восточном склоне различно, смотря по времени года,- говорит он.- Летом большинство их держится в Нязепетровской и Златоустовской даче, особенно в известных белых степях...' С осени 'они в огромном количестве, большими или меньшими стадами, до 20-50 голов, переходят через Урал и сосредоточиваются исключительно в Каслинском Урале, где остаются до наступления весны, когда начинается обратное переселение. Причина этих переселений та же самая, как и у лосей: глубокие снега западного склона и сравнительное бесснежье Каслинских гор, которые притом покрыты весьма Редкими сосновыми лесами, вследствие чего этот немногий снег уносится северо-западными ветрами в леса и долины, вершины гор остаются почти совершенно обнаженными и доставляют козлам безопасное убежище и обильную пищу предпочтительно перед Кынеметским и Сысертским Уралом, где леса не так вырублены'.

Рис. 16. Отличия в средней продолжительности и высоте снежного покрова
на западном и восточном склонах Урала. Верхняя кривая - Пермь (58?1' с. ш.);
нижняя кривая - Свердловск (56?51- с. ш.). У Свердловска косуля обычна, у Перми ее нет
'Приходящие с запада в одних и тех же местах переходят Карабайскую гору, а приходящие из Кыштымского, Златоустов-ского и Миасского Урала - реку Вязовку. Большинство козлов собирается около Татоша, Ташкуля и Семикуля, Козлиной, Карабайской и Вишенных гор'.
Для равнинной части Сибири можно указать на наблюдения Троицкого (1930), который говорит, что из района, ограниченного с запада р. Енисей (от Красноярска до устья Ангары), с севера нижним течением р. Ангары, а с юга линией железной дороги, косуля уходит на всю зиму в сторону г. Иркутска, где снега мельче, чем в Канском округе. В окрестностях с. Ужура в южной части б. Ачинского округа наблюдается такая же картина. 'В октябре, когда в тайге уже глубокий снег и когда кормиться нечем, она выходит на степь, подходит к жилым местам и иногда забегает в село. С приближением весны начинается переход коз в тайгу'. По Лаврову (1929), обработавшему большой анкетный материал, полученный от охотников и краеведов, косуля широко кочует и в б. Бийском округе. Весной она появляется в Бешелакском, Куяганском, в южных частях Алтайского, Михайловского и Солонешенского районов, а к зиме уходит в южный Алтай. На месте летнего пребывания остаются немногие особи.
Троицкий (Кравков и Троицкий, 1930) установил регулярные перекочевки косули на правобережье верхнего течения р. Абакан. В пределах самой Тувинской республики, по устному сообщению А. И. Соколова, работавшего там по изучению охотничьего хозяйства, косуля почти оседла. Она кочует в очень узких пределах и не ежегодно.
Туркин и Сатунин (1902) указывают на ежегодные миграции косуль в б. Енисейской губ. осенью от верховьев р. Томи к Абакану, а весной обратно. Козы переходят вплавь даже большие реки.
Соловьев (1921) говорит о сезонных кочевках косули в Саянах. Еще восточнее, в районе Прибайкалья, интересные перекочевки косули из многоснежной полосы побережья вверх по долинам на степные места отмечает Забелин (Доппельмаир. 1926). По данным Петри (1930), косули ежегодно в октябре откочевывают из гористого и многоснежного Киренского района в низкие места малоснежного Тутурского. Весенняя миграция проходит быстро, в течение двух недель. Места постоянных переходов коз хорошо известны эвенкам. Они караулят коз в удобных долинах рек (например, у впадения Биреи в р. Нотай). Косули Тутурского района более или менее оседлы. Кузнецов (1929) собрал сведения о периодических кочевках косули в Яблоновом хребте. На лето они уходят на север за хребет. Зимой передвигаются к югу.
Из более ранних указаний приведем собранные Миддендорфом: Бунге (т. II, pp. 201, 322) описал ход косуль с гор на равнины и переход их через Иртыш. Геденштрем - кочевку саянских косуль, а сам Миддендорф, Шренк, Радде и Шварц - сезонные миграции этого вида на южных склонах Станового хребта. Не меньшее количество данных имеется и по миграции косули на крайнем северо-востоке ее ареала. Массовые перекочевки косули издавна известны в Приамурье и в Уссурийском крае.
По данным Ветлицына (1902), в Приамурье ход козы делается заметным в первой половине октября. Собравшись в стада по 6-12 голов, косули начинают подвигаться на запад. Державшиеся летом на манчжурской правой стороне Амура подвигаются в вершины речек, впадающих в Сунгари. Эта часть бассейна названной реки отличается малоснежностью. На зимовке здесь скопляются не только косули, но также изюбри и кабаны, следом за которыми перекочевывают хищники (тигр, волк). Козы делают переходы ночью, отчасти утр;ом, двигаясь медленно и останавливаясь местами на кормежку в течение нескольких дней. Косули левого берега р. Амура осенью (до ледостава) переправляться в Манчжурию не решаются, а подвигаются постепенно на запад. Широких рек они не переплывают и потому собираются у берегов в значительном количестве. Места таких скоплений в районе Хабаровска были вниз по Амуру - у с. Воронежского, у рек Обор и Ситы и выше по реке - в верховьях Биры; на Уссури выше ст. Диченковой, у ст. Видной и др. Осенью ход через реки начинается после ледостава.
Мигрирующие косули ежегодно дважды проходили в б. Ку-марском, Екатерининском, Раддевском, Екатерино-Никольском и Михайло-Семеновском округах, а также в б. Томской волости Зейско-Буреинского района. Направление хода и маршруты здесь также постоянны. Количество мигрирующих животных в разные годы неодинаково. Если снега мало, коза идет в незначительном количестве. Каждая снежная метель может вызвать усиленный ход косули. Четыре последних зимы 1898-1901 гг., о которых писал Ветлицын, были малоснежны и отличались полным отсутствием ходовых косуль. Обратная картина наблюдалась в б. Амурской области в 1888 г. Зимой этого года был 'неслыханный ход козы с северных плоскостей по направлению Маньчжурии' (Приложение к отчету военного губернатора Амурской области за 1888 г.). Охотники взяли тогда до 150 000 коз.
Из позднейших наблюдений можно указать на заметку Ф-на (1921). Он в течение нескольких дней в половине сентября наблюдал массовый ход козы из селемджинской тайги на юг по водоразделу р. Бирмы (левого притока Зеи) и Гирбичика (приток Селемджи). На левой стороне Амура, в его верхнем течении, в зависимости от глубины снежного покрова остается зимовать то большее, то меньшее количество косуль. 'В зиму 1921/22 г. снега выпало мало, благодаря этому коз в окрестностях г. Благовещенска было в изобилии' (Охота и природа в Амурском крае, 1922, ? 9). О кочевке косуль в Уссурийском крае, кроме уже приведенных сведений Ветлицына, имеются старые данные Максимовича (1860) и Пржевальского (1870).
Особенно интересны наблюдения последнего, путешествовавшего по Уссурийскому краю в годы, когда тайга еще была необычайно богата зверем (1867-1869 гг.). Косули ежегодно переходили осенью из Уссурийского края на маньчжурскую территорию, а весной обратно. 'Причиной таких переселений, по всему вероятию, служат глубокие снега, при которых козе весьма трудно ходить, а еще труднее добывать пищу,- пишет Пржевальский.- В береговой полосе, где снегу выпадает меньше, нежели внутри Уссурийского края, дикие козы остаются круглый год на одних и тех же местах'.
Осенний ход был приурочен к октябрю, а весенний - к концу марта - половине апреля (ст. ст.) после исчезновения снежного покрова. Оба хода продолжались недели 2-3, но особенно интенсивной каждая миграция бывала в течение какой-нибудь недели. Козы двигались стадами от 10 до 40 голов, иногда даже до 100, направляясь осенью с нижней Уссури к р. Сунгари, а с верхней и средней - к верховьям р. Мурени.
'Зимой козы до того исчезают из уссурийских лесов, что редко-редко где попадаются одинокие, вероятно, отсталые или по какой-либо особенной причине не успевшие уйти вместе с другими. Впрочем, близость или дальность переселения зависит от количества выпавшего снега, так что в малоснежные зимы множество коз остается в горах западной части ханкайского бассейна'. Миграционные пути из года в год постоянны, косули идут по одной и той же пади, в одном и том же месте переправляются через реки. Пользуясь этим, гольды устраивали большие артельные охоты во время переплывания козами р. Уссури осенью (перед замерзанием) или весной после вскрытия реки. Пржевальский оставил картинное описание этой охоты, которая теперь отошла в область преданий, так как при резком уменьшении количества зверя миграции не имеют такого массового характера.
Весенний ход кос;уль у оз. Ханка был приурочен к концу марта - началу апреля. Часть коз шла по северной стороне озера и направлялась через бассейн Сунгачи к верхней Уссури и Даубихэ, часть оставалась на летовку на сунгачинской равнине. Удобных для хода мест при болотистости местности довольно мало, и козы двигались главным образом по узким гривам (релкам), что делало крайне удобным подкарауливание ходовых зверей. Наиболее энергичный ход отмечался в утренние часы (от рассвета до 9-10 часов), днем косули лежат. Весенний ход был настолько интенсивным, что за 3 недели, которые он продолжался в 1869 г., один охотник-гольд, по словам Пржевальского, убил 118 косуль. Сам наблюдатель видел за утро до десятка и более стад. Интересно отметить;, что Пржевальский, в нескольких местах своей книги возвращающийся к вопросу о миграциях косули, нигде не говорит о кочевках изюбря, которого в те годы в уссурийских лесах было еще очень много. Надо думать, что этот крупный олень в условиях относительно малоснежных зим оставался оседлым или почти оседлым, тогда как мелкая косуля вынуждена кочевать. По позднейшим данным Байкова (1915), в северной Маньчжурии изюбрь ограничивается местными перекочевками на зиму из глубоких падей на солнечные склоны, тогда как косули приходят сюда на зиму в массе из Уссурийского края и Приамурья, а на лето уходят (за исключением местных особей).
Количество указаний на правильные сезонные миграции косуль можно было бы значительно увеличить, но в этом нет особой надобности. Приведенных данных достаточно, чтобы судить о наличии правильных кочевок косули всюду в снежных районах ее ареала на пространстве от Урала до Тихого океана. Несомненно, что в старые годы перекочевки были и в Европейской части страны, но теперь они незаметны в связи с малой численностью этих животных. В средней полосе ареала часть косуль не кочует, а держится более или менее оседло и зимует в удобных малоснежных местах. На южной границе ареала, положение которой определяется границей лесных островов у окраин степей, в связи с малоснежностью этой полосы косуля совершенно оседла и делает только небольшие переходы из одной стации в другую. В восточном Кентее, по наблюдениям Козловой-Пушкаревой (1933), многочисленная косуля держится зимой на увалах, где снег по солнопечным склонам быстро тает, обнажая ветошь. В начале марта, когда на увалах появится наст, козы переходят в сивера, где снег всегда мягок. Интересно, что в Кентее нет ясно выраженных кочевок и у оленя. О таких же узкоместных коротких переходах косули юго-восточного Забайкалья говорит Черкасов (1867). По его многолетним наблюдениям, при затвердении снега сибирская косуля выходит в 'закрайки', т. е. на лесные опушки, откуда снег выдувает ветер. Об относительной оседлости косуль Тувы мы уже упоминали выше.
Не существует широких миграций косули и в Средней Азии, где при многочисленности этого вида соответствующие наблюдения, несомненно, легко было бы сделать. По Диннику (1905), на Кавказе косули тоже не совершают таких правильных и больших миграций, как в Сибири. Передвижения стад наблюдаются здесь в некоторые годы и более случайны. 'Происходят они в том случае, когда в какой-нибудь местности выпадает глубокий снег'.
Динник отмечает миграцию косуль из Темного леса Ставропольской возвышенности, отличающейся снежностью, в долине р. Кубани и переходы из верхнего пояса гор в 'теплые низшие места'. Наблюдения Насимовича (1936) подтверждают это.
В западном Кавказе косули зимуют в поясе широколиственного леса (главным образом в подзоне дуба). Часть особей держится здесь оседло. Сюда же спускаются на зиму животные, державшиеся летом в полосе темнохвойных лесов. Это относится к зимам нормальным по снежности, в годы многоснежные косули вынуждены делать более широкие переходы. В 1931 -1932 гг. 'в Краснополянском и соседних районах косули массами заходили в селения или держались неподалеку от жилья'.
Таким образом, степень подвижности популяций этого вида в разных частях ареала, в разных поясах гор и даже в одной местности, но в несходные по режиму зимы целиком зависит от условий снежности. В областях со сложным рельефом и неравномерным распределением снежного покрова направление, продолжительность и пути миграций довольно разнообразны. Основная черта этих кочевок - переход на зиму в менее снежные районы, причем в западной части ареала (Урал) косуля уходит на восток, по направлению ветров, приносящих осадки, как бы стремясь укрыться от влияния Атлантического океана, а на крайнем востоке, наоборот, движется на запад, укрываясь за горной системой Сихотэ-Алиня от влияния Тихого океана, снабжающего влагой эту часть Азии. В обоих случаях косули стремятся в условия с более континентальной зимой, которая благоприятна для многих мелких копытных. Значение горных стран в жизни копытных очень существенно уже по одному тому, что они создают подобные большие 'заслоны'. Не менее важно и то обстоятельство, что в горных странах всегда имеется некоторое количество замкнутых котловин, долин, ущелий, отличающихся ничтожным количеством зимних осадков. Такие участки - спасительные убежища для многих видов хионофобов, переживающих здесь трудные зимы как бы на островах, окруженных обширным снежным морем.
Более малочисленны, но не менее интересны данные о сезонных кочевках лесных 'благородных' оленей (марала, изюбря), тоже довольно чувствительных к снеговым условиям зимы, так как травянистые корма играют большую роль в их питании зимой. Насимович специально изучил условия зимовки копытных в горах западного Кавказа и опубликовал два сообщения (1936, 1939), заключающие материал и интересные выводы. По его данным, кавказские благородные олени зимуют преимущественно по южным склонам гор в пределах лесного пояса, а в небольшом числе и на северных. Взрослые самцы держатся преимущественно в полосе темнохвойных пород несколько выше самок и молодых оленей, которые зимуют в нижней части пояса темнохвойных лесов и в поясе широколиственного леса (преимущественно в подзоне бука). 'Самцы держатся на склонах с глубиной снежного покрова не выше 0,8-1,0 м... Самки избегают районов с глубиной снежного покрова больше 0,6 м, держась в массе там, где глубина снега не превосходит 0,2- 0,3 м. Расстояние от мест летовки до зимовок 20-30 км. Олени перекочевывают как бы в два приема: в ноябре они выходят из глубоких частей гор, а в феврале-марте, после больших снегопадов, спускаются еще ниже. Обратный ход начинается с апреля.' Данные Насимовича значительно уточняют и дополняют наблюдения над кочевками оленя, ранее опубликованные Динником.
С меньшими подробностями аналогичные сезонные миграции прослежены в Сибири по всем многоснежным частям ареала. Братья Кожанчиковы (1924) так описывают осеннюю кочевку марала в Саянах: 'Как только упадет снег в тайге повсюду, звери идут на стойбы и там останавливаются на всю зиму... Этот зверь выбира 77;т места для стойб, где снег настолько мелкий, что можно копытить, т. е. разгребать его передними ногами, доставая ветошь. Маральи стойбы бывают в пихтачах, где растет трава - 'озагач', остающаяся всю зиму зеленой и служащая кормом этому зверю. К водопою, как и все звери, они не ходят, а едят снег. С приталью, когда образуются проталины, звери покидают свои зимние стойбы и идут на теплые косогоры, чаще 'пальники', и там кормятся молодой зеленью'. В Ачинском округе (Орлов, 1930) марал тоже местами зимует в горной тайге, не мигрируя в нижние пояса, так как близ вершин находит места, почти свободные от снега. 'В горной тайге снег с вершин сдувается и переносится в лога... Марал сбивается здесь для зимовки на вершине Уруна. Крупные быки, более легко переносящие холод, держатся на гольцах, более молодые, наоборот, сходят с гольцов ниже 'в теплую тайгу', где их от ветра защищает лес. Так как далеко не все сопки 'теплой тайги' бывают покрыты мелким снегом, то очевидно, что не везде держится и марал. В итоге многие сопки здесь бывают покрыты следами маралов'.
В области к северу от Байкала (верховья Лены) о кочевках оленя собрал сведения Петри (1930). Здесь с наступлением зимы изюбри начинают спускаться с высот Киренского района и двигаться в более низменные места 'с тем расчетом, чтобы перед большим снегопадом очутиться в тех местах, где снежный покров не очень мощный. Вот почему зимой изюбрь держится охотно в низменном и малоснежном Тутурском районе. С наступлением периода наста он старается выбраться в места, где снег совсем мелкий'. Обратная перекочевка в Куреноком районе происходит в середине мая.
Интенсивный осенний ход изюбрей наблюдал Гассовский (1927). На северных склонах хребта Тукурингра, по долинам рек Ковали, Аманачи и Керак, оказались следы и тропы оленей, направляющиеся к югу из бассейна Гилюя на Уркан. В первую декаду ноября изюбри шли здесь быстро, кормясь на ходу и перебираясь через определенные перевалы. Установив эту миграцию и собрав расспросные сведения, Гассовский пришел к выводу, что в конце октября-ноября 'почти все без исключения изюбри покинули котловину между Становым хребтом и Тукурингрой, мигрируя на урканские покати этого хребта и лишь отчасти через северную и среднюю части Янканского гребня в нижнее течение Ольдоя'. В конце апреля - начале мая теми же тропами звери возвращаются на места летовки. Американские формы этого вида, живущие в Канаде и Соединенных Штатах, перекочевывают зимой в степные или лесостепные места, туда, где снег не слишком глубок. Если кормиться травой становится трудно из-за многоснежья, в конце зимы бывает возврат в лесные участки на питание веточным кормом.
В областях относительно малоснежных олени почти оседлы, даже при условии очень суровой зимней погоды. Так, в восточном Забайкалье (Черкасов, 1867) изюбрь совершает только короткие перекочевки, выбираясь из больших хребтов в более мелкие отроги гор, где держится по глухим сиверам, лесистым падям и марям. Пастись он выходит на лесные опушки или солнцепеки, покрытые засохшей травой. Здесь зимой он питается травяной ветошью, березовыми трутовиками и только изредка побегами кустов. Оседлы, по наблюдениям Козловой-Пушкаревой (1933), маралы восточного Кентея, лежащего на окраине малоснежной Монголии. Почти оседлым бывает и пятнистый олень, населяющий наиболее малоснежные участки манчжурской тайги. По наблюдениям Абрамова (1930), специально работавшего над экологией пятнистого оленя Приморья, широких миграций у этого зверя не существует. 'Они если и мигрируют, то в пределах освоенной местности или в приморской полосе с хребта к морю и обратно'. Последние кочевки обусловливаются в числе других причин также 'выпадением глубокого снега в хребтах и малой их глубиной возле морского берега, особенно на солнцепеках'.
По последним наблюдениям (Котовщикова, 1936) в Крыму, крымский подвид олk7;ня предпочитает держ072;ться зимой на 'южных склонах, где меньше или совсем отсутствует снеговой покров', но не делает сколько-нибудь значительных перекочевок по территории заповедника.
Таким образом, настоящие олени как животные более крупные и выносливые держатся оседло в тех местах, откуда косуля вынуждена далеко откочевывать. Миграции этих оленей в большинстве мест более коротки, чем у косули, и особенно резко выражены только к востоку от Байкала и к северу от Амура, где ареал марала и изюбря особенно далеко выдвинулся на север в область тайги с длительной и снежной зимой. Величина, рост и силы животного в борьбе с неблагоприятными условиями снежности, очевидно, играют очень большую роль, так как самцы кавказского оленя могут зимовать в горах выше самок. Не этой ли отбирающей ролью снежного покрова объясняется то, что наиболее далеко на север проникают только крупные олени (лось, северный олень). Интересно сопоставить с этим также данные немецких натуралистов, показавших, что северную часть Германии населяет более крупный экотип европейской косули, чем южную часть ее. Сибирская косуля, форма, обитающая в области с более длительной и снежной зимой, значительно крупнее ее европейской родственницы и т. д.
В литературе имеется также немало указании на сезонные миграции лося, связанные с переходом животных на зиму в малоснежные места зимних стойб. Сабанеев (1872) говорит, что на западном склоне Урала летом лосей гораздо больше, чем на восточном; но зато в начале зимы 'сюда приходят лоси в огромном количестве и остаются здесь до весны. Явление это обусловливается глубокими снегами на западном склоне, которые в сентябре (ст. ст.-Л. Ф.) достигают там глубины до пол-аршина, а в декабре -2 и больше аршин. Переход лосей 'за камень' оканчивается поэтому еще в ноябре'. Интересно, что в этой части Урала следом за копытными перемещаются и хищники. Рыси 'также совершают правильные переселения,- пишет Сабанеев,- но переходы эти зависят не от глубины снега, что не имеет для них особенной важности, а от переселения лосей, оленей и козлов на восточный склон Урала'. Это указание Сабанеев повторяет и в другой работе (1874). В дополненном виде оно приводится Туркиным и Сатуниным (1902). 8 -недавнее время миграции лося в верхнекамской лесной полосе вновь прослежены Турчковым (1930). Интересно, что мигрируют только лоси глубокоснежного западного склона, а звери, летующие в низовьях Чусовой и Сосьвы, где снега мельче, чем на Урале, остаются тут зимовать.
В равнинной тайге Зауралья (правобережье Иртыша) интересные наблюдения произвел Л. Г. Капланов (1935). В конце октября, после окончания гона, лоси группами по 3-5 особей двигаются к югу, делая от 10 до 30 км в сутки, не задерживаясь при остановках более 1-2 дней в одном месте. Звери идут с севера, пересекая р. Демьянку и сосредоточиваются за реками Б. и М. Туртас. Обратный ход начинается в конце зимы. Демьянку лоси переходят в апреле перед ледоходом. В годы, когда имеется наст, весенняя миграция задерживается до снеготаяния. Длина пути, который проходят здесь лоси, не менее 300 км. Разница в мощности снегового покрова места летовки и зимовки выясняется из сопоставления следующих данных. В Сургуте, со стороны которого идут лоси, средняя высота покрова -80 см (в конце марта), а в Тобольске и Дубровке, лежащих несколько южнее района наблюдений Капланова, 61-51 см. По словам автора, сезонные миграции лося на правобережье Иртыша известны с давних времен (не менее 100 лет). Определенные пункты перехода через р. Демьянку остаются постоянными тоже в течение долгих лет.
Троицкий (1930) установил наличие правильных кочевок у лосей Чуно-Ангарского района б. Канского округа. По Чунскому хребту лоси идут весной на север, а осенью на юг. В Казачинском районе переходы 080;меют направление с запада на восток и обратно. Переправа через Енисей - недалеко от д. Коргиной, где на реке имеется ряд лесных островов.
Тот же автор (Троицкий, 1930) в 1927-1928 гг., работая в хребтах правобережья верховьев р. Абакана, сообщает об откочевках местных лосей на зиму за Енисей в нижние пояса Саян. В системе последнего хребта наблюдения над передвижением лосей на зимовку сделали в 1914-1915 гг. участники экспедиции Соловьева, а в 1920-1922 гг. братья Кожанчиковы.
По Соловьеву, лоси осенью из пределов горной кедровой тайги уходят на зиму вниз в зону подтайги. Весной после ледохода (апрель ст. ст.) лоси идут на места летовки.
При сравнительно медленном ходе лоси достигают Гутарских озер только к концу июня. Осенний ход начинается вслед за окончанием гона (т. е. в октябре), и в ноябре лоси уже достигают мест зимних стойб. Часть лосей в удобных местах тайги остается и на зиму. 'Массовые перекочевки зверя совершаются по определенным местам. Промышленники караулят лосей, приезжая за неделю до их появления по последнему санному пути. Особенно сильный ход зверя бывает по р. Крол (Кролуг), левому притоку Маны. Зверь идет там в определенной последовательности: сначала сохатые, за ними маралы и потом козы'. О массовости этих весенних миграций дают представление цифры, приводимые Соловьевым. В 1901 г. 5 охотников за 8 дней охоты на ходового зверя убили в верховьях Кролуга 38 лосей, 4 марала и 25 косуль.
Интересны указания Соловьева на то, что лоси, обычные в восточной части Саян, становятся крайне редкими в юго-западной части хребта и почти отсутствуют в окрестностях Казырсукской дачи. Эта область, малопригодная для зимовки лося, не имеет удобных переходов в полосу тайги, отчего лоси не могут проникать сюда даже и на летнее время. В итоге юго-западные Саяны оказываются не заселенными этим зверем.
Л. и И. Кожанчиковы, работавшие в тайге зимой, приводят следующие интересные сведения: 'Зимние стойбы у сохатых бывают каждый год в одних и тех же местах, и звери на места стойб идут одними и теми же тропами и бродами... Местами для стойб служат обыкновенно обращенные на юго-запад гривы, поросшие главным образом осинником, березняком, рябиной и другими лиственными породами, неподалеку от пихтачей На таких теплых гривах скорее всего образуются проталины... Снег в тайге благодаря пересеченной местности падает неровным слоем, и есть место, где снега очень мелкие и наоборот. Например, у р. Казыр есть приток, р. Поперечка, в которой снег настолько мелкий, что на лыжах в середине зимы ходить почти нельзя, так как валежник не засыпан. В таких особенно удобных местах скапливается на зиму много сохатых'.
Такую же картину мы встречаем в Восточной Сибири. Петри (1930) говорит, что в половине октября лоси Киренского района, 'где в ближайшее время должен выпасть глубокий снег', переходят в 'низменный и малоснежный Тутурский район'. Места переплывания ходовых лосей через р. Киренгу постоянны; эвенки устраивают здесь засады. Еще далее к востоку наблюдал осеннюю кочевку лосей Гассовский (1927). По долинам р. Ковали, Аманачи, Керак и М. Джелкалак (к северу от ст. Сковородино) он встретил в начале зимы многочисленные следы лосей, которые, как и следы изюбрей, 'все направлялись к югу и местами сливались в настоящие зверовые тропы'. По его словам, значительная часть лосей, летующих в долинах рек котловины между Становым хребтом и Тукурингрой, в конце октября - начале ноября откочевывает, следуя определенными путями на южную сторону Тукурингры. 'Однако, миграция, по-видимому, не охватывает всех лосей района (в то время как изюбри уходят все). Незначительная часть сохатых остается здесь на зиму, и, наконец, некоторые, по указаниям орочен, откочевывают в северном направлении в верховья левого Могота и Геткана'. Весной наблюдается обратный ход.
Черкасов (1867) для восточного Забайкалья указывает, что 'перекочевка (лосей) зависит от выпадения больших снегов в лесных хребтах. Сохатые иногда в огромном количестве спускаются с гор в долевые места, где снегу меньше, и живут в них до весны'. Он же, ссылаясь на Гагемейстера (1854), говорит, что в 1840 г. в Саянах снега были необыкновенно глубоки и лоси во множестве спускались с гор, так что крестьяне имели возможность убивать их просто дубинами. Банков (1915) отметил, что уссурийские лоси, 'когда в Уссурийском крае выпадают большие снега, переходят через р. Уссури и появляются в северной части Кентей-Алиня. Летом и даже весной снова уходят на левый берег Амура и правый берег р. Уссури'.
В бассейне р. Уды (близ Охотского побережья), по данным Золотарева (1935), лоси переходят на зиму в места с малой мощностью снегового покрова, а весной передвигаются на южные, рано обтаивающие склоны. Такие же узкоместные перекочевки наблюдаются и в других частях их ареала. В Карелии, по Книзе (1935), лоси передвигаются в различных направлениях, что зависит от местных особенностей рельефа и лесных насаждений.
В Лоухском районе лоси зимой идут с запада на восток, в Кемском - с востока на запад, на юге Прионежского - с юга на север. В Лапландском заповеднике (у оз. Имандра) при выпадении глубокого снега наблюдается переход лосей из речных долин на склоны гор до высоты 400 м, в сухие лишайниковые боры, характеризующиеся меньшей глубиной снега.
Наконец, имеется немало районов, где лоси занимают одни я те же места как летом, так и зимой. Лоси не кочуют в Лисине (под Ленинградом), оседлы в охотничьих хозяйствах под Москвой, в Заволжье и Приветлужье Горьковской области, где средняя максимальная высота снежного покрова 45 см (г. Семенов, по Некрасову, 1935) и около 50-55 см близ Шарьи (мои наблюдения). Следовательно, в равнинных условиях лось легко переносит зиму со снежным покровом, достигающим к февралю - марту полметра высоты. При огромном росте зверя такая глубина снега не особенно стесняет передвижение, хотя копыта лося, как правило, и проваливаются до земли. Питаясь ветвями кустарников и лесного подроста, корой осины и лишайниками, висящими на нижней части деревьев, лось мало страдает от снега как фактора, препятствующего добыванию корма. Эти особенности обеспечили лосю возможность заселить огромную лесную область со снежной и продолжительной зимой, чего не могли сделать другие наши копытные, за исключением северного оленя. В отдельных частях ареала лось вынужден совершать кочевки иногда до сотен километров длиной, в горных местностях мигрировать из верхних поясов в нижние (в Чуна-тундре наоборот) или переваливать со склонов одной экспозиции на другие. В зависимости от многообразных зимних снежных условий сезонные кочевки лося весьма разнородны. Важно отметить, что он частично остается зимовать там, откуда уходят изюбри (Тукурингра), и легко уживается в местностях, по степени их снежности совершенно не пригодных для существования косули. Намечается определенная корреляция между степенью интенсивности кочевок, вызываемых снежным покровом, и способностью лесных оленей заселять многоснежные области. Косуля, путем миграций сильнее других оленей реагирующаn3; на выпадение высокl6;го покрова, заходит в снежные области не так далеко, как менее склонный к миграции лось. Однако в этом отношении совсем особняком стоит северный олень - вид, в северных частях ареала исключительно подвижный и широко кочующий.
Мы уже имели случай отметить ряд приспособлений, облегчающих северному оленю передвижение по глубокому снегу. Северный олень несомненный хионевфор, т. е. снеговыносливая форма. Тем не менее даже на его кочевках известным образом сказывается влияние снегового покрова. На Кольском полуострове, по наблюдениям Плеске (1887), Бартольда (1930). по данным Крепса и Семенова-Тян-Шанского (1934), северные олени из низких лесных участков выходят зимой на возвышенные горные тун076;ры с многочисленными выдувами, на которых легко добывать ягель. Этl6; бывает, когда в лесу средняя высоте; покрова достигает 50-60 см. Отличия в высоте покрова на разных местообитаниях северного оленя в Лапландском заповеднике видны из следующих цифр, полученных двумя последними авторами при измерении. Высота снежного покрова 11 марта 1931 г.: сосновый лес - 50 см; низкий ельник предгорий- 56 см; 'лаг' в тундре - 29 см; 'нюн', обвеваемый ветром,- 11 см.
В снежные зимы уходят на оголенные склоны гор олени Камчатки (Гончаров, 1930). В многоснежных сибирских хребтах таежной полосы (Алтай, Саяны, горы Прибайкалья, Яблоновый хребет, Становой хребет и др.) северные олени всю зиму держатся в гольцовой области ('белогорье', 'таскылы'), откуда снег уносится ветрами. На равнинах севера Сибири заход тундровых оленей в лесную область бывает тем глубже, чем ветренее и пуржливее зима. Олень уходит в лес, ища защиты от непогоды, а также потому, что из-под мягкого лесного снега легче копытить ягель, чем из-под тундрового 'убоя' (Наумов, 1933). Перекочевки, связанные с появлением снегового покрова значительной мощности, известны также у северного оленя Новой Земля (Житков и Бутурлин, 1901).
Во времена Богданова (1871) северные олени ежегодно прикочевывали на зиму в северозападный угол б. Казанской губ. По наблюдениям моего отца, Н. Е. Формозова, неоднократно охотившегося за оленями в Заволжье Горьковской области в последней четверти XIX века, количество оленей зимой там всегда возрастало. Очевидно, в эту полосу Поволжья прикочевывали олени Северного края и, быть может, нынешней Коми АССР. По сведениям, собранным мной, ежегодный осенний ход оленей и лосей с востока на запад был раньше в верховьях р. Унжи. Интересно сопоставить с этим, что к северо-востоку от среднего Поволжья (со средним максимумом высоты снегового покрова 50 см) лежат области с 60-70-сантиметрс-вым покровом. Эти и другие примеры того же порядка говорят о том, что снежный покров в ряде случаев вызывает миграции северных оленей как тундровых, так и лесных, определяет сроки и направление этих кочевок. Однако грандиозные сезонные перемещения стад северных оленей в тундровой и лесотундровой полосе, ежегодно охватывающие многие сотни километров, оказываются более сложными и, несомненно, возникли под влиянием большого числа факторов, среди которых снежный покров играет второстепенную роль.
Таким образом, все виды наших оленей, за исключением кабарги, населяющей крутые склоны лесистых гор, ежегодно мигрируют на большее или меньшее расстояние в поисках зимних пастбищ с наиболее благоприятными условиями снежности. Степень подвижности популяций этих видов зависит как от биологических особенностей животных, так и от климатических условий каждого данного участка ареала. Количество кочующих животных, дальность и продолжительность кочевания варьируют даже в пределах одной и той же местности в зависимости от колебаний снежности зимы. В некоторые годы при выпадении необычайно больших снегов кочевки настолько усиливаются, что обращают на себя общее внимание. Приведу Дну выписку из газеты: 'В 1913-1914 г. в Сибири выдалась очень снежная зима... Лоси, маралы и козы вынуждены были спускаться с гор, бросить леса и искать себе пищу поблизости заселенных мест. Отмечено несколько случаев, что лоси... заходят в деревни и поселки новоселов...' Такие кочевки, в отличие от правильных сезонных миграций, носят уже скорее характер эмиграции, т. е. выселений, вызываемых стихийными бедствиями (лесные пожары, наводнения и т. д.).
Из других копытных, как и следует ожидать, сезонные миграции в связи со снежным покровом наблюдаются у кабана в нескольких частях его ареала. Динник (1910) коротко описывает кочевки кабанов на Кавказе, говоря, что 'с наступлением зимы, когда в горах выпадают глубокие снега, кабаны спускаются вниз'. На передвижения их, кроме выпадения снега, оказывает влияние распределение урожаев корма. По наблюдениям Насимовича (1936), в Кавказском заповеднике кабаны зимуют преимущественно в нижней части пояса темнохвойных лесов и в подзоне бука широколиственного пояса. Иногда они откочевывают еще ниже. От мест летовки кабаны уходят на 20-30 км и более. Одиночные самцы в общем держатся выше, чем гурты более мелких особей. В Забайкалье к концу зимы, когда образуется крепкий наст, кабаны (забайкальского подвида) держатся большей частью по солнцепекам, где снега не бывает, так как на сиверах кабаны до крови обрезают настом нос и ноги (Черкасов, 1867).
По Пржевальскому (1870), при недостатке корма или во время глубоких снегов, выпавших на мерзлую землю, кабаны (манчжурского подвида) в Уссурийском крае 'предпринимают переселения из одной местности в другую, иногда на большое расстояние...'. То же повторяет и Байков (1915) о кабанах северных частей Маньчжурии: 'С выпадением в горах глубоких снегов они переходят в места, где снега меньше'.
Типичные горные копытные, способные двигаться и кормиться на крутых склонах и ска 83;истых местах, имеют заметные преимущества по сравнению с копытными равнинных местностей. Как уже указывалось ранее, на крутых склонах и отвесах снег мало задерживается. Условия передвижения и кормежки горных животных зависят от снежности в относительно меньшей степени, чем равнинных. На западном Кавказе, где обитатели лесов - олени, кабаны и косули - совершают сезонные миграции десятки километров длиной, туры и серны - формы скалистого высокогорья, отличающиеся особой многоснежностью,- кочуют в очень узких пределах. По Насимовичу (1936), западнокавказские туры 'сдвигаются вниз по склонам гор всего на несколько сотен метров, нередко придерживаясь тех же районов, что и летом, однако концентрируясь преимущественно по склонам южной экспозиции'.
Поэтому и зимой их можно встретить в альпийском и субальпийском поясах гор, а также в верхней части лесного пояса. Места зимовки в лесу должны быть обязательно скалисты. Кочевки туров западного Кавказа были известны еще Диннику (1910). Он говорит также о том, что на Военно-Грузинской дороге эти козлы зимой спускаются иногда к с. Ларе. Изредка бывают годы, когда глубокие снега вынуждают спускаться к лесу восточно-кавказских туров Азербайджана (Витович, 1928).
Серны, по словам Насимовича (1936), на зиму в западном Кавказе все сдвигаются из альпийского пояса в зону леса от верхней ее границы до широколиственного пояса (в лесной полосе часть животных держится и летом). Серны на зимовках мало считаются с экспозицией склонов, но крутизна склонов или скалистость местности, обеспечивающие малоснежность, для них совершенно необходимы. Здесь они зимуют иногда вместе с турами. На пологих и снежных склонах бывают только проходом. По Диннику, 'зимой серны по возможности избегают мест, покрытых глубоким снегом, и держатся на склонах, кручах или скалах, обращенных к югу,-словом, на местах, где снега нет или почти нет. Но иногда приходится попадать им и на места противоположного характера'.
Известны небольшие, вызываемые снежным покровом вертикальные кочевки сибирского горного козла в хребтах Семиречья (Шнитников, 1936), в Алтае и Саянах (Туркин и Сатунин, 1902; Соловьев, 1921) и, по личному сообщению А. И. Соколова, в хребтах Тувы. Копытные степных равнин (куланы, антилопы) и горные бараны, обитающие в малоснежных или почти бесснежных районах, редко бывают вынуждены кочевать под влиянием интересующего нас фактора. Возможно, что имевшие место в прошлом сезонные кочевки кулана и сайги Казахстана, на зиму уходивших к югу или юго-востоку, в область малоснежных полупустынь, на лето возвращавшихся на злаковые пастбища степей, нужно отнести к группе явлений, уже разобранных выше. Относительно дзеренов Монголии Грум-Гржимайло (1914) говорит, что 'зимой глубокий снег принуждает их иногда покидать степи и уходить в пустыни, но в западной Монголии, вообще малоснежной, такие случаи повторяются редко'. В редкие снежные зимы бывают такие кочевки и у джейранов степного Закавказья. Архары Памира, обитающие на огромных высотах в условиях климата холодной горной пустыни, обычно держатся более или менее оседло в связи с известной малоснежностью этой страны. По Розанову (1935), в некоторых районах архары спускаются зимой в долины.
Из других групп млекопитающих довольно широко кочуют многие хищники. На Кавказе с выпадением снега спускаются в малоснежные предгорья лесные кошки, лисицы и волки. Следом за мигрирующими копытными (косули, олени, кабаны и Др.) перекочевывают на места их зимовки такие хищники, как Рысь, барс, ирбис, тигр, красный и обыкновенный волк, росомаха. Хорошо известны охотникам более узкие местные перекочевки корсака, лисицы и волка, связанные с неоднородностью характера снежного покрова разных местообитаний.
Таким образом, у значительной части крупных млекопитающих, зимующих без впадения в спячку, снежный покров вызывает в одних случаях правильные сезонные миграции, в других - короткие переходы из одних стаций в другие, а иногда и то и другое вместе. Несомненно, что при расширении экологических работ в зимнее время, которые совершенно необходимы, удастся установить много типов перекочевок, вызываемых снежным покровом. Практическое значение этих явлений очень существенно. Охрана полезных в 80;дов в заповедниках, нормирование отстрела копытных, истребление хищников при их довольно широких сеk9;онных миграциях встречаются с рядом затруднений, которые не могут быть преодолены без знания всех особенностей перекочевок. Изучение последних, совершенно очевидно, должно быть теснейшим образом связано с исследованием снежного покрова как фактора, затрудняющего добывание корма и передвижение животных.
Снежный покров имеет большое значение и в вопросе о миграциях птиц. Однако при обширности литературы о перелетах в настоящей работе мы не можем уделить этому вопросу необходимого места.(с)

edit log

REDS*
31-1-2014 12:01 REDS*
Аркадич! ну ты и "портянку" сбросил. Только из уважения к тебе половину ее прочитал.
Повторяться не буду и все написал в своем первом посте.
aboss
31-1-2014 12:17 aboss
В охотничьей практике сталкивался с понятиями: "местный" и "приходящий"(мигрирующий) лось. Причём мигрирующий у нас (на восточном склоне Урала) появляется после НГ, когда на западе прилично снега навалит.
sagra
31-1-2014 13:09 sagra
quote:
Originally posted by aboss:

В охотничьей практике сталкивался с понятиями: "местный" и "приходящий"(мигрирующий) лось. Причём мигрирующий у нас (на восточном склоне Урала) появляется после НГ, когда на западе прилично снега навалит.



Да, так и есть.
Более того, про это написано в первой статье, в начале топика.
sagra
31-1-2014 13:11 sagra
quote:
Originally posted by REDS*:

Аркадич! ну ты и "портянку" сбросил. Только из уважения к тебе половину ее прочитал.


Ну есть люди , которые тоже как и я имеют интерес данной тематике...
2 Иваныч Баский
31-1-2014 15:35 2 Иваныч Баский
quote:
Originally posted by REDS*:

Аркадич! ну ты и "портянку" сбросил. Только из уважения к тебе половину ее прочитал


Ага! Я тоже подумал, что Арроуз перелогинился))) Обычно он такие портянки кидает. Мол изучайте мой опыт )))
sagra
31-1-2014 16:12 sagra
quote:
Originally posted by 2 Иваныч Баский:

Ага! Я тоже подумал, что Арроуз перелогинился))) Обычно он такие портянки кидает. Мол изучайте мой опыт

Некорректное сравнение. Просматривается недоброжелательное отношение...

Дак, а ка ещё? Кидаться ссылками -тоже хрень. Да и какой ссылкой? Я их сам собираю... сейчас фиг знает где я это выкопал?!Где-то на просторах инета. А где я уже и не помню.А по кускам, общей картины не покажешь.

edit log

REDS*
31-1-2014 16:20 REDS*
quote:
Originally posted by sagra:

А по кускам, общей картины не покажешь


Ждем куски с элементами охоты и без портянок.
2 Иваныч Баский
31-1-2014 20:20 2 Иваныч Баский
Да нормально всё, Аркадьевич )))
Gav
3-2-2014 13:56 Gav
так всё таки лось мигрирует или кочует ?
sagra
3-2-2014 18:56 sagra
quote:
Originally posted by Gav:

так всё таки лось мигрирует или кочует ?


Это зависит от того , кто село занял :красные или белые?
Gav
3-2-2014 19:52 Gav
похоже на то
СевУр
3-2-2014 20:35 СевУр
quote:
так всё таки лось мигрирует или кочует ?

В нашей местности сезонные миграции, осенью с гор, весной назад, в горы.

  всего страниц: 5 :  1  2  3  4  5