Guns.ru Talks
  Специализированные соревнования
  Просто статья на тему спора

вход | зарегистрироваться | поиск | реклама | картинки | кто здесь | ссылки | календарь | поиск оружия, магазинов | фотоконкурсы | Аукцион
  следующая тема | предыдущая тема
Автор Тема:   Просто статья на тему спора    (просмотров: 5609)
 версия для печати
Dr. Watson
posted 23-1-2008 12:35    
Военный Снайпинг на 1000 ярдов

Норм и Роки Чандлеры


Снайперская стрельба на тысячу ярдов сверхъестественна. Историки описывают выстрелы на тысячу ярдов с использованием дульнозарядных винтовок с оптическими прицелами еще во время нашей Гражданской Войны. Охотникам на бизонов, прижатым враждебными индейцами, приписывают случаи успешных выстрелов по атакующим на тысячу ярдов. Во время Вьетнамского Конфликта подобные выстрелы совершались как Морской Пехотой, так и армейскими снайперами, и несколько впечатляющих 1000 ярдовых попаданий было во время Бури в пустыне - когда дальности становились намного больше.
Кроме всего сказанного нужно отметить, что выстрелы на 1000 очень редки, попадания статистически несущественны и жертвы очень маловероятны. Но эти факты ничего не меняют. Снайпинг на 1000 ярдов возможен, поэтому мы должны тренироваться в этом направлении.
Много мистики, окружающей эффективную стрельбу на 1000 ярдов, было привнесено авторами художественной литературы. Когда один из авторов этого раздела изучал произведение Тим Мерфи, Стрелок из винтовки (Tim Murphy, Rifleman), его знания о битве при Фриманс Фарм в Революционной Войне показывали, что Мерфи соре всего застрелил британского генерала Саймона Фрэйзера с расстояния около 300 ярдов - и такой выстрел в те времена был исключительным подвигом. Но в наши дни каждый охотник на оленей считает 600 ярдов нормальной дистанцией, поэтому автор увеличил вдвое все расстояния в рассказе о Мерфи, чтобы читатели не почувствовали, что Тим был заурядным стрелком. Вы можете сделать это в художественной литературе.
В одной из своих повестей хорошо продаваемый автор Стивен Хантер описывает запланированный выстрел в голову на 1200 ярдов с использованием однажды стрелянной пули .30 калибра, удерживаемой в деревянном пыже, через ствол большего калибра - чтобы предотвратить опознание оружия по следам нарезов на пуле. Полный вымысел.
Автор мемуаров о Вьетнамской войне ненароком говорит <Просто совершив убийство на 1800 ярдов>. Черт возьми! Много желаемых вещей ложатся на бумагу, и такие ослепительные художественные фантазии могут оказывать давление на нашу осведомленность о том, насколько трудна стрельба на дальние дистанции в реальном мире.
Возьмем стрельбу на 1000 ярдов во времена Гражданской войны, на которую так часто ссылаются. Когда война между Штатами утихла, мы попытались отыскать реальные примеры, но даже широко известные снайпера Кофедератов, такие как Девилс Ден и Литтл Раунд Топ при Геттисберге не стреляли дальше 600 ярдов. Рядовой из Западной Каролины Деверю докладывал, что 4 апреля 1865 года в Амелии, Вирджиния, солдат используя винтовку Уитворта убил верхового офицера Федератов на 1000 ярдов. Возможно, но один свидетель, который скорее всего не был выдающимся определителем расстояний? Возможно, и нет!
Тот факт, что солдаты падали без присутствия в поле зрения неприятельского солдата не может привести к выводу об эффективной стрельбе на 1000 ярдов, и кроме того, это может выглядеть ересью, поэтому мы не можем быть на сто процентов уверены в каком-нибудь успешном выстреле на 100 ярдов, происшедшем во время той Гражданской Войны. Скорее всего, попадания на большой дальности - или сомнительные попадания - рефлексивно докладывались, как попадания на 1000 ярдов. Не кажется ли вам странным, что такие замечательные попадания очень часто происходили на щекочущие нервы 1000 ярдов, но очень редко на 900 или 1025?
В других источниках мы пишем о Морских Пехотинцах, которые попадали на 1000 и больше ярдов. Сержант Карлос Хэткок, Корпус Морской Пехоты США, является наиболее известным именем, ассоциирующимся с такой стрельбой. Карлос, бывший чемпионом Уимблдона, делал это, и его выстрелы часто соответствующим образом подтверждались (смотри Белое Перо (White Feather), доступное в Precision Shooting), но необходимо обсудить подобные подтверждения убитых в нескольких последующих абзацах.
До вьетнамского конфликта военные стрелки не регистрировали (по крайней мере, публично или официально) число убитых и дистанции стрельбы. Если и делались подтверждения убитых, то такие подтверждения были информативны и делались больше из общего интереса, чем для статистических целей.
Серьезные знания по снайпингу и тактике предыдущих войн чаще описывали эффективность врага, чем персонализировали счет убитых и дальности. За исключением Советской снайперской пропаганды ВТОРОЙ Мировой Войны, которая заявляла о больших числах убитых и иногда об экстремальных дальностях огня, эти источники не описывали ни одного попадания на тысячу ярдов. Потери от снайперского огня начиная Первой Мировой Войной и до настоящих дней происходили в основном на куда более коротких дистанциях - обычно попадания были на расстояниях от двух до пяти сотен ярдов, большой процент соответствовал таким маленьким дальностям, как 100 ярдов, практически полицейским дистанциям.
Положение с записью убитых снайперским огнем существенно изменилось с приходом Вьетнама. Типичная информация для общественности привыкла к счету подбитых пилотами истребителей вражеских самолетов и количеству бомбардировочных вылетов, и данная практика была применена к отдельным снайперам, попавшим в поле зрения. Отчеты о количестве жертв для высших эшелонов командования содержали количество подтвержденных трупов, сделанных отдельными (поименно) снайперами. Вышестоящие офицеры начали награждать снайперов и их достижения расхваливались в различных публикациях. Попадания на дальние дистанции получались более важными, чем на короткие, и попадания на 1000 ярдов просто превозносились.
Если лучше присмотреться, то, очевидно, что большинство военных снайперов не могли точно назвать дальности и количество убитых. В некоторых случаях снайпера обоснованно не заботились о том, сколько и как далеко. Другие предпочитали обсуждать детали. Многие осуществляли лишь приблизительную оценку, которая имела тенденцию к уменьшению. Память - ненадежный механизм, и в прошлом, большинство оцененных дальностей, как упоминалось ранее, люди имеют тенденцию увеличивать как дистанции, так и числа.
Попадание на самое дальнее расстояние с известной Высоты 55 во время Вьетнамской войны был сделан капралом морской пехоты Стивом Саттлсом, который подстрелил противника на 1250 ярдов (смотри Смерть Издалека V (Death From Afar V), страницы 104 и 105). Вражеский солдат подкрадывался к подножию на расстоянии, известном морским пехотинцам и Саттлс стрелял довольно часто, чтобы осуществить этот волнующий выстрел. Это, поверьте нам, большая редкость.
В случае Саттла, враг одетый в пижамоподобную одежду переползал через бревно и попал в поле зрения. Позже морские пехотинцы смогли пробраться в то место и подтвердить жертву. Это было надежным подтверждением, но в отношении большинства подобных выстрелов - враг падает и он больше не виден, но никто не может проверить тело. Был враг поражен, или он благоразумно пригнулся и отполз прочь? Тысяча ярдов - слишком большая дальность, поэтому никто не может быть уверен до тех пор, пока не возьмет зрительную трубу и не увидит физические признаки поражения цели, как сержант морской пехоты Бобби Шеррил описывает в Белом Пере.
Наша точка зрения, что до результатов независимой проверки, донесения об убитых на 1000 ярдов должны приниматься с оговорками. Мы должны распространить такие же утверждения со здоровым скептицизмом на те заявления, что мы слышим о стрельбе по оленям на нереальные дистанции. В конце концов, мы убедились в двух вещах. Во-первых, если цель исчезает после выстрела, это не означает ее поражение. Во-вторых, даже тренированные снайперы могут удлинять расстояния из-за плохой их оценки или для красивых докладов.
Мы постараемся растолковать все это, потому что снайпинг на 1000 ярдов включает в себя намного больше, чем определение расстояния, принятие устойчивого положения и производство выстрела. Необходимо принимать во внимание описанное ниже, большая часть из которого взято из серии книг Смерть издалека, Снайпинг Корпуса Морской Пехоты (Death From Afar, Marine Corps Sniping). Мы можем себе это позволить, так как владеем авторскими правами!
Вращение пули в полете уводит ее вправо (в наших винтовках). Мы называем это боковым смещением Эффекта Магнуса. Не пренебрегайте этой кажущейся незначительной деталью. На тысяче ярдов Магнус уводит вашу пулю вправо почти на два фута.
Задумываетесь ли вы о температуре воздуха? Изменение температуры окружающего воздуха на один градус будет смещать точку попадания вашей пули вверх или вниз на дюйм на тысяче ярдов. Если вы пристрелялись утром, когда было холодно, в полдень температура может подняться на пятнадцать градусов, и на тысячу ярдов ваша пуля попадет почти в футе от точки утренней пристрелки.
Примените это к боевым действиям в пустыне, где температура от раннего утра до полудня может вырасти на целых шестьдесят градусов. Готовящийся к стрельбе на 1000 ярдов снайпер должен хорошо уметь применить эти данные в планирование выстрела, иначе его цель даже не заметит его выстрела.
Атмосферное давление? Кто о нем заботится? А мы все должны. Конечно, снайпер может случайно столкнуться с существенными изменениями давления на одной и той же высоте (над уровнем моря) при изменении погодных условий, но физическое перемещение на другую высоту обычно является основным врагом. Перемещение на сотню футов вверх или вниз с высоты вашей пристрелки смещает вашу пулю почти на дюйм на тысяче ярдов, а холмы высотой пять или шесть сотен футов не такая уж и редкость - и трудно определимы - а изменение высоты на шесть сотен футов сместит пулю более чем на пять дюймов (12,5 см). подъем или спуск на тысячу футов сместит точку попадания пули почти на 9 дюймов, а это уже не шутки.
Мираж - интересное и трудно объяснимое явление. В основном, мираж - это искажение, обусловленное нагретым воздухом, поднимающимся от земли или даже от нагретого винтовочного ствола. Стрелок часто видит мираж как эффект парения в воздухе или мерцание или волнение, похожее на бегущую воду. Вспомните преломление (рефракцию). преломление - это явление, которое заставляет весло, опущенное в воду, казаться надломленным (кривым). Преломление в воздухе производит то же самое воздействие, и предметы могут наблюдаться в тех местах, где их на самом деле нет. Можете себе представить, что на тысяче ярдов легкий бриз, воздействующий на мираж, заставляет мишень казаться смещенной на пару футов от ее реального местоположения?
Стрельба под углом вверх или вниз, оказывается, требует целиться в мишень ниже, чем точка попадания. На сколько низко, остается вопросом. Вблизи стрелок может не заботиться о нормальных углах вверх или вниз, но на тысячу ярдов угол в 30 градусов сместит точку попадания на восемьдесят два дюйма (2м08см)! Представьте, более шести футов! Это очень существенно.
Рыскание? Никогда о таком не слышали? Вращающаяся пуля покидает ствол направленной вверх и сохраняет свое положение в воздухе на всем пути к мишени. Другими словами, пуля не летит как копье или дротик, которые опускают свой нос по мере приземления. Давление воздуха на низ вращающейся пули увеличивается по мере ее снижения, приводя к увеличению гироскопического расшатывания по мере замедления пули. Вот почему действие пуль .30-го калибра после падения скорости ниже скорости звука на расстоянии около 900 ярдов, становится важным. Вспомните крутящийся волчок. Нос пули дребезжит, как волчок. Рыскание может сместить пулю на одну угловую минуту на сто ярдов. Это десять дюймов на ты сяче ярдов.
Наклон винтовки. В поле легко может оказаться, что в занятой позиции верх и низ не образуют прямой линии. Винтовка может получить наклон, который стрелок может и не заметить. Наклон в пять градусов является практическим примером. Такой наклон может сместить пулю почти на дюйм на сто ярдов. На одной тысяче ярдов такой же наклон сместит пулю на десять незапланированных дюймов. Известный Д.И. Бойд (D.I. Boyd), который стрелял большинство известных курсов большую часть своей жизни, и был настолько опытен в использовании наклона, что он мог наклонять свою винтовку на большинстве дистанций, брать немного в сторону от центра и попадать точно. Для остальных из нас, наклон - это то, чего надо опасаться.
Упоминание эффекта Кориолиса может показаться экзотичным, но он существует и смещает винтовочные пули. Кориолис вводит влияние вращения Земли, и артиллеристы включают его в свои расчеты. Если проще, то когда вы пристреляли свою винтовку по направлению в одну сторону, а потом стреляете на тысячу ярдов в противоположную, то вращение нашей планеты сдвинет пулю на дюйм от точки прицеливания.
Снайпинг движущихся целей на тысячу ярдов обычно нерезультативен. На этом расстоянии по бегущему человеку нужно брать упреждение 17 футов (5м20см). По быстро идущему человеку более восьми футов, а по прогуливающемуся более четырех. Это если цель движется строго поперек. Все другие углы дают другие упреждения, которые стрелок должен уметь быстро вычислять - и надеяться, что цель продолжит движение с той же скоростью и направлением, пока пуля будет находиться в полете. Точное определение всего этого на цели так труднодостижимо, что слетать на Марс, наверное, проще.
Теперь мы можем оценить возможность заявленного выстрела на 1800 ярдов в мелкий дождь патроном 7,62 НАТО из Ремингтона 700 с охотничьим прицелом Редфилд переменной кратности 3-9х (смотри Дорогой Мамочке (Dear Mom), стр. 163). Максимальная эффективная дальность стрельбы для 7,62 составляет 1100 ярдов. Пуля будет лететь намного дальше, но так как она падает до скорости ниже скорости звука на дальности около 900 метров, попадание на таких дистанциях становятся абсолютно случайны. Итак, планируемые убийства, которые могут быть сделаны на расстояниях 1250 и дальше:?
Нам трудно будет определить устойчивые траектории и энергию пуль для .30 калибра за 1000 ярдов, никто не считал их, и на сколько нам известно, никто не пытается стрелять туда. Но мы можем поговорить обще.
На 1800 ярдов пуля в полете должна подняться более чем на сорок футов над линией прицеливания. На излете ее скорость будет ниже 400 фт/сек (122 м/с). Пуля будет снижаться на столько, насколько она будет пролетать вперед, и ее оставшаяся энергия будет настолько мала, что она вряд ли сможет пробить дюймовую доску, что означает эквивалент смертельного ранения. Мы можем сказать, что стрелять в людей на 1800 ярдов не очень хорошая идея, потому что вы можете <заставить его обмочиться>. Вы не сможете сделать им ничего хуже, чем это.
На 1800 ярдов плохо нами различимый поперечный ветер в пять миль в час сместит нашу ужасно заторможенную пулю на 110 дюймов (2м79см) от цели. Это более 9 футов от точки прицеливания. Необходимо добавить, что ветер на этих 1800 ярдах может менять направление и скорость. Как рассчитать эту и другие переменные? (На поле нет ветровых флагов, помните это)
Мы даже не вникаем во влияние мелкого дождя на таких больших дистанциях стрельбы - даже если стрелок может увидеть что-то через него. Все, что мы пытаемся показать, это то, что тот человек, который сделал такой выстрел патроном .308 Винчестер, его надо зачислить в список самых везучих людей на Земле. И мы оставим это на его совести.
Капитан Джим Райфингер из Департамента полиции Джексонвиля, который во время боевых действий во Вьетнаме служил в Спецназе Морской Пехоты, сейчас ведет разнообразные снайперские курсы очень высокого уровня. Обычно Райфингер задает своим студентам два вопроса.

Первый: <Сколько из вас может стрелять одну угловую минуту из своей винтовки?> большинство рук взметнулось вверх, но когда дошло дело до стрельбы, менее трети студентов смогли укладываться в стандарт угловой минуты (группа в один дюйм на сто ярдов).
Этот процент, естественно, существенно улучшился во время курса обучения, но мишени демонстрировали, как трудно как будто бы компетентным стрелкам стрелять одну угловую минуту даже на сотню ярдов - на существенно меньшее расстояние, чем магическая тысяча.
Если военный снайпер решит поразить человеческую фигуру на одну тысячу ярдов, его винтовка должна быть точно пристреляна (несмотря на ее жестокую полевую эксплуатацию), и должна укладываться в десятидюймовую окружность, соответствующую одной угловой минуте. Снайпер должен быть на сто процентов точен в определении дальности, оценке миража, регулировках по высоте и направлению, в удержании винтовки, производстве спуска и сопровождении выстрела - задачи, куда удобнее решаемые на комфортабельно выкошенном стрельбище с известными расстояниями, чем в поле, под давлением, возможно, продрогшим до костей и напуганным до безумия.
Интересен тот факт, что большинство известных винтовок, заявляемых снайперскими, не приспособлены к ведению огня на тысячу ярдов, и об этом второй вопрос капитана Райфингера.
<Могут ли ваши винтовки быть пристреляны на одну тысячу ярдов?> большинство уверены в своем снаряжении. Они выбрали хорошо известные брэнды, нахваливаемые во многих статьях. Конечно они могут быть пристреляны на большие дистанции - думают эти люди.
Но этого не происходит. Только небольшое число винтовок можно пристрелять дальше, чем на шесть или семь сотен ярдов, и лишь совсем редкие, называемые <снайперскими винтовками> можно заставить вести огонь на одну тысячу ярдов, и при этом выпущенные из них пули будут попадать в цель.
Еще более впечатляющим является тот факт, что некоторые наши предназначенные для военных снайперские винтовки не могут быть правильно отрегулированы по вертикали при реальном использовании в поле. Этот печальный факт оказывается возможным из-за различий в диаметрах перемычки и колец ресивера на затворных группах Ремингтона. На протяжении десятилетий размеры ресивера менялись из-за износа режущего инструмента или различных способностей рабочих. В нашей околоснайперской среде мы определили семь основных комбинаций диаметров, которые можно подкорректировать фрезерованием либо ресивера либо направляющих под прицел. Если эти вариации добросовестно не исправить, то стрелок может вдруг выяснить, что его хваленая снайперская винтовка оказывается бесполезной на дистанциях превышающих 600:800 ярдов.

Другой более часто встречающейся причиной нехватки дальности является то, что обычные кольца крепления прицела не имеют постоянного наклона в двадцать градусов (вероятнее всего, это ошибка. Заклон в двадцать угловых минут более логичен - Прим. перев.), чтобы почти все клики вертикальной регулировки в механизме прицела были доступны. Большинство комбинаций винтовок, креплений и прицелов пристреливаются на 100 ярдов так, чтобы регулировки по высоте и направлению были практически в центре. Это также означает существенное ограничение возможностей винтовки по дальности пристрелки. Во Вьетнамскую эру под заднее кольцо прицела часто подкладывались прокладки, чтобы обеспечить достижение тысячи ярдов. Горизонтальные выверки влияют меньше, но для дальнего выстрела винтовка должна обеспечивать возможность выдавливать из вертикальной выверки практически все.
Теперь, если вы стреляете чем-то лучшим, чем патрон 7,62 НАТО, существующая регулировка по вертикали не будет так критична, потому что наши траектории могут быть сокращены наполовину, и чем более пологой траекторией летит пуля к цели, тем менее губительной будет ошибка в определении дистанции. Примечательно и то, что чем более пологая траектория, тем меньше вертикальной регулировки может иметь прицел, и меньше вероятность того, что снайперу придется стрелять с сеткой, выкрученной на максимум - условие, которое не ведет ни к чему хорошему. К сожалению, мы преданны патрону 7,62 НАТО, и перехода на другой патрон в ближайшее время не предвидится.
Патрон НАТО был принят (при решительном протесте некоторых стран и некоторых наших испытательных станций) в качестве стандартного для всех стран НАТО в конце 1950-х годов. Это просто укороченный патрон 30/06. Следуя погоне за наживой, решили, что укороченный патрон сэкономит большой процент места при транспортировке. Прекрасно, мы согласны, но 7,62 НАТО также потерял около двухсот футов в секунду дульной скорости (60м/с) по сравнению со старым 30/06. Для боевых действий пехоты потеря скорости не так существенна, но применяя пехотный патрон для снайперской стрельбы на дальние дистанции, эффект получается удручающим.

Существует много пуль (не патронов - просто пуль), которые куда более эффективны, чем 7,62 (.308) в НАТОвском весе - который, как мы знаем, равен 168 гранам (10,9 г). В книге Смерть Издалека II, страницы 165 и 166, мы сравниваем популярную 7мм пулю с 168 грановой пулей .308 калибра, чтобы продемонстрировать что может получиться при изменении калибра. Эти выкладки лучше воспроизвести.
Дульная скорость в 3000 футов в секунду (914,4 м/с) была выбрана для наших расчетов, потому что является почти мистикой возможность разогнать какую-нибудь пулю до таких скоростей. При 3000 фт/сек (с использованием пули .30 калибра весом около 168 гранов) траектории выравниваются, энергия на цели возрастает, отдача остается небольшой и гильзы <магнумовой длины> не требуется - это означает, что ваш патрон может работать в ресивере нормальной длины.
К сожалению, из-за ограниченного объема гильзы невероятно трудно разгонять 168-грановую пулю до 3000 фт/сек из гильзы НАТО (.308 Винчестер). До 2600 фт/сек еще вполне возможно. Это существенный недостаток, который предотвращает патрон НАТО от того, чтобы быть заряженным мощнее, и в такой конфигурации сделать его более эффективным. Мы отклоним этот факт и продемонстрируем преимущества 7мм над .308.

Кроме того, в дальнейшем мы будем упоминать 7,62 НАТО, как .308 или .308 Винчестер (что одно и то же) для простоты описания.
Оптимальная дистанция полета для 168-грановой пули: 7мм = 4700 ярдов, .308 = 3946 ярдов. Преимущество 7 мм.
Баллистический коэффициент: 7мм = 630, .308 = 505. Преимущество 7мм.
Поперечная нагрузка: 7мм=.290, .308 = 253. Преимущество 7 мм.
Дальность прямого выстрела? (Point Blank Range) - означает максимальную дальность, на которой пуля не поднимется выше, чем на пять дюймов (12,7 см). 7мм = 370 ярдов, .308 = 360 ярдов. Преимущество 7 мм
Траектории в дюймах - если вы пристрелялись на 400 ярдов, а должны выстрелить на 1000 ярдов? 7мм будет иметь снижение траектории в 197 дюймов, по сравнению с 305 дюймами для .308. Огромное преимущество 7 мм.
При 168 гранах для стрельбы на 1000 ярдов 7мм будет иметь полное превосходство. Если вы решили остаться с пулей .308, то 300 Винчестер магнум или 300 Везерби могут быть лучшим выбором, так как имеют бóльшие гильзы - используют больше пороха - могут пускать более тяжелые пули по более пологим траекториям, что будет улучшать все описанные выше характеристики.
К сожалению, применение таких патронов ведет к очень маленькой живучести ствола, так как они расстреливаются. Когда у нас были снайперские винтовки Чандлера калибра .308, они сохраняли точность больше чем на 10000 выстрелов и еще в последующие 5000 выстрелов, а типичный .300 Вин Маг начинает давать сбои при 1200 выстрелах. Вы не можете иметь такую ограниченную живучесть ствола в винтовке, которая должна регулярно стрелять для тренировки стрелкового мастерства.
В начале 1950-х Филип Шарп (Philip Sharpe), в то время широко известный эксперт по баллистике, озабоченный проблемой дальней стрельбы, пологостью траекторий, используя гильзу нормального размера, которая могла работать в затворной группе стандарта 30/06, создал свой 7/61 Sharpe & Hart. Патрон Шарпа был - более или менее - укороченной гильзой 300 H&H и обжатой до 7 мм. Шарп смог разгонять 175 грановую (11,3г) 7мм пулю до 2960 фт/сек используя лишь 60 гранов (3,89г) пороха (по сравнению с 71 граном для патрона 300 Вин Маг). Нужно отметить, что в прошлые годы людям, занимающимся перезарядкой, было трудно соответствовать скоростным характеристикам Шарпа, но с нашими современными порохами (в частности порохами VihtaVuori Oy) мы можем улучшать те ранние попытки, сохраняя оптимальные давления в патроннике. Нам понравился этот патрон и на его базе было создано достаточное количество снайперских винтовок Chandler. Как и ожидалось, винтовки прекрасно вели себя на дальних дистанциях, а живучесть ствола практически соответствовала патрону .308.

Несколько позже появились патроны .308 для еще больших дальностей стрельбы. Как и большинство таких патронных разработок, они предназначались для охоты, и достать патроны, заряженные пригодными для снайперских целей пулями, было затруднительно. Патрон 300 Ультра хотя и выглядел многообещающе, был все же <горячим> патроном, а проводившиеся в то же время эксперименты над 6,5 х .284, и его последующее принятие, стали монументальным шагом вперед, потому что его траектория полета его пули была <плоской, как камбала> и обеспечивало преимущество над известным 7мм.
Если кто-то лепечет, что более мощный патрон, значит более пологие траектории, мы можем привести детали, отличные от живучести ствола и пологости траектории. Это, например, характерный звук. Если военный снайпер использует снайперскую винтовку с определенным звуком выстрела, враг может быстро опознать его. Поэтому, услышав такой звук, враг обработает площадь вероятного нахождения снайпера минометным или артиллерийским огнем. Снайпера с боевым опытом часто комментируют подобное свойство своей стрельбы - не имеет значения, с какого расстояния вы ведете снайперский огонь.
Во время Вьетнамской Войны морские пехотинцы с Высоты 55 отвечали не неприятельский снайперский огонь из пулемета калибра .50, и кто бы ни оказался бы на принимающей стороне, можно ручаться, испытывал бы дискомфорт. Чем меньше выделяется выстрел снайпера, тем лучше он сможет уйти. Это накладывает ограничения на переносные пушки, которые, как кто-то полагает, могут быть применены.
Данные авторы считают практически неприменимыми для нормального снайпинга калибры вроде .50 BMG и .338 Лапуа. В качестве специального оружия они имеют право на существование, но не для стандартного снайпинга. Наоборот, никто не говорит о звуке выстрела от 7/61 Sharpe and Hart .308 калибра, где нет никакого качания веток, облаков пыли и уязвимости стрелка. Англичане заказали 200 винтовок Accuracy International калибра .338 Лапуа Магнум. Мы надеемся, что это приобретение делается только для очень особенных операций.

Приведенные выше комментарии практически бесполезны - за исключением интереса среди нас, людей оружейного мира - потому что военные снайпера стреляют из того и тем, что им дали, зарядка боеприпасов вручную или использование специального оружия являются очень редкими возможностями. Наш военный снайпер стреляет заводскими матчевыми патронами калибра .308 Винчестер - а они такие, какие они есть!
В Соединенных Штатах военные стараются тренировать всех снайперов стрельбе на тысячу ярдов. Доктрина Армии США декларирует предельной дальностью 800 метров, но на практике - в поле - их снайпера могут стрелять и на 1000. Все военные снайпера в США вооружены болтовыми винтовками Ремингтон калибра .308 Винчестер. Корпус морской пехоты использует старые 10-кратные прицелы Унертл на своих винтовках М40А1, но снайпера Армии, которые имели 10-кратные прицелы, теперь стараются экипироваться телескопическими прицелами Льюпольд с переменным увеличением.

Мы говорим <стараются экипироваться>, потому что необходимо помнить, что военные снайпера работают на всех дальностях, в том числе на ближних, а поле зрения, обеспечиваемое 10-кратным прицелом постоянного увеличения, слишком мало - вспомните укрепления в Нормандии во Вторую Мировую и большинство городского снайпинга раньше и теперь.

В основном установлено, что стрелку необходимо как минимум двадцать футов (6м) поля зрения на сто ярдов, и 10х обычно обеспечивает только десяти или двенадцати футовые (3-4 м) окружности. Если расширять поле зрения за двадцати футовый предел, то большинство снайперов считают, что тридцать футов сделали бы их стрельбу намного эффективней, и тридцать футов это около того, что обеспечивает новый армейский прицел. Читатели, интересующиеся результатами изучения возможностей применения снайперских прицелов, будут заинтересованы информацией из Смерть издалека, Выпуск III, страницы 88-92 и различными выпусками журнала Tactical Shooter.
Снайперская школа предоставляет возможность работы с Винтовочной Книгой Записей, которые становятся незаменимыми для эффективной стрельбы на дальние дистанции. Эти книги, в которых записываются выстрелянные патроны и обслуживание винтовки, включая установки прицела, позволяют снайперу найти правильные установки для его винтовки на различных дистанциях, включая дальние и предположительные выстрелы. Эти книги записей особенно важны, когда снайпера не часто стреляют на максимальные дистанции, чтобы запомнить и четко вспомнить регулировки для давно не воспроизводившихся выстрелов. Очевидно, что чем дальше выстрел, тем меньше право на ошибку, и ошибка определения дальности в пятьдесят ярдов или ошибка установки поправки на дальность в даже меньших пределах на экстремальных дальностях будет уничтожать любую возможность попадания.

Не менее важна та горькая правда, что следуя формальному снайперскому обучению, наши снайпера не имеют достаточного времени для занятий на стрельбище, чтобы поддерживать или улучшать свою меткость на самых дальних дистанциях. Можно с большой долей уверенности утверждать, что военный снайпер является счастливчиком, если он может стрелять на 1000 ярдов четыре раза в году. В большинстве действий мы считаем необходимыми такие тренировки по крайней мере трижды в неделю. Если есть логика в устойчивой практике - в поднятии тяжестей, беге, игре на пианино - как можно представить себе снайпера, который теряет профессионализм для дальних дистанциях, практикуясь лишь изредка? Если вы примените старую аксиому <Используй это, или проиграешь>, то лишь ежеквартальная практика выглядит душераздирающе.
Тем не менее, для коротких дистанций можно привести пример самостоятельной и эффективной правоохранительной снайперской практики, не идущий ни в какое сравнение со стрельбой один раз в три месяца. В дополнение к регулярным тренировкам сержант Тим Кэмерон, командир отряда SWAT и снайпер Департамента Шерифа округа Ст. Мэри, старается делать хотя бы один выстрел из своей снайперской винтовки каждый рабочий день. Его мишень становится маленьким отверстием с неровными краями, и если попадание выходит за пределы этой группы:Кэмерон начинает беспокоиться.

Снайпера могут быть широко задействованы, и устройство их высоко специализированных тренировок на нескольких имеющихся стрельбищах может быть непопулярно у всех, кто в этом задействован - кроме самих снайперов - и они находят всяческие отговорки, чтобы не <ехать на стрельбище>, с завидной регулярностью. Это означает, что когда им надо стрелять далеко, они реально будут нуждаться в Книге Записей, чтобы попасть в мишень с самого первого выстрела независимо от дальности.

Идея использовать снайперов как спортсменов на соревнованиях выглядит довольно спорной, хотя в основе этого лежит мысль, что чем больше снайпер стреляет, тем лучше - но это случается довольно редко. Фактически лишь очень малая часть снайперов остаются в военных командах по точной стрельбе. В основном, они просто выбывают из них. Почему так происходит?

В основном, из-за апелляции к снайпингу, как к разведке в той же мере, как и к стрельбе. Люди, близкие к лесу, идут в снайпинг. Навыки скрытного передвижения, незаметного наблюдения, действия в малых группах, точность одного единственного выстрела по важным целям приветствуются в первую очередь. Снайперами становятся солдаты, которые стремятся действовать в одиночку или лишь с одним напарником. Выбивать яблочко за яблочком, находясь на линии стрелков, по специфическим командам в определенных временных рамках, это не то же самое и является уделом других. Стрельба на размер групп или выбивание повторяющихся колец <Х> имеет несущественное значение для снайпера, и лишь несколько снайперов выбирают такую ограниченную игру.

Могут ли снайпера извлекать пользу из спортивной стрельбы? Конечно, но участвуют лишь некоторые и такая ситуация вряд ли изменится в ближайшем будущем. Если снайпер желает участвовать в соревнованиях по обычным курсам стрельб, то, по мнению авторов, то большинство из них должны уйти и заняться другими видами деятельности. Как авторам и изготовителям оружия, нам очень хотелось бы увидеть, что наши лучшие снайпера смогут противопоставить нашим лучшим стрелкам-спортсменам, сравнение такое можно было бы сделать лишь из любопытства. Эти виды различны.
Кроме того, как изготовители снайперского оружия и бывшие спортсмены (Норман Чандлер Дважды Заслуженный), мы не только понимаем значение соревновательной стрельбы, но и хотели бы, чтобы те, кто использует наши винтовки, участвовали в матчах. Мы не только хотели бы видеть наши винтовки в действии, но участие снайперов в соревнованиях будет в дальнейшем развеивать тайные убеждения, что снайпера являются личностями подозрительными, возможно практикующимися под реальными ударами, неправильно ведущими войну или что-то подобное.
Мы убедились, что снайпинг на 1000 ярдов и стрельба на известную дистанцию 1000 ярдов вещи абсолютно разные. На спортивных стрельбищах есть помогающие флаги, показывающие дальность, и спортсмены используют то, что называется известной дальностью.
Для снайпера определение дальности является основным и постоянно практикуемым навыком. Расположение на верху возвышающихся берм также не является частью снайпинга, и мы верим, что стрелки - спортсмены, которые постоянно попадают в яблочко, не смогут так хорошо стрелять на определенные ими самими дальности, окруженные деревьями или через открытые пространства, находясь внутри травы или кустов.
С другой стороны, стрессы соревнований - борьба ради победы - могут быть полезны для снайпера. Напряжения войны расслабляют, и все, усиливающее или тренирующее эмоциональный контроль, может пригодиться.

Основное различие между снайпингом и другими видами стрельбы на 1000 ярдов, это то, что основной акцент снайпер делает на первый выстрел из холодного ствола. Он не имеет пристрелочных патронов, и если он промахнется, то его цель скорее всего уйдет. Для успешного снайпинга на дальние дистанции необходимо точное определение дальности, потому что для этого первого выстрела необходимо точное попадание.
С удовольствием хотим заметить, что в ближайшем будущем ожидается упрощение процесса определения дальности. Измерение точной дальности до одной тысячи ярдов становится простой задачей, если применять лазерные бинокли/лазерные дальномеры совместно с вашими глазами, считывать расстояние до цели и регулировать прицел в соответствии с ним.

Лазерные дальномеры уже являются штатными для некоторых стрелков и теперь появляются на открытом рынке по очень доступным ценам. Военные снайпера теперь часто используют с купленными самими собой дальномерами, помещаемыми в находящийся под рукой карман.
Выглядит смешным, когда военный снайпер получает снайперскую винтовку без соответствующего лазерного дальномера. Мы думаем, что аргументы в пользу невыдачи военным снайперам дальномеров лежит в области избитой фразы, вроде <Мы ожидаем следующего поколения, которое будет меньше, более эффективным и по средствам>. Наши военные часто ожидают подобных условий, и из-за политиков мы часто вступаем в следующую войну с оружием от предыдущей.
Грустно признавать, но со времен Второй Мировой Войны мы обучаем определять расстояние в 100-ярдовых футбольных полях до пяти размеров поля - или пяти сотен ярдов. Более того, советовали просто удваивать длину в пять полей, чтобы определять бόльшие дальности. К счастью, наши снайпера имеют очень точные сетки прицелов Мил-дот, которые в опытных руках позволяют определять дальности с точностью двадцать пять ярдов на дистанции в тысячу ярдов. Мил-дот был создан для стрельбы на поразительно дальние дистанции, но мы можем уйти далеко вперед, сделав точные измерения возможными с применением высокотехнологичного оборудования.

Когда писалась эта глава, Бушнелл предложил 6-кратный монокулярный лазерный дальномер, который работоспособен, достаточно прочен, и довольно точен на дистанциях до тысячи ярдов. Из-за наличия на рынке по приемлемой цене, эту модель покупают и используют многие снайпера для служебных целей.

Для тех, кто может себе позволить превосходный инструмент, мы настоятельно рекомендуем более тяжелый дальномер Leica Vector 1500, который, по утверждениям изготовителей, точен до 2000 ярдов. Мы сами использовали это выдающийся 7-кратный инструмент на 1000 ярдов, и утверждения изготовителей полностью подтвердились. Лучший пример этому ситуация, когда наводишься на цель на предельной дальности, считываешь 1000 ярдов по дисплею внутри поля зрения, потом делаешь один шаг назад или вперед и видишь, как значение расстояния меняется на один ярд при каждом движении. Это реальная точность, и это преимущество устраняет большинство проблем с определением той дальности, на которую вам необходимо стрелять.
Мы вспомнили одну из любимых историй Ганни Хэткока (Gunny Hathcock) о памятном выстреле, который потребовал определения дальности на большом удалении. Мы отчетливо помним, как когда мы возвращались с оружейного шоу из Ричмонда, Вирджиния в Вирджиния Бич, Карлос (Хэткок) сидел на переднем пассажирском сиденье. Перефразируя его слова, как мы их помним, Карлос сказал:
<Я удобно расположился на тростниковом поле, наблюдая местность вдоль канала. Гамбургер (Хэткок всегда называл вражеских солдат Гамбургерами) вышел на дальнюю банку (отмель), разложил складное кресло, снял рубашку, чтобы наслаждаться солнечными лучами, и начал изучать какие-то бумаги. Другие вооруженные люди суетились вокруг него, поэтому я предположил, что это офицер.
<Дальность была настолько велика, что я не был уверен в удержании винтовки, но такая дистанция подразумевала возможность чего-то похожего на пристрелку без демаскировки от выстрелов, которые могли бы спугнуть загорающего. Я отметил большое растение, похожее на плавающий лист лилии в заводи, хорошо прикрытой с одной стороны, находившуюся практически на таком же расстоянии от моей винтовки. Я выстрелил раз и по солнцу и отражению справа увидел попадание пули, недолетевшей до листа, на чистой воде. Один из Гамбургеров на банке огляделся, но никто не выглядел возбужденным. Я взял выше, и вторая пуля ударила прямо под листом. В это время один из людей посмотрел вдоль реки в мою сторону, но не проявил сильного волнения. Через мгновение все остальные разошлись, и моя цель осталась одна. Я прицелился по макушке человека с голым торсом и плавно выжал спуск. Мне показалось, что он слегка дрогнул, но на таком расстоянии вы не можете четко это разглядеть.
<Пока я передергивал затвор, одна фигура вернулась, огляделась, и тут все завертелось. Гамбургеры начали выбегать из кустов. Они подхватили офицера и унесли его из поля зрения. Я сделал один выстрел по скоплению людей, но не увидел результата. Стрелять по куче людей не очень хорошо, особенно если кто-то движется, и вы не можете очень часто сосредотачиваться на ком-то, кроме неподвижных целей на одну тысячу ярдов или около того.
<Три выстрела с одной позиции опасны, поэтому я поспешил убраться оттуда. >

После вышесказанного, история Ганни Хэткока побудила к другому комментарию. Его близкое упоминание о трех выстрелах заставляет заново переосмыслить ненужность для снайпера стрелять группы по пять и десять патронов. Снайперская винтовка должна укладывать десять пуль в одно отверстие. Для некоторых это может быть убийственным - не важно, что можно протащить через это отверстие. Мы можем рассуждать на протяжении целых глав, как можно добиться замечательного срока службы снайперской винтовки, но военные снайпера стреляют из того, что на их службе называется ЭТА винтовка, поэтому техника изготовления будет являться частью другого раздела.
Вышеупомянутый Хэткок мог уходить на вражескую территорию в одиночку, выбирать цели и укладывать тех, кого он выбрал, увеличивая официальные отчеты. Даже во время Вьетнамского конфликта некоторые снайперы могли уходить в одиночку или со своим напарником. Практика той войны по обеспечению возможности свободной охоты снайперам-разведчикам теперь потеряна. Применение снайперов теперь понимается лучше, и снайпера придаются подразделениям и получают особые задания и места для их выполнения. Настоящая доктрина не подразумевает применение свободно охотящихся снайперов, и возможность того, что это изменится, отсутствует.
Дальняя стрельба, о которой мы стараемся писать, в основном должна происходить с подготовленных позиций, а не со случайно найденных мест, о которых говорил Карлос. описанные Хэткоком успехи на дальних дистанциях часто происходили после точных пристрелочных выстрелов, производившихся до того, как враг появлялся, и планово с позиций, которые использовались снова и снова до тех пор, пока мастер-снайпер точно не понимал, как прицеливаться по практически любому месту перед ним.
Если враг и слышал выстрелы Хэткока, он ошибался с определением его позиции, или ощущение того, что удаленный выстрела опасен, перевешивалось другими мыслями. опытные снайперы знают, что когда ведешь огонь с больших расстояний, враг скорее всего будет осуществлять поиски снайпера на более коротких дистанциях. Удаление в тысячу ярдов очень трудно поддается осмыслению, поэтому охота на снайпера или ответный огонь, скорее всего, будут сосредоточены на две или три сотни ярдов - дистанции, которые обычный человек считает дальними.
Стрельба над водой или через отдаленные заросли деревьев может серьезно ухудшить способность противника определить источник выстрела. Отзвук выстрела будет казаться пришедшим из менее удаленных мест.

В большей степени опознавание позиции снайпера будет зависеть от числа произведенных им выстрелов. Один выстрел чрезвычайно трудно определить. Один из авторов демонстрировал этот факт скоплению военных, дав команду снайперу произвести один неожиданный выстрел всего лишь с одной сотни ярдов. Когда солдат спросили, откуда был выстрел, они могли только догадываться и указывать на возможные места, которые часто были прямо в противоположном направлении.
Второй выстрел, который слышали встревоженные солдаты, был абсолютно другим делом, и многие солдаты определяли позицию врага, а третий выстрел позволял очень близко опознать снайперскую позицию практически всем солдатам.
Одна тысяча ярдов добавляет сложности в определении дистанции, потому что звук выстрела получается мягкий и отдаленный, но если снайпер продолжает вести огонь, опытные солдаты будут судить по направлению прилета пуль относительно звука выстрела, и очень хорошо оценивать дистанцию. Потом, вероятно, начнут падать минометные мины и за дело примутся прочесывающие команды. Мудрый снайпер уже далеко уйдет к тому моменту, когда начнутся все эти неприятности.
Читателям будет интересно узнать, что в настоящее время ведутся разработки антиснайперской системы, которая может точно рассчитать траекторию прилетевшей пули, прицелиться туда и произвести залп из закрепленной автоматической пушки Вулкан в течение нескольких секунд. В наши дни дающей утечки национальной безопасности, можно ожидать, что если мы имеем такую информацию, то скоро будем иметь и систему. Что делает снайпинг одного выстрела еще более важным, не так ли?

Хэткок говорил, что чувствовал себя хорошо на тростниковом поле, и это позволяет начать дискуссию о том, как тяжело и не часто можно найти поле зрения с дальностью 1000 ярдов, чтобы простреливать его и иметь врага, достаточно беззаботного, чтобы не засветить себя на таком открытом просторе. Шагните за дверь собственного дома и если вы не живете высоко в горах или в пустыне, вы не часто сможете найти расстояния в 1000 ярдов. Лежа на обычном поле, стрелок редко будет видеть за пятьдесят ярдов. В Европе, за исключением местности вдоль дорог, лишь немногие места имеют такие пустые пространства. В нашей Тихоокеанской войне мы не можем припомнить такие очаровательные перспективы. Корейский конфликт проходил частично зимой, когда холмы были свободны от зелени, и Вьетнамская война предоставляла дальние виды с различных холмов и баз, которые мы защищали.
На атакуемых периметрах, подобных тем, что мы иногда защищаем, есть возможность, что опытные снайпера противника могут обстреливать позиции, используя сверхдальнюю стрельбу. Но мы должны быть готовы к оборонительным ударам артиллерии и минометов, совместно с авиационной поддержкой по потенциальным местам огневых позиций. Наши враги будут делать то же самое.

Все вышесказанное означает, что против противника соответственно тренированного и экипированного даже снайпер, работающий с дальних дистанций, должен стрелять редко, а выдвигаться регулярно. В Боснии, где англичане применяли .338 Лапуа Магнум, и в других странах третьего мира мы не встретим лучше тренированного и экипированного противника, но кое-где мы можем.
Мы недавно опросили служащих в настоящее время снайперов из двух служб, собранных Мастером Снайпером-разведчиком Корпуса Морской пехоты Нилом Моррисом (Neil Morris) для обучения у нескольких инструкторов в рамках последней служебной школы снайперов-разведчиков.

Мы задали им несколько специфичных вопросов и обобщили их ответы в следующих коротких абзацах.
1: (Только для снайперов, обладающих боевым опытом) Знаете ли вы о каких-либо удачных выстрелах на 1000 или более ярдов, сделанных вами или кем-то еще?
Ответ: Да, о немногих, и некоторые из них были абсолютным везением.

2: Имели ли эти попадания или выстрелы какое-то тактическое значение?
Ответ: В очень разной степени, в некоторых случаях значения не было, в некоторых других были основания полагать о какой-то значимости.

3: Верите ли вы в снайпинг на 1000 ярдов и нужно ли ему учиться?
Ответ: Единогласно, ДА.

4: Почему, если это такая редкость и результаты так несоизмеримы?
Ответ: снайпинг на дальние дистанции - это инструмент, а мы должны иметь каждый инструмент, который только можем получить. Снайпинг на 1000 ярдов - это замечательный источник уверенности. Если ты можешь поражать на таких дальностях, то ближние цели становятся более простыми. Снайпера всегда держат противника сжавшимся и напряженным. И вы никогда не сможете сказать - вспомните Генерала, которого Карлос Хэткок снял с гигантского расстояния? Это положение вещей может повториться, и мы должны быть готовы к этому

5: Каково будущее снайпинга на 1000 ярдов в подразделениях Соединенных Штатов?
Ответ: Все снайпера должны продолжать тренировки на 1000 ярдов. Снайпинг должен более существенно восприниматься, как важнейшее оружие, и таким образом, более часто и мудро применяться. Это означает, что должно проводиться больше стрельб на всех дистанциях - включая 1000 ярдов.

По мере усовершенствования оснащения, снайпинг на 1000 ярдов должен становиться более практикуемым. Дальномеры, более мощные патроны, существенно лучше тренированные снайпера должны укреплять лучшее лидерство и большинство снайперов должны набираться из хорошо обученных офицеров и военнослужащих сержантского состава. Результатом должно быть большее и лучшее использование снайперов.

6: Ваш самый большой снайперский страх, если он у вас есть?
Ответы:
То, что в современной пехоте базовый курс точной стрельбы будет упущен, и это упущение перерастет в нехватку понимания и таким образом недоверие к снайпингу в целом.

Слишком большое внимание городскому снайпингу на короткие дистанции. Это видится важным, потому что несмотря на то, что современные сражения очень часто проходят в городах, все интервьюируемые верят, что рано или поздно мы встретимся с Китаем, и те битвы будут происходить на открытых просторах, где эффективный снайпинг на дальние дистанции незаменим.
С этим авторы вполне согласны.
Когда мы написали данный материал, некоторые исключения и неподмеченные детали должны остались в стороне.
1- Первая заметка - это то, что образуется элитное братство снайперов мирового класса, которые могут и эффективно стреляют - в боевых условиях - далеко за 1000 ярдов используя патрон .308 Винчестер.
Вот пример.
Во время Бури В Пустыне иракский автомобиль, остановившийся на большом удалении, был обнаружен снайперской командой. Была ночь с практически полной луной. Группа смогла определить точное расстояние до машины, используя куда более примитивный дальномерный прибор, чем сейчас имеются у нас. Два человека вышли из иракской машины и начали проверяь документы. Используя экспериментальный тогда ночной прицел SIMRAD, установленный на винтовке калибра .308, снайпер произвел один выстрел и свалил одного человека. Другой затащил своего компаньона в машину и укатил прочь. Дальность была чуть меньше 1300 ярдов.
Прицел KN 200 SIMRAD фирмы Kigre's Inc. Обычно показывает эффективность до 800 ярдов, и патрон .308 Винчестер до 1000 ярдов, но тут мы имеем дело с подтвержденным запланированным попаданием почти на 1300 ярдов.
Комбинация совпавших условий сделали этот выстрел возможным. Благодаря яркому лунному свету, помощи дальномера, возможности прицеливания в SIMRAD, и тому, что снайпер, который произвел этот выстрел, практиковался на подобных дистанциях, и знал свой инструмент, теперь он упоминается как первый Мастер Снайпер в книге каждого.
Существует всего лишь горстка выдающихся снайперских стрелков, которые могут и показывают подобные подвиги. Для остальных о такой стрельбе можно только мечтать.

2 - Мы не описали сетки прицелов, потому что эта глава посвящена не технике, но предчувствуя различную критику, считаем нужным описать сетки, которые могут быть применены для снайпинга на 1000 ярдов.
Существует только две <лучших> сетки для такой стрельбы. В Европе имеет своих приверженцев сетка с заостренным пеньком (pencil post). В Соединенных Штатах перекрестие (crosshair) царствует неразделимо. Является ли какая-то из них лучшей? Мы считаем, что да, и вот наши аргументы.
Еще во времена Первой Мировой (скажем, в 1918 году) стрелки-спортсмены заметили, что при ухудшении освещенности пользователи сетки с тупым пеньком (tapered post) начинают <размазывать> попадания на мишени, потому что острие прицельной марки - соответствующее точке пристрелки - теряется в темноте. Использование более толстых площадей прицельной марки приводило к прицеливанию и попаданиям выше.
Охотники всегда переживали по поводу потери острия пенька, когда использовали заостренный пенек при утренней или вечерней заре. Любители пенька обычно переключались на пенек с плоским верхом, который прекрасно работал на стрельбище, но закрывал слишком большую часть животного (или врага) в полевых условиях - и преимущество четкой точки заостренного пенька пропадало.
На более дальних дистанциях проблема пропадающего острия увеличивалась намного больше, чем охотничьи проблемы на обычные винтовочные 300:500 ярдов. На 1000 ярдов даже незаметные изменения в прицеливании были причиной существенных различий.
В 1970-х годах в Квантико сравнивали отделения стрелков морских пехотинцев, вооруженных М16 с прицелами с малым увеличением. Целью было сравнить реальную точность сетки с заостренным пеньком с сеткой-перекрестием. Технически подразделения проходили курсы стрельб из каждого оружия. При нормальной освещенности небольшие различия начинались на 600 ярдах. Таким образом, заостренный пенек начинал стрелять выше, потому что острие терялось. В сумерках проблема усиливалась. Стрелки с перекрестием не знали проблем.
Если быть далеким от определений, такое тестирование демонстрирует проблему, присущую сеткам с заостренным пеньком. Тестирование при пониженной освещенности подтвердил этот факт, и лишь некоторые смогли найти аргументы в пользу пенька.
Сетка в виде перекрестия лишь немного врет из-за толщины линий. Типичное перекрестие перекрывает один дюйм на 100 ярдов. Если перекрестие находится в передней фокальной плоскости прицелов с переменным увеличением, ее толщина будет увеличиваться при смене увеличения. На экстремальных дальностях перекрестие может блокировать точку прицеливания или всю цель. Практически все прицелы с переменным увеличением теперь имеют не увеличивающуюся сетку во второй фокальной плоскости, и обычно нить (волос перекрестия) покрывает меньшую часть цели с возрастанием увеличения - обеспечивая еще более точное прицеливание.

3 - Мы заметили, что были невнимательны и не указали, какой должна быть снайперская винтовка для стрельбы на 1000 ярдов. Мы коротко опишем эту винтовку, но защита нашего выбора требует глав, а детализация конкретной винтовки может занять еще больше.

Итак, авторы уверены всеми своими сердцами и душами, что только винтовка на основе схемы с поворотным затвором конструкции Маузера с простой композитной ложей, имеющей прекрасную отливку, со свободно вывешенным стволом, с правильно уложенным (bedded) ресивером, имеющая надежно закрепленный прицел с переменным увеличением, и использующая самый низкий по траектории патрон, обеспечивающий настильную стрельбу, и наибольшую точность, является на 100% правильным. Любые детали, отличающиеся от этих правил, будут ухудшать систему.

4 - В завершении, для развлечения или удивления, мы описываем три неформальных стрелковых соревнования, которыми наши снайпера иногда наслаждаются. Представляя себе эти выстрелы, читатель должен помнить, что когда снайпера идут на стрельбище, они не привыкли собираться более чем по пять человек. Наличие только нескольких стрелков дает им больше свободы на стрельбищах, чем большинство стрелков на известные дистанции когда-нибудь имели.

Игра 1. Выстрел по таблетке аспирина на 100 ярдов. Пристрелочных или прогревочных выстрелов нет. Промазал - и выбываешь.
Игра 2. На 600 ярдов мишень или торец банки от Кока-Колы или трехдюймовый блестящий диск. Правила те же.
Игра 3. Банка от Кока-Колы на 1000 ярдов. Банка поднимается и опускается из-за бермы за оградительным валом. Любые правила - включая наличие персонала, сигнализирующего о попадании или промахе снайперам на линии огня.
(С)

Сорри за длинную цитату из известного источника, но это тоже точка зрения, вполне убедительно выглядящая.

Док

edit log


 

 
KRSK
posted 23-1-2008 20:49    
Пытался выудить что-нибудь полезное из их мыслей. Как с точки зрения военного, так и с точки зрения гражданского. На мой взгляд, они и сами запутались в том, что написали. Сложилось впечатление, что им дали задание осветить вопрос снайперской стрельбы, а они, в свою очередь, выдернули информацию из различных источников, собрали вместе и, вот вам - результат.

С ув.

edit log

vyacheslav
posted 25-1-2008 14:09    
ИМХО пусть немного сумбурно, зато по сути верно.
KRSK
posted 25-1-2008 14:35    
quote:
Originally posted by vyacheslav:
ИМХО пусть немного сумбурно, зато по сути верно.

О какой сути речь? Желательно с цитатами.

С ув.

r o s
posted 25-1-2008 19:33    
Спасибо Док. У меня эта статья на диске рядом с Библией Вогна. Сколько читаю, столько же и убеждаюсь в том, что однозначного мнения в прикладном применении таких дистанций нет ни у профессионалов, ни у спортсменов, ни у оружейников.
vyacheslav
posted 25-1-2008 19:40    
Ага, ща начну цитаты выдёргивать.
Суть проста, нашим снайперам 1000 ярдов не показатель.
Соревноваться так сразу на 2000.
Ulisse
posted 25-1-2008 20:08    
Очень грамотно и вдумчиво...
Человек знает о чем пишет...
Спасибо Доктор - такого удовольствия не получал давно (от чтения, от чтения...

А вот первые 2 игры - очень завораживают...

Игра 1. Выстрел по таблетке аспирина на 100 ярдов. Пристрелочных или прогревочных выстрелов нет. Промазал - и выбываешь.
Игра 2. На 600 ярдов мишень или торец банки от Кока-Колы или трехдюймовый блестящий диск. Правила те же.
Игра 3. Банка от Кока-Колы на 1000 ярдов. Банка поднимается и опускается из-за бермы за оградительным валом. Любые правила - включая наличие персонала, сигнализирующего о попадании или промахе снайперам на линии огня.

Evgeni odessa
posted 26-1-2008 01:27    
многа букв неасилил, если честно стало скучно в первой трети, дочитал до середины, могу обсудить только это:-))
TSV
posted 26-1-2008 14:15    
quote:
Originally posted by Ulisse:
А вот первые 2 игры - очень завораживают...

Игра 1. Выстрел по таблетке аспирина на 100 ярдов. Пристрелочных или прогревочных выстрелов нет. Промазал - и выбываешь.
Игра 2. На 600 ярдов мишень или торец банки от Кока-Колы или трехдюймовый блестящий диск. Правила те же.
Игра 3. Банка от Кока-Колы на 1000 ярдов. Банка поднимается и опускается из-за бермы за оградительным валом. Любые правила - включая наличие персонала, сигнализирующего о попадании или промахе снайперам на линии огня.


1. таблетка аспирина она разная бывает. пусть по нашим таблеткам постреляют
у них аспирин размером с дюйм наверное, а наша 12мм диаметром
2. банка коки примерно 60мм. на 600 ярдах это 0.39моа
они из БР винтовок стреляют, что ли, с жестких упоров?
3. банку вертикально стоящую на 1000 ярдов вообще видно ли?
и что делать если будет мираж?

Ulisse
posted 26-1-2008 15:48    
Evgeni odessa - ленивец - зверь такой - на дереве живет - эвкалипт жрет - из рта приятно пахнет - интересно ведь, блин....

Таблетка - ихняя конечно - у нас то же (растворимая)...
Соревнования так и назвать - АСПИРИН
Приз - 1 кг. Аспирина или 5 литров вискаса или деньгами из взносов участвующих...

Скажем входной билет - 1000 руб.

Albert3243
posted 26-1-2008 16:44    
мне статья - понравилась. Док, браво. Пора издавать в России журнал про точную стрельбу
parohod
posted 27-1-2008 17:01    
Читайте целиком.
Точная стрельба на 1000 ярдов:.(Под редакцией Дэйва Бреннана) http://www.nfbv.ru/information.htm

Манлихер
posted 29-1-2008 01:53    
Вот почитал, и возник вопрос-а кто из уважаемых форумчан вообще осмысленно стреляет на 1000 метров?Какие цели, может просто мишень?И конечно оружие и калибр?
Dr. Watson
posted 29-1-2008 10:30    
quote:
Originally posted by Манлихер:

кто из уважаемых форумчан вообще осмысленно стреляет на 1000 метров?



Вот, например, тема тут же на строчку выше.

Док

DBoronin
posted 2-2-2008 12:58    
quote:
Originally posted by Evgeni odessa:

многа букв неасилил, если честно стало скучно в первой трети, дочитал до середины, могу обсудить только это:-))



+1
quote:
Originally posted by KRSK:

Пытался выудить что-нибудь полезное из их мыслей. Как с точки зрения военного, так и с точки зрения гражданского. На мой взгляд, они и сами запутались в том, что написали. Сложилось впечатление, что им дали задание осветить вопрос снайперской стрельбы, а они, в свою очередь, выдернули информацию из различных источников, собрали вместе и, вот вам - результат.



+1

Недавно пострелял из своего 6БР на километр при ветре 7-8м/с в щит с листом А1 попал сразу.. сам удивился... поправка составила 3мила-метра.. ничего сверх естественного в километре нет.... тут вопрос технический.. дальномер-калибр и тд.

А в статтье нифига не сказано о 338ЛМ например... все о допотопном 308 168-175гран естественно с ними фигово на километр стрелять...

А я тут бергером 95гран с БК 0.5 и скоростьью 950м/с он на километр с 420 м/с прибегает..... че с ним станется то.

Albert3243
posted 3-2-2008 22:11    
quote:
Originally posted by DBoronin:

+1

Недавно пострелял из своего 6БР на километр при ветре 7-8м/с в щит с листом А1 попал сразу.. сам удивился... поправка составила 3мила-метра.. ничего сверх естественного в километре нет.... тут вопрос технический.. дальномер-калибр и тд.

А в статтье нифига не сказано о 338ЛМ например... все о допотопном 308 168-175гран естественно с ними фигово на километр стрелять...

А я тут бергером 95гран с БК 0.5 и скоростьью 950м/с он на километр с 420 м/с прибегает..... че с ним станется то.


Дима, качни у Глухаря на сайте полную версию этой книги - там много интересного

новая тема  Post A Reply следующая тема | предыдущая тема

  Guns.ru Talks
  Специализированные соревнования
  Просто статья на тему спора
guns.ru home